Search
Generic filters
12/09/2021
12
0
0

Глава 1

Я проснулся один в полумраке, не ощущая тепла горячего солнца. Вдали комнаты тускнел красный огонёк. Лишь только он хоть как-то освещал комнату. Произошедшее ранее было, как будто стёрто из памяти. В воспоминаниях мелькал только лес, весь окутанный туманом и деревянная заброшенная хижина, вокруг которой бродило странное существо. Толком разглядеть мне его не удалось. Я не ощущал своего тела и не чувствовал биения сердца. Мои мысли медленно переходили в догадки, мол, всё это сон. Просидев ещё несколько минут, я решил напрячься и встать, идя на ощупь и врезаясь в мебель. Неожиданно красный огонёк разгорелся и осветил всю комнату алым светом. Передо мной стояла скульптура, напоминавшая маленького демона с вилами в руках. Он неосторожно прыгал над горевшим костром. Впереди стоял череп доисторического ящера немалого размера. Я такой видел впервые. Он находился под стеклянным куполом. На стенах висели картины в виде абстракций. Я шагал по персидскому ковру прямо к объёмной двери из красного дерева, недалеко от тусклого огонька. Отворить её сразу не вышло, пришлось поднапрячься. Взявшись за ручку, я всем весом тела протолкнул её, и она поддалась. Резкий переход из мини-музея прямо в чёрно-белый дворец. Отделка действительно была странной. Чёрно-белые стены, окна и потолки. Казалось, что это место полностью истощило свои краски. Меня это вводило в заблуждение и также пугало. Я казался попугаем-ара посреди тёмного лихолесья. Красный ковёр простилался вплоть до обширной лестницы. Слева от меня на чёрно-белой стене висел стенд с портретами неизвестных лиц. Интересное то, что портретов и не было, а были лишь странные имена, не свойственные здешним жителям. Но меня тоже звали нетипичным именем. Гайн Мунин, но все называли меня просто Мун. Я решил пройтись дальше. Увидел справа письменный стол с бумажками и какими-то документами. Но меня больше всего интересовали коридоры, которые вели в неизвестное направление. Любопытство брало надо мной вверх. Я ждал чего-то необычного, так и случилось. Вдруг из темноты выбежал юноша лет 16, примерно моего роста. Он был высокий и жилистый, напоминал мне о моём брате. Его чёрные, аккуратно ухоженные, кудри выделяли его опрятность. Имел он также молодое лицо с зеленовато-серыми глазами и лёгкой щетиной, почти незаметной. «Вполне приятный и даже симпатичный молодой человек», — подумал я. Носил незнакомец серую рубашку с чёрными ромбиками и с изящным воротником. Он резко схватил меня за синюю жилетку поверх моей оранжевой футболки и потащил за собой к двери.

-Новичок, верно? – сказал он энергичным голосом.

-То есть новичок? – спросил Гайн.

-Понятно, провал в памяти, со многими такое бывает, не переживай. Просто твой организм слабоват и не может сразу привыкнуть ко всему сразу. Дай пару часов перестроиться.

Он болтал без остановки. Я говорил с ним всего несколько минут, а уже больше всего желал придушить его ремнём, который был затянут у него на брюках.

-Что значит, мой организм ещё не перестроился? Где я вообще!

-Не всё сразу. Не бойся, узнаешь, всё узнаешь.

Я схватил его за рубашку и заговорил грубым тоном:

-Я в данный момент нахожусь непонятно где с каким-то безумцем в одной комнате. Живо говори, что это за место, ни то я не ручаюсь за себя!

-Тихо, тихо, Арнольд, не стоит нам драться. Пойми, сказать никто не может, ты должен сам понять. Не думай, смотри и произноси всё вслух, тогда и мы поймём.

-Достал, говори нормально, без пафоса и загадок.

-Он ещё снаружи?

-Я тебя предупреждал! Кто снаружи?

-Деронеск.

-Кто?

-Тварь, которая гналась за тобой. Припоминаешь?

-Помню только туманный лес и хижину. Ну да, там было какое-то существо. Этот пронзительный крик даже сейчас заставляет дрожать.

-Это Деронеск. Тебе повезло, что ты живым добрался до хижины. Не многим так везёт. Почему оказался в лесу, помнишь?

-Нет. Мелькают изображения, но так в общем ничего не помню.

-Понятно, друг, не бойся. Я тоже не понимаю, почему здесь и как это всё вообще состыковывается с внешним миром. На эти вопросы никто не получил ответы, я даже не помню, сколько дней уже здесь.

-Постой! До меня только сейчас дошло. Мы в той самой заброшенной хижине?

-Именно так.

-Тогда какого хрена здесь целый дворец поместился?

-Тише, все ещё спят.

-Да кто? Дай ответы!

-Нет ответов, смирись, а лучше угомонись и дай своему организму привыкнуть.

-Да чёрт с этим! Это сон, как я и предполагал. А всем известно, что нужно умереть, чтобы проснуться.

С этими словами я бросился к двери и живо распахнул её. Мой порыв сметал всё, а упёртость и тугость характера не давали возможности меня переубедить. Пройдя через мини-музей, я отворил ещё одну дверь. Перед моими глазами была поляна с сухими деревьями и туманом, окутавшим всю округу. Я не задумываясь пошёл дальше. Туман резал глаза, но меня это не останавливало. Я начал кричать и просить, чтобы Деронеск вышел из тени и убил меня. Не смотря на то, что моя уверенность в происходящем не знала границ, всё же мне было страшно. Вдруг послышался дикий визг, который заставлял кровь стынуть в жилах. Мои колени дрожали, словно неустойчивые колонны. Сердце начало биться быстрее обычного, а мурашки устроили целый марафон по телу. Страх пронзил меня, словно привидение. Я уловил звук копыт, сотрясавших землю. Где-то меня звал незнакомый юноша. Что-то приближалось, я чувствовал это всем телом. Из тумана показалось существо. Оно неслось на меня, как на прокажённого. В мгновение меня осенило, и я лежал уже на грязной, сырой земле. Рядом со мной стоял тот самый незнакомец. Существо пронзило воздух и снова скрылось в тумане. Мой спаситель достал револьвер и стал стрелять. Крик сменился на злобное рычанье. «Вставай, недоросль! Беги!» — закричал юноша. Мы вместе устремились к хижине. Достигнув цели, я резко забежал обратно, прижавшись к стене. Юноша вбежал последним и тут же захлопнул дверь.

-Что это чёрт возьми было? – сказал Мун, переводя дух.

Мой незнакомый друг был весь взмокший и тяжело дышал. Мне казалось, что он вот-вот откинет копыта. Я был бесконечно благодарен ему, но не решался этого сказать.

-Спасибо тебе. Сам понимаешь – в это безумно трудно поверить!

-Да ладно, с кем не бывает.

Наш короткий диалог прервался выстрелом. Пуля прошла сквозь мою левую ногу. Я упал, скорчившись от боли. Из раны хлынула кровь. Человек, который только что спас меня от смерти, вдруг прострелил мне ногу, иронично. Он начал смеяться и присел на корточки.

-Это тебе урок, чтоб не расслаблялся.

-Ты больной? Я сразу понял, что ты псих! Не зря у тебя глаз дёргается постоянно! Ублюдок!

-Да ладно, заживёт. Я сейчас за бинтами схожу, а затем покажу твою новую комнату. Удачного проживания, друг.

После этих слов он отправился в неизвестный мне коридор. Последнее, что я услышал – его имя, Лиен.

Глава 2

Новый день начался довольно сумбурно. Хоть и с трудом, но я резко вскочил с кровати от странного шума в вентиляционных трубах. Нога на удивление не болела и даже умудрилась зажить. Чудо, что ещё сказать. Моя комната походила на тюремную камеру. Серые стены, холодный каменный пол, люстра с одной почти перегоревшей лампочкой и собственно железная кровать, на которой любой сон, как пытка. Небольшое окошко, выходившее на двор, правда ничего не было видно, не смотря на наступившее утро. Эта одноэтажная заброшенная хижина являлась всего лишь оптической иллюзией, скрывавшей трёхэтажное здание со множеством комнат и даже садом. Я совсем не помнил, как смог уснуть здесь, и когда сумел переодеться в ночную пижаму. Не вдаваясь в подробности, меня понесло в ванну. Вот тут уж я словил такое негодование. Казалось, что вот-вот из старой плитки начнут вылезать червяки, а пол омоется кровью. Но больше всего меня пугало разбитое зеркало над раковиной. Дышать становилось всё труднее. Снова случился приступ. Я потерял связь с внешним миром и хотел попросту забыться. Случилась та же дезориентация, что и тогда в музее. Забившись в угол, я схватился обеими руками за голову и попытался в очередной раз представить свою смерть, в надежде проснуться. Всё было тщетно. Вытерев слёзы, я умылся. Вода шла тихо и неспешно, капая и капая. Взяв зубную щётку из шкафчика, я медленно начал водить ею по зубам. Острые волоски немного порезали мне десну из-за того, что съехали с зубов. После зубной профилактики, я ещё четыре раза умылся и наконец взбодрился, пока вдруг не увидел нечто в зеркале. Все трещины будто склеились воедино. Мой взгляд нацелился на точно такую же комнату, только в зеркале. В одно мгновение там оказалась шестнадцатилетняя девушка с светлыми кудрями и в кремовом платье. Я решил тщательно осмотреть свою комнату, но ничего не нашёл. Затем снова подошёл к зеркалу, девушка уже стояла ближе. На миг отвернулся, она встала ещё ближе. Мурашки бежали по всему телу. Я конечно знал, что в этом доме творится какой-то необъяснимый бред, но всё равно было жутко, ибо не знаешь, чего ожидать. Включил кран и уже в шестой раз умылся. Поднял голову и поглядел в зеркало. Девушки уже не было. Вот тут мне действительно стало страшно. Подоспели мысли, будто она прямо здесь, в моей комнате. Но посмотреть я не решался, ибо боялся даже из ванной выйти. Краем глаза я что-то увидел, что-то похожее на тень или просто сгусток какой-то энергетики. Я снова посмотрел в зеркало и тут уже не сдержался и закричал, как психопат. Девушка наполовину вылезла из зеркала и оскалила острейшие клыки. Её чёрные, окровавленные глаза глядели на меня, как на добычу. Несмотря на всё это, она была довольно симпатичной, но в данный момент меня это не волновало. Я мигом развернулся и с криками побежал к двери. Прямо в пижаме я выбежал из своей комнаты в главный зал. Не помню уже, бежала ли она за мной или нет, знаю, что мне было всё равно. Спустившись с лестницы, я упал и схватился за грудь, ибо моё сердце уже готовилось вырваться наружу. Тут же подоспел Лиен с ещё каким-то кареглазым мулатом с усами и сердитыми бровями, одетым в светлую мантию, а на голове у него был белый тюрбан с золотой заколкой. Я понятия не имел, что это за Алибаба, но выглядел он довольно колоритно. Ребята подняли меня и начали расспрашивать:

-Чего орёшь, безумец? Пол дома разбудил, — спросил Лиен.

Я растерялся и был сильно напуган. Мой язык заплетался, не давая возможности чётко произнести буквы.

-Девчонка у меня в зеркале! Какого чёрта она в зеркале? – громко запаниковал Мун.

-Миранду встретил что ли? Вот ведь знакомство! – Лиен рассмеялся.

-Чего тут смешного? Сначала я оказываюсь в каком-то доме, затем меня чуть не убивает монстр, потом ты мне стреляешь в ногу, и она за ночь проходит. И теперь из зеркала вылезает баба, которая хочет меня сожрать! После этого ты ждёшь от меня нормальной реакции?

-Если ты нормальный, то и реакция будет нормальная.

-Да шёл бы ты лесом!

-Ладно, не кипишуй. Это Миранда тебя напугала, тоже здесь живёт. И она довольно своеобразна.

-Я заметил, но что-то не понял.

-Она призрак, а также любит над всеми подшучивать. По секрету, мне она очень нравится, и я даже как-то попытался пригласить её на свидание, но всё закончилось скудно. С тех пор у меня левый глаз дёргается. До такой степени меня напугали.

-Ты серьёзно влюбился в привидение?

-Есть такое, любовь не знает границ.

-Больной на всю голову.

-Не переживай, скоро ты привыкнуть к столь дивной обстановке, — неожиданно заговорил мулат.

-А это ещё что за султан?

-Меня зовут Али. Я русский.

-Султан всея Руси, прекрасно. А у меня вопрос, эта ваша Миранда хотя бы извинится за испорченное утро?

-Скорее сделает ещё хуже, но забудем. Иди переодевайся, пора здесь всё показать тебе.

Я в сею же минуту отправился в комнату. Заходить было по-прежнему страшно. Неизвестно, выскочит ли эта бестия снова или же предпочтёт воздержаться. Не смотря на испорченное утро, мне безумно хотелось узнать наконец, куда же ведут коридоры. Для меня вся интрига крутилась вокруг них. Одевшись, я вышел из комнаты, где меня уже ждал Лиен. Он повёл меня, как на зло не в коридоры. В его руках находился ключ, которым отпиралась дверь в ещё один зал. Всё такие же чёрно-белые стены, но на удивление помещение было пустым, и стояло лишь несколько стульев, образуя круг. Заговорил Лиен:

-Здесь мы собираемся и открываем себя другим. Ведаем им свои сокровенные тайны и грехи, за которые потом будем расплачиваться. Собираемся здесь каждую среду, но поскольку никто не помнит, в каком часовом поясе он находится, какая дата сегодня и сколько времени, мы вынуждены назначать дежурного по времени. Считай это наказанием, ибо тебе придётся на протяжении какого-то времени считать это самое время.

-Считать время? То есть обычным счётом? В минуте шестьдесят секунд, а в часе шестьдесят минут?

-Да, именно так.

-Объясни, кто это придумал?

-Это не так важно. Я сказал, считай это наказанием.

Затем мы посетили комнату фехтования. Здесь это было что-то вроде урока физкультуры. Местный надзиратель заставлял бедных ребят колоть друг друга рапирами. Больше всего меня поразила комната Тила. Тил был простым выпускником одиннадцатого класса, пока не попал в передрягу из которой до сих пор не может вылезти. По пути домой Тил спас женщину от мчащейся машины. Он вовремя оттолкнул её и сам чуть не попал под колёса. Но бедняжка очень неудачно упала и ударилась головой, из-за чего впала в кому. То происшествие очень сильно задело Тила, ведь его намерения были другими, благими. Но тем не менее психику ему это знатно попортило

-Можно ли сказать, что парень спас ей жизнь? Вот вопрос, на который нет ответа, — с тяжкой промолвил Лиен.

-И что с ним теперь? Выходит иногда хоть?

-А ты сам посмотри.

Дверь распахнулась. Я увидел поломанную деревянную мебель, огромные вмятины и дыры в стенах. И самого Тила. Он казался побитым, весь в разорванной одежде, синяках и ссадинах, как будто бы его круглосуточно избивали. Вдруг Тил исчез и появился на потолке, а затем упал на пол. Через несколько секунд он снова испарился, а потом мгновенно появился у стены, проломив её.

-Он телепортируется? – спросил Мун.

-Так выглядит человек, который не может найти себе место в мире. Здесь всё пропитано скрытым смыслом, спрятанным под обложкой книги. Это все равно, что я сейчас пойду и подарю Миранде колючий шар из стали. Это будет отражать колкость её сердца. Вот тебе придуманный мною пример. Отключи голову, не думай, а делай, иначе умрёшь. Не ищи логики, забудь про неё. Чем больше будешь думать – тем быстрее свихнёшься. Понял?

Я молча кивнул, затем мы пошли дальше. Когда я переступал с ноги на ногу, мне казалось, что пол под ногами идёт спиралью. Голова безумно болела, потому что я то и дело оказывался на потолке, а потом снова на полу. Мимо нас прошёл Али, держащий на поводке непонятного мальчика с маской свиньи. Он без конца хрюкал и ползал, изображая глупое животное. Я смотрел уже без удивления, потому как испытывал сильное истощение. Они прошли мимо. Лиен привёл меня в странную тёмную комнату без окон и освещения. Когда дверь захлопнулась, появился свет. Он исходил от летучих медуз, горящих сине-фиолетовым огнём. Эти существа медленно поднимались до потолка, а затем опускались. Их движения были настолько спокойные и сбалансированные, что меня аж периодически клонило в сон. Ничего красивее я раньше не видел. Напрочь забылись все ужасные мысли и тревожные воспоминания. Экскурсия подходила к концу. Мы обошли ещё кучу бесподобных мест, но они были не столь важны. Наконец мы вернулись в главный зал. Я попрощался с Лиеном, который уже решил пойти спать после утомительного дня. Мне захотелось ещё немного посидеть на кожаном диване, вдруг появившемся из ниоткуда. Только я уселся, как тут же отключился. Проснувшись от «чудеснейшего» стука в вентиляционных трубах, я увидел перед собой человека. Ранее мне он не встречался. Этот индивид был невысокого роста, одетый в бежевый пиджак с длинным галстуком, клетчатые брюки и строгие туфли. Его лицо скрывалось под чёрным чулком, натянутым на голову. Незнакомец стоял неподвижно, словно манекен. Его взор был направлен на те два коридора, которые не давали мне спокойно жить. Я вежливо поприветствовал его, но в ответ ничего не послышалось. Я несколько раз поприветствовал его, но он не обращал на меня никакого внимания. Мне показалось правильным подойти поближе и пожать ему руку. Возможно, этот индивид немой или с другими отклонениями. Меня всё устраивало кроме чулка на голове. В чём был замысел – непонятно. «Эй! Друг, здравствуй», — сказал в очередной раз я. Реакции не было никакой. Он также продолжал тщательно сверлить взглядом стены коридоров. Из-за любопытства, я тронул его пальцем, а затем и вовсе схватил за руку, уже думая, что это манекен. Рука была чересчур тонкая, будто бы её вообще нет. Мне показалось неладным его бездействие, и я легонько толкнул его вперёд. Индивид шагнул, а затем повернулся, посмотрев на меня. «Наконец-то ожил, ты конечно тот ещё ячмень», — сказал я. На мои слова он отреагировал враждебно, ударив меня по лицу. Я разозлился и дал ему сдачи, но мой кулак прошёл сквозь его чулок. Индивид развернулся и пошёл вперёд, прямо к коридорам. Без слов, без мотивов, просто ушёл. Я захотел пойти за ним и разобраться, в чём дело, как вдруг меня остановила лёгкая, женская рука. Сзади стояла девушка моего возраста с каштановыми волосами, заплетёнными в хвост. Её глаза, словно зеркала синего моря. Столь приятное лицо сразу же меня сразило, как и чудесное прикосновение её руки. Она что-то сказала, но я прослушал, из-за чего сделал глупую мину и что-то пробормотал:

-Я Му…Гайн.

Её странный взгляд насторожил меня, но в конце концов я услышал ответ.

-Мугайн? Это твоё имя? – спросила она, начав смеяться.

В её голосе слышался французский акцент. По всей видимости она родом из Франции.

-Нет, Гайн. Все просто зовут меня Мун из-за фамилии. А тебя как?

-Я Нелли, очень приятно, Гайн. Ты бы не навязывался к Фридриху Альдштеду Малрику Дайвину Фротерхейдену. Тот парень в пиджаке и с чулком на голове. Вы с ним сейчас повздорили, но я понимаю. Он здесь самый странный. Насколько я знаю, Фридрих полностью утратил желание жить, поэтому сделал для себя что-то вроде купола, который оградил его от внешнего воздействия. А ты как раз своим внешнем воздействием его и потревожил, за что и получил.

-Да уж, длинное имя у него.

-У него три имени.

-Воу, что ж, не знал, прошу прощения. За один день столько всего нового. Безумно трудно привыкнуть.

-Спешу тебя огорчить, ты здесь уже дней десять, не меньше.

-Сколько?

-Я всё это время была дежурным по времени.

-И ты считала все эти дни?

-Нет, только три дня.

-Жесть.

-И не говори. Ладно, моя комната находится недалеко от твоей, поэтому если что, то обращайся. Я помогу.

-Спасибо большое!

-Лучше иди спать.

-Конечно.

Глава 3

Отступил закат. Часы пробили полночь и заиграла мелодия, олицетворяющая восстание человека из могилы. На улице Заряхино стояла церковь, вся украшенная золотыми куполами. Можно было разглядеть белокаменные стены из резных кирпичей, а также обширные окна. Огромная деревянная дверь вдруг отворилась и вошёл стройный, но в то же время довольно худой человек в бежевом пальто. Он выглядел пугающе. Симпатичное лицо, неухоженная бородка и островок седых волос. Этот мужчина отличался мужественностью лица и был молод, но с сединой. Чёрные тени, разъедавшие его кожу, окружали белейшие, как снег, глаза. Они полностью утратили пигмент и опустели, будто омертвев. Тем не менее незнакомец прекрасно всё видел. Мельчайшая чёрная точка находилась посреди белого ока. Его глаза привлекали слишком много внимания, из-за чего таинственный мужчина постоянно носил тёмные очки. Он медленно шёл к иконостасу, а когда дошёл, то опустил монтировку наземь. Мужчина встал на колени и принялся про себя читать молитву. Как раз в эту же секунду к нему подошёл батюшка и заговорил:

-Что ты читаешь, сынок? Разве это молитва?

-Тебе чего, святой отец, — ответил незнакомец тихим, хрипящим голосом.

-Мне чего, мне ничего, а вот тебе что? Ты не молитву читаешь.

-Да знаю я, у меня своя.

-Не гоже так. Не дай бог беду навлечёшь на себя.

-Мне нечего терять.

Незнакомец на минуту прервался, а затем снова продолжил. Батюшка посмотрел на него нездоровым взглядом, а затем фыркнул и ушёл. Долгая ночь грозилась быть. Свечи горели. Лишь единицы приходили в полночь искупиться или помолиться. Незнакомец стал молвить:

 

Пусть недуг отступит и разразится белая туча.

И польёт меня она водой зеркальной,

Да осветит меня сила Божья,

Да спустится удача,

 

Да перестану я чувствовать голод и холод.

Пускай покинет меня усталость и жажда.

Кровь пусть снова станет горячей,

А кожа темнее.

 

Не сносить мне головы, коль не доберусь до сердца своего.

Да разразится сильная буря!

Пускай унесёт она дух мой

И закроет навеки в склепе.

 

Долго ещё этот человек не уходил, когда же закончил, то принялся рассматривать иконостас. Батюшка пристально наблюдал за ним, но в диалог не желал вступать, а старался его избегать. Любопытство не давало ему покоя и всё же батюшка подошёл к нему.

-Что за грех искупить хочешь?

Мужчина медленно повернулся, а затем вздохнул и что-то пробормотал про себя. Старик переспросил его, а тот снова начал бормотать. В иной раз он стал рассматривать иконостас, не обращая внимания на посторонних. Батюшка не долго думая отступил. Под утро незнакомец ушёл, взяв с собой монтировку. На ней уже успела засохнуть человеческая кровь. Проходя по мосту, он выбросил её в реку и больше не вспоминал. Следующие два дня герой провёл в баре, потратив все деньги на сигареты и алкоголь. Никакой напиток не помогал ему впасть в пьянство и никакая сигарета не позволяла расслабиться. Он словно утратил вкус к жизни и сидел в заточении. Его тело мертво, но душа жива. Невозможно, казалось бы. Сомнения терзали его смутную голову, а глаза на удивление начинали краснеть. Мужчина избегал всяческих контактов и держался в самом углу бара, что-то опять бормоча про себя. На третий день он решил заказать чай, а после отправился в видеомагазин, где стащил пару кассет с западной музыкой. Если вдруг попросят его имя назвать, то скажет мужчина с белыми очами: «Денаргог».

 

Следующий день я проводил уже довольно спокойно. Лиен наказал мне сходить в прачечную, чтобы постирать свои и чужие вещи.

-Не буду прачкой работать! – строго возразил Мун.

-Иди работай, не ной. Хочешь работу по вкусу, иди покорми Деронеска, — сказал Лиен.

-Нет уж, ладно, поработаю. А ты куда пойдёшь?

-Я наверх, а куда, тебе не скажу.

На этот раз я просто кивнул без всяких возражений. Много времени мне пришлось потратить, чтобы найти прачечную. Я успел заглянуть в милую комнату какого-то гоблина, у которого повсюду лежали антикварные куклы. Я шёл по одному из коридоров и вышел в огромный зал. Пол и стены были уже из дерева акации. Множество деревянных балок и лестниц. Всего я увидел два этажа. Множество дверей и всяких ремесленных станков окружало меня. Ходили подозрительные люди, одетые полностью в чёрные одежды. Их лица скрывались под серебряными масками. Мимо меня прошло трое. Один из них держал в руках пассатижи, а другие монтировки. Он посмотрел на меня, а затем протянул кулак. Я не знал, что делать и тоже протянул ему свой кулак. Затем незнакомец поклонился мне и продолжил идти дальше вместе со своими спутниками. В прачечной меня ждало гордое одиночество. Я начал перебирать бельё. Половину вещей я быстро поместил в стиральные машины, а вот со второй половиной помучался. Мне стало настолько скучно это делать, что я решил сделать небольшой перерыв и прогуляться. Возникла безумная тяга подняться на второй этаж, куда простым работягам вход был воспрещён. Я тихо прокрался туда. Наверху лампочки горели очень тусклым светом, а в некоторых местах и вовсе таился один сплошной мрак. Послышались голоса. Я шёл, прислушиваясь к ним и всё также крадясь. Раздался стук, будто чем-то об деревянный стол ударили, а за ним и душераздирающий крик. Кому-то явно причинили боль. Я подходил всё ближе и ближе, пока не дошёл до той самой комнаты, откуда доносились шумы. Двери не было. Мой взор упал на тех самых людей с серебряными масками. Они все выстроились вокруг деревянного стола. Один резко замахнулся и ударил. Снова раздался пронзительный крик. Эти люди кого-то пытали, тот бедолага продолжал стонать от боли, но надзиратели не задавали вопросов, а просто лупили его. Потом надзиратель взял пассатижи и приставил их к среднему пальцу на правой руке. «Пожалуйста! Нет, не надо!» — жалостно умолял бедняга. Больше я не мог смотреть. Хруст костей и другие звуки доносились из комнаты. В миг надзиратели прекратили свои пытки и куда-то ушли. Я не теряя секунды подбежал к деревянному столу. На нём никто не лежал. Я тщательно осмотрелся, но никого не было в комнате. На столе засыхала кровь, а на полу лежал палец. «Боже!» — подумал я. Стало страшно, хотелось уйти, но вдруг появилась дверь, которая тут же захлопнулась. В комнату вошли надзиратели. Один вышел вперёд, другие держали того самого бедолагу.

-Что ты тут забыл, малой, — молодым голосом спросил надзиратель, смеясь надо мной.

-Я уже ухожу, удачно вам поработать.

-Стоять, нам ассистент нужен. Этот товар портить нельзя, а вот ты вполне сгодишься для всяких опытов. Вознаграждение естественно полагается большое, — он смеялся сквозь серебряную маску. Звук доходил глухой и непонятный.

-И всё моё вознаграждение уйдёт на операцию, нет уж, спасибо за предложение, я пожалуй откажусь.

-Тебе кожа не жмёт?

-Немного натирает в области левее простаты.

Я тут же схватил пассатижи и метнул их в надзирателя, он покосился от боли и встал на одно колено. Другие бросили бедолагу и побежали за мной, вынув из ножен короткие мечи. Я со всей силой врезался в дверь, так, что она поддалась мне. Пигмеи бежали за мной. Плечо сильно болело после такого удара. Я перепрыгнул бортики и упал прямо на груду мусора. Было очень больно, но адреналин так и шёл. Надзиратели за это время спустились по лестнице и уже почти меня настигли. Мне оставалось бежать только вперёд по коридору. Увернувшись от прямого удара меча, я пробился через дверь и угодил прямиком в комнату гоблина. Он вздрогнул от неожиданности и отошёл к углу. Несколько кукол разбилось, что сильно разозлило жильца. Я забежал в ванную комнату и заперся там.

-Вылезай оттуда, идол!

-Эти пигмеи здесь?

-Какие пигмеи, ты психопат законченный? Вылезай из ванны!

Я больше не стал томить его и открыл дверь. Стало жутковато от мысли, что всё это мне причудилось. Всё больше вопросов и пока ни одного ответа. Пришлось извиниться перед этим гоблином и свести всё на то, что я действительно психопат. Спустя долгое время, идя по коридору, мне встретился Лиен. Он стоял весь взмокший и уставший, его левый глаз дёргался быстрее обычного.

-Что стряслось? – спросил Гайн.

-Ты Миранду не видел?

-Нет, а что такое?

-Ну как тебе сказать, я всё-таки позвал её прогуляться по саду, а она решила убить мои последние нервы. Я знатно так побегал, ноги аж до сих дрожат. Такое ощущение, будто ты переспал с тремя белками.

-Боже, идеальная женщина. Ты ей комплимент сделал какой-нибудь или что?

-Сказал, что из-за её призрачной красоты к ней настолько страшно подойти, что даже сердце в пятки уходит.

-Да ты у нас романтик, с такими комплиментами к Деронеску ходи.

-Так в том-то и дело, она ждала именно такого комплимента, а я всего-то сказал, что она сногсшибательно выглядит.

-В прямом и переносном смысле.

-Да что ты вообще понимаешь, девственник малолетний. Иди с деревьями романы крути.

-Это тут причём?

-Не знаю, я на взводе просто. А если серьёзно, то тебе надо бы к Нелли подкатить, вернее прям подъехать на таком большом джипе, не роликах.

-Чел, я с ней один раз всего поговорил, она даже не в моём вкусе.

-А ещё меня пигмеем называл.

-Сказал парень, который крутит роман с призраком. И кстати, когда это я тебя называл пигмеем?

Лиен в этот момент сжал пальцы в кулак и стал очень тревожно себя вести.

-Да ну, так ты надзиратель?

-Так, на подработке, да и я просто бью по пяткам тех, кто отказывается работать.

-А человека вы сегодня не пытали?

-Да мы ему всего пару телесных нанесли, а палец себе надзиратель отрубил случайно. Отрастёт, не волнуйся, всё путём. И ещё, тебя назначили дежурным по времени.

-Да нет, не гони.

-Именно так, удачки, а я пойду свою зубастую даму найду. Может даже постараюсь обнять, обнять воздух.

-Пижон!

-Сопляк!

День выдался тяжёлый, и я как можно скорее отправился в свою кровать. Я бы сказал, что мне приснился странный сон, но этот сон – ничто, по сравнению с последними событиями.

Громыхал гром, сверкала молния. В главный зал вошёл человек с белыми глазами. Он снял с себя пальто и шляпу, а затем уселся на кожаном диване, ожидая наступления утра.

Глава 4

Первым проснулся Али. Выйдя из своей комнаты вместе со своей свинкой, он сразу же заметил томящегося Денаргога. Тот сидел, скрестив ноги и пуская слюни в рукав. Али подошёл к нему и разбудил.

-Сука! Я уж думал, очнусь где-то в Самаре – вздрогнул Денаргог.

-Нет, мастер Ден, вы здесь находиться с нами, — ответил Али.

-Выглядишь, как Ибрагим-паша. Где твоя лампа, отребье? Или это не оттуда?

-Мастер, я русский и вовсе не знать, про что вы говорить.

-Забудь, дай мне Jack Daniels и лимонные дольки. Могу позволить себе такой завтрак.

-А мне можно глоток?

-Тебе же нельзя, у вас там свои правила вроде.

-Я русский!

-Не гони, иначе бы не носил вот эту белую фигню на голове. А впрочем позволю я тебе согрешить, вот покарают тебя, сам виноват будешь.

Они оба выпили по стаканчику и закусили лимонными дольками. Вкусы у Денаргога были своеобразны, сам он относил себя к аристократам, хоть и не рождался им. Каждое воскресенье он уходил и пропадал на три дня. За это время ему приходилось попадать во всякого рода передряги. В основном Ден работал в видеомагазине, где продавал старые кассеты. Одну ночь он обязательно уделял искуплению и чтению молитв, а на следующий день полностью отдавался борделям, ночным прогулкам, всяческим романам и другим спонтанным занятиям. Все считали его скрытым, замкнутым и подозрительным, но стоило ему войти во вкус и выкурить пару пачек сигарет, то тут его уже не остановишь.

-Деронеска вы покормили? – спросил Денаргог, выпив ещё один стакан виски.

-В смысле, мы не выходить давно уже, старший этот ваш Деронеск.

-Может страшный? Эх, русский ты наш. А почему там тогда обглоданная девушка лежит, хм?

-Правда, вы её спасти?

-Ты идиот? Она мертва. Короче, ясно всё, буди всех, будем разбираться в священном кругу. Я пока отлучусь в сортир, затем найду свои чёртовы сигареты и с превеликим удовольствием присоединюсь к вашему кружку отчаянных недорослей. И ещё, когда этот оболтус поймёт, что он не свинья?

-Кто его знать, он дилетант.

-Оно и видно, ну удачки всех собрать.

Через полчаса все уже сидели в священном кругу, в том числе и я. Пришли почти все: Лиен, Нелли, Фридрих, Али со своей свиньёй, Миранда и даже Тил. Лиен сильно дёргался при виде Миранды, она парила над воздухом в чудесном платье, находившись тем временем в гармонии. Нелли что-то писала в своём блокноте, я не мог свести с неё взгляд, уж очень эта француженка была прекрасна. Фридрих сидел тише всех, в одном единственном положении. Этот индивид полностью потерял связь с внешним миром и погрузился в своеобразный транс. Али гладил мальчика. Довольно жуткое зрелище, когда ты понимаешь, что это не свинья, а человек. Самым неугомонным был Тил. Его носило из стороны в сторону, он уже был практически без сил, но всё равно продолжал телепортироваться, не контролируя себя. Вдруг вошёл ранее неизвестный мне человек. В мои глаза тут же бросились его белые глаза. Он сделал три хлопка, и все замолкли.

-Лиен, привяжи нашего энергичного, а то все обои попортит, не дешёвые между прочим, — ясно отметил он. – Итак, все в сборе, отлично. Я вижу у нас новенький, подойди.

Гайн медленно подошёл к мастеру и протянул ему мужскую руку. Денаргог тоже решил поприветствовать его, протянув руку, но рукопожатия так и не случилось из-за забавного обмана со стороны Денаргога. Он громко захохотал, да так, что некоторым даже становилось жутковато.

-Добро пожаловать, мой маленький воробушек, позволь поцеловать тебя в лобик, — ласково промолвил Ден.

-Зачем это, что вы делаете, не трогайте меня! – начал злиться Мун.

-Ну как хочешь, смотрю, ты очень агрессивный молодой человек. У тебя ещё половое созревание не закончилось?

-Вам какое дело?

-Я теперь для тебя и мама, и папа, и бабушка, и прабабушка, мне всё положено знать о тебе, мой милый воробушек.

-Может мы просто сядем, и вы начнёте?

-Пожалуй, да. Всё, обнимашки закончились, иди отсюда, в смысле на стул. Итак, дамы, господа, дилетанты, призраки и социопаты, я приветствую вас на нашем хрен пойми каком уже по счёту собрании. Мне глубоко наплевать на очередные пересказы ваших историй, но таковы правила. Прежде, чем мы начнём, выслушаем каждого внимательно! Кому вдруг скучно станет, того я отдам Деронеску на его личные забавы. Начнём же. Лиен, голос!

-Иди ты. Некоторые уже слышали мою историю, но раз мастер просит, придётся в очередной раз повториться.

-Зажигалки не найдётся у кого? – прервал Лиена Ден.

-Есть спичка, — ответил Али.

-Благодарствую, продолжай Лиен, — сказал Денаргог, доставая сигарету.

-Я простой десятиклассник, хотел выучиться на агронома, но не срослось. Как-то связался с не той компанией, из-за одной девчонки. А те конфеты любили воровать, у каждого своё хобби. Ставки росли и вот мы, малолетние хулиганы уже пиво крадём, тогда нас и поймали из-за одного кренделя, который две бутылки умудрился в штаны запихнуть. Полицаи нагнали нас и позже всех на учёт красивенько и поставили, включая меня. Сообщили в мою школу, а затем исключили. Прощайте планы и всё остальное. Я начал творить полный беспредел от отчаяния. Стал самым настоящим вандалом. Шутил постоянно над уважаемыми людьми, прям как наш достопочтенный мастер.

-Поправочка, я вас не уважаю. Продолжай.

-По пьяни я избил одного пятиклассника до потери сознания. Потом долгое время каялся, но другим было всё равно. Меня хотели отправить в детскую колонию, но потом я очутился здесь.

-Так трогательно. В общем ладно, следующий.

Я совсем по-другому начал смотреть на Лиена после его истории. Всё же я до конца не понимал, можно ли его считать жертвой? Мои раздумья прекратились, после того, как заговорила Нелли. Её историю я с удовольствием хотел послушать, ибо не верил, что такая чудесная девушка может попасть в такое место. Денаргог же сидел почти вверх ногами на своём рваном кресле, держа во рту аж три сигареты.

-Не хочу долго размусоливать. Я убила свою сестру и каюсь в этом ужасном грехе, несмотря на её отношение ко мне и бабушке.

-О, вот это уже интересно. А подробности не расскажешь? Там я не знаю, чем убила, как убила, хм?

-Я не хочу об этом говорить!

-И в сотый раз ты становишься дежурным по времени. Пока не откроешь душу, отсюда не уйдёшь! Для тебя стараюсь же, да и другим интересно.

-Пусть! Я всё равно не расскажу!

-Смею возразить, что дежурным был назначен Гайн, — сказал Лиен.

-Кто прости?

-Слева от вас сидит.

-А, воробушек. Что ж, тебе повезло, если конечно свою душу нам откроешь.

-Я могу подежурить вместо Нелли, дайте ей отдохнуть, — предложил Гайн.

-Поглядим, Али, твой черёд.

-Меня всю жизнь травить за то, что я странным бывать. Мне не интересны самые обычные увлечения моих сверстников, ещё я очень любить держать людей в своей власти, как вот мою свинку. Я не очень хорошо некоторые слова произносить, но мне это не мешать командовать моей свинкой.

-Мой любимчик, хочет власть и деньги, — усмехнулся Денаргог. – Отлично, что нам скажет Фридрих?

Фридрих же сидел всё в том же положении. Из-за чулка на голове нельзя было разглядеть его выражение лица. Все кричали его имя, но он никого не слышал.

-Понятно, наша амёба опять в трансе, — сказал Ден.

Его слова прервал Тил, который неожиданно переместился на потолок, утянув за собой стул, к которому был привязан. Затем юноша упал, сломав и стул, и запястье.

-Боже, как же больно! – кричал Тил.

-Чё те всё неймётся. Лиен, подними его и отведи в пыточную, пусть там его подлатают. Все знают его историю? Надеюсь, все. Не будем заострять на нём много внимания. Миранда, девочка моя, расскажи нам свою историю.

-Ты, ты лишил меня всего! – сказала она шипящим голосом, указывая пальцем на Денаргога.

-Я? И как же?

-Убийца. Монстр в лесу, твоя нахальность. Нечего тебе делать здесь, возвращайся обратно в землю! – она заверещала и скрылась в тени.

Денаргог какое-то время просидел в раздумьях, не произнеся ни слова. Затем тишина прервалась его хохотом.

-Забавно. Это же её труп на улице лежит, вот бедняжка. Я уж было и запамятовал тот раковой день. Совсем маленькая девочка заблудилась в лесу, где и нашла свою погибель. Мрачновато тут становится, пускай воробушек добавит немного красок из своей жизни. Расскажи, как собирался взлететь, но упал, разочаровав друзей и семью.

-К моему большому сожалению, я ничего не помню.

-Так вспомни.

-А если не вспомню?

-Пойдёшь убирать дерьмо за Деронеском. Он тоже живой, опорожняться и ему нужно.

-А если я откажусь?

-Заставлю тебя выпить Jack Daniels через нос и выкурить все сигареты через уши.

-Прости, я не пью и не курю, здоровый образ жизни веду.

-Шутки шутишь, ну погоди. Дайте ему лопату, не хочется мне дорогой виски на него тратить. Нелли покажет тебе сортир нашего питомца. Собрание окончено, всем идти вон отсюда! И впредь не дерзи мне, а то я перестаю считать себя здесь главным.

После собрания мы с Нелли пошли к выходу из хижины. Я надеялся наконец увидеть белый свет, услышать пение птиц и журчание воды. Нелли шла гордо и старалась не глядеть на меня. Она открыла замок, и мы вышли на улицу. Воздух был совсем другим, не таким затхлым. Запахло гнилью и торфом, но всё же это была природа. На дворе стояла ночь, а за пределами невысокого деревянного забора по-прежнему гулял туман. Множество крестов окружило нас. Огромная каменная статуя монаха, держащего библию, предстала передо мной.

-Идём, — сказала Нелли.

Мне захотелось как-то разбавить обстановку и начать разговор.

-Слушай, а ты видела хоть раз Деронеска?

-Один раз, в самый первый день.

— И как он выглядит?

-У каждого по-своему. Я видела свою мёртвую сестру с окровавленными глазами и руками.

-То ещё зрелище. А что вообще между вами произошло? Поверь, станет намного легче, если хотя бы мне расскажешь.

-Не твоё дело, я не хочу об этом говорить и хорош болтать, иди дерьмо убирай!

-Я бы с радостью, а где оно?

-За калиткой.

-То есть мне нужно выйти за забор?

-Именно так, и не вздумай убежать, всё равно не получится. Деронеск тебя настигнет. Если что-то нужно будет, иди к статуе, я буду там считать время.

-Понял, удачи тебе.

-Это не мне она нужна.

Я немного поднапрягся и вышел за пределы сада, обхватив лопату двумя руками и встав в оборонительную стойку. Мои шаги было трудно услышать. Я медленно шёл по запаху, пока не набрёл на целую кучу шоколадных фикалей. Для начала пришлось выкопать выгребную яму, а только потом убирать помёт. В лесу было довольно тихо, что немного пугало. Любой шорох заставлял вздрогнуть. Закончив с одной кучей, я принялся за другую. Одной ногой я на что-то наступил, что в тот же миг хрустнуло. Опустив свой взор на землю, мои глаза увидели страшную картину. В луже засохшей крови лежал скелет девушки. Я скорчил глупую мину и подвинул скелет лопатой. Меня чуть не вырвало. Закончив со второй кучей, меня посетила рискованная мысль о побеге. Внутренний голос предупреждал об опасности, но мне хотелось рискнуть. Я с полной уверенностью двинулся вперёд, закинув лопату на плечо, словно доблестный рыцарь с огромной смертоносной секирой. Улыбка осветила моё лицо. Всё шло хорошо, пока я не поскользнулся на сырой траве и не упал. Лопата с грохотом упала на бревно. Я немного поранил руку, но это был пустяк в сравнении с тем, что я услышал. Дикий рёв пронзил меня насквозь, словно разящий клинок. Я моментально схватился за лопату и с большим рвением побежал обратно к хижине. Смелость в мгновение покинула меня, и я снова стал всего лишь испуганным мальчишкой. Топот копыт нёсся за мной также, как и рёв, похожий на визг ошеломлённой девушки. Мне безумно захотелось взглянуть на чудище, но страх не давал этого сделать. Добежав до забора, я перепрыгнул его, упав тем самым на землю. И вот он, стоял передо мной где-то вдали, чтобы оставаться в тени. Виднелись какие-то очертания быка. Длинные рога и жёлтые глаза – всё, что было видно. Туман сгустился, и монстр пропал с горизонта. Подоспел Денаргог. Он взял меня за рубаху и потащил к себе в кабинет. Открыв дверь, мастер швырнул меня на пол, а сам сел на стол и стал доставать сигарету.

-Много курите, — сказал Гайн.

-Зато избавляет от запоров. Ты мне вот, что скажи, — сказал он спокойным голосом, а затем сделал небольшую паузу. – Что тебя посетило в голове, только честно?

-Мысль о том, что вы много курите.

-Я тебя сейчас пристрелю прям здесь, а потом Нелли будет отмывать пол от крови, а Лиен собирать твои мозги со стен. Не выпендривайся, а говори как есть!

-Сбежать хотел.

-Уже лучше, зачем?

-Потому что я не понимаю где я, не понимаю, что происходит в этом проклятом месте. Всё моё окружение – сплошные психи. Дом живёт сам по себе, ходит ходуном, как будто землю наизнанку вывернули.

-Так оно и есть. Ты сейчас на обратной стороне своей футболки. Безумный мир, именно такое у него воплощение. А это место считай своеобразной тюрьмой, а я ваш надзиратель. Вас отправили сюда – искупить свои грехи и открыть душу богу, но вы занимаетесь какой-то хернёй. Один флиртует с призраком, другая вечно считает время, третий считает своего друга свиньёй. Как же я устал, целыми днями теребить вам и себе мозги. Ведь я просто мог бы обманом скормить вас Деронеску, но нет, мне захотелось исправить вас. Видимо это гиблое дело. Прям завтра отправлю вас на казнь, а сегодня мне лень, я хочу бухать и читать библию.

-А что тебя здесь держит, дорогой мастер? Ты заливаешь, чтобы мы открыли душу тебе, а сам-то бродишь в тени под маской своей, не показывая себя настоящего!

-Хочешь мою историю, ну так слушай, я уже достаточно не трезвый. У меня была красивая жена в девятнадцатом веке, приличный дом, приличная работа. Познакомилась душенька моя с каким-то аристократом, позабыл уже его имя. А в чём вся соль, так в том, что она начала с ним роман крутить, когда уже была беременна от меня. С большой вероятностью родилась бы дочка. Этот сукин сын стал ухаживать за ней, а я этого не сумел разглядеть. И вот мы сидим как-то с моей душенькой за столом, передо мной вкусный суп и бокал вина, а в супе яд. Как думаешь, я умер?

-Раз ты здесь, то наверно нет.

-Бинго, в смысле нет, я умер. Моя жена, душа всей жизни, с ребёнком в животе взяла и убила меня за семейным ужином. А я ведь уже представлял нашу семейную жизнь, как мне приходится воспитывать свою дочурку. Печальная ситуация.

-Что-то я не понял, а как тогда ты тут, ну сам понимаешь…

-К счастью она хотя бы похоронила меня не просто в деревянном гробу, а в целом каменном склепе, чтобы мне было труднее выбираться. Не знаю, что это было, божья помощь или шутка демона, чёрт его знает. Вся малина в том, что я ожил, не чувствуя своего тела, не ощущая тепла в заднице, не ощущая даже голода. С большими усилиями я выбрался из склепа. Посмотрел в зеркало и увидел, что волосы поседели, глаза омертвели и покрылись вокруг чёрными тенями, разъедавшими кожу. Всё время я чувствовал холод, температура была ниже нормы, от меня смердело трупом и гнилью. Всё тело уже хотело начать разлагаться, но я вдруг снова стал функционировать. Первым делом я пошёл к этому аристократу и в приступе гнева стал медленно убивать его, пока он не завопил так, что аж стёкла биться начали. Потом я не мог не наведаться к своей жене и спросить её, почему она так со мной поступила. И знаешь, что я обнаружил?

-Боюсь представить.

-Я обнаружил её, висящей на петле. Позже выяснилось, что она повесилась из-за моей смерти. Постоянно всем твердила, что меня отравил домовой. Она убила себя и нашего ребёнка и… — прости, не могу больше сдерживаться.

Я смотрел на него и наконец смог разглядеть того человека, скрывавшегося под маской. Из его белых омертвевших глаз текли красные слёзы. Он вытер их и продолжил говорить:

-Вот уж смешная шутка. Меня вернули, чтобы посмотреть на мёртвую жену и ребёнка. Кто так решил посмеяться над человеческой жизнью, хм? Затем мир словно вывернулся наизнанку. Я не знал, в какой реальности нахожусь. Возможно это и есть загробный мир, и все мы уже мертвы. Сидим и доживаем свои бесконечные дни так, как заслужили.

-Думаешь, мы все уже мертвы?

-Скорее всего. По-другому я не могу объяснить весь этот бред, который окружает нас в этой хижине. Загробный мир переплетается у всех в одном месте. Это не рай и не ад. Здесь творится полный абсурд, выжигающий плоть огнём. Отдельные грешные эпизоды складываются в один и становятся той реальностью, которую ты сейчас переживаешь.

-А ты не думал, что это сон?

-Во сне кровь была бы прозрачная. Если это и сон, в таком случае после него ты уже не проснёшься. К чёрту этот пафос, он мне по горло уже, у тебя нет случаем какого-нибудь дезодоранта, а то действительно от меня трупом несёт, глядишь девушку себе найду, а она потом будет считаться некрофилом.

-Всё-таки ты хороший человек, вернее был им. Обстоятельства помешали тебе жить спокойно, но это не повод убиваться и глумиться над остальными.

-Нет уж, меняться я не собираюсь. Мне по-прежнему нравятся бабы, сигареты и монтировки, ещё Jack Daniels. Мне нравится дразнить людей, потешаться над ними, издеваться, ибо без этого мир – не мир. Всегда должны существовать плохие парни, ведь без них не будут рождаться хорошие. Пусть теперь тоже отведают этого дерьма. Улавливаешь мою философию? А впрочем Ладно, спиногрыз, топай в комнату, мне ещё эту тварь кормить.

-Я рад, что мы так поговорили.

-Иди уже, подлиза.

Глава 5

Последнее время мне не снились сны. Перед глазами мелькал сплошной чёрно-белый экран. Иногда я находился в депрессии, думая и рассуждая о том, сколько же мне здесь ещё жить. Я всем сердцем хотел вернуться домой, который даже не помнил. В эту ночь мне было очень трудно заснуть. В комнате стало холоднее обычного, а одеяло и вовсе не грело. Затем мне стало наоборот очень жарко. Я вертелся на кровати, словно неугомонный жук. Почувствовав капли пота, стекающие с лица, я мгновенно вскочил с постели и лёг на холодный, каменный пол. Моя голова была прижата к стене. Жар потихоньку спадал. Вдруг распахнулось окно и стремительный ветер ворвался в мою комнату. Я увидел большую тёмную фигуру, покрытую шерстью. Существо схватилось обеими лапами за оконную раму. Острейшие когти выходили из копыт, вцепляясь в дерево. Виднелись небольшие рога, вытянутые вверх, а огромные совиные глаза глядели на меня, словно на добычу, освещая тёмную комнату жёлтым светом. Чудовище заигрывало со мной длинным кошачьим хвостом. С чёрных клыков капала кровь. Оно глядело и что-то бормотало про себя. Я пытался услышать что-то, но не мог сосредоточиться, поскольку было страшно. Без всяких сомнений это был Деронеск, в своём настоящем обличии, я чувствовал это, чувствовал его всего.

-Ты здесь, чтобы убить меня?

В ответ послышался дикий рёв, от которого уши разрывало на мелкие кусочки. Когда я открыл глаза, то увидел Денаргога, подоспевшего на помощь. Он вбежал, будучи голым в одних лишь брюках. Всё его тело было покрыто татуировками разных значений. Он вынул из штанов револьвер Лиена и выстрелил. Пуля попала в Деронеска, но тот не почувствовал боли. Тем не менее Денаргог смог отогнать его. Монстр спрыгнул вниз и убежал в лес.

-Вот ведь извращенец, однако, в скалолазании ему не занимать. Ты как, нормально? Всё ещё девственник? – усмехнулся Ден

-Отвянь со своими шуточками, я в порядке, — грубо ответил Мун.

-Малину будешь? Вкусная.

-Ты можешь объяснить, что он делал в моей комнате?

-Это любовь, дружище. Ему хотелось совокупиться с тобой, жаль только, что ты был против.

-Да пошёл ты.

Я повернулся к нему спиной и направился в ванну . В этот момент Ден схватил меня и швырнул в стену, дав ещё и кулаком по лицу.

-Не надо со мной так говорить, я ведь как лучше хочу, — продолжал он.

-Это так ты лучше мне делаешь? Разбиваешь губу и швыряешь в стену, так?

-Ну иногда нужно угомонить пыл своих детей.

-Чего, мы не твои дети!

-Вы живёте в моём доме, под моей опекой, следовательно вы мои дети, а я ваш отец.

-Ты никогда им не станешь! Я скорее сдохну в лапах Деронеска!

-Это можно устроить.

Ден повёл меня к окну, а затем наклонил вперёд, я не мог ничего сделать, он был гораздо сильнее меня. Оставалось лишь смотреть с высока на наш сад и кресты.

-Я могу сбросить тебя прямо сейчас, а жаль, ты ведь мог стать моим любимчиком, но видимо эта роль достанется Али или Нелли.

-А мы ведь так хорошо поговорили, ну давай. Брось меня, давай же!

-Я жду, когда ты поймёшь истину.

-Надеюсь кукловод в небе как следует дёрнет тебя за ниточки, да так, чтобы ты распался на части! Вот тебе твоя истина.

-Приятного полёта, воробушек!

Он отпустил меня, и мне оставалось лишь лететь вниз. Летел я на удивление долго, пока не достиг земли.

-Как же быстро они улетают, — сказал с насмешкой Денаргог, смотря на мой свежий труп с переломанными костями. Следующее утро началось странным образом. Всех разбудил Денаргог и собрал в главном зале. Все молча стояли, ожидая меня. Ден сидел на кожаном диване с голым торсом, усыпанным в татуировках, и покуривал сигарету.

-Все в сборе, тогда начинаем! – сказал он, выбросив окурок на красный ковёр.

Его резко прервал Лиен, спросив, где же собственно Гайн, то есть я.

— Кто? А, воробушек! Я убил его.

Все разом ухмыльнулись и остолбенели от услышанной новости. Даже Миранда проявила какие-то эмоции, не сказать, что положительные, но всё-таки эмоции. Лиен был удивлён больше всех. Рядом с ним стояла Нелли с абсолютно каменным лицом и Али, которому вообще было всё равно. Тил же сидел тем временем в своей комнате, на собрании он не присутствовал. Фридрих как всегда находился где-то в своём мире.

-Зачем ты его убил? – спросила Нелли.

-Вот же сволочь ты белоглазая! – разозлился Лиен.

-В своё оправдание скажу следующее. Вы не первые здесь у меня, я лучше знаю, кого и когда убивать. Вы наверно сейчас меня неправильно поймёте, но это не столь важно. Дело в другом. Деронеск пришёл к нему вчера ночью. А просто так эта тварь никогда не приходит, даже ради убийства не придёт. Вся соль в том, что Деронеск избрал Гайна своей собачкой, которая приманит добычу, то бишь вас. Он должен был всех нас выманить из хижины, а затем Деронеск сделал бы своё дело. Убедительно?

-Знаешь, не очень. Деронеск – неразумная тварь, которая жрёт всё, что видит, словно белая акула, — возразил Лиен.

-Белая акула жрёт всё, что чует и выплёвывает, если еда дешевле шаурмы из какой-нибудь левой забегаловки. Поздравляю, для акулы мы дешёвое мясо.

-Не уходи от темы! Я считаю, что именно его нужно связать и отдать на съедение! – предложил Лиен.

-Я поддержать тебя, Лиен, — сказал Али.

-Иуда! А ты был моим любимчиком, разумеется после Гайна. Ладно, эту игру пора заканчивать, Миранда, твой черёд.

-Я не буду подчиняться тебе! Вырвать бы твоё сердце из груди и проглотить его целиком.

-Оно уже просроченное. Ребят, не суетитесь, прошу вас!

Сзади него появилась Миранда, спереди шли Лиен и Али, а Нелли стояла позади всех, не понимая кому верить.

-Нелли, детка, хоть ты поверь мне!

-Заткнись уже и топай отсюда! – приказал Лиен.

-Вот она эпопея зла и добра, добро – не зло, а зло – не добро. Запомните меня красивым, мускулистым и умным!

Дверь открылась. Лиен и Али медленно вели связанного Денаргога в лес, миновав калитку. Всю дорогу Ден продолжал острить и подшучивать над ребятами. В их глазах он был злодеем, но его истинные помыслы скрывались где-то на подкорке мозга. Когда они достаточно отошли от хижины, Денаргога толкнули вперёд так, что тот лицом упал в грязь. Встать он не мог, ибо руки были сзади связаны, а рядом к тому же стояли ещё и ребята.

-Бегите пока не поздно, вам нужно выбираться отсюда! – сказал Ден, выплёвывая грязь.

-Он прав, Лиен. Мы должны уходить, — сказал Али.

-Пожалуй да, идём.

-Суки, у меня ботинок слетел! Ох, боже мой, что за молодёжь пошла. Ты ведь слышишь меня, не трогай их, они не понимают правила нашей с тобой игры. Действительно мне уже пора, так что убей и закончим. Ты слышишь меня, тварь! Я здесь, сочный и аппетитный, может пахну не очень, но зато кости у меня мягкие. Зараза, где ты? Покажись!

Земля начала содрогаться, Ден повернул свой взгляд налево и увидел медленно идущего Деронеска. Он потихоньку набирал скорость, а затем поглядел своими совиными глазами на беспомощного Денаргога. Они обменялись взглядами, а затем чудовище побежало в сторону хижины.

-Да нет, не их, меня, тупая ты скотина!

Али и Лиен почти уже дошли до калитки, как вдруг Лиена сбивает с ног огромное чудовище. Он с трудом встал, а затем монстр насадил его на рог. Кровь полилась ручьями. Али здорово испугался и ринулся быстрее к калитке. Деронеска уже ничего не сдерживало. Он впервые за долгое время проломил забор, скинув труп Лиена, и зашёл во внутренний дворик. Чудовище крушило всё подряд, кресты, клумбы и даже маленькие статуи ангелов. Али вбежал в дом и запер дверь на замок, оказавшись в музее. Юноша весь взмок, от страха он забился в углу и с трудом сдерживал слёзы. На помощь к нему подоспели Нелли и Тил, которые услышали погром на улице.

-Что стряслось, где Лиен?

-Его убить монстра, мастера он не трогать! Что нам делать?

-Тил, ты как вообще, идти можешь? – спросила Нелли.

-Мне тяжело себя сдерживать, но думаю смогу какое-то время идти.

-Отлично, где Миранда?

-Ей ничего не будет, она же призрак. А вот нам бы присоединиться к Фридриху. Давайте-ка все в зал, там побезопаснее.

После этих слов Деронеск сумел проломить стену музея. Всё шло кувырком. Ребята забежали обратно в зал, но чудовище не останавливалось и продолжало следовать за ними. По пути Али схватил поводок и дёрнул его так, что его свинка тут же встала и побежала за ним на четвереньках. Герои скрылись от чудовища в правом коридоре, где никто никогда не был. Всего лишь одна дверь в конце. Открыв её, они вошли в теплицу, где росли помидоры, огурцы и перцы. Их это сильно удивило. Они ждали чего-то более необычного. Пол содрогался от топота копыт. Дикий рёв преследовал их. Все двинулись дальше к другой двери, которая вела уже на задний двор. Целые дюжины манекенов стояли перед героями. Ребята забарикодировали дверь и пошли дальше. Манекены стояли в совершенно разных одеждах и позах. Среди них и затерялся Фридрих, стоявший действительно, как манекен. Нелли подошла к нему, но он оттолкнул её.

-Идём же с нами, тебе необязательно всю жизнь жить в одиночестве, — сказала Нелли.

-Нелли, у него свой мир, не нужно тревожить его, — сказал Тил, положив свою руку на плечо подруги.

-Я считаю, нужно. Он тоже человек, заслуживающий светлого будущего.

-Оно уже у него есть. Фридрих создал свой мир, где ему хорошо. Пусть всё так и остаётся.

-А Деронеск? Он же убьёт его!

-Не убьёт, этот парень хорошо маскируется. Идём!

Ребята смогли пробежать вдоль заднего двора и выйти за его пределы. Деронеск выломал дверь и устремился за героями, сбивая по пути все манекены. Медленно, но верно он приближался к своей цели. Мальчик больше не мог бежать, как свинья и повалился на землю от усталости. Али стал поднимать его, но тот безумно капризничал. Деронеск был всё ближе и ближе, пока наконец не настиг свою жертву. Он уже открыл пасть, оскалил окровавленные зубы и готовился закусить юношей и свинкой, как вдруг раздался выстрел. Пуля попала в брюхо чудовищу. Тот завыл от боли, из него начала течь чёрная кровь. Чудище проскочило мимо Али, не задев его.

-Ух, какой выстрел, вы видели? – сказал Денаргог, подоспевший вовремя на помощь.

-Ты, но как вообще…

-Я со связанными руками добежал до сарая, там с трудом освободил руки, сильно вы их завязали, а потом достал ружьё и последовал за Деронеском.

Деронеск же тем временем двигался в сторону Дена. Тот ловко увернулся, упав на землю и выстрелив под хвост чудовищу.

-Прямо в днище, хорошо пошло, — усмехнулся Ден.

Монстр разозлился ещё больше. Его трясло из стороны в сторону, пока он не обратился в призрака.

-Миранда! – воскликнула Нелли.

-Вот это поворот, — удивлённо сказал Тил.

-Не хотел вам сразу говорить, ибо спойлеры лучше не знать, — сказал Денаргог.

-Я вас не отпущу, даже будучи расчленённой, — проговорила Миранда, паря в воздухе.

-Я бы посмотрел на это, — усмехнулся белоглазый.

-Лучше я погляжу, как ты в сотый раз будешь наблюдаешь за смертью жены, своего старика и первой любви. Вся твоя жизнь – это такая забава для меня.

-Ещё хоть слово и я скорее всего ничего тебе не смогу сделать. Должно было прозвучать угрожающе. Бойся меня, бестия!

-Миранда, зачем тебе это всё? – спросила Нелли.

-Я не могу вам об этом поведать. Вы ещё не созрели и не созреете, потому как я убью вас раньше, чем этот белоглазый олух сигарету докурит.

-А Лиен, он же любил тебя!

-И мы будем вместе, он стал тоже призраком. Я хотела всё сделать аккуратно и красиво, но белоглазый убил моего подручного. Надеюсь на все вопросы ответила?

-Ты очень злой девушка! – злобно высказался Али.

-Я так и думала, пора заканчивать этот душераздирающий спектакль!

Миранда взмахнула руками и почти уже превратилась в свою материальную форму зверя, как неожиданно всё прекратилось. Её будто бы расщепило на молекулы. Все стояли, не понимая, что вокруг происходит. Неведомая сила переместила бестию куда-то в неизвестное место.

-А видимо кукловод в небе всё-таки дёргает за ниточки. Признаюсь, я думал, что вы очередная партия недорослей, которых Миранда также закопает, но нет. Вы проявили себя максимально тупо, но почему-то мы все живы. Я предлагаю отметить это дело большой бутылкой виски, что скажете?

-Рубашку хоть одень, балабол. Я предлагаю уходить, пока что-то ещё не случилось, — сказал Тил.

-Сам ты балабол, а я аристократ!

Тил не успел договорить, как вдруг снова исчез.

-Он кидать нас? – поинтересовался Али.

-Скорее всего он снова не контролирует свою телепортацию. Нужно найти его!

-Нелли, угомонись. Где ты его искать собралась?

-Он не мог далеко уйти, поищем его в лесу, в хижине или в саду.

-Не суетись, найдём этого непоседу, но проблема в том, что хижина тоже исчезла. Я честно говоря сам уже нихрена не понимаю. Миранда куда-то исчезла, хижина тоже куда-то исчезла, даже Тил куда-то исчез. Почему я здесь с вами, бездарями?

-Не хочешь, можешь не идти!

-О нет, я пойду. Меня здесь уже ничего не держит, спасибо вам за это.

-Сколько ты здесь бывать?

-Я уж и не помню, много лет. Постоянно появлялись новенькие психопаты, которых потом по классике жанра убивала Миранда. А сейчас мне впервые поручили роль надзирателя.

-А почему ты не предупредить людей и нас в том числе?

-Понимаешь, всё происходило так, как должно было быть, а потом что-то пошло не по плану. Я привязался к вам, но считал нужным продолжить свою миссию и убил Гайна, потому как за остальных боялся.

-Так ты теперь наш спаситель? — поинтересовалась Нелли.

-Именно так.

Он приставил своё ружьё к спине Нелли и выстрелил. Она упала, истекая кровью. Ден перезарядил оружие и следующим выстрелом убил Али. Свинку он трогать не стал, не было необходимости. После Денаргог выбросил ружьё в кусты и присел, снова достав из кармана сигарету. Он сидел, наслаждаясь прекрасными голыми деревьями. Из его белых глаз полились слёзы, он сильно жалел о том, что сделал, но свято верил в правильность своих действий.

-Что ты сделал? – послышался голос Миранды из тумана.

-Спас их от твоей злой участи! – ответил он, вытирая слёзы.

-Ты и правда непредсказуемый психопат.

-Во всяком случае им будет уготовано что-то более светлое, нежели Лиену.

-С Лиеном всё будет в порядке, я обещаю.

-Я не хочу слышать твоих обещаний, с меня довольно! Мне надо уйти в отставку.

-Ты не можешь покинуть свой пост!

-А я возьму и покину, ты меня не остановишь. Для меня также всё происходящее – одна сплошная загадка, которую теперь я намериваюсь разгадать. Мне абсолютно наплевать, что со мной сделают. Я найду Тила и убью его, чтобы он не угодил в твои лапы. Затем разгадаю эту чёртову загадку, тебе ясно?

-Желаю удачи, ещё свидимся.

-Непременно.

Как по волшебству, хижина вышла из тени и сразу же вспыхнула из-за того окурка на красном ковре. Языки пламени отражались в очах мастера. Маленький деревянный домик загорелся, словно целый дворец. Денаргог какое-то время полюбовался огнём, а затем ушёл в сторону города, всё также выкуривая сигарету.

Глава 6

Крохотный городок находился сразу за лесом. Здесь люди зарабатывали себе на хлеб и по-настоящему выживали. По ночам молодёжь ходила в бар, а после устраивала погромы на улицах. В центре стояла церковь, в которую мало кто ходил. Это была настоящая дыра, в которой даже дорог и выездов толком не было. Магазины вечно пустели, денег на страховые службы не хватало, как и людям на ипотеку. Этим пасмурным днём шёл сильный ливень. Почти все улицы затопило по щиколотки. По улице Заряхино шёл мужчина с оголённым торсом, усыпанным татуировками. Его брюки промокли до нитки, как и туфли из дорогой кожи. Он буквально плыл, чтобы добраться до бара. Всё его тело выглядело побитым и истощённым, в его взгляде виднелась скорбь. Лёгким движением руки мужчина открыл дверь в бар. В эту дурную погоду там сидело довольно много подозрительных личностей. Таинственный путник присел у барной стойки и стал подзывать бармена.

-Чего изволите, милостивый путник? – вежливо спросил бармен.

-Виски, будьте так любезны и пачку сигарет, любых, — ответил мужчина.

-Сею минуту, сэр.

Бармен достал виски и налил целый стакан, а затем принёс гостю сигареты.

-Кто такой? – спросил седовласый старик, сидящий рядом. Он поприветствовал незнакомца своим суровым взглядом серых глаз. На правой щеке у него виднелся шрам от когтей. Сам человек был одет в кожаную куртку поверх жёлтого жилета, в роскошные ковбойские сапоги и в такую же ковбойскую шляпу.

-А кто спрашивает? – поинтересовался белоглазый.

-Для тебя я Дельтон.

-Денаргог. Скажи же, Дельтон, ты друзей ищешь или любовников, а?

-Ты сука так не шути, а то больше не сможешь сиять своей улыбкой.

-Да я и не сияю, просто не настроен сейчас на общение.

-Понятно, а не объяснишь ли, что значит вот эта твоя татуировка на левом запястье? Змеиные чешуйки?

Он указал на странные символы, переплетающиеся в различного вида узоры, в основном похожие на змеиные чешуйки.

-Это так я вижу свою жизнь. Здесь всё есть, даже виски. Каждая чешуйка пропитана своим тонким смыслом, говорящая всем о трудности моего существования. Вокруг меня еда, бабы, алкоголь, утраты, мошенники, русская правда – всё это, понимаешь замысел?

-Думаю, да.

-Ничего ты не понимаешь, потому как я всю эту бурду секунд пять назад придумал. Сделал как-то по пьяни и вот эти вот скрещённые пистолеты на груди, череп с ангельскими крылышками на животе, доллар на левой руке, выхлопные трубы на лопатках. Никакая татуировка не пропитана скрытым смыслом, только полным абсурдом. Разве что, есть только одна. Эта женщина на плече – моя покойная жена. Вот тут есть смысл, а в остальном сплошной абсурд.

-Что ж, лучше придумай легенду каждой, а то так и будут спрашивать, коль собираешься сверкать своим телом налево и направо. Твои чешуйки мне откуда-то знакомы, но видимо я ошибся.

-Проституция парням много денег не приносит, знай. Уж тебя туда точно не возьмут со шрамом, а от кого он кстати? От жены, хм?

-Ещё слово и я честное слово пущу тебе пулю в лоб.

-Понял, больше не буду. А кстати не видел ли ты здесь поблизости пацана одного. Сухой, жилистый такой, с короткой причёской в стиле Ди Каприо. Весь в синяках и ссадинах. Запястье сломано.

-Не видел, твой сын?

-Не дай бог мне такого сына! Ладно, жаль, что не видел. Я большой фанат таких скромных посиделок и разговоров о татуировках, но мне пора. Будь здоров, Дельтон!

-И тебе не хворать!

Денаргог допил свой стакан, достал сигарету и гордо ушёл. Он стал искать Тила по всему городу, расспрашивая каждого прохожего и обыскивая любую тёмную щель. По пути Ден успел стащить с манекена новое сшитое пальто бежевого цвета с красивыми рукавами и пуговицами. Столь дивная красота не дала путнику пройти мимо. Многие оглядывались, удивляясь белым глазам. Чёрные тени настолько разъели кожу вокруг глаз, что даже некоторые кровеносные сосуды полопались, из-за чего на лице оставались красные линии, пугавшие людей. Ден абсолютно не ощущал никакого недомогания. Он медленно, но верно шёл к своей цели. К ночи ему пришлось прервать поиски и остановиться у загородного дома местного фермера. Тайком Денаргог пробрался в амбар к коровам и там же решил переночевать. Ночь обещала быть долгой. Ден всё никак не мог заснуть, вспоминая о недавних событиях, ибо повсюду слышал крики Нелли. Она умоляла его не стрелять, но он холоднокровно выстрелил. Всё его мёртвое сердце разрывало изнутри. Сильнейшая боль заставляла вскочить посреди ночи и снова погрузиться в недолгий сон. «Слишком много смертей на моих руках, пора найти тот последний осколок человека, что остался ещё где-то во мне. От меня смердит трупом, мои глаза всё сильнее белеют, а с лица стекает кровь от бесконечных ран. Я холоден и не чувствую вкуса к жизни, лишь вкус густой крови во рту, вперемешку с железом. Ещё одно убийство и всё. Парень молод и силён духом, но это моё милосердие к нему. Он должен умереть, чтобы потом не страдать. Она найдёт всех и погубит, я этого не допущу. Лучше уж быстрая смерть, чем долгая боль. Сука, до чего же много пафоса в моих мыслях. Шекспир бы меня оценил! Такова вот цена непризнанного самовлюблённого кретина!»

Наступило утро. Запели первые петухи и яркие лучи солнца проникали во все дома. Громкий выстрел разбудил спящего Денаргога. Захудалый старик в синем комбинезоне стоял у входа в амбар с ружьём в руках. Он сделал два предупредительных выстрела, а затем направил оружие на Дена.

-Кто такой и что здесь забыл? – грубым тоном спросил фермер.

-Громкое у тебя оружие, я ничего не услышал, — сказал Ден.

-Что ты здесь забыл?

-Я не слышу.

-Тебе гузно прострелить? Что ты здесь забыл? – уже вовсю кричал фермер.

Ден разлёгся на сене, словно морская звезда. Затем потянулся, зевнул и снова заговорил:

-Прости, сейчас я тебя слышал, но всё прослушал. Повтори пожалуйста.

-Вставай и иди вон с моей фермы!

-Славные у тебя коровы, пахнут приятно, а вот ты нет. Злой ты, пойду пожалуй.

-Вот-вот, иди отсюда!

Когда Ден уже стоял на выходе из амбара, он вдруг решил почесаться, а потом снова улёгся на сене.

-Ты совсем уже обнаглел?

-Ноги ватные, брат, не держат. У тебя есть кофе? Хотя было бы неплохо и виски.

Фермер больше не стал терпеть такой наглости и стал снова стрелять в нескольких сантиметрах от Дена.

-Полегче, морячок. Ухожу я уже, ухожу. А вот если серьёзно, но ты правда пахнешь хуже, чем твои коровы. Не обижайся, но если у одной из них появится живот, то платить алименты на её содержание я не буду, усёк?

-Да ты скотина такая! Ещё и над моими коровами потешаться вздумал, да я тебе гузно прострелю и отрежу твои драгоценные причиндалы! Посмотрим, как ты шутить потом будешь.

-Чтоб ты знал, евнухи – самые ярые шутники. Классные у тебя шутки, друг.

Фермер больше не собирался слушать насмешек над собой и хорошенько ударил своего соперника ложей ружья. Денаргог упал, выплюнув сгусток крови. Вся губа была разбита, а нос сдвинут влево. Фермер тут же ударил его ногой в живот. Ден рассмеялся и стал уползать всё дальше от амбара.

-Вот уж пастырь, всем голова! Прости, если обидел тебя. Просто мне так нравится над людьми издеваться, но ты не беспокойся, я уже уползаю.

-Катись прочь! Как будто мне мало таких тут попадется, да ещё и ты!

-О, погодь. Не встречал ли ты, мой дорогой фермер, пацана лет 16, весь в синяках и ссадинах? Подозрительный такой, немножко туповатый, видел?

-Если это был твой дружок, то передай ему, чтоб больше не совался на мою ферму! И ты тоже не суйся, а то…

-Прострелишь мне гузно, да-да, старая песня уже. А куда он пошёл?

-Да в поле куда-то ушёл, мне-то какое дело! Вон туда, где овцы пасутся. Овец не трогай!

-Да не буду я, не в моём вкусе. Спасибо, отец.

-Чтоб ты провалился, тьфу!

Ден пошёл в сторону поля, осматривая всё вокруг. Впереди паслись овцы. На одной из них виднелся кровавый отпечаток ладони, будто бы кто-то на неё опирался. Белоглазый облизал окровавленную шерсть, убедившись, что кровь человеческая. Этот вкус для него был слаще мёда. Вдали снова показался пастырь, кричащий: «Не трогай овец, скотина!». Ден улыбнулся и стал разглядывать следы сапог на земле. Они были уже затоптанные, но идти по ним представлялось возможным. Следы вели его вплоть до густого леса. Много деревьев уже срубили лесорубы, грустные пеньки мирно существовали здесь. Ден прошёл одну милю вперёд, а затем повернул направо, увидев дорожный знак. Где-то вдали поднимался дым от костра. Стоял обширный лагерь, окружённый частоколом. Денаргог, чуть пройдя, остановился и встал, как вкопанный. Он с презрением глядел на идущего навстречу, часового. Это был человек, одетый в чёрный плащ с натуральной шерстью зверя поверх чёрного камзола, украшенного белыми узорами. Лицо человека было скрыто под маской, в виде птичьего клюва. Красные линзы смотрели на путника с подозрением. Часовой подошёл и что-то невнятно сказал через маску.

-Голубок, где мне главного найти? – спросил Ден.

-Ты что не понял? Имя назови и с каким помыслом сюда пришёл, — сказал часовой.

-Скажем так, я странствующий фокусник, прибывший по срочному делу к вашему главарю. Меня зовут Дельтон Де Дон и я очень устал с дороги. Прошу, пропустите.

-Кого попало не пускаем!

Денаргог хотел предложить иной способ, но его опередил другой, стоящий сзади с деревянной дубиной. Один удар и Ден уже лежал на земле, пуская слюни. В глазах начинало темнеть, а голоса потихоньку разлетались повсюду. Второй удар окончательно вырубил белоглазого, после чего его потащили в яму, где лежали трупы. Целая туча мух летала в этом месте. Ужасный запах разносился аж на милю. Куча безымянных тел лежало, разлагаясь в тенях бесплодной земли. Череда событий проскользнула мимо глаз. Запах трупов пробил заложенный нос. Душа возвращалась в забытое тело. Ден открыл глаза и обомлел. Вся его уверенность в себе в миг исчезла. Он почувствовал себя снова живым и в то же время бессмертным. Глаза были карими. Медленно, но верно они приобретали свой изначальный белый цвет. Разыгралась сильная паника, вскоре переменившаяся в беспрерывный смех. Ден сидел и хохотал посреди трупов. Он чувствовал себя здесь своим и поэтому смеялся. Всю его душу наполняла ирония, ирония судьбы. «Так я умер или нет? Что за потеха? Эй! Кто-нибудь! А впрочем о чём с вами говорить, о неудобстве червей в желудке, хм?». Он продолжал взывать к кому-нибудь. Ден просидел здесь до полуночи, общаясь со своей единственной компанией. На помощь к нему подоспели люди в масках.

-Вороны прилетели, чего надобно? – поинтересовался Денаргог.

И правда эти люди сильно походили на ворон, из-за масок и плащей. Этот жуткий птичий клюв отгонял недоброжелателей и даже запугивал. Они подняли Дена и потащили его в лагерь. Целая дюжина ворон обитала здесь. Все ходили в масках и плащах. Горели костры. Лагерь был полон различного мусора и добра. Шкуры и меха диких зверей лежали у палатки вождя. На деревянных столах расположились банки с различными видами насекомых, от мух до тараканов. В террариумах ползали змеи и тарантулы. Ден, проходя мимо, вздрогнул и сделал глупую мину. В палатке его развязали и оставили наедине с вождём. Перед ним предстал низкорослый мужчина с лишним весом, одетый в лохмотья. Даже его красивейший серый плащ тоже был порван. Его лицо выглядело чудаковато: искривлённый нос с горбинкой, огромные глаза цвета тёмного шоколада, повыпадавшие волосы, а по всей коже были видны бородавки и родинки. В руках он держал трость с красным рубином.

-Это тебя звать Дельтоном Де Доном? – спросил вождь. Его голос, словно режущий слух, скрежет убивал своих собеседников.

-Боже, что ж ты за урод такой?

-Вот те на, сразу оскорбления кидаешь. А ведь я уже подумал, что ты действительно тот самый Дельтон, что ограбил швейную фабрику.

-А может я не швейную фабрику грабил, а мясокомбинат?

-Да хоть бордель, уважения бы не прибавилось. Ты вижу, человек с приветом, я таких люблю, но позволь узнать твоё настоящее имя.

-Если я назовусь, то от моего голоса разразится буря и весь твой лагерь сметёт.

-Как знаешь, ребята!

После его команды, в палатку вбежало двое ворон. Они ударили Дена по ноге и спине деревянными дубинами, а затем посадили его на стул и связали.

-Ты слыхал когда-нибудь про суд мухами? – поинтересовался вождь.

-Чего? Я тебя осуждаю за такое. Будешь мне мух в ноздри совать?

-Хуже, целый рой голодных тварей в узкой комнате наедине с тобой, как тебе?

-Перспективка мрачная, мне не нравится.

-А мне ты не нравишься, но что поделать.

-Вспомнил одну поговорку. Всё, что до слова «но», то собачье дерьмо. Ничего не находишь? Всё-таки нравлюсь я тебе, мухолюб.

-Остришь, ну остри. Мне ты не так важен, поэтому и мороки с твоей казнью меньше будет.

-Да ты что, без суда и следствия?

Вождь приблизился к Дену и поглядел на него так, как на соперника и в то же время союзника.

-Это искра любви промелькнула между тобой и мной, развяжи уж.

-Идём, покажу, что тебе грозит.

Вороны вытащили Дена на улицу. Почти все собрались, образовав единый круг. А посреди круга стеклянный купол как раз подходящий под рост человека. И вдруг неожиданно вороны вывели Тила. Юноша был весь потрепанный и истощённый. Всё его тело молило о упокоении. Ден на минутку замер, видя беспомощное дитя, которое всеми силами стремилось к нормальной жизни. Он не виноват, но расплата придёт независимо от кого-либо.

-Я так понял, вы с ним знакомы. Ну так полюбуйтесь на друг друга в последний раз.

-Мастер, а вы что здесь делаете? – спросил Тил, еле произнося слова.

-На похороны твои приехал, — ответил Ден.

-Даже мастер, так кто ты такой в общем и целом? – снова переспросил вождь.

-Ублюдок, алкоголик, курильщик, анархист, психопат, мудрец и конечно красавчик. Устроит ответ?

-О да, ещё как устроит. Развяжите этого самовлюблённого идиота. Я хочу посмотреть за его действиями.

-О, ты налюбуешься ещё как!

Когда Ден наконец почувствовал свободу рук, он мигом выхватил у вороны охотничий нож с пояса и моментально вонзил его Тилу прямо в сердце. Юноша покачнулся и упал на колени. Денаргог поймал его своими руками и обнял со слезами на глазах.

-Прости меня, лучше уж быстрая смерть, чем любая другая. Передай остальным, чтоб не сердились на меня.

-Может ты и прав. Не нужна мне такая жизнь, лучше уж мне умереть. Я не хочу, мастер! Не хочу.

-Умрёшь, обязательно умрёшь, обещаю тебе. Пусть господь упокоит твою душу.

Тил сказал свои последние слова, вытер слёзы и отправился на покой. Он умер на руках у Денаргога в лагере чумных воронов от ножевого ранения.

-Да уж, ты та ещё тварь. Скормить его мухам! – приказал вождь.

Ден не сопротивлялся. Он продолжал смотреть на мёртвого Тила, проклиная жизнь за её беспощадность к невинным людям. Денаргога поместили в стеклянный купол. Вороны по команде вождя должны были запустить мух в купол, где они начнут трапезничать. Ден стоял, будучи совершенно спокойным, забыв обо всём и ожидая неминуемой смерти. Вождь встал рядом с куполом и произнёс речь: «Да примут боги наш дар, принесённый сегодня. Этот бесчестный, самовлюблённый, неуравновешенный маньяк сегодня поплатится за свои грехи. Да упокоит твою душу господь и да найдётся тебе местечко в раю. Было бы замечательно, но нет. Гореть тебе в аду, чертяга! Пусть великий огонь ада поглотит и уничтожит тебя. Мучиться тебе в бесконечных кругах и вариться в котле. Таково решение нашего суда!» После этой речи огромная чёрная туча заполонила купол. Ден не мог больше сдерживаться. Его крики слышались везде. Дикая боль по всему телу уничтожала его. Он вопил, но не терял бдительности и продолжал верить в чудо. Он прекрасно понимал, что натворил и смирился. Мухи залетали в него и разъедали изнутри, пока Денаргог не умер. Такую мучительную смерть и врагу не пожелаешь, но не мне судить. Этот мертвец немного загулялся. Он убил меня, убил моих друзей и умер сам. Такие грехи нельзя простить, но будущее покажет. В этом мире мой путь окончен, я был рад рассказать вам эту историю так, как видел её я, Гайн Мунин. Дальше смотрите сами. Кукловод больше не даст мне второго шанса, а следовательно закончите вы этот путь уже без меня. Всего вам хорошего!

Глава 7

Я проснулся один посреди белой комнаты. Надо мной висела люстра, а вокруг стояли медицинские аппараты. На улице светило яркое солнце. Я лежал под капельницей с трубкой во рту. Мне стало тяжело дышать. Я сумел вынуть трубку и вдохнуть полной грудью. Глаза начали слезиться, ноги не двигались, ибо затекли. На моей голове было наложено много швов. Тут же в палату вбежала медсестра. Я запаниковал, но она сумела успокоить меня.

-Где я, что со мной? Скажите, прошу!

-Вы в больнице, пролежали в коме полгода. Скажите, вы помните, как вас зовут, где живёте, что произошло с вами?

-Полгода? Как же это. Меня зовут Фридрих Альдштед, я живу на улице Заряхино. Скажите, что с моими родными?

-Мои соболезнования, ваша мать не выдержала, и у неё случился приступ. Её не смогли спасти, вы только держитесь. Скажите, если есть головокружения или что-то в этом роде. Может быть позвонить кому-то?

-Что, этого не может быть! Я не верю вам! Дайте мне уйти!

-Вы с ума сошли? Только что из комы, вам нужно пройти тщательный медосмотр. Подождите, я позову доктора. Вы только не вставайте.

Я не мог здесь больше находиться. Пришлось выдернуть иглу и как следует помассировать ноги, чтобы разогнать кровоток. Я с большим трудом встал на ноги и тут же упал, затем снова встал и кое-как выдвинулся к двери. В глазах потемнело, а затем всё поплыло. Мне казалось, что я хожу по потолку. Всё шло ходуном. Медсестра увидела меня и попыталась остановить. Мне пришлось ускориться. Я сумел выбежать из больницы и устремился к себе домой. Пару раз меня чуть не сбила машина. На моей старой улице всё было также, как и раньше. Старые пятиэтажные дома, грязные улицы, пьяные студенты. Только сейчас стало ясно, что всего этого мне не хватало. Я позвонил в звонок своей квартиры и долгое время никто не открывал дверь. Я сидел и ждал, всё ещё не поверив ранее сказанному. Наконец дверь открылась.

-Если вы с соболезнованиями, то идите нахер отсюда! – послышался знакомый голос из квартиры.

-Дядя Дэниал? Это ты?

Из помещения выглянул седовласый молодой мужчина. Его глаза были совершенно нормального карего цвета. На лице отсутствовали всяческие шрамы и тени, а всё тело было гладкое, без единой татуировки.

-Фридрих? О боже, ты же умер вроде? Разве нет?

-Я лежал в коме полгода, ты не знал?

-Почему, знал. Заходи, заходи скорее. Виски или чай?

-Нет спасибо. Скажи, где мама?

-Как где, умерла. Мы же хоронили её недавно. А да, ты же в коме был. Старик, поздравляю, в смысле соболезную тебе. Ты только держись.

-Ты что несёшь? Она была твоей сестрой, а ты так о ней говоришь? Как она умерла?

-Да какая разница, её не вернуть.

-Как ты можешь, как ты смеешь такое говорить! Ты мерзкая, бессердечная тварь! Я мчался на всех парах сюда ради правды, а ты вот так мне её преподносишь? Да чтоб ты…

Я не мог сдержать ни гнева, ни слёз. Слова дяди были подобны тысячи стрел прямиком в сердце. Моя мама являлась для меня всем, более родного человека у меня никогда не было. Дядя какое-то время пытался поговорить со мной, но в ответ слышал лишь тишину, проходящую сквозь дверь кладовки. Ближе к вечеру во мне проснулся голод и пришлось выйти. Дядя сидел на диване, пил виски и закусывал лимонными дольками, смотря какое-то политическое шоу.

-О, ты вышел. Слушай, прости меня, сам знаешь, мы не дружили с твоей матерью, а тут квартира мне досталась, в общем не нужно лишних конфликтов в семье. Я…

-Слушай, заткнись уже. Я с большим усердием смог всё это переварить, не начинай! Надеюсь, это искренне было.

-Вот и хорошо. Ты как вообще после комы? Слыхал, того парня посадили. Надолго, не знаешь?

-Тот парень был молодой, и он спас мне жизнь.

-Параллельно отобрав у тебя полгода, верно?

-Если бы не он, меня сбила бы машина. Он оттолкнул меня, а потом я уже спал.

-И всё равно полгода потерял.

-Маленькая цена по сравнению со смертью.

-Но из-за него твоя мать умерла, не пережив трагедии.

-Слушай, что ты пристал? Мне очень трудно сейчас, а ты ещё и сверху накидываешь. Хочешь мне помочь, тогда перестань строить из себя дурака и прекрати шутить на больные темы! Думаешь, мне есть дело до ваших проблем с мамой? Она самый дорогой человек для меня, а ты оскорбляешь её!

Дэниал присел на стол, сделал глоток и достал сигарету. Он посмотрел на давнее семейное фото, где был я, он, тётя и даже мой отец, который ушёл от нас. В его глазах виднелась и печаль, и ненависть, и надежда на светлое будущее.

-Знаешь, почему люди смеются над чёрным юмором? А я скажу. Потому что внушают себе, что это смешно. Они шутят как попало и где попало, потому как таким образом забывают о ужасном прошлом и настоящем. Приходится носить глупую маску, чтобы никто не понимал, как тебе плохо на душе. Я ведь тоже потерял жену. Такая же боль внутри, которая разъедает тебя полностью, не оставляя живого места.

-Что не так с нами, почему мы все страдаем, объясни?

-Кукловод, Фриди. В его руках наши судьбы. Я не хочу продолжать. Минутка пафоса закончилась и тебе пора навестить Эли или Кэли, как её там?

-Нелли? Она не бросила меня? Гонишь?

-Ну как сказать, приходила, спрашивала о тебе. Я сказал, что ты умер.

-Вот дурак, я побежал.

Во мне проснулась та самая искорка надежды. С горячим пылом я выбежал из дома. Я отбросил всё назад. Тёмные, грязные улочки казались Бродвеем. Всю эту радость на душе можно было сравнить с красотой моря, с горячим, дивным песком. По волнам скакали дельфины, на лугах летали бабочки, легко взмахивая крыльями. Я и сам скакал, как дельфин, только не по волнам, а по грязи. И вот, стоял я перед её квартирой. Я начал стучать в дверь, словно индеец в барабан. Мне было плевать на свой безобразный внешний вид, на запах, что исходил от моей куртки, лежащей где-то в подвале. Всё это заботило меня меньше всего. Старую дверь мне открыла пожилая женщина. С её глаз стекала тушь, а руки были все изодранные. Она вежливо поприветствовала меня, но позже заплакала. Она пригласила меня в дом и усадила на кресло в гостиной. Все обои слезли со стен, из пола торчали гвозди. Я сидел, будто бы в чёрно-белом доме, лишённый всех красок и богатств жизни. Она налила мне чай, который напоминал вкус палённой водки. Женщина села и разом выпила всю чашку. Её взгляд пронизывал меня, словно привидение. И вправду по комнате гуляло привидение, неся за собой холод.

-Вы наверно Фридрих? Нелли часто о вас говорила – поинтересовалась она.

-Всё верно. А вы не скажете, где она?

-О, Нелли, — женщина заплакала от горя. – Моя дорогая внучка, боже мой. Нет её дома и уже не будет.

-Что вы имеете ввиду?

-Сестрёнку она свою избила, да так, что та умерла. А всё из-за меня, дуры старой. Я же её сестре всё, а она не желала со мной общаться, ибо стыдилась. Нелли заступалась за меня, но Аля не могла терпеть её лишних вздохов. Вечно та недовольная ходила и срывалась на мне. Парня они там ещё не поделили, наверно из-за этого и подрались в том числе. Нелли отбивалась и… впрочем не хочу об этом говорить.

-Боже, а где сейчас Нелли?

-Увезли её. Сказали, что девочка больна и её нужно лечить. Но как они такое могли сказать? Я не понимаю, добрейшая душа и никогда не проявляла себя плохо. Вы меня извините, что так вот веду себя, мне очень плохо, давление до сих пор скачет.

Я молчал, потом встал и ушёл, не попрощавшись, и не допив эту палённую водку. Моя последняя искра надежды угасла в пучине. Никогда ранее мне не было так плохо. В детстве все смеялись надо мной, ибо моя дорогая мама всюду ходила со мной, даже когда я вырос. Моя жизнь никак не могла стать самостоятельной, излишняя опека всегда бесила меня больше всего. Никто не хотел со мной общаться или дружить, потому как боялся мою маму. Мне даже прозвище дали «грудной». Всегда внутри пряталась ненависть и злость и только сейчас мне довелось понять и оценить, всё, что делала для меня мама. В шестнадцать лет у меня каким-то чудом появилась девушка, благодаря нашему странному знакомству в музыкальной школе. Я по глупости перепутал мужской туалет с женским, за что потом получил по шапке. Всё же детство осталось в памяти весёлым и насыщенным. Воспоминания хоть как-то разбавили нынешнюю мрачную обстановку. Дома меня ждал дядя со своими глупыми советами. Он предложил мне расслабиться с помощью сигареты и странного алкогольного мохито из лайма, соли и двух яиц, вдобавок с подсолнечным маслом. От такой бурды у меня сразу же потемнело в глазах. Меня тошнило, но также я смог наконец расслабиться.

-Вот она, домашняя настойка! Рецепт одного интереснейшего человека, по имени Василий

-Друг твой?

-Именно, тот ещё самогонщик и винодел! А втюхивал в барах всем палённый коньяк, говоря, что это дорогущий алкоголь. Мол его пьют только высшие аристократы! Наверняка те, которые на стройке работают.

-Тебе вообще удобно так? Живёшь на пособии для беременных, постоянно устраиваешься на работу в видеомагазины и на швейные фабрики, а потом бросаешь. На завтрак пьёшь водку, на обед пьёшь коньяк, а на ужин пьёшь виски. Что у тебя за жизнь, объясни?

-Друг мой, удобно спать на потолке, одеяло падает. Вся соль с малиной в том, чтобы жить ради спонтанных действий. Хватит искать везде смысл, просто понимай это так, как сам считаешь нужным. Попробуй представить свой мир абсурда. Пусть он будет зеркалом, отражающим реальную жизнь. Поколдуй, стань кукловодом.

-Тебе уже хватит на сегодня твоего мохито.

-Эх ты, ничего ты не знаешь. И чему вас только в школе учат.

-Физике, нормальным вещам. Учат, как не провести всю жизнь в подвале, будучи свиньёй.

-Слыхал я кстати про араба, держащего в подвале свиней, разумеется я не про животных. Им платили за то, чтобы он их продавал в рабство, а их в свою очередь обманывали, но не суть. Жизни вас там точно не научат, но в профессии может быть и помогут. Ты мне уже, словно червяк, пожирающий мозг. Я теперь твой законный опекун, иди спать!

-Да пошёл ты.

-Злой ты, вот и девка твоя сбежала. Подумай насчёт кукловода, полегчает может.

Мой дядя всегда казался для меня странным. Я всегда считал, что он давно уже умер и восстал другим человеком. После смерти тёти он был сам не свой на протяжении года, а затем будто бы начал играть в спектакль. Горе убило в нём человека и породило нечто иное. Существо, которое может убить без причины, а потом каяться целую вечность. Он находил своё счастье в алкоголе, девках и сигаретах, считая это новой жизнью, но свою настоящую жизнь, настоящего себя ему пришлось похоронить глубоко под землёй и вылезти оттуда новым, непредсказуемым человеком без моральных принципов.

Глава 8

Вороны шли по дороге, неся большой деревянный гроб. Лил сильный дождь. Они еле дышали через свои кожаные маски. Дорогу освещали факелы, которые продолжали гореть даже во время сильного ливня. Луна скрылась за тучами. В городе, на улице Заряхино часы пробили полночь. Снова заиграла музыка, олицетворяющая восстание человека из могилы. Один из ворон споткнулся. Деревянный гроб упал прямо на ногу другому ворону, тот заверещал так, что даже призраки смогли его услышать. Бледная рука пробила древесину. На среднем пальце виднелось золотое, обручальное кольцо. Рука начала дёргаться, она пыталась открыть гроб. Вороны остолбенели от увиденного. Они достали деревянные дубинки и медленно подошли к гробу, чтобы открыть его. Рука ещё немного подёргалась, а затем ушла обратно во внутрь. Вороны осторожно открыли гроб. В нём лежал Денаргог. Вся его кожа была изуродована мухами, от лица до кончиков пальцев на ноге. Огромное количество рубцов, ссадин и открытых ран виднелось на нём. Некоторые раны нагнаивались, на других по прежнему сидели мухи. Вороны приблизились к трупу, и тут он ожил. Вороны мгновенно отпрыгнули и потеряли дар речи. Ден яростно захохотал. Он помял костяшки и начал вылезать из деревянного ящика, изображая мертвеца. Его речь была невнятна и напоминала стоны хриплого старика. Белоглазый шёл на них, рыча и пугая своей походкой. Увидев немыслимый страх в них, Ден остановился и снова захохотал.

-Боже, ребят. Ну вы и балаболы. Там гроб нельзя открыть изнутри, пришлось ломать, уж простите. Но вы тоже могли мне сразу помочь. Я вам там стучал и стучал, а вы не слышали. А теперь пардоньте, надо бы нанести визит Лорду Мухе, чао.

Вороны никак не среагировали, а просто стояли, замахнувшись дубинками. Ден же шёл уже не как обычно. Он держался за правый бок, ибо там была открытая рана, которая уже не заживала. Иногда ему приходилось откашливать сгустки крови, трупный запах стал ещё более сносным. Ден даже начал хромать. Много раз ему приходилось вылезать из могил, но это было чревато тем, что рано или поздно он попросту сгниёт, будучи живым и находясь в сознании. Денаргог снова вернулся в лагерь и нагло ворвался в палатку вождя. Тот сидел и пил медовуху, наслаждаясь красотой своего портрета.

-Эй, нарцисс, я к тебе, — сказал Ден, держась за правый бок.

-Ты?

-Я.

-Какого чёрта! Как ты выжил, я же видел, как ты умер, ещё и в мучениях.

-Я так скучно ещё никогда не умирал, а у меня осталось всего-то девять жизней.

-Уже восемь! – вслед за словами последовала и пуля, угодившая Дену прямиком в грудь. Его отбросило назад. Он улёгся на земле, захлёбываясь собственной кровью. Безостановочный кашель мучил его. Лорд Муха подошёл к белоглазому и направил на него револьвер.

-Всё хорош, мне и так недолго осталось. А с девятью жизнями я перегнул, пардонь.

-Я могу стрелять в тебя до тех пор, пока не умрёшь насовсем.

-Сегодня звучала музыка, с Хэллоуином тебя. Скоро сюда придёт Деронеск, так что побереги пули.

-Не указывай мне. Что ещё за Деронеск?

-Да так, одна стерва.

Весь лагерь окутал густой туман. Множество криков слышалось из леса. Дождь закончился и тучи освободили Луну от мрака. Она осветила всё вокруг ярким светом. Все остепенились и напрягли зрение. Вороны славились, как лучшие ночные охотники. Но с этим туманом никто не мог совладать. Пронзительный визг маленькой девочки устремился прямо на вождя, а вслед и сама призрачная девочка. Она оттолкнула его прямиком в террариум, который тут же разбился, и оттуда начали выползать змеи и тарантулы. Сильный удар опрокинул и другой стол с банками, в которых жили насекомые: мухи, тараканы, муравьи и стрекозы. Вся живность оказалась на свободе. Целый рой голодных мух начал нападать на ворон. Несколько гадюк тут же вцепились в вождя. Без сомнений та девочка была Мирандой. Она медленно, но верно убивала каждого, кто встречался на её пути. В лагерь также пришёл и Лиен в обличии живого пугала с тыквой вместо головы. Сквозь его рванную одежду просматривались гнилые кости. Глаза горели красным огнём. В обоих руках он держал серпы, которыми мог выпотрошить любого. Этот дуэт не оставлял шансов на спасение и убивал всех без разбору. Лорд Муха лежал, думая о неминуемой смерти от яда змей. Ден подполз к нему и предложил сигарету. Тот сразу согласился.

-Забавно, от своих же питомцев сдохнешь, — усмехнулся Денаргог.

-Молчал бы уже, поделом мне. Видимо всё-таки я грешил, когда обрекал людей на такую мучительную смерть, — промолвил вождь, держа во рту сигарету.

-Я бы сказал, что мне жаль, но нет. Тебя мне вообще не жалко. Чтоб ты сдох медленно и болезненно.

-Какое совпадение, я тебе ведь того же желаю. В таком случае, твои пожелания уже начинают сбываться, мне довольно больно

-Сейчас бы чокнулись, но бокалов нет.

-Можно и сигареткой. Твоё здоровье.

-Взаимно, нет у тебя там золота зарытого где-нибудь, хм? Эй, чёрт. Умер тогда, когда не надо было, бывай друг.

Ден ещё раз поглядел на мёртвого вождя, потрогал его и убедился, что тот окончательно мёртв. Во время их беседы он не замечал того, что происходит. Везде лежали трупы, ползали змеи, летали мухи и стрекозы. Где-то слышались крики Миранды и лязги железных серпов Лиена, а где-то болезненные стоны ещё живых ворон. Ден медленно шёл, ориентируясь по трупам и крови. Наконец туман отступил, и его взгляд обратил внимание на жуткую парочку. Лиен освободился от физической оболочки, словно змея сбросила старую кожу и предстал перед Мирандой призраком, но уже со своим лицом. Они взялись за руки и поцеловались. Всю их бесконечную страсть и любовь друг к друг можно было увидеть и невооруженным взглядом. Ден стоял и любовался, радуясь за них. Он позабыл, что эта злобная парочка всех здесь порезала в капусту. «Совет вам, да любовь!» — крикнул издалека Денаргог. Ответа не последовало. Они отправились вдвоём куда-то в лес, никого не замечая вокруг. После этой резни Денаргог вернулся в город. Он был измучен ранами, которые болели, гнили и не заживали. Белоглазый медленно шёл в больницу, прихрамывая левой ногой и откашливая сгустки крови. У больницы стояло три манекена. Все в разных одеждах, будь то пиджак или спортивная куртка. Его это не смутило. Зайдя во внутрь здания, он скорчил глупую мину и замер. Все люди стали манекенами, чёрными людьми из дерева, пластика и даже из папье-маше.

-Уважаемые, а у вас всё хорошо? – спросил Ден, почесав затылок.

Все, находящиеся здесь, замерли и медленно повернули головы на него.

-Мило, первую медицинскую кто-нибудь умеет оказывать, хм? Мне только энотерапия нужна и всё. Если же у вас тут какая-тот гулянка намечается, то я мешать не буду, у меня херофобия к тому же. Скажите же что-нибудь!

-Что ты хочешь услышать? – послышался незнакомый голос сзади. Он напоминал тихий гул, доносившийся где-то из глубины пещеры. Ден обернулся и увидел перед собой старого знакомого. Он без раздумий понял, кто это, увидев чёрный чулок на голове и аккуратно поглаженный пиджак.

-Да ладно, сам Фридрих Альдштед, как тебя там?

-Это не столь важно.

-Ты говорить умеешь? А я думал, что всё в жизни повидал, но чтоб овощ говорить умел, ты меня удивил. А чулок зачем повесил на голову?

-Ты и сам знаешь. Я и на флейте играть могу, благодаря ней ты всё ещё ходишь.

-Сейчас вот не понял, объясни.

-Я сидел на крыши церкви и играл мелодию на флейте, под которую танцуют мертвецы. Мёртвые души поднимаются в небо и начинают танцевать.

-То есть я плясал под твою дудку, жестоко. Чего ещё я не знаю?

-Это мой мир, я его создал по своему подобию. Ты тоже создан мною и являешься здешним воплощением меня и моего дяди Дэниела Гогнара. Не напоминает тебе кое-что?

-Это как надо было из этого родить слово «Денаргог».

-Как видишь, роды прошли успешно, ты носишь это имя. Ты и Гайн – мои оболочки, которые двигаются совершенно разными дорогами. Они то и дело, что встречаются, мерятся и ссорятся. А ты даже убил по сути самого себя, зачем, хрен его знает.

-Вот тут ты не прав, я всех убил из милости, ибо их ждала более жестокая учесть.

-Ничего их не ждало, с чего ты это взял? Наоборот они бы жили вечно и им всего лишь приходилось бы убивать и питаться плотью, чтобы создавать для себя физическую оболочку. Ну или живи как Лиен с Мирандой, питайся, когда надо. Ты идиот, Ден и всегда им был.

-Сука, я же не знал.

-Всё здесь идёт так, как должно идти, но ты ломаешь все грани. Видимо и здесь ты такой же, как и в другом мире. Надо меняться, но ты к этому не стремишься.

-Чёрт тебе, я никогда не стану тобой, потому что у меня есть яйца. У меня тяжёлое прошлое, уж потяжелее твоего будет.

-Оно мной и написано. Я же кукловод.

-Нихрена. Кое-что сходится. И там, и там моя жена повесилась, будучи беременной.

-Не спорю, здесь многое из того мира взято. Но тут всё куда сложнее. Я назвал это Кошмаром бога. Что если и правда весь наш мир, жизнь каждого – это один сплошной кошмар бога. Он задумал нас точно для какой-то цели, а мы не оправдали его надежд. Он послал к нам своего сына, а мы убили его. Разве так должны мы относиться к тому, кто нам помочь хочет? Вместо процветания мы друг друга убиваем и дохнем, как мухи. Разве такими он нас задумывал? Мы – ошибка и ничего более. Не оправдали надежд и не окупились. Мой мир должен построиться по-другому, все здесь такие, какими должны быть, кроме тебя. Поэтому мне надо устранить вирус, прости. Ничего личного.

-Не так быстро, пугало одноклеточное. Выслушать ты меня точно можешь. У меня в кармане ни пистолета, ни ножа. Я вооружён только словом, слово моё будет острее любого меча и быстрее любой пули.

-Это меня и пугает. Излагай.

-У меня в детстве было два камня. Один острый, другой тупой. Острым я пытался всё разрезать, а тупой наточить.

-Это всё, что ты хотел?

-Тебя я хочу ещё, хочу нахер послать. У тебя здесь все говорят, чтоб не искали логики, не искали смысла. Вот, пожалуйста, попробуй найти смысл в этом, его нет. А теперь скажи, чем же я отличаюсь от остальных?

-Ты слишком живучий.

-А ещё я умный и красивый, вернее был.

-Ден, всё куда сложнее. Этот мир не будет строится дальше, если кто-то в нём будет мне мешать. До тебя было ещё очень много тебя, и все они делали то, ради чего созданы. А ты в первую же свою смену всех поубивал, а потом каялся. Объясни, что у тебя в голове творится?

-То же, что и у тебя, полный абсурд. Уберёшь меня из истории, словно антивирус удаляет вирус, а потом хочешь, чтобы все плясали под твою дудку? Да у тебя комплекс бога, чувак. Ты не бог и даже не кукловод, мы сами творим свою судьбу. Возможно бог как раз специально нас такими сделал. Непредсказуемыми, подлыми, самовлюблёнными идиотами, которые могут выбросить свою жизнь, словно мусор буквально по щелчку. Мне надоело с тобой здесь сидеть и о боге спорить, сам знаешь, не люблю я пафос.

-Но при этом только так и разговариваешь. Гляди, — Фридрих незаметно взмахнул рукой, а затем указал пальцем на стоящую впереди них, Нелли. Ден обернулся, и его осенила бесконечная энергия, наполняющая любую живую душу. Он глядел на неё, как на ангела и желал быть с ней до скончания веков. Его глаза на время приобрели карий цвет, все гниющие раны зажили, татуировки исчезли, оставив гладкое, чистое тело. В его голове заиграла трогательная мелодия, олицетворявшая живого человека.

-Ты любил её на самом деле. После того, как я уехал из Заряхино в полном одиночестве, с мыслями о самоубийстве, ты забрал её из психушки. Хотел снова жениться, хотя ей было всего семнадцать лет, а тебе почти тридцать. Но она тоже любила тебя, именно из-за тебя Нелли убила свою сестру. Чувствуешь весь этот абсурд? Вот он в чистом виде. Скажи же что-нибудь, ну же!

-Да, я любил её. Она была совершенно нормальной, а её сестра нет. Я просто помню ту жизнь и всё, хоть сам в ней и не жил. Нелли являлась для меня тем самым последним лучиком надежды на светлое будущее. Что же ты предлагаешь мне?

-Иди, поцелуй её, соврати. Может даже и семью заведёте, давай. Тебя никто не держит, у вас будет отдельный мир. Мир, который будет наполнен счастьем. Ты забудешь о горе. Только вы вдвоём. Потеряешь полностью себя, но будешь с ней. Цена небольшая.

-Хочешь, чтобы я изменился и стал одним из твоих манекенов, но при этом буду жить в объятиях любви и радости?

-Решать тебе.

Маленькая слеза медленно стекала по щеке. Ден всем сердцем хотел снова жить, как свободный, живой человек. В его мечтах мелькала только Нелли, одна единственная девушка из Франции, которая тоже желала остаться с ним. Она растопило его холодное, мёртвое сердце. Но что важнее? Потерять себя и остаться с любимой девушкой или остаться тем, кем ты должен быть?

-Тебе надо решить, кем ты хочешь быть, Денаргогом или Дэниалом Гогнаром.

Ден немного подумал и медленными шагами начал приближаться к Нелли. Она увидела его и тоже приблизилась. Они обнялись и поцеловались так, как будто расстаются навсегда. «Я люблю тебя. Люблю так, как никогда в своей жизни. Мне также трудно забыть свою покойную жену, но ты смогла подарить мне последние счастливые месяцы. Хоть они продлились и недолго, но я навсегда их запомню. Береги себя». После этих слов его кожа начала плавиться. Из всех зажитых ран снова потекла кровь, грязная и чёрная. Его глаза стали снова белыми, на сей раз он ослеп. Они будто бы лопались изнутри и затем вытекали. Он схватился за волосы и вырвал их с корнями. Всё его тело усыхало, превращаясь в живую мумию. Ден упал на колени и к нему подошёл Фридрих.

-Ты точно этого хочешь?

-Жалко, я не успел накраситься для такого торжественного момента. Неправильный мир ты создал, воробушек. В нём мало красок. Если представится шанс, поцелуй за меня Нелли, пожалуйста!

-Конечно. Я думаю, ты сделал правильный выбор. Не нужно превращать её жизнь в кошмар и свою тоже.

-И без тебя знаю. Не скучай!

Лицо его сморщилось и высохло. Он упал и стал одним лишь прахом. Дуновение ветра унесло его в свободные просторы, где его ждало уже что-то иное. Фридрих по щелчку пальца заставил всех манекенов идти за ним. В городе, на главной площади собрались все люди, ставшие манекенами. Фридриху пришлось забраться на высокую гору, что находилась в миле от города. Путь обещал быть сложным. Сильная метель мешала кукловоду подниматься, сбивая его с ног. Его мир вышел из-под контроля. Множество различных существ встречалось у него на пути. Будь то Деронески, утратившие свою материальную форму и приобретя астральное тело, люди, чьи головы представляли из себя лишь костяные черепа. Из рук выпирали длинные железные когти, словно ножи. Эти пассивные теневые существа носили чёрное пальто, скрывавшее их утончённое, высохшее тело. Фридрих проваливался в сугробы, но он вставал и шёл дальше, борясь с силой суровой природы. На пике его ждал алтарь с тремя каменными головами. Одна была похожа на голову Дэниала Гогнара, вторая на Гайна Мунина, а третья на самого Фридриха. Одна жизни в разных телах. Фридрих сумел разделить себя на несколько характеров, каждый из которых олицетворял по-своему его с разных сторон. Гайн был всего лишь оружием, с помощью которого он сумел пожить в своём мире, как и обычный житель. В этом воплощении Фридрих был грубым и самым адекватным человеком, среди всех. А вот другой его вариант стал по-настоящему свободной личностью, живя по собственным принципам и полностью откинув всякую мораль. Его не страшила смерть, не страшила скорбь. Он стал тем идеальным человеком, которого невозможно было сломать. Дэниал мог убить человека ради удовольствия, а затем сесть рядом и заплакать. Он мог пойти в церковь и покаяться, а позже снова совершить ужасный грех. Он пьянствовал ради того, чтобы сбросить с себя те самые два камня, один из которых был острым, а другой тупым. Дэниал умел любить, но вскоре разучился, потеряв последние остатки живого человека и превратившись в гниющий труп. Его тело омертвело, потому как омертвела его душа. Фридрих старался сделать идеальный мир, созданный по своему безумному порядку. Мир, который подчинялся бы ему. Благодаря Дэниалу этот мир зажил по-своему. Ему удалось сломать все грани. Последнее слово лежало за самим кукловодом. Он снял свой чёрный чулок с головы, показав всем открытую пустоту. Его невидимая рука достала деревянную куклу с белыми нитями, а затем чёрный чулок снова скрыл его лицо. Он протянул куклу вперёд и произнёс последнее в мире слово, которое имеет множество значений и не имеет синонимов, слово, которое будет обозначать и зло, и добро. Оно абсурдное и не имеет корня, не имеет смысла в настоящем мире, но имеет огромнейший смысл в кошмаре бога. Весь мир затих. Все манекены медленно присели и взялись за руки. Блуждающие Деронески также утихли где-то в туманных лесах. Все горные жители зарылись под толстыми слоями снега. Фридрих немного помолчал, а затем произнёс. Его слово было решающим, оно и остановило мир и накрыло его одинокое безмятежное тело белой простынёй. Снова где-то послышались медицинские аппараты и разговоры врачей. Они сказали, что пациент умер, но Фридрих всё повторял и повторял: «Денаргог».

 

Автор публикации

не в сети 3 дня

Gennadaz

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 11-09-2021

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля