Search
Generic filters

Старший научный сотрудник Николай под началом профессора Соколова работал в НИИ при крупном научном центре. В отделе древностей при лаборатории радиоуглеродного анализа. После экспертизы артефакты поступали к ним. А в их задачу входили сбор и систематизация данных, а также обеспечение временного хранения артефактов до отправки владельцу. Для некоторых артефактов требовался особый микроклимат, ведь некоторые из них пролежали в земле не одну тысячу лет. Николай раньше и сам участвовал в археологических экспедициях. Бывал в Ираке, Израиле, на африканском континенте, но после пятнадцати лет скитаний осел здесь в НИИ. Платили оскорбительно мало. Но он прельстился престижностью этого места и возможностями, которые сулило его пребывание в этих стенах. Была возможность прикоснуться к таким вещам, которые многим учёным и не снились. Но время шло, и постепенно его амбиции таяли. Он писал научные статьи для различных журналов, в том числе и иностранных. Писал научные работы на заказ. Его приглашали читать лекции для студентов, будущих археологов, а также он подрабатывал репетиторством. В общем не голодал. А профессор Соколов просто пил чай. Ему было уже за восемьдесят. Он приходил в институт и пил чай. Больше, собственно, от него ничего и не требовалось, разве что подписывать бумаги, которые ему приносил Николай, и присутствовать на конференциях в качестве свадебного генерала. Всё бы и шло своим чередом, если бы однажды к ним не привезли большой деревянный ящик.

В сопроводительных документах значились некие артефакты, относящиеся к древне-шумерской цивилизации. Ящик вскрыли и пошли по списку. Все артефакты были в герметичной упаковке, а в документах напротив каждого лота указывались условия хранения и приблизительный возраст находки. И тут внимание Николая привлекло название одного из предметов: «Тапки древне-шумерские. Размер 40-41. Приблизительно 3-е тысячелетие до н. э.». В полиэтиленовом запаянном пакете были обычные домашние тапки.

— Да такие везде можно купить! В FIX-price цена подобных шлёпанцев всего 190 рублей! Клетчатая ткань, войлочная стелька и подошва, похоже пробковая. Это что розыгрыш? – Николай взял тапки в руки и вопросительно уставился на профессора. Тот поправил очки, пощупал через пакет тапки и сделав страдальческое лицо, обратился сам к себе:

— Они что издеваются? Какое третье тысячелетие к чертям собачьим?! Я им сейчас звякну. Николай, а ты пока закончи с остальным, — сказал профессор и направился в свой кабинет.

Николай занёс все прибывшие предметы в каталог, присвоив каждому свой номер, кроме тапок, естественно, и пошёл к профессору. А тот сидел за столом со стаканом чая в руках и изучал присланные ему по факсу документы.

— Присаживайся, Николай. Вот. Мне тут прислали результаты экспертизы. Слушай, они восемь раз перепроверяли. Сам посмотри. Вроде всё правильно. Действительно третье… Ерунда какая-то. – профессор протянул бумаги своему подчинённому. Николай долго изучал цифры, графики и данные спектрального анализа. Наконец он бросил бумаги на стол и посмотрел на руководителя:

— Всё правильно! Придраться не к чему! Но ведь это же невозможно! Они должны были превратиться в пыль. А им хоть бы хны. Интересно… Первый раз с таким сталкиваюсь. Что будем делать, вносить их в каталог? Там есть особая пометка «Пакет вскрывать категорически запрещается. Опасно».

— А что делать? Придётся вносить. Мне сообщили, что этот артефакт на особом контроле. Что бы это значило? Ладно, Николай, заканчивай с ними и домой. Поздно уже. Завтра подумаем, что с этим делать.

Николай не спал всю ночь. Чёртовы тапки не давали ему покоя. Почему не вскрывать, в чём опасность? Почему на особом контроле? Что бы такого сделать? Пока вопросов было больше, чем ответов. Послезавтра профессор будет на конференции, я буду один, — рассуждал Николай, — а что если…

Утром Николай явился в институт с красными от недосыпа глазами. Профессор Соколов у себя в кабинете пил чай и изучал материалы предстоящей конференции. Он посмотрел на подчинённого и улыбнувшись спросил:

— Что? Тоже не спалось? Вот и мне эти тапки покоя не дают. Я тут выяснил по своим каналам, что они были замурованы в стене древнего культового сооружения. При раскопках стена обрушилась. Так их и нашли. Но до этого её успели сфотографировать. Там были надписи на древне-шумерском. Пока ещё не расшифровали. Но! Предварительно это было что-то вроде замка-печати. Что-то предостерегающее типа «не влезай – убьёт!». Наверно поэтому и на особом контроле. Ладно, составь пока отчёт и мне на подпись, и я пойду домой готовиться к завтрашней конференции.
Николай предупредил охрану, что завтра придёт рано, около шести утра. Взял на складе точно такой же пакет, в котором были запаяны тапки, распечатал этикетку.

На следующий день он явился в институт, как и обещал без пятнадцати шесть. Взял ключи от хранилища. В целях предосторожности надел респиратор и резиновые перчатки – мало ли что. Взял с полки тапки и аккуратно разрезал пакет. На ощупь тапки были совершенно обычные. Ткань идентичная современным образцам. Он помял их в руках и убедившись, что они не рассыплются, сунул их за пазуху. Ключи от запасного выхода у него были. Он вышел в парк незамеченным. На опушке стоял памятник какому-то академику. Народ ещё не проснулся и было тихо. Не было ни бегунов, ни мамаш с колясками и даже пенсионеров с собачками не наблюдалось. На обочине дорожки, что проходила в пяти метрах от памятника лежала куча спиленных веток и просто собранный хворост (недавно в парке силами студентов был устроен субботник). Николай сел на постамент прямо напротив кучи хвороста и снял кроссовки. Огляделся по сторонам, достал тапки, внимательно осмотрел их и поставил перед собой. Эх, будь что будет! – подумал он и осторожно сунул ноги в древние шлёпанцы. Тут куча хвороста зашевелилась, будто кто-то пытался выбраться из-под веток. Показалась сначала рука, потом послышался кашель. И тут на свет божий из кучи хвороста вылез Чуковский! Да-да, тот самый. Корней Иванович, собственной персоной, в плаще.

 

Профессор Соколов сидел с выпученными глазами со стаканом уже остывшего чая в руках, а Николай ходил взад-вперёд по кабинету, эмоционально жестикулируя и рассказывал о произошедших накануне событиях:

— Да! Это был Корней Чуковский, чёрт возьми. Именно. Он самый. И что интересно: я как раз, буквально на днях, читал про него статью в интернете. Совпадение? – Вряд ли! Я думаю, тапки это — своего рода материализатор того, что у вас на душе. Как мыслящий океан в «Солярисе», если хотите. Я ведь действительно проникся статьёй о Корнее Ивановиче – оригинальный был человек. Да и вообще люблю всякие небылицы. И по улице Бармалеева частенько хаживал, всегда при том вспоминая кровожадного разбойника с усищами.

— Ну, я что-то подобное и предполагал… Хорошо, что ты сказки любишь. Значит, добрый ты человек. А вот если бы ты был Гитлер, к примеру, кого бы ты разбудил? – заметил профессор.

— Вот. У него с собой ничего не было, и он подарил мне на память это, – Николай положил на стол пакетик с большой чёрной пуговицей внутри, — от своего плаща оторвал.

— Николай, ты никому, я надеюсь, не рассказывал об этом? Правильно. И не надо. А то мало ли что… Ладно иди домой завтра подумаем. У меня тут ещё дела остались, я задержусь до вечера. А пуговицу давай в сейф пока уберём. Может, удастся договориться с лабораторией. Вдруг подтвердится, хотя сравнить-то не с чем…

Утром Николай нашёл профессора в кабинете, тот был в полном смятении чувств. Профессор стоял, отвернувшись к окну и всхлипывал. На столе вместо привычного стакана чая была початая бутылка коньяка и пустой стакан.

— Что случилось, профессор? Что с вами? – испугался Николай.

Профессор медленно повернулся к Николаю и поднял на него свои заплаканные глаза. Николай сразу всё понял.

— Николай… Коля… Я… Я Ленина видел… — из глаз профессора потекли крупные слёзы, он весь затрясся. Николай усадил своего руководителя в кресло и налил ему коньяку:

— Выпейте и успокойтесь. Ну, рассказывайте же скорей!

— Я ведь раньше историю КПСС преподавал. Не долго правда. Видимо этого хватило. Коля налей и себе. Вот и славно. И главное – я к нему с трепетом и благоговением, а он меня матом, – Профессор вытер слезы и продолжал, — вот, можно сказать, выпросил, ни как не хотел отдавать, — и достал из ящика стола пакет с кепкой, — можешь убедиться, там написано.

Николай повертел кепку в руках. На внутренней стороне действительно была надпись, выполненная золотыми буквами: «Кепка Ильича» и под ней «В.И. Ленин». Кепку тоже было решено поместить в сейф.

Николай сбегал за второй бутылкой. Было принято решение – во что бы то не стало как-то задокументировать эти события. Но как? Николай предложил ввести в дело некое третье незаинтересованное лицо. Пусть, дескать, он наденет тапки, а мы заснимем происходящее на видеокамеру.

— Я предлагаю кандидатуру своего аспиранта, Василия Козлова. Главное, что он безобиден, как младенец – у него одни бабы на уме. Что скажете, профессор?

 

Утром аспирант Козлов сидел на постаменте памятника и расшнуровывал ботинки. Николай с видеокамерой и профессор Соколов притаились в кустах неподалёку. Как только Козлов засунул ноги в тапки сразу потемнело и задул сильный ветер, поднялась пыль. Ветки зашевелились и показалась военная фуражка. Из кучи хвороста вылез человек высокого роста в военной форме. Он быстро подошёл к Козлову и громогласно поставленным голосом рявкнул:

— Встать! Кто такой?!

Козлов инстинктивно вскочил и вытянулся по струнке:

— Аспирант Козлов!

— Почему-то другого я и не ожидал. Подполковник Ефимов. Вы двое в кустах, ко мне шагом марш! Живо!

Николай и профессор Соколов втянув головы в плечи покорно засеменили к Ефимову.

— Значит так! Тапки – сдать! Камеру сюда – мне!

Козлов скинул тапки и подал их подполковнику, а сам остался стоять в одних носках на голой земле.

— Служил, Козлов?

— Никак нет, товарищ подполковник я…

— А теперь вот придётся. И очень скоро. Уж я поспособствую, будь уверен! – Ефимов сунул шлёпанцы за пазуху.

— Но, товарищ подполковник, нам же за них отчитываться придётся. Как же так, ваше сиятельство?.. -залепетал было профессор.

— Стыдно! Стыдно, товарищи! Ведь взрослые же люди! Учёные! А ведёте себя как дети малые. Отчитываться не придётся. Я уже обо всём позаботился. Бумаги у вас на столе, профессор. Пора прекращать эту вакханалию. Вы зашли слишком далеко. Получите по выговору. А теперь марш от сюда! И чтоб я вас больше не видел!

Троица быстро засеменила обратно в институт. А Ефимов — уже полковником, обратно улез в кучу хвороста.

На столе профессора лежали документы со штампом министерства обороны. Акт передачи. Подпись Ефимова. Оставлено пустое место для подписи профессора Соколова. Профессор грустно посмотрел на Николая и на побелевшего от ужаса Козлова, которому, судя по всему, скоро предстоит отправиться защищать родину. Профессор сел за стол и расписался в акте передачи артефакта.

— Жаль. Хорошие были тапки. — Сказал профессор.

— Да уж, – согласился Николай, — хорошо хоть, что они до сейфа не добрались.

 

9 июня 2020 г.

 

Автор публикации

не в сети 34 минуты

Сергей Виноградов

7
Комментарии: 27Публикации: 20Регистрация: 06-07-2021

Другие публикации этого автора:

Комментарии

Один комментарий

  1. Действительно чудесные тапки! Но, опять же, есть ощущение, что рассказу тесновато в данном объеме. Такой же простор для фантазии! Сколько разных личностей можно было бы показать с неожиданных сторон, как, допустим, того же Ленина в данном рассказе. Идея-то просто превосходная. Но всё обрывается на самом интересном месте. Изучение пуговицы и кепки, вроде бы, должно, по логике, выстрелить, но не стреляет. Поэтому остаётся лёгкое чувство неудовлетворенности, будто бы история оборвалась на полуслове (и это несмотря на наличие логического завершения). Но это всё, конечно, дело автора. А так рассказ очень хороший, но безумно короткий. И ведь начало жутко интригует с этими нелепыми тапками, которые по всем анализам являются настоящим артефактом. Потом происходит неожиданный поворот с их свойствами. Наконец, появляются неожиданные личности и… всё? Немного не хватило. Впрочем, это исключительно субъективное мнение. Но, в целом, рассказ замечательный и идея классная, но мало.
    Спасибо! И удачи в творчестве!

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля