Ирик.

Ирик и его дружок Сашка шли по полю с рюкзаками на спинах. Лица были недовольные, потому что шли то они к железнодорожной станции, а забрели случайно вот на эту поляну. Впереди была полянка, слева лесок, а ещё дальше просторное поле, простирающее, как будто, до бесконечности. Им нужно было в деревню, к бабушке Ирика. Его мать просила съездить, попроведовать старушку, ну и заодно они рассчитывали сами отдохнуть, в бане попариться, шашлык приготовить, может искупаться и т.д. Проблема в том, что Ирик был там всего два раза в детстве и подзабыл дорогу к этой деревне.  Вот и шли они угрюмые, порядком уже уставшие. Была середина дня, солнце палило нещадно, а вокруг только бесконечное поле.

— Я же говорил, надо было сначала позвонить и узнать дорогу – недовольно сказал Сашка.

— Ладно, не ной. Куда я тебе позвоню, на деревню бабушке что ли?! — огрызнулся Ирик. Он частенько огрызался на своего дружка и учил его жизни, тот был младше Ирика на пять лет.

— Зачем бабушке, матери надо было позвонить.

Ирик лишь продолжал идти угрюмо. Как же он не догадался, действительно надо было точно узнать, где конкретно находится эта деревня, а не сломя голову срываться. Вообще Ирик плохо выспался после очередного ночного клуба. Он частенько туда захаживал, хотя в глубине души не понимал, зачем туда ходит. А Санёк просто следовал за ним, куда Ирик, туда и он. Так уж повелось. Светомузыка, точнее грохот, разве назовёшь это музыкой. И не танцуют там толком, а трясутся просто, словно невменяемые какие-то. Размалёванные девушки, в экстремально коротких юбках,  и на высоких каблуках. Ирик всегда недоумевал, как можно на таких ходить и не травмировать ноги. Одна девушка как- то в клубе наступила во время танца (трясучки, точнее) на ногу одному его другу, не Саши, а другому, тринадцатисантиметровым каблуком. Музыка заглушила его вопли, а оправился он всего лишь через какой-то месяц. Вот так то.

Ещё там были наркоманы, Ирик с друзьями как то видел одного – ну и физиономия у него была. Ребята даже в ужасе переглянулись. Вообще, как будто, бесовское собрание какое-то – эти ночные клубы, а не отдых и развлечение для молодёжи. Развлекаться тоже можно возвышенно.

Стоп, секунду. Ирик не поверил, что это его мысли. И вообще он что-то почувствовал. Вокруг была какая-то странная атмосфера. Воздух что ли другой. В глубине души Ирик не знал, зачем ходит в столь сомнительные места, но он никогда так не думал. Так как сейчас. Он устало взглянул на своего друга. Тот следовал за ним, угрюмо повесив голову. Санёк был ниже Ирека на голову, вдвое тоньше, шевелюра тёмных густых волос, тёмно-карие глаза, почти чёрные. Ирик же был выше на голову, пшеничные, чуть волнистые волосы, медовая кожа, синие как море глаза, в которых можно утонуть. Да, у него был глубокий взгляд. Единственное, что Ирику не нравилось в своей внешности – это то, что его последнее время слегка разнесло. Вон Санёк то – он стройный. Последнее время Ирик часто посещал Макдональдсы и всё пытался заставить себя похудеть или ходить в какой-нибудь тренажёрный зал, но всегда находилась какие то дела «поважнее», и он забывал об этом.

Ещё две минуты они продолжали идти молча, и тут подошли к небольшому лесу. Издалека он выглядел обычно, лес как лес, а вблизи оказался каким-то потусторонним и загадочным. Оба огляделись, не зная, что делать и куда идти дальше. И тут, откуда не возьмись, прямо воздуха выросла двухметровая девица в красном русско-народном сарафане до пят. Двухметровая! У неё была тёмно-русая длинная коса, белая рубашка с пышными рукавами, а на лбу красовался венец – девичий головной убор на Руси 18-го века. У обоих парней впали щёки, а у Саши даже сам по себе открылся рот. Не то чтобы они испугались, они не успели.

— Гой еси, добры молодцы! Куда путь держити? – поклонилась им русская девица до земли.

Первым очнулся Ирик. Саша так и продолжал стоять с открытым ртом. Ирику казалось, что это не он шевелит губами.

— Зз…з..заблудились  мы

Девица вдруг исчезла. Потом появилась на три метра дальше от ребят и указала рукой чуть слева от леса, затем снова растворилась, будто её и не было. Ирик подошёл к Саньку и ткнул в подбородок, чтобы закрыть рот.

Санёк, как будто, очнулся от анабиоза.

— Ирик, ты это тоже видел?

— Конечно, видел. Я же тут рядом с тобой стоял.

— Что это, Ирик?

— Ладно, не ной. Не знаю я, что это. Какой-то заколдованный лес..- последнюю фразу он прошептал себе под нос и уставился, куда то вдаль. В его синих как море глазах отразился заколдованный лес, часть зелёной полянки, слабо освещаемой солнцем. Он резко обернулся к Саше, который стоял, не двигаясь, словно врос в землю.

— Она указала в ту сторону слева от леса. Идём туда.

Саша послушно поплёлся за ним. У него был рюкзак за спиной в два раза больше него самого, в то время как у Ирика был небольшой тоненький рюкзачок, как будто, в нём ничего не могло поместиться.

Они шли ещё где-то двадцать минут, пока в середине заколдованного леса не набрели на терем. Да, настоящий русский терем, прямо как из сказки. Лес в это время окрасился, в какие-то мистические тона – это был закат – там и фиолетовые, розовые, жёлтые и даже изумрудные оттенки. Поляна полностью скрылась из виду, словно её и не было. Ребята замерли в восхищении, настолько был красив терем. Первым с места опять двинулся Ирик, Саша опять поплёлся за ним.

Ирик подошёл к гигантской, по современным меркам, двери. Терем переливался разными цветами, схожими с лесом, как будто, маскировался под него. Синие глаза Ирика жадно впитывали каждый сочный оттенок. «И почему я не умею рисовать» — подумал Ирик. Все подростковые годы он только и думал, чтобы стать художником, но после того как не поступил в художественное училище, забросил это дело, а тамошний преподаватель рисунка сказал, что у него вообще нет таланта. Ну что ж, нет, так нет, и пошли вы все – что поделаешь, юношеский максимализм. А про того препода поговаривали, что он просто технарь, а не творческий человек.

Ирик постучал в тяжёлое железное кольцо двери, торчащее изо рта у льва. И о чудо – тяжёлая дверь отворилась. В проёме оказалась тоже русская девица – только в синем русско-народном сарафане, тоже с тёмной косой, но без венца. И, слава богу, она была не двухметровая! А даже чуть ниже Ирика ростом. Русская девица мило и приветливо улыбнулась, затем поклонилась до земли:

— Гой еси, добры молодцы. Куда путь держити?

— Здравствуй, хозяюшка – Ирик тоже поклонился до земли – С другом мы заблудились, может, ты подскажешь, как нам дойти до ближайшей станции.

Хоть русская девица и мило, дружелюбно улыбалась, Ирик заметил, что взгляд у неё какой-то отрешённый. Вроде она здесь, и, как будто, её нет. Ещё он не понял, как такая хрупкая девушка смогла так легко и быстро открыть такую тяжёлую толстую дверь.

— Конъечно, подскажъити. Сначала зайдъити на трапезу ко мне, дорогие гостъи  – пригласила русская девица, шире открывая дверь перед гостями, и отойдя назад пропуская их. Ирик и Саша повиновались и вошли.

Войдя, они оказались в небольшом коридоре – спереди на стене висело гигантское старинное зеркало в изумрудной раме, очень чистое и прозрачное, ни  единой пылинки, под ногами был изумрудно-розовый с желтыми отливами мягкий широкий ковёр. Пройдя дальше, они оказались в большой просторной трапезной – прямо как с картинок русско-народных сказок. Посередине стоял из светлого дерева широкий стол с резьбой, слева стоял большущий сундук, тоже с резьбой только из тёмного дерева. Ребята зачарованно осматривались вокруг. Девица куда-то исчезла. Они подошли к сундуку.

— Тут, наверно, одежда её лежит – предположил Саша.

Ирик открыл сундук. И точно в сундуке оказались аккуратно свёрнутые русско-народные сарафаны – зелёный, синий, желтый, красный.

— Ничего себе – изумился Саша.

— Да уж – согласил Ирик.

Вдоволь насмотревшись, Ирик закрыл сундук. Справа от сундука стоял старинный умывальник тоже из светлого дерева и с резьбой. А на умывальнике стояла большая разрисованная в русском стиле деревянная шкатулка. Сашка открыл шкатулку, чтобы посмотреть, что там. Там оказались разноцветные жемчужные ожерелья с толстыми бусинами – розовыми, жёлтыми, телесными и даже голубыми, что большая редкость. Ирик вспомнил, что у его мамы скоро день рождение и подумал подарить ей такую вот шкатулку, только её ещё надо найти – в современных магазинах он таких не видел. Он вспомнил ещё, что она говорила, что мечтает, обустроить квартиру такой вот деревянной мебелью с резьбой и вообще была бы её воля у неё в доме, всё было бы деревянное. Но такая вот мебель безумно дорогая. Так, что мечты, наверно, так и останутся мечтами. Он ещё подумал, что согласен с матерью полностью – деревянная мебель это что-то ни с чем несравнимое, и что она тоже ему очень нравиться.

 

— Ништяк, Ирик! – воскликнул вдруг Сашка, вернув Ирика из своих мыслей в реальность. Хотя Ирик уже не был уверен в реальности они или во сне.

Саша показал на необычно разрисованные стены и на красивое витражное окно с орнаментом в русском стиле.

— А куда она ушла? – спросил Саша. Ирик не успел ответить, девица снова появилась.

— Разсаживайтесь, что стоите. На столе вдруг ни с того, ни с сего из воздуха появились яства. Суп в гигантской кастрюле, какая-то гигантская жареная курица, какая-то каша, которая ребятам была незнакома, что-то вроде гречневой и перловой, и даже жареный лебедь. Ребята снова не поверили своим глазам. А ещё больше не поверили, когда к ним по воздуху приплыли деревянные глубокие расписные тарелки с супом и с деревянными массивными ложками.

— Ирик, ущипни меня. Мне это сниться? — прошептал Санёк.

Ирик уставился куда-то вдаль, а потом перед собой, затем закивал головой, то ли согласившись ущипнуть, то ли соглашаясь, что ему это тоже, как будто, снится. В тарелках оказался рассольник с перловой крупой, похожей на речной жемчуг.

— Это жемчужница – сказала хозяюшка, заметив как Ирик любуется, словно увидев в тарелке настоящий жемчуг.

— Это суп так называется? – спросил Ирик

— Нътъ, крупа – улыбнулась девица.

— Так вроде у древних славян перловая крупа называлась – прошептал Ирик Саше. Саша кивнул зачарованно, смотря в тарелку.

Она говорила на каком-то старорусском или древнеславянском диалекте, но Ирик всё ровно понимал, хотя некоторые слова давались очень тяжело.

— А кто сюда всё это принёс? – Ирик не узнал собственный голос.

— Так якожъ слуга мой Невидимый – сказала Девица-хозяйка. Ирек всмотрелся в неё, желая изучить её личико пока она была погружена супом. Такое нежное расслабленное лицо, нежный голос, улыбается, словно изнутри вся сияет. Передвигается грациозно: «..а сама то величава, выступает будто пава, а слова то говорит, словно реченька журчит..» — вспомнил Ирик описание царевны-лебедя из сказки о царе Салтане. «Не царевна ли она, лебедь» — снова подумал он. Потом он представил современных девушек  из дискотеки. Небо и земля. Какие-то все резкие, повадки мужские, все ходят в штанах, голоса грубоватые, потому что большинство курят, с парнями ведут себя вызывающе, в общем дальше перечислять нет смысла. «Да-а, как же мы деградировали» — вздохнул он. Суп по вкусу был божественный. Ирик с доброй ухмылкой заметил, как Санёк тоже разделяет его мнение, норовя вылезать всю тарелку и клюя в неё носом.

— На каком языке она говорит, я не совсем понимаю, — прошептал Сашка Ирику.

— Тише ты, старорусский вроде бы, хотя и на древнеславянский смахивает.

— Какъ величать васъ, добры молодцы? – она неожиданно нарушила молчание, хотя до этого ничего не спрашивала.

— Э..э, меня зовут Ирик, а его Александр, сокращённо Саша, – прокашлялся Ирик.

— Зовутъ? Куда зовутъ? Кто зоветъ? На какомъ ​языкъ​ говорите, не совсъмъ понимаю, говорите на русскомъ.

Саша и Ирик так и замерли в недоумении, потом с улыбкой переглянулись.

Ирик снова прокашлялся, пришлось вспоминать самый, что ни на есть исконно русский язык.

— Меня величать Ириком, тоесть Ирик, а это мой друг Александр.

— Урюкомъ величать? Что за имя такое? Такъ это, навърно, ​прозъвати​?

Саша прыснул со смеху. Ирик злобно на него посмотрел и заодно покраснел.

— Молчи лучше, а то точно прибью — но Саша уже заливался и прыскал в кулак.

— Значитъ ты изъ рода тюрковъ? Кочевникъ значитъ, а другъ твой русскій?

Мама у Ирика была русской, а отец татарин. Но Ирик не знал ни слова по-татарски и никогда на нем, в общем- то, не разговаривал. И ещё если учесть внешность Ирика чисто славянскую, то можно представить как наша «царевна-лебедь» удивилась.

— Какихъ только чудесъ на ​Свътъ​ не бываетъ. Я въдь видъла тюрковъ-кочевниковъ — у нихъ всъхъ волосъ темный, кожа смуглая и глаза ​раскосыя​. А у тебя же глаза синіе какъ ​море​, волосы какъ пшеница, кожа свътлая — русскій молодецъ да и только!

Эти слова польстили Ирику. От этих слов ему как-то стало хорошо на душе. Он лучезарно и расслаблено улыбнулся «царевне лебеди». Саша же наоборот, сидел со скучающим видом и, насупившись.

— Чё, завидуешь? Не завидуй – шепнул Ирик.

— Да пошёл ты  — махнул рукой Саша.

— А тебя то, как величать, красавица? – Ирик почувствовал, как его щёки залились румянцем, он даже почувствовал какое-то жжение.

— Любавой​ меня величаютъ – лучезарно улыбаясь, ответила хозяюшка.

— Я, честно говоря, думал, либо Василиса, либо Алёна какая-нибудь – прошептал Сашка.

— Я тоже,- прошептал в ответ Ирик, — можно ещё Настенька, как из «Аленького цветочка».

Далее  девица-хозяйка хлопнула в ладоши.

— Другъ мой невидимый, прибери здъсь.

Тут, как будто, подошёл кто-то невидимый. Саша и Ирик замерли. Они услышал шаркающие шаги, но никого не увидели. Затем по воздуху стали плыть тарелки, массивные деревянные ложки, подносы.

— А этот Невидимый никогда не показывается? Спроси, Ирик  — прошептал Саша.

— А ты чего не спросишь? Ничё не можешь без меня — проворчал Ирик.

— Я стесняюсь  – Саша, действительно был очень робок с девушками, а тем более с такой царевной-лебедью.

— А-а, — Ирик прокашлялся,- а твой невидимый друг никогда не показывается, хозяюшка?

Девица вдруг, как будто, вздрогнула и уставилась на Ирика, взгляд у неё стал пронзительным и совсем неулыбчивым. Голос её показался Ирику каким-то металлическим.

— Онъ только мнъе показывается, остальнымъ безъ надобности.

Ирик мгновенно среагировал:

— Хорошо, хорошо, хозяюшка, не серчай только.

Девица вдруг обмякла и снова улыбнулась:

— Да я и не серчаю, никогда не серчаю. Всё, прекращаемъ нашу трапезу. Пойдемте со мной, я покажу вамъ садъ.

Ирик и Сашка, нехотя поднялись и побрели за хозяйкой. Она, как будто, не шла, а плыла по земле.

— Ирик, она как будто плывёт, а не идёт – прошептал с изумлением Сашка.

— Да вижу я – Ирику казалось, что он уже, наверно ничему не удивился бы. А Невидимого он представил всего волосатого с головы до пят, как домовой, только очень высокого роста для домового.

От природы наблюдательный человек, Ирик заметил и в тереме, и на территории сада необыкновенные краски, то есть всё вокруг было ярче, чем обычно. Сад тоже оказался божественной красоты! Но ещё кое-что, что заметил Ирик – восприятие его всего окружающего было нечётким, как будто, всё плыло, но это было едва заметно. В саду Ирик обмяк как-то внутри и подумал о том, что хотел бы остаться здесь навсегда. Не хочется туда обратно, в другую жизнь. Там всё по-другому, нежели здесь. Здесь волшебно – а там обычно, всякие мелкие заботы, добыча пропитания. Не так там как-то. Его мысли прервал звонкий и в то же время мягкий голос молодой хозяюшки:

— Что взгрустнулъ, добрый молодецъ?

Ирик просиял и радостно улыбнулся ей:

— Да нет, всё хорошо, хозяюшка!

Всмотревшись в лицо русской девицы Ирик заметил, что оно, как будто, бы поплыло. Ирик резко зажмурился, потом так же резко открыл глаза. Её лицо снова было чётким. Она подошла к калитке в конце сада и вытянула руку:

— Идите по той сторонъ впередъ, не сворачивайте и выйдете къ станціи. Всего хорошаго вамъ, ​добры молодцы – поклонилась до земли русская девица.

Ирик и Саша даже не успели ответить. Всё вмиг исчезло, они снова оказались на обычной поляне с берёзками, солнце уже клонилось к закату.

— А как мы здесь…- начал, было, Сашка, но понял, что лучше ничего не говорить.

Ирик шёл дальше по дороге в слегка шоковом состоянии. В голове и во всём существе вертелось только одно: «Что это было?!».

Они вышли к станции быстро, шли как раз по той дороге, которой указала им Девица. Но к бабушке сил ехать уже не было, сели на электричку, вернулись домой. Из дома Ирик позвонил матери, сказал, что не доехал до бабушки, сказал, что съездит в другой раз.

 

Следующим утром Ирик поднялся ото сна и сел на своей кровати в пижаме. Он не помнил, что ему снилось. Да это было и неважно. Ирик просто знал, что всё, что с ним произошло – не случайность! И что с сегодняшнего дня он станет с другим человеком. Он бросит пить, курить, ходить в «бесовские» места – ночные клубы. Он займётся домашним фитнесом или силовыми упражнениями для парней, чтобы немного похудеть. Он перестанет общаться с развязными девушками, у которых нездоровый образ жизни, он будет ждать или надеяться встретить, именно такую девушку, как «царевна-лебедь», такую, как Любава. И с друзьями такими общаться не будет. А будет только с Сашкой – ведь они вместе всё это пережили.

Он каким-то чутьём или шестым чувством верил, что это потусторонние светлые силы вмешались, чтобы помочь ему встать на путь истинный, и возможно они помогают, не только ему. Или он был через чур сентиментален? Ирик покачал головой, словно соглашаясь с незримым собеседником.

А днём раньше он созванивался с двоюродной сестрой Надей, с которой был особо близок. Так вот, она поведала ему, что когда ездила к бабушке в деревню с подружкой, то на этом же месте, на котором они с Саньком повстречали двухметровую русскую девицу, Надя и её подружка встретили двухметрового доброго русского молодца! Двухметрового! На нём были красные сапожки, синие свободные штаны, рубаха белая свободная, повязанная красным пояском. Волосы были «горшочком» жёлтые, синие глаза. Он появился тогда, когда девчонки заблудились и были уже в отчаянии найти дорогу.

— Гой еси, красны девицы. Куда путь держити? Не заблудились ли? – поклонился юноша до земли.

У двухметрового юноши были красивые синие глаза, но взгляд! Взгляд был, какой то отстранённый, словно он смотрел сквозь них.

— Зз..заблудились мы, добрый молодец – крикнула ему Надя, придерживая покачнувшуюся подругу. Непонятно, как она нашла в себе силы ещё что-то ответить. Тот вдруг исчез, как испарился. Через минуту появился на три метра дальше от них и показал в сторону станции. Благодаря ему девчонки благополучно добрались до бабушкиной деревни.

«Какой умница – помог ведь!» — подумала тогда Надя.

Ирик подошёл к окну – какая красота. Лето. Солнце восходит, птички щебечут, радуются новому дню. В синих, как море глазах Ирика отразился золотой восход, кусочек голубого неба и часть зелени с верхушек деревьев.

Мысль о Любаве не давала ему покоя. Он постоянно вспоминал о ней. Её речь, манеры поведения вызывали у него не что иное, как только восхищение. И она сама вызывала восхищение. Он попытался вспомнить девушек из ночных клубов, тусовок, да и вообще просто современных женщин. Пытаясь вспомнить, резко сморщился. Нет. В сравнении с Любавой, это не лезет ни в какие ворота.

Неужели, я никогда не увижу её. И что это вообще было за видение? Не приснилось ли.

Но Ирик прекрасно знал, что не приснилось. Знал это, так же, что когда-то умрёт. Интуитивно он чувствовал, что русские предки живут в каком-то параллельном мире и оттуда помогают потомкам.

«Спасибо Вам, мои предки. Я обещаю, я стану ДРУГИМ. И постараюсь сделать так, чтобы люди вокруг меня тоже стали другими, изменились – в лучшую сторону. В СТОРОНУ ДОБРА И СВЕТА. И я сам выбираю быть на Светлой стороне. И знаю, что воздастся тем людям, за то, что выбрали, светлую сторону бытия»!…

 

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Настенька Быстрова

93,4
Комментарии: 32Публикации: 10Регистрация: 09-11-2020

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

2 комментария

  1. Необычная и очень сказочная история. Вообще, поначалу казалось, что эта история про подростков, а потом раз и вдруг появляются ночные клубы, которые эту иллюзию быстро развеяли. Образы главных героев понравились. Ирик получился действительно похожим на рядового посетителя ночных клубов с его модельной внешностью, ну а Саша очень реалистичным верным другом такого харизматичного красавца. Поэтому привязанность Александра к старшему товарищу кажется совершенно логичной. Удачная пара героев, в общем.
    Сам посыл о контрасте между природой, былыми временами и сумасшествием современного мира – замечательный. И обыгран он очень оригинально. В таком исключительно свежем сказочном стиле. Образ Любавы тоже удался. Красивая, притягательная и очаровывающая барышня получилась. Разве что показалась излишней её языковая стилизация. Ну, то есть, насколько хватает моих знаний старославянского языка, тут было использовано скорее его подобие, нежели оригинальная грамматика, поэтому сразу возникает вопрос: а зачем? Не проще ли было придать её речам возвышенность и колорит, при этом не используя те же яти. Но это, собственно, единственное, весьма субъективное, замечание.
    А так всё здорово. И идея классная, и реализация вполне себе хорошая. Правда, стало очень интересно, где всё-таки Ирик найдет себе такую Любаву в современном мире. Ведь плохо быть человеку одному.
    Спасибо. И удачи в творчестве!

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    1
  2. Уважаемая редакция! Огромное спасибо за ваше мнение. Я в восторге от вашей рецензии! По поводу старославянского языка тоже интересное мнение — да, ну откуда же я знаю оригинальный. Этот рассказ я писала, когда увлекалась всем славянским и старорусским, но не найдя себе единомышленников, прекратила это увлечение. Просто не с кем даже было поговорить на эту тему. Тоже касается и старорусского языка. Но мне кажется сейчас старорусский какой был в оригинале, мало ко знает. Много воды утекло, да к тому же много споров на эту тему. Зато я знаю старорусский алфавит наизусть и могу прочесть закрытыми глазами )))

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля