Рассказ «Неделя» Марины Волковой, участницы литературного конкурса (конкурса рассказов) премии "Независимое Искусство - 2019" в номинации проза.

Мария Волкова, рассказ «Неделя».

Рассказ участвует в литературном конкурсе премии «Независимое Искусство — 2019».

Незабываемым событиям лета 2019 года,
и моим друзьям,
за неделю ставших мне роднее тех, кого
я знала годами.

Дорога… Сколько же минут истинного блаженства и неподдельного вдохновения ты подарила странствующим? Скольких ты спасала своим мерным течением и стуком рельсов? Сколькие находили спасение в мелькающих мимо деревьях, людях, домах и строениях?

Каждый раз, покидая до боли знакомые стены своего дома и родной город О, я чувствовала особую радость и некую самостоятельность.  Но это путешествие стало не обыденным наслаждением и отдыхом, а являлось причиной некоторых изменений и незабываемых впечатлений, прокравшихся в мою юную душу и оставшихся там навсегда.

Мне хочется быть абсолютно откровенной со своим читателем, и поэтому я говорю без тени лукавства и лжи, что не ожидала какого-то чересчур удивительного и прекрасного приключения, испытывала волнение перед въездом в другую страну, к малознакомым людям, хоть которые и являлись для меня родственниками. Я не видела их на протяжение долгого времени, глупо думала, что буду сидеть целыми днями в компании бабушек и дедушек, считая дни до отъезда. И как же сейчас, спустя некоторое время, приятно осознавать, насколько сильно я ошибалась.

Только давайте не будем торопиться: все будет рассказано по порядку! Надеюсь, вы тоже не будете считать страницы до конца, чтобы поскорее отделаться от меня и моего рассказа. Если Вы по-настоящему готовы, то давайте уже приступим к прочтению и проживем еще раз эти счастливейшие моменты вместе. Согласен ли ты, дорогой читатель?

1 глава

Понедельник

Есиль – небольшой городок в Казахстане, ничем не примечательный и совершенно обычный, как и цель моей поездки сюда – посещение родных, которых я не видела уже много-много лет. Главным объектом моего внимания были сестры, Кристина и Ангелина, милые и прекрасные девочки, прожившие эту невероятную неделю вместе со мной и своими друзьями.

Как вы уже поняли: рассказ мой будет вестись по дням недели, без оригинальности и особой креативности, но зато с правдоподобностью и безграничной любовью к каждой секунде прошедшего времени.

Дав старт своему повествованию, хочется заметить, что именно понедельнику я обязана знакомством с ребятами и нашей первой совместной гуляночке. Начало дня было обычным для меня явлением: семейный обед, толпа родственников и маленьких кричащих детей. В моей голове мелькали мысли о том, куда и зачем вообще я приехала, которые быстро исчезли, и позднее я жалела лишь о том, что приехала всего на неделю. Посидев с родными и покушав, девчонки начали куда-то собираться, вдруг они зашли в комнату и сообщили, что друзья позвали их гулять и через некоторое время необходимо выходить. Думаю, наш разговор следует перенести на страницы этой истории, дабы передать полную картину происходящего.

– Сегодня вечером ведем знакомить Машу с есильскими пацанами, – шутя, сказала Ангелина.

– Ха-ха-ха, очень смешно, Ангелин, не нужно этого, ты же знаешь.

– Нет-нет, возражения не принимаются. Нечего дома сидеть, – повысив голос, говорила Кристиночка (и как же я ей за то благодарна).

– Ну, Кристина… – старалась я уговорить их остаться.

– Пойдем.

Из комнаты доносился разъяренный голос бабушки:

– А это куда вы там намылились?

– Гулять. Не переживайте: все будет хорошо с вашей Машей, – инициативу берет в свои руки Ангелина (она вообще единственная, кто это делал за все это время).

–  Только не долго! И прошу аккуратно. Дайте я вас поцелую, красавицы, – после чего она поочередно коснулась наших щек и обняла наши плечи.

И вот на улицу выходят две шикарные высокие девушки, а рядом с ними я, низенькая девочка в очках и странными амбициями. Мы проходим улицы, парк, доходим до железнодорожного вокзала, занимаем место нашей встречи и дожидаемся прихода остальных. Что ожидает меня? Непонимание, тоска или же очередная компания недодрузей, я ведь даже понятия не имела о том, кто сегодня придет гулять и что они из себя представляют.

Вдруг Кристина оглянулась назад и сказала, что идет Миша с Костей и Абулей. Я повернула голову и увидела их, высоких и широкоплечих, с улыбками до ушей.

Пока они были еще далеко до скамейки и не слышали наших разговоров, можно описать читателю увиденное мною. Все мальчишки были высокие, только первый, идущий посередине, отличался широтой своих плеч, а остальные могли похвастаться стройностью. Единственное, что действительно удивило меня, так это возраст, на который они выглядели. Им с легкостью можно было дать больше 19 лет, что совсем не было похоже на тех ребят, которых я знала в своем городе. Когда они уже подошли, Ангелина начала знакомство:

–  Миша, познакомься: это – Маша, наша сестра. Помнишь, мы говорили?

–  Привет. Помню. Приятно познакомиться. А сколько тебе лет? – этот вопрос так же удивил меня, как и услышанный уже взрослый мужской голос. Оказалось, что именно Миша был широкоплечим, а его кудрявые темные волосы делали его похожим на Пушкина.

–  16… – отвечаю я, смущенная тем, что выгляжу на 12, тем более по сравнению с ними, – а так не скажешь?

–  А откуда ты? –  спрашивает Константин, самый высокий из тех, кого я узнала. Прошу читателя не переживать, ведь позднее все будет описано в самых мельчайших подробностях.

–  Оренбург.

–  Когда уезжаешь? – продолжалась наша беседа.

–  В воскресенье уже.

– Что-то быстро, всего лишь неделя. –  после этой реплики наступило молчание, во время которого каждый из нас размышлял о происходящих в будущем событиях этой недели, но вдруг пауза в разговоре была прервана словами Ангелины:

– Так, ребятки, звонила мама. Уже поздно, пора двигаться в сторону дома. Пойдемте, – стоит заметить, что на самом деле на улице стало достаточно темно. –  Маш, ты замерзла что ли? Трясешься вся?

И не дождавшись моего ответа, в разговор настойчиво вступает Миша, повелительным тоном, говоря Косте:

–  Костя, снимай кофту.

–  Да не нужно, ребят, – пытаюсь проявить свою воспитанность, хотя чувствую, как холод крадется по моим рукам.

– Держи, – говорит Костик без какого-либо недовольства, сняв кофту и протянув ее мне.

–  Спасибо, – с благодарностью принимаю полученную вещь, и мы продолжаем движение в сторону нашего дома.

Сначала мы идем молча, поделившись на небольшие компании. Впереди – я, Кристина и Миша, а сзади Костя, Абуля и Ангелина, которая по пути успевала сделать тысячу фотографий себя, своего окружения и потрясающего заката. Обернувшись назад, Миша пожаловался на боль в спине, а потом задал вопрос, глядя на Ангелину:

­­­­­­­ –  Как эта болезнь называется, и почему вы ей не болеете?

Он имел в виду зависимость от так называемых «себяшек» и Инстаграма. Я ничего не смогла ответить, и мы продолжили путь.

–  А ты тоже всегда молчишь, как и Кристина? Или только потому что компания незнакомая?

–  Да нет, я вообще молчаливая.

–  Да? Понятно…

И тут по тротуару проносится безбашенный гонщик на мотоцикле под крики: «Дурак, остановись, что ты делаешь». Внезапно он останавливается, подходит к ребятам и начинает поочередно приветствовать их за руки, говоря при этом о чем-то своем, как вдруг его взгляд случайно оказывается на мне и он спрашивает у Миши, кто я такая. Естественно, подслушивать разговоры нехорошо, но мне это явление почему-то показалось безумно интересным, и я услышала, как они назвали меня сестрой девчат из России. Дальнейшая беседа немного разочаровала и удивила меня, думаю Вам тоже стоит узнать ее продолжение.

–  Владик, а что ты забыл здесь? Ты разве не с Настей?

–  Да, Миша, что же вы пристали ко мне? Она просто попросила отвезти меня домой, я это и сделал. Не нравится она мне, понимаешь? Не нравится! Да и отношения мне сейчас не нужны…Куда идем?

–  Их провожать до остановки, потом там еще посидим.

–  А, понятно. Ну я тогда поехал.

В моей голове тогда зародилась тысяча мыслей: об этом парне, о Насте, о желании покататься на мотоцикле, о чем я мечтала долгое время. Мне показалось, что этот парень нарцисс, отчего катание должно было стать еще более захватывающим и интересным. Не зная, как правильно намекнуть, я сказала Кристине о том, что хочу покататься, а дальше все произошло, как в чудесном сне.

– Влади-ик, Маша хочет покататься, – ужасно громко и неожиданно закричала Кристина.

–  Ну садись, что, – прежде чем сказать это, он вновь взглянул на меня тем едким оценивающим взглядом, значение которого до конца я так и не смогла понять.

Но то, что он согласился прокатить меня, было неожиданно. Ведь он даже не знает, кто я такая, откуда и для чего приехала. А самое главное, что ему не было жалко потраченного времени и бензина. «Какой добрый,» – подумала я тогда.

И вот я села. Не было ни страха, ни испуга. Я просто села и доверила себя и свою жизнь какому-то Владику, знакомство с которым составляло несколько минут. Но я села… И уже спустя мгновение мои волосы трепетал холодный ветер ночной степи, а тело обнимало малознакомого человека, от которого зависела мое здоровье и моя честь.

Мы сделали круг и вернулись в место отправления, я слышала крики девчонок с моим именем, наверное, они сильно за меня переживали, а, значит, был повод. Вдруг внезапно мои размышления прервал резкий набор скорости вместо нажатия тормоза, и тут, по правда говоря, мне стало не до философствований. Стараясь, не показывать свой страх перед нависшей опасностью, я крепче обняла своего Шварценеггера, и доверилась судьбе.

А тем временем мы вылетали на встречную полосу прямо перед ехавшим автомобилем, перелетали через ямы и лежачих полицейских, а мои волосы развевались на ветру, и были вполне счастливы таким выходом из зоны комфорта.

–  Страшно?

–  Нет, – без тени сомнения отвечаю я абсолютно бесстрашным голосом. «Когда ты этому научилась?»– задаю сама себе этот вопрос, и, не найдя ответа, подъезжаю к остановке и наступаю на землю, благодаря мир за то, что жива, здорова и вполне счастлива.

– Ну что, как покатались? Мы так переживали за тебя. – обнимая меня, интересовалась Ангелина.

– Да ничего бы не случилось с вашей Машей, — с упреком в голосе отвечал таинственный мотоциклист.

– Ой, Владик, знаем мы тебя, – с одинаковыми выражениями лиц и произнесенными по времени словами проговорили девчата.

Странно, что меня обидели эти слова, ведь действительно все прошло очень даже хорошо. Моя давняя мечта сбылась и теперь будет что вспоминать холодными зимними вечерами. Не успела я еще насладиться этими прекрасными моментами, как вдруг зазвонил телефон, и нас погнали домой. Почему-то все для меня произошло, словно в тумане, я пребывала в каком-то счастливом сне.

Мы уже почти отошли от остановки, как вслед Владик произнес девчатам: «Так вы идите, вас же позвали, а Машу оставьте». И тут среди нас разносится приступ дикого смеха, а меня охватывает смущение и непонятная приятная радость.

По пути к дому мы почти не обсуждали происходящее, а, придя в квартиру, уснули мертвым и счастливым сном. Первый день моего пребывания в казахских степях подошел к своему завершению.

2 глава

Вторник

–  С днем рождения, с днем рождения, с днем рождения!

По квартире разносились радостные крики поздравлений, звуки поцелуев и открывания подарков. Кристине и Ангелине исполнилось 16 лет. Программа на сегодня была следующая: посещение кафе «Галина» с их подругами, которых я еще не видела, но о которых была наслышана, и очередная гулянка с мальчиками. И если первое описывать в подробностях не так интересно, но необходимо для представления полноты картины происходящего, то второе весьма заслуживает вашего внимания и преданно и верно будет ожидать Вас на следующих страницах моего рассказа.

В кафе были приглашены Дана, Луиза и Настя, с которой я вместе с читателем была косвенно знакома.  Самой пунктуальной оказалась Луиза, придя вовремя, она произвела на меня хорошее впечатление. Невысокая девушка с миловидным личиком и очень красивыми голубыми глазами. Было заметно, что она не лишена мальчишеского внимания, что ничуть не испортило ее девичьей души и не подняло ее самооценки выше Эвереста. Затем подошли и остальные гостьи: Дана и Настя.

Настя тоже показалась мне милой и хорошей, она расспрашивала меня про учебу в России, про экзамены, которые я сдавала. И почему она не нравится Владику? Чего не хватает ей для удовлетворения его вкусов?

Дану же я увидела, как самую веселую из всего этого «женского отряда». А ее волосы просто наводили на меня ужас, черная коса густых волос опускалась чуть ли не до пят, пока моя «мочалка» еле-еле касалась плеч. И как только она их терпит?!

Познакомившись с их подругами, я будто бы окунулась в настоящую девичью атмосферу, мы обсуждали их взаимоотношения с мальчиками и бывших парней, плакали вместе под грустные песенки. Но вскоре нам это надоело, и мы решили поиграть в одну ужасную, но очень интересную игру «Правда или действие».

И пока все спокойно выбирали правду, я решила окончательно оторваться за эту неделю и впервые, наверное, в своей жизни выбрать действие. Загадывала мне его Ангелина, и это было весьма неожиданно для меня.

Объясняю ситуацию: мы находились в кафе, где мясо жарил на улице некий шашлычник. Молодой парнишка, скорее всего узбек. Задание было следующим: подойти к нему и узнать, сколько ему лет.

Скольких же усилий мне это стоило! Но я собралась с силами, подошла к этому парнишке и получила ответ: «25». Стоило видеть мое лицо, когда, сдерживая смех, я поскакала прочь от него в беседку к девочкам. Да уж! Теперь точно будет, что вспомнить!

Вернувшись в беседку, я почувствовала гордость за проявленную смелость и стыд за содеянное, но это все быстро прошло после того, как Настя начала говорить о Владике:

– Он вчера довез меня до дома. Это было так шикарно, у меня все руки пропахли его запахом. Я лежала и наслаждалась им всю ночь. Походу, девочки, я влюбилась.

«Что же, Маша, видимо не судьба. Она хорошая, да и он ничего. Пускай они будут вместе и счастливы, зачем им мешать?» – говорили мои мысли, и я задала этот вопрос самой себе.

После этого к нам присоединились Михаил с Константином. Было много недоеденной еды, и мы им быстро нашли занятие. Настя сидела около меня, и вдруг я заметила волнение на ее лице. Скорее всего она что-то хотела спросить, но не решалась. После некоторого смятения, она попросила у Мишы номер телефона своего возлюбленного. Миша немного поломался, но телефон дал.

«Парочка соединилась,» – подумала я.

В принципе, это все, что произошло за это время. Вскоре девочки покинули нашу компанию, я наконец-то скрылась от «своего шашлычника» и вместе с любимыми сестренками и ребятами держала путь в сторону остановки, на которой было разрешено сидеть поздним вечером. Мы шли и шутили, разговаривали и смеялись, как вдруг по улице пролетел все тот же гонщик, вчерашний Шварценеггер, исполнивший мою прихоть.

– Владик, хей,–  своими мальчишескими басами прокричали Миша с Костей.

Он услышал крики друзей, развернулся и подъехал к нашей компании. Я шла по краю тротуара, и получилось так, что сразу же оказалась рядом с ним. Мы поздоровались, и тут между ребятами завязалась интереснейшая беседа о возможности затащить мотоцикл на пешеходный мост через железнодорожные пути. До этого моста нужно было ехать, и соответственно одно место около Владика было свободно.

Он завел своего коня и предложил мне поехать с ним:

– Поехали?

– Не, не поеду, – почему-то вдруг решила отказаться я, наверное, мне хватило вчерашнего, да и препятствовать Настиному счастью мне не хотелось.

Тут в разговор ввязался Миша:

– Езжай. По глазам ведь видно, что хочешь.

Что же, насчет глаз не знаю, но покинуть зону комфорта и во второй раз прокатиться на мотоцикле, вновь ощутить тепло от малознакомого сильного тела мне действительно хотелось. Я подошла и, перекинув ногу, села, снова обняв Влада, после чего мы поехали.

По пути мы почти не разговаривали, до меня долетали отрывки его фраз, но завязывать беседу с ним почему-то не хотелось. А он все продолжал говорить о каких-то телегах, о каком-то сене и тракторе, и не заметно для нас двоих мы подъехали к мосту.

– И как вы будете его туда затаскивать? –  решила поинтересоваться я, искупая свое молчание во время дороги.

– Возьмемся, да и затащим. Он так не тяжелый, килограмм 200 всего лишь. Один берет с одной стороны, второй – с другой. Дел-то, пф. «Не переживай», — важным тоном объяснял мне Влад.

Замечая, какое удовольствие приносят ему мои вопросы, я продолжила его расспрашивать:

– Ты когда-нибудь был в России?

– Да, в Энгельсе и Челябинске. У меня родственники там живут. В этом году попозже, наверное, снова поеду. Мать в Подмосковье переезжает.

– А как же ты?

– А что я? Я остаюсь.

–  С отцом?

– Отец бросил меня, когда мне было 6. Но у меня есть бабушка с дедушкой. Все равно им помогать нужно, –после некоторого молчания он продолжил, заметив наших. – Ой, идут вразвалочку, вы посмотрите на них!

– Что? Как доехали? –  съязвил Костя.

– Да прекрасно, а как еще могло быть? –  с обидой в голосе сказал Влад. –  Потащили?

И они на полном серьезе взялись за мотоцикл и потащили его вверх по ступенькам. Мы с девчонками пристроились за ними и, не спеша, поднимались, разговаривая о своем, о девичьем по пути.

А на мосту происходило что-то совершенно нереальное. Мы ловили на себе возмущенные лица прохожих, осуждение в их глазах, но нам было все равно… Наверное, вот она юность, когда ты с друзьями делаешь такие вещи, о которых по прошествии лет будет и страшно подумать, и когда наслаждаешься этой жизнью, ощущая счастье на кончиках своих пальцев. Так и было сейчас. Мы смеялись и шутили просто так, без никакого повода. Вдруг Миша начал прыгать, раскачивая тем самым мост, на котором находились мы, прекрасные ребятки, и мотоцикл. Раскачивание моста из стороны в сторону испугало нас, особенно девочек, и мы ринулись бегом с моста, оставляя данные воспоминания лишь в памяти.

Поток шуток и беспрерывного смеха не прекращался. Они уже договорились позже затащить сюда «Шоху», а пока были довольны и этим. Тем временем мы медленно шли в сторону дома, как мне вновь поступило предложение прокатиться с Владом. Я не стала выделываться и согласилась.

На улице было уже темно, мы проезжали дома, людей, светофоры, переулки. Мне совершенно не было страшно, я начинала привыкать к этой скорости, к звуку ветра, к тому, как развеваются мои волосы. Поневоле я крепче обняла Влада, вдыхая запах его натруженных рук, ощущая силу его спины и чувствовав себя абсолютно счастливой в этот момент. Может быть, этому способствовали звуки ревущего мотора и бегущей вперед жизни. Я только сейчас начала ощущать ее свежесть и легкость, свободу перед выбором своего будущего, шаг к бесконечности…  Мы ехали по центру Есиля, на нас устремлялись восхищенные и при этом осуждающие взгляды прохожих, кто-то пристально разглядывал, кто-то причитал, а кто-то, глядя на нас, вспоминал времена своей юности. Времена, при которых друзья порой заменяют родителей, а ты – не признаешь авторитетов и наивно думаешь, что все впереди и что твоя жизнь не пролетит, как одно мгновение моргания глазом.

Но всему приходит конец. И мы подъехали к остановке. где уже сидели наши друзья. Я подсела к Кристине и начала откровенный разговор по душам.

–  Вот скажите мне, мальчики, если один парень отправляет музыку, смешные приколы и шутки, это же ничего не значит? Или это какой-то намек?..– решила я задать вопрос, который давно тревожит мою душу.

–  Хм, а какого рода шутки? –  поинтересовался Михаил.

–  Да всякие.

–  Нет, я бы не стал так подкатывать. –  втянулся в разговор Абуля.

–  Я бы тоже, – после паузы вынес свой вердикт Миша. –  Давайте спрашивайте еще, что хотите.

– Вот смотри, – начала Ангелина, наконец оторвавшись от телефона. –  Вы ведь, парни, как думаете, если девушка несколько раз с кем-то встречалась, даже было это не серьезно, то все. Она для вас вертихвостка и девушка легкого поведения.

–  А у девушек как? Так же ведь? Встречался с кем-то, значит бабник. Разве нет? –  почувствовав мужскую солидарность, говорил Михаил.

–  Эх, тяжела житейка, ничего не скажешь…– пораздумав, прошептала я после некоторого молчания.

–  А что девушкам в парнях нравится? Просто что нам в вас нравится, понятно.

–  Смелость, хорошее чувство юмора, – немного поразмыслив, ответили с девчонками.

–  Хех,–  посмеялся Абуля.

–  А кто Насте дал мой номер? Я уже устал от ее звонков за этот вечер. Она просила отвезти ее домой. Я ей такси что ль? –  резким тоном и с неожиданной громкостью сказал Влад.

–  Да, Владик, умеешь ты тему перевести. Не знаем мы, кто дал ей номер. – отгонял от себя подозрения Миша, хотя все прекрасно знали, что это был он.

–  А она разве тебе не нравится? По-моему, она милая, – решила поинтересоваться я.

–  Да она совершенно мне не интересна, как и отношения в принципе.

Наступила неловкая пауза, но Ангелина умело ее прервала и закончила наш душевный разговор на остановке поздней ночью:

– Что-то засиделись мы, пойдемте, девочки, мама звонила. Поздно уже, 12 почти. Ладно, пока всем.

– Пока.

Такое сухое и холодное прощание почему-то раздражало меня, но я по-прежнему была счастлива. Ведь снова каталась с Владом, и по пути мы обсуждали с девчонками его поведение. Они сказали, что в нем заметны изменения. Это показалось мне странным, ведь он сказал, что отношения ему не интересны. Эти слова долгое время не давали мне уснуть. Но тем не менее, так или иначе, подошел к концу второй день удивительной недели моей безудержной юности, за который произошло больше, чем за полгода моих обычных серых будней, погруженных в быт повседневности и постоянную учебную деятельность.

3 глава

Среда

В квартире царил утренний переполох. Взрослые собирались на работу и куда-то спешили, пока мы нежились в постели, наслаждаясь каникулами и беззаботным сном. После того, как все ушли, мы с девчатами проснулись, не спеша приготовили себе завтрак и болтали о счастливых происшествиях прошедших дней.

–  Знаете, что мы можем сделать? – начала наш утренний разговор на кухне Ангелина.

– Что? –  спросила я.

– Мы можем поехать на дачу… Завтра, например. И позвать туда наших.

–  Оу, классно, – поразмыслив ответили мы с Кристиной.

–  А нас отпустят? – зная политику своей мамы, решила спросить я.

–  Думаю, да.

–  Надо только сказать им об этом сегодня.

–  Ага.

–  И знаете что? Нам нужно хорошенько убраться. Тогда точно пустят. Давайте завтракать и приступать к работе, – приказала нам Ангелина, доставая из холодильника необходимые продукты и поставив кипятиться чайник.

–  Маш, а как тебе Владик? Мне кажется, или ты ему понравилась. –  решила спросить Кристина.

–  Да-да, ты заметила, как он изменился? – загоревшись, прокричала Ангелина.

–  Ага. Маш, так что?

–  Да не знаю я. Мы же просто с ним катались. Ничего больше не было. Да и с Настей у него там что-то, зачем мешать.

–  Стоп. Во-первых, мы бы что-то большее и не допустили. А во-вторых, с чего ты решила насчет Насти?

– Так она же звонит ему постоянно, катается. С ума по запаху его сходит не просто же так. Да и слышали, что Влад вчера сказал?

– Вот именно, слышали. Он сказал, что Настя ему не интересна, помнишь такое? – передразнивая мой тон, говорила Ангелина, успевая попутно отвечать поклонникам в Инстаграме и друзьям Вконтакте.

– Ну, а потом сказал, что отношения ему тоже не интересны, девочки. Чего вы? «Следовательно и я ему не нужна», —со странной грустью в голосе произнесла я.

– Он имел в виду отношения с ней, дуреха. Не говори ерунды, а послушай. Мы его по более твоего знаем, так что не спорь. Он изменился, как с тобой встретился. Это я тебе точно говорю, – пыталась вразумить мне Кристина, что было весьма приятно (Боже, как я их люблю!).

После такого весьма взрослого и откровенного разговора на кухне раздался смех троих, совсем юных девочек, для которых все происходило впервые: первые влюбленности, первые свидания, первые самостоятельные поездки на дачу. Вдруг открылась дверь, и в комнату зашла моя бабушка:

–  Здравствуйте, девочки.

–  Здравствуйте.

Поцеловав всех по очереди, баб Тома, как я ее обычно называю, завела разговор со мной, пока тем временем я пыталась сдерживать беспричинный смех:

–  Ну как ты здесь? Не вижу тебя совсем, скучаю.

–  Ой, хорошо. Мне нравится очень, такие друзья у девчат хорошие.

–  Что и мальчики есть?

–  Конечно, есть.

–  Ооо, девочки, смотрю я на вас и себя в молодости вспоминаю. У нас же с Любой все так же было. Мальчики, мотоциклы, катания поздней ночью. Чего мы только не делали, – бабушка взяла паузу, и было понятно, что в ее памяти в этот момент, словно картинки фотоальбома, проносятся воспоминания. –  Помню, повез меня далеко-далеко, в поле куда-то, раз и заглох. Елки-палки, что делать? И вот мы идем, он тащит этот мотоцикл, уже поздняя ночь, а баба Маруся в окно смотрит, улыбается. Эээх, юность…

–  Что твой тоже на мотоцикле был?

–  Ну, да.

–  Ой, бабушка, это судьба, – я подошла и обняла ее, потому что доверяла ей и знала, что она всегда понимала и будет понимать меня.

–  Баб Том, а мы на дачу завтра хотим поехать, – веселым голосом сказала Кристина.

–  О, хорошо как. Езжайте, конечно.

–  Нам бы маму так просто уговорить, – зайдя, сказала Ангелина, и мы все вместе засмеялись.

–  Ну уговаривайте, конечно, – после некоторой паузы она продолжила. – Так, Маш, а я чего пришла-то? Ты пойдешь со мной к Вике?

–  Пойдем.

–  Одевайся тогда, я внизу тебя жду.

Остальную часть разговора и поход к Вике читателю будет вовсе не интересен. Описывать происходящее далее я начну с того, как пришла домой к девочкам, и мы стали собираться на вечернюю прогулку.

–  Ангелина, давай быстрее, мы устали уже тебя ждать.

Такие крики разносились по квартире, пока наша красавица собиралась гулять. То ей нужно накраситься, то она передумала надевать платье, то еще что-нибудь. И вот мы, уже утомленные ожиданием, выходим на улицу вдвоем, идем на место нашей встречи и там дожидаемся своей третьей сестры. Место встречи у нас всегда одно – скамейка в парке или на вокзале. Обычно мы сначала шли в парк, где сидели девочки, а позже уже подходили к вокзалу, где встречались с мальчиками. Сегодня все произошло уж слишком скомкано: мальчики опоздали, Влад не приехал, и мы встретились в тот момент, когда была пора идти домой. Мы тихонько плелись к нашей остановке, а по дороге у меня началось первое дружеское сближение с Мишей. Получилось так, что я шла с Кристиной и Мишей, а Ангелина – с Костей и Абулей. Соответствующие мне люди, а именно Михаил начал беседу с вопроса:

–  А тебе Владик нравится?

Я не знаю, что творилось у меня в голове в этот момент, но после утреннего разговора с девчатами совершенно была готова к этому вопросу и непоколебимо ответила:

–  Нет. А разве я ему понравилась?

–  Да.

–  Пфф, неужели я могла кому-то понравиться? Я же некрасивая.

–  Вообще-то понравилась, и ты нормальная. Что за ерунду ты несешь?

–  Да были ситуации, после которых начала так думать.

–  Это все не важно, потому что ты правда ему понравилась. Не знаю, может ты не замечала, но я же его лучший друг.

Наступило молчание, во время которого я и не знала, что теперь делать и как вести себя с ним. Мне было с ним хорошо, но, чтобы это переросло во что-то большее, я не хотела. Потом Миша вдруг спросил:

–  А каким он тебе показался?

–  Нарциссом. Не знаю, как объяснить, но в парке с ним каталось столько девочек, все подходили к нему: «Ой, Владик, Владик».

–  Ха-ха-ха, – раздался небольшой смешок, и Миша продолжил. –  Нет, он не такой. Влад хочет им казаться, но на самом деле это не так. У него и девушки- то никогда не было. –  После паузы он продолжил. –   Ну, ты подумай об этом. Ты ему правда понравилась.

Незаметно для членов нашего клуба юных свах, мы подошли к остановке и сели, как вдруг стал разноситься плач Ангелины. Ей позвонила мама и сказала, что Серый, их кот, ушел из дома и не вернулся. Мы не могли ее успокоить, пока наконец не решили отправиться на поиски пропавшего кота.

–  Пойдемте в кушари, – повелительным тоном произнес Миша.

–  Куда? – от неведения спросила я.

–  В кусты, их так в деревнях называют.

И вот мы все, вооружившись фонариками и смелостью, отправились на поиски потерявшегося Серого. В кустах, на улицах и дорогах его не было. Оставалось одно место – крыши гаражей, где и была обнаружена наша пропажа. Без сомнения на нее полез Костя. Не знаю, сколько времени он там провел и было ли ему так весело, как нам, наблюдавшим. Вот представьте: бедный высокий Константин бегает по огромной крыше, пытаясь поймать маленького кота, и вдруг впечатывается в проволоку, натянутую по территории здания, но продолжает бежать. Такая участь ожидала его через каждые 10 метров, зато он обеспечивал нам веселье на протяжении всего этого времени. Тут еще выбежали взрослые, и мы с удовольствием наблюдали это все, пока к нам не подошла заплаканная Ангелина.

Кот так и не был найден, но было велено возвращаться домой. Я решила пойти сообщить это мальчикам, по пути раздумывая о сегодняшнем разговоре. Вдруг впереди я заметила горящие фары мотоцикла, поняла, что это Владик, и пройдя мимо них, повернула в сторону дома. Я не хотела его сегодня видеть, а уж тем более разговаривать. Пускай все решится завтра на даче, Костя обещал не шутить над нами, а значит возможно что-то и прояснится. Только вот прояснится ли? Читатель узнает это из следующей главы, а я после всех этих вечерних происшествий долго не могла уснуть, прощаясь со своим прошлым, в слезах я шептала самой себе: «Прощай, ***”

Называя его имя в своей голове, я чувствовала, как предаю свою любовь. Но разве не он первый ее предал?!

4 глава

Четверг

– Маш, Маша, вставай. Поехали на дачу.

На часах было 8 утра, взрослые только что ушли на работу, а значит наступило самое время для сборов купальников и покупки необходимой еды.

– Уже? Все, встаю, – сонным голосом, валяясь на кровати, промычала я.

– Кристина, вызывай такси и корми Машу. Быстрее, девочки, быстрее, – как вы поняли, Кристина тоже пребывала в полусонном состоянии, и только бодрая и бойкая Ангелина заботилась о нашем скором будущем.

Носясь по дому с рюкзаком и телефоном, она была вне себя от радости, ведь Серый нашелся. Мы быстро собрались, покушали, зашли в магазин и подъехала машина. По пути я размышляла о происходящем, раздумывала над тем, как будет вести себя Влад, немного даже мечтала. Мне бы очень хотелось увидеть его влюбленность своими глазами, понять так ли это на самом деле. Я не знала, что мне теперь делать, поэтому решила довериться судьбе и расстаться со своим прошлым раз и навсегда. Прощай, ***. Прощайте, наши общие воспоминания и неразделенная любовь. Пока я летала в этих размышлениях, мы уже оказались на даче, и целый дом был в нашем распоряжении.

А пока никто не приехал, мы решили немного поваляться на кровати, отдохнуть и поговорить. Беседу начала Ангелина, но постепенно в нее вступила и Кристина:

–  Готова, Маша, к речным приключениям?

–  О чем вы? – просила объяснений я, не понимая, что они имеют в виду.

–  На речке поймешь, – ответила Кристина и засмеялась.

–  Ты просто не знаешь, как наши мальчики купаются и издеваются над нами, – начала мне рассказывать Ангелина. –  Вот они сзади подходят, обхватывают тебя, потом поднимают и, очерчивая круг, бросают в воду.

–  Да ты не пугай ее там сильно, — забеспокоилась Кристиночка.

–  Мне Костя обещал не подкалывать и не доставать меня. Так что все нормально будет, – наивно полагала я.

–  Ох, не знаю, не знаю…

Наступило молчание, означающее раздумья перед грядущим. Вдруг Ангелина вспомнила, что где-то здесь были карты и велела Кристине принести их.

–  Давай я тебе погадаю.

После этой фразы мы, конечно, посмеялись, но гадать на будущих женихов все-таки стали.

Это было настолько весело и забавно, что мне приходилось смеяться через каждые 2 секунды. Это ли ни времена истинного счастья юности и молодости, когда ты окружен своими сестрами и ждешь прихода друзей?

Поняв, что все эти гадания – бред сивой кобылы, мы легли спать. Проспали мы недолго, нас разбудили ворвавшиеся мальчики с вопросами: «Чего дрыхните?».

Ответ о том, что проснулись слишком рано, их не устраивал, из-за чего нам пришлось встать, собраться на речку, куда затем мы и направились дружной компанией, состоявшей из нас, троих сестер, и Кости, Миши и Влада. Приглашенным девочкам на дачу приехать не удалось, и нам предстояло провести этот день в таком окружении.

Сначала мы решили пойти на Цыганский пляж, а потом на Перекат, а так как я не знала, что это и где, мне было абсолютно все равно. Дорога была недлинной, но безумно веселой. Мы шли, шутили и смеялись. По пути Костя пел песни Цоя. В его исполнении они звучали мило, и я с удовольствием его слушала. Перейдя железнодорожные пути, перед нами открылся прекраснейший вид на казахстанские степи, справа располагалась река Ишим, неширокая, но зато глубокая. Я вдыхала запах полевых трав, и наслаждалась открывшейся передо мной свободой.

Подойдя к речке, девчонки стеснялись раздеваться и оставаться в купальниках, поэтому мне пришлось сделать это первой. Я вообще не понимала их страхов и рассказов о том, что до этого они плавали исключительно в шортах и футболках.

На пляже людей было немного, а вода была чистой и очень теплой. Я проплыла до середины, и увидела, что мальчики ныряют и прыгают в воду, имитируя трамплин. Сначала мы с девчонками просто наблюдали эти действия, но затем решили и сами попробовать испытать те же ощущения. Падая в воду, словно бочки, они смеялись, заражая своим веселым смехом и нас. Потом мы начали брызгаться, нырять на глубину и делать много всякой всячины, пока не надоело и пока Миша не захотел кушать. Делать было уже нечего, и мы пошли домой. Подходя к дому, они решили пойти за малиной, а нам пришлось идти готовить обед.

–  А у нас воды нет, Ангелина, – жалостным голосом прошептала Кристина.

–  Надо к соседям идти. Маш, пойдем со мной, – инициативно ответила она.

Не без труда мы достучались до соседа, набрали воды, дотащили эту огромную бутылку домой и начали варить макароны. Оказалась, что и лука для поджарки тоже не было. Поэтому мне пришлось искать его в огороде. Вооружившись ручной лопатой, я сорвала несколько небольших головок и собралась возвращаться в домик, как услышала сзади шаги, обернулась и увидела Влада с розой в руках.

–  Держи, это тебе, – сказал он и протянул мне цветок.

Не успев опомниться и сказать даже простого слова «спасибо”, я стала безумно счастливой, ведь впервые за свои шестнадцать лет существования получила знак внимания, да еще какой! Настоящая украденная дачная роза….

Не появились еще эти мысли в моей голове, как он уже убежал спасать Мишу, и я осталась один на один с высмеивающими взглядами девчат, их глаза будто говорили: «Вот видишь».

Что ж, делать было нечего, и я поставила эту розу в пустую бутылку из-под воды и постигла обыкновенное девичье счастье. Макароны сварились, салат был готов, пришли наши мальчики, а точнее сказать прибежали и поведали нам свою историю о краже дачной розы. Оказывается: они залезли на чужую дачу, сорвали цветок сначала мне, а затем решили сорвать и девчонкам, как к дому подъехал хозяин и начал ругаться на них крепким русским матом. Им ничего не оставалось делать, как покинуть зону опасности через забор (наиболее верный способ) либо, как решил сделать Михаил, – бежать до конца участка в поиске спасения.

–  А там речка что ли была? –  задыхаясь от смеха, спрашивал Костя у Мишы.

–  Да я и сам не знал. Вот оказывается была, – отвечал наш пловец с непрерывающимся смехом.

–  Ну, вы, ребята, даете. Вот вы, как всегда, ничего нормально сделать не можете, – улыбаясь, говорила Ангелина с упреком в голосе. –  Ладно, садитесь кушать, Ромео наши.

Сковородку макарон с мясом и небольшую кастрюлю с салатом они съели за несколько минут, а нам оставалось лишь мыть посуду и любоваться их наевшимися довольными мордами. Костя снова запел и по веранде разносились отрывки песни Луны: «Я ловлю, ловлю сигналы. До свиданья, до свиданья… Грустный дэ-энс…». Слушать Константина было одно удовольствие, и пока мы пили чай, он исполнил мне весь свой репертуар, что сделало меня веселой и счастливой еще больше. Сидеть и кушать нам надоело, и мы вновь решили отправиться на речку, только на этот раз держали путь на Перекат, и дорога была гораздо интересней.

По дороге на речку у меня в голове вертелась лишь одна единственная мысль о том, как бы остаться живой и в какие джунгли я вообще попала. Мы шли по зарослям какого-то кустарника, затем его сменила крапива, а позже шиповник. Наконец, мы подошли к реке, которую необходимо было переплыть. В нее необходимо было прыгать, так как на берегу скопилось огромное количество грязи. Делать было нечего, я закрыла нос и прыгнула. Не знаю почему, но все эти действа напомнили мне игры на выживание или какое-нибудь шоу, где потом за выигрыш дадут миллион.

Здесь же дело было не в деньгах… Находясь в такой атмосфере, я получала огромное удовольствие и незабываемые впечатления. Вот прямо сейчас, в этот момент, ребята переправляли через реку Кристину на пятилитровой бутылке, наполненной водой. А я с Ангелиной и Владом наблюдали это уже на другом берегу, стараясь сохранить эти воспоминания в своей памяти.

Отправившись в дальнейший путь, оказалось, что только сейчас начиналась самая ужасная дорога, которая пролегала в непрекращающихся зарослях крапивы и шиповника, полных надоедливых жучков и мух. К тому же после купания мы были мокрые, и наши конечности обжигала эта ужасная трава. Но все продолжали мужественно и стойко держать путь к реке, лишь местами издавая крики.

Тем временем мы подошли к так называемой моторке, месту, от которого до пункта назначения можно было добраться вплавь. Я, уверенная в своих силах, прыгнула в воду, нацепила на руки тапочки, и поплыла. Впереди плыл Влад, так что спасение было бы мне обеспечено.

Ишим был прекрасен. Чувствовалась его глубина, ветром образованные волны разбивались о наши лица, мы наслаждались окружающей нас природой, по пути разговаривая о наших увлечениях и семьях.

Вдруг перед нами оказался берег, чему я была очень рада.

На берегу мы недолго ждали остальных, и уже через несколько минут они пришли. Я уселась на камень, так как дико замерзла и не хотела купаться. Но потом Ангелина предложила мне прыгнуть вместе с ней с деревянного трамплина, и я согласилась. Оказавшись в воде, мы попали в самый эпицентр действий: мальчики начали брызгаться, и честно признаться, я еле-еле осталась жива. И когда мне удалось выйти на берег и наконец высохнуть, я ощутила спокойствие и удовлетворенность.

 На обратном пути ничего особенного не происходило. Та же крапива, те же заросли, те же подколы от Мишы и Кости, долетающие звуки: “Грустный дэ-энс, мы будем танцевать”, но это все стало настолько своим и каким-то родным, что расстаться со всем этим стало немыслимо, и я с грустью на сердце осознавала, что вскоре придется возвращаться домой, сидеть целый в ожидании мамы и в компании с книгой. А здесь ведь все иначе. Здесь происходит то, о чем я раньше только могла мечтать и о чем впоследствии я буду рассказывать своим внукам со слезами на глазах оттого, что время не вернуть вспять и юность моя пролетела самолетом над жизнью, оставив лишь след прекрасных моментов и воспоминаний. 

А время безжалостно шло, крадя наши секунды беззаботной юности, и дорога подвела нас к дому, где, переодевшись, мы решили попить чай.

Моя любовь к мяте заставила меня пойти за ней в огород, чтобы заварить чай. Вернувшись со своей добычей в руках, я не поверила своим глазам. Веранда предстала передо мной, как после бомбежки, весь пол был мокрый, а окружающая земля превратилась в грязь, по которой были разбросаны яблоки, и только радостная и веселая Ангелина убегала от Костика, догоняющего ее с розой в зубах. Я ничего не понимала и зашла в дом, где сидели Кристина с Мишей и Владом и спокойненько попивали чаек. Я присоединилась к ним, а после мы держали путь на местную остановку, где нас ждало такси. По пути туда мы размышляли о различиях России и Казахстана, о сложившейся политической ситуации и о будущем наших стран. Разговор был весьма интересный, а особенно его окончание, когда подъехала машина и к нам, девчонкам, пришло осознание нашего скорого будущего. Ведь мальчики благополучно заняли свои места в машине и затащили нас туда, посадив на свои колени. Как это происходило нужно было видеть, позднее мы с Кристиной еще долго смеялись по этому поводу, в деталях вспоминая произошедшее с нами.

Пока я ехала в машине, прокручивала у себя в голове воспоминания сегодняшнего дня. Они крутились в моей памяти, словно картинки, одна сменялась другой, и мне не верилось, что все происходящее было со мной. Я смотрела на уставшие лица мальчиков, на спину Кристины, и благодарила судьбу за все, что случилось со мной здесь. Мысленно я уже не хотела уезжать, но понимала, что скоро начнется школа, и нужно переключаться с этого беззаботного счастья на подготовку к ЕГЭ и предстоящей учебе, на чтение школьный литературы из списка на лето. Все это казалось здесь таким глупым и бессмысленном, и мне совершенно не хотелось об этом думать. Я смотрела на лицо Кости, который сел впереди и смеялся над нами. Я была счастлива и начала смеяться тоже, заражая смехом остальных, кроме Миши, который, обняв тонкий стан моей Кристиночки, уснул.

Мы приехали домой, спрятали купальники и стали ждать Оксану, мою тетю и мать Кристины и Ангелины. Вчера мы ей слезно доказывали и обещали, что ни в коем случае не пойдем на речку. А получилось так, что даже дважды нарушили свое обещание, да еще так рисковали своими жизнями и здоровьем. И по правде говоря, мне было дико стыдно перед ней за содеянное, в свое оправдание я могла сказать лишь одно единственное слово «юность», которое все объясняло. И вот когда она пришла, оказалось, что все она прекрасно знала: и про речки, и про испорченную в баллоне воду, где плескалась с Костей Ангелина, и про наведенную на участке ими же грязь. Понятное дело, что все упреки и ругань не относилась ко мне, но я была частью этой аферы, мы находились в одной лодке, и все это, пускай и косвенно относилось ко мне. Такое завершение дня, конечно, не очень устраивало нас, но деваться было некуда, ведь мы действительно были очень виноваты. Но это небольшое происшествие не помешало мне по-прежнему чувствовать себя счастливой.

 До завершения моей поездки оставалось три дня. Надеюсь, читатель готов к следующей главе «Пятница» и более тщательному знакомству с резонером моей повести, которая помогала нам идти дорогой неопытности, освещая путь фонарем мудрости и жизненного опыта.

5 глава

Пятница

Солнечный свет проникал в комнату, где тихим и мирным сном спали три совсем юные девочки, жаждущие обретения истинной любви и нахождения своего места в жизни. Я проснулась первой и решила проверить почту, где меня ждало неожиданное сообщение от Влада. Он спрашивал о том, не поругали ли нас за походы на речку и будет ли следовать наказание за содеянное.

К сожалению, наказание готовилось, но мы наивно надеялись его избежать, так как, поехав на дачу с ночевкой, пропустили бы один день гулянок. Когда уже все проснулись, мы сели завтракать и стали раздумывать о планах своих действий. Не придумав ничего особенного, решили убраться и давить на жалость. Ничего интересного, правда? Конечно, была идея устроить лживый приступ боли в желудке у Кристины, но снова идти на обман нам хотелось меньше всего, поэтому предлагалось быть честными, откровенными и послушными.

Покончив с уборкой, мы включили музыку и довольные собой стали обсуждать все произошедшее здесь с нами. Периодически мы начинали смеяться, отчего покинуть эти места и этих людей мне стало более невероятно, и, стараясь не поддаваться печали, я отгоняла такие мысли прочь.

 Вдруг хлопнула дверь, и мы поняли, что именно сейчас наступил момент, когда решится наша участь.

–  Ма– ам,–  позвала Ангелина тетю Оксану в комнату.

– Что, Ангелина? –  спросила она, зайдя к нам в комнату и увидев наши кислые недовольные мины.

– Мы не хотим на дачу ехать, у меня и палец болит (вчера она действительно очень сильно его ударила).

– Нет, мы едем. Папа уже и шашлык замариновал.

– Ну, мама, – включилась в разговор Кристина.

– Ты, Маша, тоже не хочешь на дачу?

– Да, не хочу. Просто мне уже скоро уезжать, погулять еще хочется с ребятами, с девчонками пообщаться.

– Девчат, вы чего? Так нельзя поступать. Ни в коем случае не преклоняйтесь, вы на все готовы, лишь бы только погулять. Те, кому вы нужны, приедут на чем угодно и куда угодно; поэтому подумайте, прежде чем отказываться от своих планов. – наступило молчание, после которого был вынесен окончательный ответ. –  Собирайтесь.

Для меня весь мир перевернулся с головы на ноги в этот момент. Насколько же была права моя тетя, умудренная жизненным опытом. Ведь действительно: мы их постоянно ждали, а когда они опаздывали, ругались с родителями за каждые 5 минут после 12. И что мы получали в ответ? Совет не ехать на дачу? Если они захотят увидеть нас, они приедут и на дачу, и в другой город, да даже в другую страну. Было бы желание, а вот прогибаться для их удобства, изменяя своим планам, не стоит.

 Это был очень ценный урок и, осознав свою глупость, мы поехали на дачу. Сначала зашли еще в магазин, накупили вкусняшек и ужасались от того, что сознательно отказывались от этого. Приехав на место своего наказания и наевшись шашлыка, пошли на встречу с мальчиками, которые ждали нас на речке.

Было уже темно и достаточно холодно, поэтому я с девчонками не понимала, как можно купаться в такое время и погоду. Место, которое было ими выбрано, называлась Тарзанка, и чтобы попасть в саму реку, им необходимо было прыгать с обрыва. Смотреть на это было, конечно, увлекательно, но повторить нереально, поэтому мы просто уселись на траву и стали их дожидаться.

Первым из воды вышел Влад и начал в нас плескаться. Когда вода в его ладошках кончилась, он незаметно подкрался ко мне и, взяв на руки, погрозился выкинуть в речку. Закричав не от боязни очутиться в реке, а от мокрого тела Влада (он только вылез из воды и был в одних плавках), я вырывалась из его рук, и ему пришлось посадить меня обратно. Пребывание в его руках и капли на его животе придали этому всему произошедшему странные ощущения, о чем я вспоминала по пути на место, где мы договорились встретиться позже. Пока шли, мы с девчонками начали петь старые песенки, нам было хорошо и, находясь в таком состоянии непонятной радости и счастья, в каком пребываешь достаточно редко, мы любили этот мир, а для смеха нам хватало малой искорки, от которой потом разгорался целый костер разнообразных чувств и эмоций.

Незаметно для нас на улице стало очень темно, и только дальний свет фар мотоцикла освещал место, где мы стояли. Они подъехали, и Влад предложил мне прокатиться с ним по здешней дачной местности. Не знаю почему, но мне впервые стало страшно, ведь было уже так темно, да и вообще кататься не хотелось. Тогда они с Мишей стали вспоминать купание на Сургане, куда Владик пообещал меня свозить. Предложение показалось мне заманчивым и при этом очень опасным. Получалось так, что завтра не получится, а в воскресенье вечером я уже уезжала. Ехать туда в воскресенье казалось мне верхом легкомыслия, и я на его предложение ничего не ответила, пообещав подумать над этим позже. Темы для разговора закончились, и мы разошлись по домам.

Как они втроем ехали на одном мотоцикле – это, конечно, уже совсем другая история, но тем не менее очень веселая. За рулем (понятное дело) был мой суженый, сзади уселся Миша, и только бедный Константин еле-еле держался на руле. Насмотревшись на это действие и насмеявшись вдоволь, мы пошли дальше «отбывать свое наказание».

Вернувшись с девчонками на дачу, нам стало скучно и, налив себе чай, включили музыку и тихо-тихо наслаждались секундами беззаботного лета, времени свершения наших мечтаний и планов, осуществления самых заветных желаний.

Вдруг на веранду зашла тетя Оксана и начала вести с нами беседу.

 – Увидели своих ненаглядных?

–  Да, мам. – ответили девочки.

–  Ну и что, обломились они сюда приехать что ли? Никогда такого не было, чтобы девочки к мальчикам ходили. Всегда мальчики к девочкам приходили.

–  Мама, сейчас другие времена.

–  Времена всегда одинаковые, Ангелина!

–  Тетя Оксана, как же вы были правы. Простите нас, – с жалостью в голосе ответила я.

–  Ой, девчат, я же говорила вам. Старших же нужно все-таки слушать. На всю жизнь запомните: ни в коем случае и никогда, слышите, не прогибайтесь перед мальчиками. Вы же девочки, и вы в праве отказать, попросить. А если они уж сами захотят, то на крыльях любви прилетят, и ничего с ними не случится. Это я вам с высоты своих 40 лет говорю. А сейчас давайте спать ложиться, устала я с вами.

– Идемте, девчат, правда, – зевая, сказала я и прошла в комнату.

–  Спокойной ночи.

–  Сладких снов.

6 глава

Суббота

Дачный запах субботнего утра прокрался в комнату, захватив с собой лучи яркого летнего солнца. На улице уже полным ходом кипела, бежала и неслась куда-то вдаль своя жизнь. Дел было много: помыть посуду после вчерашнего, прополоть огород перед приездом главного гостя, моей прабабушки, с которой мы отправились в это путешествие на свой страх и риск. Все вокруг нас что-то делали, нервничали и переживали, а мы как самые молодые представители этой дачной “тусовки” тихо и мирно нежились в постели, пока нас не разбудили призывы к помощи. Нам было необходимо убрать оставленное нами вчера, навести хотя бы видимый порядок на участке, помыть баллон с водой, где еще так недавно плескалась Ангелина вместе с Константином. Теперь все эти дачные происшествия казались такими далекими и нереальными, что, вспоминая их, мы поневоле делали грустные и печальные лица, будто все произошедшее было скрашено мрачной атмосферой лжи и обмана. Но на самом деле это было не так, и читатель сам прекрасно об этом знает. Грусть и печаль в выражении наших лиц появлялась от безысходного положения дел: завтра я уезжаю, и кто знает, когда вернусь вновь. В лучшем случае это будет следующим летом, что означает годовое ожидание повторения этого веселья.

Но это все будет происходить позже, а сейчас мои размышления прерывает приезд наших родственников, которых мы дожидались уже на чистом и убранном участке с готовыми угощениями и бесконечной любовью.

На веранде, где мы сидели, велась оживленная беседа, состоящая из допросов о нашей жизни, обсуждению других родственников и общих приятных воспоминаний. Все это затянулось настолько долго, что вернулись мы домой уже вечером. Вдруг в тот самый момент, когда мы уже переодетые и умытые легли отдыхать, Ангелине позвонил Миша и сказал, что они ждут нас на нашем месте (любимой остановочке). А так как было уже темно, нам нужно было придумать повод для столь поздней гулянки. А кто ищет, тот всегда найдет, и поводом стала покупка газировки, которую захотела одна из моих родственниц.

Причина найдена, девушки собраны, и мы выходим навстречу любви и приключениям. Подходя к остановке, мы уже услышали рев мотора, и все поняли.

Разговор начала вести Ангелина:

– Привет.

– Привет.

– Владик, слушай. Можешь съездить пепси купить?

– Да без проблем. Какую?

– А ты с Машей езжай: она знает.

После этого он кивнул мне, я села, и мы двинусь в путь. По дороге он долго что-то рассказывал, слышимость была очень плохая, поэтому я старалась не вникать в подробности и молча ехать, наслаждаясь силой широких плеч и массивной спины. Зайдя в магазин, он открыл передо мной дверь и помог выбрать нужную бутылку, после чего взял ее себе, и мы поехали обратно. Я уже настолько привыкла к скорости, развевающимися на ветру волосам и прижатию к его телу, что для меня это стало до безумия родным и приятным. Приехав на остановку, я согласилась на поездку на Сурган. И завтра, в день моего отъезда, должно было состояться первое “свидание” в моей жизни. На этой ноте наша предпоследняя прогулка завершилась, и мы разошлись по домам…

Погруженная в мечтания и размышления о завтрашнем дне, я не смогла уснуть, посмотрела на Кристину, лежащую рядом с моей кроватью, и решила поговорить с ней:

– Кристина, спишь?

– Нет, – повернувшись в мою сторону, ответила она.

– Я на Сурган согласилась поехать.

– Правда? Хорошо тебе завтра будет.

– Ты так думаешь? А если что-нибудь случится? Поезд же завтра.

– Да не думай об этом, кто же знает, когда такая возможность еще появится. А ты ему понравилась, видно это. Сильно.

– Мы когда поехали за водой, он дверь открыл передо мной, представляешь, – смеясь от счастья, говорила я.

– Счастливая ты, – даже без тени зависти сказала Кристиночка, – а знаешь, какая у меня новость есть?

– Заинтриговала. Какая же?

– Мы когда вас ждали на остановке, Ангелина ушла куда-то ненадолго, и я с Мишей вдвоем сидела. Представляешь, она Косте нравится.

– Вау, классно же. Но зная ее характер, не повезло нашему Константину. А знаешь, что мне еще кажется?

– Что же?

– Ты Мише нравишься.

– Ха-ха, –после приступа своего смеха она спросила, – с чего ты это взяла?

– Не знаю даже, все поездку в такси вспоминаю, он так мило тебя обнял тогда.

– Вот и я не знаю, он же мне как друг, хороший друг.

– Ну ты подумай об этом.

Не успела я договорить это, как нам велели замолчать и поскорее уснуть. Шепотом мы пожелали друг другу спокойной ночи, но спать не хотелось. Пускай весь мир подождет, ведь я была счастлива и, кажется, любима.

7 глава

Воскресенье

В этот день одновременно прекрасный и ужасный я проснулась очень рано и уже с утра начала чувствовать легкое волнение перед сегодняшними планами, которых было очень много. Для начала необходимо было собраться и вместе с тетей Оксаной дойти до бабушки и поехать в гости к другим родственникам, которые ждут нас к себе в гости. А после всех этих семейный сборов и обедов меня ожидает Влад. Мечтать было некогда, и я быстро встала с кровати, умылась и пошла кушать. Девчонки еще тихо, мирно спали, пока в это время я носилась по дому, ломая себе голову, как все успеть, и переживая, что ничего не выйдет. Это сейчас я смеюсь над собой, ведь знаю, что все прошло, как по маслу, и все переживания были лишними, но тогда этот маленький ветерок казался целой бурей на душе моих погасших чувств.

Не успела я подумать о чем-то плохом, как моя дорогая тетушка вызвала такси, и мы подъехали к дому прекрасной бабушки, где нас ждали и любили просто так, без повода и весомой причины. Только переступив порог квартиры, мое лицо уже горело от их поцелуев, а в голове вертелись всё те же мысли. К моему глубокому сожалению, еще и дедушка был не собран и даже не торопился, спокойно попивая чаек у себя на кухне. И мне ничего не оставалось, как пойти в зал, сесть на диван и дожидаться своей участи. Но вот он собрался, и мы поехали. По дороге меня мучили все те же проблемы, и немного успокоилась я лишь тогда, когда посидела с родными и получила сообщение от Влада о том, что он скоро будет в парке, где мы должны встретиться. Я решила еще немного послушать истории своих бабушек и только потом пойти. Думаю: они тоже будут вам интересны, оставлю для вас, читатель, на страницах моего рассказа.

– А помнишь, как сбегали из дома к мальчишкам, когда родители засыпали? –  смеясь и улыбаясь во все 32 зуба, спрашивала б. Тома.

– Да– а, Томочка, помню, конечно. Помню… мамка уснет, а мы с тобой окошко откроем и бежим так, что только пятки сверкают. А они ведь ждали нас на улице, да и долго-то ждали.

– А историю с цветами помнишь?

– Ах, да… Эээх, Любочка, куда делась наша юность? Будто вчера все это было, а оглянешься, так тут уже и внуки такие, как мы. Вот и Маша куда-то уже собралась. Пора, Маш?

– Да, – я подошла к ним, мы поцеловались. –  Баба Люба, вы не обидитесь?

– Да на что, дорогая? Мы же сами такие были, я все понимаю. Беги, конечно. Удачи тебе.

–До свиданья.

И вот я, довольная и радостная, пошла навстречу своим приключениям и своей судьбе. Почему-то мне все время казалось, что душа моя улетела далеко и откуда-то сверху караулила, боясь потерять, это состояние беспредельного счастья.

А тем временем я зашла в парк, где сначала услышала рев мотора, а потом и увидела своего избранника, уже дожидавшегося меня в тени деревьев.

–  Привет, – сказал он и потянулся, чтобы обнять меня.

– Привет, – ответила я и упала в его объятия.

– Поехали?

– Ага.

– Ну, садись тогда.

И вот я села, вновь ощутив скорость и вибрацию по ногам. Сначала ехали молча, но потом начался весьма откровенный разговор.

– У тебя есть кто-нибудь сейчас? –  эта беседа была начата моим спутником.

– Нет.

– А был когда-нибудь?

–Нет. Было так, по приколу. Несколько дней. И все, – конечно, после этого я поняла, к чему он клонит, и должна была тоже задать вопрос от себя. Но он опередил мои мысли и продолжил разговор.

– А ты рассматривала меня в качестве своего парня?

– Хм…– этот вопрос загнал меня в тупик, и не найдя ничего подходящего в своей голове, я ответила. –  Возможно да, если бы не расстояние.

– Да расстояние не проблема. У меня просто тоже девушки никогда не было.

– Почему расстояние не проблема?

– Так мы собираемся в Россию переезжать, квартира у меня будет.

– Ты погнал что-то далеко, Владик.

– Нет, а чего ты. Квартира в Энгельсе, может быть.

– Нет-нет, притормози пока. Давай поживем и увидим. Нельзя так сразу.

Квартира? А не сошел ли он с ума? Нам по 16 лет, о чем он вообще. Именно на такой ноте размышлений завершился наш разговор, и дальше мы ехали молча, раздумывая каждый о своем. Но даже такой бросок в далекое будущее не смог прервать мое пребывание в эйфории радостного счастья. До Сургана оставалось ехать немного, и только сейчас я поняла, что это не только моя первая пародия на свидание, но и первое самостоятельное мини-путешествие. Да что может быть лучше, черт возьми?

Степное солнце ужасно палило, и было невыносимо жарко. Я держалась за талию его живота, периодически передвигая руку на плечо. Касаться его одежды и тела кончиками своих пальцев доставляло мне удовольствие, и поправляя шлем, я постоянно меняла расположение своих рук, и прижимаясь к нему, как можно крепче. Те вопросы помогли понять мне его отношение ко мне, но моя позиция была неизменная. Все происходящее здесь являлось для меня приключением, недельной сказкой, где меня любили и понимали. И я осознавала, что, вернувшись в свой темный город, все изменится. Неизменными останутся лишь воспоминания. Это небольшое отступление – исповедь перед читателем за следующий мой поступок, который вы поймете и простите (надеюсь!).

Доехав до озера, я слезла с мотоцикла, Влад же остался еще сидеть на нем. Я подошла к воде, она была непонятного ярко-синего цвета, а вокруг нас окружали небольшие скалы. Он предложил мне залезть туда для фотографии. Я согласилась. Вокруг царила такая романтическая обстановка: озеро и скалы, безумный гонщик на мотоцикле, влюбленный в меня. Он шел впереди, постоянно оборачиваясь и подавая мне руку. Если это не романтика, то тогда я вообще ничего не смыслю в отношениях. Дойдя до вершины, он усадил меня на камень, а сам пошел вниз для фотографирования. Он был моим личным фотографом и водителем на сегодня. Ну не чудо ли?! Когда мы покончили со съемкой, он поднялся за мной, где вскоре и произошло то, о чем я предупреждала читателя. На спуске моя нога соскользнула, он обхватил мой стан, поднял над землей и поставил на безопасное место. Не вырываясь из его объятий, я положила свои руки на сильную мужскую шею и коснулась его губ. После чего проговорила: “Находи себе нормальную девушку и будь счастлив. Спасибо за этот день.”

Услышав это, он вновь схватил меня, стащил на своих руках на начало склона и полностью отверг это предложение, признавшись мне в любви, что добавило романтики во всю эту историю.

Позже он добавил, что очень сильно полюбил меня с самого первого дня нашей встречи и нашего катания. “Такую, как ты, я не найду больше нигде. Будь моей девушкой… пожалуйста, давай попробуем,”– это были его последние слова, перед остановкой на месте встречи с девчатами, Мишей и Константином. Когда Влад с Мишей ненадолго покинули нашу компанию, у меня начался целый допрос по поводу того, о чем мы говорили с Владом и что происходило все это время. Я не без скрытого неудовольствия рассказала им об этом, опуская некоторые подробности. После моего рассказа они отстали от меня, и мы сменили тему нашего разговора. Но последние минуты моего пребывания здесь тем временем даже не шли, а бежали… И постепенно приближался момент нашего расставания, перед которым сначала необходимо было зайти за сумками и попрощаться с некоторыми родственниками.

По дороге за моими вещами к нам присоединились Влад с Мишей, и мы шли уже вместе, разговаривая о марках машин и отгадывая их по пути. Это лишь немного отвлекало мои грустные мысли, и, зайдя в полную родственниками квартиру, мне стало не по себе: одиноко и очень печально. Вот она человеческая натура! Чувство одиночества в месте, наполненном людьми, не странно ли? Но как всегда мои размышления прервала необходимость что-то делать и куда-то идти, мальчики помогли донести сумки до машины, на которой поехали родственники, а мы вместе с ребятами пошли пешком. Нам предстоял последний совместный путь в этом году, а может и во всей жизни. Ведь можно ли с уверенностью говорить о том, что ожидает нас через мгновение? Тем более если мгновение равняется целому году…

На улице стояла прекрасная солнечная, по-летнему теплая погода. Не было ни ветерка, ни малейшей тучки. Все вокруг передавало атмосферу добра и веселья, которая совершенно не ощущалась в обстановке прощания с людьми и событиями этой недели.

Но как бы слезно того не хотели, мы дошли до вокзала, и уже через несколько минут прибывал поезд. И пока его не было, я старалась заглушить свою печаль и начала петь с Ангелиной песенки, рассматривая свои документы. Мальчики вообще отошли от нас и сели на дальнюю скамейку. У всех окружавших меня людей на лице была выражена грусть, я же тем временем просто не осознавала происходящего, и все для меня было покрыто слоем густого тумана.

 Вот прибывает поезд. Мальчики несут чемоданы к вагону. Я целую своих бабушек. Обнимаю их руки. Захожу в вагон. Навстречу идет Миша, Костя и Влад. Подаю им руки. Утыкаюсь в плечо Влада. Сажусь. Что-то говорит проводник-казах, выражая свое недовольство. Хочу, чтобы он поскорее замолчал и вышел. Но приходится отвечать на его глупые вопросы.

Да, из России…

Вот документы, возьмите… Хорошо, потом…

Провожающих в вагоне нет…

Смотрю в окно последний раз и вижу, как машут родные. Поезд трогается и начинает свое движение. Больше не видно никого. Вот и все. Я ложусь и засыпаю, желания говорить с кем-либо нет. Просыпаюсь уже в Оренбурге. Все это время я пролежала пластом, размышляя о своей дальнейшей жизни. О том, как же жить дальше, я не имела ни малейшего представления. Ведь удивительный недельный сон закончился, и пора возвращаться в суровую реальность. От прежних мечтаний и мыслей не осталось ничего, а их место заняло полное опустошение души и тела…

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *