Автор: RaihanAldai
Хозяйка радуги. Сказка.
НЕЗАВИСИМОЕ ИСКУССТВО
ЛИТЕРАТУРА

Хозяйка радуги. Сказка.

Свойства работы: Разрешить публикацию на сайте, Принять участие в конкурсе НИ, Разрешить публикацию в журнале
Дата создания работы: 2020 год

Хозяйка радуги.
( По мотивам казахской мифологии)

***

Высоко в небе стоит юрта, вся в цветных, искусных узорах. Ночь. Вокруг мерцает звездное кружево и бесшумно плывет косой серп луны. В небесной юрте тихо, лишь изредка блеют за стеной в загоне разноцветные барашки, да иногда какое-нибудь заблудившееся сонное облачко своим зыбким, клочковатым боком с шелестом коснется стен и унесется куда-то в неведомую даль, в бесконечность небесного приволья.
Напротив входа на большом кованом медном сундуке в масляной лампе горит робкий язычок пламени, создавая в юрте уютный полумрак. На пестром лоскутном одеяле, брошенном поверх разноцветного войлочного ковра, вытянув перед собой ноги в мягких кожаных ичигах, сидит маленькая, сухонькая старушка в голубом сатиновом платье и цветастом плюшевом жилете. На голове у ней белоснежные, как облако, кимешек* и высокий шылауыш*. Она мерно кивает в такт своей песне. На бабушкиных ногах, утонув в большой пуховой подушке, лежит ее маленькая внучка. Бабка раскачивает подушку из стороны в сторону и напевает слова колыбельной песни:

Луноликая моя,
Ночь пришла — ворожея.
Спи и будь послушною,
Звездочка жемчужная.

Солнцеликий светик мой,
Мир окутан звонкой тьмой,
Глазки, милая, сомкни.
Слышишь, как поют сверчки?

Пусть тебе приснятся сказки,
Мира радостные краски.
Их радужный, чудный блеск,
Родника прохладный всплеск…

Ласковый и тихий голос бабушки обволакивает внучку невесомым прозрачным покрывалом и уносит в мир воздушных, цветных снов. Цветных, как пестрые барашки в загоне, как ковры, текеметы*, которыми выстелено их жилище, как эти, покрытые затейливым орнаментом ленты баскуров*, что накрепко связали жерди, поддерживающие купол их юрты. Концы баскуров свисают вниз пушистой бахромой и мохнатыми кистями. Платье и руки бабушки также насквозь пропитаны всеми красками этого мира. Бабушкин голос баюкающей волной ускользает сквозь шанырак* в ночь. Завороженный, мерцающий хоровод в такт этой тихой ласковой песне кружит и кружит по заданной орбите, не смея покинуть полный тайн и очарования небесный купол. Бабушка рассказывает о том, что душа человека связана с далекими звездами серебряной нитью, по которой она ночами взмывает в небо и путешествует там среди мириад светил и человек видит удивительные сны. А когда просыпается, душа тут же возвращается к нему, поэтому никогда и никого нельзя будить резким рывком или вскриком. Иначе она может от испуга порвать серебряную нить и остаться в небе неприкаянной заблудшей звездочкой, которая вскоре падет на землю, а люди, увидев стекающую звезду*, скажут, что чей-то жизненный путь завершился, и будут правы. Потому что никто на земле не сможет прожить и дня без души. Только с ней человек может любить и ненавидеть, радоваться и плакать, смеяться и грустить. А бездушный человек, как говорит бабушка, даже если он дышит и двигается, все-равно что мертвец, не живет, а существует. Ему неведомы простые житейские радости, которые составляют смысл существования каждого из нас. Маржан знает об этом. Закрыв глаза, она молча слушает бабушкину колыбельную:
Спи, родная, сладким сном,
Нить сверкает серебром,
Вдоль по ней взойдет душа
В небо звездное, туда,
Сладкие живут где сны,
Чудесами что полны.
Облетев волшебный мир,
Без конца и краю ширь,
С утренней зарей вернись,
Вместе с солнцем пробудись!
Как луна с небес сойдет,
Солнце ясное взойдет,
«Здравствуй, милая!» — скажу
И тихонько разбужу…

Маленькая Маржан уже спит и видит волшебные сны. Других и быть не может, потому что бабушку ее зовут Кемпир Косак. Она хозяйка Радуги и настоящая волшебница. Там внизу, на бескрайних степных просторах, у подножия величественных гор, где с каменистых склонов стекает шумная и бурливая река, расположился ее родной городок. В нем она живет со своими родителями. Как только повеет весной и зажурчат первые талые воды, сливаясь в звонкие ручьи, как только раздастся в степи щебет прилетевших из дальних краев птиц, бабушка забирает Маржан к себе в небесную юрту, вокруг которой весело, в предвкушении предстоящего лета, обгоняя друг друга, бегут белоснежные облака. Совсем скоро солнце, набравшись сил, растопит весь снежный покров, а белые облака превратятся в тяжелые свинцовые тучи. И тогда прискачет к ним на серо-голубом небесном жеребце Кокайгыре* их с бабушкой старый друг – могучий батыр Найзагай*. Натянув свой богатырский лук, он примется метать огненные стрелы в нависшие серой пеленой густые тучи и загремит на небе гром, молнии пронзят тугие брюхи туч, из которых на землю потоком польется теплый весенний дождь. И вот тогда их с бабушкой дни будут по-настоящему полны забот. К весенним грозам бабушка готовится загодя. Ранним солнечным утром, когда Маржан еще спит, она, связав за ноги попарно* своих разноцветных овечек, доит их, наполняя пенным молоком большую деревянную чашу – тостаган*. Часть молока она выливает в казан и кипятит на очаге, чтоб напоить внучку целебным и душистым напитком. Оставшееся молоко она выплескивает на небо, и оно, разлетевшись в стороны, превращается в легкие кружевные облака. Затем бабушка выгоняет на небесное пастбище свою разноцветную отару. Красные, оранжевые, желтые, зеленые, голубые, синие и фиолетовые барашки беззаботно щиплют небесную травку до самого полудня. Когда начинает припекать солнце, бабушка загоняет отару в загон, и вот тогда они с внучкой принимаются за главную свою работу. Маржан расстилает легкое белое покрывало, сотканное бабушкой из облачных клочьев. Чтобы они не уплыли вслед за другими, она накрепко привязывает края к кольям загона, а бабушка своими волшебными ножницами принимается стричь овечек. И если вы в какой-нибудь из весенних дней увидите на небе среди бегущих стайкой облаков несколько их неподвижных собратьев, знайте, что это дело рук Маржан и ее бабушки-волшебницы, которые каждой весной работают, не покладая рук, чтобы принести людям радость.
Под щелканье ножниц на покрывале образуются целые нагромождения разноцветной шерсти. Задача Маржан разделить их на отдельные горки, чтобы не смешались, к примеру, красная и синяя или зеленая и оранжевая. Сняв сандалии, она босиком ходит по прохладному и мягкому полотну, аккуратно разделяя цветную шерсть на отдельные горки. На это уходит не один день. Целую неделю стригут они с бабушкой своих смирных и послушных овечек. Иной раз попадется какая-нибудь озорница, да начнет брыкаться своими копытцами. Тогда Маржан садится рядышком и ласково гладит ее, разговаривает с ней, рассказывает сказки, которых она, благодаря бабушке, знает великое множество. Овечка замирает на месте, смотрит неотрывно своими наивными глазками-пуговками на Маржан, как будто что-то понимает. И пока Маржан развлекает ее своими рассказами, бабушка успевает состричь с овечки всю разросшуюся за долгую, холодную зиму шерсть и сложить ее по отдельным холщовым мешкам. Избавившись от густой шубы, овечки весело носятся по загону, радуясь солнцу и нежному весеннему ветерку.
На следующий день по бабкиным расчетам обязательно наступает ясный солнечный день. Они вынимают шерсть, полощут в приготовленной заранее дождевой воде, сушат на солнце и снова раскладывают ее на том самом покрывале. Бабушка берет в руки два длинных и гибких ивовых прута и начинает поочередно хлестать ими успевшие сваляться и стать некрасивыми разноцветные пряди. После битья шерсть становится мягкой и пушистой. Маржан молча наблюдает, как из-под умелых рук бабушки вырастают целые горы невесомой, как дымка, шерсти. Небольшие клочки соскальзывают вниз и кружат в воздухе, пока их не подхватит какое-нибудь бредущее облачко и не унесет вдаль. И тогда на его белоснежном теле образуются веселые цветные пятна. Таким облачкам Маржан подолгу смотрит вслед, пока они не скроются где-нибудь далеко-далеко, куда не достанет даже самый зоркий взгляд.
Там внизу, на земле снег уже давно растаял и повсюду бежит веселыми и звонкими ручьями. Под яркими лучами весеннего солнца ручьи начинают высыхать и влажные пары поднимаются вверх. Легкие белые облака наполняются влагой, тяжелеют и постепенно превращаются в грузные серые тучи. Они уже не бегут по небу легкой стайкой, а медленно ползут, изнемогая под тяжкой ношей. А это значит, что день, когда посланник Неба, доблестный батыр Найзагай* на своем, как лазурь неба голубом в серых яблоках жеребце Кокайгыре* явится к ним в гости, уже совсем близок. Поэтому бабушка и Маржан торопятся закончить эту очень важную часть работы.
Распушив всю шерсть, они берут в руки два больших костяных гребня и расчесывают ее, да так основательно, чтобы, как говорит бабушка, волосок был к волоску, иначе все их старания пойдут прахом. И вот однажды вечером, под косыми лучами солнца на закате бабка Косак достает старинное веретено. Маржан поудобней устраивается рядом, и бабушка дает ей в руки маленькое деревянное веретенце. Затем берет немного руна и кончик его прикрепляет к круглому пряслицу из камня, расположенному в нижней части и показывает, как нужно вытягивать волокно в тонкую полоску и как наматывать его на веретенце. Работа эта непростая. Ведь надо одновременно вытягивать кудель и крутить веретено. У Маржан это не сразу получается. То не вытянет шерсть, то забудет закрутить веретено, то кудель порвется от ее стараний. Нить получается неровной, местами комковатой, а местами совсем тонкой и вот-вот порвется. Но бабушка говорит, что она должна постараться, потому что каждой девочке, рожденной в Великой Степи, богиня Умай* дарит веретено, которым она должна будет в будущем ловко управляться. Каждой маме перед рождением ее ребенка во сне Умай подает знак. Если она увидит во сне лук и стрелы, значит у нее родится сын, а если веретено с куделью, значит на свет появится девочка. А после рождения Умай-ана* приходит ночью и незаметно вешает над колыбелью ребенка свой дар. Маржан думает о том, что раз сама богиня подарила ей это веретено, то уж она обязательно должна постараться научиться владеть им так же ловко, как и бабушка, которая наматывает кончик кудели и начинает прясть из разноцветной шерсти клубки нитей. Правой рукой она вытягивает и подает волокно, а левой закручивает веретено. Кудель свивается в тонкую и ровную нить, а веретено непрерывно вращается в руках и голос бабки, похожий на тихий напев, излагает новую волшебную сказку о могучем батыре, который идёт искать неземную красавицу, заколдованную злыми духами, о коварных ведьмах, которые строят козни на его пути, о крылатом тулпаре*, одолевающем огромное расстояние всего за один день. Маржан с замиранием слушает ее, боясь упустить даже самую малюсенькую деталь. Сказка льется, а веретено кружится, и вот уже огромный фиолетовый клубок шерсти готов. Бабушка откладывает его в сторону. Батыр побеждает всех своих врагов и спасает красавицу из тягостного плена. На крылатом коне они улетают в далекий край, где затем живут долго и счастливо.
Вместе со сказкой заканчивается и долгий тихий весенний вечер. В небе появляются первые звезды. Бабушка отрывает кусок от проплывающей мимо тучи и выжимает из нее воду в чашку. Вдвоем они поочередно тщательно умываются и отправляются спать. На другой день бабка принимается за следующий мешок и за следующую сказку, в которой живет злой, жестокий Айдахар – трехглавый змей, исторгающий из пастей жгучее пламя. Точно такое, как огненно-красная шерсть, которую бабушка сматывает в большой пурпурный клубок. Семь дней прядут они нить, семь дней рассказывает бабка Косак внучке волшебные истории. Вместе со сказкой о ясной лазури бескрайнего степного неба, купол которого охраняет землю от бед и разрушений, завершается работа над голубым клубком. А оранжевый клубок оказывается похож на круглое весеннее солнце, льющее на землю свои ласковые, теплые лучи, еще не успевшие набрать силу летнего жара. Сказка о великом, бескрайнем море, из бушующих волн которого выплывает волшебный табун серебряных морских коней, сопровождает работу над синим клубком. И вот уже вместе со сказкой о подсолнухе Кунбагар*, пасущем солнце на небе, поворачивая вслед ему свое круглое веселое лицо, готов пузатый клубок ярко-желтой шерсти. Далеко внизу степь укрывается изумрудно-зеленой травой. Бабушка рассказывает о том, что великий бог неба Тенгри* взращивает в степи для каждого рожденного весной ягненка, жеребенка или верблюжонка столько стеблей сочной травы, чтобы хватило каждому из них наесться досыта и вырасти большим и сильным. А в руках бабушки в кружении веретена незаметно растет новый клубок ярко-зеленой, похожей на траву нити. Клубки мягкие, упругие, как огромные мячи. Маржан садится на них верхом и катается по кругу в юрте, да так, что слышен ее восторженный визг. Бабушка улыбается, глядя на внучку, и хлопочет по хозяйству. Забот по дому у нее полным-полно. Нужно с утра выгнать отару пастись на небесный луг, напоить дождевой водой, затем навести в доме порядок, после подоить овец, взбить из молока масло, испечь внучке ее любимые баурсаки*. За долгую зиму бабушка и Маржан успели очень соскучиться друг по другу. Улыбка не сходит с бабушкиного лица. Она так рада, что морщинки лучиками расходятся от ее сияющих глаз. Ведь помимо небесных хлопот ей просто необходимо о ком-то заботиться. Присутствие любимой внучки делает ее бесконечно счастливой.
В один из дней бабушка достает из сундука спицы – маленькие для Маржан, побольше для себя.
— Нам нужно поторопиться. Ведь совсем скоро к нам в гости пожалует Найзагай на своем небесном жеребце. Мы должны основательно подготовиться к его приходу, — говорит бабушка и они вдвоем садятся вязать из клубков цветные ленты.
Бабушка берет левую руку Маржан, перекидывает нитку через указательный пальчик и обвивает им большой палец в направлении снизу-вверх, после чего образуется первая петелька. Затем складывает вместе кончики ниток и помогает внучке зажать их в ладошке с помощью безымянного пальца и мизинца, а в петельку вводит снизу сразу обе спицы. Руки бабушки натруженные, но мягкие и ласковые. И голос тоже ласковый:
— А теперь подхватываем ниточку и вытягиваем ее в петельку, вот так, — объясняет она и раздвигает нити с помощью большого и указательного пальцев внучки – вот мы и затянули ее на спицах. Петля должна сидеть плотно, но не туго, чтобы не соскальзывала. Дальше ты уже знаешь, что делать. Начинай набирать их до нужного количества.
Маржан затягивает конец нити колечком и начинает выводить первый ряд петель. Маленькие пальчики напряжены до предела. Петли получаются неровные, то и дело соскальзывают с кончика спицы и приходится начинать заново. Но она упрямо продолжает вязать. Бабушка говорит, если она будет прилежной и упорной, у нее обязательно все получится. Маржан верит и очень старается, да так, что от усердия даже высунула кончик языка. А в руках бабушки спицы так и пляшут, вывязывая ряд за рядом ровное и красивое полотно широкой ленты. «Вот бы и мне также уметь», — думает Маржан, глядя на ее сноровистые движения.
Где-то внизу, зависнув в воздухе, завел свою веселую трель жаворонок. Это там, с земли кажется, что жаворонок поет в вышине. А отсюда его даже не увидеть. Но его радостная песня слышна и здесь. Без пения жаворонка в степи не бывает лета. А лето совсем уже скоро. Вот только они с бабушкой выпустят радугу на небо, высыплют на улицу и взрослые, и дети, чтобы полюбоваться делом их рук — сияющим цветным мостом, и тогда Маржан осенью в школе будет что рассказать одноклассникам. Учительница обязательно задаст им тему первого школьного сочинения: «Как я провел(а) летние каникулы». Она напишет обо всем, что пришлось ей пережить за время ее необыкновенных каникул, проведенных на небесном жайляу*. О том, как пасли они с бабушкой разноцветных барашков, как она научилась стричь овец, пушить и чесать шерсть, вязать цветное полотно. Как таял снег в степи, как зазеленели затем просторы, как даль укрылась ковром из ярких весенних степных цветов, таких, как тюльпаны, колокольчики, нарциссы. Что в этом есть и их с бабушкой заслуга. Как из теплых краев прилетели лебеди, гуси и утки, как они обживали берега степных озер и рек, как строили гнезда и выводили птенцов. Что с высоты, которая даже выше птичьего полета, ей было видно все до мельчайших деталей. Она знает, что удивлению одноклассников не будет предела, и это заставляет неистово биться ее сердце и вселяет такую радость, что Маржан порой кажется, что и дышать трудно. Однако это случится потом, а сейчас у них с бабушкой хлопот невпроворот.
Бабушка выкладывает один за другим, сначала красную, затем оранжевую, желтую, зеленую, голубую, синюю и, наконец, фиолетовую бесконечно длинные цветные полосы в ряд и связывает их крючком в единое радужное полотно. Полоски, связанные Маржан коротенькие и не очень ровные. Но она не отчаивается. Когда-нибудь и она научится орудовать спицами и крючком так же быстро и ловко, как и ее бабушка. А пока она сшивает вместе свое вязание и получается яркая, жизнерадостная попона, которую она подарит грациозному и неутомимому Кокайгыру — скакуну Найзагая.
Вот и закончилась их основная с бабушкой работа. Теперь им остается встретить первую весеннюю грозу и, конечно же, их долгожданного гостя Найзагая. Ведь без него их работа потеряла бы всякий смысл. Каждое утро Маржан помогает бабушке выгнать отару на небесное пастбище, а затем, нежась под лучами теплого весеннего солнца, она весь день наблюдает за тем, как их разноцветные овечки, скинув теплые зимние шубы, резвятся и щиплют голубую небесную травку.
Снежный покров уже растаял, и бурая земля укрылась нежным зеленым ковром. Резвый весенний ветерок гонит по небу облака, их становится все больше и больше и Маржан, также, как и солнышку, все трудней и трудней разглядеть, что творится там, на земле. Облака заволокли их юрту плотной пеленой. Однажды, проснувшись спозаранку, она увидела вместо белых облаков серые, заметно отяжелевшие тучи. Теплый ветер, посвистывая, гнал их куда-то вдаль. Тучи на небе собирались весь день и, если утром в разрывах свинцового покрова иной раз выглядывало на миг-другой солнце, после полудня небо окутала тяжелая, пугающе-темная завеса. Казалось, ненастье с трудом сдерживало свое дыхание, собиралось с силами, чтобы со всей яростью устремиться на землю. В духоте ощущалось безмолвное и мучительное ожидание сотрясающего взрыва природы. В неподвижном воздухе вдруг наметилась удивительная ясность, которая, словно ретушью прошлась по очертаниям туч, выявляя в них каждый изгиб и каждую отметину. Внезапно пронесся легкий порыв ветерка, и темно-сизая мгла вздыбилась в ожидании неминуемой грозы. С каждым разом усиливаются порывы и запах предстоящего ливня заполоняет собой все вокруг. Тучи задвигались, вдали прогрохотал гром. Мгновение и уже загремело совсем близко. Это раздается тревожное ржание мечущегося в суматохе небесного скакуна Кокайгыра, потерявшего в непроницаемом тумане свой табун.
— Вот и явился наш долгожданный гость, — сказала бабушка, вглядываясь в окутавшую их серую муть.
— Апа*, я успею подарить ему попону? – встревожилась Маржан, оглядываясь по сторонам и пытаясь перекричать свист ветра и звуки грозы.
— Успеешь, — успокоила ее бабка Косак, — Найзагай – благородный и чуткий джигит и первым делом прибудет сюда, чтобы поздороваться с нами.
Огромные, стремительно несущиеся тучи теперь уже пенились и вздымались, задевая друг друга мохнатыми, клокастыми боками. Необузданные, хлесткие порывы ветра гнали их вдаль. На макушке юрты шумно хлопал и подпрыгивал тундик*, вот-вот готовый сорваться и унестись вместе со свинцовой пучиной прочь, и только пестрые арканы, которыми он был прочно привязан к колышкам, воткнутым в небесную твердь, удерживали его на месте. Ветер сбросил с головы Маржан маленькую девичью шапочку – такия*, но в этот самый момент из клубившегося потока вынырнул Найзагай в кольчуге и в шлеме. На лету подхватив летящую такию, он подъехал к Маржан и ее бабушке на статном небесном жеребце Кокайгыре, из-под могучих копыт которого сыпались целые снопы искр. В руке батыр держал лук, а колчан был полон огненных стрел. Глаза батыра горели неистовым пламенем и были полны решимости разогнать эти пепельно-сизые, косматые тучи. Сойдя с седла, он привязал скакуна к коновязи и протянул шапочку Маржан.
-Здравствуйте! – спокойно произнес Найзагай и склонил голову, прижав руку к груди. Его мятежный, рокочущий голос тут же рассеялся в порывах бушующего ветра.
-Здравствуй, здравствуй, дорогой! Заждались мы тебя. Пора уж, — выкрикнула в ответ бабушка. Весь мир вокруг них ярился и клокотал, но Маржан совсем не было страшно, потому что с таким смелым, сильным и добрым батыром, как Найзагай, ничто в целом свете не способно было ее напугать. Она смело протянула ему связанную ею попону. Батыр взял ее, снова склонил голову и прижал руку к сердцу в знак благодарности. Вдруг все кругом еще пуще завертелось, закружилось, утопая во мгле. Сквозь нее Маржан видит, как ветер развевает густую гриву скакуна. Когайгыр водит желваками и храпит. Затем встает на дыбы. Его громкое ржание расходится грохочущими волнами и раскаты грома сотрясают небо. Маржан что есть сил жмурится, а когда открывает глаза, видит, как раздвигая несметный строй быстро несущихся туч, Найзагай мчится куда-то в самую гущу сумрачной хмари на коне, укрытом яркой, цветастой попоной, связанной ее собственными руками. И в этот миг Маржан показалось, что мир засверкал всеми красками, потому что радость даже в самую хмурую погоду похожа на сияние солнечных лучей.
Прямо над головой разразилась неистовым огнем молния, следом другая. На мгновение обнажились вершины гор, скрытые в клубах туч. Это Найзагай пустил свои огненные стрелы в их столпотворение. В образовавшиеся бреши неудержимым потоком хлынул дождь. Угрюмые, налитые влагой тучи, словно вздохнули облегченно, не в силах удержать так долго копившуюся тяжесть. Дождь продолжал литься, растекаясь по земле, образовывая целые реки воды, а Найзагай под раскаты весеннего грома продолжал метать стрелы, пока небо, скинув непосильное бремя, не укрылось белыми клубами легких кучевых облаков. Затем конь унес всадника прочь, оставляя за собой огненные следы копыт. И только над снежными вершинами неспешно уплывали куда-то вдаль остатки усталых, темно-сизых туч. В чистом, омытом дождем воздухе, на фоне светлеющего неба уже отчетливо прорисовывались очертания далекой гряды. За ближней цепью высоких холмов, в мягких складках которых светло-зеленые пятна лугов перемежались с темными порослями елей, высились, сливаясь с небом, голые, каменистые, местами укрытые снегом величественные вершины. А у подножия, по зеленой равнине дети вприпрыжку бежали гурьбой, подставляя радостные, улыбающиеся лица косым нитям убывающего дождя.
Из-за облаков выглянуло солнце, пронзая воздух длинными, сверкающими, как иглы, лучами.
— Пора! – торжественно молвила бабушка и, взяв в руки связанное ею накануне цветное полотно, бросила его в необъятную лазурь. Невесомой волной оно взлетело ввысь и, развернувшись, повисло в воздухе громадным, от края до края семицветным горбатым мостом, соединяя небеса и землю.
Говорят, тот, кому удастся прогуляться по этому волшебному мосту, навсегда останется молодым и красивым. Об этом и мечтала девушка из бабушкиной сказки, которая не хотела стареть и погналась за радугой. Но сколько бы она ни бежала, красочная дуга все удалялась и удалялась от неё. «Нет, не уйдешь от меня!» — закричала тогда девушка и, вернувшись назад, оседлала самого быстрого иноходца. Она помчалась со скоростью ветра вслед радуге. Но последняя неумолимо уходила вдаль. Бешеная скачка продолжалась до тех пор, пока конь вместе с девушкой не упали от изнеможения и не превратились в одну из этих высоких снежных вершин, что ослепительно сияли на солнце. Но Маржан так и не удалось узнать, какая из них прежде была той упрямой девушкой, скакавшей вдогонку радуге на быстроногом скакуне. Бабушка говорит, что это боги наказали ее за глупое упрямство. Потому что на самом деле никому не дано победить время и жить вечно.
Маржан с восхищением смотрит на это чудо, на этот величественный мост, вобравший в себя все краски мира и похожий на манящую в безбрежную синь улыбку неба. Девочку распирает от гордости, потому что это их с бабушкой рук дело – РАДУГА! Она завораживает, манит и обнимает весь белый свет! Это награда людям за их труд, приносящая им радостное настроение и надежду, которая должна быть в сердце каждого живущего на земле. Бабушка говорит, что надежда дает смелому человеку возможность найти свой путь, она согревает, когда холодно, дает силы, когда сил не хватает. Надежда дает веру в будущее. И если человек теряет ее, его жизнь не будет иметь никакого смысла… Какую же важную работу сделали они с бабушкой! Маржан радостно посмотрела вниз, на землю.
— Радуга! Радуга! Кемпир Косак*! – весело кричали дети, на бегу размахивая руками и пытаясь добежать и коснуться краешка волшебного моста.
-Вот и выполнили мы с тобой свою задачу, — радостно вздохнула бабушка Косак и погладила Маржан по голове. Затем, собрала в подол со дна мешков остатки разноцветной шерсти и выплеснула пеструю груду вниз. Мелкие радужные клочки, кружась, посыпались на землю и Маржан знала, что совсем скоро они прорастут и степь укроется цветочным ковром. В густой траве красным пламенем заалеют маки-кокнар и тюльпаны-кызгалдак. Как маленькие солнца рассеются в траве желтые, ветвистые и изящные кусты цветков адониса – жанаргуль, продолговатые, похожие на оленьи рога сизо-сиреневые соцветия гениолимона – кызшоп, белые и розовые облака мелких цветков лабазника – жулдызгуль, душистые махровые кисти фиолетовых колокольчиков гиацинта – сумбиль, белые, как снег, с желтой сердцевиной нарциссы – наркес, похожие на вспушенный белый войлок серебристые корзинки соцветий степной астры анафилиса-бозтук. Расцветут в степи мохнатые кусты качима — акканбак с целой россыпью нежно-розовых цветков, чтобы затем, когда летнее жаркое солнце выжжет весь этот разноцветный мимолетный, как само время ковер, сорваться с места и помчаться по бескрайней степи невесомым и шелестящим на ветру перекати-полем, утерявшим навсегда память о своем прекрасном прошлом…
-Айналайын*! Вставай, не то проспишь весь божий день, — бабушкина теплая ладонь легла на лоб. Маржан нехотя открыла глаза. В окно комнаты заглядывали радостные лучи солнца, на стене тикали часы, а в кухне на плите посвистывал чайник. В нос ударил запах свежеиспеченных баурсаков*. Маржан вспомнила, что с сегодняшнего дня у нее начались самые настоящие летние каникулы. Она приехала в аул к бабушке. Ура! Ура!
Потянувшись, она вскочила и села в еще теплой постели, протирая глаза.
— Апа, мы с тобой во сне сплели радугу и закинули ее в небо. Я научилась пушить шерсть и вязать, представляешь себе?
-Радугу, говоришь? Какую еще радугу, жаным*? – хитро улыбнулась бабка.
-А ты научишь меня вязать спицами и крючком?
-Конечно, научу. У нас целое лето впереди.
-Апа, а ты меня покачаешь, как раньше на подушке, когда я буду засыпать?
-Так ведь ты уже не маленькая, второй класс окончила? – засмеялась бабушка.
-Ну пожалуйста, как раньше и с колыбельной. Помнишь:
Луноликая моя,
Ночь пришла — ворожея.
Спи и будь послушною,
Звездочка жемчужная…

— Конечно помню.
-Так покачаешь меня на подушке?
-Покачаю, если хочешь. Конечно покачаю. А теперь, жаным*, вставай, пора завтракать.

Примечания:

Кемпир Косак* – казахское название радуги. Кемпир –старуха, косак – веревка с парными (от каз. кос –парный) петлями по двум сторонам для привязки и доения овец. Отсюда и русское слово – косяк.
Кимешек* — старинный головной убор замужней женщины из белого коленкора, иногда с вышитым узором по овалу лица.

Шылауыш* — большой белый платок, наматываемый поверх кимешека, как тюрбан.
Текемет* — напольный войлочный ковер с вваленным расплывчатым узором из цветной шерсти, один из главных предметов убранства казахской юрты.
Баскур* — тканая тесьма с разноцветным геометрическим и растительным узором, используемая для скрепления и украшения жердей купола юрты.

Шанырак* — конструктивный элемент, венчающий купол юрты в виде крестовины, вписанной в круг, также означает родной кров.

Падающая звезда* — по древнему поверью падение звезды возвещает чью-либо смерть.
Найзагай* — молния
Кокайгыр* — небесный жеребец в каз. мифологии
Тостаган* — цельно-долбленая деревянная чаша, миска, известна со второй половины 1-го тысячелетия до н. э.
Умай-ана* — мать Умай, древнейшее божество тюркских народов, богиня плодородия, покровительница детей и рожениц.
Тулпар* — крылатый конь в казахской мифологии.
Кунбагар* — подсолнух, каз. досл. — пасущий солнце.
Тенгри* — Творец, бог Неба в доисламском веровании тюркских народов.
Баурсаки* — обжаренные в масле ромбики дрожжевого теста, каз. нац. блюдо.
Жайляу* — летние пастбища.
Тундик* — войлочное покрытие центрального купола юрты, защищавшее от ненастья, холода и жары. В ясную погоду его откидывали в сторону.

Айналайын* — в прошлом тюрки избегали полного круга при осмотре чего бы то ни было. Обойти человека, дом, дерево, животное и т.д. — значит принять на себя все его болезни, все чары, которые тяготеют над ним. Поэтому самое нежное слово и самое верное выражение любви у казахов заключается в слове «айналайын» — обойду, окружу тебя, заберу все твои беды. В старину часто любящие отцы бегали с поясом на шее вокруг юрты, где лежал больной сын, предлагая себя Творцу взамен больного ребенка. Птицу, попавшуюся в руки, отпускали на волю, не иначе как обведя ею несколько раз вокруг головы». Говоря «айналайын», мы всякий раз совершаем обряд истинной и самоотверженной любви, завещанной нам пращурами.
Апа* — каз. бабушка.
Жаным* — каз. душа моя.
13.07.2020 год, г. Алматы

1

Один комментарий

  1. Бесконечно образное и завораживающее произведение. У автора действительно получилось передать «народность» истории и, вместе с тем, сделать это изящно. Потому что в этот волшебный сон хочется окунуться с головой, да и сам текст к этому подталкивает своей медитативной неторопливостью. Он, словно подыгрывая «вязанию спицами», тоже ветвисто и медленно связывает читателя своей структурой. Очень понравились образы. Живые, яркие и сочные. Текст очень красивый сам по себе. И ещё стоит отметить внимание к мифологии – это очень подкупает, в общем-то, с первых строк.

    Герои получились приятными – лёгкие, прямо-таки, воздушные образы.

    Напоследок, хочется сказать, что автор создал крайне интересное и достаточно необычное произведение, которое буквально погружает в себя своим неторопливым ритмом и изысканными образами. Атмосферная и живая сказка*.

    *Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *