Игорь Назаров , рассказ «По велению судьбы»

Рассказ участвует в литературном конкурсе премии «Независимое Искусство — 2020»

Всё, что сберечь мне удалось,

Надежды веры и любви,

В одну молитву всё слилось:

Переживи, переживи!

Ф.И. Тютчев, 08.04.1856г

В жизни каждого из нас случаются события, которые определяют  наш путь по ней   на долгие годы. И если дальнейшая жизнь сложится удачно, значит, события эти не случайны, а закономерны, такова  диалектика движения к лучшему, доброму, что есть в нашей горемычной судьбе.

В далёкие семидесятые годы прошлого столетия, когда мне отраду исполнилось двадцать три года, горести жизни заставили меня искать новую работу. На прежней вышел казус из ряда вон выходящий. Мастер моего участка принадлежал к мало распространённой национальности,  с большими амбициями, претендующий на исключительность, среди нас, рабочих по выпуску готового сложного изделия. И надо же было так случиться – мы двое с ним из всего большого, многолюдного участка «Пальма» учились заочно на втором курсе технического ВУЗа,  в разных городах и в разных профильных институтах. Мой профиль подходил ближе специфике выпускаемой продукции номерного завода благодатной белорусской земли. Такой человек,  как  наш Арон Израилевич, терпеть не мог подчиненных моложе себя, стремящихся к высоким знаниям по избранной профессии. Одним словом я решил ретироваться подальше от мастера, любимчика Александра Зыблева, начальника нашего легендарного семнадцатого цеха, выпускающего главную продукцию завода «Красный Октябрь». О моём намерении уволиться, узнал ветеран нашего участка «Пальма», Кулешов Геннадий Павлович. Расспросив  мотивы моего бегства в никуда, он мне однажды, в обеденный перерыв,  поведал:

— Хорошо тебя понимаю, но излишне тебе волноваться не стоит. В городе Орша на информационно – вычислительном центре ЦСУ  СССР, работает начальником технического отдела сопровождения ЭВМ, бывший наш коллега по участку «Марс», Луговиер Александр Борисович, хороший человек, общительный, без всяких излишних амбиций от занимаемой высокой должности. Поезжай к нему, поинтересуйся возможностью у него работать. Спросит тебя от кого  узнал  потребность в кадрах, скажи честно – посоветовал Ваш бывший напарник по участку изделия «Марс», Геннадий Кулешов.

После таких приятных слов и напутствий  воспрянул духом. Печаль и уныние отлетели от  меня на обочину жизни. Даже стало интереснее жить, с такими добрыми людьми, как Геннадий Павлович, готовыми посоветовать и искренне помочь в трудную минуту. Что я видел в начале своей самостоятельной жизни? Ровным счётом ничего –  школа, техникум, армия, завод. Всё это уложилось в восемь лет прожитой жизни с молодецкой удалью. 

На следующий день взял отгул, за ранее отработанное время и, отправился на приём к Александру  Борисовичу по указанному адресу Геннадием Павловичем.

Подымаюсь на второй этаж здания вычислительного центра, вижу женщину в белом халате, подходящей ко мне с правой стороны  широкого коридора, залитому солнцем с торцового окна. Вежливо здороваюсь,  спрашиваю —  как найти начальника технического отдела ЭВМ. Она подводит меня к открытой входной двери машинного зала и показывает на мужчину, с отвёрткой в руках, занятого ремонтом открытого шкафа, вычислительной машины «Минск – 22». Эти подробности узнал позднее, когда приступил к работе, а тогда —  в первое посещение,  дрожал как осиновый лист, при входе в огромный машинный зал, занимающий половину второго этажа трёхэтажного здания вычислительного центра. За пульт  управления машиной села та женщина, что подвела меня к начальнику. Позднее познакомился с этой, всегда строгой женщиной. Это оказалась начальник смены отдела эксплуатации ЭВМ, Громыко Нина Герасимовна, очень авторитетная в своём коллективе.

Подхожу к высокому мужчине, средних лет, с вьющимися черными волосами, слегка подёрнутыми сединой. Представляюсь:

— Я окончил Свердловский радиотехнический техникум в 1971 году, отслужил в Армии, по специальности техник – радиотехник РЛС,  два года отработал на заводе «Красный Октябрь», по специальности регулировщик радиоаппаратуры в семнадцатом цехе, в настоящее время студент – заочник  второго курса Гомельского  института БИИЖТ, электромеханического факультета,  специальность  автоматика и телемеханика. Спрашиваю, – нужны  ли кадры, с радиотехническим образованием  в его технический отдел:

— Да, делаем запросы на выпускников техникумов и институтов такого профиля, — не спеша, улыбаясь, сообщает Александр Борисович, — а на меня как вышли?  Рассказал о знакомстве с Геннадием Кулешовым. – Я примерно догадался, — ответил начальник.

Как он?:

— Работает  на участке выхода готового изделия, у мастеров  Валентина Черкаса и Арона Глезина, здоров, Вам привет передаёт. – Спасибо! — С добрым  взглядом ответил Александр Борисович.

— Подождите меня в коридоре, доделаю мелкий ремонт, позову вас на беседу в нашу конторку.

Через минут сорок ко мне вышел коренастый мужчина и пригласил зайти к начальнику отдела. Впоследствии познакомились – это был заместитель начальника отдела, Троцкий Анатолий Евгеньевич. Мы прошли наискосок от входной двери машинного зала в маленькую комнатку, сплошь заставленную рабочими письменными столами. У окна за столом с разложенными папками  документаций и отдельных бумаг, сидел Александр Борисович. Обратился ко мне: 

— Показывайте свои документы, — подаю диплом техникума, зачётную книжку института, паспорт.

— Далеко же вас занесло с Урала в Беларусь, какая нужда привела сюда?

— Пока служил в Армии, родители перебрались в Оршу, к старшей дочери, жене военнослужащего, подполковника авиации  гарнизона Болбасово, — объяснил я свои доводы. Сестра с мужем вступили здесь без очереди в жилищный кооператив и в течение года получили трёхкомнатную квартиру, переоформили её на моего отца, мама к тому времени умерла.

После просмотра моего досье, беседы по знанию элементной базы современной электроники, Александр Борисович просит меня увольняться с прежней работы без отработки двух недель. Чем скорее приду к ним,  тем будет лучше для меня – быстрее войду в строй, в качестве инженера – электроника, третьей категории, с испытательным сроком три месяца. Свято место пусто не бывает.

Домой летел на крыльях. Мне не верилось, что от регулировщика радиоаппаратуры сразу перехожу в инженеры,  в возрасте 23-х лет, как  обычно и происходит с молодыми специалистами, закончившими дневное отделение института. Дома меня ждала семья среднего брата Сергея, майора авиации Северного флота, приехавшие к нам в отпуск на отдых, скрасить нашу холостяцкую жизнь с отцом. Вечером скромно отметили мою новую должность.

Через два дня, в понедельник 15-го августа 1975 года, приступил к новой интересной работе. Судьба дала мне возможность проработать в этом высокообразованном, дружном коллективе до распада нашей общей многострадальной Родины — СССР.

Я не знаю, что творилось с Ароном Израиличем после моего увольнения с завода, но когда встретил своих напарников по прежней работе через год,  то они посмеялись и сказали, что он рвал и метал в мой адрес не лестные слова, когда узнал, у кого теперь работаю и в какой должности. Бог ему судья по жизни до последних его земных дней. У меня никогда ни на кого не было и, нет зла, с кем  общался по уходящей, ускользающей  в бездну жизни. На пороге своего грустного юбилея можно подвести скромные итоги, оценить своё окружение добрых людей, так или иначе влияющих на мою судьбу.

Осознание того, что меня взяли на ответственную должность с испытательным сроком, наложило на мою молодую жизнь ограничение в отдыхе и общении внерабочее время с новыми коллегами. Приходилось много работать с литературой по теории и практике  эксплуатации электронных вычислительных машин. Освоение до селе незнакомой мне  техники проходил под руководством начальника смены,  Рябцева Николая Петровича. Он прошёл все стадии освоения  вычислительной техники  данного центра – от цеха табуляции до ведущего специалиста по диагностике и ремонту ЭВМ.  Быть его учеником доставляло истинное удовольствие. Сложные устройства он объяснял просто, доходчиво, наглядно. Много позже у нас сложились дружественные отношения через наших жён – они давно и прочно общались по совместной работе на центре.

Приближался первый праздник для коллективной встречи  на моём новом месте работы – День 7-го ноября, красный день календаря.

В уютном актовом зале на третьем этаже центра прошла торжественная часть праздника – короткая речь представителя лекторской группы горкома партии, ответная речь нашего директора Виктора Андреевича Бакуневича, с поздравлением передовиков, сотрудников ИВЦ с вручением в конвертах денежной премии. Ведущий торжественного собрания, председатель профсоюзного комитета Зоя Дмитриевна Стаховская, объявляет короткий перерыв, после которого продолжится вечер отдыха – небольшой концерт силами своих работников, после чего начнётся музыкальная часть праздника – танцы, в сопровождении известных записанных мелодий. Перед последней, самой приятной частью вечера все разошлись по своим отделам. Наш мужской отдел присоединился к женскому отделу эксплуатации ЭВМ и, скромно отметили лёгким фуршетом начало большого праздника советского периода нашей необъятной Родины. Вскоре послышалась приятная танцевальная мелодия, мы с приподнятым настроением и легкими подглядываниями в сторону женщин, всей компанией отправились в актовый зал, теперь уже преобразованный   в танцевальный зал. Для нового человека в преобладающем большом женском коллективе,  всегда трудно сориентироваться  в выборе личности для поклонения. Краем уха до меня дошли известия, что нас скоро покидает постановщик экономических задач, ведущий инженер отдела эксплуатации, Эрмантраут Светлана Александровна. У ней заканчивается срок отработки молодого специалиста, выпускницы Харьковского  экономического института. Три месяца испытательного срока не позволяли мне проявлять активность в выборе ухаживания за приятной девушкой. Накануне этого праздника, закончился мой испытательный срок, меня утвердили в должности инженера – электроника второй категории, с добавлением к прежнему окладу пяти рулей, он составил 110 рублей. В советское время, начинающие инженеры на производстве больше не получали. Это событие придало мне смелости и решительности в моих действиях  по «ухаживанию». В этот вечер я не отходил от Светланы  Александровны, а других девочек и женщин лишил всякой надежды на близкое знакомство. До этого вечера по центру ползли слухи – за кем же Игорь Степанович будет ухаживать, прошло три месяца, как он у нас работает, а такой скромный  и не решительный. Во время медленных танцев, когда можно спокойно говорить и сплетничать, я представился Светлане со всей своей подноготной – живу с престарелым отцом в трёхкомнатной квартире, в районе Орши  «Разница», всё приходится делать самому, плюс учёба на заочном отделении института.  Она сочувственно восприняла мои тяготы жизни, взгляд её оживился к концу прекрасного вечера отдыха.  После танцев ещё раз собрались двумя отделами, допили и доели оставшуюся еду накрытого обильного стола, с хорошим настроением стали расходиться по домам.

 Мы брели со Светланой по вечернему  городу  главной улицы — Ленина, переходящей в улицу Советскую, а она переходит в проспект Текстильщиков. За оживлёнными разговорами о прошлой и настоящей жизни, не заметили, как подошли к общежитию, где жила Светлана с коллегой по работе, первостатейной, первоклассной  программисткой Тамарой Нупрейчик. Не зря говорят в народе – «Мал золотник, да дорог». Тамара ниже среднего роста, с очень красивой фигурой и умница, каких белый свет не видел. Свете очень легко с ней жилось и работалось. Очень жаль, что у Тамары не удачно сложилась  впоследствии семейная жизнь – рано умер муж, она одна воспитывала троих детей.

В этот вечер Светлана пригласила меня к ним на чай, просто ближе познакомиться, посмотреть, как им живётся на седьмом этаже общежития льнокомбината, откуда Орша видна как на ладони. 

Долго не засиделся, приближалось время окончания движения городского транспорта. Ехал с радостным чувством знакомства, с хорошей, милой девушкой. Дома отцу рассказал о своих чувствах и надеждах, что, возможно, скоро в нашей жизни с ним произойдут большие перемены и, мы, наконец, заживём все полноценной семьёй, по – человечески, правильно со смыслом каждого  прожитого дня.

На следующий день, 7-го ноября, ближе к обеду, мне позвонила Светлана и сообщила, что мы приглашены четой Рябцевых – Галей и Колей к ним домой на праздничный обед. Договорились со Светланой о встрече, купили  их маленькой девочке Настеньке игрушек – погремушек, ей шёл только четвёртый месяц отроду. К чаю купили тортик, конфеток и, к двум часам по полудню позвонили в квартиру «Рябчиков», так дружески называли общие знакомые наших коллег и друзей. Они в то время жили на Колиной квартире по улице Мира. На крестинах  у молодых родителей, друзья договорились каждый месяц до годика Насти, праздновать её день рождения. Получается, что   в этот раз мы собрались по двойному поводу. У них уже находились  наши общие друзья, подруги Гали  — Тамара Нупрейчик и Татьяна Щербенок. Бурно поприветствовали новорожденную, вручили подарки, полюбовались личиком красивого ребёночка, плотно пообедали, вдоволь наговорились по событиям нашей молодой жизни. К вечернему сну девочки, тихонько разошлись. Мы со Светланой поехали к моему отцу знакомиться. По пути купили продуктов на ужин. После приятного знакомства, отец попросил меня выйти из его комнаты, а Светлану попросил остаться с ним для продолжения разговора. Я на кухне занялся приготовлением фарша для котлет, уж очень хотелось домашних котлет, приготовленных женскими руками. Через некоторое время,  приходит ко мне Светлана в весёлом расположении духа. Благодарит меня, что правильно выбрал себе занятие в её отсутствие.  Оказалось, что фарша я накрутил чересчур много для нас троих  на сегодня  и завтра, второй день праздника Великого Октября. Решили на   завтра пригласить «Рябчиков» и вчерашнюю компанию у них, ведь должна же Галя отдохнуть от своей кухни, да и перемена обстановки  даст ей полезную разрядку. Пошли к отцу сообщить наше желание устроить завтра большой домашний праздник, коего у нас с ним не было в нашей квартире, со дня смерти мамы. Папа даёт своё согласие. Всё закрутилось и завертелось в доме Назаровых – отца, сына и невестки.

Светлана до позднего вечера готовила различные угощения к завтрашней встрече с друзьями. С этого вечера и по сегодняшний день она вот так готовится, переживает, трудится до полной усталости в приготовлении угощений  для всего нашего окружения друзей, детей, а теперь уже и многочисленных внуков.

Восьмого ноября 1975 года к обеду, в назначенный час, к нам вошли дорогие на многие последующие года жизни друзья и коллеги нашего вычислительного центра. С тех пор традиция встречаться по поводу и без повода живёт и здравствует, а мы стараемся не стареть душой и телом. Чего ещё лучшего нам желать друг другу в дни встречи, теперь уже пенсионерами со стажем.

Вместе с молодёжью к нам пришёл папа Галины Ивановны, Иван Антонович Юрцев.  С папой они сразу начали оживлённый разговор о временах былых и ратных. Дядя Ваня   фронтовик, ветеран труда нашего знаменитого  Оршанского, ордена Ленина льнокомбината, имеющего тогда союзное значение, где работали ткачихами молодёжь со всего Советского Союза. Комбинат   насчитывал двадцать пять тысяч работающих людей.

 Самая младшая гостья Настенька Рябцева разместилась в своей люльке, снятой с коляски. Прогулка по свежему морозному воздуху пошла ей на пользу, она вскоре сладко заснула.  Мы  комфортно расположились  за праздничным столом, произносили благодарные здравицы Великой Революции, за начатое приятное знакомство и просто за то, что нам хорошо жить в стране родной.  Никто ещё не придумал другой такой трапезы, когда хочется сидеть и сидеть, делясь сокровенными мыслями о прожитом, настоящем времени, ожиданием чего – то нового и нужного в жизни каждого из нас. Довелось мне быть за шведским столом в Ленинграде. За ним много не поговоришь, держа тарелку  в руках.

День прошёл в оживлённой беседе единомышленников, что является самым  дорогим  в жизни любого человека вовремя находить опору и поддержку у таких людей.

После чаепития со сладкими вкусностями пошли со Светланой провожать гостей. От остановки «Разница» все разъехались. Мне впервые, за последние два года жизни, не хотелось  возвращаться домой, после такого проведённого вечера. Мертвящая тишина дома отталкивала. Придя домой, не нашёл в себе силы мыть посуду. Упал на кровать и мгновенно заснул.   Хорошо, что  наступающий  рабочий день недели   начинался со  второй смены.

Меня разбудил телефонный звонок Светланы. Она поинтересовалась моим самочувствием и пожелала привести себя  в рабочее состояние перед скорым началом второй смены. Извинился, что сам не позвонил ей первым  и, не поблагодарил за всё содеянное ей за прошедшие праздничные дни. Она приняла мои извинения с легким юмором в мой адрес. Для меня главным  итогом  праздника Великого Октября стало осознание – теперь мы с отцом не одни. Светлана взяла над нашей жизнью  «шефство». По мере возможности старалась навестить нас, вкусно приготовить поесть для наших совместных ужинов  по будням и обедов в выходные дни. Я ей очень благодарен за оказанное внимание к нам, за  потраченное  своё свободное время на нас, в ту далёкую пору выживания с отцом. Он всё боялся умереть и оставить меня одного, ведь в городе мы находились совершенно одни.  Мои две сестры – старшая Надежда и младшая Лариса, жили далеко от нас – в Западной Белоруссии, часто навещать нас не могли, имея свои семьи. Моё знакомство со Светланой произошло в оптимальные сроки моей холостой  жизни – когда обрелась устойчивая, надёжная и интересная работа, мне удалось закрепиться в институте, перейдя на третий курс заочного обучения, таких студентов стараются не отчислять за их «хвостики». Одним словом,  созданная база  подталкивала к обретению своей семьи, решению моей  участи. Вскоре это желание разрешилось совершенно невероятным образом.

Наступающий Новый 1976-й год, мы встречали у «Рябчиков», в квартире родителей Гали, на проспекте Текстильщиков, рядом со старинным Дворцом  культуры льнокомбината.

После программы «Новогоднего огонька», начался показ фильмам «Ирония судьбы или с лёгким паром». Необычность начала фильма, его завязка заворожила всех нас, присутствующих гостей. Мы остались на уговоры хозяев досмотреть фильм до конца.  Под утро мы с Колей проводили Светлану до общежития, затем возвратились на площадь перед Дворцом льнокомбината, ловить такси для меня. Пока ожидали счастливый случай, переговорили с Колей обо всём на свете. Потом он задаёт мне вопрос:

— Ну, так когда, у вас там, что намечается? – А то для нас всех настолько всё очевидно, что вроде и ждать вам уже ничего и никого не надо.

Новогоднее настроение сделало своё дело. Со всей определённостью Коле говорю:

— Думаю,  к весне всё окончательно определится, — а про себя думаю, что со Светой ещё не начинал этот разговор.

Подходит такси, прощаюсь с Колей, договариваю свою мысль о предстоящих событиях,  таксист просит в машину, у него много заказов. На пути домой, в новогоднем такси, прихожу к решению —  мне пора кончать с нерешительностью и приступать к действию.

Второго января 1976 года, к нам приезжают Светлана  и Тамара для продолжения встречи Нового года.  В этот день по традиции проходил по первому каналу захватывающий концерт «Песня года». До концерта ещё оставалось свободное время и, мы ударились обсуждать просмотренный фильм «Ирония судьбы». Слов нет, яркий сюжет для новогодних историй.

Тамара замечает:

— Вот, Назаров, если бы Мягков вовремя женился, то не улетел пьяный в другой город искать приключений накануне нового года.

На, что я с полной уверенностью говорю:

— Всегда готов  сделать предложение Светлане Александровне! Весной и поженимся, слово кавалера!

— Ой, какая приятная новость, за это стоит выпить шампанского! — произнесла Тамара.

— Ну, Назаров, не ожидала от тебя такой прыти! – ответила Светлана на моё выстраданное  предложение, которое вынашивал долгие шесть месяцев.

С восторгом ожидания предстоящих дней встречи ещё многих  праздников зимы и весны мы провели этот незабываемый вечер.

Так определилась моя будущая жизнь на долгие годы – годы радости общения с любимой девушкой, женщиной, матерью наших очаровательных троих деток – дочки, сына и опять дочки! За сорок два года прожитой совместной жизни, конечно, в ней было всё, но хорошего больше. С наступлением весны, спланировали ознакомительные   поездки к родственникам с обеих сторон. К празднику Первое Мая  1976 года поехали на Украину, к родителям Светланы. Встреча в посёлке Первомайское, Харьковской области далась мне не легко. Прожившему детство, отрочество и юность в глухом селе Зауралья, встреча с педагогами большого стажа, требовала от меня произвести впечатления воспитанного, добропорядочного человека. Мои волнения оказались напрасны – Александр Адамович и Анастасия Трофимовна, оказались простыми, добросердечными людьми. Оба преподают язык и литературу – Александр Адамович украинский, Анастасия Трофимовна – русский. За обедом всё образовалось легко  и непринуждённо. Рассказал свою родословную, про учёбу в институте, желание скорее получить высшее образование, ведь того требует моя настоящая работа. Родители поддержали моё стремление на данном этапе жизни. Анастасия Трофимовна была приятно удивлена моим увлечением творчеством Льва Толстого. Под его влиянием в возрасте семнадцати лет, начал вести дневник — «Дневник развития мысли и дела». Первая запись в дневнике сделана 20 декабря 1969 года, когда учился в Свердловске – радиотехнический техникум имени А.С. Попова, третий курс. В беседе с ней не удержался и озвучил свой  философский девиз  жизни, своё кредо: «Только ненависть к своему несовершенству в сочетании с презрением несовершенно существующего, укажет тебе истинный путь понимания смысла жизни».

Во время прощания на станции Лихачева, в беседе со знакомым педагогом,  когда она меня представляла, Анастасия Трофимовна назвала меня «Гарный хлопец». С чувством искренней благодарности и признательности к родителям Светланы мы покидали Украину после далёкой, незабываемой поездки. Впоследствии у нас сложились хорошие, ровные, родственные отношения до конца их интересно прожитой жизни.

Между тем время приближалось к свадьбе, назначенной загсом г. Орши на 26 июня 1976 года. В конце мая месяца поехали с визитом к моей старшей сестре Надежде, проживающей в городе Барановичи, Брестской области.  Приехали в пятницу вечерним поездом. На такси подкатили к гарнизонному дому авиационного городка. Игорь Георгиевич, муж Нади, служил в должности секретаря парткома номерного военного авиаремонтного завода. До отставки по выслуге лет  ему ещё предстояло служить и служить. Он выглядел бодрым, жизнерадостным подполковником авиации, служащим политработником во многих частях бывшего СССР.

Встретили нас приветливо, как давно желанных гостей. Предварительно я написал большое откровенное письмо сестре, в котором с восторгом описал моё знакомство со Светланой. Её скромность, обаяние, привлекательность как девушки сразу покорили меня.

Моё ухаживание за ней отметили коллеги по работе и, в один голос подтвердили мой правильный выбор, среди множества сотрудниц нашего вычислительного центра. Папе она очень понравилась, он беседовал с ней наедине и, видимо, высказал ей мои достоинства и недостатки, а главное —  не оставлять меня и его в нашей бесхозности, в отсутствии хозяйки дома, ибо он уже старенький,  хочет видеть меня определившимся в выборе спутницы жизни. Одним слово мы великолепно провели выходные майские дни в окружении  моих близких и дорогих родственников. Много гуляли по красивому городу, заходя в привлекательные уличные кафе. В одном из них договорились о помощи Нади и Игоря в проведении свадебных торжеств – на второй день празднования, помочь продуктами оформить стол для гостей у нас дома. В то  брежневское время начались перебои с продуктами питания, особенно мясными и колбасными. Игорь заверил, что всё привезёт на своей машине из Барановичей. Лучшего мы и не могли желать.

Окрылённые завершением согласования всех проблем подготовки к свадьбе, возвратились домой и, начали поиски своих нарядов. В дни приготовления к торжеству мы пережили лучшее время в нашей жизни!  Мир расцветал всеми цветами и красками картины  под названием «Радости жизни»! Если такой картины в натуре ещё нет, то я напишу её словесно!

Мы взрослые самодостаточные молодые люди, встретились на пересечении двух государств, выразили симпатии друг другу, взаимно полюбили, решили создать свою семью – близкие родственники пошли нам навстречу в осуществлении нашего счастья! От таких судьбоносных счастливых решений,   конечно, засветятся глазки, воспылают щёчки и закружится голова! Так  пускай кружится и вертится всё на свете  на счастье нам двоим!

Дни до свадьбы летели как сумасшедшие! Мы торопили сами себя, друзей, родственников. Всем разослали пригласительные открытки. Приглашённых оказалось  тридцать два человека, родственников двенадцать человек. Вновь открытое кафе «Отдых» на улице Мира, согласилось обслужить нашу свадьбу.

В субботний день свадьбы, утром, вышли наряжать свадебные машины. На лавочке нашего подъезда сидел солидный молодой человек в белоснежной  рубашке с коротким рукавом, рядом с ним на скамейке лежал пиджак, редкой модели. Он с нами поздоровался и вежливо спросил:

— Скажите, здесь сегодня будет свадьба? – да, а я жених, — Игорь? – допытывался приятный гость нашего дома.

— А я Николай, двоюродный брат Светланы, приехал к вам на свадьбу из Москвы.

— Очень приятно, Николай, будем знакомы, Игорь.

— Николай, проходите в пятнадцатую квартиру, там многие собрались ваши, Лариса Вяхирева, ваша сестра,  приехала из Воронежа.

— Да! Бегу!

Так произошла наша первая встреча с разносторонне  образованным, талантливом братом Светланы. Его карьера военнослужащего секретных разработок закончилась в ранге военного атташе, при Посольстве России в Китае, в ранге генерал – майора.

 Общение с ним в день свадьбы доставляла истинную радость, от его постоянных шуток, анекдотов, каламбуров и желанием – «Давай покричим», когда он обращался к соседям по столу.

Торжество свадьбы прошло спокойно, размеренно, с весёлым настроением всех присутствующих. Регистрация в загсе состоялась в час дня, затем поездка по памятным местам города, возложение цветов к памятнику Вождю Пролетариата на площади у Дворца культуры льнокомбината, где нас встретила мама Гали Рябцевой, Софья Евсеевна Юрковская. Она нас тепло поздравила, пожелала счастья и любви на всём нашем жизненном пути. 

В два часа дня началось  торжество торжеств – праздничное свадебное чествование молодожёнов в кафе «Отдых».  Когда собираются близкие, добрые люди за одним большим столом в такие памятные даты, остаются самые светлые воспоминания о проведённом времени.  Дух единения и благодарности к разделившим с нами радость того солнечного  дня  лета 1976 года, до сих пор живёт с нами, на протяжении вот уже сорока двух лет.

К своему стыду коряво исполнил свадебный вальс в паре с невестой  – оттоптал ей ноги, выглядел как цирковой медведь на коньках. Перед свадьбой Света натаскивала меня в кружении вальса, но, сколько не старался, так и не освоил лёгкое парение в плавном движении классического танца.  Давно в себе заметил – простые вещи осваиваю с большим трудом, труднейшие вопросы бытия даются мне несравненно легче, они мобилизуют все силы и помыслы на их разрешение, иначе не приходит успокоение, без которого трудно жить. В поисках путей исповедных ищу успокоение помыслов своих. 

На третий день проведённых торжеств, начали разъезжаться дорогие гости, приехавшие из  дальних мест – Николай в Москву, Лариса в Воронеж, родители Светланы на Харьков. Мои родственники задержались, чтобы навестить могилку мамы, побыть с ней наедине,  мысленно передать ей новость – вот и младший сын, последний ребёнок Игорь, определил свою судьбу, нашёл спутницу жизни на все времена.

Мама всегда радовалась моим стараниям движению вперёд, к  одолению новых этапов в развитии ума, полезных дел на радость всей нашей большой и дружной семье. Вечная труженица она не знала покоя в последние годы жизни. Пропавший без вести  средний сын Борис, фактически свёл её в могилу. Его паразитический образ  жизни, итог развитого в себе безделья вплоть до тунеядства, после службы офицером в Армии. В шестидесятые годы прошлого века, когда министром обороны был маршал Г.К. Жуков, он насаждал в войсках культ строевых кадровых офицеров, напрочь  принижая роль политработников всех рангов. За что впоследствии и был снят Н.С. Хрущёвым с должности министра обороны. Борис  своей  ранней бессмысленной демобилизацией из Армии,   по просьбе аристократки жены Алиды, фактически открыл себе путь к ранней погибели.  Ей, видите ли, захотелось жить в Москве, служа с мужем, кадровым офицером в Западной Украине,  город Львов. Где Львов, а где Москва. Скорее всего, она сделала предлог, чтобы просто расстаться со службой  мужа и не мотаться больше по военным гарнизонам. 

Бесследное исчезновение  брата Бориса в ноябре месяце 1970 года, наложило отпечаток и на мою жизнь подростка. Часто задумывался о бренности нашей хрупкой жизни, а порой и её бессмысленности. Ранняя смерть мамы усугубила мои глубинные поиски смысла жизни, часто уходил в себя.  Со временем Светлана заметила моё подавленное состояние, однажды вызвала меня на откровенный разговор. Подробно рассказал ей трагедию нашей семьи. Она должным образом восприняла мои переживания, поддерживала  меня в минуты отчаяния, когда глаза не смотрели на весь белый свет.

Наша жизнь круто изменилась с рождением первого ребёночка, девочки Улички. Был март месяц, моя любимая пора года, когда мы ждали рождения нашего первенца. Двадцать шестого  марта, в начале первого часа ночи, вызвали скорую помощь для доставки нашей мамы  в родильный дом.  Нас увезла знакомая дежурная фельдшер  Людмила Коротич, с которой мы встречались на масленицу, в семье  наших общих знакомых Семёновых. Людмила тогда предугадала, что возможна она в свою смену нас и повезёт в родильный дом. Так и произошло к хорошему предзнаменованию. В восемь часов утра двадцать шестого марта Света родила красивую, миленькую девочку Улю. Мне позвонили о радостном событии около десяти часов утра. Когда я сообщил отцу, он торжественно воскликнул: — Родилась одиннадцатая внучка! К утреннему посещению рожениц принёс Светлане кефир, булочки, печенье. Мы поговорили с ней по видеотелефону. Ей приносили малышку в палату покормить. Радость счастья рождения ребёночка не сходила с наших лиц. По приходу домой оповестил всех родных и друзей о радостном событии в нашей жизни. Через неделю мы с друзьями забрали домой наших девочек. Перед глазами картинка — Света положила Уличку поперёк своей кровати, распеленала, раздался громкий плач. Прикосновение к груди остановило плач. Позвонил Гале Рябцевой с просьбой приехать помочь и, показать, как провести первое купание. Подготовил ванну, пелёночки, градусник, нагрел воды для подготовки нужной температуры купания.  Зашла Галя, быстро всё организовала, взяла малютку, мы все зашли в ванную комнату. Придерживая левой рукой, опустила Уличку в ванну. Она расставила ручки  в разные стороны, затруднила опустить её ниже, начала плакать. Галя спокойно   пригоршней начала поливать пелёночку, которой накрыла тельце малютки. Она стихла, остаток купания прошёл без крика. Всё купание длилось десять минут. Вернулись в спальню. Света перепеленала Уличку, приложила к груди. Ребёночек активно  начал сосать молочко. Вскоре затих и заснул. Мы трое стояли у кроватки, любовались личиком нашей девочки. Началась жизнь большого человека. Такие мгновения не забываются, они продляют нам жизнь, возвращаясь  памятью истоков счастливейших дней, пережитых нами в молодости. 

Жизнь шла своим чередом. Подошло время окончания срока декретного отпуска для нашей любимой мамы. Встал вопрос – как быть с воспитанием Улички. В два годика  можно отдавать в ясельки, но нам очень не хотелось делать этот шаг. Хрупкая, маленькая девочка никак не вписывалась в ясельную группу. Подходящую няню в нашем доме  не нашли, а таскать  ребёнка по городу не хотелось. Понесли в ясли, что находятся по близости к дому. Отопительный сезон ещё не начинался. Шла первая  половина октября 1977 года. Пожилая няня группы не усмотрела подмоченную   нашу девочку. Сколько ребёнок  находился застуженным, мы не знаем. На следующий день высокая температура, приехавшая участковая   врач нашла хрипы в лёгких и определила стационар с мамой. Три дня лечения не дали результатов, хрипы усиливались. Лечащий врач в беседе со мной посетовала, что уколы  оксациллина  не помогают, нужно срочно найти ампулы оксациллина, не менее пяти упаковок по десять штук. В городе такого лекарства не оказалось, аптеки дали направление поисков только на  Минск. Звоню шурину Игорю Георгиевичу, его бывший солдат теперь заместитель министра торговли Белоруссии в Минске. Через три часа получаю ответ – встречать поезд в Орше, номер вагона, с проводницей рассчитались. Лечу на вокзал, забираю лекарства,  на такси приезжаю к моим девочкам. Дежурному врачу детской больницы отдаю упаковки с уколами оксациллина, она в полном  удивлении.  На поиски и доставку лекарства у нас с Игорем Георгиевичем ушло восемь часов. Через сутки  заведующая детским отделением сообщила мне, что началось рассасывание воспаления лёгких, хрипы пошли на спад. Эти две недели  лечения нашей любимицы провёл в бессонных ночах, недоедании от отсутствия всякого аппетита. Перед глазами стояли измождённые лица мамы и дочки. На моих висках появилась седина. Мне только весной исполнилось двадцать пять лет.

После пережитого потрясения, мы уже никому не отдавали нашу девочку. Светлана перевелась работать в смену отдела эксплуатации. Во  время нашей пересменки – когда я шёл на работу, а Света ещё находилась на вычислительном центре, за Уличкой присматривала соседка по подъезду, бабушка Полина. Так  наладился наш быт, до исполнения Улички три годика. Окрепшую за годик мы опять попробовали отдать её в садик. На этот раз всё прошло благополучно, Уля вписалась в режим садика, утром с охотой одевалась пойти к деткам. Мы счастливо прожили все вместе четыре года до выпуска Улички из садика. Надо ли говорить, что  гармония в семье благотворно сказывается  на развитии ребёнка.

В своей статье «Мы продолжаем себя в детях»  Василий Александрович Сухомлинский пишет об этом со всей определённостью, как постулат очевидности, выработанный человечеством: — «В извечном стремлении к отцовству и материнству выражается духовный, нравственный порыв, постигнутый человеком как высшее счастье. Это порыв к тому, чтобы оставить себя в своих детях, продолжить своё бытие, утвердить нравственные ценности, постигнутые, обретённые, добытые предыдущими поколениями, умноженные крупицей собственного опыта, собственного творчества во всех сферах своей практической деятельности».  (В.А. Сухомлинский, собр. соч., в 3-х томах, том 3; стр. 507. Изд. М; Педагогика, 1981 г.)

Много сил и старания в умственное и физическое развитие детей  внесла наша мама. Светлане Александровне пригодился опыт  родителей в воспитании её, брата Александра и сестрички Лены. Мы часто вспоминаем их, рассказываем детям, какие у них были замечательные  бабушка Анастасия Трофимовна и  дедушка Александр Адамович.

Наша старшая дочка Ульяна избрала профессию педагога, преемственность поколений продолжается. Сын Денис приобрёл специальность архитектора, наша младшая дочка Настенька трудится как логист – маркетолог. Жизнь продолжается в хороших делах наших детей. Нас несказанно радуют повзрослевшие пять внуков, мы скучаем по ним, когда не удаётся вовремя встретиться, поговорить, пообщаться с ними в их делах и заботах. Свой рассказ как исповедь в воспоминании и размышлении хочется закончить словами вечно живой песни, она звучит как гимн торжеству  жизни на планете Земля:

Я люблю тебя, жизнь,

Что само по себе и не ново,

Я люблю тебя, жизнь,

Я люблю тебя снова и снова!

Центром этой любви и её притяжением есть, была и остаётся наша мама, Светлана Александровна. Она наполнила нашу семейную жизнь теплотой и вниманием ко всем её домочадцам. Наш дом светится её любовью вот уже сорок два года, она неиссякаемый источник доброты, заботы, нежности в каждодневных  трудах выживания нашей большой, дружной семьи.

0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *