Автор: Анна Лару
Бабка Варька
НЕЗАВИСИМОЕ ИСКУССТВО
ЛИТЕРАТУРА

Бабка Варька

Свойства работы: Разрешить публикацию на сайте, Разрешить публикацию в журнале

Бабка Варька

– Ляжишь опять? Ляньтяйничаешь? – баба Варя, нарочито шаркая ногами в истерзанных временем и котами тапках, показалась в дверях комнаты. Витька скорчил гримасу и ещё сильнее уткнулся носом в книгу.

– Чаво молчишь-то? Отвечай бабе.
– Ты не баба, ты – прабабка, – буркнул Витька себе под нос и выглянул из-за книги. – Ну, лежу. И что с того? И не лентяйничаю я. Книжку читаю.
– Читает он. Ишь, грамотные все стали. Твой дед семилетним…
– Ну ба-а-аб!

Баба Варя прикинулась глухой.
– …поля косил и лошадей подковывал! И не нужна была ему никакая грамота! Человеком стал. А я? Читать уже на пенсии научилась, пятерых детей вырастила…
– Баба! – Витька с досадой захлопнул книжку. Баба Варя всё ещё не слышала.
– …семерых внуков! А правнук ты один. Пока.
– И за всех отдуваюсь, – мрачно пробурчал Витька и сел на диване, с тоской поглядывая на книгу.
– Всё с книжульками своими таскаисся, нет бы делом заняться!

«Не успею прочитать ведь! – негодуя, думал Витька под бабкино ворчанье. – Завтра отдавать уже! Костян ни за что не даст ещё на день, и за ним уже Васюк занял. Эх!.. Бабка Варька дурацкая!». Он сверлил бабу Варю взглядом. Сухонькая, маленькая, а вредная – сил нет. Сколько лет ей? Восемьдесят? И чего не сидится ей? Вечно придёт и начинает дёргать. Отвечаешь – плохо, не отвечаешь – ещё хуже!

И зачем его отправляют сюда каждый год? Хорошенький отдых! Деревня глухая. Ни трамваев тебе, ни кино! Хорошо, хоть друзья есть. И книги. Но бабка Варька! Ни минуты покоя от неё – везде сыщет, отовсюду достанет! Ни на чердаке от неё не спрятаться, ни в сарае!

Нет, он, конечно, её любил. По-своему. И даже гордился, что у него одного в компании прабабка есть.  Весёлая она, конечно. То глухой притворится, когда ей надо, то «окать» начинает и слова растягивать, чтоб больше на старуху походить. Ногу сломала, когда Витька совсем малой был, хромает. Да только баба Тася смеётся, что ноги она путает – то на левую припадает, то на правую. И спасу от неё нет нигде!

– Чаво молчишь-то, лентяюшко? – донеслось до него.
– Чего?
– Делом, говорю, займись! Воды натаскай, всю испили. Да дров принеси.
– Ладно, – Витька вздохнул и спустил ноги с дивана. – Иду. Не ворчи.
– Погодь!
– Чего?
– Я тебе там малины собрала. И блинов напекла. Поешь сперва. Молока не забудь налить. Парное! – баба Варя сухой узловатой рукой взъерошила его волосы и похлопала ладонью по спине.
– Ну баб! – Витька выгнулся дугой, уворачиваясь от её руки, и скорчил недовольную рожу.
– Ладно, ладно… – баба Варя улыбалась. – В обед борща наварю да пирожков настряпаю…

…Витька открыл глаза. Ночное небо полыхало. Снаряды один за другим рвали в клочья землю, и кровавое зарево не гасло ни на секунду. Чад скрыл деревья. И слева, и справа строчили пулемёты. Воздух звенел и свистел, прошиваемый пулями. Лающие крики на немецком, русский мат, вопли раненых сливались в один многоголосый звериный вой, вторящий грохоту, гулу и бесконечному свисту.

Витька таращился в небо. Он не мог понять – то ли от взрывов оно всё, целиком, стало огненно-красным, то ли кровь залила глаза. Витьку уже почти полностью  засыпало землёй. Он кое-как убрал комья с лица окровавленной левой рукой, правой прижимая к себе винтовку. Ног он не чувствовал. Голова гудела. Пробовал ползти на спине, отталкиваясь руками – не вышло, земля сырая – то ли от его же крови, то ли сама по себе, руки соскальзывали. Пробовал перевернуться – боль пронзала насквозь, огненной волной прожигая тело до самой макушки. Никак. Решил так и лежать, пока… «Пока что?! –  вспыхнуло у него в голове. – Э-эх! Жалко… жалко-то как! Рано, рано, рано. Не вовремя! Не вовремя? А вовремя – это когда? Когда?!».

Неподалёку, совсем рядом, взорвался снаряд, земля задрожала, загудела под Витькой, градом посыпалась сверху, попала в глаза, покрыла лицо полностью, забила окровавленный рот – не успел закрыть, кричал, наверное, хоть и зарекался. «Воды бы. Воды. Воды! Один глоток воды, и встану! Её-богу, встану!  Воды! Ребята! Костян! Васька! Ребятушки…». Полыхал разум. Полыхал и затягивался кроваво-чёрной пеленой. «Прощаться. Надо прощаться. С кем? Мама! Мамочка, прости! Я не приду. Не могу. Так уж вышло. Не плачь!..».

– Ляжишь, лентяюшко?
– Баба Варя?! – вскричал он в клубящуюся мглу.
Из кровавого марева показалась прихрамывающая сгорбленная фигура.

– Баба Варя… Лежу. Лежу…
– Чаво разлёгся-то? Дела нет никакого? Так я тебе мигом придумаю, лоботряс!
В ответ Витька расхохотался. Боль отступила, он уже ничего не чувствовал. Только необычайную лёгкость, будто ветром стал.

– Хорошо-то как, баба Варя! Легко! И ты здесь! А я боялся…
– Ишь, легко ему! Я-то здесь, а ты куда намылился?
– Видишь, как оно, баб Варь…  Маму жалко. И батю. Ты прости меня, баба Варя! Не ходил к тебе с самых похорон. Прости.
– Не ходил. Ну и что? Я всё знаю. Вставай давай.
– Не могу я, бабушка. Не могу. Не встать мне больше.
– А ну брось это дело! Лишь бы валяться, супостат ты этакий! Живо!

Баба Варя маленькой скрюченной рукой взъерошила его волосы. Глаза её светились мягко и тепло. Так тепло!
– Баба Варя, там так страшно! Можно, я с тобой останусь, а?
– Нет уж, дружочек! – она улыбалась и гладила его по щеке. – Не твой это час. Вставай, родненький. Хоть как – вставай. И кричи. Кричи, что есть мочи. Кричи!
– Баба Варя!..
– Кричи!

– Открой глаза! Открывай сейчас же! Ну!
И Витька открыл.
– Живой? Живой! – девчушка лет семнадцати тормошила его и хлестала по щекам. – Чего разлёгся, помогай давай! Я одна тут! Фуф, слава богу! Я уж думала, не успела! Очухался?
– Вроде да. – прохрипел он. – Воды!

Она, обессилев, села прямо на землю, привалилась к нему спиной, тяжело дыша. Открыла сумку с крестом. Протянула к его губам открытую флягу, еле удерживая её в уставшей руке.

– Я не вижу, куда тебя ранило. Если в живот – нельзя! Рот прополощи, легче станет. Сейчас передохну, и пойдём. Ай, мамочки!

Землю рядом с ними прошила пулемётная очередь. Девчушка уткнулась лицом ему в грудь. Небо взревело – приближались самолёты. Вражеские самолёты.

– Надо уходить! – прокричала она ему прямо в ухо. – Помогай, солдатик! Я одна тут осталась. Ты у меня четырнадцатый сегодня. Не дотащу я тебя! Помогай!

– Помогу. Помогу, конечно. Ползти буду. Скажи, как звать тебя, милая? – прохрипел Витька.
– Нашёл время! Постой, ты же меня по имени звал! Я потому и прибежала! Варя я! Пошли! Ну же!

Витька расплылся в улыбке.

– Варя!.. Ползу, Варя. Ползу. Не ворчи, Варенька.

 

2

Один комментарий

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *