Search
Generic filters
31/07/2021
17
2
0

Этот неритмичный грохот в стенах просто сводил с ума. Синдзюку уже почти свыкся со всем. И с ржавой водой, тонкой, и какой-то кривой струйкой вытекающей из помывочного крана по странному расписанию (и хотелось бы сказать «строго по расписанию», но куда там). С «плановыми» отключениями электричества – и главным планом, судя по всему, было заставить жителей сидеть в темноте в самое некомфортное время. С запретом на питомцев – хотя это было самым тяжёлым, ведь из-за него Синдзюку пришлось избавиться от Току, любимого белого кролика, смышлёного зверька, как забавно таращившего на него свои красные глазки. Отдать его было некому – у мрачноватого паренька, прилетевшего в Столицу из Дальней провинции с билетом в один конец, просто не было здесь друзей. Поэтому Синдзюку приготовил его с концентратом синих водорослей – это позволило ему пару дней экономить на обедах, с которыми в доме, кстати, тоже случались регулярные перебои. Что ж, в конце концов, питомцы для того и созданы, чтобы помогать хозяевам.

Но ко всему этому Синдзюку привык, подстроился, и даже начал находить плюсы в таком существовании. Так, время без электричества он начал использовать для молитвы. Он знал, что над религиозными провинциалами столичники откровенно смеются, поэтому ни за что не рассказал бы об этом своим новым соседям. Ни грубому мужлану Джозефу, тоже, кажется, переехавшему из какой-то северной провинции много лет назад, но уже давно освоившемуся, обнаглевшему и одуревшему на столичной чёрной работе. Ни смешно картавящей бабке Антонине, жившей, здесь, по её словам, всегда, хотя нелепый акцент выдавал в ней уроженку Пограничья. Ни рыбацкой семье Хо, безнадёжно пропахшей водорослями, что даже своего годовалого малыша уже вовсю таскала в нагрудной мини-капсуле в море. Молитва, в Дальней провинции объединявшая в общем порыве семьи, а иногда и целые кварталы, здесь оставалась для Синдзюку делом сугубо личным, тайным и сокровенным. Впрочем, бабушка учила, что главное в молитве – это сила веры, а её парню было не занимать. Во внезапно наступающей вечерней тьме он молился долго, сосредоточенно и горячо.

Но этот жуткий скрежет, лязг, перерастающий временами в раздирающий перепонки рёв, отвлекали его даже от молитвы. В стенах, кажется, непрерывно двигались, ворочались, вращались какие-то колоссальные механизмы, уже тронутые, судя по хриплому треску сочленений, коррозией, но всё ещё могучие, занятые своей неистребимой и непонятной работой. Звук то нарастал, в своём хаотическом крещендо срываясь на звонкий металлический визг, то стихал до едва слышного механического шевеления, но не прекращался никогда. Синдзюку уже забыл, как звучит тишина, и проклинал день, когда решил снять комнату в этом мрачном, даже фасадами своими проржавевшем доме на окраине. Да, жить здесь было недорого, а по столичным меркам – почти бесплатно, и Синдзюку, за два месяца в Столице так и не успевший найти себе постоянную работу, понимал, что только на такое и хватит пока его жалких сбережений, оставшихся от продажи их с бабушкой дома. Но каждое утро, которое встречал молодой человек в старом доме с головой, раскалывающейся от ночного грохота, он начинал с мечты о том, как найдёт себе новое жильё – пусть и в пять раз дороже, но без этого изнуряющего дребезга в стенах.

Это утро было обычным – с головной болью, перекрывавшей в ушах звук будильника и рокот в стенах, к которому, кажется, прибавилось попискивание какой-то доисторической электроники. Синдзюку сморщился, невольно вспомнив, как его будила в школу бабушка. Да, никогда больше ему не услыхать этого нежного «Дзю-сан», которым прерывала она его утренний сон, да и короткое хлёсткое «Син», которым окликали его школьные друзья, давно осталось позади. Сейчас он пользовался только полным именем – и его сегодня придётся ввести самое малое полдесятка раз в анкетах на всех запланированных собеседованиях. Когда он думал, сколько раз уже оставил своё небогатое резюме — «Синдзюку, 19 лет, без специальности» — не дождавшись никакого отклика, ему становилось дурно. Но пути назад не было. Молодой человек поднялся со спальной панели, которая скрылась в стене, едва не застряв где-то на полпути.

Провинциал привёз с собой в Столицу старомодную электрическую плитку, что стало лишь ещё одним поводом для насмешек от соседей, ведь еда здесь, как и везде в городе, поступала по пищепроводу. Но плитка не раз выручала; вот и на этот раз кофейный кран ответил пустотелым урчанием, а конвейер пищепровода принёс лишь одну заветренную морскую овсянку. Синдзюку в очередной раз поморщился, и бросил на плитку остатки купленного вчера водорослевого бекона. Неприятное утро обещало обернуться неприятным днём, и нарастающий уже вдвое сильнее обычного стенной шум, это гарантировал.

Столовая панель вибрировала так, что Синдзюку едва мог орудовать палочками. Съедобные, они, как принято в заботящемся о безотходном производстве городе, были сделаны из прессованных водорослей, и легко сломались во время самого сильного толчка. В тот же момент столовая панель резко ушла в стену. Водорослевый бекон на полу расплылся грязной кляксой, моментально утеряв форму.

Синдзуку поднялся с пола и направился к оконному проёму, уже исходящему крупной дрожью. Прозрачная пластиковая пластина шла волнами, и нещадно искажала картинку. За межбоксовой перегородкой раздался глухой удар и ругань: похоже, собирающийся на смену Джозеф не удержал равновесия. Снова попытавшись вглядеться в морскую ширь за окном, Синдзуку понял, что волны идут не только по экрану. Море взбесилось.

Молодой провинциал не боялся моря: как Столица, так и все провинции жили одним морем и кормились им. Как весело было поутру отправится прямиком в тёплые волны, чтобы наловить сладких прозрачных морских червей на завтрак! Разводы от морской соли не отмывались от одежды мальчишек, соль дубила им пятки и сыпалась с выгоревших волос. Нет, море не было страшным. Страшило кое-что другое, и оно решило о себе напомнить там, где Синдзуку никак не ожидал.

Сотрясаемый дрожью вместе с домом, он уже не слышал страшного машинного рёва, как не видел и мигающих на стенах сигналов. Всем своим существом он устремился к горизонту, туда, где морская гладь, также сотрясаемая чем-то невидимым, взбухала противоестественным горбом, пузырём, готовым разорваться. И он разорвался, выставив наружу кривую, покрытую наростами роговую пластину.

— Большой! Большой! – Син наконец осмелился произнести то, что и так уже понял. Но ведь в Столицу не ходят Большие! Уже давным-давно не ходят! Куда угодно, но не сюда!

Его ноги, руки, лицо, стали чужими, неуправляемыми, ороговевшей скорлупой, в которой отчаянно носилось запертое сознание. Он не мог оторвать взгляда от растущего из моря Большого, пока дом под ним грузно разворачивался к морю, с тяжёлым, мучительным лязгом трансформируясь, вставая на громоздкие ноги-опоры, выдвигая из стен титанические жерла орудий. Он видел, как Дом натужно, урывками движется, видел, как убегает по улице прочь семья Хо с младенцем-капсулой, видел, как скрывает их под собой поток земли, взметнувшейся из-под другого Дома-Стража, встающего на ноги. И только первый залп, швырнувший его на пол, разрушил оцепенение.

Шаря по полу среди домашних вещей, ставших одномоментно ненужным хламом, Синдзуку, наконец, обратил внимание на пылающие информационные панели, одна из которых была прямо перед ним. «Срочная инкапсуляция». Потребовалось несколько долгих секунд, чтобы понять, что Дом имеет в виду, и за это время успел грянуть новый залп, от которого у парня наглухо заложило уши и потекли из носа струйки тёплого. Син даже обрадовался внезапной тишине – она помогла сконцентрироваться, и на четвереньках поползти к капсуле. В обычное время она служила жителю туалетом или помывочной, в зависимости о того, какая панель активирована, но сейчас вход в неё призывно горел.

Вместе с пробуждающимся слухом в сознание Синздуку проникал крик. Он был высоким, и почти нечеловеческим в своей истовости. Так кричат морские коровы, пронзённые иззубренным гарпуном рыбака, кричат, зная, что мехамолот через секунду размозжит их череп. Но этот крик принадлежал человеку, и Син знал, кому. Кричала Антонина. Бабка точно не добралась до капсулы: куда ей, она и ходила-то с трудом. С ней, бессильной и беззащитной, что-то происходило: то ли хрупкие кости крушило исполинскими конструкциями Дома-Стража, то ли чудовищной силы удары швыряли тело – тряпицу о стены. Помочь ей? Синдзуку встряхнул головой. И думать нечего! Его собственная, родная бабушка знала, как выживать, уж она бы никогда не попалась в такую глупую ловушку. «Спрячься, и молись». Её слова, универсальная инструкция для встречи с Большим. Именно этим Син и займётся. Он ещё раз встряхнул тяжёлой головой, перевалился через порог капсулы безопасности, и закрыл дверь.

Моментально стало намного тише, а тело плотно зафиксировали спасательные механизмы. Теперь громче залпов и грохота снаружи стучало в ушах сердце, не в силах справиться с паникой. «Большой! Большой! Но как?!!! И кто меня дёрнул поселиться в Доме-Страже?!» Дома-Стражи были сконструированы ещё пятьдесят лет назад для защиты Столицы от терроризировавших её Больших. Но уже около тридцати лет, с тех пор, как Стражи убили одного Большого и покалечили ещё нескольких, они не ходят в Столицу. Дома-Стражи ждут и ржавеют, скрежеща вхолостую и служа доступным жильём для тех, кто готов мириться с их скрежетом. Большие не ходят в Столицу! Именно поэтому сюда и съезжается всё больше и больше провинциалов – ведь свою дань в провинциях Большие собирают постоянно.

Синдзуку знал об этом не понаслышке: десять лет назад данью стали его мама и папа. Бабушка сказала: это потому, что они не молились. Все молились, а они нет – и Большой взял только их. С тех пор Син молился Большим всегда. Молился истово, всем сердцем, как и все в Дальней. Но, наверное, никогда его молитва ещё не была такой отчаянной, как здесь, в Столице, в этой наглухо запечатанной капсуле внутри сражающегося с Большим Дома-Стража. Молитва, как и всегда, состояла только из трёх слов:

ПОЖАЛУЙСТА,

НЕ

МЕНЯ.

Автор публикации

не в сети 3 дня

Андрей Атли

0
Комментарии: 4Публикации: 2Регистрация: 07-06-2021

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

2 комментария

  1. Хоть и короткий, но очень яркий рассказ получился. С самого начала, как только заходит речь про любимого домашнего кролика и его дальнейшую судьбу, то возникает ощущение того, что читателя ожидает очень нетривиальная история. А уже потом, конечно, приятно удивляет детализация созданного мира. Все эти пищепроводы, хрупкие палочки из водорослей, очевидная глобальная многонациональность и, вообще, сама трущобная атмосфера города будущего, прямо-таки очаровывают своей яркой картинкой. Ну, и «вишенкой на торте», конечно, является образ дома-стража. Это очень интересная и захватывающая идея, которая просто блестяще описана. Это их масштабная трансформация вместе с жителями, находящимися внутри, невероятно впечатляюща. И тут, в принципе, даже образ «Больших», которые собирают «дань», меркнет. Скорее потому что образ огромных чудовищ, приходящих из моря, слишком популярный. И тут даже не «Тихоокеанский Рубеж» хочется вспомнить, а «Монстро», например, который куда более «социальный» что ли. Про конкретно японскую культуру вообще можно не говорить, там, насколько мне известно, этого очень много. Но образ дома-стража – это великолепно. Хоть им и посвящена короткая сцена, но эти дома сразу вызывают огромную симпатию.
    Концовка тоже классная. Как и немногословная молитва, как нельзя лучше объясняющая реалии этого фантастического мира.
    Спасибо! И удачи в творчестве!

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    1
  2. Благодарю за развёрнутый отзыв, всегда интересно, как «работает» текст, удалось ли создать образ, рассказать историю.
    Да, Вы всё поняли верно, «Большой» — это прямая отсылка к кайдзю, гигантским монстрам японского (а потом и мирового) кинематографа, но обыгранная больше в духе «Монстро», без прямого акцента на облике и качествах создания. Да и в целом это попытка рассказать отчасти новую историю в отчасти знакомых декорациях.

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля