Антон Халецкий, Рассказ «Здесь можно пройти только раз»

Рассказ участвует в литературном конкурсе премии «Независимое Искусство — 2019».

– … Здесь можно пройти только раз, Путник. В одиночку, мы имеем в виду…

– Да знаю я. Проходил уже, когда-то давно… Так вы дадите мне Проводника?

– Ты зря торопишься и зря перебиваешь, Путник. Самоуверенность здесь тоже ни к чему. Можешь нам поверить… Проводников не дают. Они приходят сами, когда их очень ждут.

Мне снова захотелось сказать что-нибудь снисходительное и насмешливое. Мол, мне уже не двадцать, и даже не тридцать. Но потом понял: эти четверо – сидящие напротив меня, не шутят. И всяких клоунов они видели на своем веку много. Очень.

Поэтому я промолчал. И снова стал рассматривать шатер, где мы сидели.

Даже непонятно, что из какого века.

Большие электрические фонари по углам – наши.

И стены изнутри выглядят очень современно. Приятная на ощупь дышащая ткань («все для туризма и активного отдыха!») Маты из вспененного полимера  на полу – тоже изготовили недавно.

А вот мой походный стул, думаю, из одного времени с футлярами. Для скрипок Страдивари. Натуральное дерево, кружевная резьба. Вкрапления разноцветной мозаики.

В таком же стиле – полукресла сидящих напротив. И низкий столик – с кувшином и кубками – между нами.

Только это уже смотрится побогаче. По краям – инкрустация серебром и камнями. Ну, это ясно. Статусы у нас разные.

А про этих четверых вообще непонятно – люди ли вообще?

Почему они за меня решают? Или я просто себе внушил?

Вот они сидят. Малый Выпускающий Совет. В одинаковых темных кафтанах, отороченных тесьмой. Бархатные береты и плащи не сняли. Значит, думают, вопрос быстрый. А может, у них положено – протокол. И не давят им такие высокие воротники – белые, в гармошку?

Я в своих джинсах, кедах и футболке выгляжу здесь, наверно, странно.

Один наклонился к соседу. Скрипнули перевязи («зачем им вообще наше человеческое оружие?”).  Негромко, но явственно («специально, что ли? ») промолвил:

– Я не уверен насчет женщин… Но мужчины от столетия к столетию точно лучше не становятся…

Сосед в знак согласия коротко, солидно кивнул.

Я терпеливо ждал.

Старший Совета, которого я перебил, наконец, заговорил снова:

– Запомни несколько правил, Путник…

(«Ура, ребята! Значит, решение в нашу пользу!»)

– Второй раз, и потом снова и снова, по Пути можно пройти только с Проводником. На каждый проход – новый Проводник. Сам по себе Проводник также проходит этот Путь только один раз. Затем – уже со своим Проводником. И так всегда.

Проводник покажет тебе мир таким, каков он есть. Каким ты его видел тогда, в первый раз. В ярких красках, в мельчайших деталях, в еле уловимых связях…

Но ты тоже должен помочь своему Проводнику. С самого начала, особенно с самого начала, Проводнику будет нужна твоя помощь и забота.

Проводники – все из Племени Беззаботного Утра, аборигены этого Мира. В начале Пути никто из них не различает категорий добра и зла…. Проводнику нужно помочь. Потребуется много времени. Терпения. И сил. Особенно, когда нет опыта, когда – это твой первый Проводник.

И еще запомни. Лучше всего Проводник воспринимает личный пример.

Твой пример, Путник. Твой и твоей Напарницы по Группе. Будет очень хорошо для всех, если примеры будут искренними.

Космическими правилами заложено. В Группе на Пути – должно быть двое – ты, Напарник, и твоя Напарница. Могут быть также еще люди. Но именно «также» и именно «еще». Ты хорошо меня понял, или тебе нужно сразу повторить? Как это делают на ваших шаманских тренингах, в школах и на телевидении?

Я снова попытался усмехнуться («я, наверно, просто от неуверенности так по-идиотски себя веду?»)

И все равно не смог удержаться:

– У нас на Западных Морских Островах (по вашей классификации) уже есть другие Путевые Группы. Там только Напарники. По двое. Местное королевство даже не против…

Один из участников Совета медленно поднял на меня глаза:

– Думаю, ты сам понимаешь, Путник. Напарник, может быть, и способен обойтись без Напарницы. Другое дело, что без нее не может обойтись Проводник. И, вообще, ты, наверное, слышал историю про два города?

– Японских?

– Нет. Те, что стояли когда-то у Моря Мёртвых…

– Они, как обычно, всё исказили в своих книгах. Пока сто раз переписывали, – промолвил Четвертый Участник Совета.

– Вы правы, Брат Мой. Но сама суть у них сохранилась правильно. Точечное термическое воздействие.

Старший Совета вновь обратился ко мне:

– Тебе описать подробности, как нехорошо умирали все эти… люди?

Я непроизвольно взглотнул.

– Вот видишь, Путник. А ты все удивляешься, почему человек плохо понимает простую мысль «Бог – есть любовь». Естественно, это слишком сложная умственная работа для вас. Зато другую идею – «Бог – есть страдание» вы усвоили намного лучше. Эта мысль проще для вашей все еще животной природы.

(«Ну, что же я всегда пасую? Просто попробую говорить с ними спокойнее»).

И я произнес ровным тоном:

– Я знаю, что с Пути можно и не сходить. Остаться навсегда. Тогда Проводник вообще не нужен.

– Ты в очередной раз ошибается, Путник! Что за поколение у вас такое странное – «За Год До Северной Олимпиады». Кто-то говорит, что ваши женщины – вечно молодые. Всегда им двадцать восемь. Кто-то говорит, что вы все – потерянное поколение…

– Время был переломное…

– Других времен в ваших Северо-Восточных Землях никогда и не бывает, – заметил веско Старший Совета и продолжил:

– Слушай нас внимательно. Да, некоторые думают, что остаются в Пути навсегда. Считают, что сохраняют свою непосредственность и легкость восприятия Мира. Но это иллюзия.

Непосредственность могут сохранить творческие люди. Их, настоящих, немного. Но, во-первых, им тоже нелегко идти без Проводника. А главное, творческие люди – сами Проводники. Мы действуем через них. Но это не твоя забота, по крайней мере, сейчас…

Мне очень захотелось узнать, что значат слова «по крайней мере, сейчас», но собрался и задал вопрос поважнее:

– Скажите, а потом … когда этот очередной маршрут – Путь, то есть – снова завершится? Мы будем и дальше… дружить с Проводником?

– Это полностью зависит от тебя, Путник. От тебя  и твоей Напарницы.

Варианты бывают разные. Можно не давать Проводнику что-либо делать самому. Чтобы он сошел с Пути и вечно бродил по Окольным Закольцованным Тропам. Можно быть с Проводником излишне жестким. Тогда он станет отторгнутым. И со временем вырвется из вашей Группы навсегда. По крайней мере – душевно. Повторяю, вариантов много. А ответственность одна.

Мне казалось, что я стою перед пропастью и держусь за Тарзанку. Тарзанка, вроде, надежная, и руки у меня сильные.

– Я все понял, уважаемый Совет. Я, правда, постараюсь приложить все усилия. В пути. И позже.

Впервые за весь разговор я увидел, что люди в полукреслах, вроде, остались довольны.

– А теперь выпей из кубка, – требовательно предложил Старший Совета.

– Это некий ритуал?

– Почему сразу ритуал? У вас есть короткая притча: «…Иногда банан – это просто банан, дочка, – сказал Доктор Фрейд…» Здесь в кубке – обычная вода. Перед долгой дорогой тебе понадобятся силы.

Я взял кубок со стола и выпил. Действительно, вода. Чистая. Обыкновенная. А вот кубком залюбовался. Стекло было сделано как морозное. Небывалые узоры, неподвластные человеку пейзажи …

Я услышал за спиной длинное легкое «ввввжжжжжииииуууууу», словно расстегнули молнию. В кессоне на входе. Обернулся. Так оно и было.

В шатре стоял Проводник. Мой первый Посредник в Забытый Мир.

Проводник был очень румяный и свежий. Только совсем маленького роста. А еще шустрый и даже с виду – хитрый. Но явно светлый и непосредственный. Словом, как и все Проводники. Ну, а хитрым он был от Природы. Так уже нужно – для выживания в Мире. Да, пока он точно не различал добрых мыслей и поступков от плохих («не забывай, он сюда – прямо из своего Племени!»). Ну, что же – это моя забота – научить его всему в Пути. А он научит многому меня, я в этом уверен. Думаю, будет интересно.

Качнув головой в сторону выхода, Проводник значительно показал глазами, и мы оба вышли из шатра.

Я огляделся. У подножия большого зеленого холма было много таких же конусов-палаток из дышащего материала.

А дальше внизу открывалась Долина. Там начинался Забытый Мир. Я сразу увидел и вспомнил очень многое.

Снова первые дружбы и первые ссоры. Пылинки висят в солнечном столбе. Снова первая двойка и первая спортивная медаль. Снова первое в жизни море. Первые снежки. Санки, мяч и самокат. Первый молоток из набора и удар по пальцу. Первый рисунок карандашом «по правилам». Снова первый раз – книжки и мелодии, фильмы и спектакли. Второй раз в жизни – первое влечение. Второй раз – всё впервые в человеческой жизни…

Метрах в ста от нашего шатра стоял другой. Но не один из многих. Сверху на древке трепетал такой же, как у нас, флажок. Полоска синяя, полоска зеленая, а в центре – красное колесо. Вращается. Полог шатра раскрылся, и наружу, не сгибаясь, вышла молодая женщина. Это была моя Напарница по Группе. Она, не глядя, уверенно задернула вход в шатер, будто он был ее собственный. И словно с ней с самой происходило сейчас что-то абсолютно естественное и простое. Так, собственно, оно и было. Женщины, они всегда прагматично ко всему относятся. Они же не мужчины. Они – сразу взрослые. Такая уж у них работа…

Моя Напарница сразу увидела нас и спокойно пошла навстречу.

Проводник посмотрел на Женщину и улыбнулся. Он, конечно, сразу ее узнал. Женщина в ответ тоже улыбнулась и радостно замахала нам с Проводником.

Протянув мне маленькую руку, Проводник серьезно сказал:

– Видишь, наша Мама из шатра вышла? Значит – она тоже получила напутствие. Пойдем, Пап?

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *