19/07/2021
3
0
0

Темнота. По телу разливается жар. Напротив меня горят чёрные глаза. Зрачки сужены как у кошки. Взгляд зверя, готового разорвать меня в любую минуту. Холодная луна ярко светит за окном. Грубые пальцы медленно расстёгивают молнию на моём платье. Руки по-хозяйски гуляют по телу, заставляя выгибаться в экстазе. Я ощущаю аромат его одеколона. Колючую щетину на своей коже. Он стягивает с меня тонкие чулки, и они сразу рвутся. Я ощущаю себя беззащитной жертвой, загнанной в клетку этим опасным хищником. Мне страшно. Электрические разряды бегут по коже. Он проводит языком и оставляет мокрую дорожку на моей ключице. Пульсация внизу живота нарастает. Мне кажется, этот огненный шар внутри меня вот-вот взорвётся. Его глаза-убийцы пылают диким и холодным пламенем. Сам Дьявол явился из Преисподней, чтобы забрать мою извращённую душу себе. Я слышу его хриплый шёпот возле уха:
– Ты будешь со мной. Вечно.
Звонок телефона вывел меня из сонного оцепенения, и я резко села на кровати. Я не понимала что происходит и который сейчас час, но на автомате взяла смартфон и разблокировала экран.
– Да? – сонным голосом ответила я.
– Ника! – услышала я бодрый голос своей подруги Юли. – Ну что, уже готовишься?
– Э…к чему? – вопрос подруги ввёл меня в легкий ступор. Что я на этот раз упустила?
– В смысле? Ты там что заснула? – Юля цокнула языком.
– Да, есть такое, – виновато ответила я.
– Так, просыпайся! Вечером тусовка на даче у Костика. Забыла?
Я быстро заморгала. Тусовка у Костика! Сегодня же пятница. Как я могла такое забыть? Я взглянула на часы. 17:02. Ничего, времени ещё много, успею собраться.
– Я всё помню, Юль. Уже собираюсь, – бодро проговорила я.
– Вот и отлично. Мы заедем за тобой в восемь.
Подруга отключилась, и я отбросила телефон на кровать рядом с собой. Снова упала на подушку и закрыла глаза, пытаясь прийти в себя. Я стёрла капли холодного пота со лба. Моя одежда немного промокла и неприятно липла к телу. Этот странный больной сон я видела не в первый раз. Молодец, Гордеева, что сказать. Докатилась. Не могу поверить, что это происходит именно со мной. Снятся эротические сны с участием брата. Всё, пора звонить в дурку. Это я такая неадекватная, или сказывается длительное отсутствие личной жизни?
Несколько минут я просто тупо смотрела в потолок. Подумав, что зря трачу время, я всё-таки встала и выглянула из своей комнаты. В доме было тихо и темно. На втором этаже было глухо как в танке, а на первом в гостиной горел слабый свет. За окном темнело быстро, потому как на дворе середина февраля, и день ещё не начал увеличиваться. Выйдя в коридор, я включила свет и постучала в комнату брата. Ответа не последовало. Если Егор Гордеев не работал за своим компьютером дома, значит, он работал за его пределами. Встречался с клиентами, или сдавал заказ. Хотя, возможно, он был сейчас у своей невесты. О последнем варианте мне неприятно было думать. Настя очень красивая девушка и это бесит меня. Я постаралась отогнать от себя мысли о брате, и спустилась на первый этаж в ванную.
Я сбросила одежду на пол и уставилась на своё отражение в зеркале. На меня взирала девушка с бледной кожей, чуть полноватыми бёдрами и не слишком уж пышной грудью, что несколько огорчало меня. Тёмно-карие глаза выглядели потухшими. Чёрные длинные волосы доставляли мне массу проблем в виде секущихся кончиков и торчащих как солома в стоге сена сухих волосков. Надо признать, что моя внешность не шибко нравилась мне. Не понимаю, почему я не могла родиться идеальной? Всего лишь идеальной. Разве много прошу? Я бы без стеснения выкладывала свои фото в инстаграмм, собирая тысячи подписчиков. Почему других девчонок природа наградила красивыми скулами, маленькими носиками и сексуальными ключицами? А меня только кучей недостатков. Сколько бы я не тратилась на тряпки и косметику, пытаясь сделать из себя конфетку, отражением в зеркале я оставалась недовольна. Как у моих подруг так легко получается следить за собой и оставаться всегда красивыми? Я же тратила каждое утро на сборы уйму времени, но желаемого результата никогда не достигала. Одногруппницы пачками выкладывали фотки с отдыха, со своими классными парнями, покупали новые сумки, платья, туфли и улыбались голливудскими улыбками у себя в инсте. И всё у других так расчудесно, а я одна вынуждена бесконечно страдать. Из-за себя, своей внешности, бывшего парня, чувств к брату… О последнем лучше вообще не вспоминать. Иначе можно сразу в петлю.
Я выключила воду и залезла в ванну, добавив свою любимую клубничную пену. Попытаюсь хоть немного расслабиться.
Выйдя из ванны и укутавшись в теплый халат, я спустилась на кухню и заварила себе крепкий чай. Полистав ещё немного соцсети, и убедившись, какой же я отстой, начала собираться на вечеринку. Мой кот Персик терся о ноги всё это время, требуя ласки и внимания. Как же я ему завидую. Не па-рится ни о чем, живёт себе ленивой кошачьей жизнью. Все его гладят и кормят. Он счастлив. В отличие от меня.
Я почесала пузико коту, развалившемуся на коврике, и вернулась в свою комнату. Интересно, чем сейчас занят мой брат? Его появление, а точнее возвращение в наш дом, оказалось весьма неожиданным. По профессии Егор программист. Дело в том, что после окончания вуза брат уехал в Москву работать на одной крупной игровой студии. Там он встретил девушку, женился. Вместе они снимали квартиру. До недавнего времени всё шло хорошо, но, по всей видимости, возникли проблемы. Я считала, что Егор врос корнями на новом месте и прочно на нём держится, однако пару месяцев назад он позвонил и объявил нам с мамой, что возвращается домой. Спустя семь лет. Это было так странно. Не то чтобы я не была рада видеть своего брата, просто с его приездом мне становилось труднее устраивать дома вечеринки и приглашать друзей. Егор развелся с супругой и не мог в одиночку снимать жилье. Он заверил, что поживёт с нами некоторое время, пока не накопит себе на квартиру.
Мама довольно равнодушно восприняла эту новость. Она была полностью поглощена своей работой и считала, что мы достаточно взрослые и не нуждаемся в её присутствии. Жизнь Инессы Павловны с приездом сына мало изменилась бы, а вот моя – очень даже. Мы с братом не особо ладили с детства. Он, конечно, старался исполнять роль хорошего брата, но мы были слишком разные по характеру, чтобы по-настоящему подружится. И вот уже полная угрюмых мыслей и немного волнуясь, я вместе с мамой встречала Егора на вокзале. Какого же было моё удивление, когда к нам навстречу вышел офигенный красавец мужчина, отдалённо напоминающий моего брата. Егор сильно изменился за это время. Возмужал и отпустил бороду. Однако его глаза по-прежнему отдавали холодом. Глаза цвета шоколада. Только очень горького.
Мой брат оказался ещё хуже, чем я представляла. В то же время он оказался круче, чем я могла вообразить. Острый взгляд. Острый ум. Острый язык. Он весь такой острый, будто наточенный кинжал. Можно было порезать об него всю себя. Своим хладнокровием Егор мог дать фору ящерам. Он всегда одевался с иголочки, как на обложку журнала. Этот обворожительный брюнет носил чёрный костюм без галстука и чёрный портфель. Обувь всегда начищена до блеска. Его движения изящны, будто у тигра на охоте. От него веяло опасностью. Брат оказался скрытным и немногословным. Едким и колким. Он вызывал во мне противоречивые чувства, но одно огорчало меня сильнее всего – он возобновил отношения со своей бывшей невестой. Настя была его студенческой любовью. Красивой и эффектной сучкой, за которой мне никогда в жизни не угнаться.
Егор не был из тех братьев, кому можно было просто так пожаловаться на жизнь или попросить помощи. Чтобы брат обратил на меня внимание, должно было случиться нечто действительно серьёзное. Эпидемия, голод, смерть или на худой конец Армагеддон. Вот тогда да, господин Гордеев мог снизойти до своей маленькой, глупенькой и беспомощной сестрицы. В остальных случаях разруливай всё сама, Вероника, ибо, как утверждал Егор у него на это «нет времени». Брат был помешан на своей работе, и жить без неё не мог. Без конца создавал какие-то программы и приложения. Это приносило ему хороший доход.
Общались мы не слишком близко и не слишком часто. Однако мне хватило сполна, чтоб потерять голову. С каждым днём я растворялась в нём всё сильнее. Постепенно его интересы, увлечения, привычки, словечки, манера поведения становились моими. Поначалу я этого не замечала. Когда я вдруг осознала, что чересчур копирую Егора, то ужаснулась. Я уже плохо понимала кто я такая. По своей сути.
Меня зовут Гордеева Вероника. У меня имеется симпатичное личико и неплохая фигурка. Я из обеспеченной семьи. Деньги не проблема. Место в вузе не проблема. И о хлебном местечке в комитете мама похлопотала. Не жизнь, а сказка. Могу получить всё, что хочу. И отдых на островах, и брен-довые шмотки и дорогую косметику, и крутую тачку… Жизнь в шоколаде. Только вот почему внутри мне так херово? Я как огромная бездонная бочка, переполненная каким-то дерьмом, отравляющим мне жизнь. Я всё время думаю о своём высокомерном брате. Он грызёт мой мозг. Как тупая ноющая боль, от которой уже невозможно избавиться, ибо она приобрела хронический характер. От неё не убежишь и не вырежешь её как раковую опухоль. Это не лихорадочный бред, а моя страшная реальность, о которой никто не знает.
Я дорисовала стрелку на одном глазу и замерла в раздумье. Только не Егор. Только не сейчас. Я собираюсь веселиться весь вечер. Он не отравит мне его. Я должна поскорее прикинуться счастливой и беззаботной студенткой.
Передо мной на полу лежала вся моя одежда. Мне хотелось надеть сегодня вечером что-то сексуальное и вызывающее. Выбор пал на чёрную короткую юбку и шёлковую сиреневую блузку с открытой спиной. Я ярко накрасила глаза и добавила немного прозрачного блеска для губ. Волосы собрала в высокий конский хвост. Ещё раз окинула свой наряд критическим взглядом и довольно хмыкнула. Высокие сапоги на каблуке и норковая шубка не дадут мне замёрзнуть этим вечером. Пора повеселиться…
Юля и её парень забрали меня ровно в восемь. Дача Кости находилась за городом и дорога до неё занимала около часа. Я бывала там и раньше, на Дне Рождения. Это был частный двухэтажный дом, огороженный высоким каменным забором. Отец Кости вёл бизнес в нашем городе и был достаточно обеспеченным человеком. Сам Костик в свои двадцать лет уже имел личное авто и прожигал деньги отца в клубах и путешествиях за границей. Вся компания, собравшаяся сегодня вечером почти полностью состояла из представителей золотой молодёжи. Исключением была моя лучшая подруга Маша. Девочка из обычной семьи, с которой мы вместе ходили в школу. Теперь она училась на психолого-педагогическом факультете и увлекалась фотографией. Она единственная из всех присутствующих самостоятельно зарабатывала на жизнь и снимала однокомнатную квартиру.
Я поприветствовала девчонок и парней. Маша выглядела немного хмуро. Одета она была скромно, но со вкусом. Длинное бордовое платье, чёрное пальто и чёрная широкополая шляпа. Её светло-русые волосы были чуть ниже пояса, чему я немного завидовала. Подруга почти не пользовалась косметикой, лишь слегка подкрашивала реснички. Её светлая фарфоровая кожа придавала ей аристократизма. Маша держалась гордо и слегка отстраненно.
Я чмокнула подругу в щеку, и мы вошли в дом. Знала я его как свои пять пальцев. Здесь было два этажа: на первом располагалась сауна, бильярд, столовая, комнаты отдыха и кухня. На втором этаже имелись спальни и комнаты для гостей. В комнате отдыха уже был накрыт стол. Вся компания, раздевшись, направилась туда. Я осмотрела стол. На нём стояли пицца, фрукты и, самое главное, много алкоголя. Мальчики принялись разводить кальян, а девчонки выбирали фильм для просмотра. Наконец появился Макс, и я поприветствовала его милой улыбкой.
С Максом мы встречались некоторое время, но расстались пару месяцев назад. Я знала, что всё ещё нравлюсь ему. Он расспрашивал моих друзей обо мне, ставил лайки в соцсетях. В универе мы время от времени «неожиданно» сталкивались с ним. Я была уверена на все сто процентов, что мне удастся его соблазнить сегодня вечером. Макс выглядел привлекательно, как и всегда. Он с детства занимался боксом и имел отличную фигуру и развитую мускулатуру. Серебряная серьга в левом ухе делала весь его образ немного хулиганским.
Весь сегодняшний вечер я старалась расслабляться, веселиться, флиртовать с Максом и не думать о брате. Я курила кальян со вкусом ментола и рассказывала забавные истории из своего студенчества. Когда ребята немного выпили и повеселели, Костик включил музыку. Потихоньку компания стала разбиваться на пары, и я позвала Макса танцевать. В это время Маша бросала на меня неодобрительные взгляды. Она оставалась трезвой и без пары.
Моя лучшая подруга не особо приветствовала подобные мероприятия. Честно говоря, я позвала её только для подстраховки. По нашей предварительной договоренности Маша должна была увести меня отсюда, если я начну творить фигню. Это было не исключено, ведь пьянела я быстро и не всегда знала меру. Когда Макс с ребятами вышел покурить, Маша подошла ко мне и спросила:
– Ника, у тебя всё нормально?
– Да, всё ОК, – полупьяным голосом ответила я.
– А чего это Макс крутиться возле тебя?
– Да всё нормально. Я ему позволяю.
– То есть? – удивилась Маша.
Она знала все подробности наших сложных отношений и была рада, когда я рассталась с Максом. Маше он сильно не нравился.
– Да всё норм, угомонись, – отмахнулась я. Алкоголь в моей крови уже начал действовать, притупляя всякий здравый смысл.
– Так ты ради него сюда приехала? – удивилась подруга. – Ник, Макс – не тот, кто тебе нужен.
– И что ты мне предлагаешь? Самотык купить? – рявкнула я на подругу.
– Ник, я тебя не понимаю. Ты же сама хотела нормальных отношений…
– А теперь хочу нормального секса. Довольна?
Маша не ответила. Она только обижено взглянула на меня и, развернувшись на каблуках, быстро зашагала в другую комнату. Мне стало стыдно, что я так грубо с ней обошлась. Я хотела уже догнать подругу и извиниться, но рядом нарисовался Макс и приобнял меня за талию. Он мягко увлек меня за собой на второй этаж.
Мы отыскали свободную комнату и продолжили целоваться. Макс с нетерпением стянул с себя футболку. Какой же у него шикарный пресс. Вновь прижав меня к себе, он продолжил целовать мою шею, подталкивая к кровати. Оказавшись на ней, я ощутила, как из глубин души начинает просачиваться страх, но попыталась его игнорировать. Я вспомнила о контрацепции. И как это я раньше об этом не подумала?
– Макс, – позвала я, прерывая поцелуй.
– Что? – спросил парень, тяжело дыша.
– У тебя презики есть?
– Зачем? – удивленно спросил он.
– В смысле «зачем»? – я посмотрела на Макса, сдвинув брови. Его реакция меня сильно возмутила.
– Ой, да расслабься, Ники. Все будет ОК.
Я уже хотела протестовать, но он снял с меня блузку и продолжил целовать шею, спускаясь к груди. Мне не хотелось прерывать эти ласки, но страх внутри не исчез, а продолжал медленно нарастать. Когда Макс задрал мою юбку и попытался стянуть трусики, я громко вскрикнула. Это было неожиданно даже для меня самой.
– Ты чего? – непонимающе взглянул на меня парень.
– Мне страшно… – прошептала я.
Макс всё понял и улыбнулся.
– Я буду очень аккуратен, зая.
Макс раздвинул мои ноги и улегся между ними мне на живот. Все чувства в моей душе перемешались. Я хотела этой близости и в то же время не хотела. Точнее не так. Я хотела, чтобы на месте Макса сейчас оказался Егор. Я закрыла глаза и попыталась представить, что меня ласкает брат. Это было несложно. Картины недавнего сна всплыли в моём воображении. Я ощущала, как чьи-то руки блуждали по моей талии, а язык оставлял мокрую дорожку на моей ключице.
– Егор… – тихо выдохнула я.
К несчастью, Макс расслышал имя моего брата.
– Егор? – резко спросил он. – Какой ещё Егор?
Я распахнула глаза и встретилась с его недоумевающим взглядом. Макс привстал на руках и грозно навис надо мной.
– Так у тебя есть парень? – снова спросил Макс.
Всё, Гордеева, ты попала. Обломись. Мне было лень что-то придумывать, но, честно говоря, я понятия не имела, как выкрутиться из сложившейся ситуации.
– Макс, тебе послышалось…– начала оправдываться я, но мой голос дрогнул в волнении.
– Ты, чё, рехнулась? – Макс слез с меня и сел на кровати. Я села рядом с ним. – Гордеева, ты дура. Я думал, ты опять мутить хочешь.
Макс был трезвее меня, и, кажется, действительно влюблён. Мне вдруг стало жаль его.
– Макс, прости…я…
– Да пошла ты, – буркнул он и, схватив футболку, вышел из комнаты.
Я почувствовала, как на моих глазах наворачиваются слёзы. Егор. Опять он. Взял и всё испортил. Даже, несмотря на то, что сейчас находился далеко.
Я поправила юбку, надела блузку и прошла в ванну, чтобы умыться. Я включила воду и тупо уставилась в пол. Сдержать горечь внутри себя оказалось не просто, и я расплакалась. Мои всхлипы слились с шумом воды. Иллюзии растворялись подобно куску сахара на дне чашки чая. Я стекала вниз размазанная по холодной стене жесткой реальностью. Горло будто сдавили железные обручи, а в глаза равнодушно заглядывала эта сука безнадежность. Я была влюблена в своего родного брата. Я больше не могла это отрицать.
– Н-и-и-и-к, у тебя всё нормально? – c той стороны двери постучали. Это была Маша. – Никс, открой, пожалуйста, – попросила она обеспокоено.
Я медленно поднялась на ноги и открыла ей дверь. И как она меня нашла? Подруга всегда выручала в тяжёлых ситуациях, за что я была ей безумно благодарна.
– Ник, это Макс? Этот урод тебя обидел?
Маша взяла меня за плечи и, заглянув в лицо, ужаснулась. Я смотрела на себя в зеркало краешком глаза. Тот ещё видок. Зареванные глаза, тушь, размазанная по щекам, растрепанные волосы и бледные, дрожащие губы.
– Да что с тобой? – прошептала моя подруга. – Может, уйдём отсюда?
– Нет! Постой.
Я прикрыла дверь и присела на краешек ванны. Маша выключила воду, всё так же обеспокоено глядя на меня.
– Макс что, приставал? – спросила подруга, подходя ближе.
Я отрицательно качнула головой. Говорить стало трудно, слова комом застревали в горле.
– Дело не в нём.
Я шмыгнула носом.
– Да господи! Скажи уже что случилось! – взмолилась подруга.
Я взглянула ей в глаза.
– Маш, я так не могу… я…я…люблю Егора, – моё последнее слово вновь перешло в истеричные рыдания.
– Чего? Какого ещё Егора?
– Б…брата.
Глаза Маши округлились и на секунду она зависла.
– Чего? – она взяла меня за плечи и легонько встряхнула. – Эй! Чего реветь из-за этого?
Маша непонимающе смотрела на меня. Её прекрасные голубые глаза выражали искреннее недоумение.
– Ты ничего не понимаешь! Я влюблена в своего родного брата, – я раздражённо сбросила её руки со своих плеч и вскочила на ноги. – Как мужчину люблю его! Так ясней?
На секунду подруга потеряла дар речи. Я ждала, что она назовёт меня извращенкой или скажет, что я спятила.
– Ты серьёзно?
– Нет, блин, шучу! – взорвалась я. – Маш, ты не видишь что ли, что мне не до шуток сейчас.
Я потёрла пальцами виски. В голове начинало пульсировать то ли от нервов, то ли от выпитого алкоголя.
– Так! Стоп! – Маша закрыла глаза и выдохнула, пытаясь собраться с мыслями. – Я поняла. Ты пьяна. Несёшь всякий бред. Сейчас вызову такси и ко мне поедем.
– Ты мне не веришь? – обижено спросила я. – Я не так много выпила.
– Давай умойся сначала, а потом ко мне, – подруга проигнорировала мою последнюю фразу и включила воду. Маша взяла меня за руку и подвела к зеркалу. Я взяла мыло и попыталась смыть тушь, которая казалось, уже намертво въелась в мою кожу. Дышать стало трудно, нос окончательно заложило. Я смотрела на себя в зеркало, но видела там Егора. Его шоколадные глаза и острые черты лица. Как мы похожи. От осознания сего факта мне делалось тошно.
– Маш, я Макса Егором назвала в неподходящий момент, – тихо сказала я.
– И что?
– Он не понял о ком я, но взбесился.
– Ну, теперь ясно чё он такой злой курить вышел.
Вытерев лицо полотенцем, я пошла с подругой вниз. Слава богу, мы не столкнулись с Максом внизу. Мне сейчас было не до выяснения отношений с бывшим.
Ехать к Маше я отказалась. Мне хотелось закрыться одной в своей комнате и рыдать, рыдать и ещё раз рыдать. Мы вызвали такси. Маше тоже не хотелось оставаться на этом празднике жизни. Уже сидя в машине, я посмотрела в телефон. Пять пропущенных звонков от Егора. Чёрт. Я быстро написала смс: «Скоро буду» и откинулась на спинку сиденья. Надеюсь, он уже лег спать и не услышит, как я вернусь.
Я попрощалась с подругой и обещала позвонить ей утром. Фиолетово-чёрное небо над головой не внушало позитивных мыслей. Наш дом выглядел мрачно снаружи. Я постаралась открыть дверь ключом как можно тише. Внутри в каждом углу таилась опасность, поселившаяся здесь с приездом Егора. Брат передвигался по дому тихо, почти бесшумно. Иногда я натыкалась на него, и моё сердце замирало в груди. Егор лишь смеялся каким-то странным зловещим смехом. В такие моменты мне казалось, что он маньяк. Скорей бы вернулась мама.
Я прошла на кухню попить. Я остановилась у раковины и налила холодной воды в стакан. Сзади послышались шаги. Я быстро развернулась и чуть не уронила стакан от страха. Брат как всегда подкрался неожиданно. Взгляд Егора скользил по мне точно змея. Почти физически я ощущала, как он исследует каждый изгиб моего тела.
– Что? – раздраженно бросила я.
– Да я вот не могу никак понять, это у тебя юбка или тазобедренная повязка? – спросил Егор и его губы расплылись в саркастической усмешке.
Мне стало обидно. Из его уст все комментарии в мой адрес звучали как оскорбление.            Внезапно я ощутила стыд перед братом. И, правда, оделась как последняя шлюха. Дала лишний повод Егору глумиться надо мной.
– Могла бы сразу голой пойти. На тебя бы точно все обратили внимание, – сказал Егор и рассмеялся своим колючим смехом.
– Да пошёл ты! – бросила я и быстро убежала в свою комнату.
Я переоделась и приняла душ. Алкоголь постепенно выветривался из крови, и я почувствовала, что проголодалась. Спустившись на кухню, я застала Егора у плиты. Пока брат был занят, я принялась рассматривать его. Одевался Егор просто, но всё вещи сидели на нём отлично, как на манекене. Джинсы и серая футболка, которая приятно подчеркивала развитые мышцы на его руках. Я невольно залюбовалась братом. Неужели он сам до сих пор не поужинал? Меня дожидался? Как мило.
– Ну и где ты была? – спросил Егор, не отворачиваясь от плиты.
– В гостях, – буркнула я, отогнав непристойные мысли.
Брат выключил плиту и поставил на стол сковороду с омлетом и беконом. Что и говорить, готовил Егор превосходно. В нос ударили аппетитные ароматы, и мой желудок сильнее скрутило от голода. Егор поставил передо мной тарелку и нарезал хлеб. Какой заботливый. Поставив на плиту чайник, он сел ужинать рядом со мной. Егор смеющимися глазами посмотрел на меня. Этот взгляд так и говорил: «В гости? Теперь это так называется? Ну-ну».
– Почему ты ходишь в «гости» так поздно? И как ты вообще одета? – поинтересовался брат.
– Тебе, какое дело? – огрызнулась я. Мне совсем не хотелось слушать его морали сейчас.
Егор никак не отреагировал на это. Чайник на плите весело засвистел. Брат выключил плиту и налил себе и мне чашку чая. Он вернулся за стол и снова посмотрел на меня.
– Вероника, может, объяснишь, что всё это значит? И почему от тебя несет алкоголем? – строго спросил Егор.
– А ты мне кто? Отец или муж? – c вызовом спросила я.
Повисло долгое молчание. Егор, не мигая, смотрел в одну точку. Затем медленно отпил глоток чая, опустил чашку на стол и посмотрел мне в глаза. От его ледяного взгляда по моей спине пробежали мурашки.
– Я. Твой. Старший. Брат, – ответил он, чеканя каждое слово. – Прояви хоть немного уважения.
Уважения? О каком уважении он вообще говорит?
– Знаешь, что, я уже давно не маленькая! Мне девятнадцать лет.
– Ты живёшь в доме матери и на деньги матери, – всё тем же ледяным тоном ответил он. – А когда её нет, я здесь главный.
Я взорвалась негодованием и выскочила из-за стола.
– Да ты офигел, братец! Тебя семь лет тут не было. Сколько раз ты приезжал к нам за это время? – спросила я Егора, шагая из угла в угол по кухни. – Последние два года ты вообще забил на нас! А теперь возвращаешься и начинаешь права свои качать!
Егор отвернулся от стола и внимательно следил за моими передвижениями.
– Мама работает постоянно и разъезжает без конца по командировкам, – продолжила я свою гневную тираду. – Я уже давно живу сама по себе, и научилась самостоятельности. Так что не надо тут хозяина дома из себя строить!
Высказав брату всё, что накипело, я вылетела из кухни прямиком в свою комнату и громко хлопнула дверью. И даже не поблагодарила за ужин. Ну, ничего, перебьётся. Не нужно быть таким говнюком.
Десять минут спустя Егор тихонько зашел в мою комнату. Я осталась стоять у окна, не поворачиваясь к нему. Брат подошёл ко мне сзади и обнял. Его сильные руки обвились вокруг моей талии, а в шею ударило горячее дыхание. По коже побежал целый табун мурашек.
– Прости, – тихо прошептал он в моё ушко. – Я очень люблю свою маленькую сестричку и не хочу, чтоб она грустила, – ласково пропел Егор.
Люблю… Как же сильно мне хотелось в это поверить. Его слова как мёд для моих ушей. От них на душе становилось тепло. Вот только брат имел ввиду совсем не то, что мне хотелось.
– Перестань вести себя как засранец, – я повернулась и уткнулась носом в его грудь. Егор усмехнулся и погладил меня по волосам.
– Тебе показалось. Я же о тебе забочусь.
Егор поцеловал меня в макушку.
– Ну, расскажешь брату, как ты тут жила? – мягко попросил он.
Мы проговорили всю ночь. Я рассказывала брату всё о своей жизни, учёбе и увлечениях. Егор, как ни странно, с интересом слушал всё это. Мы заснули в обнимку на моей кровати. Когда я проснулась утром, Егор уже ушёл по делам.
Я приготовила завтрак и уже попивала кофе, когда раздался звонок. Это был брат. На душе было светло и хорошо. Не знаю, что означают вчерашние события, но надеюсь, наши отношения с братом наладятся, и мы станем нормальной счастливой семьей.
– Сегодня идём на юбилей дяди, – сухо сказал он в трубку. – Будь готова к семи.
– Что? Погоди! – я чуть не подавилась кофе от удивления. – Почему вчера не сказал? У меня вообще-то планы на вечер.
– Отменишь. Я сам только, что узнал. Не придти мы не можем. Мама просила.
Егор отключился, оставив меня в полном недоумении. Вот чёрт. С этим ничего не поделаешь. Я знала, как маме важна её репутация среди родственников. Она старалась исправно посещать все семейные мероприятия, а когда сама не могла, то просила нас. Мама хотела, чтобы в обществе мы производили впечатление идеальной семьи.
Наша мама обожала пускать людям пыль в глаза. Это была иллюзия, созданная ею. Самая сочная. Иллюзия счастливой примерной семьи. Егор умел играть на публику. Этим он был похож на мать. Не знаю, зачем ему это. Может просто ловит кайф. В гостях или на официальных мероприятиях он внимательный и заботливый брат. Мама часто просит, чтоб мы «вели себя прилично», особенно на благотворительных мероприятиях, куда постоянно зовут и её и нас. Под «прилично» она подразумевала молчать и улыбаться всем вокруг. Мама возглавляет комитет по делам молодежи в нашем регионе с недавнего времени. Такая чуткая и отзывчивая женщина, понимающая нужды и интересы молодого поколения. Человек широченной души. Занимается благотворительностью и обожает животных. У мамы безупречная репутация. Вот только всё это наглая ложь. Она никогда не умела ладить со своими детьми. Жалобы и проблемы выводят её из равновесия, а уж когда речь заходит об отце она превращается в злобную мегеру.
Кстати, отец – это вообще загадочная фигура и тёмное пятно моей биографии. Он ушёл из семьи через несколько месяцев после моего рождения. Единственное, что мне от него осталось – это фото, где он держит на руках маленькую меня. О причинах развода родителей я не имела понятия. Мама говорила, что он просто плохой человек. Для Егора тема отца вообще табу. Ему было десять лет, когда папа нас покинул. Возможно, это стало для брата серьёзным ударом, и он не хотел бередить эту рану.
Егор заехал за мной ровно в семь, как и обещал. Я постаралась одеться как можно лучше. Думаю, после оттепели в наших отношениях братец расщедрится хотя бы на пару комплиментов. Я надела своё любимое чёрное платье и распустила волосы. Решила особо не краситься, лишь выделив губы красной помадой. Единственным украшением была золотая цепочка на моей шее.
– Будь аккуратнее сестрёнка, а то расшибешь себе голову на этих ходулях, а мне потом тебя хоронить, – бросил брат, когда я застёгивала сапоги.
От такого заявления я похолодела. Егор как обычно расплылся в своей саркастичной усмешке. Вот урод. Значит, между нами ничего не изменилось?
– Иди к чёрту!
Колкости брата вызывали во мне дикую злость. Хотелось заехать ему в морду и стереть эту самодовольную улыбку с его лица. Видимо, вчерашняя ночь ничего не изменила. Между нами зияла глубокая пропасть, которую Егор даже не пытался преодолеть.
На юбилее у дяди все родственники были очарованы Егором. И я, тоже, несмотря на обиду, не могла не засматриваться на брата. В своём любимом чёрном костюме он выглядел потрясающе и двигался изящно, словно пантера. Егора расспрашивали о работе и планах на жизнь. Есть ли невеста, когда он женится, заведет детишек… Тьфу! Куча родственников, которых я знать не знаю. Сейчас прицепится какая-нибудь сердобольная тетушка и начнёт рассказывать, кто есть кто на этом празднике жизни. Вот внучатый племянник твоей пятиюродной тёти. Это его семья. Внучка, жучка, сучка…три кота и морская свинка. Такое только Егору интересно. Кстати, куда он подевался? Мне стало невыносимо скучно. Я быстро напилась и пошла танцевать.
Весь вечер в моём затуманенном мозгу пылала мысль о брате. Несмотря на все его подколы и обидные замечания, я не могла выбросить брата из головы. Глазами я отыскала Егора за столиком рядом с дядей. Я бросила на него откровенный взгляд, и Егор его поймал. Чёрт возьми! Это так несправедливо. Я хочу флиртовать со своим любимым мужчиной, ловить восхищенные взгляды, получать комплименты и просто чувствовать себя желанной. Братик, ну подыграй мне хоть чуть-чуть. Я прошу. Егор смотрел на меня тем же странным взглядом, что и дома. В лице он нисколько не меняется. Я не могла понять, что он чувствует.
В ресторане воздух стал ещё более пьяным. Вся родня танцевала. Егор остался за столом практически в полном одиночестве. Ну, что ж, время действовать. В этот момент я уже не чувствовала никакой опасности. Я подошла к брату и потянула его за руку танцевать. Егор нахмурил свои чёрные густые брови и нехотя поднялся из-за стола. Я вывела его на середину зала.
Я обняла брата за шею, и он автоматически положил ладони на мою талию. В нос мне ударил резкий аромат его одеколона. Притянув к себе по-ближе, он горячо прошептал в моё ухо:
– Что ты делаешь?
– Просто танцую, – ответила я и положила голову ему на плечо. Я ощутила тепло его тела и по моей коже снова побежали мурашки.
– Вероника, ты пьяна, – вновь прошептал мне в ухо Егор.
– Вовсе нет, – ответила я брату, не поднимая головы.
Егор легонько прикусил мочку моего уха, и я подняла голову вверх, прикрыв глаза. В этом полусумеречном состоянии сознания, я уже не отдавала себе отчета в том, что происходит. Губы брата легонько, почти невесомо коснулись моей шеи. На одну долю секунды я ощутила нереальный кайф, а затем резко распахнула глаза. Передо мной горели чёрные глаза брата, прожигающие меня насквозь.
– Уверена, что хочешь этого? – спросил он хрипло.
Я не ответила, лишь оттолкнула Егора и выбежала из зала. Что это, чёрт возьми, только что было? В висках стучала кровь. Одно дело фантазировать о близости с братом, находясь на безопасном расстоянии, и совсем другое переживать её в реальности. Кажется, я только что оказалась на грани…
До конца вечера я не подходила к брату и больше не пила. Домой мы ехали на такси и всю дорогу молчали.
– Ведешь себя отвратительно, сестрёнка, – усмехнувшись, сказал Егор, когда мы вошли в дом и зажгли свет. – Алкоголь тебе явно противопоказан. Иди-ка спать. Время позднее, а тебе завтра на пары.
Егор прошёл в гостиную, и я рванула за ним. В этот момент во мне закипели эмоции, и захотелось высказать брату всё, что я о нём думаю. Я была зла на него, на себя, на те чувства, которые испытывала к нему…
– Хватит разговаривать со мной как с ребёнком! – вскипела я. – Я уже взрослая!
– Взрослая? – лукаво прищурился Егор. – Знаешь, красная помада, и высокий каблук ещё не делают тебя взрослой.
Я не ответила. Он посмотрел мне прямо в глаза, и я почувствовала, что не в силах оторваться.
Егор легонько прикоснулся к моему плечу кончиками пальцев, медленно снимая бретельку платья.
– Что ты делаешь? – выдохнула я, ощущая, как запылали мои щёки. Вся агрессия в миг куда-то испарилась.
– Мне даже интересно, – чуть тише прошептал он и по моей спине, в который раз побежали мурашки, – как далеко ты готова зайти в соблазнении своего брата?
Сердце пропустило удар. Потом ещё. К щёкам сильнее прихлынула кровь. Егор расплылся в улыбке и, прошагав мимо меня, покинул гостиную.
Я медленно осела на диван.
– Боже! Он всё понял… – я закрыла лицо руками.
А чего ты хотела Гордеева? Конечно, он понял, он же не дурак в отличие от тебя. В какой момент всё пошло не так? Как теперь поставить свои мозги на место? Шла себе спокойно по жизни, пока не споткнулась о брата. Чувствую, не дожить мне эту зиму.
Я поднялась в свою комнату. Приняла душ и переоделась. Стёрла помаду и посмотрела на себя в зеркало. Выглядела я паршиво, впрочем, чувствовала себя не лучше. Мой взгляд упал на фото в рамочке на столе. На нём маленькая я сижу на коленях у брата, а он улыбается и строит мне рожки. Это мой братик. А человек в соседней комнате не мой брат. Он чужой. Семь лет разлуки с братом отдалили нас настолько, что я воспринимала его не как родственника, а как мужчину. Я снова посмотрела в зеркало. Что если мы не родные? С толикой надежды я вглядывалась в своё лицо. Увы. Сомнений быть не может. Мы с Егором похожи внешне даже сильнее, чем в детстве.
Я ощущала, будто подхожу к некой точке не возврата, некому переломному моменту. Наверное, так ощущает себя лихорадочный больной, когда приближается к пику болезни. Дальше либо смерть, либо выздоровление. Внезапно мой мозг прорезала ослепительная и отчаянная мысль: признаться брату в любви.
Моё сердце бешено забилось, когда я подумала об этом. В первую минуту я была полна решимости, но затем появился сильный страх. Что последует за этим? Вот уже несколько месяцев с момента приезда Егора в наш дом, я не перестаю о нём думать. Это убивает меня день за днём. Может, если я произнесу это вслух, мне станет легче? Вероятнее всего, брат просто посмеется, а может, оскорбит или унизит. В любом случае это лучше, чем страдать молча. Так подумала я в тот момент, но ещё не знала насколько ошибалась.
Я надела любимый домашний халатик и распустила чёрные волосы по плечам. Возможно, я не такая красотка как его невеста, но и не уродина. Я чуть подкрасила губки прозрачным блеском и глубоко вздохнула. Унять колотящееся сердце было просто нереально. Я двинулась в комнату брата. Сначала уверено, но затем с каждым шагом меня пробивала дрожь. Я постучала.
– Да, – отозвался Егор.
Брат сидел за компьютером и работал как обычно. На меня он даже не взглянул. Я медленно подошла к нему поближе и встала за спиной. Всего один шаг отделял меня от падения в бездну. Я набрала в грудь побольше воздуха и произнесла:
– Егор, ты мне нравишься. Только не как брат…
Я произнесла эти слова. Он не ответил. Я вдруг осознала всю бессмысленность, ненужность и глупость только что сказанного. Ну, вот, что я делаю? Для Егора это фоновый шум, на который даже внимания обращать не стоит. Зачем я унижаюсь? Вновь почувствовала себя ничтожной, маленькой, бестолковой малявкой, отвлекающей брата от серьёзных дел. Тихий шум работающего компьютера оглушал, словно раскаты грома. Где-то вдали, в открытом окне шумел город, текла жизнь и я отдала бы всё на свете, чтобы оказаться сейчас в другом месте, подальше от Егора.
Брат наконец-то оторвался от монитора и развернулся ко мне.
– Вероника, – тяжело вздохнул он. – Я должен сказать тебе следующее.
Егор встал и подошёл ко мне. Он был выше меня на голову и старше на целую жизнь. Он был так спокоен в этот момент, что все мои эмоции разбивались об эту глухую стену как Титаник, налетевший на глыбу льда. Я боялась взглянуть в глаза брату. Мне вдруг стало ужасно стыдно за своё нелепое признание.
– Я твой старший брат, – серьёзно произнёс Егор. – И всегда им буду.
Я почувствовала, как пелена горячих слёз начинает застилать мои глаза. Воздух из моих легких вмиг куда-то испарился. Голос брата был как обычно спокоен и холоден.
– Я понимаю, что влюбиться в родного брата это непростая ситуация. Я могу лишь помочь тебе легче преодолеть её…
– Как? – воскликнула я, вскинув голову вверх и встречаясь с ним гла-зами. – Без конца, издеваясь надо мной?
Крупные слёзы наконец-то брызнули из моих глаз и я всхлипнула.
– Детка, я не знаток женских струн, уж извини.
Егор взял меня за подбородок и заглянул в глаза. От стыда я готова была провалиться сквозь землю. Эти шоколадные глаза были безжалостны ко мне.
– Прошу, не плавь мой мозг. Я уже основательно забыл, что это такое. Мне и без тебя проблем на работе хватает.
Во взгляде Егора читалось равнодушие. Ещё один гвоздь, забитый братом прямо мне в сердце.
– У меня есть горячо любимая невеста. И когда у людей так бывает, то вокруг не остаётся места для других девушек. Особенно для сестёр, – Егор окинул меня взглядом сверху вниз, – которые влюблены в меня.
О, братец. Лучше б ты сразу содрал с меня кожу и посыпал солью. Было бы не так больно.
– Я твоя семья вообще-то… – тихо прошептала я.
– Скоро у меня будет своя семья, а у тебя – своя.
– Я не верю! Это твоя Настя… это же не серьезно всё…
– Тебе-то откуда знать…
Говорить что-либо дальше было бессмысленно. Я выбежала из комнаты брата и закрылась у себя, разрыдавшись в подушку.
Я не спала всю ночь. Голова кружилась от волнения, и комната расплывалась, как только я пыталась перевернуться на другой бок. Я осталась в тёмной пустой комнате один на один с невыносимой душевной болью. Мой мир разрушен, а я разбита вдребезги. В ушах звучал ледяной голос брата. Я видела в темноте его сверкающие глаза и не понимала что происходит. Меня будто лихорадило. Тело бросало то в жар, то в холод. Под утро я очнулась от этого бредового состояния, но так и не смогла понять спала ли я вообще. Кое-как, придя в себя, приняв душ и осушив бутылку минералки, я оставила Егору записку, собрала вещи и отправилась к Маше. Поживу у неё несколько дней, пока не спадёт эмоциональный накал.
У подруги я провела около пяти дней. Всё это время я или рыдала или лежала на кровати, пялясь в телек. Маша из солидарности тоже забила на пары, но работу игнорировать она не могла. Подруга временами покидала меня, отправляясь на фотосессии. В эти моменты я шла гулять, тупо слоняясь по парку. Жизнь раскололась пополам: на до признания и после. Если жизнь «до» рядом с братом была вполне сносной, то жизнь «после» не представлялась возможным. Смогу ли я жить с ним под одной крышей так будто ничего не произошло? Наверное, Егор отстраниться от меня ещё больше и начнёт демонстрировать своё превосходство на каждом шагу…
Я закурила. Едкий дым обжигал мои легкие и я кашляла. Не то чтобы я была заядлой курильщицей, но время от времени затягивалась. А последние события заставляли меня переживать маленький стресс. В голове было пусто, а на душе тяжело. Я не могла выразить словами того, что чувствовала в этот момент. Я даже перестала нормально питаться, перебиваясь, чаем с сухарями.
Маша терпеливо выслушивала мои истерики и страдания по вечерам. Я заходила на страницу Егора, а потом Насти по сто раз на дню.
– И что ты хочешь там увидеть? – не отрываясь от ноутбука поинтересовалась Маша. – Подтверждений, что он любит? Скучает? Страдает?
– Не знаю.
Я обреченно вздохнула и плюхнулась на кровать, выйдя из вк.
– Слушай, так нельзя. Тебе нужно срочно переключиться на другого парня, – мягко начала подруга, а затем добавила – только не на Макса.
– Не хочу. Мне никто не нужен кроме Егора, – проскулила я в подушку.
Маша вздохнула.
– Судя по твоим рассказам Егор, во-первых, нарцисс, а во-вторых, абьюзер. Он тебя морально насилует. И, в-третьих, что самое важное, он – твой РОДНОЙ брат.
– Морально насилует, – повторила я, – но, зачем? – я непонимающе уставилась на подругу.
– Понятия не имею, но поверь: тебе такие отношения, ни к чему.
– И что мне делать?
– Ну, сходи ты на свидание уже.
Эта идея казалась мне бессмысленной, но Маша настояла на своём. У меня были поклонники, хоть и не многочисленные. Перебрав всех друзей в вк, мы выбрали самого адекватного. Его звали Андрей. Мы с ним учились в параллельных группах, но иногда виделись на совместных парах. С Андреем мы переписывались пару дней, и я предложила встретиться. Он согласился. Маша обрадовалась и попросила попробовать пообщаться с ним подольше. Я убедила подругу, что постараюсь сделать всё возможное.
Я понимала, что стесняю Машу в её же квартире, поэтому решила вер-нуться домой, хоть там меня и ждала неизбежная встреча с братом. Всё время пока я жила у подруги брат не интересовался как я и всё ли со мной хорошо. Поэтому я твердо решила с ним не общаться и не здороваться, пока он первый не захочет поговорить.
Я собрала свои вещи и заехала домой. К счастью, Егора дома не было. Я облегченно вздохнула. Быстренько приняв душ, я надела любимое кремовое платье и накрасилась. С Андреем мы должны были встретиться в кафе сегодня вечером.
Надо сказать, что при ближайшем рассмотрении он оказался интерес-ным парнем, и я, наверное, влюбилась бы в него, если б не Егор. Мы проговорили несколько часов, и он вызвался проводить меня до дома. Уже у двери я решила рискнуть и пригласить его на чай. Ну, а что, раз с Максом так обломилась, может в этот раз повезёт? Естественно чай мы не попили, а сразу пошли в мою комнату. Возможно, он подумает, что я легкодоступная девица, но меня это мало заботило. Я хотела лишь заглушить боль от слов Егора. Я даже не закрыла дверь в свою комнату, надеясь, что когда вернётся брат, он застанет нас в постели голых. Что это было? Жалкая попытка вызвать ревность? Или доказать брату, что он для меня уже ничего не значит? Я сама не знала.
Андрей целовал меня в шею и его руки блуждали по моей талии. Он толкнул меня на кровать, и я расслабилась. Долго наслаждаться поцелуями Андрея мне не пришлось, ибо вернулся Егор. Вероятно, увидев, что дверь в мою комнату открыта и оттуда доносятся томные вздохи, он решил проверить, чем занимается его младшая сестрёнка.
– Вечер добрый, – услышала я ледяной тон брата.
Егор включил свет. Андрей быстро отстранился от меня, виновато посмотрев на Егора.
– Привет, – дружелюбно поприветствовала я брата, но мой голос слегка дрогнул. – Андрей, познакомься – это мой старший брат Егор.
– Ты же говорила, что он вернётся только завтра, – удивленно сказал Андрей.
– Да, – я хихикнула, – просто Егор очень занятой человек, и домой возвращается всегда внезапно.
Всё это время Егор хмуро смотрела на нас. Выглядел он немного дико. Может, поссорился со своей Настей? Эта мысль мне определённо нравилась. Андрей встал с кровати, и они сдержанно пожали друг другу руки.
– Очень приятно, – сухо сказал Егор.
Он бросал уничижающие взгляды то на меня, то на Андрея. В глазах брата нарастала ярость, что немало удивило меня. И чего он так злиться? Я ведь уже взрослая девочка.
– Может чаю? – предложила я, стараясь хоть как-то разрядить обстановку.
– Эм…уже очень поздно. Я, пожалуй, пойду, – сказал Андрей, прочитав в глазах Егора угрозу.
– Я провожу, – сухо бросил Егор, и они спустились вниз.
Я откинулась на кровати и тяжело вздохнула. Мне становилось страшно от взгляда Егора. Неужели опять будет читать мне морали? Проводив Андрея, брат поднялся ко мне в комнату. Я снова встретилась с тёмно-карими глазами, прожигающими меня насквозь. Внутри меня всё как будто съежилось. Брат скрестил руки на груди и сверлил меня глазами.
– Интересно, – прищурился Егор. – Сначала признаешься мне в любви, а потом приводишь в свою постель какого-то клоуна?
Я похолодела. Я села на кровати и серьёзно взглянула на брата.
– Егор…– голос мой предательски дрогнул, – мы же закрыли эту тему.
Он удивленно вскинул бровь вверх.
– Как закрыли, так и откроем, – угрюмо буркнул он.
– Что ты хочешь? – устало спросила я. Выяснить с ним отношения сейчас мне не хотелось.
– Тебя.
Егор метнул в меня глазами молнии, и я вздрогнула. Повисла напряжённая пауза. Я в ужасе посмотрела на брата.
– Шучу. Расслабься, – глухо сказал он и, развернувшись, шагнул к выходу. – Пошли ужинать.
Я осталась в своей комнате в полной растерянности. И как это понимать?
Когда я зашла на кухню, Егор уже возился у плиты. Я тихонько присела за стол, всё так же обдумывая слова брата. Егор развернулся к столу и поставил передо мной тарелку солянки. Я почувствовала, что сильно проголодалась за вечер.
– Спасибо. Выглядит аппетитно, – тихо сказала я, взяв ложку и пробуя блюдо.
– Как и ты, – ответил Егор, посмотрев мне в глаза.
От этих слов брата я чуть не подавилась.
– Что? – спросила я откашлявшись.
– Ничего, – как ни в чем не бывало, ответил Егор. – Приятного аппетита говорю.
Ели мы молча. Между мной и братом повисло тяжёлое напряжение. Каждой клеточкой тела я ощущала, что он злиться на меня. Я старалась доесть побыстрее, чтоб отправиться в свою комнату. Хотелось отдохнуть и всё хорошенько обдумать. Отпив из кружки немного чая, я быстро поблагодарила брата за ужин и отправилась к себе в комнату.
На полпути Егор догнал меня и, схватив за руку, развернул к себе лицом. В коридоре было темно и его глаза в этот момент выглядели дикими горящими огоньками. Не успела я произнести и слова, как брат поцеловал меня. Грубо, жадно и настойчиво. Его борода приятно щекотала мою нежную кожу. От поцелуя у меня перехватило дыхание, и я попыталась слабо протестовать. Егор прижал меня к стене и прижался ко мне всем телом. В какой-то момент я поняла – он действительно ХОЧЕТ. Я ощутила желание брата всеми клеточками своего тела. Брат не шутил, когда сказал, что хочет меня.
– Что ты делаешь? – взвизгнула я, когда Егор прервал поцелуй и заглянул мне в глаза.
– Ты оставляешь приятное послевкусие… – прошептал Егор.
– Егор, Ника, я дома…
Я смотрела в глаза брату и видела там нечто необычное. Всё что он сейчас делал, не было издевательством надо мной. Это были настоящие живые импульсы, которые вырвались из самой глубины его души. Я видела огонь в глазах брата, и жестокую внутреннюю борьбу. Неужели… Он страдает, как и я?
Внизу послышался мамин голос. Моё сердце как будто остановилось.
– Привет, мам, – крикнул Егор маме.
– Мы обязательно продолжим, – шепнул брат мне в самые губы и пошёл вниз, встречать маму.
Как только Егор ушёл я, сползла вниз по стене. Так вот оно что. Егор тоже борется со своими желаниями. Не могу поверить, что это произошло. Этот поцелуй. Будто укол жаропонижающего для лихорадящего больного. Я целовалась с братом. Ничего не произошло. Земля не разверзлась у меня под ногами, увлекая в ад. С неба не ударила молния. В доме было также тихо, как и минуту назад. Лишь внизу слышался тихий мамин голос. Вот и всё. Мы перешли эту черту и назад дороги нет. Я слышала лишь стук своего сердца, рвущегося из груди…

Автор публикации

не в сети 11 часов

sveta-fedo

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 17-07-2021

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля