Search
Generic filters
12/05/2022
13
1
0

Быстрые переборы и удары пальцев о клавиатуру ноутбука начинали действовать на нервы своей однотипностью и назойливостью, которая своими постукиваниями поднималась с самого низа от рук и постепенно доходила до головы, отзываясь глухими ударами, будто кто-то решил сыграть партию на ударных, пока ты крепко спал.

Ну а что ещё можно ожидать от одного из самых неоднозначных периодов в жизни каждого из студентов, который повторяется и повторяется каждые полгода, будто много тысячелетий назад какой-то юноша, а может и девушка, разгневал коварного волшебника, взамен на что последовало проклятие страдать каждые полгода на пути получения гранита науки, необходимого для самоудовлетворения одной из миллиона потребностей живого человека.

Вдруг по языку резануло странной кислой сладостью, которая помогла вернуться из полусонного состояния. Я немного закашлялся и, необдуманным движением, взял в руки стальную банку с леденцами, как те, в которых хранят замасленные шпроты, и прочитал надпись, первую попавшуюся на глаза, «изделия кондитерские сахаристые «Монпансье»».

Так, ладно, пора бы отбросить на другой раз все эти размышления о бренности бытия студента и ублажение мыслями о том что всё могло бы быть и лучше. На самом деле я хотел рассказать историю, которая случилась уже ни один год назад. Даже попробую посчитать, на тот момент я готовился к одиннадцатому классу в московской школе №1747, получается что произошло это в 2019 году. Не верится что сейчас на дворе уже 2022 год, пусть он и только наступил.

Как сейчас помню, был это август месяц. Тогда я пошёл на одну из первых своих подработок, ну как пошёл, мой старший двоюродный брат помог мне её найти через собственные знакомства. Жил я тогда уже в деревне Сабурово городского округа Красногорск Московской области и, подбирая наиболее близкие ко мне точки, для распространения листовок мне выпали две позиции: широкое пространство, которое чтобы хотя бы как-то себя успокаивать, я называл площадью между выходом с железнодорожной платформы Крюково, находящейся в Зеленограде, и автобусной остановкой, на которой останавливался единственный автобус из Митино, на котором я мог сюда добраться, предварительно совершив небольшое путешествие до метро Пятницкое шоссе и торговый центр, который представлял собой пережиток нулевых годов, как я обычно называю такие магазины, ведь это было двухэтажное небольшое здание, внутри которого были маленькие магазинчики, большинство которых представляют собой мастерские для замены стекла на телефоне, либо продажа страшных шерстяных носков, будто украденных из заброшенного дома в деревне.

В один из таких рабочих дней я забрал с самого утра в ресторане одной сети пиццерий несколько скреплённых резинками упаковок листовок. Было там, как это обычно и бывает, около одной тысячи штук в каждой пачке. С этим своим «оборудованием» мне необходимо было стоять весь день около торгового центра, описанного выше. Но у меня существовал собственный секрет успеха выполнения поставленных задач на этой подработке, который подразумевал сохранение своих сил.

Ещё на второй день работы я обнаружил, что за мной не происходило никакого контроля со стороны ресторана, в котором забирались материалы для раздачи. Когда мне выпадал день около торгового центра, то я, постояв ровно час, постепенно уходил в глубь дворов. Приходилось, ради уменьшения страха и тревоги что кто-то увидит эти листовки в неположенном месте, проходить дворами до нескольких кварталов, перебираясь через достаточно неприятные на вид и по своей атмосфере детские площадки Зеленограда. По сторонам мелькали типичные для данной части Москвы таблички домов, на которых красовались только слово «корпус» и соответствующий номер. Город без улиц, мёртвый город, а точнее его дворы, в которых за всё время работы мне не удалось встретить ни единого человека. Такими путешествиями я дошёл именно в тот день до новых районов. Определить это было легко по новым жилым комплексам, которые возвышались по сторонам и впереди в поле, которое ещё недавно было замечательным местом встречи для местной молодёжи, которая уходила подальше от надоедливой цивилизации ради великого чувства бытия с самим собой наедине, либо со своими друзьями, которые как никто другой могли понимать тебя. И вот я поворачиваю голову направо и вижу то, ради чего был совершён этот маршрут — новенькая свалка для раздельного сбора мусора. Дальше слышен звук молнии рюкзака, шелест от пачек бумаги и на минуту мой взор зависает на одном из свёртков и я представляю что в моей руке прямо сейчас тысяча американских долларов, которые были добыты не самым честным путём, но меня загнали в тупик и вот я стою и выкидываю их, чтобы их судьба больше не соприкоснулась с моей и мы больше не встретились. Глухой удар о стальной пол ящика помойки. Последний, а точнее третий, свёрток листовок упал и исчез в небытие. На сегодня я свободен, главное не забыть ровно в 19:00 отписаться женщине, которая контролирует во сколько я начинаю работать и во сколько заканчиваю.

Спустя всего каких-то тридцать минут я стоял на автобусной остановке через дорогу от злополучного торгового центра, который уже не вызывал никакого внимания с моей стороны. Мой взор был устремлён в мобильное приложение, в котором я пытался понять через сколько будет подходящий мне автобус, чтобы я мог добраться до Крюково, а оттуда уже умчать со спокойной душой в Митино и дожидаться окончания рабочего дня в компании своих школьных друзей. Скрежет тормозов маленького автобуса заставил меня поднять мой взгляд и на табличке с остановками я увидел такое желанное «Ж/Д Крюково».

Оказавшись внутри, я оглянулся по сторонам и приметил место наиболее близкое к передней стороне автобуса, которое чаще всего помечено как места для пенсионеров в наземном общественном транспорте. На момент, когда я очутился в сидячем положении, пришло осознание, что сегодня не взял с собой наушники, которые всегда спасали от долгих, да даже коротких, поездок, ведь именно под музыку у меня получается расслабить свою голову и дать мыслям, которые бесконечными потоками гуляют в голове, отдохнуть, либо наоборот выйти наружу в форме сцен, которые я обычно разыгрываю у себя в голове под ритм, либо напор музыкальных произведений. Автобус двинулся вперёд и медленно покатился, сменяя сбоку от себя один дом другим. На такой достаточно спокойно скорости мы подобрались к следующей остановке. Внутрь начали заходить люди и прямо перед мной села пожилая женщина в очень преклонном возрасте, я бы даже сказал бабушка.

Сколько бы я ни пытался не получается сейчас уже вспомнить под каким предлогом у нас завязался разговор, на чём он был основан, но могу сказать одно: через пару минут мы с ней уже очень активно разговаривали. И именно в тот момент она начала свой простой, короткий рассказ, который отложился в моей голове на долгие и долгие годы. Когда-то давно, очень много лет назад, она проживала со своими родителями в одной из южных отдалённых республик бывшего советского государства. Даже не вспомню сейчас, но, по обрывкам воспоминаний, она упоминала то ли Узбекистан, то ли Таджикистан. Её родителей туда сослали за один из проступков, за которые в то время могли отправить подальше с глаз и именно по этой причине детство маленькой девочки проходило на краю империи, в жаркой земле, но со своей обстановкой и историей, которая оставила отпечаток в ней на всю жизнь.

Будучи ребёнком, бабушка увлекалась рисованием, которое быстро переросло в её талант, который, по-хорошему, ей надо было развивать. Видели бы вы её в тот момент, когда она перешла к части рассказа именно про рисунки и то, как именно она рисовала. Её глаза сразу раскрылись, наполнились жизнью и засияли. На меня в этом маленьком автобусе сидела смотрела уже не старая женщина, прожившая не один десяток лет на этой земле, а та самая маленькая девочка, которая вот-вот могла сорваться, растолкать толпу угрюмых людей и умчаться за карандашами и кисточкой, чтобы начать рисовать. Её движения оживились, она начала активно жестикулировать и со мной разговаривала в тот момент не она сама, а та девочка из прошлого, как бы взывая меня окунуться в то время, именно в тот этап её жизни, возможно самый яркий этап за всю её историю. Я сидел и слушал прекрасную талантливую девочку, девочку с седыми волосами.

В своём ярком и оживлённом рассказе женщина говорила о том как быстро ей давались новые техники в рисовании, как её картины начали замечать люди в пределах того небольшого городка, в котором они с родителями проживали. Но тут её история подошла к одному очень ключевому моменту, перед которым она буквально на пару секунд умолкла. Руки, изрезанные морщинами, отпечатками, которые в тот момент были единственным что напоминало о том, что перед мной сидела не та маленькая девочка, а уже старый, проживший свою часть жизни человек, человек, который успел вырасти, завести семью, воспитать детей и внуков, а сейчас сидел в маленьком автобусе, медленно передвигающемся по улочкам Зеленограда, останавливаясь на остановках и подбирая всё больше людей, которым, на самом деле, и дела то никакого нет до того, что рассказывает эта женщина. Спустя мгновение её взгляд снова поднялся на меня и она начала говорить о том что в один из дней в местном доме культуры, небольшом здании, которое было во многих маленьких городах того времени, в котором проводились различные мероприятия, проходила выставка художеств, созданных жителями этого города и других поселений, которые находились в том же районе.

На такой выставке находились и её работы, которые были даже выделены отдельным стендом и тем самым привлекали внимание посетителей, которые спокойно передвигались и рассматривали работы. Среди таких посетителей оказались и несколько мужчин представителей местного населения, которые очень долго рассматривали картины девочки, не обратив внимание на то, что рядом с ними стояла именно она. Спустя какое-то время один из них начал говорить о том, что это отвратительные работы, потому что они написаны не представителем их народа, а какой-то русской девочкой. Наша героиня никогда до этого не слышала негатива, который мог быть основан исключительно на национальной ненависти и это начало её пугать. Другие мужчины начали поддерживать слова своего товарища и в конечно итоге они уже говорили не о картинах, а о том как они недовольны тем, что сюда присылают жить чужих людей, что достижения этих людей выделяют на фоне народа, народа который из покон веков проживает на этой земле.

Девочка стояла в тумане, она не знала как ей реагировать, ей было страшно. Она никогда не думала что будет ощущать себя виноватой не в каком-то проступке, не в преступлении, а только в том, что она не такая как они, в том что она творит и ей это нравится, что она создаёт прекрасное и хочет делиться этим с миром. Невозможно предположить как бы сложилась её дальнейшая жизнь, но тот день, к великому сожалению, стал роковым. Именно тогда закончился её путь начинающего художника, обрушились детские мечты и единственное что ей хотелось на тот момент это убежать и бежать пока ноги не изотрутся в кровь, а рассудок не помутнеет, чтобы помочь забыть весь тот ужас и абсурд, который ей пришлось пережить.

Двери автобуса закрылись, он начал отъезжать, поднимая грязный дым с дороги, а я смотрел ему вслед. Вместе с тем автобусом уезжала и та бабушка, которая просто так поделилась со мной небольшой частью своей жизни, пригласила с собой в небольшое путешествие, которое вызвало огромное количество смешанных чувств. И даже сейчас, вспоминая тот день, я поражаюсь насколько ярко в моей голове отпечаталось то, что она рассказала то, что по сей день заставляет задуматься. Я не знаю что сейчас с этой женщиной, где она, но могу сказать с уверенностью только одно: её история живёт со мной и я не позволю ей уйти в небытие нерассказанной другим. Маленькая художница жила, живёт до сих пор и будет жить в моей голове, каждый раз напоминая о том, что вокруг нас могут быть простые люди с великими историями.

Автор публикации

не в сети 2 недели

Vitaly Kuvshinov

40,8
Комментарии: 0Публикации: 12Регистрация: 14-12-2020

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

Один комментарий

  1. Удивительно актуальный и искренний рассказ, который неожиданно оказывается историей о бытовом национализме.
    В первую очередь, конечно же, хочется отметить необычную структуру произведения, которая подошла бы скорее к большой форме. То есть автор погружает читателя в жизнь главного героя, в её мелкие детали, показывает его характер (чего только стоят выброшенные листовки) и, в общем-то, даёт огромное количество, казалось бы, ненужной, для основной идеи рассказа, информации. Но, как бы это ни было странно — такой подход работает. И действительно позволяет читателю погрузиться в это яркую историю совсем молодого человека.
    А потом происходит кульминационный момент с бабушкой, который очень живо и ярко описан. У каждого человека в жизни были такие пожилые знакомые, который вдруг неожиданно и совершенно необъяснимым образом начинали расцветать на глазах, вспоминая образы из своего прошлого. Так и главная героиня этого рассказа трогательно молодеет прямо на глазах, чтобы в конце концов разбиться о жестокий конец такого, казалось бы, счастливого воспоминания.
    Посыл у рассказа правильный, что тут скажешь.
    И немного критики по поводу языка. Он хороший и образный, но часто встречаются перегруженные предложения, которые могли бы быть куда более лаконичными, не теряя смысловой нагрузки. Но, есть ощущение, что и это со временем придёт.
    А в целом получилось замечательное произведение, полное различных любопытных деталей и искренних переживаний. Спасибо вам!

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью



Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью



Генерация пароля