Search
Generic filters
10/12/2020
149
26
5

— Молоко должно быть тёплым, — ласково сказала мама и передала стакан Жене. Как любая послушная девочка, Женя выпила всё молоко, поблагодарила маму. Она уже собиралась вскочить со стула, как та аккуратно взяла её за плечо.

— Постой, — Женя снова села на стул, но одна штанина пижамы завернулась, поёрзав пару раз решила, что переждёт. Мама села на корточки, взяла в руки Женины ладошки и стала перебирать её пальцы. Молчание было странным, девочка успела рассмотреть пробор русых волос на маминой голове, рисунок на розовой резинке её косы, пятно масла на вырезе халата, растянутую лямку бюстгальтер, которая сползла из рукава. Мама молчала. Снова поёрзав на стуле, в надежде избавиться от складки, которая уже делала больно, Женя стала убирать ладошку из маминых рук, но та вдруг до боли сжала кисти девочки.

— Помнишь, как ты пришла утром к нам в комнату и начала рассказывать про звуки и чудище? – мама почти шептала и внимательно смотрела ей в глаза. Женя от неожиданности замерла и чуть кивнула головой.

— Папе твой рассказ не понравился. Ты должна пойти и сказать ему, что это выдумка, что тебе было скучно.

Кровь прилила к лицу ребёнка, но послушные девочки делают то, что им говорят. Видимо, даже если это ложь. Поэтому она снова кивнула, а мама перестала сжимать её руки, встала, и принялась мыть посуду.

— Иди к отцу и скажи это, только не забудь постучать, а не как в прошлый раз, —  мама не обернулась сказав это, посуду в пене она отставляла на край раковины, стаканы ставила под струю воды. Женя с облегчением встала, отряхнула штанину, потёрла горевшее место на ноге и медленно вышла с кухни. Надо было просто пройти по коридору и повернуть направо. Идти в комнату родителей ей не хотелось. Они говорили, что врать плохо, лжецы — это низкие люди. А теперь ей надо сделать именно это. Она станет низкой? Странно, почему мама её об попросила? Ведь чудовище правда было в её комнате!

Женя тихонько постучала, потом ещё раз, громче. Из-за двери был слышен приглушенный голос диктора новостей. Отец всегда внимательно смотрел вечерние новости, может зайти потом? Она даже отступила от двери, но кашель отца заставил её выдохнуть и приоткрыть дверь.

— Можно? – тихо, не сумев перебить диктора, Женя повторила вопрос несколько раз, но отец сидел на кровати перед телевизором, будто и не слыша её. Он спокойно ел руками из тарелки блины, периодически макая их в сметану, одна капля застыла на его серой майке. Было темно, настольная лампа у кровати освещала отца как ореолом, экран большого телевизора казался ярче обычного. Сердце Жени гулко билось в ушах, и так быстро, что не хватало воздуха. Сделав шаг в комнату, ещё раз повторила вопрос, тогда отец повернулся к ней. Его глаза цепко впились в лицо девочки, масляные руки блестели и казались ненастоящими.

— Что ты хотела? – безразлично и не громко произнесённые слова ввели Женю в оцепенение, она несколько раз выдохнула и вдохнула с усилием, но горло будто сковало.

— Мне долго ждать? Чего молчишь? – он отставил тарелку от себя, уселся по удобнее и вытер руки о майку, — Давай, говори.

— Я…хотела…сказать, — слова будто застревали в глотке, чтобы отвлечься, она начала теребить край рубашки пижамы, — Я хотела…хочу сказать…что всё придумала.

Отец молчал, внимательно смотрел на неё и молчал. У Жени горело лицо, мёрзли ноги, а живот скрутило узлом.

— Что именно ты придумала? – вкрадчиво, как умел только он, произнёс отец и её будто окатило волной. Что ещё сказать и как? Почему мамы нет рядом? Она слышала, как громко лилась вода на кухне.

— Я…не слышала…никаких…звуков, никого не видела — выдохнув на последнем слове, Женя почувствовала, что голова начинает кружиться.

— Я знал, что ты придумала, — он чуть наклонился в её сторону и направил на неё указательный палец, — потому что ты врушка. Так хорошие девочки себя не ведут, тем более не мешают родителям спать своими россказнями всю неделю! Соврёшь ещё раз, я найду способ тебя вразумить.

Женя не хотела, чтобы её вразумляли и молча кивнула, боясь, что сейчас упадёт, колени сильно дрожали.

— Что ты мне киваешь? Подружкам своим кивай! Ты поняла, что я сказал?

— Да, поняла.

— Что «да, поняла»?

— Да, поняла, папа.

Отец снова повернулся к телевизору и взял тарелку в руки. Значит, можно идти. Стараясь не бежать, Женя аккуратно вышла из комнаты, закрыла за собой дверь и прошла к себе. Закрыв дверь, она шумно выдохнула и села на пол. Перед глазами всё плыло, и она быстро закрыла их, но теперь яркие кольца красного и жёлтого кружились, сливались и снова кружились отдельно. Вода на кухне прекратила шуметь. Женя прикусила нижнюю губу и начала обкусывать левый край. Ноги почти не тряслись, это не обморок. Она попробовала встать, но дверь открыла мама, а Женя от неожиданности снова села на пол.

— Зачем ты сидишь на полу? Испачкаешь пижаму, я же только постирала, — мама одним рывком подняла её с пола и усадила на кровать, — Ложись, завтра я разбужу тебя чуть раньше, мне надо будет по делам утром.

Мама не смотрела ей в глаза, как обычно после того, как отец поругает Женю или поскандалит с ней самой. Девочка просто молча легла в кровать, накрылась одеялом до подбородка и смотрела, как мать выходит из комнаты. Защёлкали выключатели, был проверен замок входной двери, и наконец, захлопнулась дверь в родительскую комнату.

Подушка приятно пахла цветами, мама купила новый порошок, всё бельё теперь такого аромата. Женя подумала, что лучшим решением будет как можно скорее заснуть. Она закрыла глаза и начала медленно считать овечек, как говорила ей мама. Одна, две, три… Где-то на пятидесятой сбилась, начала заново, но стук кровати из родительской комнаты сбил её. Начала снова. Потом открылась дверь в ванную, выключатель на кухне щёлкнул, вода зашумела и перестала, снова выключатель. Тишина. Женя выдохнула, перевернулась на бок лицом к стенке, на которой тени будто водили хоровод. Пальцем она пыталась поймать тоненькую веточку, но та либо сливалась с другими, либо совсем пропадала. Вот бы ухватить её и вытащить из стены!

Сон стал клонить, глаза закрываться, но громкий звук, тот самый звук, будто пронзил её. Женя сразу открыла глаза и замерла, потом медленно убрала руку под одеяло и поджала ноги. Звук повторился, но уже ближе. Сначала она не понимала, что это, но на третью ночь поняла – кто-то скребётся по полу. Паркет был старый, скрипучий, лак почти везде облупился, ходить было не приятно. У самой её кровати был небольшой коврик, одеть носочки еле хватало. А вот весь остальной пол был скрипучий и холодный. Звук всегда начинался за дверью, потому что был глухим. Так она слышала шаги родителей, пока была в постели, глухими и топающими. Но этот звук потом раздавался в комнате. Будто кто-то полз по полу.

Женя зажмурилась и начала быстро и не понятно молиться, мама говорила, что это отпугивает. Но звук уже был ближе. Теперь Женя открыла глаза и просто подумала, что, если монстр её съест, это может и не так плохо, только страшно. Она не дышала, просто замерла, звук уже был у самой кровати, сердце её неистово колотилось и крик вот-вот разорвал бы её маленькое горлышко, но теперь вокруг была тишина. Тихонько вдохнула и выдохнула, немного расправила затёкшие ноги. Ей хотелось уже перевернуться на спину, всё тело онемело, но страх был сильнее. Так она и уснула, ни разу не шелохнувшись за ночь.

— Что ты опять делала ночью? – возмущённый мамин голос звучала так громко, она зачем-то ходила по комнате и перекладывала вещи из Жениного шкафа в сумку, — Ты вставать собираешься?

Женя чуть приподнялась и посмотрела на старые бабушкины часы – половина седьмого.

— Мама, зачем мне вставать?

— Я же говорила, мне надо по делам, а ты пойдёшь со мной.

— Зачем ты складываешь мои вещи в сумку? – страх тугим узлом связал живот девочки, вдруг её хотят выгнать?

Мама отложила вещи, посмотрела на неё и чуть улыбнулась.

— Жень, ну ты посмотри, тебе же это всё мало, — она обвела рукой ворох вещей, которые были и в сумке, и на полу, — Мы сегодня поедем в детский дом и отдадим им то, что ты уже не можешь носить.

Женя внимательно посмотрела на мать, не шутит ли та, но мама улыбнулась шире и сказала уже мягче:

— Да ты чего, мы на следующей неделе купим тебе новые, но тем деткам гораздо тяжелее, чем тебе. У них нет мамы, папы, никого. Иногда, даже вещей…

— Хорошо, — спустив ножи с кровати, Женя увидела, что весь половик скомкан, — Мама, почему мой половик не на месте?

— Это ты скажи мне, вечно ты так не аккуратно с ним, а я просила держать комнату в порядке.

Прошлёпав в ванную, она не услышала, что отец дома. Телевизор был выключен, на кухне было тихо. Значит, уже ушёл на работу. Когда отца не было дома, то можно чистить зубы и одновременно напевать песенку, даже покривляться в зеркало. Сплюнув пасту, Женя посмотрела в зеркало, обнажив зубы – белые, как в рекламе, теперь можно завтракать. Она уже закрывала кран и хотела повернуться, но уловила быстро промелькнувшую тень. Показалось? Дверь в ванную закрывать было не в привычке девочки, несмотря на то, что родители постоянно утром на неё за это ругались. А теперь ей хотелось запереться и спрятаться.

— Ты чего застряла там? Иди ставь чайник и быстро завтракай!

Женя по привычке быстро кивнула, но потом опомнилась и ответила маме, что уже идёт. Медленно выходя из ванной, посмотрела по сторонам. Вроде ничего. И никого. Тогда быстро выключив свет, почти бегом добежала до кухни, ярко освещённой лампой. Уж тут-то тени негде спрятаться.

Горячий чай с бутербродом отвлёк её, Женя жевала хлеб с колбасой и смотрела в окно. Там по лужам мелко капал дождь. Как же не хочется выходить из дома, куда-то ехать с сумками, но раз мама сказала, значит надо. В соседних домах кое где светились окна, где оранжевым, где желтоватым, а то и синеватым светом. Нежится ещё кто-то в постелях, там тепло, не то, что на улице. Последний глоток чая чуть не застрял у неё в горле, она снова услышала звук. Чашка чуть не выпала из рук. Эта тишина после звука была самой тревожной. Повторится или нет? Женя аккуратно поставила на стол чашку, развернулась на стуле и посмотрела в тёмный коридор. Обычно короткий и светлый, сейчас он казался почти чёрным и длинным. Даже не слышно мамы. Звук повторился, где-то близко. Женя встала со стула и отошла к окну, подальше от коридора.

— Мама, — но ей никто не откликнулся, а звук повторился ещё ближе. Мерзкий скрежет и следом скрип. До этого он был только ночью, почему сейчас?

— Мама! – звук стал дольше и громче, и Женя сорвалась на крик. Она зажмурилась, в ушах зазвенело. Кто-то дотронулся до её плеча и ноги подкосились.

— Да что с тобой такое?! Ты чего орёшь? – мама крепко держала её за плечо и не давала упасть. Женя открыла глаза и с облегчением выдохнула.

— Почему ты кричала?

— Мама, мамочка, кто-то скребётся ко мне, кто-то там был!.. – Женя быстро шёпотом говорила, но мама вдруг убрала руку, а она сама чуть не упала.

— Так, это переходит все границы, — мама со вздохом села на стул и закрыла лицо руками. Девочка хотела подойти к матери, но не решалась. Ноги снова стали будто чужие.

— Ты хоть представляешь, как мне тяжело? Нет? Изо дня в день… — Женя молча ждала, что ещё скажет мама, но та молчала, убрала руки от лица. Она плакала.

— Мама…

— Послушай, я скажу один раз и больше повторять не буду. Отец сказал, что если ты ещё раз заговоришь о монстре или звуках, он отведёт тебя к врачу. И ничего хорошего из этого не выйдет. Ты этого хочешь? Скажи, этого?

Женя отрицательно помотала головой.

— Вот и договорились. Я тебя предупредила…Всё, собирайся.

На улице закончился дождик, воздух был прохладным, а ветер иногда срывался и играл с краем маминой косынки и её шарфиком, но Женя уверенно шла вперёд, почти чеканила шаг в резиновых сапожках.

— Тебе не холодно? – спросила она у мамы, на той были старые туфли на низком каблуке и тонкое пальто.

— Нет, всё нормально. Может, заняться закаливанием, как думаешь?

Дальше они молча шли до автобусной остановки. Мама поставила два больших пакета перед собой, правой рукой держала Женю за руку, левой придерживала сумку. Ей было не по себе. Она расстроила маму, если отец узнает, он отведёт её к врачу, а тот скажет, что Женя сумасшедшая, наденет на неё смирительную рубашку и сделает страшный укол. Одноклассник Димка однажды рассказывал, как тайком от родителей смотрел программу про психов, а потом дразнил всех весь день.

— Заходи, — мамин голос вырвал её из размышлений. Автобус тихо пришёл, и мама уже толкала её в него. Плюхнувшись на сидение у окна, Женя приготовилась смотреть на дорогу. Как и куда они поедут? И долго ли?

— Я почитаю книгу, нам ехать до конечной. Можешь поспать, — мама достала из сумки книгу, вынула закладку и погрузилась в чтение. Женя повернулась к окну, а когда автобус тронулся, затаила дыхание. Наконец-то путешествие! Хотя, с классом они были в соседнем городе и даже ходили в зоопарк и парк цветов, но купить угощение животным или себе пирожное она не могла, отец не дал денег, потому что «эти хапугам слишком много надо». А к бабушке они не ездили с тех пор, как родители с ней поругались на её день рождения. После этого она не любит дни рождения, что свои, что родителей. Вот ходить к одноклассникам было весело. А дома…

Автобус наехал на кочку, Женя чуть подпрыгнула высоко и приземлилась обратно. Вот это да! Сердце её билось счастливо, пусть за окном было хмуро, а люди в автобусе такие серьёзные.

Какое-то время они ехали по городу, петляя между улиц и домов, а потом выехали на просёлочную дорогу. Это было скучно, редкие деревья вдалеке, всё серое и грязное. Такая осень вовсе не красивая. Одиночные дома, такие же скучные, как весь пейзаж. Один раз вдалеке показалась корова. Дождь то усиливался, то почти прекращался. Женя отвернулась от окна и стала рассматривать пассажиров. Слева от них седели два старика, у одного была белая-белая борода, аккуратно подстриженная и усы, с чуть завитыми концами, у другого гладкое лицо со старческими пятнами и очень густыми бровями. Оба в кепках, только первый улыбался и что-то увлеченно рассказывал, а второй изредка кивал, и односложно тихо шевелил губами, будто говоря «да» или «нет». Она не слышала о чём была беседа, звук мотора заглушал всё вокруг. Далее лицом к ним сидела женщина, старше мамы, но не такая, как бабушка. Наверное, как соседка тётя Наташа. У женщины лоб был на половину прикрыт чёлкой, на эту же половину был сдвинут берет на голове, который чудом не падал с копны рыжих волос. Зелёная куртка была такая блестящая, что Женя почти жмурилась, смотря на неё. Потом сидел паренёк, наверное, старшеклассник, спал с раскрытой книгой. Дальше люди стояли и не было видно, кто сидит. Но почти напротив Жени, если не обращать внимание на двух мужчин маленького роста, стояла красивая девушка. Её тёмные волосы были заплетены во французскую косу, ресницы чуть накрашены, а лицо было таким точёным, что она напомнила девочке киноактрису.

— Мама, а я, когда вырасту, буду красивой?

Мама сначала чуть подняла глаза от книги, потом непонимающим взглядом посмотрела на дочь:

— Что, ещё раз?

— Я когда вырасту, буду красивой? Или как сейчас?

Мама чуть заметно улыбнулась, взяла Женю за руку и наклонившись шепнула:

— Ты для меня самая красивая девочка на свете. А вырастишь, будешь просто сногсшибательна.

Женя смущённо опустила голову и прижалась к плечу матери. Вот бы скорее вырасти! Может, Вовка с параллельного класса перестанет называть её носатой, или ушастой. Хотя ничего большого на своём лице она не замечала, кроме глаз, он упорно тыкал пальцем в неё и кричал, что было мочи, пока кто-нибудь его не просил замолчать.

— Выходим.

Они вышла на сырой воздух, дождя уже не было, но небо было таким низким и серым, будто сейчас обрушится им на головы. Остановка была посреди поля, на котором не было ничего, но они обошли автобус, Женя увидела дорожку, ведущую сквозь деревья к зданию, похожему на поликлинику или больницу. Облупленные жёлтые стены, серые трещины, почти чёрные окна. Они шли не спеша, пахло мокрой травой и землёй. На удивление, за ними шло ещё несколько человек, остальные просто выходили из автобуса и шли дальше по дороге. Женя вдруг так сильно зевнула, что сама удивилась.

— А что находится там?

— Посёлок.

— И что там люди делают?

Мама рассмеялась, так искренне, будто её одноклассница задорно над какой-то глупой шуткой.

— Живут, глупая, что ещё, по-твоему, там можно делать?

— Не знаю, — Женя тоже улыбнулась, даже начала идти вприпрыжку, — может, сажать помидоры и сидеть у печки.

— Не думаю, что там есть печки. Присмотрись, там такие же дома, как и наш.

И точно, девочка чуть вытянула шею и за деревьями увидела последние этажи многоэтажек.

— Ого, и точно!

— Света! Ты приехала! – какая-то женщина бросилась маме на шею, а та стояла с пакетами в руках, и улыбалась. Быстро же они дошли.

— Я же обещала, Маша, я приехала, — мама поставила пакеты на землю, поправила ворот пальто и указала рукой на Женю, — Моя дочь, Женя. Решила, пусть посмотрит, да и одну её дома не хотела оставлять.

Женщина была полной, на голову ниже мамы, с фиолетовыми короткими волосами, наверное, спит на бигуди. Девочка не могла оторвать взгляд от тёмно-фиолетовых губ и небольшого следа от помады на зубах.

— Ну здравствуй, Евгения, я Мария, проходи, не стесняйся.

Женя с подозрением покосилась на маму, но та расхохоталась и взяла дочь за руку. Идя по скользким ступеням, она замечала тени в окнах первого этажа, но кто там был, ей было не разглядеть. Но зайдя в здание, всё стало понятно. Там было много детей, кто-то бегал по большому залу, кто-то сидел на огромной лестнице. Однако, мамина подруга крикнула им, что пора всем в спортзал, дети быстро убежали. Такая жуть. Свет горел только в углах зала, который остался позади, женщина вела их в другую сторону, по коридору, где лампочки мигали, наконец они дошли до кабинета, на котором была надпись «Директор».

— Я сейчас схожу за чайником, а вы заходите, — женщина ушла, покачивая массивными бёдрами в узкой юбке, которая вот-вот могла лопнуть.

Мама толкнула дверь, потом подтолкнула внутрь Женю.

— Наконец-то, руки отсохли, — она с шумом поставила пакеты на пол и присела на первый попавшийся стул, — Присядь тоже, не стой столбом.

Женя огляделась в поисках стула, но его не было. У большого окна стояло два стола, бумаги и папки были будто вывалены откуда-то сверху. Мусорная корзина была полной и оттуда пахло тухлыми фруктами.

— Ладно, постой тогда, — мама устало облокотилась на шкаф, такой стоял у одной её одноклассницы в коридоре для вещей, желтоватый с некрасивыми маленькими ручками.

— А вот и кипяточек! – женщина влетела в кабинет, чуть не споткнулась о пакет и ойкнув, просочилась за стол.

— Давай я достану чашки, — мама встала, залезла в тумбочку у шкафа и достала три чашки, сахарницу и коробку с чаем.

— Да ты моя умница, рассказывай, как поживаешь.

И началась та болтовня, которую Женя терпеть не могла, про работу, про семью, кто и где, а кого кто видел последний раз. Это не интересно, поэтому Женя просто осматривала кабинет, замечая то паутину в углу у двери, у окна, то пятно на шторе.

— Деточка, включи свет и сядь за тот стол, — Женя сначала не поняла, к ней ли обращаются. Щёлкнув выключателем, она прошла за свободный стол и попыталась залезть на высокий стул так, чтобы ненароком не свалить что-то. Мама поставила на свободное место чашку с чаем, бросила туда квадратик сахара. Женя предпочитала его грызть, но здесь, наверное, так нельзя.

Пока чай остывал, Женя думала, что там где-то есть дети без родителей, или кого бросили, какие они? Кто-то из одноклассников говорил, что в параллельном классе учится мальчик из детдома, его усыновили, потому что у родителей свой сын умер. Мурашки по коже от такого. Здесь же всё так…Не как дома. Интересно, а если бы она умерла, её родители бы расстроились? А взяли бы ей на замену другую девочку или мальчика?

— Ты слышишь? – мама так громко заговорила, что Женя подскочила на кресле, — Ты о чём там думаешь?

— Ни о чём, — быстро ответила девочка и посмотрела на мать, на её подругу, жующую что-то усердно.

— У тебя просили, как ты учишься в школе.

Ах вот что, подумала Женя, вот спектакль. Она набрала побольше воздуха и на одном дыхании отрапортовала, что нравится ей история, а вот география не очень, что уроки иногда скучные, а ребята хорошие. Что-то ещё, что первое приходило в голову, пока эта тётя не начала громко смеяться и Женя не замолчала.

— Вот умора! А она у тебя болтливая, — на что мама немного улыбнулась, потому что знала, это совсем не так. А Женя потупила глаза и отпила чай, пусть бы это скорее закончилось.

Вскоре мама начала собираться, а тётя стала что-то доставать из ящиков стола, шкафа и пихать в белый пакет.

— Маша, прекрати.

— Нет, давно не виделись, держи, это на все праздники вперёд.

Потом был тёмный коридор и наконец, они вышли из здания. Пока взрослые прощались, Женя подняла глаза на последний этаж и увидела в окне двух ребят, один из них высунул ей язык, другой улыбался. Женя быстро отвернулась и взяла маму за руку.

Автобус был полупустым, ехали они медленнее, чем раньше, дождь лил так сильно, что в окно было невозможно смотреть, а попутчики попались крайне неинтересными.

— Может, ты поспишь?

— Нет, не хочу, — Женя прижалась к маминому плечу и просто закрыла глаза. Наверное, она так и ехала бы с мамой куда-то, лишь бы не возвращаться домой. С этой мыслью она и заснула, а от сильного толчка вперёд проснулась, чуть не упав.

— Ну всё, приехали, — мама поправила косынку и убрала книгу в пакет, — выходи, дальше только пешком.

— Почему? – девочка не понимала, что произошло, но дым откуда-то снизу означал поломку. Так было, когда они с папой поехали за мясом на рынок, а в итоге поругались со всеми продавцами и ни с чем приехали обратно.

Мама быстро шла, а Женя почти бежала. До дома идти почти остановку, и всё, чего ей хотелось сейчас так это просто стакан горячего молока, залезть под одеяло и смотреть какой-нибудь мультфильм. Навстречу им шли люди с зонтами, кто-то в дождевиках.

— Мама, а где наш зонт?

— Что? – ветер уносил слова, Женя крикнула громче, — Аа, так его папа забрал. Ещё чуть-чуть и мы дома!

Залетев в подъезд, Женя шумно выдохнула и побежала на свой этаж. Нетерпеливо дожидаясь маму у двери, она прыгала на одной ноге, потом на другой.

— Откуда у тебя столько энергии? – мама устало улыбнулась и открыла дверь. Тут-то Женя и заметила, что ноги мамы промокли насквозь, вся стопа была мокрая.

— Мама, ты можешь заболеть, — Женя взяла её обувь и сразу поставила под батарею на кухне.

— Жень, ну они ж грязные…Хотя, ладно уж…Я в ванну, разденешься и сразу под одеяло.

Женя быстро разделась, побросав вещи на стул, надела пижаму и залезла под одеяло. Включила телевизор и какое-то время просто переключала каналы, пока не услышала, как домой заходит отец. Она остановилась на каком-то фильме про лётчиков. Шумно сбросив обувь, отец зашёл к ней в комнату, резко распахнув дверь.

— Дома?

— Дома…

— Мать где?

— В ванной.

— Чего лежишь? Промокла что ль?

— Холодно немного…

Так же резко прикрыв дверь, он стал стучать в дверь ванной.

— Света, ты скоро там? – потом он прошёл в родительскую комнату, а Женя подумала, как было бы хорошо, живи она с мамой вдвоём.

Потом был ужин, они сидели за маленьким столом в родительской комнате. Жене там было не уютно. Нельзя было ничего уронить, если что-то падало и пачкало скатерть, или под столом под её ногами было много крошек, Женя после всегда убирала. Заходить туда ей без разрешения было нельзя, отец ругался. Если что-то терялось, все говорили, что это она не положила на место. А когда его дома не было, дверь в комнату попросту была закрыта.

На тумбе у окна стоял магнитофон, иногда отец выпивал и громко включал музыку. Соседи обычно не обращали на это внимание, скорее всего, они тоже его боялись.

— Как поездка, Женя? – она не сразу поняла, что отец обращается к ней.

— Нормально.

— И всё? Что видела там, с кем общались. А то мама тоже не очень хочет рассказывать, чем вы там занимались.

— Гера, — мама улыбнулась и тихо проговорила, — ты ведь знаешь, отдали вещи, попили чай и приехали домой. Что там ещё делать.

— Ну не знаю…Беспризорников видела? – он так внимательно смотрел на Женю, что у неё перехватило дыхание.

— Нууу…С окна смотрел кто-то, я не разглядела.

— Смотри мне, Женька, будешь фантазировать, вести себя плохо, поедешь туда, — отец подмигнул ей, улыбнулся и продолжил есть, — Будет у нас в семье сиротой больше.

Мама замерла с ложкой в руке, а сама Женя больше не хотела есть. В тарелке осталась ложка супа, она быстро её проглотила. Сказала, что не голодна, и вышла из комнаты на ватных ногах. Руки дрожали, но она постаралась тихо поставить тарелку в мойку и так же тихо пройти в свою комнату. Что значит одной больше? А может, они уже решили её отдать и просто показали, что это такое?

Слёзы брызнули из глаз, рыдания рвались из горла, но если её услышат, то поругают. Она включила телевизор, сделала погромче, села на кровать. За окном так же барабанил дождь. Включать в комнате свет ей не хотелось. На экране кто-то смеялся и ехал в машине. Вот бы ей оказаться там, а не в этом доме. Чтобы ветер ласкал кожу, а солнце нежно грело. Женя медленно притянула к лицу подушку и закричала. Ей всё равно, верят её словам или нет. Пусть чудовище придёт ночью и убьёт её, всем будет плевать. Ну, может маме нет. Хотя, потом и она забудет всё. Так что, она даже не будет накрываться одеялом ночью и приоткроет дверь.

Не так давно она упала в обморок, и не помнила, сколько так пролежала, только потом болели ноги выше колен и живот. Мама подумала, что Женя отравилась, ударилась, а отец только дал ей грелку и сказал, что на больничный уходить нельзя, школу пропускать не даст. Кажется, он её и нашёл такой. Так что да, быть съеденной не так уж и плохо.

Когда слёзы иссякли, а горло заболело, она подняла лицо от подушки, перевернула её сухой стороной и легла. Стало чуть легче. Девочка даже представила собственные похороны. Наверное, придут одноклассники, кто-то из учителей. Мама будет в чёрном. А отец молча будет ждать, когда её опустят в яму. Интересно, платье ей наденут белое?

— Женечка, — мама приоткрыла дверь и вошла со стаканом молока, — ты будешь?

— Да, конечно, — она встала и взяла из рук мамы горячий стакан.

— Ты плакала…Милая, не надо. Он не понимает, что обижает тебя.

Женя посмотрела на грустное лицо матери и хотела закричать, что он их не любит и всё понимает. Но она была хорошей девочкой, а хорошие девочки не кричат.

— Да, мама, — она быстро выпила стакан, молоко чуть потекло по подбородку. Женя выдохнула и отдала стакан. Аккуратно ладошкой смахнула капли с лица и прошагала в кровать. Мама хотела ещё что-то сказать, потянулась рукой, но молча вышла и закрыла за собой дверь. Жене пришлось встать, приоткрыть её и она подумала, что монстр уже может смотрит на неё из темноты коридора, от чего сердце забилось быстрее, но она твёрдо решила, что сегодня ночью всё должно закончиться.

Одеяло лежало в ногах, девочка засыпала под телевизор, но выключить его сил не было. Она незаметно уснула, несколько раз открывала глаза, звуки телевизора её будили, но засыпала снова. И в один из таких моментов ей показалось (или нет?), что в открытую дверь зашёл кто-то большой, чёрный. Он долго просто стоял у двери, а потом протянул к ней длиннющие чёрные руки и стал больно хватать за ноги, плечи, горло, тянул волосы. Потом что-то тяжёлое придавило живот, и она чуть не задохнулась от боли, и всё кончилось.

Женя проснулась рано утром, за окном ещё было темно. Живот ныл, ей хотелось в туалет, но сил встать не было. Она слышала, что мама собирает отца на работу, тот шутил, а мама тихо смеялась и шумела посудой.

— Я сегодня если пораньше освобожусь, то позвоню, — он громко поцеловал маму, скорее всего в щёку и закрыл за собой дверь. Мама ушла в комнату, а Женя попыталась аккуратно встать, но живот заныл сильнее, а ноги почти не слушались. Сняв штанишки в ванной, она увидела на ногах несколько синяков. Девочка так испугалась, что не сразу села на унитаз. Значит, чудовище снова было в комнате, и теперь решило помучить её, но не убило и не съело. Жаль, тогда не было бы так больно ходить в туалет, ей казалось, что всё жжёт внутри. Она сдержала стон, тихонько поднялась и решила залезть под душ. Чтобы мама не услышала её, напор воды был маленьким, от этого всё тело покрыло мурашками – отопления не дали, в ванной было так холодно, но Женя стойко выдержала холодные струи воды. Боль немного притупилась. Одной ногой она уже спустилась на пол, как дверь распахнулась и мама принялась причитать:

— Что ты так рано тут делаешь? Испачкалась? Что-то случилось?

Девочка быстро перебросила вторую ногу на пол, и схватило полотенце со стиральной машинки.

— Всё хорошо, я просто решила помыться.

— Что это у тебя? – тихо спросила мама и повернула её ногу, чтобы рассмотреть синяк, — И на другой тоже. Женя, что случилось.

Тон матери был взволнованным, а глаза так пристально смотрели на дочь, что она чуть не рассказала про монстра, что напал на неё, но вспомнила слова отца.

— Я не знаю, может упала, правда, мама, не знаю.

Мама медленно отпустила её ногу, взяла у неё полотенце и стала вытирать девочку аккуратно и нежно.

— Дочка, ты ведь знаешь, что я тебя люблю?

— Конечно, мам, и я тебя.

Мама будто не дышала, Женя не знала, как ей себя вести и что говорить.

— Женя, скажи честно, милая, что случилось?

Девочка внимательно посмотрела на мать. Та просила её соврать отцу, потому что он не верил, а теперь нужна правда. Если сейчас расскажет про чудовище, то отцу это не понравится.

— Всё хорошо мама, честно, — Женя взяла полотенце из рук матери, быстро вытерла руки и побежала в свою комнату переодеться. Она слышала, как мама громко хлопает дверками шкафа, шумно ставит на стол чашки. Наверное, волнуется.

— Я сделала чай, сладкий, — мама поставила перед Женей чашку и положила пару шоколадных конфет, налила себе кофе и села рядом.

— Мне через два дня в школу?

— Да, каникулы не резиновые.

— Почему папа вчера сказал «одной сиротой больше»? – Женя внимательно посмотрела маме в глаза.

— Потому что, — мама шумно отпила из чашки, — потому что я жила в детдоме. В том самом. Своих родителей не помню, они отдали меня совсем крохой. Поэтому у тебя одна бабушка. Я стараюсь помогать таким же деткам чем могу, вот вещами…И то, сейчас старые нельзя, но Маша разрешает.

Женя недоумённо смотрела в одну точку. Она силилась представить маму маленькой и то, как её отдают чужим людям. Неужели её бабушка и дедушка совсем бездушные и смогли отдать маленькую маму?

— А ты не пыталась их найти? Помнишь, мы смотрели программу, а там…

— Нет, — мама резко оборвала дочь, — и не надо это мне. Раз так произошло, значит пусть всё остаётся как есть. Давай так, эту тему мы закрыли, а вот про синяки твои…Жень, обещай, если вдруг они снова появятся, ты сразу скажешь мне.

— Да, мама.

Сидеть дома не хотелось, каникулы скоро кончатся, и Женя решила пойти гулять, несмотря на пасмурную погоду.

Высокие ботинки были не очень удобные, сзади сильно натирало, а спереди болтались. Вельветовые брючки уже были не тёмно-красные, а скорее грязно-коричневые, но для прогулки на улице в самый раз. Женя подошла к дому напротив своего, огляделась по сторонам, и прицельно бросила камушек в окно второго этажа. Димка безвылазно сидел дома, она знала это. Его мама заставляла читать его какие-то скучные книги все каникулы.

Штора отдёрнулась и лицо одноклассника засияло надеждой. Женя жестами показала, чтобы тот выходил на улицу. Он в ответ поднял большой палец. Когда мальчик вышел на улицу в тёплом спортивном костюме, она почти вприпрыжку подбежала к нему.

— Что читал сегодня?

— Не спрашивай, — мальчик закатил глаза и сжал кулаки, — Бабушка ещё утром подсунула мне что-то религиозное. Она боится наркотиков.

— А я боюсь монстра, — прошептала Женя. Дима нахмурился и спрятал кулаки в карманы куртки.

— Да ты шутишь, Женька, какие ещё монстры, это же для малышни.

— В твоих книжках написано, как победить кого-то сильнее и волшебнее тебя?

Мальчик помотал отрицательно головой, и они молча пошли по двору.

— Жень, вдруг это не монстр.

— А кто?

— Ну…Может, инопланетянин? – Женя толкнула одноклассника в плечо, но тот лишь засмеялся, — Я серьёзно…А вообще, ты родителям говорила?

— Да, меня считают дурой…А папа отдаст в дурдом. Оно съест меня или убьёт.

— Но ты знаешь, когда он приходит? Тогда тебе надо его опередить.

— В смысле? – Женя остановилась, а сердце её гулко забилось.

— Возьми, не знаю…Нож с кухни, и выжди. Когда оно появится – ударь.

Женя с трудом представила, как берёт с кухни нож, чтобы никто это не увидел. А потом как ударяет монстра. Казалось, сердце бьётся в горле. От волнения её коленки задрожали. Неужели, она сможет победить его и всё закончится?

— Знаешь, может ты и прав, — почти прошептала она.

— Ну вот и всё. Теперь пошли к абрикосине, там собака ощенилась. Может, я уговорю маму на щенка…

Женя хорошо погуляла, ей понравился прохладный воздух, от него остывала кожа, горящая от волнения. Она твёрдо решила, что сегодня же вечером должна взять с кухни нож.

Уже дома, после молчаливого ужина, девочка стояла в своей комнате в нерешительности. Руки дрожали, на кухне мама, которую надо отвлечь, и она не знала как. Передумав несколько вариантов, Женя просто решила сначала зайти на кухню, а там как повезёт.

Каждый шаг по коридору, каждый удар сердца будто подкашивал её. Только бы не упасть.

— Жень, ты? Что такое?

Мама домывала уже посуду и ставила в мойку стаканы. Девочка судорожно пыталась придумать, как ей достать нож.

— Мам, хочешь, я домою посуду?

Мама резко выпрямила спину и внимательно посмотрела на Женю.

— С чего это вдруг? Женя…

— Нууу, я гуляла сегодня весь день, а ты дома делала что-то. Я просто могу помочь, если хочешь.

Женя затаив дыхание ждала маминой реакции и мысленно просила кого-нибудь ей помочь. Кажется, мама мысленно взвешивала её предложение.

— Что ж, домой стаканы, а я пока сменю нам постельное бельё, — она вытерла руки о фартук и пошла в комнату. Руки у Жени тряслись, она очень боялась что-то разбить от волнения, и тогда весь план провалится. Три стакана были вымыты, мама ещё была в комнате. Женя очень аккуратно и тихо выдвинула ящик со столовыми приборами и не могла решить, какой нож ей достать. Там был не большой ножик с синей пластмассовой ручкой, мама им чистила обычно овощи. Он был самым маленьким из всех, и она подумала, что им защищаться будут удобнее всего. Просто нести в руках его было нельзя, вдруг родители увидят. Поэтому девочка оттянула сначала резинку пояса у пижамных штанишек, а потом у трусиков. Прижала его к телу и аккуратно приладила резинки. Острие было направлено вниз, из-за этого она медленно шла по коридору, чтобы не пораниться. Отец вышел из родительской комнаты, когда Женя уже открывала дверь в свою.

— А ты чего не спишь?

— Уже иду.

— Ааа, давай, не задерживайся.

Женя старалась как можно естественнее двигаться, и уже оказавшись в комнате, громко выдохнула. Сразу достав нож, девочка быстро сунула его под подушку. Теперь она будет готова.

Родители легли спать, а Женя лежала и смотрела в потолок. Тени от деревьев причудливо сливались и снова расходились. Она тяжело дышала, сердце почти выпрыгивало из груди. Где же это чудище… Девочка уже подумала, что затея того не стоит, как приоткрылась дверь в комнату. Ну вот. Началось.

Монстр медленно и бесшумно двигался в сторону кровати Жени. Одеревенелой рукой она нащупала под подушкой нож и крепко его сжала. Сейчас или никогда. Нечто стало наклонятся к ней. Ну вот и всё… Дикий крик вырвался из её горла, она кричала так громко, как никогда в жизни. Резким движением, вспоров уголок подушки, она взмахнула ножом слева направо по монстру, тот охнул и отшатнулся, Женя вскочила на кровать ногами и полоснула снизу вверх, что-то тёплое потекло по её руке. Взмахнув ещё, и ещё, она не могла уже остановиться. Больше она не боится. Женя не слышала, как кричит монстр, но в её ушах лишь пульсировала кровь и гул сердца отдавался по всему телу. Её собственный крик оборвал включившийся свет. Она увидела кровь на ноже и руках, монстра, лежащего на полу и маму, онемевшую у открытой двери. А дальше всё потухло.

Света стояла на лестничной площадке. Она глубоко затягивалась второй сигаретой подряд. Все её мысли плыли, ни одна не задерживалась на долго. Соседка выглянула из-за двери, её седая голова в бигуди тряслась на узких плечах, на которых был тяжёлый халат

— Света! Это что такое, а? Что у вас случилось?

Света смахнула не глядя пепел вниз, кажется, она попала на кого-то из полиции, те внизу толпились и переговаривались.

— Свет, я крики слышала. К вам воры забрались?

Женщина последний раз глубоко затянулась, дым так сильно обжёг гортань и лёгкие, что она чуть не задохнулась. Потом медленно зашла в квартиру.

Как же так, Господи, как же так…Она закрыла глаза, чтобы не слышать стоны мужа и подвывание дочери.

— Светлана Владимировна? – властный голос заставил её открыть глаза. Перед ней стоял мужчина в форме и врач.

— Я, — как примерная ученица ответила она тихим голосом, — Что с моими мужем и дочерью?

— Ваш муж будет жить, — ответил врач. Будто ей от этого стало легче.

— Что моя дочь?..

— Ей нужна госпитализация…нам надо сделать экспертизу.

Света знала в чём дело, наверное, всегда знала, просто не могла в это поверить. А теперь всё кончено. Она услышала, как Герман стал говорить что-то членораздельное, а не просто кричать. До этого он просто стонал. Кажется, он говорит, что Женя сошла с ума и решила его убить. Света медленно повернулась в сторону комнаты дочери, откуда шёл голос, но полицейский взял её выше локтя и покачал головой.

— Как только будет готова экспертиза, мы с вами обо всём поговорим.

— Я могу поехать с дочерью?

— Вы должны поехать с ней.

В машине скорой было тесно. Света была в ночной рубашке и халате поверх неё. Домашние тапки были большеваты ей, поэтому, когда она спускалась по лестнице, то чуть выше задирала ногу, чтобы они не соскользнули. На каждом этаже были приоткрыты двери, соседи жадно всматривались в то, что было им доступно и жалели, что не знают большего.

Её ноги мёрзли, кажется, ещё чуть-чуть и она перестанет их чувствовать. Одной рукой держа ладонь Жени, другой Света пыталась держаться за основание скамьи, на которой сидела. Машину сильно трясло.

Глаза дочери были как в тумане. Врач сказал, у неё шок. Слёзы из её глаза крупными горошинами капали на руку девочки. Ей нет прощения, какая она мать!

Германа увели первым, он кричал что-то про сговор жены и дочери, от этого её передёрнуло. Надо было раньше избавиться от этого чудовища, но страх мешал что либо сделать. Ей так хотелось нормальной семьи…Как же она могла!

Машина резко притормозила. Женю на носилках вынесли из машины, а Света, высоко поднимая ноги, пыталась нагнать шустрых санитаров. Они зашли в старое серое трёхэтажное здание.

— Ждите здесь, — её остановила медсестра в защитной маске. Тут же подошёл всё тот же полицейский. Он задавал столько вопросов, что Света в какой-то момент их уже не слышала и не реагировала. Ей нужно было знать, где её дочь.

— Светлана Владимировна! – из глубины коридора её позвала фигура в белом халате. Шаркая от усталости по кафелю, она приближалась к кабинету, в полутьме которого горела лишь настольная лампа.

— Что с моей дочерью?

— Присядьте, пожалуйста, нам надо поговорить, — врач обошёл стол и сел в мягкое кресло. Света села на краешек старого облезлого чёрного стула.

— Где моя дочь? – твёрже и уже с истерическими нотками произнесла женщина. При таком свете её волосы казались совсем седыми. Врач долго молчал, пока она пытливо смотрела в его лицо.

— Как долго ваш муж насиловал вашу дочь?

Земля будто ушла из под её ног. Он сказал это. Именно это.

— Вы знали?

Голос пропал, она как рыба открывала и закрывала рот, не в силах ответить.

— Светлана Владимировна, — доктор тихо и врадчиво произносил слова, — я прошу вас быть благоразумной. Чтобы вы понимали, жизнь вашей дочери если не в опасности, то отныне может стать другой.

— Что с ней, — слёзы заново закапали из глаз, — скажите уже мне!

Его голос был будто в тумане. Света не сразу поняла в чём дело. Несколько недель, разрывы, синяки, травма головы. Галлюцинации? Эпилепсия?

— В роду были эпилептики?

— Я не знаю…

— У вашей родни, родни мужа?

— Я не знаю! – Света сорвалась на крик и наконец-то расплакалась.

Когда её пустили к дочери в палату, её было не узнать. Маленькое тельце на белых простынях, только рукава пижамы багряные. Глаза смотрят в одну точку не мигая. Света несколько раз позвала дочь по имени, но та не реагировала.

— Прости меня, прости, — она опустилась на колени перед кроватью дочери, взяла её холодную ладошку в свою.

Она долго так просидела на грязном больничном полу. Будет суд. Когда Женя придёт в себя, то ей придётся пройти через ад. Такой позор и кошмар. В какой-то момент она почувствовала, как рука дочери шевельнулась. Подняв мокрое от слёз лицо, Света несколько раз позвала дочь по имени, но та лишь бессмысленно вращала глазами и остановившись на лице матери вдруг замерла. И закричала. Света отшатнулась, а Женя просто кричала во всю мочь, пока не пришли медсёстры. Одна пыталась успокоить девочку, другая куда-то убежала, но потом вернулась со шприцем. В маленькую ручку её дочери воткнули огромную иглу. Всё это время Женя смотрела в глаза матери.

Когда через неделю Света приехала в больницу навестить дочь, ей сказали, что на неё можно посмотреть через окно. Она не поняла, что врачи имели в виду, пока не увидела за стеклом свою дочь, корчившуюся на кровати будто в припадке и воющую беспрестанно. У Светы подкосились ноги. В её дочь вселилось чудовище.

 

Автор публикации

не в сети 54 минуты

Ксения Ширшова

10
Комментарии: 14Публикации: 1Регистрация: 03-12-2020

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

26 комментариев

  1. Это не чудовище, это сорванная детская психика( Рассказ интересный, но очень грустный( Автор, молодец что придумал такую историю. Было интересно от начала до конца.

    1
  2. Очень тронул рассказ. И больно и грустно, но равнодушным не оставит никого. Интересно было читать. Ксюша молодец! Очень своеобразная тема — сломанная детская психика, детские страхи, взрослые, незамечающие проблем ребенка и его переживания.

    1
  3. Ксень! Рассказ берет за душу. Так хотелось девчушку оградить от всего этого. Сломан человечек.

    1
  4. Фух. Сильная вещь. Ощущение, как будто я нырнул в какую-то очень тёмную и неприятную бездну. И выныривать из неё очень тяжело, потому что даже финал, в котором всем сердцем хочется увидеть надежду, оказывается совершенно безрадостным. Даже сам подонок так и не сдох. Но благодаря всей этой, перекручивающей внутренности, тьме – произведение обретает пугающую реалистичность. Мне даже сложно сказать, что рассказ понравился. Такое не может нравиться. Это скорее горькая пилюля, которая, несмотря на всю свою горечь, является полезным лекарством. Хоть, всё равно, воспринимать такую реальность крайне тяжело.
    Отходя от сюжета, мне очень понравились образы героев. Яркие, пусть, грустные, местами очень нелогичные (как бы, конечно, потом становится понятно, ПОЧЕМУ они были такими), переживания Жени, слепое и такое знакомое спокойствие Светы, ну и скользкая загадочность «главы» семейства – описаны просто шикарно. Во всех персонажей безоговорочно веришь. Да, и в остальном, текст очень качественный, что тут говорить.
    Несмотря на тяжелое ощущение, я б, наверное, каждому посоветовал прочитать данное произведение. Заставляет о многом задуматься. Я, например, сейчас точно очень сильно напрягусь, если услышу от какого-нибудь ребёнка о «подкроватном» монстре.

    1
  5. Очень тяжелое впечатление оставляет рассказ. Честно говоря, до конца надеялся, что всё закончится не так, как оно и закончилось. Хотелось верить во что-то паранормальное, а не в чудовищную реальность от которой очень больно на душе. В общем-то, главный сюжетный поворот, достаточно быстро угадывается, но в него настолько не хочется верить, что, всё равно, он становится неожиданным. Но, вообще, у автора, конечно, получилось и атмосферу страха создать, и передать защитную реакцию психики ребёнка, да и вообще, всё удалось, что тут говорить. Но тема настолько страшная и грустная, что в итоге, всё равно, испытываешь некое опустошение. А девочку особенно жалко. Конечно, хотелось бы, чтобы она не сходила с ума, хотя бы. Раз уж ей и так пришлось пережить этот ад.
    В целом, очень мощное произведение, поднимающее крайне грустную и болезненную тему. Написано всё шикарно. Очень сбалансированный объем, которого, как раз, хватает для того чтобы полюбить Женю, и чтобы, благодаря этому, концовка вызывала настоящую душевную боль.
    Спасибо за смелое произведение. Несмотря ни на что, такие темы нужно поднимать. И иногда прислушиваться, когда дети вдруг начинают видеть чудовищ. Ещё раз спасибо. И удачи в творчестве.

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    1
  6. Очень душевный рассказ, читается с большой тревожностью внутри. Я бы немного изменила само название рассказа, потому что с одной стороны он , конечно, не такой уж и мерзкий, но вот внутренности рассказа да.
    Где-то до самой середины рассказа, меняется представление конца, вначале мне казалось что всё закончится детским домом, но затем читая его дальше, представление ещё раз изменилось.. Данный рассказ конечно же нужно показывать родителям, особенно в тех семьях, где отношение родителей к ребёнку оставляет желать лучшего. Огромное спасибо, Ксения! Желаю творческих успехов!

    0
  7. Читала на одном дыхании, но концовка… Ужас. Заставляет сразу задуматься, как страшно же…

    0
      1. Да, действительно. И сам рассказ интересный, и концовка жизненная. И страшная. Так не хотелось бы, чтобы такое в жизни происходило

        0
  8. Это очень сильное произведение. После прочтения мне понадобилось время, чтобы обдумать весь рассказ и понять, а что я собственно о нём думаю?
    Ну первое, что хочется сказать — название действительно отражает суть произведения. После «мерзкого рассказа» на душе остаётся мерзкий осадок. В работе вы не встретите подробно прописанные сцены насилия или убийств, это вам всё-таки не Сорокин или Де Сад, но у автора получилось передать чувство страха и безысходности, которое испытывает девочка живущая в одном доме с настоящим «чудовищем». Атмосфера в рассказе достаточно давящая и прочитать до конца было не просто, но стоит сказать что это того стоило.
    Лично я считаю, что главный смысл произведения в том, что часто болезненное и неблагополучное детство человека может разрушить судьбу его будущего ребёнка. Так, в данной работе, мать, которая росла в детском доме стремится любой ценой сохранить семью и из-за этого сама не замечает, как ломает жизнь своей дочери.
    А ещё, тут конечно же о том, что люди — единственные чудовища, которых стоит боятся. Я не могу сказать, что работу стоит прочитать каждому, но если у вас достаточно крепкие нервы, определённо советую.

    1

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля