Алена Ковалева, стихи

Стихотворение участвует в литературном конкурсе (конкурсе стихов) премии «Независимое Искусство — 2020».

В метро…

Взглядом встретились – как разрядом

в сотню Вольт озарился свет:

суженный — оказался рядом

или бликом стрельнул просвет?

Моё сердце ещё вакантно.

Но не терпит пустот душа,

и срываясь, визжит дискантом,

звуки прочие все глуша.

Не спеши опускать ресницы,

скромно спрятавшись за барьер,

может, я тебе буду сниться

и помчишься за мной в карьер?

Ты пока мне Чужой Мужчина,

в паре метров всего застыл.

Чувств ещё не влечёт пучина,

шквал страстей не смывает тыл.

Протяни мне навстречу руку  —

и развеются миражи.

Хватит щуриться близоруко,

Слово первое мне скажи!

Но состав, чуть качнув устало,

поезд  выехал на перрон.

Сердце биться вдруг перестало,

расставанья узнав шеврон.

Мой неузнанный, незнакомый

из вагона шагнул в толпу.

И роман охватила кома –

так не вспыхнув, огонь потух…

Ты фразу молвил мимоходом…

Ты фразу молвил мимоходом,

Меня надеждой окрылил.

Сказал, зайдешь перед уходом,

И сердце радостью залил.

Душа гудела пароходом,

Сигнализацию включив.

И я металась по проходам,

Теряя на бегу ключи.

Переживала, волновалась,

И проверяя свой наряд,

То красилась, то умывалась –

Привлечь твой искушённый взгляд.

Но в суете своих сомнений

Я не заметила одно:

Ты превосходишь всех в уменье

Сказать и позабыть давно…

Минуты капали уныло,

Слагая время в поздний час.

И только я одна застыла,

Пренебрежения стыдясь…

Вечер оплывшим огарком  дня…

Вечер оплывшим огарком  дня

тихо коптил, чадил.

Пульсом встревоженным беготня

билась дымком кадил.

Взгляд зацепился, весь мир креня,

профиль – удар под дых.

Еле забытой тоской гремя,

рёбра зажав впритык.

Плечи, осанка, глаза – коньяк,

нервной струны дискант.

Нужно на рану скорей мышьяк,

желчью, как учит Кант.

Лучше не помнить, как с хрипотцой

ночью шептал «люблю»,

после вино заедал мацой,

резал ты сыр дор блю.

И где-то между обвалом цен,

кризисом и войной,

без переходов и бурных сцен

выпал удар двойной:

«В Сирии парни вступают в бой,

Я через день женюсь.

Ты же разумная – так не вой.

Я ведь не изменюсь».

Даже не помню, где сил взяла

гордость и честь сыграть.

И понеслась, закусив удила,

с корнем из сердца рвать.

Долго потом заживал рубец.

Вбив в пепелище крест,

я привыкала к той жизни «без»,

душу взяв под арест.

Только смирилась, как ты – в толпе —

обжиг, туман и стресс.

Ритм поломался в моей стопе,

весь мой покой исчез…

Ты останешься в этом городе

Ты останешься в этом городе,

ветром «нас» уже унесло,

и тоску не разделим поровну –

мне до дна, а тебе – весло,

чтобы плыть над волной прозрачною,

направляя на солнце руль.

Одинокая и невзрачная… 

Я привыкну любить июль…

В чётки-бусины дни те собраны,

буду я повторять в тиши,

о не сбывшем мечтать осознанно,

за тобою лететь, спешить.

Вспоминать, обнимая мысленно,

с тихим шепотом или вслух…

Но из омута грусти выскользну,

разорвав плен ослабших рук.

Из бумаги простой линованной

аккуратно сложу крыло

и надеждой, увы, подорванной,

самолётом пущу в окно…

Я – вода…

Я – вода,

утекающая сквозь твои пальцы,

и воздух, которым ты дышишь.

Никогда

не застанешь меня за пяльцами,

мне покорность забыли дать свыше…

Я – трава,  

растёкшаяся по лугам в Альпах,

и брызги цветов в горных вышивках.

Ветерок,

всколыхнувший нутро, нежный запах,

разбудивший страдания выживших.

Я – твой яд,

На беду, в искушенье, созданный.

А в умелых руках – лечение.

Иль снаряд,

Разрушающий виртуозно

Простой жизни твоей течение…

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *