Search
Generic filters

 

С утра пораньше Петров вышел из дома в добром расположении духа. Солнце ещё не так жарило и, главное, — улицы пока были пусты. Суббота. Куда держать путь он не решил, и поэтому шёл не спеша, наслаждаясь пением птиц. Впереди в нерешительности стояла какая-то женщина и напряжённо вертела по сторонам головой. Видимо кого-то дожидалась, а может просто хотела спросить дорогу у прохожих. Рядом с ней на тротуаре расположились куча пакетов с каким-то скарбом. Петров нутром почувствовал, что просто пройти мимо тётки, у него не получится. Так и вышло. Как только он поравнялся с ней, она тут же бросилась наперерез и дотронулась до его плеча:

— Простите, молодой человек, вы мне не поможете? – взмолилась она и в нерешительности отпрянула.

Петров обернулся. Он не любил, когда к нему на улице по утрам тётки с пакетами бросаются. Чувствовался какой-то подвох. Даже похолодело где-то в районе желудка. Он нарочито рассеяно оглядел несчастную.

— Что-что? Простите… — наморщил он лоб. Было бы пенсне, он непременно бы близоруко в него прищурился, дабы подчеркнуть расстояние. Но пенсне не было. Перед ним стояла маленькая женщина средних лет, в клетчатом платье без рукавов, на голове повязана косынка. Вид какой-то потрёпанный: то ли ночь не спала, то ли просто устала.

— Мне бы сумки до остановки… Вы не поможете? – виновато опустила она глаза, указывая на пакеты.

«Чёрт, — подумал Петров, — так и знал. Да ладно, тут идти метров сто от силы. Ничего. От меня не убудет». Он взял по три пакета в руку. Они оказались неожиданно лёгкими. Он даже улыбнулся своему везению.

— Что ж, извольте. – буркнул он с улыбкой и пошёл к остановке. Тётка засеменила за ним.

Она указала, куда поставить и сердечно поблагодарила. Петров улыбнулся и махнул рукой:

— Да что там… — промычал он и зашагал прочь.

«Странно, сумки-то совсем невесомые, что это она? Может больная или… а – нет, вряд ли! Ерунда всё это -выдохнул он с облегчением, отгоняя непрошенные мысли». И довольный тем, что день начался с хорошего поступка, спустился в подземный переход. «Верной дорогой идёте, товарищи! – торжествовал Петров».

Но ведь мы-то с вами знаем, что просто так ничего не случается! И на следующий же день ситуация повторилась! Петров имел неосторожность выйти вечером за сигаретами и на углу у табачной лавки чуть не налетел на какую-то тётку. Отпрыгнув и извинившись, он с удивлением увидел перед собой вчерашнюю женщину. Только теперь она была в очках, в плаще и с огромной сумкой на тележке. Женщина сняла очки протёрла глаза. Видимо она тоже узнала Петрова.

— Ах, это вы. Вы тут живёте недалеко? Как хорошо, что я вас встретила… Мне бы тут… Вы не поможете? – указала она на крыльцо магазина. Петров скорчил улыбку, молча взял тележку и потащил по ступенькам вверх.

— Я сейчас быстренько закуплюсь, не могли бы вы покараулить пока мой багаж? Очень бы выручили. Я быстро.

Петров даже вякнуть ничего не успел, а наглая тётка уже убежала, оставив его с тележкой. «Всему виной моя безотказность! Надо было послать её подальше и пройти мимо! Теперь стой тут как дурак! А вдруг у неё там бомба или ещё чего-нибудь нехорошее. – посетовал он».  А тётка тем временем сновала по отделам, делала покупки, чего-то выбирала, приценивалась – ну никак не хотела возвращаться к своим пожиткам. «Пусти козла в огород! – скулил несчастный, переминаясь с ноги на ногу». Всё это безобразие длилось минут сорок. Тётка вернулась с двумя огромными пакетами, набитыми всякой дрянью.

— Вот и всё, молодой человек, я же говорила, что моргнуть не успеете! А сейчас помогите, ради бога до такси всё это допереть. Ну пожалуйста…

На другой день Петров за два захода помог ей донести саженцы до машины. В течении недели ещё случились легко бьющаяся посуда, которую надо очень осторожно и медленно, бытовая химия и огромный мольберт. Прямо хоть на улицу не выходи! Везде – она, куда не плюнь!

 

Как-то раз он шёл по улице и от нечего делать читал вывески.  Петров только что окончил первый этап обучения в Школе присяжных экспертов и сейчас проходил стажировку в одной из контор. Его ежедневного присутствия не требовалось. Он появлялся там только по мере надобности. Навстречу попалась вывеска магазина «Мир окон». Его давно занимали все эти многочисленные «миры» разных вещей: мир светильников, мир обоев и красок… «Всё это не просто магазины, тут должно присутствовать нечто большее, — он уже давно об этом догадывался, — это не просто названия «от балды», тут всё с неким умыслом. Вот взять, к примеру, «Мир окон». Окон там, разумеется, море. Но я более чем уверен, что должно быть и какое-то, так сказать, главное окно! Окно окон! Его не может не быть, я просто уверен в этом! Оно где-нибудь в головном офисе хранится под семью печатями. Что интересно в него можно увидеть? В какие миры заглянуть»? И так далее, и так далее, и так далее. Он всё глубже и глубже погружался в дискуссию с самим собой, понимая, что можно до бесконечности развивать эту тему – это же просто кладезь для размышлений и научных изысканий. Главное, не думать о Мире сантехники, а то можно не выбраться.

Петров остановился возле магазина «Мир дверей» и закурил. Сквозь стекло витрин он наблюдал за представленными на стендах образцами дверей разных модификаций и расцветок. Между ними прохаживались редкие посетители. Рассматривали, качали головами и переходили к следующим. Тут же суетливо сновали консультанты и продавцы с каталогами в руках. Они что-то показывали потенциальным покупателям, тыча пальцем в каталоги, наверное, расхваливая свой товар, бурно жестикулировали…

План созрел мгновенно. Петров даже рассмеялся своей дерзости. Он уверенно подошёл к двери и дёрнул за ручку. «Главное – не рассмеяться! Надо изобразить очень серьёзную физиономию. Продемонстрировать крайнюю заинтересованность! Отступать некуда, за нами – Москва! – решил он».

Сначала он просто прохаживался между стендами, потом постепенно его лицо стало приобретать всё более напряжённое выражение. Петров всё больше и больше накручивал себя. Он даже блокнот с ручкой достал для правдоподобности. И наконец, когда образ окончательно сформировался, он принял удручённый вид и прямиком направился к консультанту. Они о чём-то поговорили, и консультант принялся водить Петрова от стенда к стенду, увлечённо что-то рассказывая и размахивая руками. Петров внимательно слушал, периодически что-то помечал у себя в блокноте, задавал вопросы и всё более мрачно покачивал головой. Наконец консультант выдохся. Петров попросил отвести его к менеджеру.

Менеджер сидел в дальнем конце зала за компьютером с телефонной фурнитурой в ухе. На его столе были подчёркнуто небрежно разбросаны множество цветных каталогов с продукцией. Консультант подвёл Петрова, что-то сказал менеджеру на ухо и отбыл восвояси. Менеджер приветливо улыбнулся и предложил Петрову присесть.

— Здравствуйте. Рады вас видеть в нашем центре. У нас огромный выбор межкомнатных дверей. Размеры и материалы – какие только пожелаете – сделаем! Так значит, вам нужны какие-то особые двери, не межкомнатные?

— Угу. Скажем так, не совсем межкомнатные. Скорее – межконтинентальные. И желательно – баллистические. Их у вас есть?

— Минуточку… Сейчас по каталогу гляну, — он долго листал толстые каталоги, набирал что-то на компьютере. Потом поднял глаза и удручённо сказал:

— А вы знаете, межконтинентальных сейчас нет. Увы. Наверное, давно никто не интересовался. Ну это ничего. Я свяжусь с руководством, и мы уладим эту проблему. У нас не бывает, чтоб не уладили. Я запишу. Мне нужны размеры, материал. Ах, да, вы же говорили. Баллистические – это что за материал? Что-то не припомню, простите…

— Не то, чтобы материал. Скорее – качество. И про размеры, боюсь, тут говорить не приходится: я ведь и сам не знаю, какие они бывают. Говорят, они всегда разные…

Менеджер быстро всё записывал. Когда закончил, поднял глаза на Петрова и по-лакейски заискивающе заулыбался:

— Я справлюсь у руководства, не извольте беспокоиться. Мне, право, очень неловко, что их не оказалось в каталогах, но раз вы интересуетесь, значит, найдутся. Они просто не внесены в реестр. Мы всё исправим. Я, видите ли, тут недавно работаю, ещё не всё знаю.

— Ничего страшного, я подожду.

— Оставьте, пожалуйста, ваши координаты, и наше руководство свяжется вами в ближайшее время.

Петров заполнил анкету, поблагодарил ошалевшего менеджера и вышел на воздух.

Вечером ему позвонили. Мужской голос представился Петром Васечкиным, директором по развитию холдинга «Мир дверей». Сказал, что его очень заинтересовала заявка Петрова по поводу межконтинентальных дверей, пригласил на следующий день заглянуть к нему в офис. Договорились встретиться в районе одиннадцати.

 

Утром Петров тщательно побрился, надел деловой костюм и вышел из дома. Его прямо-таки разбирало любопытство: чем же закончится эта авантюра с межконтинентальными баллистическими дверями. Почему-то в мозгу всё время звучали The Doors, всплывал образ Джима Моррисона из фильма, который он смотрел ещё в студенчестве: «Если бы двери восприятия были чисты, то всё бы предстало таким как есть – бесконечным».

Уже по привычке он осторожно выглянул из подъезда на улицу: тётки с сумками нигде не наблюдалось. Облегчённо выдохнув, он вышел и закурил. Развязка близилась, и это веселило его. Времени ещё было с запасом, и он решил пройтись пешочком.

— Молодой человек! – услышал Петров уже знакомый голос. Между припаркованных во дворе машин на ограде примостилась старая знакомая со своими пакетами. Только прикид у неё уже был другим. Таким полу-бомжовским что ли. Уже без очков, одежда не по размеру: несмотря на жару она была в полупальто и зимних сапогах.

— Ба, старая знакомая! Почему-то я даже не удивлён! – весело продекламировал Петров и театрально отвесил поклон. Тётка, кряхтя, поднялась ему на встречу:

— Вот, всю ночь собирала… — пнула она пакеты. Раздался характерный звук сплющенных алюминиевых банок из-под напитков. – Мне бы дотащить…

Она улыбнулась. Петрову бросилось в глаза отсутствие одного из передних зубов.

— Барышня, а где это вы зуб потеряли? – подмигнул он, — вчера же ещё всё на месте было? Раз уж мы теперь с вами повязаны, позвольте узнать ваше имя, сударыня.

— Наталья Петровна. Можно просто – Маша!

— Гм. Маша…Примите мои соболезнования, сочувствую…ой, что это я? Очень приятно! А я – Петров! Можно просто – Василий. Эх, Маша, Маша… — улыбнулся Петров. Та тоже улыбнулась в ответ и пожала плечами.

Петров взял гремящие на всю улицу пакеты с банками.

— Ну что ж с вами делать? Показывайте дорогу.

И Петров в деловом костюме с пакетами в руках, громыхая на всю улицу жестянками, со своей новоиспечённой подругой Машей, счастливо шагающей рядом, отправились в ближайший пункт приёма. Но его уже совсем не волновало, что же о нём подумают. Он уже обо всём догадался и принимал происходящее, как должное. Они немного постояли в очереди у приёмного пункта, потолкались с конкурентами. Наконец, когда вышли из этого ада на свет божий, Василий спросил:

— Маша, где я вас сегодня вечером могу найти?

— Да я тут поблизости буду, на станции, ну, где электрички, знаете? – пересчитывала она вырученную мелочь.

— Вот и славно. А сейчас извините, мне пора.

 

В назначенное время Петров вошёл в бизнес-центр. Нашёл нужный кабинет и постучал. У окна стоял мужчина со взъерошенными волосами. Он жестом указал Петрову на кресло.

— Здравствуйте, Василий. Меня зовут Пётр Васечкин, это я вам вчера звонил. Разговор у нас будет не простым. Видите ли… Не знаю с чего и начать… — заламывал он руки. Потом успокоился и сел в своё кресло. – вчера я сидел в этом самом кресле и придумывал новый рекламный слоган для нашей компании. Что-то типа «у нас есть всё: от межкомнатных дверей до…». И всё в таком духе. И тут вдруг меня осенило: «от межкомнатных — до межконтинентальных»! И в ту же секунду мне приходит письмо от одного из наших менеджеров с прикреплённой заявкой. С вашим именем. И тоже – по поводу межконтинентальных дверей! Но вы пошли ещё дальше! – Они у вас ещё и баллистические! Представляете моё замешательство? Двум совершенно незнакомым ранее людям в голову приходит одна и та же радикальная мысль, причём одновременно! Обратил внимание на ваше имя и фамилию. И тут до меня дошло…

— «Приключения Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные» — детская музыкальная комедия восемьдесят третьего года. Потом были ещё «Каникулы Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные»! – перебил его Петров, видя, как тот мучается и всё никак не может подвести черту, — я угадал?

Васечкин открыл рот и уставился на Петрова. Он налил себе из графина воды и залпом осушил стакан.

— Ну, знаете… — завертел он головой, — это уже слишком…как такое возможно? Я сегодня ночью не поленился, нашёл эти фильмы в интернете и пересмотрел все четыре. Прямо как в детство окунулся.

— Аналогично! – подхватил Петров. – я тоже какое-то время недоумевал, а вчера вы позвонили, и всё встало на свои места. А сегодня утром ещё и подтвердилось окончательно!

— Да, но там же была ещё и Маша Старцева…

— Почему была? Она и сейчас имеется в наличии. Уже неделю меня терроризирует. Каждый день под её дудку плясать приходится, только таскаю я теперь уже не её портфель. Вот полюбуйтесь, — Петров достал телефон и начал показывать отснятый утром материал с Машей.

— Да уж, — сглотнул Васечкин, — время не щадит никого… Не повезло нам с Машей. А в кино такая душка была.

— Собственно, она не совсем Маша, но подходит по всем параметрам. Я в этом полностью уверен. Она самая! И никак иначе.

— Перефразируем поговорку. — Не хороша Маша, но – наша! Ничего не поделаешь! Бери, что дают. Придётся довольствоваться этим, — кивнул он на фотку, — а как она вообще, чем занимается?

— Тяжёлая у неё жизнь. Да вы сами можете убедиться, мы можем к ней поехать. Как вы на это смотрите?

— Я только – за! Всё-таки, не чужая! Как вы думаете почему – мы? Что это за явление такое?

— Чёрт его знает. Я по образованию химик, и мне всё это видится, как некое выпотевание пластификатора из полимерной матрицы. ВременнОе выпотевание. Из той — киношной реальности — в эту. Или наоборот…

— Или же мы — как проекция фильма на ватмане сегодняшнего дня, – добавил Васечкин, — но почему именно сейчас? Гм. Так странно всё совпало… Да, кстати, у меня для вас презент!

Васечкин взял с полки небольшую коробочку и извлёк из неё модель дверей, выполненных из красного дерева. Надо сказать искусно выполненная вещица.

— Василий, пусть это и будут те самые межконтинентальные двери. Ну как, нравится? Это у меня приятель увлекается изготовлением уменьшенных копий. У него даже коллекция миниатюрных велосипедиков есть.

— Ну что! Поехали спасать Машу?

— Конечно поехали! Что мы – не рыцари что ли?! – засобирался Пётр.

 

Возле железнодорожной станции новоиспечённые друзья вылезли из машины и направились к стихийному рынку. Договорились, что Петров не будет помогать Васечкину искать Машу, тот должен найти её сам. Она же всегда представала перед Василием в новом облике. В одном из рядов, где торговали саженцами, Васечкин остановился перед женщиной в спортивном костюме. Она сидела на ящике. В тёмных очках и в панаме. Торговала саженцами и какой-то рассадой. Какое-то время Васечкин внимательно рассматривал её. А Петров с любопытством наблюдал за ними, стоя чуть поодаль. Как ни странно, зубы у неё все были на месте. На поясе подсумок с деньгами. Она о чём-то бойко разговаривала по телефону. Васечкин что-то ей сказал, она долго смотрела на него. Потом что-то сказала соседке, торговавшей рядом. Та кивнула в ответ.  Маша с Васечкиным направились прямиком к Петрову.

— Эх, Маша… — вздохнул Петров, приветствуя её.

— Ладно-ладно. – ехидно прищурился Васечкин, кивая головой. Маша расплылась в лучезарной улыбке. Она оглянулась на своё торговое место, помахала подруге рукой, та в ответ тоже ей махнула.

Маша взяла кавалеров под руки, и закадычные — теперь уже — друзья медленно направились к машине.

 

2 июля 2022 г.

 

Автор публикации

не в сети 6 часов

Сергей Виноградов

12
Комментарии: 51Публикации: 38Регистрация: 06-07-2021

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью



Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью



Генерация пароля