Марсианка.

 

Нет, зачем.

Я с далёкой Синей планеты.

Я обожаю свою холодную планету.

Я не люблю красный цвет

Да к тому же на Марсе слишком жарко, ты что?!

Я видимо из каких-то северных краёв – слова Марсианки.

 

Высокий красивый молодой человек с каштановыми волосами,  похожий на сербского киноактёра Милоша Биковича, открывал ключом железную дверь своей квартиры. Тяжёлый пакет с продуктами сильно отдавил руку, он переложил его в другую руку. На той руке, в которой был пакет, остались красные отметины. Парень тяжело вздохнул, продолжая открывать  железную дверь. Он был холостяк и уже давно, сколько себя помнил, жил один.

Вспышку какого-то сине-красного света он заметил не сразу. У него была привычка уплывать в свои мысли, за что он всегда себя ругал. Потому что это значило лишь бессознательное состояние и слабое внимание. Грамотный человек всегда должен быть сконцентрирован в настоящем моменте времени, чтобы его сознание не «гуляло» ни в прошлом, ни в будущем, ни в каких-либо воспоминаниях.

Затем вспышка на лестничной площадке стала давать о себе знать, светясь ещё ярче. И когда она осветила Диме глаза, он быстро открыл дверь, кинул в прихожую пакет с продуктами и вышел на площадку посмотреть, что же происходит.

А происходило вот что. На лестничной клетке в кругу не поймёшь красного, не поймёшь рубинового света с жёлтыми отливами, сидела на корточках какая-то фигура. Она сидела на лестнице, на предпоследней ступеньке.

Дима вытаращил глаза. В подъезде было темно, никому из соседей не приходило голову включать свет почему-то, кроме Димы. Но сегодня он тоже забыл его включить. В темноте эта вспышка света смотрелась особенно эффектно. Только пристально присмотревшись, Дима заметил, что фигура женская, а точнее молодой девушки. Заметив это, Дима как-то весь обмяк внутри и растерянно улыбнулся. Он всегда был растерян в присутствии женского пола.

У неё были тёмные длинные волосы, разбросанные по плечам. Одежду её он не смог разглядеть. Как она это делает? – подумал он, имея в виду вспышки света. Вспышка была вокруг девушки в форме шара, словно она сидела внутри прозрачного светящегося шара. Она сидела на корточках. Дима смотрел, ничего не понимая.

Вдруг вспышки света прекратись и сидящая на корточках девушка, стала падать на бок, словно теряя сознание. Вот тут-то Дима со всех ног ринулся к ней. Он всегда всем помогал. Всем кто в беде. Людям, животным. Такой он был рубаха-парень.

— Вам плохо? – подбежал он к ней, присев рядом. Затем попытался поддержать её наклоненную голову.

Девушка была на грани потери сознания. Увидев Диму, она растерянно заулыбалась. Но потом улыбка исчезла с её лица, и оно стало каким-то отрешённым. Дима стал трясти её за плечи, хлопать по щекам.

— Что с вами? Вам плохо?

Он не мог понять кто она, откуда. Раньше он её здесь никогда не видел.

— Не трясите меня так, пожалуйста, а то мне больно — наконец-то заговорила она. Дима не поверил, что она, наконец-то, говорит. Голос был приятный и глубокий. Дима не любил визгливые голоса. На минуту он был очарован её голосом.

Он попытался всмотреться в черты её лица. Её лицо показалось ему интересным и каким-то необычным. Вообще в её самом присутствии было что-то необыкновенное, но что Дима так и смог понять. Наконец, всё-таки она потеряла сознание, уронив голову на ступеньку. Дима резко соскочил и открыл настежь входную дверь своей квартиры, затем подбежал к странной гостье и, взяв её на руки, занёс в свою квартиру.

Дома он уложил её на свой диван, и стал всматриваться в черты её лица. Определённо неземные. Было что-то необычное в её лице. Но что, Дима так и не смог понять. По весу она была очень хрупкой, почти невесомой. Кожа на лице была цвета слоновой кости, а на теле совсем белая. Волосы тёмные, на ощупь, словно шелковые, разбросанные по плечам. От неё исходила какая-то энергия умиротворённости и какого-то неземного спокойствия. Дима невольно стал наслаждаться этим состоянием. Сердце его стало биться медленнее, так-то он страдал аритмией. Мысли беспокойные, которые всегда одолевали Диму, стали куда-то улетучиваться. Дима ничего не понимал. Он вздохнул и выдохнул. Что за волшебное состояние вокруг него? Что за странный вечер? Что, в конце концов, за странная гостья, откуда она, наконец?

На секунду он прикрыл глаза, а потом как спохватиться! Она же без сознания лежит! Он стал снова трепать её по щекам, делать массаж сердца. Неземная гостья стала потихоньку приходить в себя.

Она вскинула на Диму свои глубокие синие глаза.

— Ой, я, кажется, уплыла ненадолго — заулыбалась растерянно гостья.

— Да, вы потеряли сознание – тоже заулыбался Дима,- Но сейчас, слава Богу, всё нормально, вы пришли в себя.

Дима помог ей подняться на диване. Он была очень хрупкая и нежная. Дима засмущался, он был обделён женским обществом, хотя был и симпатичен, как с картинки. На работе коллектив мужской, а девушки если и попадались, то совсем далёкие от его богатого внутреннего мира.

Девушка начала как-то странно оглядываться вокруг, как будто, вообще не понимала, где находится. У неё было такое выражение лица, словно она очнулась на другой планете или в другом измерении.

Заметив её растерянность, Дима стал ей доходчиво объяснять:

— Вы оказались в моём подъезде и там потеряли сознание, вокруг вас ещё были какие-то световые вспышки, а я вот занёс вас к себе, в свою квартиру, не оставлять же вас на холодных ступеньках, – Дима нервничал проговаривая всё это, он боялся как бы гостья что не подумала про него плохого.

Гостья снова улыбнулась уголками губ. Дима мог бы поклясться, что её лицо озарила вспышка, похожая на солнечный зайчик, а затем исчезла. Дима на минуту задумался, не показалось ли ему. На мгновение он замер перед гостьей, словно истукан.

Гостья вдруг выпрямилась и уставилась на Диму приветливо и с интересом. В её глаза была какая-то светлая наполненность, но ещё Диме показалось, что её глаза как-то светятся изнутри белым свечением. Дима снова замер.

— Ну, друг. Чего ты стоишь, как истукан? — заулыбалась гостья.

— Ой, извините. Я задумался. Вы хотите воды? Хотите пить, есть?

Гостья причудливо поджала губы. Видимо это означало согласие.

Дима провёл странную гостью в кухню. Гостья как-то странно озиралась, как будто, видела всё вокруг впервые.

— Скажите, хоть как вас зовут? – спросил Дима. Он стал выкладывать продукты из тяжелого пакета в холодильник и стал думать, чем же угостить его загадочную гостью. Хотелось бы чем-то таким необычным, ведь она такая хрупкая и нежная.

Услышав вопрос, гостья как-то странно замерла и растерялась. Дима удивлённо на неё посмотрел. Он изо всех сил отгонял мысли о её сумасшествии. Возможно у девушки потеря памяти. И такое бывает.

Тут странная гостья вспомнила, что когда она появилась, то есть материализовалась в этом подъезде, там, в обнимку стояли парень и девушка. Так вот парень гладил волосы девушки и ласково приговаривал:

— Настенька моя, Настенька…

Затем парень и девушка скоропостижно удалились, неземную гостью и вспышку света они так не заметили.

— Настенька, — сказала наша гостья, — Меня зовут Настенька.

— Н а с т е н ь к а, — задумчиво повторил Дима, он всегда симпатизировал этому имени, его двоюродную сестрёнку тоже так звали, — Как из Аленького цветочка[1]…У тебя очень красивое имя.  Он и сам не понял, как перешёл на ты.

-А вас как зовут? — спросила Настенька

— Меня Дмитрий звать, можно просто Дима.

— Дима, а что такое «аленький цветочек»?

— Это сказка такая русско-народная. Ты что книжек не читаешь?

Гостья смущенно потупилась и насупилась.

— Ну, ладно извини, не дуйся. Хочешь молока?

— Э-э, как я могу хотеть того, чего не знаю. Мне сначала нужно его попробовать.

Конечно, этот ответ показался Диме очень странным, но он решил пропустить его мимо ушей. Он налил Настеньке стакан молока. Она снова повела себя более чем странно. Она смотрела на стакан, словно видела такую ёмкость впервые. Прежде, чем выпить, она со всех сторон обнюхала содержимое стакана, и опасливо проглотив слюну, всё же решилась его выпить. Потому как просияло ее лицо, Дима понял, что питьё ей понравилось. Он налил ей ещё, потом ещё, в общей сложности она осушила семь стаканов молока.

-Э-э…ты ещё будешь что-нибудь есть?

-Нет, я уже наелась.

Вдруг кожа девушки начала как бы изнутри светиться светло рубиновым светом.

Она что марсианка? Подумал Дима. Конечно, он подумал это в шутку. Тут у девушки исчезли зрачки. Дима напрягся.

-А, скажи, пожалуйста, ты откуда?

Настенька посмотрела на него как-то загадочно. Дима не то что испугался, но поспешил отвести взгляд.

Дима зашёл к Настеньке пожелать доброй ночи и заодно посмотреть, как она устроилась.

-Хочешь, я покажу тебе, откуда я родом? – спросила девушка, причём Дима обнаружил в её голосе какие-то странные нотки, словно она говорила сквозь вату.

— Хочу. А как ты покажешь? – заинтересовался Дима.

— Покажу когда встретимся в астральном мире.

— Что? – не понял Дима

— Ну, когда спать ляжешь.

— А как же мы встретимся, если я спать лягу? – снова не понял Дима

— Я разговариваю на доступном тебе языке. Вообще-то, я привыкла общаться телепатически. Мне так легче. – далее она задумчиво добавила – Очень грубая речь у вас на Земле.

У вас на Земле!

Конечно, Дима опешил от этих слов. В довершении к этому кожа загадочной Диминой гостьи стала светиться, на этот раз, едва заметным синим свечением и снова пропали зрачки. Дима сглотнул слюну и встал как статуя, не зная, что ему делать. Ему стало казаться, что он давно уже спит, а эта гостья ему сниться Дима больно ущипнул себя за локоть, затем сильно дёрнул себя за ухо. И так дёрнул, что даже вскрикнул от боли. Дима задумался. Это означало, что он не спит. Затем Дима заметил, как странная гостья пристально смотрит ему в глаза. После этого он уже не помнил, как разделся и очутился в своей постели, на диване в зале.

Немного погодя, Дима почувствовал, как в зал кто-то вошёл. Так мягко, словно вплыл. Дима открыл глаза и увидел Настеньку в длинной шёлковой ночной сорочке жёлтого цвета.

Странно, — подумал он, Я же не давал ей такой красивой одежды, откуда она её взяла?  Он невольно залюбовался.

Словно марсианка, подумал он, марсианка и есть.

— Вставай, Дима — обратилась к нему «марсианка».

— А куда?

-Вставай, вставай, я же обещала показать тебе свою родину, показать более усовершенствованные миры.

-А, да – просиял Дима, я помню.

-Ну, так вставай, чего лежишь?

Дима привычно встал с постели. Он заметил, что чувствует себя очень легко почти невесомо. Что за прекрасное состояние? – подумал Дима. Тут он случайно оглянулся на свою кровать и застыл. В его кровати кто-то спал.

— Это ещё кто? – подумал Дима

— Это ты – ответила марсианка.

— Как это я?! Вот же я стою.

— Погляди поближе, Дима

Дима приблизился к своей постели, причём было такое ощущение, что он плывёт по воздуху, а не идёт. Там спал какой-то парень. Вот наглец! Забрался в его кровать! Кто же это мог быть. Может быть его друг Михон? Но что у него своей кровати нет?!

Дима присмотрелся внимательней. О, Боже парень, что спал на диване — вылитый Дима. Как будто, его близнец.

-Что это значит? – спросил он у Настеньки.

— Это спит твоё физическое тело, а сейчас ты в астральном теле. Астральное тело – это и есть ты. А физическое — это лишь оболочка, или скафандр. Как космонавт надевает же скафандр, когда приземляется на ту или иную планету. Вот земная оболочка – это и есть такой же скафандр. Физическое тело нуждается во сне, (отдыхе) в еде, в питье. Астральное же тело – ни в одном из перечисленных.

Астральное тело никогда не спит. Оно не нуждается ни во сне, ни в еде, ни в отдыхе. Когда физическое ложиться отдыхать, астральное тело с радостью вылетает из него, и путешествует по разным мирам. Оно, как будто, на время освобождается от оков физического тела и обретает свободу. Эти миры обычные люди называют «сны». Ясновидящие же, или просветлённые люди прекрасно знают, что это никакие не «сны». А путешествия астрального тела, то есть тебя самого.

Дима беспомощно хлопал глазами. Вот так информация! И как её переварить?!

— А ты марсианка? — спросил он у Настеньки.

— Неважно, с какой я планеты. Главное, я поняла, что Земля не так совершенна как все остальные планеты. Я думала, что вы здесь тоже общаетесь телепатически, я не знала что у вас здесь такая грубая речь.

— Грубая? – не понял Дима? – Разве я с тобой грубо разговариваю?

— Да нет, ты не понял. Я имею в виду, по вибрациям грубая.

— А-а. А покажи мне свою планету.

— Вот и собираюсь тебе показать. Ты зря тратишь время на свои вопросы, ты сможешь задать мне их позже. Нам надо спешить, у нас не так-то много времени.

Дима загадочно улыбнулся. А ещё его улыбка была похожа на улыбку заговорщика:

— А для меня ты всё ровно Марсианка, с какой планеты бы ты не была. Марсианка и всё тут. Ты самая необычная из всех кого я знаю. Ты – марсианка.

Тут «марсианка» подошла к Диме вплотную и нетерпеливо взяла его за руку. Дима с изумлением заметил, что его рука вся состоит из жёлтого прозрачного свечения. Дима невольно залюбовался. Как так — подумал он – это и есть я?

Затем Дима и Настенька взмыли вверх с какой-то нереальной неземной скоростью. Они полетели сквозь какие-то плотные газовые облака, похожие на облака планеты Юпитер. Дима видел такие облака по видео на ютубе.  И все-таки, откуда она? С марса? Она марсианка? Как же её занесло на Землю?

Дима проснулся в своей кровати разбитым. Он встал и заглянул в комнату Настеньки – она спала. Её дыхание было глубоким, или наоборот беспокойным. Живот её то вздымался, то опускался. Дима почувствовал себя ужасно. После покойной бабушки у Димы остался старенький уже потрёпанный аппарат — измеритель артериального давления. Дима намотал рукав измерителя на левую руку и нажал кнопку пуска на приборе. Верхнее давление на приборе показало — 150, и бешеный пульс сто ударов в минуту. Ошарашенный Дима побрёл на кухню в поисках какого-нибудь успокоительного средства. Ему удалось найти только пластинку пустырника в таблетках, и то в этой пластинке оставалась только одна таблетка. Дима, вздохнув, отправил её в рот и запил водой из фильтра. Далее он снова лёг на диван. А сколько времени? Не проспал ли я работу? Дима глянул на часы на своём сотовом телефоне. Уф-ф, ещё рано можно ещё вздремнуть.

Во сне Дима увидел катастрофу. Он увидел красные величественные горы, возвышающиеся на планете, которая раньше была и обиталищем землян, затем песчаную бурю и катастрофу. Гигантский метеорит врезался в красную планету. Но до этого он увидел во сне Настеньку, но, конечно, на той другой планете её звали по-другому. Настенька и её семья, какой то высокий грузный мужчина – видимо её отец, молоденькая светловолосая девушка, видимо её сестренка, мать – женщина с красными волосами, брат – брата он не помнил, просто тёмная фигура молодого человека. Все они садились в какой-то корабль – корабль не вписывался ни в какие Димины представления, он даже не смог бы его описать, на Земле точно таких не существует. Они еле успели взобраться в корабль, потом эта чудовищная катастрофа – Дима во сне закрыл глаза. А затем ало-розовая дымка и всё. Больше ничего. Дима проснулся обескураженным.

В своём офисе он не мог сосредоточиться на работе, думал только об этом сне.

Он открыл гугл браузер и стал читать про красную планету Марс. Он хотел больше изучить информации о ней. Хотя гостья точно не призналась, откуда она. Но Дима видел эту планету во сне, и поэтому она весь день была в его мыслях.

Вот одна из статей, на которую наткнулся Дима:

Обитаемость планет в античные и средневековые времена была почти очевидной. А Исаак Ньютон допускал, что населено даже Солнце. В 1897 году французский популяризатор науки К. Фламмарион в книге «Живописная астрономия», в главе посвящённой Красной планете писал: «Человеческий мир Марса, вероятно, значительно опередил нас во всём и достиг большего совершенства…

Считалось, что они устроены изящнее землян: они более красивы, более умны, более благообразны. Они строят не дома, а дворцы, окружая их цветущими садами. А ещё они телепаты[2], потому что чтение мыслей считалось неизбежным приобретением, которое когда-нибудь подарит нам всем эволюция.

Дима поднял левую бровь: Ничего себе – вот это да! – подумал он.

Он тут же представил свою марсианку – и это воспоминание о ней доставило ему большое удовольствие. Он облокотился о спинку мягкого кресла и заулыбался, как будто, думал о чём-то самом приятном в его жизни. А с чего он взял, что она марсианка? Ведь она не призналась, с какой она планеты. Не призналась, потому что, наверное, понимала, что Дима может не воспринять эту информацию или может оказаться не готов к ней. Шутка ли? Ведь не каждый день на пороге твоего дома появляется неземное создание, марсианка, или кто она там?! Он уже привык её так про себя называть — марсианка. Просто марсианка. Марсианка и все тут.

Далее Дима наткнулся на другую статью:

Если марсианин попадёт на Землю, то его позвоночнику придётся нелегко, потому что на марсе повышенная гравитация. Вообще, скорее всего у «марсиан» увеличенные грудные клетки и, соответственно, легкие. Чтобы интенсивнее снабжать организм кислородом. Крупнее глаза, чтобы лучше видеть при скудном освещении. Ведь своего кислорода на Марсе едва-едва. А Солнце дальше. Его диск гораздо меньше — 0,625 того, что виден с Земли.

Дима снова выпрямил лоб. Он попытался представить, что у его марсианки глаза в два раза больше человеческих. Боже!

Далее по статье:

Так же на Марсе имеет место быть сильная радиация. Радиация повреждает ДНК. От нее появляются мутации, которые повышают риск заболеть раком. Но радиация способна и ускорить эволюцию — спровоцировать некие случайные генетические изменения, которые окажутся полезными на Марсе. Например, изменить цвет кожи. Ученые обнадеживают: в ней может появиться пигмент, который обеспечит естественную защиту от облучения. Например, на коже станет гораздо больше меланина — темного пигмента.

Дима поднял на этот раз правую бровь. Ну, надо же!

Он попытался представить свою марсианку с синей кожей, затем ,с жёлтой, затем с зелёной. Он стал смеяться в голос, поскольку находился один в своем кабинете. Тут зашёл его начальник:

— И чего ты смеёшься? Ещё столько нужно сделать.

— Я всё и делаю. Я помню, что нужно сделать, — ответил Дима начальнику отрешённо. Как будто, разговаривал сам с собой, глядя в одну точку.

— А по-моему, ты бездельничаешь

— Да нет, что вы. Нисколько не бездельничаю.

Как только начальник вышел, Дима отчётливо услышал женский голос, похожий на голос его марсианки:

-Дима, ты меня слышишь?

У Димы чуть не пошёл пар изо рта. Он растерялся и уставился в одну точку.

— Дима, — повторил голос в воздухе. Дима вышел из-за стола и встал посреди кабинета.

— Кто это говорит?! – изумлённо и отчаянно крикнул он.

— Чего ты так кричишь? – изумился голос, — Это я, Настенька. Ну, из Аленького цветочка, помнишь?

И тут он окончательно понял, что это её голос, марсианки. Это шутка с Аленьким цветочком очень позабавила его. А оказывается, у неё есть чувство юмора! Тут он вспомнил, как она говорила: Вообще-то, я привыкла общаться телепатически. Мне так легче. Очень грубая речь у вас на Земле.

И тут он понял, что это Настенька обратилась к нему ТЕЛЕПАТИЧЕСКИ. Такое общение для Димы было впервые. Но ведь всегда что-то познаётся впервые. Дима чуть не подпрыгнул:

— Это ты, марсианка?!

— Да, это я. Я уж который раз пытаюсь тебе сказать, до этого обращалась к тебе, а ты не слышал. Я очень хочу есть, а тебя нету. Здесь на Земле у меня почему-то жуткий голод.

— А на твоей планете?

— А на моей не было такого голода. Я старалась не доедать, чтобы быть стройной и лёгкой. Чтобы легче летать было.

От последних слов Дима снова опешил.:

— А ты на своей планете летала?

— Да. Там пониженная гравитация. Да я и без пониженной гравитации умею летать. И ты умеешь.

— Нет, я не умею.

— Умеешь, умеешь. В астральном теле. Мы же летали сквозь газовые облака.

— Но ведь это был сон…

— Боже… — отчаянно вырвалось у Настеньки, — я же объясняла тебе, что это не «сон»…

— Ладно – поспешил сменить тему Дима, — Открой холодильник – там пластиковая бутылка молока, можешь выпить её всю, там же ещё лежит плитка шоколада, можешь и ей закусить. Еды полно, не переживай, хватит тебе.

— Так, открываю холодильник. Вижу бутылку молока, беру его, а шоколад…а, нашла!

— Умница. Перекуси пока и жди меня, а я скоро приду. Вместе поужинаем.

— Хорошо – обрадовалась Настенька и, видимо, телепатическая связь прервалась, так как Дима услышал какой-то едва уловимый, но звонкий щелчок.

Дима довольно потянулся и подошел к окну. Дул прохладный ветер и щебетали птицы. Сегодня Диме уже было не до работы.

Так марсианка и начала жить у Димы. Она поражала его своей детской непосредственностью, желанием всё изменить к лучшему, желанием наводить чистоту (убиралась, как золушка). Правда, с земной едой было сложнее. Она только пила молоко и съедала в день по три плитки шоколада, Дима говорил, что это вредно — столько есть сладкого, но марсианка ничего не хотела слушать, ей он так нравился. Мясо не воспринимала вообще, когда Дима принимался есть мясо , то она недоуменно вытягивала лицо. Она пристрастилась к кашам и овощам, ну и ещё и к сладостям.

— Дим, я хочу на воздух, — вдруг призналась марсианка.

— Э-э, это можно. Но сейчас зима. У меня нет женской верхней одежды.

Настенька изумлённо оглядела себя. Да-а, когда она попала к Диме, на ней было только «марсианское» платье до колен, из какой-то плотной ткани.

Дима решил позвонить своему другу с работы Михаилу.

— Алё, Михон привет.

— Привет. Ты чего на корпоратив не идешь что ли?

— Нет, не иду. Я к тебе вот по какому вопросу. У тебя есть женская одежда?

На другом конце затянулась пауза.

— А ты случайно не…

— Брось, Михон, не до шуток. Мне нужна верхняя женская одежда.

— Ах, даже верхняя тебе нужна. Ну, у моей сестры вроде есть старый пуховик, она его уже давно не носит, только он длинный.

-Да, без разницы. Когда ты сможешь привезти? Или давай лучше я сам заеду.

— А для кого это, Димон?

— Для девушки – ответил Дима и пожалел об этом, ну сказал бы, что для сестры.

— Подожди, как для девушки, у тебя девушка?

Ну, теперь он замучает расспросами. И на работе все тоже.

— Уф-ф, да, у меня девушка живёт.

Михон присвистнул:

— Ну, Димон, ты даёшь, то тихоней притворяешься, то пай-мальчиком, а тут уже даже живёшь с барышней какой-то.

— Это не то, что ты думаешь.

— Ну, конечно! А тогда как же ты с ней живёшь?!

— Просто живу, как брат с сестрой. У тебя не знаю прям какие мысли сразу. Так ты завезёшь?

— Конечно, завезу. Я ещё хочу посмотреть на это чудо природы.

Михаил не заставил себя долго ждать. У него был быстрый автомобиль, хорошее чувство юмора, а ещё слабость к женскому полу. И когда он видел молоденькую барышню, а тем более её формы, то фантазия его бушевала, а сам иногда мог становиться опьянённым. Дима даже иногда шутил, что Михон может предать его из-за девушки. Но ведь Михон не знал, что эта девушка неземная. Правда, она так и не призналась Диме с какой она планеты. Может она боялась, что это будет звучать банально. Она просто была необычным человеком, не похожей на серую массу. А ещё светлым существом, умеющим творить чудеса, обожающим астральные полёты. Дима не нарадовался, что встретил её в своей жизни и она возможно тоже, что встретила в своей жизни Диму, такого доброго и отзывчивого парня.

Он даже не воспринимал мысль о том, что однажды вдруг, она может исчезнуть из его жизни.

Не успел Михон зайти, как тут же ринулся на кухню. Он знал, что там будет необычная девушка, что живёт с Димой.

Кожа Настеньки вдруг сделалась неестественно белой, а волосы стали ещё темнее с красным отливом. Губы вдруг посинели. Димино лицо вдруг сильно вытянулось, увидев эту картину. Настя пожала плечами, подмигнув Диме, и облизала их, губы снова приобрели нормальный оттенок.

— Здравствуйте, прекрасная незнакомка, — вошёл Михаил и сразу взял руку марсианки и поцеловал её, — Меня зовут Михаил, можно просто Мишка, а можно просто Михон, как Димон меня называет. А вас как можно звать, величать?

Марсианка растерянно глядела на Диму. Тот одобрительно кивнул.

— Настенька, меня зовут Настенька

— Здорово, прямо, как из Аленького цветочка.

Михаил во все глаза глядел на Настеньку. В ней было что-то необычное и притягательное, но Михон не понимал, что именно, вроде не роковая красотка, какие обычно нравились Мише. Видимо, это что-то было возвышенное, с духовной точки зрения, а не низменное.

— В чем дело, Михон. Садись, чего встал? – не выдержал Дима. Потому что, Михон, как истукан уставился на Настеньку. Миша дёрнулся, словно пробудился ото сна.

— А, что? А, да – и сел за стол.

Вот Настенька тут овощные салатики нам приготовила. Ты чего будешь чай или кофе?

— От чая не откажусь – ответил Михон, не отводя взгляда от Настеньки.

— Она какая-то у тебя необычная — сказал он, когда Настенька отошла, чтобы налить ребятам чаю.

— Да, что-то есть. Я и сам не пойму что. Она очень необычная, добрая, светлый человечек. Я знаешь, как её в шутку называю?

— Как?

— Марсианка.

Миша и Дима засмеялись.

— Вполне подходящее прозвище – согласился Михон.

Настенька, разливая ребятам, чай по чашкам, заметила, как её и без того светлая кожа стала светиться белым свечением. Она замерла на секунду. Потом достала из кармана платья небольшой зелёный кристалл, дотронулась до него губами и свечение исчезло. Она спрятала кристаллик себе в карман, и снова вернулась к столу.

-А вот и чай, ребята

Миша не сводил глаз с Настеньки.

— И давно она у тебя живёт?

— Две недели.

— Уже две недели? Ну ни фига себе, ты скрытный. Во ребята на работе очумеют – рассмеялся Миша.

— На работе никому ни слова. Иначе ты мне не друг – сухо отрезал Дима.

— Ну, ничего себе! – расстроился Миша, — А я-то уже предвкушал, что всем расскажу.

— Ну, вот и зря предвкушал.

— Она, правда, какая-то необычная, в ней что-то есть такое…Но я не пойму что…

— М-да, это не то, что твои девки из ночных клубов.

— Да уж, — не смог не согласиться Миша, — Небо и Земля.

Тут со стола упал заварочный чайник, и чай разлился по линолеуму. Марсианка пристально посмотрела на чайник. Тут каким-то странным образом чайная заварка опять влилась в заварочный чайник, и он взлетел с пола и приземлился на столе, словно невидимая рука поставила его снова на стол. Дима с Мишей не то, что были ошарашены, они просто замерли, тупо уставившись на чайник.

— Не твори при нём чудеса – подбежал к Насте Дима и шепнул на ухо. Тьфу ты ! Он забыл, что мог сказать ей это телепатически. Кстати, а вдруг пообщавшись с ней, у него разовьются телепатические способности? Это же будет просто замечательно!

Михон, как будто, надолго потерял дар речи. Он, как будто, проглотил язык.

— Это что щас такое было? – не выдержал он после долгой паузы.

— Это…это у нас барабашка – шутливо попытался оправдаться Дима

— Какая ещё барабашка?

— Не какая, а какой, это домового так называют в народе, тёмная ты личность.

Миша посмотрел на марсианку беспечно хлопающую глазами.

— Это же она сделала.- утвердительно кивнул он в сторону марсианки.

— Каким это образом? Брось, Михон нам уже нужно идти, чай допил, спасибо большое за пуховик.

— Если что обращайся за помощью. И если Насте что-нибудь понадобиться – я тут как тут.

— Окей, окей, ладно иди уже – Дима, шутливо вытолкнул Мишу и закрыл за ним дверь. По Мишиному выражению лица Дима понял, что Миша догадался, чьих это рук дело. М-да, Дима лишь боялся, чтобы не судачили на работе. Что Дима живет с какой-то волшебницей или ведьмой.

— Насть, зачем? Зачем при нём?

— Для меня это в порядке вещей  – попыталась оправдаться Настенька.

— А для него не в порядке. Вдруг он расскажет всем на работе.

— Но ведь это же твой друг, разве ты ему не доверяешь?

Дима опустил голову. Действительно, чего он так беспокоится. Но всё ровно нужно быть осторожней, много слишком неподготовленных людей. Дима представил ужасную картину, как толпа Диминых коллег по работе, Мишиных друзей, и всех его подружек вваливаются в квартиру Димы, чтобы только поглядеть на Настеньку. А Настенька для них что-то вроде музейного экспоната. Дима в ужасе зажмурился. А затем резко открыл глаза. Потом снова зажмурился. Тут в этой же картинке представилось вот что: Как только толпа вваливается на кухню, тут с марсианкой происходит нечто странное – она встаёт из-за кухонного стола делается два метра ростом – на ней длинное бело-голубое пышное платье, как у настоящей принцессы, на волосах какой- то причудливый венок. Она вытягивает руку, и световая жёлтая волна валит всю толпу на пол, а кто-то даже ударяется о стену. На лице марсианки ехидная ухмылка:

— Ну-ка, пошли вон отсюда, — произносит она, —  недалёкие людишки, иначе я превращу вас в пепел. Я – марсианская Богиня.

Тут толпа в ужасе и страхе убегает, сшибая, друг дружку с ног.

Дима впечатлён этой картиной. Сначала он довольно улыбнулся. Повернувшись к марсианке, он замечает на её лице улыбку заговорщика.

— Ах, это всё ты! Я же забыл, что ты можешь проникать в мои мысли!

— Не только в твои, но и всех остальных. Но в твои, конечно же, больше .

Затем Дима и Настенька вышли на улицу. Выйдя на улицу, марсианка заулыбалась. Она стала жадно глотать воздух, но вдруг стала слегка задыхаться.

— Осторожней не дыши так, воздух морозный.

— Что это такое белое вокруг?

— Это снег.

Марсианка подбежала к сугробу снега и набрав много его в обе ладони бросила и он словно брызги разлетелись в разные стороны. Она посмотрела в небо, словно её там кто-то ждал и едва заметно улыбнулась. Далее она начала резвиться в снегу как ребёнок и кидаться снегом в Диму. Дима стал кидать в ответ. Так они и не заметили, как стемнело.

— На моей планете нет снега – крикнула она Диме.

— Я уже понял, ты так радовалась, увидев его. Но всё пойдём, сейчас уже стемнело, итак хорошо погуляли.

Ночью Дима и Настенька снова летали в каких-то мирах и газовых облаках с бешеной скоростью.

— Я больше не буду летать с тобой, — сказал Дима, — утром за завтраком, наливая себе чай. Они сидели за кухонным столом, светило солнце, щебетали птички, — У меня после этих полётов артериальное давление поднимается до ста пятидесяти. И это с утра.

— Извини, я же забыла, ты землянин. Хорошо, я сбавлю скорость, мы будем летать с тобой медленно, почти, как мыльные пузыри.

Дима купил ей целую упаковку мыльных пузырей, через некоторое время вся квартира была в мыльных пузырях. Настенька сказала, что это даёт ей ощущение сказочности.

— А ты так и не рассказала мне, откуда ты.

— Я боялась, что ты не так воспримешь. И к тому же я ещё не до конца привыкла к вашей грубой речи.

— Вчера в твоей спальне нашёл зелёненький кристаллик, поднял его, он исчез в моей ладони. А позавчера такой же синий, тоже взял в руки и он растаял. А ещё днём ранее нашёл жёлтый, он так же исчез, растворился в воздухе, когда я его поднял. Это что чудеса? Что это за кристаллы?

— Да, это мои кристаллы. Это то, что мне удалось забрать с собой со своей планеты.

— Ты скажешь, наконец, с марса ты или нет?

— Пойдем, я покажу тебе свою планету и расскажу тебе свою историю, как я очутилась здесь.

Марсианка встала из-за стола, Дима встал за ней, ему оставались считанные минуты, чтобы не опоздать на работу.

Они подошли к окну. Настенька щёлкнула пальцами. Тут на фоне воздуха появился небольшой плоский экран. Дима вздрогнул, затем застыл, не моргая, смотря на экран из воздуха.

На экране возникли прекрасные картины – это были чудесные пейзажи, сильно похожие на земные. Горы, моря, какие-то необычные мосты, реки. Далее пошли уютные, почти сказочные, дома, утопающие в зелени, затем дворцы, утопающие в цветах, каких-то неизвестных Диме. Глаза его полезли на лоб, нижняя губа медленно в изумлении опустилась вниз. Марсианка улыбнулась, взглянув на Диму, и шутливо прикрыла ему подбородок.

Далее пошли люди – пятиметровые. Женщины в длинных платьях , волосы убраны в косу или изысканные причёски, мужчины в широких штанах, рубахах, опоясанных длинными шёлковыми поясами, халатах, расшитых золотом. Кстати, эти одежды были похожи на одежды героев из русско-народных сказок. Люди ходят по горам, гуляют на природе, срывают с деревьев невиданные Диме плоды. Водят хороводы, часто смеются. Все красивые, здоровые, видно, что счастливые. Никаких тебе торговых центров, магазинов, бессчетного числа аптек, казино, ночных клубов. Рай, да и только.

Это что рай? – подумал Дима.

— Это планета Сварга, находящаяся на миллион световых лет выше солнечной системы.

Дима снова округлил глаза: Он не в состоянии был воспринять такую информацию.

— Это что даже не в солнечной системе?

Настенька отрицательно покачала головой.

— Я даже представить не могу насколько это далеко – изумился Дима.

— Слушай Сварга что-то знакомое, я где-то читал, где-то слышал. – Дима напряг лоб и дотронулся до висков, — Да, Сварга Пречистая – светлая родина наших предков – славян. По-моему – это был рай на Земле, когда ещё не переместился экватор. Там была священная и самая высокая на Земле — гора Меру – а от неё выходили четыре реки, как четыре стороны света.

— Я восхищена тобой Дима. Откуда такие познания?

— Потому что ночь Сварога[3] уже прошла. И люди сейчас становятся светлые и добрые, другие совсем.

— Да, это так. Ночь Сварога прошла и теперь утро Сварога – прародителя славянских Богов. Моя планета в созвездии коровы Земун или Маленькой Медведицы – Настенька показала у себя на руке, чуть выше правого запястья четыре родинки точно имитирующие созвездие маленькой медведицы. Дима засучил рукав и показал Насте, тоже четыре родинки, только у него они были чуть выше локтя. Настенька округлила глаза, затем довольно улыбнулась. Раньше Сварга была на Земле, теперь же после удара метеорита и смещения земной коры она исчезла на Земле и родилась заново в другой галактике.

— Потрясающе! Немыслимо! – выдохнул Дима. А потом как спохватиться.

— Но ведь я думал, что ты марсианка. Когда я тебя в первый раз увидел, у тебя кожа была с красным оттенком.

— Это просто моя аура смешалась с земными вибрациями, и произошёл сбой в цвете моей ауры.

-А кожа то тут причём?

-Ну и кожа покраснела. И чего ты пристал ко мне с этим Марсом. Не марсианка я.  Я не люблю красный цвет Да к тому же на Марсе слишком жарко, ты что?!. Я видимо из каких-то северных краёв . Я так полюбила ваш снег и эти конусы прозрачные, свисающие с крыш.

— Сосульки – сказал Дима, поняв, что имеет в виду Настенька.

— А для меня ты всё ровно марсианка. Хоть с какой планеты. У тебя теперь будет прозвище такое – марсианка – сказал Дима, улыбаясь.

— Я думала, у меня давно уже такое прозвище – ответила Настенька, тоже улыбаясь.

— А ты хотела ещё рассказать, как здесь появилась . Что там произошло на твоей планете? Катастрофа?

— Нет, всё совсем не так. Никакая не катастрофа, там не может быть катастрофы. Я по своей неосторожности. Мой отец – государственный деятель, важная шишка, и он сейчас, наверно, меня ищет со слугами.

— О! У вас ещё слуги есть?

— В моём дворце, да. У нас во дворце в кабинете отца есть некая кристальная комната. Это не просто комната, где лежат изделия из кристаллов просто для красоты. С кристаллами можно работать. Работа с кристаллом может развить ясновидение. Так вот в потайной комнате в кабинете отца было всё проще, там, в стенке было приделано множество разноцветных кристаллов – можно было дотронуться до любого из кристаллов – и увидеть жизнь на другой планете. Я тайком проникала в кабинет отца, рискуя навлечь его гнев и быть наказанной, пряталась в потайной комнате и часто наблюдала жизнь на других планетах, для этого не нужно было развивать ясновидение или психометрию, у меня итак они развиты, можно было просто потереть кристалл. Но только нужно было знать, какого цвета кристалл относится к той или иной планете. Я часто, почему то любила наблюдать Землю, хотя мой брат и мои сёстры терпеть не могли даже смотреть в её сторону. То у вас войны, то какой-то смертельный вирус.

Очевидно, она имеет в виду Китай – подумал Саша

— То еда у вас вся отравленная, химическая. Разве моно такое есть. Употребляя часто эту химическую еду можно в два раза сократить себе жизнь. То войны, то злоупотребление актом любви, любовь к власти, деньгам. У вас и деньги теперь какие-то ненастоящие. Раньше были серебряные и золотые монеты и рубли, а теперь что? Какие-то разрисованные бумажки, на которых написано, к примеру, пятьсот рублей – но ведь это на самом деле не пятьсот рублей, а лишь бумажка, на которой написана таковая сумма. Подмена понятий на лицо. И бедные люди живут в этой грязи и лжи, готовые перегрызть глотку друг другу за эти разрисованные бумажки.

Дима слушал «марсианку» с открытым ртом. Вот так информация! Дима не мог не согласится с Настенькой, она ведь всё верно говорит.

— Так вот — продолжала марсианка, я любила просто смотреть земные пейзажи, находить райские места на земле, смотреть на северный полюс, где раньше был священный город – Ирий, в Сварге Пречистой. В общем, я перепутала кристаллы — я потёрла сразу три – голубой, зеленый, жёлтый и ещё там какой- то. Затем произошёл взрыв, меня отбросило некой ударной волной почти на километр, потом вспышка белого цвета до боли, ослепившая мне глаза. И вот потом я оказалась в твоём подъезде. Мне стало тяжело дышать, у вас на земле совсем другое притяжение, затем у меня заломило позвоночник, я ощутила на него сильнейше давление, а потом ещё хуже — начала терять сознание.

— И тут подоспел я.

-Д-а, ты подоспел, как настоящий рыцарь, как раз вовремя. Ты буквально спас меня от гибели, мой отец и вся моя семья не выдержали бы такого удара.

Дима вспомнил, как стал трясти её за плечи, делать массаж сердца и хлестать по щекам.

— Хуже всего – продолжала Настенька, то, что отец меня, наверно, ищет. Он может даже наказать меня, когда найдет.

— Боже, я боюсь твоего отца, — шутливо произнес Дима — а он что тиран?

— Нет, что ты. Он главный жрец. Меня ищут наверно, целой армией, я чувствую. Хуже всего они могут подумать, что ты враг.

— О, боже значит я в опасности. Что же мне делать? – шутливо испугался Дима. Вообще-то марсианка говорила слишком серьезно, и невозможно было не поверить ей.

— Не волнуйся, я не дам тебя в обиду – улыбнулась марсианка и погладила его по плечу. А затем расшевелила его шевелюру.

— Ах ты, хулиганка – шутливо кинулся за ней Дима. Они стали носиться по всей квартире.

— О, Боже я совсем опоздал на работу.

Лицо марсианки сделалось каким-то странным.

— Иди на работу, я всё улажу

— Что ты задумала?

-Иди, не допытывайся, а то опоздаешь.

Дима пожал плечами и ушёл на работу. Он опоздал на целый час. Но вместо руганья и упрёков, его начальник встретил его с улыбкой и чуть ли с распростёртыми объятьями. Он похвалил его за работу и обещал выдать премию в этом же месяце.

Дима улыбнулся улыбкой заговорщика и подошёл к окну.

— Ах ты, хулиганка – мысленно обратился он к марсианке. Он знал, чьих рук это дело – поведение начальника.

Следующей ночью Настенька снова вплыла в зал, где спал Дима. На этот раз она была в синем сарафане, который был похож на русско-народный. И с тёмной косой на плече .

— Ух ты,- сказал Дима, — ты прямо как Настенька из Аленького цветочка! Дима подумал, что он спит, и ему сниться сон. Потому что как то странно воспринимал обстановку – комната словно плыла. Настенька словно плыла, и цвета вокруг воспринимались ярче. Дима буквально вылетел из спящего физического тела, которое было похоже на куклу, и встал возле Настеньки. Затем он почувствовал необъяснимую лёгкость и свободу. Он отлетел к потолку и, не ударившись, приземлился.

— Вижу, ты уже освоился в астральном теле.

— Да! Я счастлив! Я чувствую небывалую свободу! Если б я тебя не встретил, разве я смог бы это почувствовать!

Настенька смотрела на него, не скрывая радости.

— Полетим. У нас не так много времени. Я хочу показать тебе наших далёких предков – гиперборейцев, жителей Сварги Пречистой.

— Э..э, а разве они ещё живы?

— Нет, я хочу показать тебе их саркофаги. Только не пугайся, у них был очень высокий рост.

— Саркофаги? – изумился Дима — но ведь это в древнем Египте саркофаги.

— Да нет, не только. И в Крыму есть, глубоко под землёй.

Пока Дима пытался переварить информацию, Настенька нетерпеливо взяла его за руку и они взмылись вверх по какому-то желтому тоннелю. Дима наслаждался этим лёгким невесомым состоянием. Ничего подобного в жизни он ещё не испытывал.

Затем они очутились в каком-то древнем тоннеле. Там горели факелы, прикреплённые к стенам и освещая древнейшие письмена, начертанные непонятно на каком языке.

— Это праславянский язык – ответила на немой вопрос Настенька.

— Похоже вроде бы на санскрит – сказал Дима

— Почти одно и то же.

Затем Настенька двинулась дальше, важно вышагивая, будто пава или богиня. Дима шёл за ней. Тут они вошли в гигантскую залу, по крайней мере, Диме так показалось. Это был зал бескрайних просторов, словно пустыня. А посреди залы стоял роскошный глиняный трон. Но подойдя ближе, Дима ещё больше изумился. Трон был очень высокий, словно не для человека, а для великана какого-нибудь.

— Тогда, в то время, люди были гораздо больших размеров, это сейчас почему-то уменьшились. Словно гномики стали – сказала Настенька, видя изумление Димы. – Идём дальше.

Они вышли из гигантской залы, и далее пошли по загадочному древнему тоннелю. Саша был под сильным впечатлением, он не верил своим глазам.

-А это какое время? Ну, когда тут люди гигантские жили? И когда тоннель был построен?

— Примерно за десять тысяч лет до нашей эры.

Настенька засмеялась, видя, как у Димы вытянулось лицо от удивления.

И тут она подвела его к стеклянному саркофагу с какими-то немыслимыми узорами и лепниной. К своему ужасу Дима заметил там человека. Человек был ростом примерно в пять метров. Дима осмотрел его с ног до головы. Это был молодой мужчина, хорошо сложенный. Волосы у него были волнистые бледно-жёлтого цвета. Крупные веки, большой нос, бледно-розовые губы. Кожа была цвета мраморной колонны. Диме вообще показалось, что это мраморная статуя, а не человек.

— Это что атлант что ли?

— Нет, зачем. Это гипербореец. Я бы ни за что не пошла бы в сторону страны атлантов.

— Почему?

— Чужие края, это не для меня. К тому же гиперборея пострадала от глупости и низменных порывов жрецов Атлантиды, поэтому я даже говорить про Атлань не хочу. Это гипербореец, а не Атлант. Идём дальше.

Дима всё ещё продолжал созерцать пятиметрового древнего молодого человека, похожего на мраморную статую. Глаза его были закрыты, из одежды у него была только белая повязка на бёдра, опоясанная золотым толстым поясом.

— Это жрец низшего ранга. Молодой ещё. Он только учился. Жрецы более высокого ранга были одеты в более достойные одежды – объяснила Настенька. Далее они прошли дальше. Там стоял следующий стеклянный саркофаг бирюзового цвета. В нём был мужчина средних лет, тоже пятиметровый. Лицо его было более смуглое. На нём были длинные одежды ярко жёлтого цвета, похожие на мантию тибетских лам.

— Вот это уже жрец более высокого ранга – объяснила марсианка. В следующем саркофаге находилась молодая женщина с белыми волосами, собранными в пучок. На голове было украшение что-то наподобие венца, только очень узкого. Она была в одежде отдаленно напоминающей женское платье, оно было белого цвета и полностью скрывало ступни женщины. В следующем саркофаге находилась молодая девушка в синем длинном «платье». Её прямые длинные волосы были разбросаны по плечам, губы были блёкло-алого цвета. Она была стройна в фигуре. Она здорово смахивала на славянскую богиню зимы Морену. Дима задержался около этого саркофага. Он жалел, что не мог посмотреть какого цвета глаза у этой пятиметровой барышни, глаза у неё так же, как и у остальных были закрыты.

Марсианка обиженно поджала губы, заметив, как Дима засмотрелся на эту пятиметровую гиперборейку. Тут он как спохватится.

— Ты чего Настенька, просто она здорово смахивает на славянскую богиню. Ну, эту смерти и зимы, Морену, кажется.

— Я прекрасно знаю богиню Морену. Она царица ночи, богиня смерти и зимы, и перехода в иную реальность. Но поверь, Дима эта гиперборейка, ну никак на неё не похожа – сказала Настенька и важно отошла. Дима усмехнулся. Она что ревнует? Он ещё недолго постоял у саркофага и тоже отошёл, поспешив вслед за Настенькой.

Настенька шла важно, с прямой спиной, словно какая-нибудь славянская Богиня. Дима поразился, как она не устаёт так долго держать спину прямой, сам Дима часто уставал за целый день вот так прямо держать спину. Тяжело это, этому нужно учиться. Странно, подумал Дима, а дома марсианка часто жаловалась, что на земле другая гравитация и ей очень тяжело держать спину, вплоть до боли в позвоночнике. Может это какое-то волшебное место? Или это не Настенька вовсе?

Тут Настенька вошла в светлую залу.

— Ну, что ты идёшь? – крикнула она, обернувшись. Дима вошёл за ней.

Стены залы были из белого мрамора. А посреди залы находился изысканный белый трон со вставками из голубых камней. В этой зале напротив трона стояли древние глиняные кресла в семь рядов, или это у них были такие стулья.

— В этой светлой зале собирались на собрание люди-боги – сказала Настенька — Они часто прилетали к гиперборейцам на всевозможные собрания, учили их жить, помогали советом, высказывали пророчества. Эта зала самая светлая, в том числе и энергетически в этом подземном дворце. Ну, раньше он не был подземным, за последние десять тысяч лет опустился под землю…

Дима тоже отметил, что когда вошёл в эту залу, ему стало как-то легко и спокойно на душе. Он не мог для себя объяснить, почему так.

Настенька вдруг села в одно из кресел во втором ряду.

— Сядь тоже – сказала она Диме, не оборачиваясь. Дима последовал её примеру и сел на кресло в третьем ряду, прямо за Настенькой.

Тут у Димы резко возникло видение. В едва уловимой белой дымке он увидел гигантских людей. Люди были где-то около пяти-семи метров роста, и мужчины, и женщины. Их и без того белая кожа светилась каким-то равномерным белым свечением. На них были длинные одежды, похожие на одежды богов, глаза их были у кого синего, у кого зелёного цветов. Но объединяло их то, что в их глазах не было зрачков, и глаза их светились. Сидели они все важно и грациозно с прямыми спинами, Дима где-то читал, что в жизни необходимо умение держать себя. А умение держать себя – это не что иное, как умение держать свой стан прямым. Потому что прямая спина — осанка Богов, ну а кривая, соответственно, осанка рабов. Так вот люди-Боги сидели прямо и грациозно, как и подобает Богам. Кругом стояла тишина — люди-боги общались телепатически. Но в то же время была ощущаема какая-то возня, какие-то гулы. Несмотря на показную тишину, Диме показалось, что идёт какое-то оживлённое совещание или даже полемика. Внутри даже метались какие-то искры.

В этом видении Дима был, как будто, гостем, незримым духом — но находясь там Диме как-то стало хорошо и спокойно внутри, он не чувствовал никакой опасности, как будто бы, он находился рядом с ангелами.  Хотя по сравнению с ним эти люди были великаны. Хотя, честно говоря, для Димы они были идентичны инопланетянам.

— Боже мой, неужели это до нашей эры – подумал Дима — Даже представить такое не могу.

За миллион лет до нашей эры – сказал какой-то внутренний голос Диме. Дима встрепенулся и не поверил своим ушам.

Как? Не может быть!

Тут он проснулся. Ему было так легко и спокойно. Впервые в жизни он проснулся не с сильно бьющимся пульсом и не с повышенным артериальным давлением. Он проснулся легко и непринуждённо. Словно выпорхнул откуда-то. Первые мысли были о том, что это за голос разговаривал с ним, такой тёплый, добрый, словно родной, исходящий откуда-то из сердца. Он никогда не забудет этот голос.

Дима подошёл к окну. Во всю, щебетали птички, радовались рождению нового дня. Дима зашёл в спальню к Настеньке. Она беззаботно спала в Диминой кровати. Волосы разбросаны по плечам. Дима стало досадно. Она так понравилась ему с косой. Тут на его глазах волосы Насти собрались в плотную тугую тёмно-каштановую косу. Дима обомлел. Настенька открыла глаза и начала громко смеяться.

— Ах, ты негодница! Ты же не спала!

— Я спала!

— Ах, ты опять читаешь мои мысли, да?

— Да, есть немножко

Они принялись громко и непринужденно смеяться. Дима запрыгнул на кровать и стал щекотать Настеньку, а та громка верещать.

— Ах, ты марсианочка моя, мне так одиноко. Не дай Бог, ты уйдёшь от меня.

— Да я и не собираюсь никуда уходить – марсианка выпучила на Диму свои синие глаза.

— Что с тобой, Дима?

— Ничего – сухо ответил Дима и встал с кровати. Он сам не понял, как он сказал это. И вообще он бы никогда не произнёс это вслух. Тут откуда ни возьмись, у него возникло видение. Какой-то то ли терем, то ли замок. Люди с голубым цветом кожи ходят туда-сюда. Он увидел просторный кабинет – какие-то странные технические приспособления, неведомые Диме, двухметровый мужчина сидит за столом в строгом черном костюме. По его виду было понятно, что он думает какие-то тяжёлые думы. Из-за этого лицо его из голубого превратилось в серое. Далее-о, чудо. Дима увидел свою марсианку. Только роста она была чуть больше около двух метров, странно, но ведь она ниже него. Дима увидел роскошную просторную по современным меркам спальню, не менее просторную двуспальную кровать. Марсианка стоит посреди своей спальни в голубом длинном платье. Служанка что-то перешивает на подоле этого платья. «Она что королева там на своей планете?» — подумал Дима. То, что это другая планета он понял сразу, в спальне марсианки находились какие-то странные непонятные и неземные предметы. А этот грузный мужчина, что думал тяжёлые думы, видимо, её отец.

Тут в комнату Димы вошла марсианка. Видение тот час исчезло. У неё было такое лицо, словно она должна поведать ему что-то важное.

— На моей планете подняли бунт, разыскивая меня. Мой отец там самый главный правитель. Я должна вернуться домой, хотя бы на время. Пока всё не стихнет.

— У меня было видение.

— Я знаю

— Это был твой отец?

— Да. А это была моя роскошная спальня.

— Да-а, кровать на четверых, наверно – сказал Дима — Я таких даже никогда не видел у нас на Земле.

— Родители и совет старейшин всегда хотели, чтобы я ни в чём не нуждалась.

— А эти пространства моей квартиры для тебя наверно совсем маленькие?

— Ну, не то что бы. Ну, вообще-то да. Всё ровно, что жилище для гномиков.

— А что там был за плоский прозрачный экранчик?

— А, это я каждое утро должна была разговаривать с отцом. У нас так принято. К тому же он не просто отец, а правитель.

«Марсианка» опустила глаза. Было видно, что её что-то беспокоит.

— Ты что-то хочешь сказать мне? Нелицеприятное? Скажи, как есть.

Тут, как будто, выключили свет. И Дима увидел двухметровую девушку с голубой кожей неестественно большими глазами, как у марсиан, наверно. Дима вздрогнул, ему стало жутковато. Затем всё исчезло, и Настенька стояла перед ним белой кожей и ниже него ростом, с разбросанными по плечам волосами.

— Это что сейчас такое было? Это ты так на самом деле выглядишь?

— Не только я, а все жители планеты Сварга. У нас голубая кожа. У некоторых жёлтая, реже зелёная.

Тут Дима увидел низкорослую девчонку с рыжими волосами, зелёной кожей и большими выпуклыми глазами.

— Кто это?

— Это моя подружка Тривиата.

— Дима, я должна тебе сказать. Я должна вернуться обратно. Иначе там будет революция. А ещё хуже отец со своей командой и подданными может прилететь сюда, на Землю, а это очень опасно. Жители Сварги гораздо мощнее землян.

— Нет – покачал головой Дима, — Никуда ты не вернёшься. Я не останусь один!

— Дима. Это нужно. Иначе будет хуже. Земле могут навредить. А я этого не хочу.

-Нет! — закричал Дима. – Мне плевать! Я не останусь один. Я не смогу без тебя жить!

— На что тебе плевать, на свою планету что ли?

— Да, на всю планету. Для меня одна планета существуют – это Россия. Другие страны мне до лампочки, с их неведомой и чужеродной культурой.

— Но ведь если с землёй что-то случиться, то и с Россией ведь тоже.

— Ой, какая проницательность. Прямо в точку попала!

— Чего ты злишься?

— Я не хочу, чтоб ты улетала. Мне по фиг с какой ты планеты! Когда ты вошла в мою жизнь — мой дом, как будто, зарос садом из невиданных цветов. А до этого я был бесконечно одинок, и ничего особенного у меня в жизни не было. Дом-работа-дом. Ну, иногда корпоратив с очередной попойкой, ну иногда тренажёрка. Серость. А с тобой я даже научился телепатическому общению. И радоваться жизни. Ты ведь жизнерадостная такая и непосредственная, как ребёнок – последние слова дались Диме нелегко. Он отвернулся и замолчал, почувствовав, что его голос вот-вот сорвётся.

— Жизнерадостность у жителей Сварги в крови. Ни у одного сварганина никогда не было депрессий, больше одной минуты…Дима, я же постараюсь скоро вернуться. Я же не на совсем исчезну.

— Если хочешь вернуться на свою планету – возвращайся. А я с собой покончу. Я без тебя жить не буду.

Не успела Настенька опомниться, как Дима кинулся к открытому окну. Правда, этаж был четвёртый, но всё ровно, он же мог покалечиться, к тому же под окном стояла какая-то тяжёлая железная балка.

— Дима, ты что прекрати! – кинулась за ним Настенька. Он вскочил на подоконник, она схватила его за штанину.

— Ну-ка слезай! Не сходи с ума! Что ты как ребёнок! Ты же взрослый человек!

Услышав эти слова, Дима застыл, стоя на подоконнике. Никому не хочется быть, как ребёнок. К тому же, если тебе скоро двадцать шесть. И правда, что это он. Может давно жениться пора, а иначе так с ума сойдешь. Хотя дело не в этом. До этого Дима же как-то жил. Он просто знал, что сойдёт с ума от тоски, если Настенька покинет его и вернётся на свою планету.

Дима слез с окна и собирался выйти из комнаты, но марсианка преградила ему путь.

— Куда ты собрался? Или куда-то торопишься сильно?

-Я не люблю сентиментальных расставаний – сухо ответил Дима и собирался снова шагнуть из комнаты, но марсианка снова заговорила, и её слова заставили Диму остановиться.

— Дима, я должна тоже тебе кое-что сказать. Я хорошо жила на свое планете, как королева, или богиня. Ни в чем, не нуждаясь. Окружённая любовью своих родственников, подданных, жрецов и учителей. Хорошо, но скучно. Мне нечего было достигать и нечего терять. Друзей почему-то не было, хотя я очень начитанна и со мной есть о чём поговорить. Да их и не могло быть, все боялись отца. Самое главное сердце моё тосковало неизвестно по чему. Это то, от чего отец всегда меня ограждал. Он говорил, что это лишь для обычных людей, но не для дочери короля Сварги, готовящейся стать жрицей, изучающей ясновидение, психометрию и левитацию. Он говорил, что на мне более высокая задача – стать жрицей храма бога Ярилы, это бог солнца, нежели быть просто обычной матерью и женой. И стать как бы духовной невестой Бога Ярилы. Но я никогда не видела этого бога Ярилу, поэтому мне было скучно, это для меня было ни о чём. На самом деле меня совсем не занимало быть матерью и женой, я не понимала, почему у меня нет хотя бы одного друга. Я с интересом наблюдала, как женятся мои подданные, заводят детишек. Правда, детей я никогда не хотела, это видимо, мне привили с детства. Я смотрела и завидовала тому, как они любят друг друга. И думала, а чем я хуже них. Почему у меня не может быть друга?! Но когда я увидела тебя, я сразу поняла, почему я тосковала, и сердце моё затрепетало. Ни один сварганин не вызывал у меня таких эмоций, какие вызвал ты. Мне и нельзя было особо ни с кем общаться. Когда молодые люди военные или просто его подданные посещали кабинет отца, они конечно, здоровались формально со мной, но им было запрещено смотреть на меня. Если какой-нибудь юноша с интересом засматривался на меня, он сразу встречал гневный взгляд отца. И тут же опустив глаза, здоровался со мной, и всё на этом. Он знал, как отец зол в гневе. К тому от него зависела их карьера и продвижение по службе. Мне от этого было невыносимо тоскливо. Но я бы никогда бы не смогла признаться тебе в этом, если б не этот случай.

Дима с замиранием сердца слушал рассказ Настеньки. Да что там сердце, вообще он весь замер. И стоял, как истукан посреди комнаты, поблёскивая своими голубыми глазами.

— Неужели он не понимал, что тебе скучно? – наконец, заговорил он, — И как ты маешься?

— Зачем ему понимать. Я была так воспитана. Отцу не приходило в голову, как я одинока. С моими семью сёстрами вообще не о чем было разговаривать.

— Ничего себе – семь сестёр! – поразился Дима.

-Единственное — продолжала Настенька — что брат наведывался иногда в мои покои, и мы долго беседовали, наблюдая закат и наслаждаясь ароматным лечебным чаем. Он и то редко приходил, а потом и вообще перестал, с тех пор как ушёл в армию, стал военным.

Дима подошёл к «марсианке» и обнял её. Она обняла его тоже.

— Бедная моя марсианочка.

— Дима, ну зачем же ты меня так называешь, я же не с Марса. Там слишком жарко, к тому же я не слишком люблю красный цвет.

— Так я же давно тебе говорил, что ты для меня всё ровно – марсианка. С какой планеты бы не была. А какой у вас на Сварге климат?

— Умеренный, как в России. И зимы есть. Только без снега. Летоисчисления[4] по летам (годам) от сотворения мира в звёздном храме, у нас сейчас 7527 год. Только три времени года, лета, как времени года, нет.

-Вот это да! – вытаращил глаза Дима — подожди-ка, я где-то читал. Это же календарь у древних славян — Дима посмотрел на Настеньку так, как будто, о чём то догадался. Настенька поспешила отвести взгляд.

— Может там живут просто предки славян и руссов? Ты же сама рассказывала, что когда Сварга Пречистая исчезла на Земле, она родилась на другой планете – спросил Дима.

Настенька задумчиво куда-то смотрела.

— Мне пора прямо сейчас, Дима. Я что-то чувствую. Мне пора.

— Что? Нет! – встрепенулся Дима. Но тут его «марсианка», его нежная Настенька с великой и могучей планеты Сварги, начала растворяться в воздухе и превращаться в белый прозрачный столб. Пока она превращалась, она говорила:

— Если я сейчас не вернусь туда, может случиться непоправимое. Катастрофа! Или что ещё хуже. Ты не знаешь моего отца и его подданных. Он там король. Ты не имеешь представления, что он может сделать с тобой и другими землянами. Они владеют психотропным оружием, невидимыми ядерными бомбами. Я должна исчезнуть на время. Но я не брошу тебя, я вернусь. Ты только жди, и ни о чём плохом не думай. Я сама буду сильно по тебе скучать, Дима. Мой землянин. Мой самый красивый землянин.

Затем всё исчезло. Сначала «марсианка», его Настенька, а затем и белый прозрачный столб. Полностью исчез. Дима остался стоять ошарашенный посреди комнаты с вытаращенными глазами. Внутренне его состояние можно было назвать шоковым. Он замер, словно статуя на пятнадцать минут, затем очнувшись, не имел представления, что же ему делать дальше.

Дима слёг на две недели, даже не предупредив никого на работе, и не взяв больничный. У него была и температура, жар и бред. Как могли отнять у него то, что для него было самым сокровенным.

Следующим утром случилось необыкновенное — Миша пришёл навестить Диму. Он зашёл в зал, где спал Дима, с лицом полным сострадания и удивления. Дима выглядел очень плохо, он весь оброс бородой, не брился и выглядел, как старик. Не как двадцати-шестилетний парень. Мишино лицо вытянулось.

— До чего ты довёл себя? – вырвалось у него. Миша в ужасе огляделся по сторонам – кругом был бардак, хуже бардака Миша ещё нигде не видел. Это при том, что его друг Дима всегда обожал порядок — На работе все про тебя спрашивают. Что с тобой случилось? Я вижу, ты болен, но ведь надо было предупредить, так же не делают. Мы и не знали, что думать. Ты не взял больничный, тебя могут уволить по статье.

— Плевать я хотел…Я душой болен – Дима нехотя ворочал языком.

— Что за бардак здесь? Где эта девчонка, что жила с тобой? Сбежала? Как так? Вы поругались что ли?

У Димы не было сил отвечать.

Миша прошёл на кухню. Там тоже был бардак. Если только на помойке было лучше. Грязная посуда в раковине лежала там, наверно, неделю. Миша открыл холодильник. Там стояла только кастрюля с картофельным пюре на дне, и то всё присохшее ко дну. «Боже мой» — ужаснулся Миша и вытащил кастрюлю из холодильника.

Он вспомнил ту яркую картину, когда пришёл к ним тогда в гости — знакомится с «марсианкой» — как было чисто кругом, Дима сиял – всё кругом сияло. От этой девчонки исходила какая-то приятная аура добра и света. Миша с грустью опустился на табурет. Задумался. Куда же она исчезла? У Димы спрашивать нет смысла, ему итак плохо. Они что поругались? Да хотя у них не такие отношения вроде бы были.

Миша вымыл всю посуду на кухне, подмёл всё кругом, убрал весь бардак в зале, приготовил Диме ужин.

— Спасибо тебе, Михон. Я не ожидал от тебя такого – сказал Дима, когда Миша без сил опустился на стул возле Димы.

— Ты вообще во мне сомневался, да? Друг я тебе или нет.

— Да, я думал, ты способен предать друга из-за девушки, у тебя ведь к ним слабость — Дима выдавил из себя какое-то подобие улыбки, — но теперь вижу, что это не так и мне стыдно, что я тебе думал так плохо.

Миша смотрел вниз в одну точку. Он подавил в себе желание броситься к другу и обнять его.

— Да-а — махнул рукой Миша — я уж толком не общаюсь ни с кем. Расскажи лучше мне, что у вас случилось? Куда она делась? Эта необычная девушка? Как ты её называл? А! Вспомнил! Марсианка, кажется.

Дима смотрел в потолок, ничего не выражающим взглядом. Глаза его были, как это говорят, стеклянные:

— Ты же всё ровно не поверишь, Миша.

— Я поверю любому твоему слову.

— Нет, не поверишь. Ты же не поверишь, что она с другой планеты.

Лицо Миши вытянулось, скулы напряглись.

— А вы ничего вместе не курили?

— Вот! Я же говорил. Что и требовалось доказать.

Ребята замолчали.

— Ты же когда приходил тогда что-то же почувствовал в ней необычное, в её присутствии было так хорошо, спокойно. Необычное что-то. Но вот это и есть. Она человек с другой планеты. Более развитой, чем наша Земля, раз в сто, наверно.

— С Марса что ли?

— Нет. Это я просто прозвище ей такое дал. Её планета за пределами солнечной системы. Ну, в общем, она называется Сварга Пречистая. Не знаю, говорит ли что-нибудь тебе это название.

— Это же рай праславян – вдруг неожиданно выпалил Миша. У Димы глаза полезли на лоб:

— Откуда у тебя такие познания?

— Я в интернете читал, когда не помню. В общем, этот рай раньше был на Земле, на Северном полюсе. Там что-то произошло, вроде бы сдвинулась земная кора. А теперь видимо он где-то в другом месте. Значит она оттуда?

— Кто?

— Настенька, кто.

— Да она оттуда. Но у неё, наверно,  там не такое имя.

— То есть она тебе не настоящее сказала?

— Да она сказала просто имя, которое случайно услышала. А как её зовут на самом деле, я не знаю.

— Ну да, она же с другой планеты. Ну, вот же есть прозвище «марсианка» и ладно – усмехнулся Миша.

Вдруг посреди комнаты вдруг материализовалась Настенька. Он выглядела очень свежо, с румянцем на щеках, кожа чуть смуглее, волосы в косе (как любит Дима) на ней красивое пышное жёлтое платье.

Миша от удивления подскочил и ударился головой о бок шкафа, он упал и с криком «ай», схватился за больное место. Дима просто лежал на кровати с вытаращенными глазами. Он как будто, разучился уже, на что-либо реагировать.

Марсианка приветливо и радостно оглядела обоих, но когда взгляд остановился на Диме, она застыла в недоумении и беспокойстве.

— Предупреждать же надо, — стонал Миша, потирая больное место — Это она откуда появилась? Из воздуха что ли?

Марсианка, не смотря на Мишу, вытянула руку в его сторону и он застыл. Просто, как ледяная статуя. Дима в недоумении на него оглянулся, но у него не было даже сил встать.

Настя и Дима смотрели другу дугу в глаза две минуты, не моргая. Потом Настя села на край кровати и горько заплакала.

— Нет, нет, перестань. Ну что ты плачешь. Я не могу, когда при мне женщина плачет – затараторил Дима, пытаясь её успокоить.

Он приподнялся на кровати, притянул её к себе за голову и обнял.

— Что ты сделал с собой? – спросила Настенька, всхлипывая.

— А что я сделал с собой? – Дима важно, словно царь развалился на диване — Это ты со мной сделала, — А кстати, что ты сделала с Михоном? Он хоть жив? Он, кстати, приходил меня проведать Убрал тут всё.

— Жив, жив – махнула рукой Настенька  — Что ты с собой сделал? Как мне теперь оставить тебя. Я ведь ненадолго сюда явилась, просто тебя проведать.

— Значит, придётся надолго здесь остаться не оставлять меня больше.

Настенька взволнованно помотала головой. Она изумлённо огляделась на бардак вокруг, Миша хоть и убрался, но видимо не идеально. Марсианка взмахнула рукой, и во всей квартире восстановился порядок и чистота. Так же как и было при ней, пока она здесь жила.

Вдруг Настенька дотронулась до лба Димы и перед ним возникла картинка. Светлый чистый город, часть из людей ходят ногами, часть летают. Гигантский красивый жёлтый замок. Настенька в красном платье до пят. Улыбается, смеётся. Воздух какой-то слишком свежий, чистый, не привычный для землян. Нет, земляне тут не смогут. Некоторые люди попадаются и с зелёной кожей. Есть и гномики-лилипуты в зелёных и синих плащиках, есть и трёхметровые гиганты.

Настенька убрала ладонь со лба Димы и картинка вмиг исчезла.

— Ну, зачем убрала, дай полюбоваться. Это твоя планета? Словно, рай. Только воздух слишком какой-то горный, разряжённый.

— Мой отец не собирается запрещать нам общаться. Но…ты должен выполнить одно условие…ты, в общем, должен поселиться на моей планете, но ты там погибнешь. Там воздух не для землян…- Настенька спрятала лицо в ладони и снова заплакала.

— Ну, перестань ты, тише, тише. Не плачь. Ради тебя я на всё согласен.

Марсианка уставилась на Диму с удивлением и с заплаканным лицом. На лице были жёлтые слезинки, словно капли росы.

— Ты понимаешь, что ты говоришь?! Ты там не выдержишь! У нас там другой воздух. И этот воздух не для землян. Он для землян пагубный. Его могут выдержать только сваргане, как более мощный инопланетный народ.

— Ну как же тогда твой отец говорит, чтобы я жил там. У него что совсем? – Дима покрутил у виска.

— Он в жизни не отпустит меня на другую планету. А если я ослушаюсь, пришлёт за мной армию, и меня и тебя погубит.

В голубой кабинет открылась железная дверь. За столом сидел мужчина в чёрном строгом костюме, кожа его была бледно голубой, и он был лысым, похожем на персонажа из французской комедии с Луи де Фюнесом — Фантомас[5].

— Пошли за Авророй — сказала он зашедшему молодому человеку.

— Её нет.

— В смысле нет? Как это нет?

— На Сварге её нет. Очевидно она снова, улетела к своему землянину.

Мужчина задумался. Его скулы напряглись, а потом снова расслабились.

— Да бог с ней – выдохнул он — пускай выходит за землянина.

Молодой человек, который в тайне хотел жениться на Авроре, и за счёт этого прийти к власти, этой мысли не обрадовался и гневно посмотрел на Короля Сварги.

— Но ведь он же слабак! Он же землянин!

Король Сварги сделал жест и молодой человек замолчал, словно и ничего не говорил вовсе.

— Она уже взрослая — заговорил король Сварги металлическим голосом — Сама пусть решает. Я уже не должен бегать за ней. Конечно, мне будет её не хватать, ну раз она влюбилась…да ещё и в землянина – последние слова дались ему нелегко.

Молодой человек стоял, опустив голову и недовольно насупившись.

— Какие будут приказания? – наконец, вымолвил он сквозь зубы.

Король Сварги дёрнулся, словно нехотя вернулся в реальность, из своих мыслей. Он махнул рукой:

— Я не знаю. Никаких пока. Можешь идти, я хотел бы остаться один.

Молодой человек, недовольно глянув на короля, ещё больше насупился, нехотя поклонился и так же нехотя, словно через силу, вышел. За ним беззвучно закрылась тяжелая железная дверь.

Вдруг в комнате, где сидели Дима, Настенька и Михон, послышался какой-то странный треск, а потом шум. И густого белого облака начали материализовываться какие-то люди, со странным цветом лица. Посередине стоял мужчина в строгом чёрном костюме, лысый, кожа на лице у него была серая. За ним стояли молодые люди, одетые в металлические шлемы и что-то наподобие кольчуги. В руках у них были копья. Люди стали озираться по сторонам, тяжело и жадно глотать воздух.

— Ой, мне тут дышать тяжело – крикнул один из воинов.

— Глубоко вдохни и выдохни, дыши равномерно – повелительно сказал мужчина в строгом чёрном костюме, то был король Сварги, затем стал с интересом озираться по сторонам:

— Как они живут в такой теснотище? Разве можно тут жить?!

Наблюдая эту картину, у Димы глаза полезли на лоб. Он с интересом смотрел на отца Авроры.

— Отец, нет! — Аврора кинулась к Диме и загородила его собой.

Король Сварги глубоко и задумчиво посмотрел на дочь.

— Что нет?

— Я не дам его в обиду!

— Я и не собирался обижать его.

— Зачем же ты прибыл на Землю с армией?

— А, — король растерянно оглянулся — Да это так просто по привычке. Даже не предложишь чаю отцу? – спросил кроль.

Но Настенька лишь растерянно хлопала глазами, напряжённо смотря на отца. Тут он усмехнулся и щёлкнул пальцами.

После этого вмиг всё исчезло. Дима и Настенька вдруг оказались нарядно одетые. Дима в синем фраке, Настенька в длинном шикарном красном платье с блёстками. Они оказались вдруг среди сказочных неземных пейзажей.

— Какая красота – удивился Дима — Где мы? Как мы тут оказались?

Марсианка с удовольствием осматривала округу:

— Мы дома – с радостью прошептала она.

 

 

 

[1] «Аленький цветочек» — русско-народная сказка, написанная русским писателем Сергеем Тимофеевичем Аксаковым. Записанная им со слов ключницы Пелагеи. Сказка была впервые напечатана Аксаковым в 1858 году, как приложение к автобиографии «Детские годы Багрова-внука».

[2] Телепат – человек умеющий слышать или читать мысли другого человека, а так же — животных и птиц.

[3] Сварог – сын Бога Рода, отец Небесный. Сварог считается прародителем всех славянских Богов.

[4] Летоисчисление – это система определения времени по летам (годам), посредством счёта от какого-либо условного момента. Например, у христиан от рождения Христова, а у древних славян от сотворения мира в звёздном храме. Есть и более древние летоисчисления.

[5] «Фантомас» — франко-итальянская приключенческая кинокомедия 1964 г, режиссёра Андре Юнебеля, пародия на произведения Пьера Сувестра «Фантомас» — человек- фантом, вымышленный персонаж. «гениальный преступник», скрывающий своё лицо под маской.

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Настенька Быстрова

93,4
Комментарии: 32Публикации: 10Регистрация: 09-11-2020

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля