Наступая на пятки или любовь на расстоянии

Свойства работы: Разрешить публикацию на сайте, Принять участие в конкурсе Независимое Искусство – 2021, Разрешить публикацию в журнале
Дата создания работы: 20.12.2020

Глава 1 «Игорь»

“Бесовка: Представляешь, мне сегодня опять пришло письмо с признанием в любви. Я уже не знаю, как от них отмахиваться. У меня, наверное, самый большой черный список в Сети.))) Интересно, в чем заключается их любовь? Они ведь даже не общались со мной. Ни одного сообщения — сразу в лоб: «Я люблю тебя!» или «Я влюбился с первого взгляда!» При том, что они меня не видели ни разу. У меня в профиле нет ни одной человеческой фотографии. Ни моей, ни чужой, вообще  фотографий нет. Кроме аватарки.))))

Странник: Я не знаю. ))) Честно, даже предположить не могу. Я вообще не сторонник отношений в интернете. Глупость какая-то. Как можно влюбиться в человека, не чувствуя его? Для того, чтобы зародились отношения, необходим визуальный контакт, прикосновения. А так… Бред. Вот, дружба — это возможно. Я даже скажу больше — реально!”

 

 Комнату наполнял яркий солнечный свет. В открытую форточку доносился шелест листвы деревьев. Городские воробьи спорили о чем-то, видимо, очень важном. Потому как чириканье их было более чем назидательным. Во дворе на детской площадке визжали дети. Какая-то девочка громко и монотонно звала маму. Но через десять минут она замолчала. Еще за окном слышался стук футбольного мяча и возмущенные басистые голоса парней, еще не остывших от прошедшего недавно в России чемпионата мира по футболу. Во многих дворах с того времени молодежь активно поддерживала нашу сборную, словно готовилась в основной состав. Внезапно, вразрез привычному дворовому шуму, раздался клаксон автомобиля, сопровождаемый возмущением водителя — вероятно кто-то из детей выбежал на дорогу прямо перед колесами. 

Игорь встал с кровати, потянулся, застегнул на левой руке часы и, надевая халат, подошел к окну. Все образы, возникшие у него в голове, подтвердились. Даже марка и цвет автомобиля оказались теми, что представил парень. Он усмехнулся, провел указательным пальцем по стеклу часов, очертив тем самым невидимый круг, и направился в ванную, захватив по дороге с дивана сотовый телефон. На дисплее висело оповещение об одном непрочитанном сообщении. Игорь не стал его читать, опустил смартфон в карман халата и включил воду в душевой кабине. Снимая часы с руки, он посмотрел в зеркало, которое висело над раковиной: короткая стрижка, легкая однодневная щетина на подбородке, которая не давала покоя из-за отсутствия ее на скулах. Игорь всегда хотел носить бороду, но один только подбородок его не устраивал, поэтому он, скрипя зубами, брился каждое утро. Еще не совсем проснувшиеся глаза смотрели из отражения на парня серо-голубым блеском. Вообще Игорь не мог понять, какого цвета его глаза, потому что оттенок их постоянно менялся относительно настроения или, возможно, погодных явлений. Но сейчас цвет глаз был именно серо-голубым. Нос — это отдельная история. Глядя на него, парень поморщился и щелкнул по нему пальцем. Он считал, что нос немного крупноват и слегка напоминает грубую неоконченную заготовку скульптора, но это его часть тела, поэтому пришлось смириться и жить дальше. В остальном собственный внешний вид Игоря вполне устраивал: умеренно пухлые губы, острый подбородок  — всё было как бы в меру допустимо. Средний рост, обычное телосложение — в общем, нормальный парень среднего возраста.

Настроение было отличным — душ обладал поистине магическими свойствами. Прилив сил, бодрость, желание свернуть горы… «Жаль, что сегодня выходной…» — напечатал парень статус на своей страничке одной из социальных сетей, отпивая из чашки ароматный чай. Вообще-то рабочее время Игоря не зависело от дня недели, времени суток или времени года. Он работал фрилансером и получал заказы по интернету. Прошлый месяц был очень напряженным и продуктивным — вчера Игорь сдал работу заказчику, поэтому и решил устроить себе небольшие каникулы с сегодняшнего дня. Многие друзья знали об этом — под статусом стали появляться комментарии с нотками иронии. «Странник, хватит отдыхать — целых пять часов уже без работы))))». «Устал без работы? Помоги другу!)))» «Ты что, отдыхаешь? Дружище, не нужно портить погоду!!!)» 

Игорь улыбался, читая комментарии друзей. Многие из них работали также, поэтому понимали, что это значит — выходной для фрилансера: в любую минуту может прилететь новый заказ, от которого нельзя будет отказаться. Ведь от этого зависит репутация и заработок. Хотя заказы бывают разные по объему и сложности, и они в любом случае отнимают время и силы.

Телефон сообщил о поступлении нового письма в тот самый момент, когда Игорь собирался отправить ответ на комментарии: «Завидуйте молча!)))», но удалил текст и написал новый: «Накаркали новый заказ. Довольны, черти?» Отправив сообщение, он вышел из приложения и загрузил почтовый ящик. Жирной строкой из общего списка выделялось новое непрочитанное сообщение. Отправителя Игорь узнал — это киприот, для которого парень в прошлом году делал сайт-визитку. Он состоял всего из одной страницы для гостиницы в одном из городов островного государства. Маленькая, по сравнению с другими отелями Кипра, трехэтажная гостиница с небольшим бассейном во дворе. Условия проживания средние — как во многих частных домах на морском побережье южных регионов России. Много времени эта работа у Игоря не заняла, тем не менее заказчик остался доволен. Говорил, что будет рекомендовать парня друзьям и знакомым. Правда, с Кипра до этого момента заказов так и не поступало.

Игорь открыл сообщение и глазами пробежался по англоязычному тексту. В горле пересохло, и он залпом допил остатки чая. Нажатием кнопки заблокировал телефон, отложил его, не отрывая взгляда от черного погасшего экрана. Несколько минут Игорь сидел, как завороженный, рисуя на стекле своих часов окружность и переваривая прочитанное. Затем снова взял телефон, разблокировал и внимательно перечитал содержимое электронного письма. Снова заблокировал экран и отложил смартфон в сторону. Вышел из кухни, взял с тумбочки пачку сигарет и направился на балкон. Выпустив густое облако дыма, Игорь смотрел на визжащую детвору и, гоняющих по огороженной площадке футбольный мяч, парней. «Странно все это, — подумал Игорь. — Странно и удивительно. Может быть, я что-то не так понял? Надо посоветоваться с Гришей. Он давно в этом варится, наверняка в курсе всего». Парень быстро затушил недокуренную даже до половины сигарету и вернулся в квартиру. 

Телефон лежал на прежнем месте. Игорь взял его, движением большого пальца разблокировал — с дисплея терпеливо смотрело на него письмо киприота. Он закрыл приложение, скопировав перед этим текст, и открыл другое. 

«Сеть» — социальное интернет сообщество, созданное студентом Забайкальского государственного университета Федором Гольманом в две тысячи восьмом году по принципу набравших уже тогда популярность социальных сетей «Одноклассники» и «ВКонтакте». Основной функцией этого сообщества являлось общение в группах по интересам — от любителей аквариумных рыбок и до фанатов «Теории Большого взрыва».

Сейчас у этого интернет-проекта есть и мобильное приложение, и различные дополнения для прослушивания музыки, обмена файлами. На начальном же этапе развития этого сообщества была страница в интернете с десятком ссылок на тематические форумы и паутиной в хедере (или, если говорить простым языком, шапке страницы). Паутина являлась тогда и сейчас логотипом сайта. Старожилы Сети говорят, что изначально сайт назывался «Гольф» — от сокращения фамилии и имени создателя. Но потом Фёдор изменил дизайн страницы, а вместе с ним и название. 

Игорь отыскал в списке пользователей Сталкера и без пояснений незамедлительно отправил ему скопированный текст. Какое-то время сообщение висело непрочитанным, хотя Сталкер был в сети — об этом говорил зеленый значок рядом с его ником. Наконец, надпись «Доставлено» сменилось на «Прочитано». Игорь сидел и сверлил взглядом экран телефона. Секунды ожидания показались ему вечностью. Через пару минут появилось новое сообщение: «Чувак, поздравляю тебя! Отличные каникулы получатся.)))» Игорь помедлил и написал ответ: «Гриша, а это точно не развод?» Подумав секунду, добавил: «Я, наверное, просто не верю в это!)))». «Игореха, такой шанс выпадает не часто. Хватай его и не думай! Заказчик предлагает тебе поработать на его земле. Гарантирует оплатить все расходы за перелет и проживание. Да еще и денег заплатит».

Да, Игорь слышал о таких случаях, когда фрилансеры путешествовали подобным образом по всему миру, но никогда не думал, что это может коснуться его самого.

«У тебя загранник есть?))» — появилось сообщение от Гриши.

«Да, есть. Я же в прошлом году собирался в Турцию. Уже загранпаспорт сделал, поехал в туристическую фирму, но по дороге пришел новый заказ. Кстати, от этого же киприота.)))»

«Ну, вот видишь, дружище, все воздается сполна!))) Из письма я понял, что ответ он ждет в течение недели? Давай встретимся, поболтаем?»

«Да хоть сейчас!)))))» — слова Гриши успокоили парня, растерянность и негодование сменились фонтаном бурлящей радости. Эмоции настолько переполняли его, что, казалось, он вот-вот взорвется. 

Внезапно раздался звонок в дверь. Хотя, звонком это назвать-то было трудно. Комната содрогнулась от противного пробирающего до костей металлического треска. Игорь мгновенно пришел в себя после эйфории от только что прилетевшей новости. Вышел в коридор и посмотрел в глазок.

«Видимо, придется отложить нашу встречу, дружище, до вечера.))) Внезапно приехали родители.))))))» — Игорь отправил сообщение и открыл дверь.

На пороге стояли худощавый мужчина с аккуратно подстриженными седыми усами и старательно выбритым подбородком и женщина с добрыми глазами и приветливой улыбкой. Несколько мгновений в воздухе стояла звенящая тишина. Игорь не ждал их сегодня. Они созванивались до этого и обсуждали, что, возможно, летом приедут в гости к сыну. Но конкретной даты не обсуждали. 

— Может быть, ты хоть в дом впустишь? — громом обрушились слова отца.

Игорь вздрогнул, схватил сумки из рук родителей и отошел в сторону.

— Внезапно! — вполголоса пробормотал парень, а вслух сказал: — Что не предупредили? Я бы вас встретил…

И тут до него дошло: висящее непрочитанное смс-сообщение. Он открыл его: отправлено вчера в 10:15. «Сынок, мы выезжаем. Встречай. Поезд #376, вагон 7, прибытие завтра в 10:30».

 Упс…

Пап, мам, простите. Заработался, — виноватым голосом, впуская родителей в квартиру, протянул Игорь. — Вчера большой заказ сдавал. В три часа ночи только закончили со всеми формальностями.

— И что? После того, как закончили, не мог посмотреть смс-ку от матери? — сурово сказал отец, усаживаясь в кресло. — Или после того, как закончили, снова начали?

— Саша, перестань. Что ты такое говоришь? — виновато сказала мама из кухни. Она как всегда привезла разных солений.

— А что? Я не прав? — неугомонно продолжил отец. 

— Нет, папа, ты не прав. Я действительно работал эти дни, — Игорь зашел в кухню, чтобы ворчание отца было не так слышно. И понизив голос, продолжил: — Я вырубился и не читал сообщения.

— Ладно, сынок, не сердись на отца. Мы сразу поймали такси. Это он просто марку держит, ты же знаешь, — улыбнулась мама.

— Да, знаю. — Игорь улыбнулся ей в ответ и обнял. — Я очень рад, что вы приехали.

Игорь смотрел, как мама расставляет привезенные продукты в холодильник. Он действительно был рад их приезду, просто не совсем был к нему готов именно сегодня. Родители жили в Екатеринбурге. Игорь уехал от них два года назад в Москву, считая, что здесь больше перспектив на более выгодные заказы. К тому же здесь жило большинство его друзей — таких же, как он сам, фрилансеров, с которыми он общался в социальной сети. Одним из них как раз и являлся тот самый Сталкер. Именно он предложил Игорю перебраться в столицу. До этого они более двух лет общались в интернете, помогая друг другу с выполнением сложных заказов. А когда Игорь решил переехать, Гриша предложил пожить у него, пока тот не найдет подходящее жилье. С тех пор у них завязалась крепкая мужская дружба.

— Пойдем, покурим, Игорь, — голос отца прозвучал, как раскат грома, хотя и был намного мягче, чем когда они только зашли.

Игорь посмотрел на мать, виновато пожимая плечами, та одобрительно кивнула, доставая из тумбы кастрюлю. Игорь вышел вслед за отцом, по пути взял со стола в зале сигареты и направился к открытому балкону. Во дворе картина не изменилась. Дети, все так же визжа, суетились на детской площадке. Каждый из них то ползал, то бегал, то кувыркался. Но они, казалось, были одним целым. «Словно муравейник», — подумал Игорь. Правее, на огороженной сеткой рабица площадке, продолжали пинать мяч парни. У них за это время появились зрители, и игра казалась более захватывающей и интересной. 

Щелкнула зажигалка отца, прервав наблюдения парня. Игорь прикурил и выпустил в воздух облако дыма. Он любил родителя, несмотря на его строгость. «Нужно держать марку,» — любимое его выражение. И это само собой разумеется, после многолетней службы командиром в войсковой части. «Если дать слабину, тебя не станут уважать, а просто сядут на шею». Со временем этот лозунг прирос к нему как лишай, который возможно удалить только хирургическим способом. Игорь с мамой это понимали, поэтому относились к этой черте характера лояльно. Тем более сам отец был довольно отходчивый и быстро забывал, из-за чего был так суров.

— Ну что? Как ты тут? — начал разговор отец, выпуская очередную порцию дыма. — Денег-то хватает?

— Конечно, хватает, пап. Все нормально. Я же говорю, работа есть.

— Работа есть, а девушка у тебя есть? — отец с улыбкой посмотрел на сына. — Или твоя девушка и есть работа?

Во двор въехала иномарка и остановилась около огороженной площадки, где ребята играли в футбол. Пассажирские двери открылись, и по стенам домов пробежалась волна музыки, выпущенная на волю. Сквозь звук прорвался возмущенный женский голос, хозяйка которого почти по пояс вылезла из окна на первом этаже и явно не была поклонницей электронной музыки. Ребятам пришлось убавить громкость более чем вдвое. 

— У меня новый заказ нарисовался, — игнорируя вопрос отца, сказал Игорь. 

Он не любил обсуждать эту тему. В Екатеринбурге у него была девушка, с которой они встречались еще со школы. Когда парень окончил институт, они собирались пожениться. Даже начали откладывать деньги на свадьбу. Родители Игоря приняли это и были готовы участвовать в подготовке. А вот родители Тани были категорически против и всячески старались переубедить дочь. И вот, как в классических мелодрамах, за день до свадьбы Таня позвонила Игорю и предложила отложить церемонию на неопределенный срок, объясняя это тем, что она еще не готова к такому серьезному шагу. В итоге через месяц они расстались, а еще через две недели несостоявшийся жених узнал, что Таня вышла замуж и уехала в Европу. Классика жанра.

После этого Игорь долго ни с кем не встречался. Потом пытался, разочаровывался. Снова пытался… Но все девушки, с которыми он знакомился, оказывались лишь охотницами за роскошью и богатством. А этого тогда у парня не было. На фоне провалов появилась навязчивая идея, что он просто не достоин хорошей и порядочной девушки. 

После переезда в Москву Гриша несколько раз пытался познакомить Игоря, но все попытки оборачивались полным фиаско. Теперь любовная жизнь Игоря начиналась знакомством в клубе или баре и заканчивалась следующим утром. Во все это парню не хотелось посвящать отца, потому что развитие подобного разговора было очевидно. Время уходит, Игорю тридцать с лишним, а родителям уже хочется внуков. 

— Понятно, — вздохнул отец, понимая, что ответа он так и не дождется. — Заказ стоящий?

Их разговор прервал голос матери — обед был готов. Мужчины потушили окурки в пепельнице и направились в ванную мыть руки. Потому что без этой процедуры заходить на кухню даже не стоило пытаться. 

До вечера Игорь рассказывал родителям о том, какие заказы ему поступают, узнал все последние новости Екатеринбурга, сыграл с отцом несколько партий в нарды — пару раз выиграл. Потом позвонила мамина подруга, которая уехала из Свердловска вместе с мужем в Москву, и родители собрались в гости. Поймав удачный момент, Игорь сообщил, что тоже спешит к другу и молниеносно, не давая родителям опомниться, скрылся за входной дверью.

 

В баре из динамиков звучал легкий ритм джаза. Одна из кавер-версий на популярную зарубежную композицию. Приглушенный свет, снующие по залу полупьяные парни, звонкий смех девиц за дальним столиком в противоположном углу. Бармен с интересом смотрел на посетителей, протирая бокалы. На небольшой сцене стояли музыкальные инструменты — гитары, синтезатор, барабаны. Самих музыкантов на сцене не было — после сорокаминутного выступления они вышли на улицу, устроив себе небольшой перерыв.

Игорь любил этот бар. Здесь все было живое. Все настоящее. Посетители — в основном дворовые и гаражные музыканты, зашедшие на огонёк, чтобы выпить пару кружек пива. Официанты — без пафоса, без солдатской выправки, не имеющие желания плюнуть тебе в салат за то, что ты им просто не понравился. Бармен — уставший от дневных лекций студент, такой настоящий, живой, а не манекен из магазина одежды с натянутой улыбкой. Даже хозяин бара Руслан— молодой парень лет тридцати — и тот был настоящим, без понтов и демонстрации собственного превосходства. Он спокойно сидел в углу за барной стойкой и небольшими глотками потягивал пиво. Почти каждый из присутствующих был с ним знаком, включая Игоря. Но никто не старался завязать разговор. Никто не навязывал свое внимание, лишь кивая в знак приветствия при входе. Тут все были, как дома. Атмосфера не просто позволяла, она настаивала, чтобы каждый гость здесь забыл о проблемах и расслабился, почувствовав вибрации живого звука.

Напротив Игоря, уткнувшись в телефон, сидел Гриша, в сети известный как Сталкер. Не понятно, конечно, чем руководствовался Григорий, выбирая себе прозвище. По мнению Игоря, ничего общего с каким-либо из героев романа братьев Стругацких у него не было — кучерявая рыжая шевелюра на голове, вытянутое худое лицо. Рост, конечно, впечатляет, но в соотношении с его телосложением очень нестандартный — пару десятков килограммов ему набрать не мешало бы. Если основываться на значении самого слова, то здесь тоже всё сложно — Гриша (насколько знал Игорь) не фанат таинственных и загадочных мест. Хотя на вопрос, почему Сталкер, Гриша всегда отвечал одно: «Я в постоянном поиске новых территорий…». Никто не понимал, о чем говорит парень. Выглядело как смешной и хорошо продуманный спич. И после безобидных шуток ребята меняли тему разговора.

Симпатичная девушка в клетчатой рубашке с закатанными по локоть рукавами и в светло-голубых джинсах поставила на их стол два бокала нефильтрованного пива. По запотевшим стенкам медленно и как-то таинственно сползали прозрачные капли конденсата. Затем на столе появилась тарелка с сухариками и еще одна с вяленой рыбкой. Девушка посмотрела на ребят, мысленно задавая вопрос: «Что-то еще?» и, не увидев никакой реакции, собралась уходить. Но Сталкер остановил ее, коснувшись руки.

— Скажи…, Валя, — прочитал он имя на бейджике. — А что за концерт сегодня?

— Сейчас местная фолк-группа «Северяне» выступает. А после них тюменские гости будут. Классная команда! Советую остаться. Они к нам каждый год приезжают — собирается полный зал, даже стоять негде.

Гриша провел взглядом по столикам и вновь посмотрел на Валентину.

— Видимо, надоели они уже. Народу-то мало.

В ответ девушка только улыбнулась и, пожав плечами, ушла к другому столику, который находился у самой сцены. Сталкер проводил Валю взглядом, вздохнул и посмотрел на Игоря.

— Ну, что? Выпьем?

Они сделали по глотку. Холодный напиток приятно освежал и слегка пощипывал горло.

На входе появились несколько парней. Они прошли через зал к сцене и остановились. Один из них огляделся и, поймав взглядом хозяина бара, направился к нему. Руслан вышел из-за барной стойки и пошел к музыканту навстречу. Перекинувшись парой фраз, они снова разошлись. Ребята стали готовиться к выступлению. Долговязый парень с шевелюрой накинул на плечи гитару, включил «комбик» и пробежался по струнам. Легкую джазовую музыку заглушил жесткий металлический гитарный звук. Парень покрутил регулятор на усилителе и теперь уже просто провел медиатором по струнам — звук стал значительно тише. Здоровяк в ковбойской шляпе грузно шмякнулся на стул за ударной установкой и так же, как гитарист, немного пошумел. Лидер группы (тот самый, который подходил к хозяину заведения) взял в руки бас-гитару — воздух задрожал от низкочастотных волн. Гриша скривил недовольную гримасу и кивнул Игорю в сторону выхода:

— Пойдем, покурим? — предложил он, сделал большой глоток из бокала и встал из-за стола. Валя у барной стойки с подносом в руках непонимающим взглядом смотрела на шагающих к выходу парней. Сталкер успокоил её, пообещав вернуться.

Над городом уже зажглись звёзды. Воздух наполнился легкой ночной прохладой. Автомобильный гул немного стих, хотя время от времени где-то в городе раздавался грозный рык моторов. У входа в бар стояли несколько машин, возле которых небольшими группками кучковалась молодёжь. 

Игорь достал из кармана пачку сигарет. Сначала предложил Грише, и после отказа закурил сам. Сталкер начал копаться в портфеле, который взял с собой из бара. «Вот почему официантка с такой опаской посмотрела на нас… Сталкер вышел с сумкой, а Валя решила, что мы собираемся уйти, не рассчитавшись…», — подумал Игорь, глядя, как его товарищ достает из портфеля трубку и небольшой кисет с табаком.

— Ну, рассказывай, — прервал секундную паузу Гриша, старательно набивая трубку. — Что надумал?

— Я не знаю… — пожал плечами Игорь. — Страшновато… Я же ни разу не выезжал за границу. Тем более, страшно от того, что предстоящая поездка будет не в качестве туриста, где за тебя решат все вопросы и с питанием, и с проживанием. Даже экскурсии предоставят, если надо. Поэтому как-то не по себе.

— А что тебе страшно-то? Тут за тебя тоже все решат. И питание, и проживание. Ты только представь — пляж, девчонки полуголые, мохито… И так круглый год! Что ещё для счастья нужно?

— Да дело ведь не в девчонках и мохито, Гриш. Ты не понимаешь? Я же тебе говорю, я ни разу не был за границей. А одному тем более страшно. Нет, конечно, я уже почитал в интернете про эту страну. Но всё равно как-то не по себе.… Вот ты уезжал дальше российской границы больше чем на месяц?

— А что ему надо-то? — не отрываясь от процесса набивания трубки, поинтересовался Сталкер. — Я имею в виду — ты ведь общался с ним? Из письма я понял, что нужно что-то сделать с сайтом, который ты для него верстал в прошлом году. А что конкретно, так и не могу врубиться. 

— Да ты представляешь, вообще удивительная история. Я тоже сначала думал, что ему подправить на сайте что-то нужно. Ну, как обычно бывает, телефон поменять, фотографии обновить. А он хочет вообще новый проект. В смысле, новый сайт — чтобы все там шевелилось, кудрявилось, моргало и светило. В общем, на полную катушку.

— А денег-то у него хватит? — засмеялся Гриша, закончив процесс упаковки табаком трубки и, с видом победителя, раскурил ее. Воздух тут же наполнился ароматом шоколада и ванили. — Такие проекты сложные и довольно дорогие.

— Так у него, представляешь, теперь целый гостиничный комплекс, ресторан и еще яхта для экскурсий, — Гриша удивленно поднял брови. —А раньше у него был небольшой отель. Прикинь, как чувак раскрутился за год. Поэтому он и хочет, чтобы я работал там — понимает, что работы не на одну неделю.

Дверь бара открылась, и воздух вокруг тут же наполнился приятной ирландской музыкой. В дверном проеме появилась голова Валентины. Убедившись, что парни не сбежали, она смущенно улыбнулась и скрылась внутри заведения. 

Сталкер прислонился к машине припаркованной у входа. В тот же момент раздался пронизывающий звук клаксона. Гриша подпрыгнул на месте, чуть не выронив трубку из рук. Оба парня с интересом заглянули внутрь автомобиля — на водительском месте сидела молодая девушка лет двадцати пяти. Она застенчиво улыбнулась, виновато пожимая плечами. Гриша моментально расцвел, как нарцисс, и наклонился, заглядывая в открывшееся окно.

— Добрый вечер, милая леди. Что же вы нас так пугаете? А если у меня сердце слабое? 

Девушка захихикала и снова пожала плечами.

— Извините, я не нарочно.  

— Почему такая красивая девушка сидит в машине, да еще и в одиночестве? Предлагаю познакомиться и исправить эту нелепую ошибку. Меня зовут Григорий, но друзья называют просто Сталкер. А это, — кивком головы он указал на Игоря, — мой лучший друг — Игорь.

Гриша облокотился руками на дверь и головой практически уже залез внутрь автомобиля. 

— Очень приятно, Григорий-Сталкер и Игорь. Меня зовут Лена, и я не одна. Я с подружкой. Она пошла в бар, чтобы узнать, есть ли свободные места. 

Сталкер поднял голову и довольный подмигнул Игорю. В этот момент дверь открылась, вновь послышались ирландские мотивы. Из бара вышла высокая симпатичная девушка. Она остановилась на крыльце, с видимым удивлением посмотрела на парней и подошла к открытому водительскому окну машины, бесцеремонно оттеснив Гришу. Тот лишь улыбнулся и уступил место. Девушка опять посмотрела на Сталкера, но теперь ее взгляд был оценивающим. Гриша улыбался, выпуская клубы ароматного дыма.

— Лиза, ну что там? — прервала паузу Лена.

— Все уже забронировано. Надо было раньше приезжать. — Развела руки в стороны подруга. 

По лицам девушек было заметно, что факт отсутствия свободных столиков их очень расстроил. Судя по всему, они приехали на выступление той самой хваленой тюменской группы. 

— А что, группа действительно хорошая? — впервые за все время заговорил Игорь. Обе девушки повернули головы, а Лизе пришлось развернуться полностью, потому что парень стоял позади нее. 

— Молодой человек, как вам не стыдно? Бессовестный! А что не пристроился сразу? — тон Лизы был вызывающим. Игорь ей явно не понравился.

— Простите, так вышло… — улыбнулся парень.

— Лиза, познакомься, — втиснулась в разговор Лена, — это Игорь. А это Григорий. Для друзей — Сталкер. 

Лиза еще раз осмотрела Игоря с ног до головы, затем перевела взгляд на Гришу. Его она рассматривала с легкой улыбкой на лице. Сталкер засуетился.  Выпрямился, ехидно улыбнулся и подмигнул девушке, интенсивно раскуривая трубку. Та улыбнулась ему в ответ. Щелкнул замок двери, Гриша и Лиза сделали шаг назад, позволяя Лене выйти из машины. Теперь её можно было разглядеть полностью — ростом она была чуть ниже Странника. Стройная, с точеной фигурой. Русые волосы волнами спадали на плечи. Облегающая белая майка подчеркивала ее красивую среднего размера грудь. Причем было видно, что под майкой больше ничего нет. Облегающие голубые джинсы демонстрировали красивые бедра и стройные ноги.

— Устала уже сидеть, — потянулась Лена, разведя руки в стороны. — Ну, что будем делать, Лиза? Я так надеялась туда попасть.

— Если твоя подруга не брезгует моей компанией, могу предложить наш столик,  — заявил Игорь, нарочно отведя взгляд в сторону. Лиза усмехнулась, но взгляда от Игоря не отвела.

— Точно! — подхватил Гриша. Его рука внезапно обняла за талию Лизу. — Пойдёмте к нам за столик! 

Не давая опомниться, Сталкер слегка подтолкнул девушку и направился с ней ко входу в бар. Та не особо сопротивлялась. Лена и Игорь переглянулись и направились следом. На сцене все еще играли местные музыканты. А перед сценой отплясывали несколько девчонок. Лиза продвигалась сквозь толпу в ритме музыки. Гриша держал ее за талию и направлял в сторону их столика. Хотя навигация у парня, судя по всему, стояла далеко не на первом месте — его руки то и дело нарочито соскальзывали Лизе на бедра. Лена с Игорем следовали за танцующий парочкой, изредка переглядываясь. 

Народу в кафе на самом деле значительно прибавилось — готы, эмо, рокеры, панки. Все в одном месте. Выглядело это одновременно странно и удивительно. Поразительно было то, что никаких конфликтов среди этих сословий Игорь не наблюдал. Пара десятков обычных людей, таких как Гриша с Лизой и Игорь с Леной все-таки здесь присутствовали и разбавляли эти субкультурные слои.

Ребята сели за столик. Перед ними из толпы тут же возникла Валя. В руках она держала блокнот и ручку. Гриша предложил девушкам сделать заказ. Недолго думая, Лиза и Лена озвучили свои пожелания, Валя записала их в блокнот, улыбнулась и исчезла так же внезапно, как и появилась. 

— Девчонки, — Сталкер пытался  перекричать музыку, — а следующая группа такая же?

— Интереснее намного, — ответила Лиза. — Тебе понравится.

Они уже вовсю обнимались. Игорь заметил, как руки Гриши иногда как бы «случайно» поглаживают грудь Лизы. Та упорно делает вид, что не замечает этого. Лена села чуть в стороне — ближе к Лизе. Игорь решил брать инициативу в свои руки. Очертив на стекле своих часов окружность, словно загружая в себе решительность, он вместе со стулом пододвинул девушку к себе, аккуратно повернул ее голову руками и поцеловал в губы. 

— Вот это да! Вот это по-взрослому! — реакция Сталкера не заставила себя ждать. Он тут же повернулся к Лизе, собираясь повторить решительный ход друга. Но за секунду до действия обнаружил кулак девушки, который упирался в его нос.

— Чуешь чем пахнет? — сказала Лиза и, не дожидаясь ответа, засмеялась.

Игорь наблюдал за ребятами, не решаясь повернуть голову. Лиза заметила растерянный взгляд Странника и рассмеялась, закрыв лицо ладонями. Парень взял свой бокал и сделал большой глоток. Не успел пивной стакан коснуться стола, как его перехватила женская рука с ярким маникюром. Игорь  не сдержался, удивленно повернул голову и молча наблюдал как пиво убывает. Поставив пустой стакан на стол, Лена удовлетворенно вздохнула.

— Больше без разрешения так не делай, — сказала она с улыбкой и нежно поцеловала парня в щечку. Лиза кивнула, подняла большой палец вверх и посмотрела на Гришу, как бы сообщая своему ухажеру, что эта фраза относится и к нему. Тот мило улыбнулся и пожал плечами, признавая установленные правила.

Очередная композиция местной группы закончилась продолжительной кодой. Зал наполнился овациями и благодарными криками «Браво!». Музыканты вышли к краю сцены, басист представил каждого участника, предоставляя каждому из них право насладиться своей порцией аплодисментов. 

«Друзья, на этом наше выступление подошло к своему завершению, — голос в динамиках принадлежал солисту «Северян». — Спасибо вам огромное за поддержку и те эмоции, которые вдохновляли нас сегодня. Группа «Северяне» не прощается с вами, а говорит лишь «до скорой встречи». А через несколько минут на этой сцене появятся те, кого вы так долго ждали — наши гости из славного города Тюмень!»

Шквал аплодисментов обрушился на стены бара с новой силой. Когда музыканты освободили сцену, площадка перед ней вновь стало более-менее свободной. В колонках опять зазвучал легкий джаз. Часть зрителей вышла на улицу, часть расселась по столикам. Валя принесла заказ девушек, ребята подняли бокалы и выпили за знакомство.

 

Каждое утро одно и то же… Визг детей на площадке, басистые вопли футболистов… И кто придумал размещать спортивные площадки во дворах домов? Наверняка какой-то бывший спортсмен-активист с солдатской выправкой, золотым значком ГТО и идейным двигателем в голове. Интересно, как он чувствовал себя в старости, когда уже не мог по утрам гонять по полю мяч и висеть на турнике? Закрывал голову подушкой или не открывал окна вовсе?

Голова трещала по швам. Создавалось впечатление, что она вот-вот лопнет. Свинцовая, полная непонятной субстанции сфера при малейшем движении изнутри сверлила виски. Подушка на голове, словно печь, нагревала содержимое черепа. Нужно встать, принять душ, тогда станет легче. Но это было выше его сил. Казалось, что любое малейшее движение приведет к неминуемой катастрофе. Открыть глаза — значит попытаться выполнить априори непроходимый квест.

Что же случилось вчера? Почему так плохо? В голове Игоря не было ответов на эти вопросы, да и не хотелось сейчас их искать — копаться в темных уголках сознания и памяти себе дороже. Сейчас это не так важно. Сейчас нужно заставить себя встать и пойти в душ. Привести себя в порядок и подумать, что делать с киприотом. Внезапно раздался телефонный звонок — голову пронзил раскаленный металлический прут. «И почему я до сих пор не поменял мелодию? Противная трель! Сколько раз зарекался включать на ночь беззвучный режим. Да, где же он?» Телефон продолжал противно и назойливо трезвонить. Игорь с закрытыми глазами щупал вокруг себя, надеясь, что он где-то рядом и не придется вставать. Но к сожалению, под рукой мобильника не оказалось. Внезапно повисла тишина. Блаженство. Именно в такие моменты понимаешь всю ценность тишины.  Игорь собрал всю свою волю в кулак и сел на кровать. Открывать глаза он не спешил — это будет перебор. Нельзя перегружать организм сразу столькими стрессами. Дождавшись, когда гул в голове поутих и пульсация в висках прекратилась, Игорь осмотрелся — он находился не в своей квартире.

— Здорово же ты вчера уработался, старик! — Гриша откинулся в кресле в дальнем углу комнаты и с нескрываемым восторгом смотрел на приятеля, помешивая ложечкой кофе.

— Я вообще ничего не помню. Такой провал в голове, словно вчерашнего вечера совсем не было.

— Я знаю, как вернуть тебя к жизни, дружище! Одевайся…

Окрошка — настоящее спасение в подобных случаях. Именно поэтому Гриша привёл друга в это кафе — здесь лучшая окрошка в микрорайоне. Пока Игорь восстанавливал свое состояние холодной похлебкой, Сталкер рассказывал их насыщенные вчерашние приключения. Хотя все было до тошноты просто: после концерта тюменской группы (кстати, их выступление действительно было великолепным — со слов Гриши, потому что Игорь помнил это весьма призрачно) ребята уговорили девушек посетить караоке-бар. Там они продолжили закреплять свое знакомство совместным исполнением хитов разных лет. Уже под утро, когда им сообщили, что заведение закрывается, Игорь сказал, что не может идти в таком виде домой, так как приехали его родители. Поэтому лучше всем вместе отправиться к Григорию. Но не рассчитал свои силы и уснул еще в такси. Лена печально посмотрела на своего спутника и вдруг вспомнила, что ей срочно нужно ехать домой. Сталкер предложил девушкам обменяться номерами телефонов и созвониться на следующий день.

— Да уж… — только и смог сказать Игорь, схватившись за голову. 

— Да не переживай ты, — подбадривал его Гриша, — все нормально. Лена тебя даже поцеловала на прощание. Я, кстати, тоже утром чувствовал себя неважно. Просто мне срочно нужно было встретиться с заказчиком, поэтому кофе, зубная щётка и упаковка жевательной резинки спасли меня.

— Кстати, о заказчиках! — вдруг вспомнил Игорь, отставляя пустую тарелку. — Надо что-то решать с киприотом. 

— Ты еще не связывался с ним? — Гриша заботливо подвинул другу сахарницу, когда тот глотнул из чашки кофе и скривил недовольную физиономию.

— Когда? Я только маме утром позвонил. Жутко неудобно перед ней себя чувствую — приехали в гости к сыну, а он пропал на всю ночь. Благо, им есть чем заняться, — Гриша вопросительно посмотрел на Игоря. — Да они, честно говоря, не столько ко мне приехали, сколько к маминой подруге. Моя квартира — что-то вроде бесплатной гостиницы.

Состояние Игоря заметно улучшилось после освежающей окрошки и бодрящего кофе.  Ребята посидели еще минут пятнадцать, затем расплатились за бизнес-ланч и вышли из кафе. Солнце находилось в зените, значит время близилось к полудню. Дома сидеть в такую погоду — преступление. Поэтому они решили пойти в парк и спрятаться в тени какого-нибудь дерева. 

В парке было достаточно людно. Молодые мамы с колясками неторопливо прогуливались по асфальтированным дорожкам. Кто-то разговаривал по телефону, те, которые шли парами, делились опытом, либо обсуждали последние новости. Некоторые мамашки играли со своими малышами прямо на лужайке. На скамейках собиралась молодежь, затем организованной кучкой направлялись к выходу и растворялись в каменных городских джунглях. На их место приходили другие, и действие повторялось. На ровно стриженном газоне, как и на дорожке, находилось много отдыхающих — одни с друзьями устроили пикник, другие просто читали книгу или слушали музыку, прикрыв от удовольствия глаза. 

Игорь с Гришей долго присматривались, в итоге выбрали место в тени большого и ветвистого тополя. Его массивные ветви, словно огромные руки силача, держали зеленую шелестящую на ветру крону. Ребята расположились так, что тень дерева от медленно крадущегося солнца в любом случае укрывало их. Гриша достал из рюкзака ноутбук, открыл его и включил. Пока операционная система загружалась, Сталкер покопался в карманах, достал маленькую, размером с флешку, коробочку мобильного роутера и вставил ее в разъем компьютера. 

— Гриша, полетели со мной, — Игорь лёг на спину, потянулся до хруста в суставах и закинул под голову руки. 

Сталкер молчал, ритмично постукивая по клавиатуре ноутбука. Странник не торопил его с ответом, он ждал, наблюдая за белыми обрывками облаков, медленно тянущихся по голубому небу. 

— Удивительное явление — облака, — произнес Игорь. Проплывающая белая масса постепенно меняла форму, превратившись в летающего дракона.  — Вода конденсируется и скапливается в тропосфере, образуя причудливые фигуры и предоставляя наблюдателю возможность фантазировать. Лошади, птицы, рыбы — весь многочисленный мир флоры можно встретить в бескрайней небесной долине за довольно короткий промежуток времени. Причем, если несколько человек будут одновременно смотреть на одно и то же облако, образы могут возникнуть абсолютно разные.

Дракон снова деформировался в бесформенный ком, а через мгновение по небу неуклюже топтался медведь. Наблюдения парня прервал квадрокоптер, перекрывший медвежье облако своим жужжащим четырехлапым телом. Игорь перевернулся со спины на живот и посмотрел на товарища — тот усердно что-то печатал.

— Представляешь, у нас появилась новая участница, — с улыбкой сказал он, ткнув пальцем в экран. 

— Что говорит? — с видимым безразличием спросил Игорь, скорее для порядка, чем из реального интереса.

— Да так… Пока просто знакомится с народом. Ничего конкретного, но довольно активная… С чувством юмора и острым умом, что самое главное. Прикинь, даже заядлый тролль Хитрец не устоял перед ней. 

— Да ты что?

Интерес Игоря заметно вырос. Хитрец — один из первых участников Сети. Тридцатипятилетний хабаровчанин являлся постоянным нарушителем дисциплины в чате и чаще остальных получал билет в Черную комнату — чат-комнату, из которой невозможно выйти в общий чат в определенный промежуток времени. Его нарушения относительно безобидны — он не ругался матом, не флудил — просто проверял чувство юмора и активность новых участников. Все администраторы и модераторы Сети с Хитрецом в прекрасных отношениях и понимали, что зла в его действиях нет, но есть правила, в которых написано, что троллинг не допускается. И каждый раз после очередного выступления Хитреца, они с веселым смайликом провожали его на несколько минут в Черную комнату.

— Да, я сам в шоке. Мало кому удавалось его заткнуть за пояс. А она не просто утерла нос, так еще и сделала это очень грамотно, без штрафа. Она просто вывела его из себя, прикинь?! 

Игорь жестом попросил разрешения у Сталкера взглянуть на сообщения. Гриша любезно подвинулся и слегка развернул ноутбук, чтобы Игорю было удобнее читать. Сообщения менялись постоянно, поэтому историю проследить было сложно: общее количество участников — более тридцати тысяч пользователей, а онлайн около полутора тысяч человек. Здесь нет имен — у каждого участника персональный ник. У Гриши, как уже известно, Сталкер, Игорь назвал себя Странником, а тролль из Хабаровска — Хитрецом. Одна из особенности Сети, а точнее группы, в которой были и Сталкер, и Странник, и Хитрец — ребята условились не показывать свои лица. Не все пользователи это одобрили, поэтому количество единомышленников сократилось до двухсот с небольшим человек. Но руководство пошло ребятам навстречу, была создана специальная группа «Маски», где помимо общепринятых правил Сети действует закон «инкогнито» — отказ от настоящего имени и демонстрации личных фото. Вступить в эту группу можно было лишь однажды при регистрации в Сети. Общение на других форумах сайта не запрещалось, но условность «инкогнито» сохранялись. При нарушении внутреннего закона комнаты «Маски», пользователь удалялся из этой группы навсегда, но имел право общаться на других форумах сообщества. 

— Игореха, смотри, она еще и из «наших», — Гриша кликнул по нику «Бесовка». Открылся профиль участника, в котором была информация о возрасте участника и городе проживания. Вместо фотографии участницы, разумеется, картинка — у Бесовки это был черный котенок в неестественной позе, словно его напугали, и он выгнулся дугой, а голова его оказалась под туловищем. 

Ей 28 лет. В графе «О себе» цитата из фильма — классики советского кинематографа «Кавказская пленница»: «Спортсменка, студентка, комсомолка и, наконец, просто красавица!» Больше никакой информации о девушке не было.

Игорь изучил профиль новой участницы, смело бросившей вызов Хитрецу, лег на спину, закинул руки за голову и стал разглядывать листья дерева, под которым они так удачно расположились. Гриша закрыл ноутбук, убрал его в сумку и последовал примеру своего товарища. Несколько минут они лежали молча. На скамейках все так же шумела молодежь, слышался визг и смех детей, гуляющих со своими мамашами. Сквозь армию зеленых хранителей тишины парка, пытался пробиться шум суетливого города со своим автомобильным гулом.

— Я не знаю, Игорь, — вдруг произнес Сталкер. — Что я там буду делать? Где буду жить? 

— Я не думаю, что это проблема, Гриш, — парень приподнялся, оперся на локти и посмотрел на друга. — Уверен, что киприот не станет возражать против помощника. Проект очень масштабный, я один точно не справлюсь. К тому же, я уже разговаривал с ним об этом. 

— Когда ты успел? — Гриша повернул голову и удивленно посмотрел на Странника. 

— Вчера, — Игорь улыбнулся и снова лег на траву. — Когда мы второй раз вышли на улицу, я отошел в сторону, помнишь? Решил не откладывать этот разговор в долгий ящик и позвонил ему по скайпу.

Гриша вопросительно и с нескрываемым удивлением смотрел на Странника сверху вниз. Таким Игорь видел Сталкера редко. Обычно Гриша всех удивляет своей предусмотрительностью и аналитическим мышлением. А сейчас Странник чувствовал себя победителем. Внутреннее «я» ликовало. Даже через закрытые веки он чувствовал огромный вопрос в глазах товарища — КАК?

— Постой, ты же только что сказал, что не связывался с ним.

— Должна же быть хоть какая-то интрига, — Игорь улыбнулся. — Да, на самом деле, я это только что вспомнил. Видимо, файл с этой информацией после окрошки догрузился. 

—  Ну и что он сказал тебе?

— Сказал, что ему неважно, сколько со мной приедет помощников. Он озвучил сумму заказа, объем работы, а остальное уже мое дело, — Игорь открыл глаза и повернул голову. На лице Гриши появилась лёгкая улыбка удовлетворения. — Правда, он сказал, что дорогу оплатит только мне…

Эта информация нисколько не повлияла на настроение Сталкера. Он, такой же довольный, лег на траву и закрыл глаза. Игорь сделал то же самое. Сквозь темноту закрытых век, в предвкушении будущего путешествия, мелькали образы неизвестной страны, изученной лишь поверхностно благодаря всемирной паутине. Эта неизвестность слегка пугала Игоря, но в то же время возбуждала азарт, спрятавшийся где-то внутри него — затаившийся после переезда в Москву. Тогда у парня было похожее чувство, но в этот раз оно проявилось намного сильнее. Такое испытывают, наверное, путешественники и исследователи, собираясь в очередную экспедицию. 

Парни лежали на траве в тени огромного тополя, шелестящего листвой. У каждого были свои мысли. Игорь не знал, что сейчас творится в голове у его друга, но собственные фантазии разрывали голову. Конечно, были и вопросы: как там жить, как работать? Одно он понимал точно — будет интересно.

Изучив за эти годы друга, Игорь почти был уверен, что тот согласится — любитель авантюр и приключений. И сейчас он почти наверняка представлял, как лежит под пальмой в гамаке в обнимку с девушкой и со стаканом мохито. Странник усмехнулся. Гриша повернул голову и с любопытством посмотрел на товарища.

— Ты чего? — спросил он.

— Скажи, а о чем ты сейчас думал?

Гриша вновь уставился в небо, сложив руки на груди.

— Представил, как в лежаке у бассейна потягиваю вкусный коктейль, а вокруг кокетливо виляют бедрами не менее вкусные девицы в купальниках, — его лицо расплылось в довольной улыбке, и он снова закрыл глаза. Игорь снова усмехнулся — все-таки они с ним похожи. Существует между ними какая-то внутренняя связь, разорвать которую теперь уже невозможно.

— А дорога, мой друг, это не проблема…  — после небольшой паузы добавил Гриша.

Спустя час парни решили поехать домой. Гриша хотел набить трубку, но потом вдруг передумал, и они направились к выходу.

Солнце уже склонилось к горизонту, нежно обнимая верхушки деревьев и нахально выглядывающие из-за них верхние этажи высоток города. Воздух ближе к выходу потерял свою свежесть и чистоту. В нем теперь улавливались примеси выхлопных газов. На смену детской игровой суете парка ворвалась шумная суета городской жизни. Машины различных моделей неустанно пронизывали бурлящие движением улицы. А их громкие сигналы клаксонов превращали город в концертную площадку, на которой была поставлена ария сумасшедшего композитора-авангардиста. 

У центральных ворот парка Игорь почувствовал на себе чей-то взгляд. Удивительное существо — человек. Он может спиной чувствовать чужие скрытые взгляды, но не всегда в состоянии понять слова, сказанные в лоб. Парень обернулся. Прощупывая сантиметр за сантиметром видимые участки парка, он всматривался в каждого, кто попадался ему на глаза. Но так и не обнаружил наблюдателя. По дорожке из парка бесконечным караваном двигались люди — мамы с детьми, группы молодежи. Но никто не проявлял к Игорю никакой заинтересованности.  

—Старик, ты что? — услышал парень голос Гриши за спиной. — Пойдем паковать вещи…

Игорь кивнул, посмотрел на часы, начертил на стекле окружность, легонько стукнул по центру, и вышел вслед за другом.

 

Глава 2 «Даша»

“Странник: Если бы тебе предложили улететь в любую точку мира, ты куда полетела бы?

Бесовка: В каком смысле? Просто на отдых или навсегда?

Странник: Не важно. Это не имеет смысла — выбор за тобой. Если захочешь, то можешь остаться навсегда.

Бесовка: Ну, если на отдых, то в Грецию. Обожаю ее.))) А навсегда не согласилась бы. Я вообще не представляю, как можно жить в чужой стране. Другие нравы, привычки, другой язык. Я, конечно, довольно неплохо говорю по-английски, но это все равно не то. Я люблю свою страну, не смотря на все, что здесь иногда творится. Это ведь моя Родина, мое Отечество, моя земля. И жить я буду только здесь.”

 

Летнее солнце даже сквозь тень дерева упорно пыталось коснуться незащищенных участков кожи, выискивая просветы между узкими листьями ивы. Недалеко, в пруду, от легкого ветерка чуть колыхались коричневые початки рогоза. Кузнечики стрекотали симфонию июньского дня. В отдалении от центральной аллеи парка листва деревьев приглушала звонкие голоса детей и музыку из динамиков, расположенных на невысоких столбах. Неполная спортивная бутылочка с освежающим напитком из кусочков лайма, мяты и долек лимона лежала на подстриженной траве рядом с ноутбуком, то и дело бросая блики солнечных лучей, пробившихся через плотную крону дерева. По экрану ноутбука конвейерной лентой каждую секунду сменялись сообщения участников группы «Маски». Темы переплетались между собой, словно корни вековых кедров в дремучей тайге. Стоило отвлечься на минуту, и текст превращался в однородную массу, состоящую из букв, цифр и символов. Но если сконцентрироваться и уцепиться за какое-то сообщение, мозг сам отбрасывал ненужный хлам из переписки. 

Вепрь: «Владивосток, подскажите, куда сходить с 19 до 23 часов? Приехал по работе, уже два дня сижу, как упырь в гостинице…»

Бибигон (ответил Вепрю): «Всякий нормальный пролетарий живет в единственно правильном режиме «работа — дом»».

Алиса-Лиса (ответила Вепрю): «Купи велик… И катайся вечером…))»

Бибигон (ответил Алисе-Лисе): «И на кой икс ему велик? Он в гостинице живет — значит, ненадолго там. Куда он потом его денет?»

МаУгли (ответил Бибигону): «Продаст за полцены. А я куплю за четверть…)))))»

Эта тема ей была неинтересна. Девушка взглядом, словно сканером, продолжила поиски. 

Блейд: «Кажется, моя квартира превращается в помойное ведро. Есть в Томске желающие очистить её за вознаграждение? Я не справляюсь…(((»

Не то… Дальше…

ЖиЖа: «Железо никому не нужно в Новосибирске? Отдам почти даром…»

Снова не то… 

Патрульный: «Когда вы спите, злодеи? И днем здесь, и ночью здесь…  Камчатка, как погода на улице?»

Опять мимо…

Сталкер: «Хитрец, как так? Как ты мог?))) Я разочаровался в тебе…)))))»

Хитрец (ответил СталкерУ): «Я сам в шоке, дружище…)) Моя самооценка упала ниже ватерлинии…)))»

Сталкер (ответил Хитрецу): «Придется теперь идти к Психологу.))) А он сейчас спит, наверное — вчера его прорвало — всю ночь тут захламлял эфир.)))))»

Вот! Наконец!

Девушка улыбнулась, открыла бутылку и сделала небольшой глоток, не отрывая взгляда от монитора — существовала опасность снова потерять нужный диалог. Бесовка улеглась поудобнее, в предвкушении увлекательной беседы. Ведь это из-за нее Хитрец попал в Черную комнату, а Сталкер отправляет его к Психологу — такому же участнику комнаты «Маски». В правом верхнем углу монитора красовалась черная кошечка с выгнутой спиной и спрятанной под туловищем головой, а рядом золотистыми буквами светился ее ник — Бесовка.

Девушка лежала на покрывале,  аккуратно расстеленном на траве. Прямые каштановые волосы спадали на клавиатуру и затрудняли тем самым управление убегающей лентой сообщений. Карие глаза жадно выхватывали из контекста нужные строчки. Прикусив губу, она вчитывалась в каждое слово, боясь упустить что-то очень важное. Любопытство именно к этой группе у нее возникло еще вчера. После того, как подруга, которая давно уже сидела на форумах Сети, расписала в красках о том, как здесь здорово. Её восхищение заинтересовало Бесовку. И на самом деле, здесь было достаточно увлекательно и весело, интересно и поучительно, потому что участниками были люди разных возрастов и профессий. Разнообразие тем было настолько велико, что изучить их все не хватило бы и суток.

Побродив по нескольким форумам в качестве гостя, она наткнулась на форум с названием “Маски”. Но открыть ссылку никак не получалось, постоянно выскакивало сообщение: “Уважаемый гость! Данный форум является закрытым. Для того, чтобы стать его участником, необходимо ознакомиться с Правилами и зарегистрироваться.” После прочтения правил, интрига подстегнула девушку и она тут же прошла процедуру регистрации. И вот уже несколько часов Бесовка была полноправным членом сообщества “Маски” и, можно сказать, даже успела познакомиться с одним из ее участников. 

Внезапно в воздухе зазвучала приятная гитарная мелодия. Девушка достала из заднего кармана джинсовых шорт телефон. С дисплея на нее, улыбаясь, смотрела симпатичная женщина. Внизу большими буквами высвечивалась подсказка: «МАМА». Девушка пальцем сдвинула зеленый ползунок и приложила телефон к уху.

— Да, мамочка! Слушаю тебя.

— Даша, у меня к тебе большая просьба, — услышала девушка знакомый и родной голос. — Когда домой соберешься, зайди в магазин. Ты же помнишь, что сегодня вечером к нам в гости зайдет твой дядя? 

— Хорошо, мамуль. Конечно, помню. — С улыбкой ответила девушка. — Как всегда? Клубничный торт и ванильное мороженое?

На другом конце линии послышался легкий смешок.  Затем утверждение перечисленного, поцелуй и короткие гудки. 

Дядя Даши, а по совместительству — родной брат ее мамы, заезжал к ним почти каждую неделю — по пути из бильярдного клуба домой. Они обсуждали последние новости, пили чай и пытались выяснить у Даши, почему она не выходит замуж. Причем один и тот же ответ: «Мне некогда сейчас об этом думать — я работаю!» их устраивал. Но возникал снова и снова, когда Валера — дядя девушки, приходил к ним в очередной раз.

«Эх, снова потеряла…» — с сожалением подумала Даша, убирая в карман телефон и выхватывая из паутины переплетенных сообщений нужные строки. 

Вчерашнее знакомство с Хитрецом подзадорило ее. Это было интересно — столько внимания к незнакомому человеку. К тому же, им не было известно ни сколько ей на самом деле лет, ни то, как она выглядит. Интрига. И это возбуждало ее интерес еще сильнее. Сегодня к Хитрецу в диалог добавился еще один участник — Сталкер. Вчера он мелькнул лишь парой сообщений — информировал, что какому-то Страннику «фартануло», и они уходят «в отрыв». Больше от него сообщений вчера не было. Правда, и сегодня он был не очень разговорчив — всего лишь посочувствовал Хитрецу и отправил его к Психологу. Но Даша чувствовала, что это только начало. Дальше все будет гораздо интересней.

Зеленые кружочки рядом с никами Сталкер и Хитрец сменились на красные — это означало, что пользователи вышли из сети. Девушка опустила крышку ноутбука — остальные диалоги ей были сейчас не интересны. Она сделала глоток из бутылки и стала разглядывать окружающую ее природу. Это был самый отдаленный участок парка — сюда не доходил шум города, здесь практически не встречались люди. 

Живописный пруд, на берегу которого сидели рыбаки с удочками, вполне мог стать объектом вдохновения последователей Шишкина и Васнецова. Коричневые початки рогоза, дрожащие от прикосновений лёгкого ветерка. Белоснежные бутоны лилии, острые лепестки которой отражались в зеркальной поверхности. Длинные локоны ивы, склонившейся у самого берега, чуть касались прохладной и прозрачной воды. Стрекоза, уставшая махать крыльями, аккуратно и точно приземлились на торчащий поплавок. Атмосферу добавляли стрекот кузнечиков, завораживающее пение птиц и шелест листьев рогоза. Странно, что здесь безлюдно. Может быть здесь промышляет какой-нибудь злодей? Эта мысль одновременно рассмешила и насторожила. На всякий случай Бесовка осмотрелась. Но кроме дремлющих над удочками мужичков никого не было. 

Рыбаки — удивительный народ. Они, словно специально обученные агенты безопасности, сидят тихо, почти незаметно. Но все видят и контролируют, и в нужный момент обязательно придут на помощь. Поэтому о своей безопасности Даша не переживала. К тому же, баллончик с перцовой смесью всегда был при ней. 

Бесовка развернулась и изучила противоположную сторону парка от того места, где она расположилась. Отсюда отлично просматривалась большая часть всего парка — мамочки с колясками, молодежь на скамейках, расположившиеся в тени деревьев люди. Некоторые читали книги, другие устраивали пикник — раскладывали на покрывале бутерброды, нарезки фруктов, напитки. 

«Да, здесь действительно отличное место для маньяка», — усмехнулась Даша. 

Оживший перед девушкой пейзаж выглядел очень мило. Взрослые шумно о чем-то спорили, смеялись, а дети, словно заведенные, бегали вокруг, то и дело останавливаясь, чтобы родители подкинули им чего-нибудь вкусненького. Но таких компаний было немного — одна-две на всю видимую часть парка. В основном на газоне располагались парами — молодые люди и девушки. Но встречались и сомнительные экземпляры, как, например, те, что лежали под большим широкопалым тополем. 

 Два молодых парня — обоим чуть больше тридцати. Один убирал в сумку ноутбук, а другой лежал на спине, подложив под голову руки. «С виду — симпатичные парни… Неужели они… Фуууу…», — фантазия девушки начала развиваться, но разум тут же блокировал воспаленное воображение. Что может быть в этом такого? Неужели два товарища не могут вместе отдохнуть в парке от работы, городской суеты, девушек, в конце концов. Хотя жаль, если у них есть девушки. Оба парня показались ей даже очень симпатичными. Хотя лиц их она особо не разглядела. Парни встали и направились к выходу. Как жаль… Уходят…

Почему всегда так? Только подумаешь о возможности что-то поменять в личной жизни, пусть даже пока только в мыслях — какая-то невидимая сила обязательно вставит пресловутую палку в колесо твоей судьбы. Вот и сейчас парни уходят, стоило девушке подумать о возможной перспективе. Они наверняка умные, порядочные и адекватные. И безусловно, абсолютно нормальные.  «А может быть, стоит догнать их на выходе?» — подумала девушка, не спеша упаковывая ноутбук в рюкзак. Внезапно один из парней  обернулся. Девушка замерла.  Непонятно почему сработал этот рефлекс, но она словно оцепенела. Отпустило, лишь когда ребята скрылись в городской суете за воротами парка.

Дорога домой занимала у Даши каких-то пятнадцать минут прогулочным шагом. Она не спешила — хотелось пройтись, подумать. 

Вот ведь как бывает, вокруг столько разных мужчин — красивых, обходительных, состоятельных и состоявшихся. Но за штампами этих идеалов нет больше ничего. По крайней мере, сама Даша идеальных не встречала. Долгое время ей и не хотелось никого встречать, искать, знакомиться и, уж тем более, начинать какие-то отношения. 

Несколько лет назад у Даши была любовь. Наверное, самая сильная и настоящая. Девушка была погружена в нее полностью.  В душе творилось что-то необъяснимое. Она с удовольствием вставала раньше на полчаса, чтобы приготовить ему завтрак, хоть и любила поспать подольше. Без капли злости собирала разбросанные по комнате носки. С гордостью знакомила со всеми друзьями и близкими. Принимала его сторону в спорах и поддерживала безумные идеи, хоть и понимала, что это полный бред. Ей хотелось кричать о своей любви, хотелось, чтобы весь огромный мир знал о том, что она счастлива. И самое удивительное, что это было взаимно. Даша чувствовала его внимание,  нежность и любовь. Ведь любовь действительно можно почувствовать. Даже на расстоянии, сквозь сотни километров. Даже когда от тебя пытаются ее скрыть и делают вид, что все прошло, исчезло, растворилось. 

Он стал придумывать какие-то небылицы о том, что у него появилась другая, что они уезжают в Питер — в новую жизнь. Тогда Даша не понимала, почему он так делает, зачем лжет и ей и себе? Лишь много позже она поняла — он пытался погасить огонь в них обоих. Но он ошибался.  Настоящую любовь невозможно уничтожить так просто, одним махом, нелепым заявлением о несуществующей девушке, которая у него якобы появилась. Даша чувствовала, что это блеф. Но она не могла понять для чего и зачем?

Он узнал о своей болезни еще здесь, в Москве. Но лечить было уже поздно. Врачи сообщили, что жить ему осталось всего несколько месяцев. Именно тогда он приехал к Даше. Весь какой-то взъерошенный, потерянный. Словно мысли его были очень далеко. Сел в кресло, закинул ногу на ногу — поза наигранно-тщеславная. Взгляд был пустым и безжизненным — черные зрачки замерли. Голос звучал глухо, почти беззвучно. Он сообщил, что им нужно расстаться. Замер на секунду, затем вскочил и вылетел из квартиры, словно шальная пуля из автомата. 

А потом исчез. Даша обивала порог квартиры его родителей две недели. С трудом добилась от них признания, что он на даче в Подмосковье. Последние три месяца она была с ним. А потом его не стало. Проклятая опухоль забралась к нему в легкие, вцепилась множеством щупальцев и постепенно пожирала изнутри.  Клетку за клеткой, сантиметр за сантиметром живой плоти поглощала болезнь. Пока у него не иссякли силы ей сопротивляться. 

Даше потребовалось три года для того, чтобы заглушить в себе боль, тоску и желание уйти вслед за ним. Каждый день проходил как в тумане. Сквозь серую пелену она видела людей, слышала голоса. Мир стал плоским и безжизненным. В комнате до сих пор оставался его запах, и Даша старалась вдыхать его как можно глубже, опасаясь, что он вот-вот исчезнет. И это сводило с ума. 

Но время залатало рану, оставив светлые воспоминания и подаренного плюшевого черного котенка. Теперь она старалась жить как все, с головой уходила в работу. Постепенно начали возвращаться эмоции, стали проявляться краски в окружающем мире, проснулись мысли о будущем, о семье, о детях. Она снова начала жить. Жить настоящим, а не прошлым. 

Лишь отношения никак не ладились. У нее нет комплексов и каких-то внутренних зажимов, которые могли бы помешать построению и развитию нормальных человеческих отношений.  Ни раз с ней пытались познакомиться, назначали свидания. Иногда она соглашалась, встречалась. Но почему-то дальше нескольких прогулок и походов в кино знакомства никогда не продвигались. То ли она слишком строгих нравов, то ли от нее ждут нечто большее при первой встрече. Почему-то большинство парней считают, что отношения начинают развиваться только после секса. То есть, любовь — это всего лишь физическое явление? А как же разум, сердце, душа? Человека нужно чувствовать не только телом, но и душой. Им нужно дышать, мыслить, жить.

Из воспоминаний девушку вернула красивая гитарная мелодия, которая пыталась пробиться сквозь шум уличного движения. Даша остановилась, достала смартфон из заднего кармана, не глядя, провела пальцем по экрану и приложила к уху.

— Алло!

«Привет, дорогая! — услышала Даша знакомый голос. — О чем ты так задумалась,  что даже не заметила свою подругу?»

Даша остановилась, подняла голову и стала смотреть по сторонам.

— В смысле? А ты где?

— Теперь я за твоей спиной.

Даша обернулась. Перед ней стояла Марина — подруга детства. Светлые короткие волосы торчали, словно иголки возмущенного ёжика. Большие голубые глаза с укоризной смотрели на Дашу из-под густых нарощенных ресниц. Узкая полоска поджатых губ давала понять, что их хозяйка чем-то недовольна. Но через мгновение Марина улыбнулась и раскинула в стороны руки, призывая подругу к объятиям.

Они вместе ходили в детский сад, сидели за одной партой,  учились в одном институте на журфаке. Не смотря на внешнюю противоположность, друзья называли их близняшками. И долгое время считали, что живут они тоже вместе. Но по окончании учебы их дороги разошлись: Даша устроилась на работу в интернет-издательство, а Марина познакомилась с парнем и вышла замуж. На работу устроиться не успела — забеременела. Теперь у нее растет прелестный малыш Кирилл. Отношения подруги тем не менее поддерживают — часто созваниваются, реже встречаются.

— Ты о чем так задумалась? — повторила свой вопрос Марина, целуя в щечку подругу. — Я от самого парка пытаюсь тебя окликнуть.

— Да, задумалась что-то, — отмахнулась Даша, заглядывая под козырек коляски. — Ути, мой пухлячок… Какой большой стал. Щекастый.

— Не говори, — серьезным тоном подтвердила подруга. — Как на дрожжах растет. Тьфу-тьфу-тьфу. Но врачи говорят, что это нормально.

 Последний раз они виделись около месяца назад — на дне рождения Кирилла. После этого никак не получалось встретиться. Как всегда, дефицит времени. И лишь такие случайные встречи и нечастые созвоны помогали поддерживать связь.   

Девушки шли не спеша. Кирилл в коляске сначала бормотал что-то никому непонятное, а затем внезапно притих. У стены здания сидела группа подростков. У одного из них в руках была гитара, которая обреченно пыталась выжать из себя что-то похожее на звучание аккордов, но хозяин настойчиво не давал ей это делать, со всей силы бряцая по струнам. Марина остановилась, заглянула под козырек коляски — ребенок уснул. Девушки вздохнули, понимая, что благодаря этому горе-гитаристу Кирилл сейчас скорее всего проснется. Но делать было нечего, и они двинулись дальше, стараясь не задеть никого из этой компании. Когда коляска поравнялась с гитаристом, он внезапно прекратил играть и петь. Остальные начали возмущаться, призывая продолжить. Гитарист кивнул головой в сторону коляски — ребята понимающе закивали и немного сместились, освобождая тротуар. Марина благодарно кивнула и ускорила шаг.

Через двадцать минут прогулки, подруги обратили внимание на вывеску метрах в пятнадцати от них. На черной доске корявым почерком, но очень старательно была написана фраза: “Лучший кофе Москвы”. Девушки переглянулись, хихикнули, и не сговариваясь стремительно зашагали в сторону входной двери. 

— Ну, расскажи, чем ты сейчас занимаешься? — спросила Марина после того, как им принесли две белоснежные чашки с ароматным напитком и бисквитное пирожное. — Что нового в сфере журналистики?

— Да, ничего нового. Небольшие статьи о том, о сем, — Даша отломила вилкой кусочек пирожного и отправила его в рот. Сделала небольшой глоток кофе. — Ммм… Слушай, и правда вкусный кофе!

Марина отпила из своей чашки и подтвердила слова подруги. Кофе на самом деле оказался великолепным. Девушки замолчали. Аромат бодрящего напитка возбуждал в сознании необыкновенные пейзажи: Рим, небольшое уютное кафе, белоснежные круглые столики на кованых ножках и чашка макиато с маленькой капелькой молока в центре; турецкие сладости, щедро посыпанные сахарной пудрой, крохотные глиняные чашечки с умело приготовленным напитком — все это под шум прибоя и красивую турецкую музыку; высокий стеклянный стакан с черным напитком, плавающими кубиками льда и высокой густой сливочной пеной — без Греческого фраппе фантазии Даши были бы неполными.     

— Марин, хочу сказать тебе спасибо за подсказку того сайта. — Вспомнив о Сети, вдруг сказала Даша. — Очень интересно.

— Правда? Тебе понравилось? — Марина заметно оживилась. Это она рассказала подруге о сайте, на котором Даша зарегистрировалась, как «Бесовка». — Интересный, правда? Скажи, а какой у тебя там ник?

— Марин, ты прости, но я не могу тебе сказать, — Даша улыбнулась. Не то чтобы она не доверяла  подруге, просто это настоящее таинство. Именно это подзадоривало ее. А если кто-то узнает в Сети имя, то это уже будет не тайна, и интерес быстро утратится. — К тому же, я вступила в группу «Маски».

— Да ты что? — складывалось впечатление, что для Марины эта новость была очень важной. — А я не рискнула.  Говорят, что там есть один очень жесткий тип, который хамит, грубит и троллит новичков. Доходит до того, что они просто удаляют свой профиль. Как же его зовут… Не то Наглец, не то Старец… 

— Хитрец, — поправила подругу Даша.

— Да, точно! Хитрец. Ты с ним уже познакомилась? Ну как он? Сильно приставал?

— Да не особо. Задал несколько вопросов и все, — Даша улыбнулась, вспоминая вчерашнюю переписку с дальневосточным троллем.

Кирилл проснулся, замахал руками и потребовал от матери знаки внимания. Марина взяла его на руки, достала из кармашка коляски бутылочку. «Пить захотел», — пояснила девушка, сунув соску в рот малышу. 

— Значит, ты теперь в сообществе «Маски», — резюмировала Марина, когда Кирилл довольно буркнул и выплюнул соску от бутылочки. — Мне ребята говорили, что там в основном программисты сидят. Не скучно тебе с ними?

— Я не знаю, Марин, — пожала плечами Даша. — Я ведь там всего сутки. 

— Ну да. Точно. 

Девушки посидели еще с полчаса, рассчитались. Поблагодарили за кофе с десертом, отметив, что вывеска на улице правдива, и вышли в душный и шумный город. Время подходило к вечеру, солнце уже закатилось за многоэтажные дома, погружая город в легкий сумрак. Девушки попрощались,  пообещав друг другу позвонить в скором времени, и разошлись. Даша вновь осталась со своими мыслями, проводив взглядом подругу. Да, время пришло. Тогда еще нет, а теперь — да. Когда Марина выскочила замуж, Даша отмахивалась, считая поступок подруги ветреным капризом. Всему должно быть свое время — для учебы свое, для работы и опыта отношений — свое, для замужества и рождения детей — свое. 

Почему желание выйти поскорее замуж — это основная цель многих девушек? К тому же, большинство из них стараются найти побогаче. Да, безусловно, деньги  играют немаловажную роль в жизни, но ведь, все равно это не главное. Как ни крути. Можно жить в любви, нежности, заботе и без крупных капиталов. Главное, чтобы рядом был добрый, чуткий и заботливый мужчина, которого хочется любить, которому хочется готовить обед и ужин, сохранять домашний уют, рожать детей. Нет ничего дороже искренних и бескорыстных отношений. Нет ничего важнее любви и счастья. А настоящее счастье — это явление крайне редкое. Оно встречается намного реже, чем думают люди. Потому что счастливый человек — это тот, кто купается в океане забвения и эйфории. Счастливые люди не хамят по любому случаю в магазинах и на улице, не устраивают митинги по какому-нибудь нелепому поводу, не желают менять что-то в жизни. Все это меркнет, становится настолько призрачным и невесомым в сравнении с настоящим человеческим счастьем. 

Даша остановилась у входной двери в подъезд, набрала код домофона. Раздался звук, оповещающий о том, что замок открыт. Девушка потянула ручку на себя, сделала шаг и остановилась. «Чёрт возьми… — выдохнула она. — Торт и мороженое…» Развернулась и направилась в ближайший супермаркет, который  к счастью находился в пяти минутах ходьбы. Всего лишь. Пять минут — казалось бы, почти мгновение. Но если учесть, что идти нужно еще и в обратную сторону — Даша могла зайти в него десять минут назад. С учетом поиска нужных продуктов в магазине, потери времени около подъезда, подъема на этаж — вышло бы все двадцать минут потерянного времени. А это уже кое-что. 

Девушка вошла в магазин, и сразу же на нее обрушились шум холодильников, лязг сломанных колесиков торговых тележек, разговоры покупателей и продавцов, звук сканера, считывающего информацию с выбранных продуктов. Даша сделала большой глубокий вдох носом, принюхиваясь к сложному миксу магазинных запахов — продуктов, вещей, туалетной воды и духов. Она пыталась распознать аромат цитрусовых. Дело в том, что несколько лет назад в одной из телепередач обсуждали такую тему, что запах цитрусовых возбуждает  в подсознании человека тягу к совершению покупок. И поэтому владельцы крупных магазинов распыляют в торговых помещениях этот аромат.  С тех пор Даша принюхивается в каждом крупном супермаркете.  Но, увы. То ли владельцы магазинов не знают об этом, то ли аромат настолько растворяется по всей огромной площади торгового зала, то ли эта информация многолетней давности — просто миф. 

Пройдя между продуктовыми рядами, Даша направилась к отделу кондитерских изделий. У стеллажа с тортами,  девушка внимательно рассматривала упакованные в прозрачные коробки круглые многослойные сладкие губители стройных женских фигур и рельефных мужских торсов. К сожалению, среди выставленных образцов нужного не оказалось, Даша стала оглядываться по сторонам в поиске сотрудников, одетых в красные жилеты с вышитой на спине фразой «Спросите меня. Я постараюсь вам помочь». 

— Простите, вы не подскажете…

Даша вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. Перед ней стоял молодой мужчина в смешной светло-зеленой  футболке с принтом — гордо подняв голову, куда-то вдаль смотрел индеец, окруженный венцом из перьев и пейзажем долины с одиноким деревом и горным хребтом на заднем фоне. Рисунок был выполнен в стиле поп-арт.

— Ох, простите еще раз, я не хотел вас напугать. Я просто подумал, что вы сотрудник магазина. Хотел поинтересоваться…

— Молодой человек, я не сотрудник магазина, — перебила его Даша, демонстративно развернулась и пошла вдоль прилавков. 

«Дура! И зачем ты так грубо обошлась с этим парнем? Он же ничего тебе не сделал. Просто перепутал, — размышляла девушка, продолжая идти по широкому коридору из упаковок с томатным соусом и растительным маслом. — Хотя с другой стороны, у меня ведь не было жилета с надписью «Я постараюсь вам помочь». Значит, это было хамство с его стороны».

Она остановилась у прилавка с салатами. Внимательно разглядывала витрину, но не понимала, зачем это делает. Напротив возникла женщина в белом халате и терпеливо ждала, вытирая и без того довольно сухие руки белоснежным вафельным полотенцем. Даша улыбнулась ей и невольно повернула голову в ту сторону, откуда только что ушла — парень был еще там. Он смотрел то на торты, то вокруг, пытаясь, видимо, найти нужного ему сотрудника магазина, с которым он случайно перепутал Дашу. Внезапно его взгляд встретился со взглядом девушки. Мгновенно отвел его в сторону, посмотрел на часы на руке, провел указательным пальцем по стеклу, стукнул по центру, развернулся и исчез за высоким стеллажом с конфетами. 

«А может быть, он хотел таким образом познакомиться? — не прекращали биться в голове вопросы и оправдания. — И не нашел иного способа, чтобы заговорить… Но тогда это совершенно глупо! И вообще, Даша, что с тобой? Что за навязчивые мысли?»

Девушка снова посмотрела на женщину в белом халате по другую сторону прилавка, которая занялась своими делами.

— Скажите, а где я могу найти сотрудника из кондитерского отдела?

 

Дядя Валера сидел в своем любимом кресле с пультом от телевизора в руках. На экране диктор рассказывал о происшествиях в стране за последнюю неделю. Где-то опять случилась трагедия. В Москве задержали уличных грабителей, которые в автомобильных пробках подсаживались к одиноким водителям и, угрожая оружием, отнимали у них деньги, телефоны, украшения. Всего насчитали сорок три нападения за две недели. Ущерб потерпевшим нанесен общей суммой на семьсот двадцать три тысячи рублей. 

— Ничего себе! — протянула Даша, стоя в дверном проеме гостиной.  В ее руках был пакет с мороженым и торт в картонной коробке. 

Дядя Валера обернулся и, увидев любимую племянницу,  встал. Огромный — рост метр девяносто шесть и вес около ста килограммов — он казался гигантом с огромными ручищами и широкими плечами. Лысая голова и аккуратная щетина подчеркивали его брутальность. Черные волосы торчали у горла из-под сиреневой рубашки с закатанными по локоть рукавами, огромные мускулистые руки и ноги под светлыми джинсовыми шортами по колено были покрыты сплошным черным волосяным ковром.

— О, привет, красавица! — дядя расставил руки в стороны, чтобы обнять Дашу, та охотно ответила взаимностью. — Тысячу лет тебя уже не видел! Похорошела! Прямо глаз не отвести. 

— Да, ладно тебе, дядя Валера, не виделись-то всего неделю, — Даша прижалась к дядьке и поцеловала его в колючую щеку. В руке девушки все ещё шуршал пакет из магазина.

— А это что такое? — с долей иронии поинтересовался Валера.

— Твой любимый торт, — передразнивая дядю, ответила Даша. — Сейчас поставлю чайник, будем чай пить.

Девушка оставила родственника наедине с криминальными новостями и направилась в кухню. Там уже накрывала на стол мама Даши — Зоя Сергеевна. В нос, словно диверсант, желающий сломить волю девушки, пробрался аромат ванильного печенья, только что извлеченного из духовки. На обеденном столе стояла чашка с нарезанными фруктами, три винных бокала и цветы в вазе — дядя Валера никогда не приходил без букета сиреневых хризантем, которые безумно нравились его сестре.

— Мм-мм… — протянула Даша, доставая из пакета торт и мороженое. — Фирменное печенье! Класс!

Мама улыбнулась и зажгла огонь на плите под чайником. Даша порезала торт, положила брикет мороженого в холодильник — за тридцать минут не растает, но и в кусок льда не превратится точно. На аромат свежего печенья в кухню зашел Валера, но женщины отправили его мыть руки. 

 

— Слушай, Даша, — начал разговор дядя Валера, почти беззвучно помешивая ложечкой чай в кружке в тот момент, когда девушка вошла в кухню после ванной, — как ты относишься к отпуску? Он, кстати, у тебя когда?

Девушка настороженно посмотрела на дядю, затем перевела взгляд на маму — та, улыбаясь, пожала плечами. Странно это было. Девушка чувствовала в его тоне какой-то подвох, но что именно это значит — не понимала. Она ожидала всего: расспросов о работе, каверзных и «неожиданных» вопросов о замужестве, даже предполагала, что возможны разговоры о политике, но… отпуск?! Это что-то новенькое. 

— Мам?! Дядя Валера?!..  — Даша еще раз посмотрела на обоих родственников. — А к чему вы это? Я вроде бы ни разу не говорила об отпуске…

— Вот именно… — улыбнулся и кивнул в ответ Валера.

А ведь и действительно… Девушка невольно покопалась в памяти и обнаружила, что уже три года никуда не выбиралась. Мало того, она даже отгулы не брала. Соглашалась на любую работу, принимала любые частные заказы по копирайтингу, написанию статей, эссе, резюме и тому подобных текстовых форм. И ведь никто из руководства на работе даже не вспомнил о том, что девушка работает без отпуска. Хотя.… Это им, конечно же, на руку — всегда есть человек, который согласен на любую работу.

— А, я поняла…  У вас какие-то планы совместные, и вы решили от меня избавиться на недельку?

— Ну, скажем, не на недельку, а недельки на две, — словно ожидая этой фразы, моментально парировал Валера. Тут же заулыбался и добавил: — И почему сразу «избавиться»? Может, мы сюрприз хотим тебе сделать.

Это уже было слишком. Тайна на тайне и тайной погоняет. Даша, безусловно, доверяла и маме, и дяде Валере. Она понимала, что ничего дурного они затеять не могли. Но эта таинственность — как вуаль, накинутая на глаза. В мерцающем свете факелов тебя куда-то ведут, ведут. Ты видишь силуэты, но не понимаешь, что именно происходит вокруг. В твоем воображении мелькают картинки, молниеносно сменяя друг друга. Ты пытаешься ухватиться за какую-нибудь из них, но это невозможно — слишком быстро разум меняет образы. И в этот момент начинается нечто необъяснимое, возникает непонимание происходящего. Мозг выстраивает логические цепочки из того, что ты смог увидеть и услышать, заполняет недостающие звенья картинками из воображения. И если передержать эту таинственность сюрприза, у человека начинается паника, зарождается сомнение в честности и объективности всех действий. Появляются первые семена недоверия.

 — В общем, мы хотим, чтобы ты съездила куда-нибудь отдохнуть… — быстро сказал Валера, заметив нарастающее сомнение на лице племянницы. 

— Да, — поддержала мама. — А если у тебя осталась какая-то работа — ее ведь можно доделать на пляже. Ведь так? Мне кажется, это даже будет интереснее.

Несомненно, отдых и работа — две несовместимые вещи, но только не для человека, который занимается творческой деятельностью. А написание статей и эссе — самое настоящее творчество. Построить правильно предложение, составить грамотно текст — является искусством. И конечно же, делать это в компании пышных пальм, горячего песка и под шум прибоя будет намного приятнее. Даша с улыбкой посмотрела на сидящих напротив нее родственников и одобрительно кивнула.

Мама и дядя Валера одновременно выдохнули. Остальное время, пока пили чай, они все вместе обсуждали, как и куда отправится на отдых Даша. В ход пошли ноутбук, планшет и телефоны — Даша выбирала страну для путешествия. Валера обзванивал турагентства на предмет наличия путёвок. А Зоя Сергеевна за неимением определённой задачи подливала чай и периодически вставляла в разговор брата и дочери комментарии. 

Задача была не из легких — сейчас самый сезон, и конечно же, свободных мест не было практически ни в одном туристическом агентстве, либо предлагали путевки с отправлением через месяц. В первую очередь Валера позвонил своему другу, который руководил фирмой по организации отдыха за границей, но тот не взял трубку, отправив сообщение, что перезвонит позже. Через сорок минут упорных поисков пришли к мнению, что поездку придется отложить на три недели — иных вариантов не было. Но со страной все же определились — Греция.

Любимая страна Даши. Древнегреческая мифология, лучшие древние философы – обо всем этом она прочитала не одну тысячу страниц литературы, просмотрела сотни тысяч фотографий и огромное количество видеоматериала. Но, как ни крути, увидеть вживую не сравнится ни с чем. 

Кроме Греции были ещё Турция, Вьетнам, Китай и Африка. Но все везде, как на зло, стояла бронь или уже раскуплено. Оператор одного из турагенств рекомендовала взять горящую путёвку. Это когда за пару дней до вылета кто-то из туристов отказывается от поездки. Валера согласился, оставил свой номер телефона и выдохнул. 

На этом завершился их семейный ужин, который на поверку оказался не хуже полноценного трудового дня — как это не парадоксально звучит, искать место для отдыха работа не из легких. В знак благодарности, Даша обняла дядю и поцеловала маму за эту прекрасную возможность отдохнуть, сменить привычную обстановку на что-то новое. После чего отправилась к себе в комнату.

Светлая успокаивающая атмосфера призывала расслабиться. Нежно-лиловые лианы на обоях лениво извивались и медленно спускались с потолка к кленовому паркету. Бледно-розовые шторы бережно закрывали окно, оставляя шанс насладиться утопающим среди темных силуэтов великанов-многоэтажек вечерним солнцем. На краю огромной кровати, аккуратно застеленной в тон шторам розовым покрывалом, в ожидании хозяйки расположился рюкзак. Даша достала из него ноутбук, подключила питание и открыла крышку. Экран засветился приветствием операционной системы. Внутри зашумели вентиляторы, бережно охлаждая процессор. Через некоторое время динамик оповестил об успешной загрузке и готовности вновь окунуться в мир бесконечной паутины интернета. Даша ввела в поле командной строки адрес сайта — браузер послушно отыскал нужный и вывел его на монитор. Девушка навела мышку на кнопку «Сообщества» в меню сайта, загрузилась следующая страница, на которой были перечислены различные «комнаты». Стрелочка курсора уверенно скользнула к ссылке «Маски».

Когда ты находишься в сети, время словно переходит в режим «турбо». Оно неумолимо проносится мимо тебя, захватывая самое ценное, что есть у человека — возможности. Возможность сделать что-то полезное, возможность учиться, работать, приносить пользу. Время крадет твою личную жизнь. Пусть это будут всего лишь какие-то часы. Но ведь часы складываются в дни, недели, месяцы, годы. Если сложить все время, проведенное человеком в интернете, то результат будет сокрушительно ошеломляющим. Конечно, бывают случаи, когда это реально необходимо — работа, источники информации, обмен данными. Но в основном, увлечение интернетом имеет развлекательный характер — игры, серфинг в социальных сетях, общение в чатах. И редко это приносит настоящую пользу. Интернет крадет у нас время.

Даша написала последнее сообщение, отправила его в чат и, не дождавшись ответа, закрыла крышку ноутбука. Для нее эти несколько часов были продуктивными. По крайней мере, по ее мнению — девушка поближе познакомилась с ребятами, с которыми совсем недавно у нее был, как они считали, конфликт. Ну, точнее сказать, конфликт был не со всей группой, а с одним из ее участников — Хитрецом. Даша выяснила, что Хитрец на самом деле очень добрый и мягкий человек, а ведет себя так, потому что ему бывает скучно. Девушка выделила из всего списка трех человек: Хитреца, Сталкера и Странника. Все они зарабатывали фрилансом — Хитрец помешан на графическом дизайне, Странник пишет сайты, а Сталкер занимается их продвижением. Периодически ребята работают вместе над какими-то проектами, но в основном у каждого свой источник дохода. 

Переписка с ними заняла почти весь эфир. Они смеялись, спорили, обсуждали общие интересы и разногласия в чем-то. Парни узнали амплуа девушки и «ПОЧТИ взяли ее в свою команду» (цитата Хитреца). Много фантазировали о совместной работе, создали успешную компанию, которая стала лидером в сфере цифровых технологий. Затем скупили все активы ведущих корпораций, основали собственное государство, назначили президентом Хитреца. Но через полчаса организовали мятеж и свергли его. 

На этой оптимистичной ноте ребята решили, что для первого дня знакомства событий произошло достаточно. К тому же, примерно к середине переписки в чат стали поступать укоризненные сообщения типа: «Ребята, создайте беседу в Ватсапе, и общайтесь там. У меня полторы тысячи непрочитанных сообщений. Имейте совесть, не засоряйте эфир!» Конечно же, Хитрец не упустил возможности парировать это замечание, и, на правах бывшего руководителя государства, завалил беднягу десятком новых законов. После чего отправил в чат два смайлика — важную желтую рожицу с короной на голове и такую же желтую руку, сложенную в фигуру, означающую “viktory”. Потому как модераторы за флуд отправили его в Черную комнату на целых тридцать минут. Что, по словам Сталкера и Странника, не очень гуманно по отношению к бывшему лидеру только что созданной страны . Но потом все прояснилось — оказывается в комнате появился новый модератор, который не был знаком с “иногда скучающим” Хитрецом.

Даша потянулась, отложила ноутбук на тумбочку около кровати, и вышла из комнаты. В прихожей было темно. Дверь в гостиную была закрыта, за ней слышались приглушенные голоса и работающий телевизор. Девушка вошла в комнату, щурясь от яркого света люстры. На диване, укутавшись в плед, сидела мама с кружкой кофе, аромат которого моментально подстегнул Дашу заварить и себе порцию бодрящего напитка. О чем она незамедлительно оповестила присутствующих. Дойдя до порога гостиной, девушка обернулась.

—Дядь Валера, тебе сварить кофе?

Валера дремал в кресле. Услышав вопрос, он встрепенулся, по-хозяйски закинул ногу на ногу, развел в сторону руки и улыбнулся:

— Ты просто читаешь мои мысли, дорогая! Я буду тебе очень признателен.

Разумеется, в кухне уже звенел идеальный порядок. Зоя Сергеевна — фанатка чистоты, никогда не позволит себе оставить что-нибудь на кухонном столе или в раковине. “Кухня — это визитная карточка любой женщины, и если на этой карточке есть хоть пятнышко — грош цена хозяйке этого дома”, — говорила Зоя Сергеевна фразой из  популярного когда-то женского журнала “Лиза”.   Естественно к этому она приучила и дочь. Поэтому, прежде чем вернуться в гостиную, Даша тщательно убрала за собой. 

— Спасибо, милая! В знак благодарности позволь обрадовать тебя, — принимая чашку из рук племянницы, на манер глашатого протянул Валера. — Правда, я не знаю, насколько эта новость будет для тебя хорошей. 

Он сделал глоток, глубоко вздохнул и осыпал племянницу дифирамбами за отлично приготовленный кофе. Даша вместе с мамой посмеялась над чрезмерной пафосностью дяди. Иронично отметили тот факт, что кофе сварила машина, а не девушка. Обменялись предположениями, что бы могло значить это надутое позерство — то ли дядя напрашивался таким образом на встречный комплимент, то ли просто тянет время своими МХАТовскими паузами перед главной темой разговора, заставляя тем самым нервничать любимую племянницу.

— В общем, с Грецией ничего не вышло — путевки забронированы далеко на месяцы вперед. Как вариант, можно подождать, что кто-нибудь откажется или передумает туда лететь, — Валера замолчал, глядя на Дашу, выдержал еще несколько секунд и продолжил, томно растягивая слова и делая, казалось, бесконечно долгие паузы. — Но… Есть одна путевка… 14 дней… Вылет через два дня… Средиземное море… Кипр… 

Время словно остановилось. Голоса и звук телевизора мгновенно ушли на второй или даже третий план, как будто кто-то убавил в голове громкость. Да, это не Греция. Но Кипр ничем не хуже. А если подумать, то где-то даже и лучше. Место, где античность буквально в каждом сантиметре острова. И не так истоптана туристами, как в Греции. К тому же, еще со студенческих времен, когда Даша писала курсовую по Древней Греции, она неоднократно натыкалась на упоминание этого островного государства. Невольно отвлекалась от изучения основного материала и жадно поглощала всю информацию о Кипре — мифологию, историю, факты и легенды. Девушка знала о нем практически все, не хватало только увидеть все это своими глазами. 

Это была, можно сказать, вторая Греция , о которой Даша, к своему стыду, в момент выбора места отпуска напрочь забыла. А мама с Валерой не забыли. Они прекрасно знали. И были давно готовы. Путевка была забронирована несколько дней назад. Но это был бы не дядя Валера, если бы он просто, без этого грандиозного представления, вручил ее девушке. Это была бы не Зоя Сергеевна, если бы она не подыграла своему любимому брату. И конечно же, это была бы не интрига. И вот, совершенно неожиданно, как думала Даша, ее мечта уже почти осуществилась. 

— Только есть одно но… — Валера снова замолчал и опустил глаза. На этот раз Даша видела натуральное переживание дяди. Неловкость и смущение читались на его лице невооружённым глазом. Он явно нервничал, хоть и пытался не показывать это.

— Что такое, дядя Валера? — теперь  и Даша почувствовала нотки сомнения. Нет ничего хуже, чем отбирать у ребенка только что подаренную конфету. Пусть она — конфета или мечта — еще совсем призрачная, пусть в стадии формирования, но она уже есть. Она была в ее руках, а теперь растворяется, словно туман с каждым сантиметром поднимающегося над горизонтом солнца.

Пауза увеличивалась, натягивая струну волнения девушки. Теперь в ее голове вихрем проносились мысли-догадки — что же так заставило нервничать эталон невозмутимости и спокойствия их семьи? Ведь он уже сказал, что все в порядке. Путевка есть. Если нужно согласие девушки — оно тоже есть, сто тысяч раз «да». В чем может быть загвоздка? Деньги? Вряд ли. К тому же, на этот случай у Даши есть свои накопления и она готова оплатить расходы. И дядя с мамой это прекрасно знают. Что еще может стать барьером неловкости и переживаний?

— Валера, — заговорила мама, прерывая мучительную паузу, повисшую в комнате. — Ну что ты трагедию-то из этого делаешь? Смотри, она аж побелела.

— В общем, отель, в котором ты будешь жить, — стуча пальцами по кружке с уже остывшим кофе, пробормотал дядя, — имеет статус всего лишь» три звезды» .

Вы прыгали когда-нибудь с парашютом? Ну или на крайний случай, с моста на тарзанке?  Напряжение, сомнение и страх неизвестности перед первым прыжком. Адреналин фонтанирует в каждой клеточке организма. Сердце то стремится выскочить при первой же возможности, то замирает где-то в области пяток. Воздух моментально становится непригодным для дыхания из-за полного отсутствия в нем кислорода. Во время самого прыжка чувствуешь себя рыбой, выброшенной на пустынный берег, где никто не сможет тебе помочь. Отчаяние овладевает тобой полностью, заставляя хвататься за воздух, видя стремительно приближающуюся землю. И вот, наконец, ты в безопасности. Все закончилось. Ты, словно выжатый лимон, валяешься где-то в стороне, не способный пошевелиться от переизбытка эмоций. Вокруг пелена отрешенности от реального мира, охраняющая тебя от ненужных сейчас факторов нарушения эйфории.

Именно состояние победителя после затяжного прыжка экстремалки испытывала сейчас девушка. Что могло быть хуже, чем волнение о дискомфорте в стране, о которой она прочитала, по меньшей мере, почти все? Да она была согласна жить в палатке на берегу моря, лишь бы увидеть своими глазами то, что видела только на фото. О чем поспешила сообщить своему любимому дяде и маме, обнять и, конечно же, поблагодарить за такой невероятный подарок.

 

Два дня на сборы. Что такое два дня для человека, который ждет исполнения своей мечты? Время, тянущееся бесконечно долго. Это дорога, которая уползает за горизонт, рассекая своим полотном зеленые поля недозревшей еще пшеницы. И сколько бы ни шел по этой дороге — ей нет конца. Что такое два дня для человека, которому необходимо время собраться? Это песок, беспощадно утекающий сквозь пальцы. Стрела, со свистом пронзающая воздух, выпущенная из лука в упор. А цель расположена на расстоянии двух дней ожидания. Казалось бы, для осуществления мечты бескрайне далеко, но для полета стрелы — неумолимо близко. 

— Даша, ну чего ты переживаешь? — мама села рядом с дочерью на кровать. Перед девушкой стоял раскрытый почти упакованный чемодан. Вокруг: на полу, на спинке кресла, на столе были разбросаны вещи — купальники, платья, полотенца и много всего остального, что так умело пряталось из виду хмурой хозяйки.

— Мама, ну а как не переживать? А если я что-нибудь забуду? Если мне вдруг что-то обязательно понадобится, а я это не взяла?

— Ну и что? Это ведь можно купить. Ты главное возьми то, что на самом деле важно. Телефон, кошелек, документы и… голову. 

Зоя Сергеевна улыбнулась и обняла дочь. Даша положила голову на плечо маме и расплакалась. Это были слезы переживания. До вылета оставалось каких-то двенадцать часов. Они просидели около часа, болтая о местах, которые девушка обязательно посетит, о том, какие там национальные блюда, и что их непременно нужно попробовать. И, само собой, не оставила мама в стороне тему безопасности. Проблема одной оставшейся путевки в том, что она одна. И нет никакой возможности полететь с кем-то из друзей. А это, конечно же, увеличивает риск попадания в неприятности, не говоря уже о поддержке и родном плече рядом в минуту сомнения. Но поговорив об этом, Даша все-таки убедила маму (насколько это вообще возможно) в том, что ничего страшного нет, и переживать не стоит.

 

«Ну вот. Осталось пара часов до осуществления моей мечты!»

Даша нажала кнопку «Отправить», и сообщение перекочевало в общее поле чата. Перечитав отправленный текст, девушка написала новое сообщение и отправила его следом за первым.

«Ну точнее, не до самой мечты, а до финального шага к ее осуществлению…))»

Ей не спалось. После того, как мама помогла ей упаковать чемодан,  проверить, все ли она взяла, а затем еще раз перепроверить, на часах стрелки укоризненно показывали, что пора немного поспать. До регистрации тогда оставалось восемь часов — из них четыре часа девушка лежала с ноутбуком на кровати. И, как обычно, время пролетело незаметно — в сети всегда так. В чате были все её новые друзья, кроме Хитреца. Где он был — никто не знал. Было множество предположений: от безумных и смешных до самых ужасных, останавливающих кровь. Львиную долю времени парни это активно обсуждали, со смаком описывая подробности каждой из версий. Даша несколько раз приняла участие, но только в тех случаях, когда версии были более-менее приличными. В остальном она старалась успокоить их азарт. В итоге ребята договорились до того, что Сталкера модераторы отправили в Черную комнату на пятнадцать минут. 

Дверь открылась, впустив в комнату желтую полоску света и голос какого-то актера — по телевизору шел фильм. Щелкнул выключатель, комната постепенно наполнилась красками. Шторы вновь стали розовыми, а не серыми, обои обрели объем, лиловые лианы словно ожили и заспешили спрятаться от яркого ослепительного света. Собранный чемодан стоял у шифоньера, рядом с ним ютилась сумка Даши и чехол от ноутбука. Мама подошла к кровати, села на край и посмотрела на дочь.

— Ты совсем не спала? — её взгляд выдавал легкое волнение. Уголки губ дрожали, словно не могли определиться, какие эмоции  нужно показывать. В конце концов, радость победила — Зоя Сергеевна улыбнулась. Даша попыталась натянуть подобие улыбки, но усталость одержала верх над усердием девушки, и она просто пожала плечами. — Пора собираться, через несколько минут приедет такси.

— Хорошо, мам. Сейчас предупрежу ребят, что выхожу. 

Мама поцеловала дочь, встала и вышла из комнаты. Даша проводила ее взглядом и посмотрела на дисплей — ребят в сети уже не было. В чате висели пожелания приятного отдыха и наказы не забывать ребят. Сталкер к этому времени уже был освобожден из Черной комнаты. Даша вновь улыбнулась, написала «До встречи», чуть помедлив, добавила самолетик из набора смайлов, вышла из приложения. Упаковала ноутбук в чехол и вместе с сумочкой вынесла в прихожую. 

До того как пришло такси, Даша с мамой успели попить кофе, обсудить различные способы общения на период, когда дочь будет находиться в другой стране. Остановились на том, что самым удобным способом является интернет — видеосвязь, сообщения в социальных сетях и, конечно же, фоторепортажи, которые Даша почти клятвенно обещала отправлять матери хотя бы раз в день. Этого оказалось достаточно, хотя девушка была настроена на то, что мама потребует ежечасный отчет. 

Словно подслушивая за дверью и дожидаясь окончания дискуссии, зазвонил телефон Зои Сергеевны — машина стояла у подъезда.

Удивительное чувство — ожидание и трепет. Всю дорогу в аэропорт Даша отгоняла от себя мысли о том, как она прилетит, как будет выглядеть ее номер, каким на самом деле окажется город, в который она отправляется, какие там люди.  Ей казалось, что преждевременные фантазии могут как-то повлиять на ход событий и что-нибудь изменить. Она не была суеверной, но внутреннее «я» постоянно отмахивалось от этих мыслей. К тому же в окне замаячили огни аэропорта. Девушка рассчиталась с водителем, забрала вещи из багажника, отказавшись от услуги учтивого таксиста в помощи с чемоданом, и медленно пошла к главному входу терминала, который отправит её на серебристой птице к песчаным пляжам острова в Средиземном море. Даша остановилась перед огромным зданием, по рукам и спине пробежала дрожь. Трое парней, которые появились откуда-то сбоку, учтиво пропустили девушку вперед. Отказавшись и от их помощи занести чемодан, она сделала глубокий вдох и уверенно шагнула в помещение.

 

Глава 3 «Аэропорт»

“Странник: Скажи, у тебя бывает такое — идешь по дороге, сидишь в транспорте, кафе или каком-то другом общественном месте — неважно, а напротив тебя или где-то неподалеку, в зоне видимости, сидит девушка. Ну, или парень в твоем случае. В общем, пусть это будет Человек. Возможно, Он не один — это не имеет большого значения. Ты встречаешься с ним взглядом. В голове внезапно возникает мысль — это Он! Тот самый Человек, которого ты искала всю жизнь, пробираясь сквозь колючие тернии городского безумства, беспощадную иронию судьбы, вонючие болота человеческой алчности и вранья. А Он все это время ждал тебя, испытав на себе не меньшую, а возможно и большую боль предательства и обиды. Ты читаешь Его глаза, как книгу, которую не сумела прочесть та, что была или есть с Ним рядом. Видишь в глубине Его зрачков образы, рвущиеся наружу, молящие о спасении.  Вы пересекаетесь взглядом, затем еще раз и еще. Ты уже чувствуешь неловкость. Стараешься увести глаза, хочешь провалиться на месте, раствориться в воздухе.

Но тебя как магнитом тянет смотреть на Него снова и снова. И Он смотрит. И так же пытается отвести взгляд. Вы оба чувствуете, что между вами образуется энергетическая связь, переплетая ваши души, словно кровеносные сосуды, образуя единый организм. Вы становитесь ближе. На расстоянии. Молча. И эта связь становится все крепче. И именно в тот момент, когда ты решишься сделать шаг, подойти и сказать что-то глупое, невпопад, но очень важное, обязательно отвлечет невидимая злая сила. Кто-то спросит, который час или попросит объяснить, где находится станция метро или просто необходимо свернуть, отойти — неважно. Важно, что Человека уже нет. Он вышел. Ушел. Испарился. И остается внутри тебя  пустота, пещера сожаления и одиночества. Вырванный кусок души, беспомощно пульсирующий в луже безразличия, растоптанный слепыми прохожими. Ты не в силах его поднять, вернуть, оживить. Пустота внутри тебя режет грудь, наполняется отравленным воздухом отчаяния. И ты понимаешь, что заполнится она не скоро.

Бесовка: Странник, ты влюбился что ли?))))

Странник: Нет.)))) Просто почему-то об этом подумал сейчас и поинтересовался, было у тебя такое когда-нибудь или нет.)))”

 

Аэропорт. Уникальное место. Здесь своя жизнь, свое государство. От множества голосов кружится голова. Греческий, арабский, английский, немецкий, французский языки переплетаются в одну неразборчивую звуковую какофонию. Невольно вспоминается история о Вавилоне. 

О непреодолимом желании людей засунуть свой нос туда, куда собака свой хвост не совала. Отчего в итоге они и поплатились, так и не достроив эту несчастную башню, рассорившись друг с другом из-за непонимания. И так было во все времена. Сейчас нас отличает лишь дипломатичность. Хотя… 

Игорь стоял в холле. Мимо него непрерывным потоком сновали люди. Молодой человек со спортивной сумкой на плече в веселых ярких шортах и такой же рубашке с коротким рукавом, вероятно летел на отдых. Его нелепая панама на голове и солнечные очки в стиле «а-ля, семидесятые» сообщили об этом задолго до того, как Игорь услышал его речь. К тому же парень не стеснялся в проявлении своих эмоций, разговаривая с кем-то по телефону. Создавалось впечатление, что он пытался докричаться до Камчатки: «Да, нормально все! Конечно, я взял все необходимые документы… Да, распечатал… Ну а как же, разумеется. Нас там будут встречать… Как это кто? Представитель туроператора… Ну а как же… Даже если мы прилетаем ночью, это ведь их работа… Не нужно переживать, мама. Я ведь не один туда лечу… Конечно, с Катей… Где она? Она сейчас в кафе… А я иду на улицу подышать… Мама, не волнуйся, не потеряюсь…». Парень потерялся в толпе, и его голос смешался с гулом аэропорта. 

Игорь глубоко вздохнул, посмотрел на часы, провел указательным пальце по стеклу, затем стукнул по нему два раза и продолжил свои наблюдения. В противоположную сторону шли две девушки лет двадцати пяти. Одна из них была блондинкой. Собранные на затылке в хвост волосы словно маятник часов раскачивались влево и вправо при каждом шаге. С нарисованными бровями девушка немного перестаралась. Как, впрочем, и с нарощенными ресницами. У Игоря от всего этого зрелища даже зачесались веки. В остальном ничего примечательного — футболка с абстрактным рисунком, джинсы и светлые кроссовки.  Девушка размахивала руками, упорно доказывая что-то своей подруге. Игорь перевёл взгляд на неё. Рыжие кудряшки благодаря яркому освещению отливали бронзой. Цвет наверняка был не натуральным, хоть и довольно завораживающим. Недаром в средневековье рыжих девушек считали ведьмами и сжигали на кострах. Есть в этом цвете что-то магическое, колдовское. Не хватало платья в пол, амулета на шее и кисета с травами на поясе. Но у этой девицы ничего подобного не было. Майка и шорты бледно-голубого цвета, словно это комплект. На ногах точно такие же кроссовки, как у подруги. В руках девушек были только сумочки, видимо, основной багаж они сдали в камеру хранения. 

— Так ты уверена, что нам не нужны чемоданы? А если нас обратно уже не выпустят?

— Как это — не выпустят? Мы ведь еще не регистрировались. Мы всего лишь идем в кафе. 

— А если опоздаем? 

— Не опоздаем, не бойся. До регистрации еще целый час. 

— Я что-то так волнуюсь…

Девушки прошли мимо Игоря и растворились в толпе. Диктор объявил о посадке самолета на трех языках — русском, английском и китайском. Через несколько секунд, после звукового сигнала сообщение повторилось. Данные информационного табло обновились — некоторые строки перескочили, заменяя друг друга. Стрелки огромных часов над табло, словно усы мультяшного часовщика указывали, что сейчас без двадцати пять — утро только начинается, а терминал аэропорта уже кишит людьми, словно в улье или муравейнике. Только в тех случаях насекомые работают, а здесь по большей части трутни. Да, и в муравейнике, как оказалось, не все так просто, как в известной басне. 

Игорь улыбнулся, вспомнив случайно попавшийся на глаза пост в интернете об исследованиях, проведённых в Аризонском университете. 

— Интересно, какого черта ты решил встретиться здесь за шесть часов до регистрации на рейс?

Голос за спиной Игорь узнал сразу, несмотря на то, что он пытался изменить его на хриплый уродливый бас. Да и кто кроме Сталкера будет неумело подкрадываться сзади, прижимаясь к стене, не подумав о том, что Игорь стоит почти вплотную к ней. Ребята поздоровались, обнялись и не спеша отправились в кафе. 

— А ты знал, что в муравьиных колониях лишь три процента насекомых действительно заняты делом, а остальные делятся на три категории — одни имитируют работу, другие ленятся, а третьи тупо ничего не делают?

— Я сейчас себя ощущаю из первой категории бездельников — вроде что-то делаю, а что и зачем — не пойму. — Гриша тянул за собой чемодан, словно он был набит кирпичами. — Нет, Игореха, ты мне все-таки объясни, что мы будем тут делать целых шесть часов? Твои загадки и молчание меня совсем не радуют. Что за игру ты затеял? А?

Кафе, в которое вошли ребята, по сути было ещё закрыто. Но миловидная девушка-бариста услужливо позволила им дождаться своего рейса. И даже приготовила им очень вкусный эспрессо. Гриша отпил из чашки ароматный кофе, который хоть и был заоблачно дорогим по сравнению с ценами за пределами стен аэропорта, но тем не менее великолепно тонизировал невыспавшийся организм. Игорь смотрел на него с легкой улыбкой. Нет, не с усмешкой. Он не издевался над ним, не пытался разыграть или как-то подшутить. Хотя такой замысел тоже изначально присутствовал. Странник просто был в предвкушении эмоций, которые, по его предположениям, испытает Гриша через несколько минут. Игорь молчал. Телефон в его руках фыркнул беззвучной вибрацией, он посмотрел на дисплей, набрал текст и снова перевёл взгляд на возмущенного друга.

— Ну как? Кофе тебя взбодрил? Проснулся? — улыбка не сходила с губ Странника.

— Блин, дружище… — Гриша прищурился, всматриваясь в хитрые глаза и пытаясь разгадать ту таинственность, которая ярким фонарем светилась в них. — Я чувствую, что это все неспроста. Я конечно не против всяких там сюрпризов и тебе всецело доверяю, но непонимание происходящего вселяет в меня легкую тревогу. У тебя все нормально? Ты хоть не молчи. Скажи что-нибудь. Ну, или хоть головой кивни.

Игорь посмотрел за плечо друга в сторону выхода. Гриша нахмурился, отставил чашку и обернулся, следуя за взглядом Странника. К их столику, грузно переваливаясь с боку на бок словно медведь, уверенно шагал здоровенный мужчина в клетчатой рубашке с коротким рукавом и синих потертых джинсах. Черные кудряшки на голове и густая щетина на лице могли бы быть явным предлогом для проверки документов для любого встретившегося на его пути сотрудника полиции. За собой он тянул большую спортивную сумку ярко-зеленого цвета. Мужчина небрежно поставил ее у свободного стула, шумно выдохнул и, опершись о стол, жестом позвал официантку.

— Черт побери этих копов! — не обращая внимания на удивленный взгляд Гриши, громким баритоном с легкой хрипотцой, заявил черноволосый незнакомец. — Стоит пару дней не бриться — принимают меня за непонятно кого. Вот скажите, разве я похож на человека без определенного места жительства? 

Игорь улыбаясь осматривал гостя за их столиком. В этот момент подошла девушка, готовая принять заказ. Мужчина озвучил внушительный набор из второго блюда, клюквенного морса, чашки кофе и чизкейка. Гриша перевел взгляд на Игоря. В его глазах горел знак вопроса. Игорь чувствовал, что еще мгновение, и из Сталкера начнет извергаться лава возмущения, словно из проснувшегося вулкана, который несколько тысячелетий накапливал в себе смертоносную смесь гнева и недовольства. Нужно было срочно гасить это напряжение.

— Здорово, Хитрец! — улыбаясь, кивнул в знак приветствия Игорь великану, который помогал официантке выставлять с подноса тарелки на стол. — Как долетел?

— Да, нормально, Игореха. Только, блин, есть захотел. Дома не успел позавтракать, а в самолете, как всегда, кормежка с гулькин нос.

Игорь посмотрел на Гришу — зрелище то еще. Смесь эмоций — возмущение, радость, недовольство. Они давно знакомы с Хитрецом в Сети. Общались по телефону, обсуждали совместные проекты. Но никогда не видели друг друга. Много раз они говорили о том, что нужно встретиться. Но плотный график работы, расстояние и разные форс-мажорные обстоятельства постоянно мешали. Эта встреча была абсолютно спонтанной. Хитрец однажды озвучил в чате, что хочет куда-нибудь слетать отдохнуть. Игорь написал ему личное сообщение о своих планах, о том, что Гриша тоже летит и предложил троллю присоединиться к ним. Долго раздумывать тот не стал. Только попросил Игоря оставить в тайне его участие в этой авантюре. Парни сошлись на том, что и произошло сейчас — Сталкера удалось удивить. Именно поэтому Игорь назначил встречу за шесть часов до рейса — самолёт из Хабаровска прилетел точно по расписанию. 

— Володя, как же так? — Гриша смотрел на товарища с некоторым подозрением. Он не был расстроен, наоборот, сюрприз удался, и Сталкера изнутри распирала радость, что они наконец-то встретились. — Я тебе верил. А ты даже слова не сказал, что летишь с нами. Ты не представляешь, что вчера творилось в «Масках». Какие были предположения почему ты отсутствует столько времени. Разве так можно?

— Жора, я скажу больше — нужно! — Хитрец продолжал поглощать принесенный официанткой заказ. — Если бы мы тебе рассказали, то это уже было бы неинтересно. А так, и ты удивлен, и я доволен. Да, и кости мне в чате сполоснули. Теперь месяц мыться не буду. 

-Ну-ну, — усмехнулся Игорь, — Тогда тебя не только из-за внешности останавливать будут, но и из-за запаха. 

Ребята дружно рассмеялись, разбавив тишину низкими мужскими голосами. 

В кафе негромко заиграла легкая музыка. Игорь посмотрел на часы — шесть утра. До регистрации оставалось четыре с половиной часа. Володя и Гриша спорили о качестве обслуживания в самолетах — хотя и тот, и другой пользовались услугами авиаперевозчиков лишь пару раз. Смешно выглядели прения псевдознатоков со стороны. Хотя, сам Игорь тоже летал лишь однажды и владел информацией поверхностно. Внезапно парнем овладела тоска. Непонятное ощущение тяготило его, словно кто-то вытягивал позитив, распуская вязаное полотно настроения. Об этом он читал в каком-то фэнтезийном романе. Игорь обернулся, оглядывая помещение в поисках энергетического вампира. Но никого подходящего на эту роль таки не нашёл. 

Парень немного успокоился, снова посмотрел на часы, провел указательным пальцем по циферблату, слегка стукнул по нему и накрыл ладонью. Тревога навалилась вновь. Несколько минут понаблюдав за спором парней, он извинился, сообщив, что нужно срочно позвонить. Ребята поинтересовались, все ли нормально у него, тот уверил, что все в порядке и вышел из кафе.

Над аэропортом медленно тянулись тяжелые серые облака. Ватные грязные глыбы, плотно прижимаясь друг к другу, бесшумно перемещались по небу, словно гигантский флот небесной армии, который готовился к осаде. Ветра пока не было, но температура воздуха, несомненно, понизилась. Игорь достал сигарету, прикурил и, глубоко вдохнув, выпустил большое количество серого дыма. Облако, наполненное никотином, устремилось вверх, присоединяясь к грозовой армии. Внезапно подул не сильный, но пронизывающий ветер, и дым мгновенно рассеялся. Парень съежился и сделал шаг назад — ближе к стене, как будто она могла спасти его от холода. 

Ушедшая вроде бы тревога вновь охватила Игоря. Что это было? Волнение перед полетом? Переживание о не совсем еще понятной работе? Он не мог разобраться, что его тревожило. Колокольчики предчувствия трезвонили внутри, нагнетая легкую дрожь. Он достал смартфон, нашел в последних набранных номерах телефон мамы и нажал кнопку «Позвонить».

«Алло! — услышал Игорь тревожный голос матери. — Игорь, что-то случилось?»

— Привет, мам. Прости, что так рано звоню, — он посмотрел на часы, стрелки показывали пятнадцать минут седьмого. — У вас все нормально?

Родители Игоря уехали прошлым вечером. Сейчас они должны были уже быть дома. Мама отправила сообщение о том, что они добрались, но в связи с возникшим непонятными ощущениями, Игорь решил все-таки позвонить.

«Да, все хорошо, сынок, — голос в динамике оставался беспокойным. — Что случилось? Игорь, не пугай меня, пожалуйста. Я начинаю нервничать».

Игорь услышал в трубке сонное бормотание отца: «Что такое, Света?»

— Мам, у меня все в порядке. Я уже в аэропорту. Ждем регистрации, — Игорь затянулся и выдохнул в облака, которые почти объединились в однородную массу, затянув всю видимую часть неба. — Вышел покурить и решил позвонить тебе. Надеюсь, я тебя не разбудил? По моим подсчетам ты должна уже собираться на работу.

Разница во времени между Москвой и Екатеринбургом составляет два часа, поэтому на Урале сейчас восемь пятнадцать. В это время Светлана Евгеньевна обычно готовит завтрак. Отец, будучи пенсионером по выслуге, работал внештатным советником по безопасности председателя правления одного местного банка. На работу он практически не ходил — только по звонку начальника. Поэтому было неудивительно, что он еще спал.

«Собираюсь  завтрак готовить, — теперь парень слышал, что мама успокоилась. Из голоса ушла тревога и волнение. — Не забудь, что ты обещал позвонить мне, как только прилетите».

— Да, я помню, мам. Передавай привет папе. Пока.

Странник отключил вызов и заблокировал телефон. Автоматические двери терминала бесшумно разъехались в стороны, и площадь перед аэропортом наполнилась жутким хрипловатым смехом. Перед выходом появились Сталкер и Хитрец. Гриша завертел головой по сторонам, видимо в поиске Странника. Володя же сразу определил местонахождение пропавшего товарища, слегка хлопнул по плечу друга и пошел, переваливаясь с ноги на ногу, к Игорю. Его походка вызвала у Странника легкую улыбку.

— Слушай, Вован, а почему ты не Медведь? — улыбаясь, спросил он, делая очередную затяжку. 

— Потому что Хитрец появился раньше, чем он, — усмехнулся Володя и похлопал себя по выпирающему животу. — У меня этот ник уже лет десять. Держи свой талон — мы сдали чемоданы в камеру хранения.

Передав бумажную квитанцию, Хитрец достал из кармана помятую пачку, вынул из нее коричневую длинную сигарету «Блэк Джек» и закурил. В нос тут же пробрался приятный аромат вишни. Из-за спины Володи вышел Гриша, старательно набивая свою трубку табаком. Игорь чувствовал себя карликом среди этих верзил. Раньше рядом с Гришей он почему-то не обращал на это внимание. Теперь же вдвоем они казались просто великанами, хоть и были выше Странника всего на голову.

— Как-нибудь я расскажу вам эту историю, — щурясь от попавшего в глаза дыма, сказал Володя. — А сейчас есть беседы поинтересней. Расскажи мне, мой дорогой друг, куда мы летим и зачем? Я в принципе понял, но в общих чертах. Этого достаточно, чтобы почувствовать себя настоящим Кожуховым, но хотелось бы знать чуть больше, чем мне полагается, — через долю секунды, словно боясь опоздать с дополнением, добавил: — Можешь даже потом меня убить, если это военная тайна. Но я чертовски любопытен. 

Рассказ занял немного времени. Хитрец внимательно дослушал историю Игоря до конца. Лишь когда тот закончил, уточнил несколько моментов, касающихся непосредственно его участия в этом проекте. С гордостью заявил, что не зря захватил с собой фотокамеру, объективы и ноутбук. Гриша тут же вставил свои пять копеек, что его ноутбук и планшет также в чемодане. Володя и Игорь выкурили еще по одной сигарете, пока Сталкер раскуривал трубку. И после очередной шутки Хитреца с громким смехом направились ко входу в терминал. У самой двери, послушно открывшейся перед ними, парни чуть не затоптали молодую девушку, которая как-то неуверенно остановилась у дверей. На ее лице читалось волнение.

— Девушка, позвольте я вам помогу? — Володя протянул руку к чемодану. — Что ж вы одна с таким огромным саквояжем маетесь, да еще и сумками обвешались.
— Нет, нет. Спасибо. Все в порядке. Я справлюсь, — дрожащим голосом ответила девушка, сделала глубокий вдох и шагнула внутрь аэропорта.

Парни проводили её взглядом и зашли следом. Игорь заходил последним. На мгновение он остановился — почему-то девушка казалась ему знакомой. Но откуда? Где он её видел? Почему она осталась в его памяти? Почему в душе странное щемящее чувство, словно он упускает что-то очень важное. Что-то ускользает от него. Гриша окликнул Странника, тот вздрогнул, мысли развеялись и он шагнул следом за ребятами.

Людей в аэропорту заметно прибавилось — кто-то неспешно прогуливался, убивая тягостные минуты ожидания, кто-то спешил к месту встречи пассажиров приземлившегося только что самолета. Часы над информационным табло показывали двадцать пять минут восьмого. Странник сравнил время аэропорта со своими часами — погрешность в одну минуту. Нормально. 

Оставшиеся два с небольшим часа до регистрации ребята решили провести в зале ожидания. Конечно же, Сталкер не упустил момент, чтобы не подколоть Игоря о бесполезно потраченном времени. Умело парировал все оправдания Странника о неизбежности этой ситуации, так как позже Хитрец все равно не прилетел бы в Москву. В итоге, вместе посмеявшись, ребята неторопливым шагом побрели в зал ожидания.

Просторное светлое помещение с высоким потолком, витражными стеклами, которые прекрасно отражали звуки внутри — любой шорох, превращая его в бесконечно гуляющий гул. Мальчишки лет пяти-шести носились между рядами, спотыкаясь о стоящие и лежащие по их вине чемоданы, бережно обернутые в прозрачную пленку. Народу в зале было немного — двое шестилетних сорванцов, в дальнем углу у окна сидели две молодые девушки, негромко о чем-то беседующие. Судя по всему, это были мамы неугомонных мелких хулиганов. Изредка одна из мамаш поднимала голову и делала замечание, больше для вида, потому как после этого вновь погружалась в увлеченную беседу со своей подругой. На крайних креслах с другой стороны сидели двое мужчин примерно того же возраста, что и женщины. Вероятно, это были их мужья. Рядом с креслами стояли чемодан и спортивная сумка, их багаж также был обернут в пленку. Две юные девицы лет двадцати внимательно разглядывали свои билеты.  Старушка читала газету. На ее коленях спала пятилетняя девочка. Скорее всего внучка. Она бегала по залу вместе с мальчишками, а теперь отдыхала, набираясь сил перед полетом. Больше в зале никого не было. 

Ребята выбрали место так, чтобы ни они никому не мешали и их никто не тревожил. Хитрец засопел в первую же минуту, как только уселся в кресло. Сталкер буркнул, что сидеть не хочет и пружинистым шагом отправился бродить по аэропорту, измеряя своими огромными ногами светлый кафельный пол здания. Игорь проводил его взглядом, достал мобильный телефон и загрузил приложение Сети. Нужно было как-то убить два часа, а чат — это безупречное место, где время пролетает на сверхзвуковых скоростях. 

В общем чате бурно обсуждалась предстоящая встреча группы обитателей — несколько человек одного из сибирских городов систематически организуют встречи в кафе. Потом здесь же в чате делятся впечатлениями, шутят, планируют новые сабантуи. Они охотно принимают к себе в компанию новых желающих, но немногие задерживаются надолго. Игорь периодически следил за их беседами, несколько раз участвовал в переписке. Даже подружился с некоторыми участниками. Но ближе и роднее, конечно же, была их уникальная комната. Прочитав несколько сообщений, парень кликнул на вкладку «Маски». Экран смартфона потемнел, данные перезагрузились, и на дисплее появилась страница уже родной группы. Знакомые ники с разнообразными, порой абсолютно нелепыми, аватарками. Сообщения сменяли друг друга каждую секунду — жизнь в комнате кипела. Странник попытался вникнуть в суть переписки — ребята обсуждали выход новой версии приложения. 

Хитрый Лис: «Я читал на форуме, что будет обновлен интерфейс и добавлена функция просмотра гостей, как в «Одноклассниках». Только не пойму, для чего это?»

Котенок: «Ну как же? Это любопытно довольно — знать, кто интересуется  твоей страничкой. Разве нет?»

Пользователь Х: «Дану бред какойта. Зачем эта? А если я не хочу чтоб меня видели у себя в гостях?»

Хитрый Лис (ответил Пользователю Х): «Ха! Так кто ж тебя спрашивать-то будет? Сделают и все».

Мастер Йода: «Ну, там вроде можно будет включать и отключать эту опцию».

Котенок (ответила Мастеру Йода): «Типа невидимки что ли? Фух. Аж дышать легче стало.)))))»

КРИПТОNick: «А как насчет голосовых? До меня дошли слухи, что введут голосовые сообщения».

Хитрый Лис (ответил КРИПТОNickу): «Да, я тоже такое слышал. Только вроде не в это обновление, а в следующее».

Мастер Йода: «Да, все верно. Голосовые будут. Не переживайте. Общался с админом нашей комнаты, он сказал, что ведет переговоры с разрабами. Вроде как нас это не должно коснуться».

Хитрый Лис: «Мастер, ты просто вумница! ))))) Информационный наш центр».

Вурдалак: «Ребята, кто видел Сталкера? Что-то в сеть не выходит. Может что случилось?»

Хитрый Лис (ответил Вурдалаку): «Не знаю. Вон, Странник в сети, поинтересуйся у него. Они же вроде как друзья».

Игорь оторвался от телефона и посмотрел в окно. Что сказать в чате? Парни договорились не раскрывать свою внезапную “командировку”. И дело не в секретности — присутствующие в чате фрилансеры почти все выезжали в другие города на территорию заказчиков. Дело было в игре, правила которой они сами себе придумали. Им интересно было играть именно так. Наверняка другие участники комнаты так же встречаются, но никто не афиширует это, потому что так было заведено здесь — в комнате «Маски».

Телефон Игоря завибрировал. Парень провел по экрану, разблокировав гаджет. В верхнем углу экрана у небольшого конвертика, который символизировал сообщения, загорелась красная точка — Вурдалак написал приватное сообщение, которое мог видеть только Игорь.

Вурдалак (приват): «Здорово, Странник. Слушай, вы ведь дружите со Сталкером? Не в курсе, где он пропал? Мне позарез нужен его совет».

Игорь уже знал, что ответит ему и, перебирая пальцами по клавиатуре набрал сообщение. 

Странник (приват): «Привет. Да он с проектом возится. Обещал зайти сегодня. Но когда точно — не знаю. Так что — жди».

Вурдалак (приват): «Ок. Спс».

Игорь отправил улыбающийся смайлик и закрыл приложение. Посмотрел на часы — без пяти минут девять, провел указательным пальцем по стеклу циферблата и два раза слегка стукнул по нему. Полтора часа. Хитрец умиротворенно сопел, запрокинув голову назад. И как можно спать в таком положении? Представил, как у Володи будет болеть шея, когда он проснется, и почувствовал ноющую боль в позвоночнике. Вот она, магия самовнушения. Игорь потер мышцы у основания головы, сделал вращательные движения — позвонки звонко щелкнули. По телу прошла волна облегчения, словно парень вышел из массажного кабинета.

Маленькие разбойники продолжали нагружать мозг всем присутствующим беготней между рядами кресел, создавая незатихающий шум с редким пронзающим визгом. Их мамаши по прежнему увлеченно о чем-то разговаривали, изредка делая бесполезные замечания своим неугомонным детям. За время чтения сообщений в чате зал обновился — появились новые лица. Почти напротив расположились двое мужчин примерно одного возраста. На первый взгляд они показались Игорю даже похожими между собой, но приглядевшись, он понял, что дело всего лишь в одинаковых костюмах. Парень улыбнулся: «Люди в черном. Сейчас кто-то из присутствующих трансформируется в инопланетное существо с противной слизью на коже. Один из агентов ЛВЧ достанет бластер и уничтожит его. А другой достанет нейтрализатор и сотрет из памяти обычных людей этот инцидент, внушив какую-нибудь белиберду о чрезвычайной ситуации». Но к сожалению, ничего такого не произошло. Парни в костюмах спокойно сели в кресла и уткнулись в гаджеты. 

Игорь прочесал взглядом остальную часть зала в поиске новых людей. Молодой человек в цветастой рубашке и нелепой панамке разговаривал по телефону. Игорь узнал в нем туриста, разговаривающего со своей мамой, которого Странник видел несколько часов назад. “Нашелся…” — улыбнулся Игорь и отвел от него взгляд. Через несколько сидений от него сидела девушка. Та, которую Игорь с друзьями встретили у входа. Она читала какую-то книгу. Из-за расположения парень не мог разобрать точно, что это было — возможно, блокнот или ежедневник. Девушка, ощутив на себе взгляд, подняла голову. Сердце Игоря набрало обороты, словно мощный двигатель гоночного болида. Он чувствовал, как его лицо начинает гореть, покрывается пятнами. Но был не в силах оторваться. Бездонные глаза притягивали, как магнит. Лицо пылало, как раскаленная печь паровоза. Необходимо было отвернуться, отвлечься, но он не мог. 

— Старик, пойдем. Нужно будить Вована, — Гриша похлопал по плечу Игоря, закрыв собой девушку. 

— Что случилось? — словно очнувшись от гипноза или обморока, Игорь на мгновение был дезориентирован. Он не мог понять, что от него требуют. Почему Гриша трясет Хитреца? Который сейчас час? Он посмотрел в окно — хмурое небо, как через тонированную призму пропускало слабый солнечный свет. Несмотря на пасмурную погоду, было понятно, что уже далеко не восемь часов утра. — Сколько времени?

— Через пятнадцать минут регистрация. Там народу уже тьма. Пошли за чемоданами. 

Хитрец, пыхтя и потирая сонные глаза, шел следом за Сталкером, Игорь замыкал цепочку из трех звеньев. В его сознании чувствовался металлический привкус тяжести и незавершенности. Так бывает, когда тебя отрывают от какого-то важного дела, и ты понимаешь, что сконцентрироваться как раньше уже не получится.  Он пытался воспроизвести в памяти образ сидящей в зале ожидания девушки, но почему-то не мог. Игоря прервал Гриша — необходимо было предъявить талон на багаж. 

Пройдя бесконечную очередь на регистрацию, ребята снова оказались в зале ожидания, только уже по другую сторону аэропорта. В огромные панорамные окна были видны взлетные полосы, посадочные терминалы, словно огромные пиявки, жаждущие скорее впиться в очередную жертву, и самолеты. Гигантские монстры, крылатые лайнеры лениво перемещались по огромному полю. Ловко маневрируя между обездвиженными крылатыми машинами. Игорь подошел к окну, справа от него к посадочному терминалу подполз Боинг с тигриной мордой. Монстр встрепенулся и незамедлительно присосался к подкатившему борту. Выглядело это невероятно — птица с головой хищника. Словно животное из древней мифологии птица Анзуд — огромная птица в виде орла с головой львицы. В шумеро-аккадских мифах Анзуд выступает как посредник между богами и людьми, одновременно воплощающий добро и зло.

— “Он когтями разрывает небо — порядок в стране расколот будто кувшин…” — пробормотал себе под нос парень. — Хм… Странно.

— Ты о чем? — голос слева принадлежал Грише.  

— Да, так. Смотрю на самолет. Вспомнил почему-то отрывок из шумерской легенды о Всемирном потопе.

— Мда… Я помню, как ты пытался мне перессказать целую книгу шумерских мифов.

Парни несколько секунд молча смотрели в изумрудно-зеленые глаза тигра. Изображение было выполнено таким образом, что под определенным углом оно казалось объемным, словно у самолета была голова, а не просто разрисованная носовая часть.  

— А причем тут Шумер и амурский тигр? Пойдем лучше в дьюти-фри, — Гриша улыбнулся, похлопал по плечу друга и, отходя, добавил: — Хитрец уже там.

Да, действительно, ни при чем. Но почему-то именно это сравнение пришло в голову в первую очередь. Да, он вспомнил выдержку из новостного поста многолетней давности о том, что российская авиакомпания перекрасила носовую часть самолета в тигровый окрас «для привлечения широкого общественного внимания к делу сохранения популяризации исчезающего вида диких животных».  Но это было позже, легенду о всемирном потопе вспомнил раньше. Игорь улыбнулся, подмигнул смотрящему на него тигру и отправился вслед за Гришей. 

Подперев подбородок правой рукой, словно позирующий натурщик, Володя стоял напротив витрины. На него смотрела стеклянная армия алкогольной продукции. Разнообразие строя было налицо — выдержка, ранг, статус, форма. Игорь с улыбкой наблюдал эту картину несколько минут. Все это время ни один мускул Хитреца не дрогнул. Странник достал мобильный телефон, включил видеозапись. Заметив это, к Игорю тихо подошел Гриша.

— Давно он так стоит? — шёпотом, стараясь не нарушить немую сцену, спросил Сталкер.

— Я наблюдаю за этим минут пять. Снимаю несколько секунд, — таким же шепотом ответил Игорь. Помолчал и добавил: — Интересно, сколько он еще продержится?

Теперь это уже был спортивный интерес. Парни стояли в нескольких метрах от друга, который до сих пор не пошевелился. Хронометраж на телефоне Игоря показывал восемь минут и двадцать девять секунд записи. Мимо проходили люди, периодически закрывая застывшего у витрины Хитреца. Парни безмолвными жестами, стараясь не трясти телефон, просили их поскорее проходить, освобождая место съемок. Почувствовав внимание, Володя обернулся.

— Вы что, звери! — без малейшей злости, с широкой улыбкой на лице на весь магазин возмутился Хитрец. — Еще скажите, что вы это в интернете транслировали.

Игорь с Гришей переглянулись. Возникла секундная пауза. По лицам ребят было понятно, что они упустили уникальную возможность. Ведь прямой эфир намного интереснее смотреть, чем просто выложенный в сети ролик. По всему магазину разнесся, наполненный сожалением, отчаянный стон. Друзья посмеялись и вместе подошли к стеллажу, возле которой Хитрец позировал пару минут назад.

На кассе была небольшая очередь. Каждый старался взять что-то уникальное, необычное лично для себя, в подарок любимым и близким. Трое друзей держали в руках по две бутылки виски. Гриша прихватил еще пятидесяти граммовый пакетик с табаком для своей трубки. Володя присмотрел себе солнцезащитные очки — круглые, в тонкой металлической оправе. Игорь держал в руке небольшую белую коробочку. На вопросы друзей, что же в ней находится, парень улыбался и отшучивался: «Подарок моей будущей невесте». Во время упаковки купленных вещей ребят предупредили, что вскрывать спиртное в самолете запрещено.

Ожидание посадки, возможно, не самое утомительное занятие, но в данный момент Игорь не мог вспомнить ничего, что раздражало его так же сильно. Чтобы как-то скоротать время, он разблокировал телефон и коснулся пальцем иконки приложения, в котором находилась комната «Маски». Как всегда, здесь бурлила жизнь — кто-то просил помощи, кто-то совета, а некоторые просто беседовали, обсуждая какие-то события, произошедшие в их жизни. Игорь открыл список участников, находящихся в сети в данный момент — двести сорок три пользователя. Сотни городов России, восемь часовых поясов. Сейчас онлайн были отовсюду — от Калининграда до Владивостока. Странник пролистал пользователей — многие были ему знакомы, с некоторыми он общался уже не один год, но были и новенькие. В углу экрана загорелась красная точка возле конвертика, телефон завибрировал — пришло приватное сообщение.

Парень смотрел на черную изгибающуюся кошку — «Бесовка». Именно от нее Игорь получил письмо. Девушка, с которой они знакомы не так давно, но уже успели подружиться. И даже вместе с друзьями совершили переворот в созданном ими государстве. Бесовка была умна, красноречива и с тонким чувством юмора. Игорь понимал, что это общение затягивает его в какую-то виртуальную трясину. И до недавнего времени он был абсолютно уверен, что виртуальная увлеченность — это полный бред, не имеющий ничего общего с реальными чувствами. И то, что сейчас с ним происходило, в какой-то мере пугало. Все чаще и чаще он ловил себя на мысли, что думает об этой девушке. Его привлекал ее стиль — простой, без пафоса и какой-то помпезности, присущей большинству девушек. Ему был интересен ее юмор — легкий, незамысловатый, но с тонкой линией иронии. Все вроде бы прекрасно, но вот в чем вопрос: а девушка ли это?  Непонятно, почему эта мысль пришла Игорю в голову прямо сейчас. Да, таких случаев именно здесь, в комнате «Маски», было всего несколько — по пальцам одной руки можно было пересчитать. Но ведь ключевое слово — «было». Больше всего Игорю не хотелось в очередной раз разочаровываться в человеке — ему было достаточно реальной жизни. Не хватало еще и в интернете вляпаться в такую идиотскую аферу. Да, конечно, вероятность встречи с Бесовкой минимальная, но ведь не это важно. Важен сам факт того, что по ту сторону смартфона может быть мужик. А вдруг он сидит сейчас напротив него и с тупой ухмылкой на лице строчит Игорю сообщение.

Странник невольно поднял голову и пробежался глазами по залу ожидания. Среди людей скучающих в жёстких креслах, были уже знакомые Игорю лица — мужья с женами и детьми, бабушка с внучкой, двое парней в костюмах, мужчина в нелепой шляпе. На последнем парень задержал свое внимание. Тот, ссутулившись, усердно что-то печатал в смартфоне. «Может быть, это он? Как раз пишет кому-то. Может, мне?» Мужчина поднял голову, посмотрел на Игоря, улыбнулся и снова уткнулся в гаджет. Странник поморщился: «Да ну. Нет. Глупость какая-то». Игорь снова посмотрел в телефон. В верхнем углу рядом с кошкой горела красная точка — девушка вышла из Сети. Игорь облегченно выдохнул. Значит, точно не этот, потому что парень напротив не переставая что-то печатал. Странник усмехнулся нелепости собственных подозрений и снова перевел взгляд на сообщение, которое отправила ему Бесовка.

«Привет, Странник. Глупо, наверное, выглядит то, что я тебе решила написать.)) Не представляю, что на меня вообще нашло. Не поверишь, я несколько раз удаляла сообщение. Но, в конце концов, решила написать.))) 

Дело в том, что меня, возможно, несколько дней не будет в Сети. Это не точно, но все же, пока есть возможность, решила тебя предупредить. Я уезжаю в отпуск и не знаю, будет ли там интернет. Так что не теряй меня. ))) И смотри там, сильно не скучай.)))))

Если будет возможность — напишу обязательно. Если ты, конечно, не против.)))»

Игорь невольно улыбнулся, кликнул «Ответить». 

— Старик, пойдем на посадку, — Гриша растолкал вновь уснувшего Хитреца и, не дожидаясь ребят, направился к уже собравшимся у выхода людям. Странник заблокировал телефон, отправил его в карман и пошел вслед за друзьями.

Места в самолете ребятам достались неплохие — Хитрецу самое лучшее около иллюминатора, рядом с ним оказался Игорь, а Сталкер насупившись, сидел в среднем ряду. Он попытался договориться со стюардессой, чтобы та пересадила его, но девушка была непоколебима. Никакая хваленая харизма Гриши не помогла ему очаровать девушку. Скрестив руки на груди и нахмурив брови, он ворчал себе под нос, что ему не нравится вся эта идея и вообще он уже хочет обратно.

«Это мой первый перелет! И посадить меня в середине настоящее преступление!» — говорил он, нарочито повышая тон, когда мимо него проходила невозмутимая бортпроводница. Игорь с Володей подшучивали над другом, по салону самолета то и дело громом разносился басистый смех. Брюхо огромной металлической птицы постепенно наполнялось пассажирами. Люди рассаживались по местам, суетливо рассовывая сумки по багажным отсекам. Рядом с Гришей грузно и шумно приземлился тучный мужчина лет сорока пяти. Клетчатая рубашка, застегнутая под самый воротничок, серые старомодные брюки на подтяжках. Очки в массивной роговой оправе гордо восседали на его переносице. Усевшись наконец и уложив дипломат себе на колени, мужчина шумно выдохнул, промокая платком вспотевший лоб. Странник с Хитрецом переглянулись. Теперь им было одновременно и смешно, и жалко товарища — в его глазах из темных зрачков, как из окон каменной башни, смотрели на друзей отчаяние и боль. Но выглядело это довольно смешно — черты лица Сталкера не подразумевали вообще такого мимического выражения как грусть. Поэтому парни еле сдерживали нахлынувшие эмоции.

Игорь посмотрел в иллюминатор на суету по ту сторону металлической обшивки самолета — двое грузили багаж с подъехавшей телеги, один ковырялся под крылом. А несколько человек бесцельно слонялись туда-сюда около самолета. «Видимо, начальство, — подумал Игорь и усмехнулся, — как всегда, начальников больше, чем работяг”. Внезапно в голове возникла мысль, что он что-то забыл сделать. Что-то очень важное. Что-то такое, от чего, возможно, будет зависеть его будущее. Парень нахмурился. Заметив это, Володя пристально посмотрел на Странника и положил руку на плечо друга.

— Игореха, что случилось? У тебя было видение? Ты видел крушение самолета? Нам нужно отказаться от полета? — он не унимался. Его вопросы шквальным огнем атаковали Игоря, не давая сосредоточиться. — А в каком порядке мы умирали? Нужно готовиться.

Хитрец откинулся на спинку кресла и нарочито шумно выдохнул. К его специфическому юмору ребята давно уже привыкли. Чего не скажешь о других пассажирах. В салоне началось волнение. Послышались недовольные возгласы. Кто-то предложил снять шутника с самолета. Позади парней сидела пожилая дама. На вид лет семьдесят. Аристократическая внешность, выправка графини, не меньше. Женщина молча наблюдала за происходящим вокруг, размахивая газетой на манер веера. 

Когда Володя приподнялся, чтобы оценить результат неосторожно брошенной фразы, графиня нежно, по-матерински, шлепнула его по лбу свернутой в трубочку газетой. Не ожидая такого поворота, Хитрец замер. Игорю даже показалось, что тот перестал дышать на какое-то время.

— Нельзя так шутить перед полетом, молодой человек, — назидательным, но совершенно спокойным тоном произнесла дама. — Окажется в самолете псих какой-нибудь неадекватный, поднимет панику, сделают из тебя капитана Блая.

— Простите моего друга, мадам. — Вступился за товарища Игорь. — Это у него юмор такой…

— А кто такой капитан Блай? —  Перебил Странника Володя, с интересом глядя на старушку.

Тем временем в салоне волнение продолжало нарастать. Толстяк, сидящий рядом с Гришей, не понимал из-за чего все началось, Сталкер ему пересказал сюжет фильма, в котором группа подростков покинула самолет из-за видения. Самолет взорвался и все, кто были в нем — погибли. Затем по очереди стали умирать спасшиеся пассажиры. Мужчина вытаращил глаза на Гришу, коротко вскрикнул и замер.  

— Товарищи, успокойтесь, — Хитрец встал в полный рост и поднял вверх правую руку. — Никто не умрет. Все будет замечательно!

В ответ на его призвание к спокойствию посыпались возмущенные возгласы, обвинения, проклятия. Но это уже было неважно. Володя снова обратился к графине, повторив свой вопрос. Старушка довольно улыбнулась — ей явно импонировало такое внимание и интерес к своей персоне. Она прикрыла веки и развела руки в стороны.

— Вы что, молодой человек, не знаете историю про мятеж на корабле “Баунти”? В тысяча семьсот восемьдесят девятом году часть команды корабля “Баунти” во главе с помощником капитана Флетчером Кристианом взбунтовалась и высадили в шлюпку посреди Тихого океана капитана Уильяма Блая с его верными членами экипажа. В итоге мятежники плохо кончили — одну часть повстанцев арестовали на острове Таити, а другую через десять лет на острове Питкэрн. Сам же капитан Блай преодолел почти семь тысяч километров и чудом спасся.

— Круто! — С видимым восхищением воскликнул Володя. — Спасибо Вам за интересный рассказ. Нужно запомнить и почитать подробнее об этом.

— Если успеешь, — усмехнулся Сталкер, и, сложив руку в фигуру пистолета, сымитировал выстрел.

Ребята вернулись на свои места. В этот момент сосед Гриши начал елозить в кресле, ковыряясь в чемоданчике, придавил Сталкеру то ли ребра, то ли руку, отчего из уст парня невольно вырвался молящий о пощаде стон. И парень тут же замолчал. Теперь Игорю было его откровенно жаль.  «Это карма, старик», — выглянул из-за Игоря Хитрец и произвел в товарища ответный выстрел. Странник посмотрел на Гришу. Он было подумал предложить поменяться с ним местами, но не успел — к нему подошла стюардесса, что-то шепнула и указала рукой направление в сторону хвоста самолета. Сталкер оживился, глаза посветлели, на лице красовалась широкая улыбка. «А это прощение!» — с этими словами он из обеих рук трижды выстрелил в Володю. Из багажного отсека он достал свою сумку, которую так старательно укладывал несколько минут назад и, подмигнув друзьям, отправился в указанном направлении. Игорь проводил друга взглядом — Гриша устроился недалеко, возле аварийного выхода. 

«Тактически грамотный ход, — подумал Странник. — Ведь Гриша не первый раз в самолете. Но акцент именно на это разжалобил стюардессу, и она предложила ему более удобное и выгодное место. Хотя… Может быть, дело вовсе не в жалости. Харизме Сталкера можно позавидовать». Игорь закрыл глаза.  Им снова овладело ощущение, что он не сделал что-то очень важное. И это тяготило его. Казалось, что если он не вспомнит, то вся его жизнь… Да, что там жизнь — весь мир рухнет из-за упущенного Игорем архиважного действия. После чего все будет не так, как запланировано Вселенной. Не так, как должно быть. 

Именно такого девиза Странник придерживался всегда: «Все в жизни происходит так, как и должно быть!» Это не судьба, не линия жизни. Это сценарий, написанный кем-то еще до твоего рождения. Его нельзя изменить, нельзя исправить или внести корректировки. Можно только украсить определенными событиями, принятием неординарных решений. Но глобально изменить нельзя ничего, потому что невозможно изменить то, что уже случилось априори. 

Размышления Игоря прервал неожиданный и немного болезненный тычок в бок от Хитреца.

— Игореха, ты не знаешь, где мой телефон? Что-то не могу его найти, — Володя суетливо хлопал себя по карманам джинсов в поисках гаджета.

— Точно! — радостно воскликнул Игорь, поднимая указательный палец вверх. Затем одной рукой он достал свой телефон, а второй рукой залез в карман рубашки Хитреца. Теперь на обеих ладонях у парня лежало по смартфону. — Спасибо тебе, дружище! Вот, держи за это приз. 

Странник с торжествующим выражением лица вручил Володе его телефон, затем движением пальца свободной руки разблокировал свой — экран засветился, на нем было открытое письмо от Бесовки. Да, именно это его беспокоило. Он хотел написать ответ, но Гриша прервал его, позвав на посадку. Игорь перечитал сообщение — легкое волнение чувствовалось даже в электронных символах, отображенных на дисплее смартфона. Парень улыбнулся и перебирая пальцами начал набирать текст. 

В тот момент, когда Игорь отправил ответное сообщение и уже переключил свой мобильник в режим полета, прозвучал короткий сигнал, привлекший всех пассажиров. Суета тут же прекратилась, все внимание было обращено на улыбающихся стюардесс в проходах, которые жестами дублировали записанную речь инструкции безопасности и правила поведения во время перелета. Затем из того же динамика по всему салону самолета разнесся голос командира экипажа, который представился и сообщил информацию, которую Игорь не смог толком разобрать, но понял, что особо важной она не является. 

Дальше было самое интересное — огромный металлический аппарат, внутри которого находились около ста пятидесяти человек, начал движение. Сначала медленно и осторожно выполз на взлетную полосу, затем замер, словно хищник перед прыжком, заставляя сердце Игоря колотиться с бешеной скоростью. Турбины двигателей зашумели, засвистели, приводя многотонную машину в движение. В иллюминатор Игорь видел, как невероятно быстро и легко многотонный самолет набирает скорость, как призрачно мелькают сигнальные столбы по краям взлетной полосы. Короткий рывок — и земля начала удаляться. Невероятное и завораживающее ощущение — уходящая из-под ног земля удалялась вместе со всем, что привык наблюдать парень рядом с собой. «Ну, до встречи! И смотри мне, сильно там не скучай!»

 

Глава 4 «К другой земле»

“Странник: Слушай, Бесовка. Ты ведь любишь Грецию, так? Сейчас просматривал новости в интернете и случайно наткнулся на старую запись — в две тысячи двенадцатом году в городке Волос (это в Греции, если что)))), был поставлен мировой рекорд по самому многочисленному исполнению народного танца сиртаки — почти шесть с половиной тысяч человек. Этот рекорд даже занесли в Книгу рекордов Гиннеса. Слышала что-нибудь об этом?))

Бесовка: Ну, начнем с того, что сиртаки — это не народный танец. Его придумал американский актер Энтони Куинн, сыгравший главную роль в фильме “Грек Зорба”. В финальной сцене фильма герой Энтони — Алексис Зорба учит танцевать на пляже молодого английского писателя Бэзила. По задумке режиссера Энтони должен был исполнить поставленный хореографами танец. Но накануне Куинн сломал ногу, поэтому съемки приостановили. Когда гипс сняли, то выяснилось, что выполнять опасные прыжки, придуманные хореографами, актер не может. При подъемах ноги боль была нестерпимая. И чтобы не срывать съемки Энтони Куинн придумал танец с скользяще-тянущим шагом. И было это в шестьдесят четвертом году.

Странник: Прикольно. )) А я всегда думал, что это реально народный танец Греции с какой-нибудь уникальной мифической историей.

Бесовка: Ну, история хоть и не мифическая, но очень интересная.))) А что касается рекорда, то на самом деле заявлено было 6 400 участников, а зафиксировано 5 164 человека. И это превысило предыдущий рекорд почти в четыре раза —  в две тысячи десятом году сиртаки танцевали единовременно 1 672 участника на острове Кипр. Вот.)))

Странник: И откуда ты такая умная взялась?)))

Бесовка: Я просто очень люблю Грецию.)))”

  

В самолете было достаточно прохладно. Особого дискомфорта не чувствовалось, но хотелось накинуть что-нибудь на плечи. Даше досталось место почти в хвосте самолета. Рядом с ней сидела девушка чуть младше Даши с чересчур ярким макияжем, смахивающим больше на боевой окрас. Легкая полнота скорее украшала ее, придавая некую наивность и простоту. О таком телосложении в анкетах социальных сетей пишут — приятная полнота. Огненно-рыжие волосы были уложены в причудливую прическу, напоминающую хвост павлина в брачный период. Еще до взлета, только опустившись в кресло, она почти мгновенно уснула и, повернув голову в сторону девушки, громко засопела. Даша поняла, что слушать размеренное дыхание соседки неизбежно, поэтому надела наушники и включила в телефоне плеер. В ушах заиграла приятная мелодия. Самолет набрал высоту, Даша откинулась на спинку кресла и посмотрела в иллюминатор. 

Открытый горизонт с белоснежными сугробами облаков,  бескрайний простор голубого бездонного неба увлекал погрузиться в какую-то необъяснимую сказку. Богатое творческое воображение тут же нарисовало перед глазами образы: неторопливо гуляют по мягким холмам небесного ландшафта единороги, счастливо и беззаботно резвятся малыши эльфов, невесомые порхающие феи рисуют искрящимся волшебным шлейфом замысловатые расписные узоры.

“Здесь яркий луч волшебных фонарей

Незримо открывает горизонт.

И мысль парит по небу словно зонт

Для воплощения сказочных идей.

 

Великий Маг, несущий амулет,

Неспешно двигаясь по облачной долине,

Вмиг растворит в душе зародыш сплина,

Заполнив красками туманный серый свет.

 

Моя душа летит навстречу снам,

Дарующим бескрайнюю свободу.

Они откроют путь по небосводу

Забытым и несбывшимся мечтам.

 

И я лечу над пеной облаков.

Нет ничего, что мне сломает крылья.

Да, не вернуть все то, что с нами было —

Но можно снова обрести любовь!”

 

Даша поставила дату под последней строчкой, пробежалась еще раз по написанному только что тексту, улыбнулась и закрыла блокнот. За бортом самолета неспешно, словно бескрайняя молочная река, утекала за горизонт белая облачная гладь. Веки девушки начали тяжелеть, спокойная гитарная мелодия в наушниках усиливала гипнотический эффект, и она провалилась в эйфорию сонного царства. Лишь эхом пробивался гул турбин и не давал погрузиться в этот сказочный мир полностью. Спустя какое-то время Даша открыла глаза, почувствовав движение соседки — стюардессы начали разносить завтрак. 

 

Попытавшись достать телефон из кармана джинсов, чтобы посмотреть который сейчас час, девушка не сразу заметила некоторые изменения, которые произошли за время ее сна. Когда преграда между ней и смартфоном не позволила увидеть часы на дисплее, Даша поняла, что бережно укрыта пледом. Недоуменно посмотрев на бортпроводницу, которая как раз в это время подошла к ним, Даша приподняла край теплого и мягкого покрывала, тем самым задавая вопрос: «Откуда?» Стюардесса загадочно улыбнулась и пожала плечами.

— Судя по всему, у вас в самолете появился поклонник, — слегка наклонившись, еле слышно сказала она. — Мы будем раздавать теплые вещи только через час.

 

— Интересно, — все так же недоумевая, сказала Даша, пристально разглядывая плед, словно именно в нем таилась подсказка о заботливом поклоннике. Соседка тоже отрицательно покачала головой. Даша приняла от стюардессы запечатанный контейнер и стакан с напитком. — Скажите, а сколько еще лететь?

— Три часа, — улыбаясь, ответила та, и убедившись, что больше вопросов не будет, продолжила раздавать пассажирам завтраки.

 

Три часа с загадочным покровителем на борту. Даша улыбнулась, понимая, насколько точным было ее определение незнакомца — «загадочный покровитель», который умудрился незаметно для самой девушки укрыть ее. Ведь она по сути не спала, а лишь дремала под монотонный гул турбины и музыку в плеере. Даша сделала глоток из бумажного стакана с логотипом авиакомпании — это был яблочный сок. Есть ей не хотелось, но любопытство взяло верх. Девушка открыла герметичную упаковку. Внутри пластикового контейнера, на крышке которого красовался тот же логотип, что и на стакане, ожидали своей участи небольшая порция омлета и пара аппетитно выглядящих овальных оладушка.

Даша заметила, что ее соседка уже справилась со своей порцией, но судя по голодному взгляду, объем блюда ее не удовлетворил.

— Прости, пожалуйста… Я позавтракала перед полетом… — осторожно обратилась Даша к девушке. И поспешила продолжить, так как возникшая пауза порождала сомнение в необходимости предложения. — Ты не подумай, я не ела. Лишь только вскрыла упаковку.

Взгляд соседки сменился с вопросительного на умиленно-благодарный. Такой взгляд обычно бывает у далеких родственников, к которым ты приезжаешь в гости спустя много лет. Будучи еще совсем ребенком, ты совсем не помнишь их и чувствуешь от этого себя неловко. Однако они «помнят, как ты под стол пешком ходил» и искренне рады твоему приезду. Тискают тебя до изжоги и синяков по всему телу, пока им это самим не надоест. Главное, перетерпеть этот момент, потому что дальше ты абсолютно вольная птица и для этих незнакомых тебе родственников больше не представляешь особого интереса. 

— Ты серьезно? — низковатым для девушки, но совершенно теплым и добродушным голосом протянула соседка. Осторожно взяла контейнер, и на минутку смутившись, добавила: — Ты точно не хочешь есть? Лететь еще долго.

— Все в порядке, — искренне улыбнулась Даша. — За три часа точно не умру с голоду.

— Ну смотри. Если что, могу угостить тебя булочкой с изюмом, — и гордо добавила: — Сама пекла! Но только не раньше, чем получим багаж. Вспомнила, что они остались в чемодане, когда уже обернула его пленкой.

— Большое спасибо, — поблагодарила Даша. — Это хорошо, что Вы их там оставили. Иначе пришлось бы распрощаться с ними по прилету. На Кипр запрещено ввозить продукты питания, которые не были приготовлены на территории Евросоюза.

— Ну… Ну и ладно. — отмахнулась соседка. — Значит не судьба.

Даша хихикнула. Соседка оказалась очень милой. В разговоре выяснилось, что они будут жить в одной гостинице. Новая знакомая обрадовалась этому, хотя и подметила, что у них, скорее всего, разные интересы. И встречаться они будут не часто.

— Знакомые люди в чужой стране никогда не бывают лишними, — рассуждала Лида — именно так представилась эта улыбчивая и простая девушка с удивительным макияжем и рыжим веером на голове. — Это как горсть земли-матушки у богатырей из русских сказок.

Такое сравнение совершенно не смутило Дашу. На самом деле она была права — в любой ситуации, когда ты одна далеко от дома, необходимо чувствовать, что кто-то знакомый есть рядом. И совсем неважно, сколько вы знакомы — неделю, месяц или несколько часов. Главное, что он есть. Побеседовав еще некоторое время, девушки замолчали. 

Ли. Соседка внесла поправку, что так называют ее друзья, вновь мгновенно уснула, а Даша надела наушники, включила музыку, поплотнее укуталась в плед и, мысленно поблагодарив таинственного незнакомца за заботу, посмотрела на белые облака за стеклом иллюминатора. В ее голове снова возник вопрос — кто же все-таки позаботился и укрыл ее? Пытаясь вспомнить всех пассажиров, которые заходили с ней в самолет, она не могла никого представить в роли чуткого ухажера. В основном это были семейные пары, пожилые мужчины и женщины. Несколько человек шли позади нее, и их видеть она не могла. Возможно, кто-то из них оказался тем поклонником, о котором сказала стюардесса. С этой мыслью, под монотонный рокот турбин, который пробивался сквозь легкую гитарную музыку, девушка благополучно уснула.

 

Когда стюардессы разрешили расстегнуть ремни, Игорь почувствовал облегчение. Туго затянутый ремень врезался в бока, отчего ему хотелось поскорее освободить свое тело от этого хомута.  К тому же, организм подсказывал, что кофе в аэропорту был лишним. Хитрец, конечно же, уже спал. Игорь встал, мышцы рефлекторно заставили парня потянуться после продолжительного нахождения в одной позе. В спину кто-то слегка ткнул пальцем. Странник обернулся — на него неспокойным взглядом смотрел седовласый мужчина. По его взгляду Игорь все понял — видимо, ожидание команды “Отстегнуть ремни” у этого мужчины было более длительным. Парень улыбнулся, переместился обратно на свое место, уступая дорогу. Вспомнил, что у него есть такая же потребность и направился следом. На их пути оказалось немало преград — кучерявый амбал копошился в багажном отсеке что-то доставая из сумки, “Ленин” (так назвал Игорь пожилого мужчину, схожего с великим вождем прической и бородой) разминал мышцы, делая зарядку между рядами. Несколько человек также пробирались в сторону туалета.

Поравнявшись с местом, где сидел Гриша, Игорь остановился. Картина была интересной, парень не смог упустить момент и запечатлел это, сделав снимок камерой мобильного телефона. Ноги Сталкера висели в воздухе, лишь пятки упирались в пол, туловище до поясницы скрючилось в кресле. Руки скрещены на груди, на глазах маска для сна с надписью на русском и английском языках: «Будить в крайнем случае, выносить в первую очередь». Услышав характерный звук фотоаппарата, Гриша сдернул маску с лица, молниеносно принял естественное положение в кресле и возмущенно посмотрел на стоящего перед ним Игоря.

— А, это всего лишь ты, — выдохнул он и вернулся в исходное положение, стекая словно слайм.

— В смысле? — удивленно усмехнулся Странник.

— Да, я думал, что это кто-то другой. Хотел уже предъявить, что я не давал согласия на фото и видеосъемку, — не меняя положения, спокойно ответил товарищ.

—  Понятно. Что ж ты не наслаждаешься видом небесных просторов? Ты же с пеной у рта доказывал стюардессе, что этот процесс для тебя жизненно необходим.

Во-первых, сейчас в самолетах не стюардессы, а бортпроводники. А во-вторых, да, что я там не видел? Самое интересное при взлете и посадке. А все остальное — скукота.

— Ясно. Ладно, пойду я.

— Подожди, Игореха, —  Сталкер остановил Странника, когда тот уже сделал шаг по направлению к хвосту самолета. — Как ты думаешь, есть в самолете какое-то уединенное место?

Игорь сначала не понял вопрос, но холеный взгляд мартовского кота поставил все на свои места. Игорь проследил по траектории взгляда и понял, о чем говорит Сталкер. В самом начале салона стояла девушка в униформе авиакомпании. Высокая, стройная, с длинными каштановыми волосами, собранными в хвост, стюардесса разговаривала с пассажиром. Но периодически ее глаза стреляли в сторону парней. Заметив их внимание, она смущенно улыбнулась, заправляя локон выпавших из общей связки волос за ухо, и вновь обратилась к человеку, сидящему перед ней. 

— А, вот ты о чем, — улыбнулся Странник. — Ну, здесь тебе, мне кажется, лучше уточнить у того, кто лучше всего знает этот самолет.

Едва заметным кивком головы Игорь указал на улыбающуюся стюардессу, после чего дал понять товарищу, что собирается продолжить свой путь в туалет, так как природа требует немедленных действий. Понимая, что больше никаких советов от друга ему не услышать, Гриша отсалютовал, приложив ладонь к виску.

В хвосте самолета было достаточно людно. Игорю пришлось ждать своей очереди. Чтобы не создавать толпу, которая и так уже не помещалась в тамбуре, Странник вышел в салон. Прислонившись к спинке одного из кресел, он наблюдал за пассажирами. Многие спали. И это не удивительно — для того, чтобы успеть на регистрацию, люди ехали в аэропорт очень рано. А некоторым, наверное, пришлось не ложиться вовсе. Но были и те, кто создавал атмосферу живого организма в самолете. Кто-то негромко разговаривал с соседом, некоторые читали или играли в игры на мобильных устройствах. “Ленин”, заложив руки за спину, теперь спокойно прогуливался по проходу между сиденьями. Игорь наблюдал за ним, пока тот не заметил слежку.

В дальнем ряду почти напротив него сидела девушка. На коленях у нее лежал блокнот. Голова была повернута в сторону иллюминатора, волосы бережно прикрывали лицо. Руки скрещены на груди, плечи приподняты — складывалось впечатление, что она замерзла.

— Простите, у вас нет чего-нибудь типа пледа или покрывала? — остановил Игорь проходившую мимо бортпроводницу, и, заметив в глазах вопрос, поспешил объяснить. — В самолете немного прохладно.

— Мы скоро будем выдавать теплые вещи, — улыбаясь, сообщила девушка.

— Милая Светлана,  — прочитал Странник на бейдже имя стюардессы. — Дело в том, что у моей девушки организм очень чувствителен к перепадам температуры. Не хотелось бы весь отпуск провести в поисках лекарств. Надеюсь, вы меня понимаете.

 Игорь был удивлен собственной смелости, но внешне выглядел вполне убедительно, и когда взглядом указал на девушку у окна, Светлана понимающе кивнула и исчезла за шторкой. В тамбуре, куда нырнула бортпроводница, Странник заметил других девушек в униформе авиакомпании.

Спустя некоторое время стюардесса вернулась. В руках у нее был аккуратно сложенный и упакованный мягкий плед. Она протянула его Игорю и с улыбкой сказала:

— Что передать вашей девушке, когда она проснется и, я думаю, очень удивится?

Игорь слегка смутился, когда понял, что его разоблачили. Аккуратно взял упаковку, посмотрел в карие глаза девушки и подмигнул. В лице Светланы парень не увидел иронии или насмешки — искренняя и светлая доброта. Краем взгляда Странник заметил любопытные лица, выглядывающие из-за шторки. Судя по всему, Светлана успела поделиться с коллегами необычной просьбой парня.

— Скажите, а возможно для нее это оставить тайной?

— Конечно, если только она не начнет меня пытать, — усмехнулась девушка. — Я, знаете ли, очень болезненно переношу пытки.

Светлана пообещала, что не выдаст тайну и удалилась к своим коллегам. Игорь посмотрел на упакованный плед, развернул его и направился к дальнему ряду, где сжавшись спала девушка.

Это была настоящая спецоперация из разряда «Миссия невыполнима» — укрыть пледом дремлющего человека, при этом умудриться не разбудить его вместе с соседкой. Но Странник справился на отлично. Довольный, с чувством выполненного долга, он вернулся в свое кресло. Но тут же понял, что до конечного пункта назначения так и не дошел. Пришлось возвращаться. Заметив возвращение Игоря, Светлана вышла к нему на встречу с явным вопросом в глазах: «Что-то еще?» Игорь улыбнулся и, смутившись, указал глазами на кабинку уборной. К счастью, очереди около нее уже не было.

 

Даша проснулась от осторожного прикосновения соседки. Лида сообщила, что скоро самолет начнет снижаться. Девушка посмотрела на светящееся табло «Пристегнуть ремни» и незамедлительно защелкнула замок ремня безопасности. Стюардесса с улыбкой на лице проходила между рядов, собирая у пассажиров пледы. Когда она поравнялась с Дашей, та уже была готова передать аккуратно свернутое мягкое покрывало. Светлана одобрительно кивнула и перешла к следующим креслам. Обе девушки поняли друг друга без слов. Одна больше не станет интересоваться своим покровителем, а вторая ничего не добавит к тому, что уже сказала.

За бортом самолета в иллюминаторе белоснежная облачная гладь сменилась на темно-синюю рябь Средиземного моря, утекающего за горизонт. Даша почувствовала легкую тревогу.  Скорее всего, дело было в осознании могущества глубины и беспомощности человека, пролетающего над этой мощью. Сколько многовековых тайн содержат эти воды? Сколько неизвестного и неизученного находится на дне? Воображение девушки тут же нарисовало рельеф с рифами и впадинами, напоминающее земные горные хребты и ущелья, устланные разбитыми пентеконторами, биремами и триерами. Корабли средневековых торговцев, разграбленные и затопленные ненасытными пиратами. Даша читала, что на территории Кипра в Киренейском замке расположен музей древних кораблекрушений, где экспонируются остатки Киренейского корабля. Нужно непременно там побывать.

Самолет накренился, Даша посмотрела в иллюминатор — в ограниченном пространстве ее обзора показалась рваная береговая линия острова. Красно-коричневую землю местами прикрывали небольшие комочки облаков. Восторг девушки зашкаливал. Пульс участился. Она чувствовала, как бьется ее сердце. Казалось, оно вот-вот выскочит. Это был Кипр — страна, которую она изучала долгое время. Государство, которое она давно мечтала посетить. Осознавая реальность происходящего и неутолимое желание поскорее исследовать этот древний и интересный для нее остров, Даша заерзала в кресле. Пролетая над заплатками полей и крошечными паутинами городов, она всматривалась в каждый сантиметр земли, старалась сфотографировать в память этот необычный вид. Крылатая машина обогнула остров и стала стремительно спускаться. Теперь можно было разглядеть дома, отели, золотые и серые пески пляжей, шезлонги, зонты, людей на берегу и в море. Самолет снизился настолько, что, казалось, вот-вот коснется воды. Даша видела, как за ними наблюдают с берега. Это невероятно. 

Легкая еле заметная встряска, и они катятся по взлетной полосе. Весь салон зааплодировал экипажу в благодарность за мягкую посадку. Стюардесса сообщила, в каком аэропорту они приземлились, сообщила температуру воздуха за бортом — плюс тридцать семь градусов по Цельсию. Дальше была еще какая-то информация, но девушка ее уже не слышала. Она хотела скорее покинуть салон, выйти из здания аэропорта, оказаться на земле, вдохнуть полной грудью воздух и закричать. Больше сдерживать в себе эмоции у нее не было сил.

Самолет, наконец, остановился. И почему люди всегда так долго выходят из транспорта? Будь то автобус, электричка, поезд или самолет.  Ведь каждый знает свою остановку, готовится к выходу, но все равно это всегда происходит очень долго. Словно кто-то нарочно задерживает у выхода. Это яркий пример так называемого «закона подлости», когда все происходит наперекор твоим ожиданиям, планам.

Даша привстала, чтобы оценить, насколько скоро наступит ее очередь покинуть это воздушное судно.

— Еще не скоро, — протянула Лида, невозмутимо откинувшись в кресле. — Некоторые люди не торопятся оказаться на пляже. Они не понимают ценность этого времени — время отпуска. Оно пролетает, как мгновение, как искра. Не успеешь оглянуться, как ты снова сидишь в самолете. И уже возвращаясь домой, вдруг вспоминаешь, что не успела сделать кучу вещей. Не успела посетить ту или иную экскурсию, не купила что-то совсем ненужное, но такое сейчас необходимое. Понимаешь, что купалась в море недостаточно много, чтобы сейчас чувствовать себя удовлетворенной. Что загар на тебе не такой заметный, чтобы коллеги на работе с завистью в глазах нахваливали его. 

Лида замолчала, печально глядя на медленно ползущий хвост из людей, который постепенно исчезал в дверном проеме самолета.

— Так что, — вдруг воскликнула соседка и посмотрела на Дашу. Ее тон кардинально изменился. В нем больше не было той тоски и сожаления. Лицо светилось счастливой улыбкой ярко накрашенных губ, — мой тебе совет, записывай все свои планы, чтобы ничего не упустить и не сожалеть потом об этом.

Ли подняла над головой небольшой блокнот, потрясла им и бережно убрала в свою сумочку. Выглянула в проход и со словами «Пойдем!» сделала шаг в движущийся поток пассажиров, покидающих самолет. Даша поспешила вслед за ней. 

Аэропорт, в котором оказались девушки, был полупустым. Возможно,  так казалось из-за его размеров, потому как людей было достаточно много. Но все они рассыпались, словно зерна крупы.

Даша и Лида держались вместе. Они прошли таможню и направились к конвейерной ленте, чтобы забрать свои чемоданы. По пути они встретили гида — девушку лет двадцати пяти с короткой стрижкой, неброским макияжем, в простой и легкой одежде. На ломаном русском девушка  сообщила номер автобуса на парковке, в котором их будет ждать Оксана. После чего с улыбкой отправилась к другим туристам, чтобы сообщить ту же самую информацию. Даша вместе со своей соседкой проводили ее взглядом и переключились на тянущуюся ленту с чемоданами и сумками, прилетевшими вместе с ними. По обе стороны конвейера люди пристально всматривались в каждый проезжающий мимо них багаж, пытаясь узнать среди них свой.

В нескольких метрах Даша услышала громкий смех. Не в силах удержать свое любопытство, она попыталась высмотреть в толпе источник этого нескромного гогота. К тому же, ей показалось, что она его уже слышала. У входа в аэропорт, в Москве. Точно! Несколько парней, которые предложили ей помощь. Они тоже летели вместе с ней? Может быть, кто-то из них и укрыл её пледом? Девушка вытягивала шею, забыв о своем чемодане.

— Ты чего? — поинтересовалась Лида, подергав девушку за локоть. — Случилось что-то?

— Нет. Все в порядке, — ответила Даша и снова обратила свой взгляд на медленно ползущую ленту. — Показалось, что знакомых увидела.

— Понятно. Такое бывает, — понимающе кивнула Ли. — Я когда первый раз прилетела на море, так скучала по своим, что мне они на каждом шагу мерещились. Из-за этого я даже вечерами плакала и хотела скорее вернуться домой. Так что это нормально.

 — Ну, да, возможно, — вздохнула Даша, не отрываясь от конвейера. Она снова сконцентрировалась на поиске чемодана.

 

Из самолета ребята выходили молча. Они не стали дожидаться друг друга и жестами условились встретиться уже на выдаче багажа. Первым таможенный контроль прошел Гриша — он раньше всех покинул телетрап и отправился на поиски конвейерной ленты. Спустя какое-то время к нему присоединились Игорь и Володя. 

— Жесть! — протянул Гриша. Нахмурившись он всматривался в проползающие мимо него сумки и чемоданы. — Почему так происходит? Вроде бы стараешься каким-то образом выделить, чтобы он отличался от остальных, но все равно каждый раз сомневаешься, не пропустил ли свой багаж?

— Потому что каждый так думает, и в итоге почти все делают одинаковые пометки, — с иронией заметил Володя, доставая свою сумку ярко-зеленого цвета. — К вопросу нужно подходить глобально.

Подмигнув друзьям, Хитрец демонстративно надорвал прозрачную пленку, которой была старательно обернута его сумка, достал из бокового кармашка пачку сигарет и зажигалку. Парни смотрели на его действия, как котята на сметану, забыв о том, что где-то на ленте лежат и их чемоданы тоже.

— Если вы не перестанете на меня пялиться, как малолетки на путану, я не стану вас ждать.

— Тщеславный ублюдок… — без грамма злости в голосе, сказал Гриша и отвернулся, продолжая высматривать свой чемодан. — У меня уши в трубочку заворачиваются, а он издевается, зараза.

Игорь и Володя переглянулись и оба засмеялись в голос, что привлекло внимание всех присутствующих вокруг. Игорь тихо извинился и подошел к Сталкеру. Его чемодан все еще катался на этой карусели.

— Это невероятно! — возмущенно воскликнул Гриша, когда Игорь поставил на пол свой чемодан. — Я раньше вас обоих подошел к этому чертовому эскалатору. Почему мой чемодан до сих пор не у меня?

— Может быть, у тебя в нем что-то запрещенное? — улыбаясь, предположил Хитрец. — И его изъяли. Сейчас ждет тебя у выхода конвой, чтобы арестовать и посадить в местную каталажку.

— Да нет, — еле сдерживая смех, заговорил Игорь. — Скорее всего, его просто не погрузили на борт, и он остался в Москве. 

Сталкер был напряжен. Он с жадностью всматривался в каждый проплывающий мимо него пленочный кулек. Парень был готов залезть на движущуюся ленту, игнорируя ироничные высказывания товарищей. Создавалось впечатление, что он их не слышал вовсе. Люди вокруг стали обращать на Гришу внимание. Некоторые смотрели с сочувствием — неприятное ощущение, когда теряется багаж. Кто-то ехидно ухмылялся — скрытая месть за то, что когда-то случилось с ними. Разные люди — разное поведение. К Сталкеру подошел парень лет двадцати пяти и поинтересовался, как выглядел его багаж. Гриша выпрямился, посмотрел на подошедшего парня, затем перевел взгляд на багровеющие от смеха лица друзей.

— Он весь залит кровью этих двух придурков!

Здание аэропорта содрогнулось от вырвавшегося наружу хохота двух русских парней, которые рванули от разъяренного Гриши. Чемодан Сталкера тоскливо дожидался своего хозяина рядом с сумкой Хитреца. Гриша вернулся к парню, предложившему помощь, извинился и поблагодарил за проявленную заботу. Выдвинул ручку у чемодана и уверенной походкой шагнул к друзьям.

— Вы почему такие идиоты? — не сдерживая эмоций и повысив тон, процедил сквозь зубы Сталкер. 

В его голосе не было злобы или враждебности. Это была игра, правила которой не устанавливались. Для нее и не нужно никаких правил — мы действуем по обстоятельствам, которые сложились в эту самую минуту. И сейчас по правилам игры его поведение должно быть именно таким. Ребята оценили это и хотели подыграть, скорчив недоумение на лицах. Но игра закончилась так же внезапно, как и началась — к ним подошли двое мужчин в полицейской форме. Их неожиданное появление было для ребят небольшим шоком. Такого поворота событий они никак не предвидели. Хитрец  в отличии от друзей был невозмутим. Его и без того наглая физиономия трансформировалось в некое подобие кирпича. Именно он начал диалог со стражами порядка, когда те заговорили с ребятами на английском языке.

— Все в порядке, офицеры! — успокаивал Володя людей в форме на чистом английском, когда те задали традиционный вопрос «Что случилось?» — Мы разыграли товарища, спрятав его чемодан. И совсем не ожидали, что его реакция будет именно такой. Обещаю, что этого не повторится, мы немного перегнули палку.

После небольшого диалога мужчины в форме удалились, посоветовав ребятам воздержаться от таких розыгрышей. Парни проводили их взглядом, взяли свои чемоданы и направились к выходу. Аэропорт провожал их шумом турбин самолетов и голосами  еще бледных и уже загорелых туристов. 

Остров принял ребят слепящим солнцем и горячим воздухом. В отличие от прохладного аэропорта, здесь было по-настоящему жарко. Но это не мешало — то ли влажность позволяла не замечать высокой температуры, то ли прохлада помещения сказывалась на приятном восприятии жары. Парни щурились от яркого света, прикрывая руками глаза, но лица их были довольными. Хитрец достал из кармана своей рубашки приготовленную еще в аэропорту сигарету и, щелкнув зажигалкой, выпустил ароматное облако дыма в нагретый солнцем воздух. Игорь, глядя на друга, поспешил сделать то же самое. Теперь двое приятелей с наигранным артистизмом жадно втягивали дым и, причмокивая, выпускали его, создавая дымовую завесу, которая тут же рассеивалась.

Понаблюдав несколько секунд за позерством друзей, Гриша усмехнулся, распаковал свой чемодан и достал небольшую деревянную коробку, в которой лежала трубка, приборы для ее чистки и металлическая баночка с табаком. Через пару минут он выпустил первую порцию густого дыма в воздух.

— Слушай, Игореха, — первым заговорил Володя после того, как отправил окурок в урну. — А ты знаешь, куда надо ехать? Или нас встретить кто-то должен?

Окурок Странника отправился следом. Игорь молча пожал плечами, достал мобильный телефон, разблокировал его и открыл телефонную книгу. Через несколько секунд он приложил телефон к уху и стал оглядываться по сторонам. На парковке, где находились ребята, стояли два больших автобуса, к которым периодически подходили люди. Одни поднимались в салон, другие шли к следующему. Кроме автобусов на парковке стояли два легковых автомобиля. Внутри никого не было видно — видимо хозяева были в аэропорту. Пеших людей здесь было немного — двое полицейских стояли недалеко от входа и периодически поглядывали на ребят. Игорь отметил, что это были те самые, которые подходили к ним в здании аэропорта. Странник усмехнулся: «Попали на карандаш». На скамейке неподалеку, откинувшись на спинку и закинув ногу на ногу, сидел седой грек и разговаривал по телефону. Одет он был просто — однотонная голубая рубашка с коротким рукавом, светло-серые легкие шорты чуть ниже колен. На ногах были надеты светлые мокасины.

— Занято, — недоуменно сказал Странник, глядя на темный дисплей смартфона.

— Прикольно, — усмехнулся Гриша, держа трубку, словно он Шерлок Холмс — не меньше. В теплый кипрский воздух, из его рта, словно из проснувшегося вулкана, вырвалось густое облако дыма с ароматом шоколада и ванили. Трое друзей молча смотрели на него несколько секунд, затем Игорь глубоко вздохнул и взглянул на часы, проведя по циферблату указательным пальцем.

— Ну набери еще раз, — сказал Володя таким тоном, словно никто кроме него не смог бы догадаться об этом очевидном действии.

Игорь улыбнулся и, не отводя взгляда от Хитреца, снова разблокировал телефон. Нажал клавишу повторного набора, поднес аппарат к уху, но через несколько секунд пожал плечами и сообщил, что абонент все еще занят и не может ответить на звонок. Осмотревшись вокруг, ребята взяли свои чемоданы и не спеша направились к скамейке, на которой все так же сидел седой грек. «У него сейчас трубка расплавится…» — произнес Володя, кивая в сторону любителя поговорить.

 

«Странно, из самолета казалось, что над островом облачная завеса». Там, наверху, облака, словно комочки белой ваты, касались друг друга и ровным слоем застилали все воздушное пространство. А здесь, глядя снизу вверх, небо выглядело абсолютно чистым. Как будто кто-то одним движением смахнул все за край мира. Даша выходила из здания аэропорта, глубоко вдыхая теплый воздух. С любопытством рассматривая новую землю, она вертела головой, пока не ощутила легкую тошноту. Ей было интересно все. От удивительно чистого голубого неба до невероятного цвета почвы. Четыре пальмы прямо напротив входа в здание аэровокзала стояли подобно Аргусу или Талосу — стражам из древнегреческой мифологии. Они казались несокрушимыми гигантами, с дредами из огромных листьев, слегка покачивающихся на слабом ветру.  

Даша не спеша шагала к автобусам, припаркованным на площадке. Большинство пассажиров следовали тем же маршрутом, что и она. Некоторые проходили мимо, садились в автомобили и, выезжая на дорогу, терялись в потоке проезжающих по трассе машин. Другие прогуливались по идеально ровным аллеям и по телефону делились впечатлениями с близкими. Улыбки на их лицах были открытыми и искренними, а в глазах сияли радость и счастье. Даша обратила внимание на четверых мужчин стоящих у скамейки. Троих она узнала сразу — это были балагуры из аэропорта, которые уже успели привлечь к себе внимание и пообщаться с местной полицией. Вспомнив устроенный ими спектакль, девушка улыбнулась. В том, что это те самые артисты, сомнений не было, хоть и стояли они спиной — выдали яркий зеленый цвет сумки и громкий смех одного из парней.  Четвёртого Даша раньше не встречала — скорее всего местный. Не похож он был на русского, как ни крути.

— Дарья? — прервал наблюдения приятный женский голос.

Даша развернулась — из дверного проема автобуса улыбалась белоснежной улыбкой девушка, по возрасту, скорее всего ее ровесница. Карие глаза с огромными ресницами, неброский умело нанесенный макияж, аккуратно собранные в хвост русые волосы. Юбка—карандаш серого цвета и оливковая блузка подчеркивали официальный вид представителя туроператора. На ее бейдже крупными буквами были написаны название турагентства и имя — Оксана.

— Проходите, пожалуйста, в автобус. Сейчас мы познакомимся, я немного расскажу о порядке действий и основных моментах пребывания на острове. Ну и конечно же, отвечу на все возникшие вопросы.

Даша зашла в салон синего автобуса. Из-за тонированных стекол внутри было довольно темно. Лишь светодиодная подсветка по периметру позволяла разглядеть тёмные силуэты пассажиров. После яркого солнечного света было немного дискомфортно. Даша почти ничего не видела, но постепенно зрение восстановилось, и девушка смогла осмотреться. 

Большинство сидений в салоне занимали туристы, которые прилетели тем же самолетом, что и Даша. Многих она узнала по каким-то особенностям, которые отметила еще во время посадки в Москве. Например, она вспомнила полного мужчину в нелепой клетчатой рубашке, на полпути в самолёт, который оставил дипломат в зале ожидания и пробирался обратно, бесцеремонно всех расталкивая, при этом противно и шумно дыша. Пожилая пара, как и сейчас, сидели в самолете в обнимку недалеко от девушки. Ещё тогда Даша подумала, что они так и живут, держась за руки и не отрывая взгляда друг от друга. Между ними чувствовалась непростая связь. Что-то вроде магического притяжения, невидимой нити, которая связала их когда-то, и держит вместе всю жизнь. Вот он — эталон, образец настоящей любви. Проходя дальше по салону автобуса, Даша кивнула молодой девушке примерно такого же возраста, что и она сама. На коленях спал мальчик лет пяти — устал бедняга после устроенных спринтерских забегов по залу ожидания в Москве. Странно, но в автобусе Даша не увидела второго мальчика, с которым он соревновался, ожидая самолет. Наверное, у них был другой рейс. Следующими располагалась молодая пара. Девушка прижималась к парню, а тот в свою очередь, крепко ее обнимал, защищая от неизвестности. На лицах обоих было неподдельное счастье. Сейчас они напоминали пожилую пару, только путь их на самом старте счастливой жизни. По крайней мере, Даше этого очень хотелось, она верила, что именно так и будет.

 У каждого пассажира, которого она встречала в автобусе, пока шла по салону, были свои так называемые маркеры. Особые приметы, связанные с этим человеком, сохранялись в памяти. Бывают моменты, ты смотришь на человека, и он кажется тебе знакомым. Ты понимаешь, что где-то его уже видела, но вспомнить не можешь, потому что мозг прячет ненужные, как он считает, воспоминания в глубинный архив памяти, оставляя лишь ярлыки, ключевые моменты, маркеры. И затем, в определенный момент человек каким-то образом проявляет этот маркер — определенный тон голоса, движение, мимика, смех. Ярлык активируется и извлекает из архива нужное воспоминание. 

Следующему человеку ярлык был не нужен. Да и память сильно не напрягалась, когда Даша увидела перед собой ярко накрашенную соседку из самолета. Она открыто улыбалась, предлагая сесть рядом. Даша бросила взгляд дальше по салону — остальные сиденья были пустыми — улыбнулась и опустилась на сиденье рядом с Лидой. 

— Все-таки хорошо, что мы с тобой познакомились, — взгляд Лиды был добрым, но немного усталым. Скорее всего, сказался длительный перелет. Она смотрела на Дашу с неподдельной искренней добротой. Внезапно Лида охнула и полезла в сумку на ее коленях. Достала бумажный кулёк и протянула новой знакомой. — Чуть не забыла. Держи. Это все тебе, у меня в чемодане еще есть.

Даша развернула сверток. В нос ударил запах свежей выпечки. На бумаге лежали три румяные булочки, о которых еще в самолете говорила Лида. Кто-то из пассажиров, почуяв аромат, тяжело вздохнул — время близилось к обеду, и многие уже проголодались. Даша смутилась. Быстро завернула выпечку обратно в бумагу, положила в свою сумочку и поблагодарила соседку за заботу, пообещав, что съест их в обед с чаем.

В автобус буквально влетел мужчина лет пятидесяти, шумно выдохнул, извинился за опоздание, которое случилось по причине задержки багажа, и опустился на ближайшее свободное кресло рядом с тучным мужчиной в клетчатой рубашке. Констатировав тот факт, что теперь все в сборе, Оксана приятным голосом, почти нараспев, представилась сама, представила водителя автобуса и начала рассказывать, что будет предложено гостям этой прекрасной страны в ближайшие двадцать четыре часа. Автобус мягко тронулся с места, и они выехали с парковки.

 

Составив чемоданы и сумки у края скамейки, ребята решили обсудить ближайшие планы. Конечно, они не ожидали такого поворота событий. Что их не встретят в аэропорту, что они не смогут даже связаться по телефону с тем человеком, который сам пригласил их сюда. Это было  странно. Может быть, с ним что-то случилось? Игорю не хотелось думать о плохом, но исключать этого не следовало. Вспомнились строки из стихотворения Эдуарда Аркадьевича Асадова, творчество которого он очень любил и знал наизусть многие его произведения: 

«…Если я попаду в беду, 

Если буду почти в бреду, 

Все равно я приду. Ты слышишь? 

Добреду, доползу… дойду! 

 

Ну а если пропал мой след 

И пришел без меня рассвет, 

Я прошу: не сердись, не надо! 

Знай, что просто меня уже нет…»

 

Да уж, — протянул Игорь, закуривая сигарету. 

 

Собственные мысли шокировали его. То ли это высокая температура воздуха так подействовала на него, то ли перелет. Не стоит, наверное, так драматизировать. 

 

— Игореха, ну что там? — прервал рассуждения Странника Хитрец, ткнув его локтем в плечо. — Я бы, если честно, что-нибудь поел бы.

 

“Точно, это голод!” — отметил Игорь, разблокировал телефон и снова кликнул на последний вызываемый им номер — словно луч света в непроглядной тьме отчаяния, в динамике смартфона послышался длинный гудок. Совсем рядом заиграла простая мелодия звонка. Игорь невольно повернул голову в направлении трели — седой грек достал из кармана телефон и нажал кнопку ответа. Приветствие сидящего на скамейке мужчины, искаженное электронными импульсами, повторилось в трубке Игоря. Странник улыбнулся и, глядя греку в глаза, ответил ему приветствием. Мужчина засмеялся, отключил телефон и встал со скамейки, протягивая руку. Краем глаза Игорь обратил внимание, что автобусы, стоящие на парковке, не спеша развернулись и выехали на автодорогу.

 

Гостиничный комплекс отличался от того, для которого Игорь проектировал сайт в прошлом году. Это здание было большое, просторное, с современной отделкой и дорогой мебелью.  Родотеос (именно так представился грек прилетевшей тройке русских специалистов сайтостроения) предложил оставить багаж на ресепшене — его позже отнесут в номер, а сейчас время обедать. Парни не возражали. 

Ресторан располагался на втором этаже. Через огромные панорамные окна во всю стену просматривалась вся территория комплекса. Внутренний двор обнесен живой изгородью из дикого винограда, вдоль которого на аккуратно стриженом газоне располагались шезлонги. Некоторые стояли парами под пляжными зонтами, другие, словно по линеечке, группой в пять штук вдоль бассейна.  Ближе к зданию, в углу, стояли две душевые кабины. Бассейнов тоже было два — один большой, прямоугольный, выложенный голубым кафелем. Длина его, как мог предположить Игорь, метров пятнадцать. Ширина около пяти. Второй бассейн больше напоминал лягушатник с искусственным водопадом из внушительного размера гладких валунов. В основании этой конструкции был мелкий декоративный пруд, в котором плескались двое малышей. Рядом на шезлонгах сидели их мамаши. 

Игорь перевел взгляд на полоску синего моря, которое пытались  спрятать крыши зданий первой береговой линии. Тем не менее, это не портило  вид — пейзаж был великолепным. Картины писать можно. К тому же, Игорь был уверен — море наверняка раскроется на других этажах. 

— Родотеос, — обратился Игорь к хозяину отеля по-английски, когда тот вернулся за стол, поставил в центр глиняную бутылку, на которой латиницей было вытеснено «Zivania». Чуть выше названия красовался герб, который Игорь заметил при входе в отель, — что это такое?

Вопрос Странника дружным возгласом поддержали Сталкер с Хитрецом. Было понятно, в бутылке, судя по всему, алкоголь, но интерес заключался в том, что именно за напиток. Родотеос с улыбкой на лице, которая походила больше на ухмылку человека, знающего какую-то важную тайну, но не спешащий ее раскрывать, жестом попросил немного потерпеть. 

— Окей, — согласился Игорь. — Тогда, пока мы ждём и истекаем слюной, расскажи, что это за герб? 

— Это семейный герб. — С гордостью произнес гостеприимный хозяин. — Я сам придумал его. Такого нет ни у кого. Согласись, что красиво выглядит? 

— Безусловно! — Подтвердил Гриша. — К тому же, престижно. Подчеркивает статус и индивидуальность. В общем — превосходно! 

Киприот с довольным лицом рассмеялся, взял бутылку и открыл пробку. Поднес горлышко к носу и глубоко вдохнул аромат. Предложил ребятам, те поочередно оценили запах загадочного напитка. После этого разлил абсолютно прозрачную жидкость по стоящим на столе рюмкам.

— Подождите, мой друг, — Родотеос поспешил остановить Володю, который набрал в грудь воздух для произношения тоста и уже нацелился чокаться. — Сейчас принесут закуску.

Хитрец выдохнул, извинился и отставил рюмку. Игорь с Гришей переглянулись и пожали плечами. Интересный запах у этой загадочной Зивании. Чем-то напоминает чачу южных регионов России, но с более глубоким и насыщенным привкусом изюма в аромате переплетенных виноградных вкусов. Хотелось попробовать ее на вкус, но все ждали обещанной закуски. Хотя на столе ее было предостаточно — причем в основном мясо. Запеченные мясные шарики сузукакия, политые красным соусом — хозяин представил каждое из блюд на столе, когда Гриша попросил об этом; долмадес — что-то наподобие наших голубцов, только здесь мясо завернуто в листья винограда; стифадо — кролик, тушеный в вине и уксусе; нарезанный кусочками сыр Халлуми местного производства и еще много всего. Но главное шоу началось спустя минуту.

Официанты, а точнее — трое молодых греков, лет по двадцать каждому, пришли с огромными подносами, заставленными различными рыбным закусками. Выставив их все на стол, они мгновенно удалились. Родотеос поднял свою рюмку, и, продолжая так же загадочно улыбаться, предложил выпить за приезд, знакомство и начало нового проекта. После этого внезапно выросший рядом с Игорем загорелый кучерявый парень вновь наполнил рюмки и так же внезапно исчез. 

Хозяин пояснил, что Зивания — это национальный самогон, который производится исключительно на территории Кипра. И больше нигде его не найти. Родотеос делает Зиванию сам, о чем сказал с нарочитой гордостью. Парни откровенно удивились, так как напиток на самом деле был исключительно хорош. После того как ребята покончили с содержимым первых тарелок, официанты заменили пустые на новые, которые были еще интереснее по своему вкусу и виду. Это было мезе. В данном случае рыбное. Игорь читал об этом национальном угощении. Существует мясное и рыбное мезе. И почти во всех источниках говорилось, что многие не доходят до финальных блюд, которые по мнению туристов и самих киприотов, являются самыми вкусными. Троице из России также не удалось попробовать деликатесных вкусностей, поскольку наелись они уже на полпути к завершению трапезы. О чем с сожалением сказал Родотеос, но обещал в следующий раз начать именно с тех блюд, на которых они остановились. 

По окончанию обеда хозяин гостиничного комплекса объявил, что сейчас они могут отдохнуть в номере, в который их проводит помощник, а завтра будет завтра. Парни не возражали, не обратив внимание на брошенную Родотеосом фразу, поскольку все трое ужасно хотели спать — сказались перелет, плотный обед и конечно же местная зивания. Особенно туго было сейчас Володе — в его родном городе время близилось к полуночи. Парни поблагодарили Родотеоса за теплый прием и последовали в сторону лифта вслед за молодым человеком, на которого указал хозяин.

 

Глава 5 «Сига-сига»

“Бесовка: Капец! Мне сейчас написал мой начальник. Ему, видите ли, срочно нужно статью написать. А я же в отпуске. Я же отдыхаю. Не хочу работать именно сейчас. Напишу завтра.

Странник: Ну, и правильно! Всему свое время. )) Ведь может случиться так, что сегодня ты напишешь статью хорошую, а завтра получится шикарная. И если сегодня ты отправишь редактору хорошую статью, то читатель никогда не прочтет тот шедевр, который мог бы получиться завтра.))

Бесовка: Ну, вот… (( Теперь я совсем запуталась. А если будет наоборот? Если сегодняшняя статья получилась бы шедевральной (Ох, как же я себя люблю))))))), а я стану писать завтра, и она выйдет так себе?)))

Странник: Все, что происходит вокруг — должно произойти несмотря ни на что. Поэтому, когда бы ты не написала статью — она выйдет именно такой, какой должна быть. Все важное произойдет так или иначе, а если не произойдет, значит не так уж это и важно.)))))”

 

Автобус выехал на проезжую часть, перестроившись в левый ряд. Казалось, встречные автомобили вот-вот столкнутся с ним.  Дашей овладела паника. Руки превратились в кусочки льда, тело охватило жаром, а по спине стремительно потекла капелька пота. Сердце заколотилось в бешеном ритме, мешая легким равномерно вдыхать теплый воздух. Но все это прошло так же внезапно, как и началось. Даша вспомнила интересную деталь об острове: Кипр когда-то являлся британской колонией, поэтому движение здесь, так же как и в Англии — левостороннее. Даша сделала глубокий вдох и расслабилась. Адреналин, потрясший ее несколько секунд назад, до сих пор гулял по организму, будоража каждую клеточку. Но состояние восстанавливалось, и она услышала распевную речь гида, которая как раз рассказывала об этой особенности островного государства. 

Маршрут движения был непонятен. Создавалось впечатление, что автобус петляет по лабиринту, то и дело, ныряя в узкие переулки с одноэтажными домиками из желтого и серого камня. Они так плотно прилегали друг к другу, что казалось, будто они срослись в единый монолит. Редкие местные жители — в основном это были женщины довольно преклонного возраста — с унылыми лицами провожали взглядом высокие современные автобусы с туристами, словно уже порядком надоевший аттракцион шапито.

После нескольких зигзагов Даша абсолютно потеряла ориентир. Теперь она не понимала, в какую сторону они направляются, с какой стороны аэропорт и когда уже, наконец, будет конечная остановка. Но окружающая архитектура ей определенно нравилась. В голове то и дело всплывали образы греческих легенд и мифов, проецировались сцены древнего быта на фоне желтоватых отшлифованных временем стенах домов и кочковатой брусчатки узких улиц.

Автобус остановился, девушка посмотрела в окно сначала с одной, затем с противоположной стороны — несколько человек вышли около четырехэтажного современного, в отличии от тех, что она наблюдала чуть раньше, строения с кафельным крыльцом и пышным аккуратно стриженым кустарником по обе стороны ступеней. По периметру пестрели клумбы с цветами — Даша так и не смогла определить, что это. Оксана — девушка, которая сопровождала делегацию российских туристов, что-то объясняла вышедшим из автобуса людям. Затем зашла вместе с ними в здание. По салону пролетел шепот оставшихся пассажиров. Люди делились впечатлениями, обсуждали планы, вспоминали домашние дела, оставленные в России, детей, внуков. Или молча пытались разглядеть через тонированное окно камешки узкой улочки. Лида умиротворенно сопела, откинувшись на спинку сиденья. Даша улыбнулась, глядя на ее милое спящее лицо — все-таки хорошо, что они познакомились.

Оксана вошла в автобус, двери фыркнули и сомкнулись. Огромная металлическая коробка на колесах с пассажирами внутри двинулась дальше. Следующей остановкой был отель, который ближайшие четырнадцать дней для Даши и Лиды будет домом. 

Странно, конечно, это звучит — дом на несколько дней. Как можно понять, что считается домом? Это просто строение, в котором стоит мебель? Или это место, где ты живешь? Место, в котором чувствуешь себя спокойно и уверенно? Как правильно определить, какое помещение для тебя является домом? Разумеется, каждый человек понимает по-своему. Для каждого это определение является своеобразным и индивидуальным. Некоторые не считают домом дворцы и поместья, доставшиеся им по наследству, не воспринимают эти земли, как что-то важное в их жизни. Для некоторых это всего лишь объект инвестиций, товар, который можно выгодно перепродать. Есть люди, которые всю жизнь живут в гостинице, и чувствуют себя абсолютно комфортно. Является ли номер отеля для них домом? Если да, тогда получается, что персонал гостиницы можно считать семьей? И они каждый вечер общаются, когда он возвращается с работы? Интересуются, как прошел день, какие планы на завтра? А если нет? Если он не считает гостиничную комнату своим домом, тогда, получается, в мире нет места, куда ему хотелось бы вернуться. Куда его тянет, когда грустно и одиноко. Где его кто-то ждет, переживает и думает о нем. Странно, неужели есть такие люди, которых совсем это не беспокоит? Они, словно машины, просыпаются утром, идут на работу, вечером возвращаются, ложатся спать, а на следующий день все повторяется. И так изо дня в день, из года в год. 

Есть другой тип людей — те, для которых домом является место, которое они создали сами. И неважно, что это — шалаш или дворец. Главное, что это твой Дом, твоя Крепость. Это место, в котором будут жить твои дети, а возможно и внуки. Это очаг, вокруг которого происходит формирование фамильного гнезда. Это стартер нового механизма под названием Семья. И смысл этого слова не в папе, маме и детях. Смысл в поколениях, эпохах. 

Конечно же, есть люди, которые спокойно живут в квартирах и домах, купленных на заработанные деньги, или доставшихся от близких родственников. Для них домом являются стены, пол, потолок и документ, подтверждающий право собственности. Таких людей большинство, и это нормально. Так и должно быть. Если бы каждый человек из семи с половиной миллиардов жителей планеты забивал свою голову размышлениями о значении слова Дом, мир сошел бы с ума. Люди в десятки раз быстрее разорили бы планету жадным поеданием природных ресурсов для строительства собственных жилищ. Наступил бы полнейших Хаос, поглотивший все живое и неживое.

«Интересно, к какому типу людей отношусь я?» — улыбаясь, подумала Даша в тот момент, когда автобус остановился рядом с небольшим трехэтажным зданием и фыркнул, открывая двери. — «Разберусь с этим позже. А пока на несколько дней этот отель будет для меня домом». Она вышла, лицо тут же окутал теплый бархатный, словно мягкое плюшевое одеяло, ветерок. Вдыхая воздух, Даша почувствовала слегка солоноватый вкус моря. В голове зашумел прибой, кончики пальцев ее рук ощутили мелкие крупинки песка, ноги осторожно коснулась морская волна — предвкушение взяло верх, девушке поскорее захотелось окунуться в бирюзовую воду Средиземного моря.

— Ну что, Даша, пойдем? — на лице Лиды сияла открытая счастливая улыбка. Даша вместе с новой подругой проводила взглядом уезжающий автобус и, волоча за собой чемодан на колесиках, вошла в отель.

Внутри было темновато после яркого солнечного света. Кроме нескольких бра на стенах и освещенной стойки администратора искусственных источников света не было. Маловато для помещения размером в четыре десятка квадратных метров. Хотя естественный свет поступал через стеклянные двери, ведущие во внутренний двор. Отсутствие окон, декоративный камень и искусственный плющ на стенах, придавали интерьеру некий пещерный стиль. Было ли это преднамеренной целью хозяина или причина в недостатке средств на более светлый дизайн, можно сказать, презентационного помещения отеля, осталось для девушки загадкой. Но несмотря на определенную мрачность, Даша чувствовала здесь себя вполне уютно и комфортно. Что нельзя было сказать по лицу ее новой подруги — Лида с нескрываемым недовольством осматривала все вокруг.

— Что-то мне здесь не нравится, — поморщилась она. Даша улыбнулась и вопросительно посмотрела на нее. — Словно в склепе каком-то. 

— Не знаю, — с задором продолжая улыбаться, ответила Даша. — Мне нравится. Так необычно и таинственно.

Около стойки перед ними стояла молодая пара — парень с девушкой лет двадцати. Они пытались что-то объяснить администратору на очень-очень плохом английском. До этой минуты Даша не вникала в их разговор, но мозг человека так устроен — в отсутствии информации, которую ему необходимо обрабатывать, он сам находит себе эту информацию. В данный момент ею стал диалог на ресепшене. Если, конечно, это можно было назвать диалогом. 

— Ай нид рум… Понимаешь? — старательно выговаривая слова, пытался донести до управляющего свое пожелание парень. С первых слов было понятно, что он очень плохо знает английский язык и еще хуже умеет разговаривать на нем. 

Администратор — молодой грек примерно их возраста. В его глазах читалось переживание, что он не может понять, чего от него хотят. Тем не менее, аккуратно подстриженная черная борода не скрывала едва заметную улыбку — то-ли его забавляло, как необычно звучат непонятные слова, то-ли это годами выработанная привычка. 

— Блин, да как же тебе объяснить-то? — парень почесал лоб и уставился в стол. Девушка, стоявшая рядом с ним, успокаивала его, медленно поглаживая по спине.

— Может быть, я смогу помочь? — Даша сделала шаг к стойке, оставив свой чемодан рядом с Лидой.

Парень с девушкой одновременно повернулись и посмотрели на нее, в глазах появилась надежда. Роман — именно так представился парень — со своей девушкой купили путевки, заранее обговорив еще в России с представителем туроператора, что номер у них будет с кухней. Так как в стоимость не входит питание, им нужно покупать продукты и где-то готовить, а в комнате, в которую их заселили, нет даже холодильника. 

Даша выслушала молодого человека и слово в слово пересказала по-английски их рассказ управляющему. Тот выслушал девушку, улыбнулся во весь рот и попросил Дашу передать этим несчастным молодым людям, что все немедленно будет исправлено. Тут же отправил помощницу решить проблему с номером и, не переставая улыбаться, ожидающе посмотрел на Дашу. Та незамедлительно передала ему свои документы для заселения.

 

Игорь открыл глаза — стены комнаты окрасились в оранжевый цвет, словно на съемках фантастического фильма про Марс. И если Игорь сейчас посмотрит в окно, то увидит красные горы и кратеры. Но от этого интригующего ощущения валяться на мягкой и чертовски удобной кровати хотелось не меньше. Парень потянулся и закинул руки за голову. 

Это было настолько приятно — лежать и ни о чем не думать, что Игорь не сразу обратил внимание на отсутствие друзей в номере. Но в какой-то момент тишина начала беспокоить. Недавнее состояние релаксации развеялось. Он посмотрел по сторонам — кровати, на которых должны были спать ребята, стояли пустые. Часы показывали десять часов вечера. Получается, что он проспал немного. Но этого хватило, чтобы друзья незаметно ускользнули из номера. Странник встал с постели, достал из пачки сигарету и вышел на балкон.

Небольшой выступ всего около двух квадратных метров, по периметру огороженный коваными темно-коричневыми перилами, на котором стоял невысокий плетеный столик со стеклянной столешницей и два таких же плетеных кресла. В центре стола располагалась пепельница, поставленная заботливой горничной. Игорь сел в кресло, закурил сигарету и с довольным лицом выпустил в воздух густое облако дыма. 

Их номер располагался с восточной стороны отеля.  Парень не ошибся, когда предположил, что вид с верхних этажей комплекса будет гораздо интереснее. Здания, закрывающие море в окнах ресторана, преклонились перед высотой семиэтажного комплекса Родотеоса, предоставляя туристам невероятно красивую панораму. Высокие пальмы вдоль набережной с веерами листьев слегка покачивались в такт редким набегам тёплого морского ветра.  По асфальтированной дороге, пролегающей параллельно береговой линии, не спеша ползли автомобили. Их было совсем немного, но это никак не влияло на скорость передвижения — они в буквальном смысле ползли по идеально ровному покрытию. От автодороги в разные стороны уходили ветки — в переулки и на пляж, на котором они расширялись в вместительные парковки. Правее отеля, в котором сейчас находился Игорь, прямо на берегу зазывало туристов еле слышной музыкой кафе. Более детально рассмотреть его территорию не представлялось возможным из-за обилия кустарника и деревьев. Но что-то подсказывало, что там весьма интересно и достаточно уютно. 

«Нужно будет обязательно туда сходить», — поставил галочку в голове Игорь и переключил взгляд на море. Невероятное зрелище. Морская гладь играла яркими бликами отраженного от воды солнечного света. Вода, как и все вокруг, имело бронзовый оттенок. Необъяснимое гипнотическое свойство бесконечного морского простора, уходящего за линию горизонта, заставляло биение сердца Игоря ускоряться. Желание скорее погрузиться с головой в теплую воду росло с каждой секундой. Парень затушил сигарету и вернулся в комнату. 

— А мы тебя потеряли, — голос Хитреца раздался, как только Странник перешагнул порог. Не ожидая услышать хоть какие-то звуки, кроме своих собственных, Игорь вздрогнул и невольно коротко выругался.

На кроватях, закинув ногу на ногу, словно сговорившись, лежали Хитрец и Сталкер. Они были одеты в шорты и майки. Волосы у обоих взъерошенные, лица довольные с широкими до ушей улыбками.

— Вы где были? — спросил Игорь после того, как громогласный смех друзей улетучился в приоткрытую стеклянную балконную дверь.

— Как где? — удивленно и довольно театрально спросил Гриша, приподнявшись на локтях, — мы спали. Просыпаемся, а тебя нет.

— Мы подумали, что ты на море ушел, — подхватил Хитрец. — Хотели уже за тобой бежать, а ты здесь оказывается.

Игорь прошел к своей кровати у стены, ближе к балкону. Остальные две кровати стояли прямо перед ним — у противоположной стены лежал Володя, а в центре Сталкер. Странник прислонился спиной к прогретой дневным солнцем стене и, прищурившись, разглядывал друзей. Эти два хитреца буквально светились от удовольствия. Глаза обоих блестели не хуже моря за окном, а языки время от времени предательски жевали слова. Волосы на головах стояли колом, что бывает после купания в соленой воде. Дедуктивные исследования в стиле Шерлока Холмса нисколько не расстроили Игоря — в конце концов, зачем же лететь за несколько тысяч километров, если не купаться в море и не отдыхать? Сталкер и Хитрец переглянулись и Володя пересел на кровать Гриши, оказавшись напротив Странника.

— Да, ладно тебе, Игореха. Не унывай! — решил подбодрить Володя. — Ты просто так крепко спал, что мы решили тебя не будить.

— К тому же, — подхватил Гриша, положив руку на плечо другу, — что мы, последний день здесь? 

— Да не в этом дело, парни, — вздохнул Игорь и  встал с кровати. Он прошелся по комнате, взял со столика пачку сигарет и стал нервно вертеть ее в руках. — Что-то мне подсказывает, что я зря согласился на эту авантюру. Боюсь, ничего не получится. Не знаю почему.

— Блин, дружище, ты чего? — Гриша подошел к Игорю и взял его за плечи. — Не парься ты! Все будет нормально, вот увидишь. Я тебе точно говорю!

— Ты же все равно спал, — Володя тоже поднялся с кровати и подошел к Страннику. Его голос звучал сейчас чуть тише, чем обычно, словно он извинялся, — мы и подумали, что ничего не случится за двадцать минут. Тем более, море здесь совсем рядом.

В голову Игоря раскаленной иглой вонзилось понимание того, что сейчас его слова выглядят так, будто он винит друзей в своих сомнениях. Посмотрев в глаза Сталкера, Странник почувствовал себя ужасно неловко. 

— Нет, нет. Ребята, вы не так поняли… — Игорь поспешил исправлять неправильно понятую друзьями мысль. — Вы тут совсем ни при чем. Я просто сомневаюсь, получится ли вообще все это реализовать? Это большой проект, таких у меня раньше не было. Родотеос ждет чего-то гениального. Я волнуюсь из-за того, что у меня тупо не хватит времени и мозгов. Только сейчас до меня начинает доходить — я, наверное, просто боюсь, что не справлюсь.

— А мы тебе тогда на что? — Хитрец вернулся к своей кровати и взял из тумбочки пачку сигарет. — Вот сейчас покурим, успокоимся и составим план действий.

— Точно, — Гриша поднял указательный палец вверх, подошел к своей тумбочке и достал все принадлежности, чтобы набить трубку табаком. — Нужно просто перекурить.

Игорь молча вглядывался в парней. Они молча улыбались ожидая от друга какой-то реакции. Точнее, улыбался только Хитрец, потому что Гриша старательно набивал трубку, лишь изредка бросая взгляд на друзей. Володя усмехнулся. Взгляд Странника не был теперь таким тревожным.

— Ну, может быть, вы и правы.

— Не может быть, а точно! Пойдем, — кивнул он в сторону балкона и вышел первым.

После освежающего душа, перед тем, как пойти на ужин, ребята решили разложить вещи по полкам, потому что: «Негоже ходить по городу в мятых футболках и порочить внешним видом нашу Родину!». Слова Хитреца были настолько убедительны, а лицо невозмутимым, что Гриша с Игорем не посмели ему перечить, а только кивнули в знак согласия. Вся процедура сортировки вещей из чемоданов в шкаф и прикроватные тумбочки заняла у Сталкера и Странника минут десять. Володя подошел к этому со всей ответственностью — каждую футболку необходимо было развернуть и заново сложить. Аргумент был железным — так их не нужно будет гладить перед тем, как надеть. 

Во время ужина кроме парней в ресторане находились еще несколько человек — пожилая пара в одинаковых футболках с надписями на немецком языке, молодая семья из четырех человек, младший из которых сладко спал в коляске. Откуда были они, Игорь не мог понять. Одежда у них была без принта, а разговор их слышно не было, потому как столик располагался почти в противоположном конце зала. Еще у барной стойки сидели две девушки. Каждой лет по двадцать пять. Одна в светло-зеленой майке и коротких джинсовых шортах. Русые волосы больше напоминали неаккуратно сложенную копну соломы, но, по мнению Игоря, такая прическа придавала девушке определенный шарм. Вторая одета в белую блузку без рукавов и радужной расцветки расклешенную юбку. Кудрявые ярко-рыжие волосы, ниспадающие до самой поясницы, Странник оценил в первую очередь. Девушки свободно общались с барменом на английском. Откуда они? Американки? Англичанки? В конце концов, сам Игорь тоже свободно разговаривает по-английски. Интерес к государственной принадлежности девушек плотно засел в голове парня, словно заноза в одном месте. Он пристально наблюдал за ними, надеясь, что между собой они заговорят на родном языке. Вариантов было множество, но что-то подсказывало, что они были все-таки русскими.

— Володя, как ты думаешь, откуда те девчонки? — поинтересовался Странник, после того, как официант удалился с пустым подносом.

— Шведки! — уверенно констатировал Хитрец. Казалось, он даже не взглянул в их сторону, а сказал наугад. Заметил недоуменный взгляд Странника и поспешил пояснить. — Да, они со мной в лифте ехали. Если бы вы дождались, когда я закончу разбираться с вещами, то тоже познакомились с ними. Но это все неважно. Потому что они эти… Ну, вы поняли, да? Ну, вы чего? Не поняли? Короче, лесбиянки.

Сталкер, все это время молча уплетающий салат из морепродуктов, поперхнулся и закашлял. Одновременно с этим на него напал приступ смеха. Он побагровел. В глазах проступили слезы. Володя поспешил похлопать его по спине, пока кашель не прекратился. Игорь подал товарищу воды и успокоил подошедшего официанта, что все в порядке.

— Капец, Володя! — вытирая слезы и сдерживая смех, прохрипел Гриша, глотнул воды и прокашлялся. — Ты об этом у них сам спросил?

— Да нет, — пожал плечами Хитрец, — Я просто начал заигрывать с ними. Ну, а что? Молча ехать что ли? Предложил им выпить, погулять по пляжу, полюбоваться закатом. Одна и сказала напрямую, что ничего не получится, что у них любовь. Ну и все. Дальше ехали молча. Чувствую теперь себя идиотом.

— Да ладно тебе, старик! — похлопал его по плечу Сталкер. — Нормально все. С каждым такое бывает. Пойдем лучше погуляем по пляжу, полюбуемся закатом.

Ресторан наполнил басистый хохот. Парни извинились, поблагодарили за ужин и вышли в холл.  Гриша нажал кнопку первого этажа, когда они вошли в светлую кабину лифта.  Ребята решили поддержать отвергнутого друга и вместе с ним прогуляться по вечернему берегу Средиземного моря. Ведь ничто так не лечит душу, как мягкий песок, оранжевый закат и нежный шепот прибоя.

 

На ресепшн ребята спустились только  через два часа после того, как проснулись. За стойкой администратора находились двое — сам Родотеос и женщина, увлеченная огромной стопкой документов. Грек приветствовал парней широкой белоснежной улыбкой. Поинтересовался, как прошла их первая ночь на новом месте, выслушал впечатления, и представил ребятам свою супругу — Фэйдру, отметив, что в переводе с греческого это имя означает «яркая». Она действительно была очень эффектной и яркой. Миниатюрная, стройная женщина. Пышные кудрявые длинные волосы каштанового цвета, добрые и светлые глаза, такая же как у ее мужа открытая улыбка. Легкие морщины на лице, умело спрятанные косметикой, были скорее следствием эмоциональной открытости, нежели возраста. Фэйдра поприветствовала парней, скромно оставаясь чуть позади Родотеоса.

— Вы уже ходили к морю? — поинтересовался грек. 

Игорь утвердительно кивнул, отметив прекрасный пляж, удивительно теплую воду и живописный закат. Гриша и Володя молча переглянулись. Родотеос с гордостью отметил, что такие закаты бывают довольно нечасто. Понимая, что нужно начинать заниматься делом, Странник предложил пройти куда-нибудь в удобное место, чтобы обсудить предстоящую работу. 

 

Комната небольшая — квадратов двенадцать. Стены были выкрашены в бежевый цвет и явно нуждались в обновлении. Две раздельные кровати, рядом с каждой тумбочка, в углу небольшой шкаф, на стене маленький телевизор. Над дверью, ведущей на крохотный балкончик, висел кондиционер. В дальнем углу рядом с входной дверью туалет с душем. Скромно. Но этого девушке было вполне достаточно. Она поставила чемодан и легла на кровать. Потолок грязно-белый с трещинами обветшалости и еле заметными пятнами. Скорее всего следы когда-то произошедшего прорыва водопровода на верхнем этаже. Но это тоже не смущало девушку. Это всего лишь место для ночлега и на пятизвездочный номер она не претендует.

В дверь тихо постучали. Настолько тихо, что Даша не сразу сообразила, что это был стук. Поэтому не спешила открывать, а только прислушалась. Стук повторился. На этот раз более уверенный и громкий. Девушка встала с кровати, подошла к двери. На пороге стоял Роман — парень, которому Даша помогла у стойки администратора разобраться с недоразумением заселения. В руках он держал небольшой бумажный сверток. Девушка вопросительно посмотрела сначала на парня, затем на сверток. Роман нервно переминался с ноги на ногу, не зная как начать разговор.

— Здравствуйте еще раз, — почти шепотом, сдавленным голосом сказал он, затем прокашлялся и повторил: — Здравствуйте еще раз. Я Роман. Помните? На ресепшене… 

— Да, конечно, — улыбнулась Даша. Времени прошло совсем немного с того момента, поэтому она его прекрасно помнила. — Что-то случилось? Опять не тот номер?

— Нет-нет, — поспешил успокоить он, судорожно размахивая бумажным свертком. — Наоборот. Все отлично. 

Девушка пригласила парня в номер, сделав шаг в сторону. Роман кивнул и шагнул в комнату. Неуверенностью от него разило за километр, как от заядлого пьяницы перегаром. 

— Я на радостях совсем забыл поблагодарить вас тогда… там… — продолжал нервно переступать с ноги на ногу Рома. — Это просто ужас какой-то… Я в школе и в университете изучал немецкий. Из английских слов знаю только «хелло» да «гуд бай». Ну и «ай лав ю» еще…

— Да ладно, — отмахнулась девушка, усаживаясь на кровать. — Мне несложно было. Присаживайся, если хочешь.

Рома покорно сел на противоположную кровать, положив сверток рядом. Затем опомнился и вручил его спасительнице, осыпая словами благодарности. Не хватало только реверансов для ванильного пафоса. Даша не стала отказываться от презента и с любопытством открыла бумажный сверток. В прозрачном футляре размером со спичечный коробок находилась распустившаяся миниатюрная роза бледно-розового цвета. Девушка не сразу сообразила, что это за творение такое и, раскрыв от удивления рот, вопросительно посмотрела на молодого человека.

— Какая прелесть!

— Это мыло, — уточнил парень, — Вика увлекается. Покупает обычное мыло и вырезает разные фигурки. Решили несколько штук взять с собой на всякий случай. Вот и пригодились. В первый же день.

Голос Романа стал увереннее. Теперь он говорил твердо, с ноткой гордости за умение Вики создавать такие красивые вещи. С каждым произнесенным словом он чувствовал себя свободнее. Тело стало более расслабленным, появилась твердость в жестикуляции, улыбка. В глазах совсем пропало стеснение. Он рассказал, что прилетели они из Екатеринбурга, куда в свою очередь поездом приехали из Омска, потому что прямых рейсов из их города сюда нет. Рассказал, что увлекается музыкой. Что в детстве играл в школьном ансамбле. «Прямо как в песне, — усмехнулся он. — В каморке, что за актовым залом…» Учится на предпоследнем курсе в техническом университете. Но не собирается работать по профессии, а хочет заняться бизнесом — открыть тату-студию.

— Ух ты! Здорово! — одобрительно кивнула Даша, поддерживая нового знакомого, который совсем раскрепостился, взахлеб рассказывая свои планы. — Давно мечтала сделать татуировку. Теперь буду знать, куда обращаться. Оставишь контакты?

— Ну что ты иронизируешь? — вновь смутился парень.

— Прости… — Даша поняла, что шутка не прошла. Рома настолько, видимо, болеет этой идеей, что все комментарии воспринимает очень близко к сердцу.  — Я не хотела тебя обидеть.

В дверь постучали. Даша встала, чтобы открыть дверь. Вместе с ней с кровати подскочил и Рома, сделав предположение, что это Вика. И был абсолютно прав — в дверном проеме стояла девушка, которая утешала его у стойки администратора после провального диалога с управляющим. Поздоровавшись, она поинтересовалась, здесь ли находится ее молодой человек. По ее тону Даша поняла, что та не очень довольна его долгим отсутствием. Да и нотки ревности промелькнули, хоть и старательно завуалированные под беспокойство. Роман поспешил покинуть комнату Даши, не забыв попрощаться и еще раз поблагодарить. Даша же, в свою очередь, отметила мастерство Вики в изготовлении розы и также поблагодарила ее за столь дорогой подарок. Вика улыбнулась. Ее воинственное выражение лица сменилось на благосклонную мягкость. Ребята снова поблагодарили девушку, развернулись и пошли в обнимку по длинному коридору отеля. 

Даша вернулась в комнату и снова легла на кровать. Ей ужасно захотелось есть. Часы на телефоне показывали пятнадцать минут восьмого — как раз время ужина. Девушка спустилась на первый этаж отеля, подошла к стойке администратора. Там на месте молодого человека, который совсем недавно принимал у нее документы, стояла женщина лет тридцати пяти. Даша поинтересовалась у нее, где находится кафе, та молча указала рукой во внутренний двор.

Территория отеля была небольшая. Маленький бассейн скорее напоминал купель в сауне. Вода была чистая. Даше захотелось искупаться. Несмотря на вечер, температура воздуха по ощущениям была около тридцати градусов. Около бассейна стояли три лежака. Зонтиков не было, от здания отеля на металлических стойках был натянут матерчатый тент в бело-зелёную полоску. Под ним располагалось кафе. Длинная барная стойка со скучающим барменом. Подперев голову рукой, он уставился в телефон. Периодически глаза его закрывались, он вздрагивал, выпрямлялся и осматривался, пытаясь понять, не заметил ли кто-нибудь, что он уснул. 

На искусственном, но достаточно мягком покрытии, имитирующем зеленый газон, стояли несколько пластиковых круглых столиков с пластиковыми креслами. Все места были заняты. Даша подошла к стойке бара и улыбнулась молодому бармену.

— Привет, — от неожиданности парень вздрогнул, молниеносно отложил телефон в сторону и натянул усталую улыбку. — Я бы хотела поужинать.

— Да, конечно, — бармен взял в руки блокнот и ручку, которые предусмотрительно лежали недалеко. — В каком номере вы живете?

Даша назвала ему номер своей комнаты, тот сделал пометку в блокноте и скрылся за дверью, которая вела, судя по всему, на кухню. Девушка села возле стойки, достала телефон и разблокировала его. Поступило новое смс-сообщение, которое информировало, что можно подключиться к местному оператору связи. Это, конечно, хорошо, но стоимость разговоров увеличится в разы. Этого девушке совсем не хотелось, и она удалила сообщение, тем самым отклонив предложение. 

Даша вдруг вспомнила, что обещала сообщить маме, когда прилетит и обустроится. Сейчас было самое время для этого. Вернулся бармен и сообщил, что ужин будет готов через пару минут. Даша поинтересовалась, есть ли тут вай-фай. Парень улыбнулся и положил на стойку небольшой листок бумаги, на котором были написаны буквы и цифры, а также название отеля. Объяснений, что это такое, Даше не требовалось. Введя данные в свой телефон и убедившись в подключении, она открыла Скайп. Отыскала в списке контактов маму и нажала кнопку вызова.

 

Работы было много. Обсудив с Родотеосом общую концепцию сайта, ребята вернулись в номер. Необходимо было выстроить алгоритм действий. Парни расписали каждому обязанности, составили график работы с контрольными датами. Грек не ставил определенных сроков, ему нужен был результат. Это была инициатива самих ребят. Потому как груз ответственности давил на них, не давая полностью расслабиться. Игорь посмотрел на часы — двадцать минут третьего. Провел по циферблату указательным пальцем, затем два раза стукнул по защитному стеклу и посмотрел на друзей.

— Ну что? Покурим и спать? — он улыбнулся и достал из тумбочки пачку сигарет.

— Не парься, Игореха, — попытался подбодрить Странника Хитрец. Но это у него не очень-то получилось. В голосе чувствовались усталость и сомнение. — Все будет тип-топ. Вот увидишь.

Ребята вышли на балкон. Щелкнули зажигалки, в воздухе повисло облако табачного дыма, которое тут же устремилось вверх. Ночное небо было сплошь усыпано звездами словно веснушками. Луна лениво наблюдала за городом. К ней по морскому покрывалу тянулась светящаяся дорожка. По пустынному пляжу не спеша прогуливалась молодая пара.  Воздух был удивительно теплым и свежим. Заходить в номер никто из ребят не хотел.

— Слушайте, — нарушил тишину Гриша. — А что грек сказал в конце? Я что-то так и не понял…

— Сига-сига… — не отрывая взгляд от плавно двигающегося спутника по черному небу, монотонно сказал Игорь. — Это у них что-то вроде поговорки местной.

— И что она означает? — недоуменно посмотрел на Странника Хитрец и тщательно затушил в пепельнице окурок. — Он так много говорил, что я напрочь запутался.

— В буквальном переводе: «тихо-тихо» или «потихоньку», а так это типа лайфстайла у всего народа этой страны: «Не спеши. Все, что важно, успеется, остальное подождет, а ненужное отсеется. Остановись и посмотри на мир, как он прекрасен», — Игорь проделал то же самое, что и Володя, и выпустил облако дыма в теплый морской воздух. — А вообще я читал, что они никогда никуда не торопятся. Ты разве это еще не заметил? Вспомни, как он нас встречал, как отправил спать сегодня после обеда. Да если бы я сам не настоял на сегодняшнем разговоре, я думаю, он не поднял бы эту тему еще пару дней. 

— Да-да, я заметил это, — подхватил Гриша и принялся чистить свою трубку. — А вы видели, как он недовольно посмотрел, когда Игореха настоял на разговоре?

Наступила пауза. Гриша усердно чистил курительную трубку, аккуратно извлекая из нее остатки недогоревшего табака и накопившиеся смолы. Володя, опершись на металлические перила, широко раскрыв глаза смотрел вниз, словно увидел что-то интересное на внутреннем дворике. Игорь проводил взглядом проплывающую по небу светящуюся точку спутника, которая скрылась за стенкой здания, и принялся искать новый объект для наблюдения. Хитрец подергал каждого из друзей за локоть, привлекая внимание. Знаками предупредив, чтобы те не шумели, ткнул пальцем вниз. Парни с любопытством вытянули шеи и посмотрели в направлении, указанном Володей. Возле лежака на газоне стояла девушка. Свет из фойе сквозь стеклянную дверь освещал обнаженную спину. Девушка собрала длинные волосы в пучок и, покачивая бедрами, на цыпочках направилась к бассейну. Освещение рассеивалось, и к тому моменту как она погрузилась в воду, ребята видели только силуэт стройной фигуры. Игорь почувствовал себя неловко и жестом предложил друзьям зайти в номер.

— Да уж, — протянул Володя. На его лице читалось сожаление. — Интересно, как бы она отреагировала, если бы увидела, что мы стоим на балконе?

— Да никак, — отрезал Гриша. — Улыбнулась бы и пошла дальше. Я думаю, это не первый ее заплыв нагишом. И наверняка администратор, который сейчас дежурит, в курсе.

— А пойдемте купаться в море, — предложил Игорь. Эта мысль сидела в его голове с того момента, как они вернулись от киприота. — Круто ведь, наверное, ночью купаться.

Хитрец и Сталкер переглянулись. Идея была классная — тишина, теплое спокойное море, отсутствие визжащих детей. Парни быстро согласились с предложением Странника и стали собирать вещи. 

Море, словно игривая подружка, щекотала своими волнами оголенные щиколотки. Теплый воздух нежно окутывал со всех сторон, словно заботливая тетушка, к которой приехал племянник первый раз за последние несколько лет всего на неделю. Мелкий, словно пшеничная мука, песок, прогретый дневным жарким солнцем, ощущался спиной, как мягкая перина, старательно взбитая бабушкой. Ночное небо завораживало невероятным количеством светящихся точек. Игорь не являлся большим знатоком астрономии, но был уверен, что звездное небо здесь отличалось от того, что они привыкли наблюдать дома. Здесь звезды казались крупнее и ярче. Но кроме крупных звезд по всему небосводу до самого горизонта мерцали миллионы крошечных, еле заметных звездочек. 

— Что там? Кто там? — спросил Игорь, когда к нему брызгая соленой морской водой, подбежал  запыхавшийся Гриша. — Есть ли жизнь там, в глубинах бесконечности?

Сталкер, видимо прибежавший с намеренностью что-то сказать Страннику, замер. В его голове произошел сбой. Какая жизнь? Где — там? О чем вообще говорит этот человек? Зачем он думает о непонятных вещах, когда в двадцати метрах теплая вода Средиземного моря? Гриша пристально посмотрел на друга, потрогал его лоб. Пожал плечами, усмехнулся и лег рядом, подложив под голову руку.

— Не знаю. Наверное есть.

— Наверняка есть. Ведь быть не может, чтобы в бескрайнем пространстве кроме нас не было живых организмов, — Игорь на секунду замолчал, затаил дыхание, обдумывая что-то, затем повернулся на бок лицом к Сталкеру. — Ты только представь, миллионы галактик. В этих галактиках есть такие же солнечные системы со звездами и планетами, которые вращаются вокруг этих светил. Какова вероятность, что одна из планет имеет схожую экосистему с нашей? Какова вероятность, что там живут такие же люди?

Гриша лежал не двигаясь. Он всматривался в светящиеся точки над их головами, видимо, пытаясь разглядеть эту планету, на которой есть жизнь.

— Не знаю, старик, — вдруг сказал он, повернул голову, улыбнулся и, зачерпнув в ладонь песок, высыпал его на лоб товарища. — Не забивай себе голову этой ерундой, пойдем купаться.

Сталкер вскочил и с криком индейского воина устремился к воде. Брызги от его ног разлетались на несколько метров, пока тот не плюхнулся плашмя. Игорь подскочил и побежал следом. Весь пляж накрыло диким гоготом, резвящихся словно дети, взрослых мужиков. Спустя час уставшие, но довольные парни возвращались домой в отель. На парковке у центрального входа они увидели припаркованный автомобиль. Белый немецкий кабриолет. Ребята остановились.

— Слушайте, как-то необычно видеть праворукого «немца», — первым заговорил Володя.

— Тебе ли говорить, — усмехнулся Гриша, слегка толкнув Хитреца в плечо. — У вас девяносто процентов машин праворукие.

— Ну и что? У нас-то «японцы». Это нормально. «Японцы» в России почти все праворукие.

— Да здесь все автомобили такие. Это же бывшая колония британцев. У них движение левостороннее. Ты разве не заметил?

— Заметил. Еще когда с греком из аэропорта ехали. Я чуть днище ногой не выдавил, когда он на левую полосу выехал, — вспомнив тот случай, Хитрец вздрогнул.

— Пойдемте спать, — уставшим голосом пробормотал Странник и направился в отель.

 

Сознание осторожно развеяло пелену сна. Аккуратно касаясь щеки, мягкое тепло солнечного света нежно сообщило Даше, что наступило утро. Не открывая глаз, девушка всем телом ощущала спокойствие и умиротворенность. Не было ни суеты, ни волнения. Безмятежность. Исключительная идиллия. Разум отказывался сейчас напрягаться и искать причины для каких-либо действий. Хотелось просто валяться, высунув из-под одеяла ногу. Нет, даже двигаться не хотелось совсем. Просто лежать молча.

Спустя минут пятнадцать, хотя за точность биологических часов Даша не ручалась, телефон сообщил о входящем сообщении. Глубоко вздохнув, Даша протянула руку и, не открывая глаз, наугад попыталась взять мобильник с тумбочки. Попытка провалилась — рука наткнулась на стакан с водой, который чуть было не полетел на пол. Пришлось-таки открыть глаза и посмотреть, куда она вчера его положила. Оказывается, она промахнулась всего на пару сантиметров. Дисплей смартфона засветился, в центре все еще заблокированного экрана висело уведомление. Это было сообщение от участника комнаты «Маски». Ник отправителя в уведомлении не указывался, но в этом совсем не было необходимости. Даша знала, кто прислал письмо. Набрав нужную комбинацию, она разблокировала телефон и перешла по ссылке.  

«Привет, Бесовка. )))

Не помню, говорил я тебе или нет, у тебя прикольный ник.))) Как у тебя вообще работал мозг, когда ты его придумывала? Что он значит? Это как-то ассоциируется с твоим именем? Если да, то я даже не стану предполагать, какое оно у тебя.)))

Не поверишь, у меня в голове куча-мала, ты застала меня врасплох своим сообщением. Я не знаю что писать.)))) Нет, это не означает, что я не рад. Скорее, наоборот.)

И я тоже много раз удалял бред за время составления письма.))))) Пока пишу, вроде бы текст кажется нормальным. Как только перечитываю его — волосы на голове становятся дыбом от белиберды, которую я написал. Стираю, пишу заново. Перечитываю и снова стираю. Короче, жесть.))

Очень жаль, если у тебя не будет возможности заходить в чат. Я был бы рад с тобой о чем-нибудь поболтать.

Постараюсь не терять тебя и не скучать. )))))

Пиши обязательно. С нетерпением буду ждать от тебя сообщение». 

Даша улыбнулась и еще раз перечитала сообщение. Внутренний показатель уровня настроения стремительно поднимался, грозя превысить все возможные пределы. Теперь ей не хотелось просто так валяться в постели. Все механизмы тела пыхтели, организм требовал мышечной разрядки — хотелось бежать, что-то делать, но только не лежать. Она подскочила, схватила полотенце и отправилась в душ.

Вода была волшебной, впрочем, как и все остальное этим утром. Накинув халат, обмотав волосы полотенцем, Даша вышла на балкон, сделала глубокий вдох, задержала дыхание на несколько секунд и, закрыв глаза от удовольствия, долгим и протяжным «дааааа» выдохнула. Теперь ей хотелось прогуляться. Вчерашнего вечернего моря ей пока хватило. В голове проявились воспоминания. 

Было здорово. Вечером, как оказалось, на пляж отдыхающие не ходят. В основном люди сидят в номерах или летних кафе, о чем сообщал винегрет смешанных музыкальных композиций со всех сторон. Даша наслаждалась колыбелью волн, трепетно качающих ее на надувном матрасе, который заботливо вручил тот самый бородатый администратор со словами: «Вам обязательно понравится…» И он был прав. Это было потрясающе. Затем она несколько раз искупалась, полежала на теплом прогретом дневным солнцем песке. После чего мгновенно отключилась, как только ее голова коснулась подушки.

Стоя на балконе, Даша смотрела вниз — по дороге не спеша туда-сюда ходили туристы. Да, определенно ей хотелось прогуляться. Она вернулась в комнату, быстро высушила феном волосы, привела себя в порядок, наложила неброский макияж, переоделась и вышла из номера. В длинном коридоре недалеко стояла тележка с моющими средствами, тряпками и салфетками — горничная проводила уборку номеров. Даша закрыла дверь на ключ и отправилась к лифту.

На ресепшене стояли несколько человек с чемоданами. «Видимо, вновь прибывшие туристы», — подумала девушка и обратила внимание, что за стойкой администратора сейчас находился совсем другой человек. Само собой, вчерашний бородач наверняка отсыпается после ночного дежурства. Интересный был парень. Веселый, добродушный и внимательный. Задержавшись на секунду в самом центре фойе, она повернула направо и вышла на внутренний дворик, где был бассейн и кафе. На одном из лежаков, раскинув в стороны руки, загорала Лида. Даша подошла и опустилась на соседний шезлонг.

— Доброго утра, Ли, — улыбаясь, поздоровалась девушка.

— О, привет, Даша, — подняла голову Лида, прикрывая рукой глаза от слепящего утреннего солнца. — А ты что, не завтракала?

— Да я не знаю, — пожала плечами девушка, не переставая улыбаться. — как-то не хочется. Я думаю сходить по городу прогуляться. Нет желания присоединиться?

Лида снова опустила голову на подложенную панаму. С противоположной стороны бассейна парень прямо с бортика прыгнул в воду. Капли с шумом разлетелись в разные стороны. Женщина, загорающая недалеко, взвизгнула от неожиданности. Молодой человек, осознавая свою ошибку, принялся извиняться по-английски, вращаясь вокруг своей оси, словно волчок. 

— Ты прямо сейчас хочешь пойти? — в этот раз Лида даже не открыла глаза.

— Да, сейчас. Потом будет сильно жарко.

— Ну вообще-то я хотела до обеда принять солнечные ванны, — с нескрываемым пафосом в голосе произнесла Ли. Помолчала несколько секунд и поднялась с шезлонга, хитро улыбаясь. — Но этим можно заниматься и во время прогулки, ведь так? 

Даша утвердительно кивнула и тоже встала. Лида пообещала, что долго собираться не будет — лишь переоденется и возьмет сумочку с кошельком. Даша перешла к лежаку с огромным зонтом, который отбрасывал на него свою тень. Устроившись поудобнее, она закрыла глаза и слушала, как плещется в бассейне парень, как разговаривают в кафе люди. Она не слышала сам разговор, а только ненавязчивое бормотание под легкую инструментальную музыку, едва пробивающуюся из динамиков под навесом. Кроме этого в воздухе, на удивление, не было никаких посторонних шумов — ни городского гула, ни тарахтения строительной техники, которые неизбежно присутствуют в Москве. И это было прекрасно. Вдруг она вспомнила о Страннике, которому так ничего и не ответила. Ну ничего. Напишет, когда вернется в номер — как раз будет о чем рассказать. Наверняка она встретит что-то интересное.

Лида вернулась спустя десять минут. За время отведенное самой себе, она успела привести себя в полный порядок — накрасилась, переоделась. В руках девушка держала небольшую розовую сумочку. Даша оценила наряд и подметила время потраченное на преображение. Подруги вместе посмеялась и вышли из отеля.

Куда им идти, было примерно известно — накануне Даша интересовалась у администратора, как добраться в центр. Тот улыбнулся и сообщил, что все самое интересное расположено на торговой площади, а добраться туда можно пешком минут за десять. Главное выйти на набережную, повернуть направо и больше никуда не сворачивать. Именно так они и поступили. Только вот до набережной нужно было еще добраться — идти к морю той дорогой, которой девушка ходила вчера на пляж, значит, идти в противоположную сторону и сделать приличный круг. И они приняли решение идти напрямую, через переулки, уповая на внутреннее чутье и биологический компас.

От узких улиц с бесконечными каменным стенами одноэтажных домов, окрашенных в бледно-желтый или, скорее, в песочный цвет, веяло античностью. Вряд ли это архитектура времен Древней Греции. Хотя… Все может быть. Девушки шли не спеша, разглядывая все вокруг — нахально перемахнувшие через высокий забор хозяйского сада и свисающие над дорогой ветки гранатовых деревьев с неспелыми плодами, сооруженные козырьки над входом во двор с болтающимися над ними гроздьями черного винограда. Лида решила сорвать одну веточку. Осмотрелась по сторонам — вроде бы никого нет. Но только потянулась за ней, как откуда-то из дома раздался женский голос. Речь была на английском языке: «Не нужно срывать эту кисть. Она вся в пыли и грязи, — Лида взвизгнула, резко убрала руку за спину и ускоренным шагом поспешила уйти прочь. Внимательно осмотрев фасад дома, Даша заметила источник напугавшего подругу голоса. Это была старушка лет восьмидесяти, не меньше. Она смотрела с улыбкой через открытое окно. — Подойди сюда. Я дам тебе другую веточку. Только сегодня собрала у себя в саду». Даша несмело сделала пару шагов, приблизившись так, чтобы до окна можно было дотянуться только вытянутой рукой. Старушка скрылась за шторкой буквально на секунду и появилась в оконном проеме вновь. Теперь у нее в руках был большой кулёк скрученный из местной газеты. Внутри виднелись большие черные ягоды винограда.

— Держи, милая, — протянула она сверток Даше. 

— Спасибо большое. Сколько я вам должна? — спросила девушка, принимая угощение.

— Нисколько. Кушайте с удовольствием. Только не срывайте с улицы — там воздух пыльный. Это может быть опасно.

Даша догнала подругу, которая стояла на перекрестке. На лице был знак вопроса. Даша пересказала разговор со старушкой и предложила угоститься спелыми ягодами. Безусловно, это не идет ни в какие сравнения с тем, что продается на полках в магазинах. Насыщенный вкус, более яркий аромат. Они шли не спеша, наслаждаясь угощением. Улицы были пустыми. Редкие пешеходы так же неспешно прогуливались по вымощенным гладким булыжником улицам. 

Даша почувствовала за спиной чье-то присутствие. И когда она обернулась, её сердце едва не выскочило. В метре от них, с той же скоростью, что шли девушки, ехал синий автомобиль. Странно, но они абсолютно не слышали как он приблизился, как работал двигатель. Видимо, это был электромобиль или гибрид какой-нибудь. За рулем сидела женщина среднего возраста — сорок-сорок пять лет. Скорее всего местная. Выражение лица было спокойным. Ни намека на злость или недовольство из-за нерасторопных пешеходов. Девушки разошлись в стороны, пропуская автомобиль. Проезжая мимо, женщина улыбнулась и кивнула головой. Даша молча проводила ее взглядом, улыбнувшись в ответ. Из перекрестка выехал белый внедорожник и последовал следом за синей легковушкой. Внезапно первый автомобиль остановился посреди дороги. Внедорожник соответственно тоже, так как разъехаться на такой узкой улице было невозможно. Даша ждала возмущенные крики хозяина внедорожника, скандал и оскорбление женщины-водителя. Но этого не было. Два автомобиля просто стояли посреди улицы. Когда девушки поравнялись с внедорожником — водитель спокойно сидел, упершись подбородком в руль и скучающе глядел вперед. Заметив внимание со стороны проходящих мимо туристок, он улыбнулся и подмигнул. Даша пошла дальше. За рулем первой машины та же женщина. Она сохраняла ту невозмутимость, с которой ехала следом за девушками, и сейчас спокойно разговаривала по мобильному телефону.  И ее совсем не смущал тот факт, что позади стоит еще одна машина. Девушки, не останавливаясь, продолжили следовать намеченному маршруту. Даша время от времени оборачивалась с интересом ожидая, что будет дальше. Она видела, как женщина убрала телефон, и ее автомобиль плавно и неторопливо поехал дальше. Белый внедорожник последовал за ней, но на следующем перекрестке свернул направо.

— Офигеть! — широко раскрыв глаза от удивления, сказала Даша. — Это что сейчас было?

— Я сама не поняла, — с таким же выражением лица пожала плечами Лида. — Я, честно говоря, думала, что он сейчас скандалить начнет.

— Скандалить — это мягко сказано, — усмехнулась Даша. — Кстати, а вот и набережная. Видишь? В конце этой улицы. Пойдем.

 

Глава 6 «Начало отдыха»

“Бесовка: У тебя много фотографий? Ну, то есть ты любишь фотографироваться? Давай посчитаем, сколько у каждого в телефоне своих фоток и посмотрим, у кого больше?

Странник: )))) Давай.

Бесовка: У меня сто две. )))

Странник: Да ладно?))))) У меня чуть меньше… На сотню)))))))))

Бесовка: Серьезно? Капец! А как же важные и интересные события? Неужели ты их не хранишь?

Странник: Ну, почему же — храню.)) В голове.)))”

 

Игорь проснулся еще до рассвета. Не смотря на то, что он полночи дурачился с друзьями на пляже, чувствовал сейчас себя вполне выспавшимся. То ли климат местный так действовал, то ли с годами выработанная привычка поздно ложиться и рано вставать уже основательно подчинила себе организм. Как бы то ни было, в без пяти минут пять Странник был бодр и полон сил. Стараясь не шуметь, так как ребята в отличие от него еще спали, Игорь встал с постели, взял пачку сигарет и вышел на балкон.

На стеклянном столе стояла пепельница полная окурков, словно сонный ежик не добежавший до своей норки. Все правильно, номера не убирают по ночам, пока постояльцы развлекаются в море при свете луны. Игорь щелкнул зажигалкой, закурил и посмотрел на линию горизонта, плавно изгибающуюся еле заметной дугой. Солнце еще лениво пряталось где-то за морем. Но небо уже меняло свой цвет, и градиентом поднималась заря.

Несколько дней назад, еще в Москве Игорь просматривал новостную ленту в интернете, и его удивил заголовок одной из статей — «Группа приверженцев теории плоской Земли планирует отправиться в круиз». Что движет людьми? Каким образом работает их мозг? Выдвигать такие громкие заявления, основываясь на бредовых и нелепых аргументах, по мнению парня, как минимум выглядит глупо. Эта тема тогда его зацепила, и он стал шерстить всемирную паутину, выковыривая из темных закоулков ее лабиринтов посты и статьи об этой теории. И был крайне удивлен, когда понял, что поддерживают эту идею немало людей, среди которых были достаточно известные личности. Но очень скоро, вдоволь начитавшись этого абсурда, он благополучно обо всем забыл и переключился на другие шокирующие новости желтой прессы. И вот сейчас глядя с балкона отеля на явно выраженную дугу горизонта, детские рассуждения сторонников этой бредовой теории рассыпались, как пепел на ветру. Игорь затушил сигарету, махнул рукой, разгоняя плотное облако табачного дыма, и вернулся в номер.

Ребята еще спали. Хитрец лежал на спине и, широко раскрыв рот, смачно сопел. Игорь усмехнулся, хорошо, что не храпел, иначе свежевыкрашенный потолок пострадал бы однозначно. Сталкер, укутавшись в одеяло, поджал под себя ноги. Двухметровый малыш безмятежно улыбался во сне. Никогда не обращал внимания, как спит Гриша, хотя не раз они оставались ночевать друг у друга. Оказывается, это очень интересное зрелище. Странник улыбнулся и, стараясь не шуметь, достал из сумки ноутбук, телефон и блокнот.

Писать код для сайта несложно, если ты знаешь, что делаешь. Если у тебя есть уже некоторые наработки и опыт — вообще не проблема. А если к этому добавить морской прибой, спокойную едва слышимую музыку из ночного кафе, то можно сказать, дело в шляпе. А точнее в компьютере Игоря. Спустя пару часов на локальном сервере ноутбука был готов шаблон будущего сайта. Конечно, никакой информации еще не было. Ссылки на другие страницы были рабочие, но такие же пустые. Графикой займется Володя, как только проснется,а наполнять контентом ребята будут вместе.

— Ты что, не ложился? — раздался хриплый баритон Хитреца за спиной Странника.

— Доброго утра, Володя, — не оборачиваясь, улыбнулся Игорь. — Как спалось?

— Прекрасно! Держи. — Володя сел на рядом стоящий лежак и протянул Игорю стакан с соком. — Гриша там умирает с похмелья. Ты видел его лицо? Просто жуть. Такое ощущение, что по нему стадо слонов потопталось.

Солнце к этому времени уже поднялось и вовсю припекало ноги, которые не защищал выставленный Странником зонтик. Хитрец посмотрел на экран ноутбука, выразил свое восхищение повышенной работоспособностью друга, но отметил, что необходимо немного поправить  здоровье, потому как вчерашняя ночь удалась на славу. А сегодня мозг болтается в голове, как жидкий кисель.

Вчера Гриша с Володей взяли на пляж бутылку виски, купленную еще в аэропорту. Игорь выпил немного и поэтому чувствовал себя сейчас достаточно бодро. Парни же допили ее до конца. Еще и в номере продолжили.

— Сходи в бар, — посмотрев на слегка помятую физиономию друга, усмехнулся Игорь. — Только сильно не увлекайся, у нас еще много работы.

Володя отсалютовал и собрался уже идти в сторону кафе, откуда доносилась легкая музыка. Но не сделал ни шагу. Игорь повернул голову, чтобы посмотреть на причину ступора Хитреца. К ним, пританцовывая шел Гриша в ярких желтых шортах с пальмами, футболке такого же желтого цвета и темных солнечных очках. В руках он держал стакан, в котором плавали листья мяты, дольки лайма, несколько кусочков льда и еще что-то.

— Привет, ребята! — достаточно бодрым голосом отчеканил Сталкер. Его лицо расплылось в широкой открытой улыбке. — Вы чего такие хмурые?

— Ты ли это, друг? — с нескрываемым удивлением спросил Володя. Он протянул руку, чтобы поднять очки с глаз приятеля, но тот отдернул голову. — Что это за волшебный напиток, который тебя так преобразил? Я хочу себе такой же. Ты ведь буквально пятнадцать минут умирал не меньше меня?

В секунду прямая выправка Сталкера превратилась в сухую скрюченную корягу, улыбка растворилась в утреннем морском воздухе. Сталкер снял очки, под которыми блестели, судя по всему, еще хмельные глаза. Он вытащил из стакана соломинку и в два глотка наполовину осушил его содержимое.

— Вы не представляете, как мне плохо, — выдохнул он, опускаясь на шезлонг с которого только что поднялся Володя. — Что за бормотуху мы вчера пили? И почему, Игореха, ты выглядишь сейчас лучше, чем мы?

— Потому что я — Игорь, — засмеялся Странник, закрывая ноутбук. — Ладно, видимо, сегодняшний мой план поработать с треском провалился. Значит, давайте займемся чем-нибудь интересным. 

— Отличная идея! — подняв указательный палец вверх, воскликнул Хитрец, затем этим же пальцем указал в сторону бара. — Я сейчас вернусь.

Сталкер окликнул его, показав на свой пустой стакан, давая понять, чтобы тот взял ему такой же. Хитрец кивнул и уверенной походкой продолжил движение. 

— Игореха, ты только не паникуй, — начал успокаивать товарища Гриша. — Все будет нормально. Сегодня вечером начнем работать. Ты оглянуться не успеешь, как все будет сделано. Уверяю тебя, мы закончим даже раньше срока.

Голос Сталкера был полон уверенности. Да Игорь почти не переживал по поводу проекта. Тот случай был одномоментным порывом, видимо, сказались усталость и волнение. Сейчас он не сомневался, что они все успеют и сделают вовремя. Тем более Игорь действительно достаточно хорошо знал Гришу, который умеет работать быстро и качественно. Он вспомнил случай, когда только приехал в Москву и жил в квартире Сталкера. Однажды Грише поступил заказ, который необходимо было сделать в течение суток. И все бы ничего, но в этот же день ему позвонила знакомая и пригласила на вечеринку, которую устраивала у себя на даче в честь успешно пройденных тестов для стажировки за границей. Гриша не раздумывая согласился. От упоминания Игорем горящего заказа, Сталкер отмахнулся, с уверенностью заявив, что он все успеет. Предусмотрительно схватил ноутбук и кивнул Страннику, призывая на выход. Вечеринка проходила бурно, в тот день был настоящий гудеж, который продолжался практически всю ночь. Утром Игорь проснулся как всегда рано. Голова шумела от ночного веселья и избытка выпитого алкоголя. Беспокоясь о своем друге, Игорь отправился на его поиски по незнакомому дому. К великому удивлению, нашел он его достаточно быстро на детской качеле во дворе. Гриша, нахмурив брови, усердно что-то печатал. Спустя час он сообщил, что задача выполнена и для беспокойства нет никаких причин. 

— Вы что, уснули? — прервал воспоминания Хитрец. Он поставил на столик между шезлонгами ребят три стакана. — Старик, я тебе тоже взял.

Игорь улыбнулся и поблагодарил товарища за заботу. Они подняли стаканы, Странник произнес традиционный тост «за мир во всем мире», прозвучал глухой стук стекла, и парни сделали по глотку освежающего коктейля.

— Ну что? Какие планы на сегодня? Что ты там предлагал, Игореха? — спросил Гриша, набивая трубку табаком. Его состояние заметно улучшилось по сравнению с тем, что было несколько минут назад.

— Давайте прогуляемся? Посмотрим город. Что мы, зря, что ли, летели в такую даль?

— Замечательное предложение! — оживился Володя. Ему тоже заметно полегчало и сейчас он был готов к любым приключениям. Но отметил, что нужно все-таки принять душ, поскольку вчера этого не сделал никто.

Парни вернулись в отель. Как всегда, Странник и Сталкер были готовы раньше своего нерасторопного друга, который обнаружил, что его любимая рубашка мятая. Гриша развел руки в стороны и удивился — неужели не сработала тактика перекладывания одежды? Взял в руки футболку Володи и осмотрел ее — на самом деле она выглядела словно только что отглажена, за исключением основных линий сгиба. Хитрец с невозмутимым выражением лица парировал совершенно безапелляционно: «Это ведь моя ЛЮБИМАЯ рубашка». Вопросов у парней больше не было, и они молча уселись на кровать в ожидании своего товарища.

 

Несмотря на утренние часы по набережной гуляло достаточно много людей. Пары, одиночки, компании, пешком, на автомобилях, мотоциклах, на странных трехколесных электросамокатах. Поток двигался медленно, но постоянно, как конвейерная лента с любопытными туристами. И что было необычно, с такой же скоростью тянулись по дороге машины. В воздухе над набережной стоял гул людских разговоров, негромкой музыки из близлежащих кафе и урчание моторов. Никаких клаксонов, полицейской сирены или ругательств. Идиллия. Рай.

Даша смотрела на медленно ползущие по асфальту кабриолеты, коих здесь было подавляющее большинство. В основном за рулем автомашин сидели молодые люди от двадцати до тридцати лет. Реже встречались мужчины более старшего возраста. Еще реже женщины. Мотоциклисты в специальных костюмах и тонированных шлемах были похожи на киборгов из фильмов. Они не спешили обогнать поток, а ползли в основной массе, приветливо обмениваясь короткими фразами с водителями машин. И необязательно быть соседом, другом или даже знакомым для того, чтобы поделиться настроением. Нужно просто быть счастливым. И это, по мнению девушки, было главным.

Лида потянула увлеченную подругу за локоть, прерывая ее наблюдения. Даша повернула голову. Справа к основной аллее примыкала дорожка, ведущая на небольшую пристань. На огромном щите белыми объемными буквами было написано название пристани — «Marina». Над густым кустарником, словно маятники метрономов, покачивались мачты небольших яхт и катеров.

— Пойдем посмотрим? — предложила Лида, сделав шаг на асфальтированную тропинку. — Там, кстати, можно прикольные селфи сделать.

Лодки, катера, яхты размеренно покачивались на волнах, словно колыбель. Около белоснежного судна с названием «Princess» стояла группа туристов. Перед турникетом молодая черноволосая девушка в белой блузке с флаерами в руках на английском языке рассказывала людям о маршруте, который им придется преодолеть. Даша подошла ближе. Из рассказа следовало, что весь путь займет примерно пять-шесть часов. Яхта пройдет в северную часть острова. По пути они посетят пещеру Афродиты, смогут понырять с высокого утеса, искупаются в Голубой лагуне. В стоимость круиза включен комплексный обед и напитки. На протяжении всего плавания на палубе будет проводиться развлекательная программа, танцы и конкурсы.

— Даша, пойдем? — Лида окликнула девушку, показывая на телефон.

— Нужно будет поинтересоваться у нашего гида, сколько стоит круиз, — сообщила Даша, взяла в руки смартфон Ли, чтобы сфотографировать ее на фоне огромной парусной яхты.

Телефоны девушек пополнились несколькими десятками новых фотографий. Там были фото с разноцветным мороженым, селфи с колоритным индусом в огромной чалме, видео живой бронзовой статуи и многое другое. Впечатленные окружающим их миром, девушки не заметили, как прошли всю набережную. По тротуару теперь ходили местные, либо случайные туристы, так же, как и они увлеченные прогулкой. Пешеходная дорожка закончилась, а дорога примыкала к основной трассе, которая уводила автомобили от побережья вглубь острова. На холме виднелись небольшие одноэтажные дома. Скорее всего какой-то пригородный поселок. Даша сделала вывод, что пора возвращаться.

Солнце незаметно подкралось к зениту, поэтому нужно было скорее возвращаться в отель. Во-первых, становилось очень жарко. Из-за повышения температуры воздуха дышалось с каждым разом все тяжелее. Во-вторых, была опасность получить тепловой удар, а этого обеим девушкам в первый же день отпуска совсем не хотелось. В-третьих, не хотелось пропустить обед, ведь Даша так и не позавтракала. И организм напоминал о том, что пора бы уже поесть. 

Назад они шли этим же маршрутом. Вопреки всем утверждениям, обратный путь оказался на порядок тяжелее и длиннее. Скорее всего на это повлияли усталость и полуденный зной. Тем не менее подруги заметили, что много интересного упустили они, когда шли по этой дороге утром. Например, они с интересом разглядывали огромные белые валуны прямо на тротуаре, которые в основном служили в качестве скамеек для фотосессий. Интересно, каким образом эти многотонные булыжники смогли уложить сюда? Их поверхность была настолько отполирована, что казалось, будто они покрыты лаком. Лида не упустила возможность и тоже сделала несколько снимков на свободном камне. Уговорила она и Дашу сфотографироваться вместе с ней.

За спиной послышался мужской громкий вопль с призывом посторониться. Причем крик был на чистом русском языке. Даша с Лидой едва успели отскочить в сторону. Мимо них на приличной скорости пронеслись трехколесные электросамокаты. Три взрослых мужика с диким смехом гоняли наперегонки по тротуару, маневрируя между пешеходами.

— Идиоты! — крикнула им вслед Лида. — Так могут только русские. И после этого мы с негодованием удивляемся, почему нас не любят в Европе. Не удивлюсь, если они, купаясь в море, во все горло орут «Тагил!»

— Ну не знаю, — улыбнулась Даша. — А мне кажется, что время от времени нужно давать волю чувствам. Если все время держать в себе эмоции, которых, к слову, у русского человека в избытке, запросто можно свихнуться. Согласись, что хотя бы раз тебе хотелось выйти в поле и заорать во все горло, да так, чтобы уши закладывало от собственного крика. 

— Я скажу тебе по секрету, — понизила тон Лида, словно их мог кто-то подслушать. — Я так делаю периодически. Только не в поле, а в лесу. И только зимой. У нас дом в дачным поселке находится. Там есть березовый лес. Он небольшой. Летом туда постоянно грибники ходят, только грибов почему-то не находят. Нет там грибов, понимаешь? Но ведь зачем-то они туда ходят. Я вот думаю, может это маньяки какие-нибудь? — Лида помолчала несколько секунд, глядя куда-то вдаль, а потом, как ни в чем не бывало, продолжила. — А зимой никого не бывает. Вот я и хожу зимой на лыжах в этот лесок проораться.

Неторопливо шагая по набережной, Даша заметила на каменном бортике, который отделял тротуар от морского берега, женщину с гитарой в руках. Даша жестом предложила Лиде подойти и послушать. Легкая, приятная музыка. Незамысловатая мелодия, но такая умиротворяющая. Завораживающий перебор порождал в голове фантазии — пейзажи горных склонов, усыпанных цветами. Над ними, словно в танце, порхали бабочки. Наперегонки гоняли стрекозы. Воздух наполнял сладкий аромат живой природы. Еле слышное пение птиц переплеталось с нотами струн. Где-то неподалеку мурлыкал ручей. Шелестел листьями далекий лес от прикосновений теплого летнего ветерка.

Снова орущий сиплый голос оборвал сладостное наслаждение девушки. Троица на самокатах пролетела в обратном направлении. И снова Даша не успела разглядеть их. Только стремительно удаляющиеся спины. Внезапно — стук, скрежет и звон оторвавшейся железяки. Из-за прохожих Даше не было видно, что там произошло. Она поднялась с каменного борта и шагнула к центру дорожки. Метрах в ста рядом с белым булыжником, на котором несколько минут назад девушки провели фотосессию, стояли те самые парни, пролетевшие только что на бешеной скорости. Один из самокатов лежал на боку, вокруг него валялись рассыпавшиеся пластиковые осколки и металлические запчасти. Видимо, не рассчитав скорость, один из лихачей врезался в камень. Но судя по тому, что все трое стояли на ногах — никто не пострадал.

Лида предложила пойти домой. Даша согласилась. Солнце довольно сильно припекало, начинала болеть голова. Девушки поблагодарили женщину с гитарой, бросив несколько монеток в коробочку возле нее.

— Интересно, — продолжая свой путь, рассуждала Даша, — эта женщина… Она местная? Или просто решила порадовать прохожих красивыми наигрышами? Ведь она не похожа на киприотку. Да, безусловно, здесь много иммигрантов, мечтавших когда-то о красивой жизни в райском уголке на берегу моря. Но что-то пошло не так, и теперь они выживают в чужом государстве, как могут. И мне почему-то кажется, что она из их числа. Нужно будет пообщаться с ней, если в следующий раз встретим на том же месте.

— Слушай, ты не журналистка случайно? — усмехнулась Лида.

Даша посмотрела на подругу, таинственно прищурила глаза и почти прошипела: «Я американский шпион. Только никому не говори об этом, а то мне придется тебя убить…» Обе подруги засмеялись в голос. Лида отметила, что им пора сворачивать, если они хотят вернуться домой тем же путем. Даша согласилась, и подруги резво перебежали дорогу. Внимание было обращено на дорогу, и они не заметили паркующийся белый кабриолет. Автомобиль резко остановился в нескольких сантиметрах около ноги Бесовки. Реакция водителя, как и предположили девушки, была более чем лояльной — он лишь недоуменно проводил их взглядом. Даша оглянулась, подмигнула молодому греку, помахала рукой и скрылась в переулке.  За поворотом их ждал небольшой, но очень уютный отель, который Даша решила назвать своим домом на ближайшие четырнадцать дней.

 

Выйдя из отеля, ребята пошли по главной аллее города — это была знаменитая пальмовая набережная. Там, по рассказам Родотеоса, круглые сутки кипит жизнь. Тем более до нее ближе всего идти. Аттракционы, карусели, многочисленные кафе и рестораны, бутики известных брендов — кругом толпы людей. Движение не останавливается ни на секунду. Если бы можно было взглянуть сейчас на эту часть города с высоты птичьего полета, то он наверняка похож на муравейник. Странно, что этот город, по словам интернет-обозревателей туристической индустрии, считается одним из самых спокойных и безлюдных. Интересно, что в таком случае творится в других городах острова?

Неожиданно Хитрец остановился. Ребята вынуждены были остановиться тоже, так как Игорь по инерции врезался в широкую спину Володи. На вопрос Гриши: «Что случилось?» — тот молча кивнул на мерцающую разными огнями вывеску над крыльцом, расположенным в здании одного из отелей. 

— Аренда автомобилей? — удивленно продублировал Гриша. — Ну и что тебя в этом удивило? Ты оглянись, дружище, здесь почти в каждом здании есть такая вывеска. Или ты хочешь арендовать машину? Не думаю, что это хорошая идея.

— Да причем тут автомобили? — отмахнулся Хитрец и шагнул к двери.

Игорь с Гришей переглянулись, пожали плечами и пошли вслед за товарищем. Одно Игорь знал наверняка — машину в аренду они точно брать не будут. Прошептав это Сталкеру, Странник получил одобрение в виде утвердительного кивка головой. Володя же буркнул, что он все слышит, но тем не менее даже не думал останавливаться. Он шел к прилавку за которым сидел кудрявый черноволосый мужчина. Он был настолько увлечен просмотром какой-то передачи по телевизору, что не заметил нежданных гостей. Хитрец громко поздоровался и, не дождавшись ответного приветствия, начал задавать вопросы.

— Здравствуйте! Я увидел вывеску на улице. Скажите, я правильно понял — Вы сдаете автомобили в прокат?

Пожилой киприот был сильно удивлен внезапному визиту настолько, что морщины на лбу побелели от напряжения, а брови сложились домиком с остроконечной крышей. Речь слегка нетрезвого туриста немного сбила с толку нерасторопного арендодателя. Он встал со стула, посмотрел на Хитреца, затем перевел взгляд на Гришу и Игоря и, молча развёл руки в стороны.

— Володя, — глубоко вздохнув, спокойно сказал Гриша, положил ему на плечо руку, улыбнулся и добавил: — Он не понимает по-русски. Он же киприот.

— Точно! Блин…

Володя почему-то выглядел хуже остальных. Игорь выпил только один стакан коктейля. Гриша у бассейна два, затем в номере намешал себе виски с колой, пока они со Странником ждали Хитреца. Володя же, по наблюдениям Игоря, употребил не больше него. Но почему же его так развезло? Неужели еще со вчерашнего не отошел?

— Хелло! — начал он разговор, но вдруг замолчал. Оперся на стойку руками, сделал глубокий вдох, задержал дыхание на несколько секунд и громко выдохнул. 

— Давай я попробую, — видя, что товарищ не может говорить, Гриша подошел к стойке и, улыбаясь продавцу, заговорил по-английски: — Здравствуйте. Мой друг увидел перед входом вывеску. Вы сдаете в аренду автомобили?

— Да, конечно, — оживился киприот, но тут же выражение лица сменилось на негодующее. Он указал пальцем на Хитреца. — Мне кажется, вашему другу нехорошо.

Игорь подошел к Володе, положил руку ему на плечо — рубашка была мокрая, словно на него сверху вылили ведро воды. Спина тяжело поднималась и опускалась. Слышно было, как он тяжело дышит. Гриша наклонился к нему, посмотрел в его лицо. 

— Старик, у тебя все нормально?

Хитрец судорожно кивал. Хозяин проката автомобилей вышел из-за стойки, поставил позади Володи стул, предложил сесть и, пробормотав что-то, поспешно удалился. Хитрец медленно опустился на поставленный стул, вытер носовым платком капающий со лба пот и улыбнулся. Не нужно было быть экспертом, чтобы понимать, что эта улыбка далась ему немалых усилий. Вернулся киприот со стаканом в руках, протянул его побледневшему туристу.

— Володя, может быть, врача вызовем? — в голосе Гриши звучала тревога.

Хитрец отмахнулся, уверив друзей, что все нормально. Что это всего лишь похмелье выходит боком. Что сейчас он посидит минутку, и его отпустит.

— Да вы что, гоните? — выходя из проката, засмеялся Хитрец. — Это банальная межреберная невралгия. Мышцы между ребрами замкнуло и все! Что за паника? Вы что, как истерички? 

— Да пошёл ты в задницу! — Выругался Сталкер, шагая следом за товарищами. Теперь он выглядел абсолютно протрезвевшим. — Я думал ты помрешь там. 

— Не дождётесь! — Усмехнулся Володя. 

Цвет кожи нормализовался. Глаза были полны сил и энергии. Володя выглядел так, словно пару минут назад вообще ничего не случилось. Единственным напоминанием о недавнем происшествии были насквозь мокрая рубашка и взъерошенные волосы. Хитрец посмотрел на обеспокоенных друзей, хлопнул обоих по плечу, усмехнулся и повернул за угол здания — туда, куда отправил их киприот.

— За мной, балбесы. Сейчас будем устраивать стритрейсерские гонки.

Убедившись, что состояние товарища действительно нормализовалось, Гриша с Игорем облегченно выдохнули и, переглянувшись, отправились вслед за другом.

Это было поистине удивительно. Сидя на неудобном велосипедном сиденьи и крутя ручку акселератора, ты управляешь на первый взгляд странным средством передвижения. Трехколесный электрический самокат выглядел как недоделанный, брошенный конструкторами на полпути к совершенству, трицикл. Экспериментальная укороченная версия мотороллера “Муравей” без кузова. Но, надо отдать должное, маневренности и устойчивости этого средства передвижения (если его можно было так назвать) можно было позавидовать. При наличии достаточно ровной трассы, отсутствии препятствий в виде прохожих, мотивации в лице безумных друзей, старающихся обогнать друг друга, этот трехколесный электрический уродец вполне пригоден для развлечения. Насладившись гонками на безлюдной пригородной дороге, ребята приняли решение отправиться домой, чтобы переждать жару, медленно наступающую вместе с ползущим к зениту безжалостным солнцем. 

В городе соревноваться было немного сложнее. По автомобильной дороге на этих самокатах ездить запрещено, о чем повсюду напоминали установленные знаки. Благо на некоторых тротуарах для подобных средств передвижения были предусмотрены отдельные полосы, огороженные столбиками безопасности. Хотя по мнению Игоря они были не только бесполезны, но и в какой-то степени опасны. Отвлекись хоть на секунду, и ты, без сомнения, угодишь в этот полуметровый металлический столб. В лучшем случае будет повреждено колесо или какая-то часть самоката, в худшем не избежать серьезных травм.

Проехав по старому городу, ребята выехали на знаменитую пальмовую набережную. Кроме пальм, раскинувших свои пышные фонтаны из  зеленых листьев, вдоль дороги на пешеходной дорожке им мешали еще и туристы. Что они забыли днем на набережной? Неужели их не беспокоит палящее солнце? Чего они домой-то не идут? Ведь скоро обед, нужно успеть занять лучшие места в кафе, заказать освежающий коктейль и потягивать его через трубочку, глядя на песчаный берег и бескрайное величие Средиземного моря. 

Увлеченный своими мыслями, Игорь не заметил, как его товарищи оторвались на несколько метров. Странник, не желая плестись в аутсайдерах, прибавил скорость и уже почти догнал Гришу. Тот, в свою очередь, пытался догнать Хитреца. Сложность этих гонок заключалась в присутствии многочисленных пешеходов, которых приходилось объезжать. А это была непростая задача при трафике пять-семь человек на десять метров пути и на скорости примерно тридцать пять километров в час (на спидометрах этих самокатов указывались мили). Поравняться с друзьями Игорю стоило немалых усилий и концентрации. И вот он уже почти на одной линии с ними. Но перед гонщиками возникла преграда из нескольких людей, не спеша идущих в один ряд. Объехать их не давал каменный бордюр со стороны морского берега и пальма со стороны автомобильной дороги. Тогда Володя заорал что было мочи — люди в страхе отпрыгнули в разные стороны, уступая дорогу безумным лихачам. 

— По-моему, мы проехали, — доехав аж до форта в конце набережной, сказал Игорь.

— Ну тогда поехали обратно!

Здоровье Хитреца однозначно восстановилось. Он был полон энергии и задора. Лихо развернулся на своем трехколесном «байке» и с криком «Поехали!» рванул в обратном направлении. Игорю и Грише не оставалось ничего иного, как отправиться следом, стараясь догнать своего неугомонного друга.

Обратный путь был не менее скоростной. Странник теперь шел вторым, Гриша старался их догнать, но, опасаясь кого-нибудь сбить, постоянно сбрасывал скорость. Игорь уже догонял Володю, когда тот не заметил огромный валун и левым задним колесом на всей скорости врезался в него. Успев соскочить с самоката, Хитрец перескочил через него и по инерции врезался в одинокую женщину, которая в этот момент хотела сфотографироваться на фоне белого камня. Белое батистовое платье в пол с бирюзовым принтом морских волн у самого основания юбки, белая шляпа с широкими полями и, конечно же, белый клатч вместе с хозяйкой оказались в руках здоровенного шального детины. В момент столкновения шляпа слетела с ее головы, демонстрируя рыжие волосы, собранные в пучок на затылке. Но Хитрец умудрился сам устоять на ногах, удержать женщину и поймать слетевшую шляпку. Возвращая головной убор, парень принялся извиняться по-английски, но был крайне удивлен, когда услышал из уст этой прекрасной женщины:

— Идиот…

Коротко, но ясно… Что может быть приятнее, чем встреча земляка в чужой стране? Конечно же, встреча того же самого земляка в экстремальной ситуации. В этом случае и знакомство выходит настоящим, не наигранным. И запоминается оно намного дольше. Здесь не до позерства и банального флирта, здесь вступают в силу инстинкты, открывающие истинное лицо, которое в обычной спокойной ситуации наверняка спряталось бы за пафосной лицемерной маской выдуманной аристократичной личности, показушного статуса не ниже графского титула. Наверняка, именно так и поступила бы эта дама, если бы Хитрец не врезался в нее, а подошел на пляже или в кафе. Но сейчас она едва не оказалась на земле по вине этого неуклюжего здоровяка. Времени для театрального представления не было. Хотя, кто знает, может быть она не из их числа.

— О, так вы русская? — теперь уже на своем родном языке заговорил Володя, все еще обнимая одной рукой спасенную от падения женщину.

— Руки убери! — коротко, но достаточно понятно сказала дама, забирая из свободной руки Хитреца пойманную им шляпку. — Русская. И что? Это что-то меняет?

К ним уже подъехали Игорь и Гриша. Не вмешиваясь в диалог земляков, парни собрали осколки разбившегося вдребезги крыла и проверили целостность основных узлов самоката, влияющих на работоспособность — вроде бы в порядке. Странник огляделся. Люди аккуратно обходили место происшествия, особо не заостряя внимание на взбалмошных горе-гонщиков, им было абсолютно все равно. Максимум, как они проявляли интерес — оборачивались, пройдя несколько метров. И все. Больше ничего.

Закурив сигарету, Игорь посмотрел на Володю. Они с барышней стояли метрах в пяти, их разговора слышно не было, но судя по улыбкам на лицах обоих, консенсус достигнут, мировое соглашение подписано обеими сторонами. Фанфары! Аплодисменты! Занавес! Но, увы, в жизни так не бывает. Спустя несколько минут мирных переговоров раздался звучный шлепок. Игорь и Гриша обернулись — женщина спешно покидала место происшествия, а Володя непонимающе потирал левую щеку. Странник откатил в сторону самокат Хитреца и припарковал его к стоящим у бордюра двум таким же трехколесным братьям. Володя достал сигарету, щелкнул зажигалкой и выпустил в воздух облако дыма. Солнце припекало уже достаточно сильно. Гриша как бы между прочим сообщил, что уже проголодался, что хочет выкурить свою любимую трубку, но не может этого сделать, потому что благополучно забыл ее в номере отеля. А сигареты Странника он курить наотрез отказался.

Игорь усмехнулся и повернул голову направо, услышав вдалеке звуки гитары. На бордюре в окружении десятка туристов сидела женщина и перебирала струны. Игорю хотелось подойти и послушать, но хриплый баритон как всегда все разрушил.

— Короче, Игореха, — потирая руки, сказал Володя. Инцидент, произошедший мгновение назад он, судя по всему, уже благополучно забыл. Отвергнувшая его женщина исчезла из его памяти. И главное, что его теперь беспокоило, это урчание в животе. — Погнали в отель. Есть хочется, аж желудок сводит.

Игорь бросил взгляд на унылый трехколесный «байк» с разбитым крылом.

— Насчет него не парься. Все решим, — Хитрец махнул на него рукой, подошел ближе и двумя руками обнял друзей, приговаривая, как же здорово, что они наконец смогли встретиться.

После трогательного монолога о Великой мужской дружбе и до сих пор не известной науке женской логике, Володя сел на свой самокат и, теперь уже с черепашьей скоростью, направился в сторону отеля. Игорь и Гриша переглянулись, улыбнулись и отправились вслед за ним.

 

«Ну все. Теперь я всецело могу посвятить время общению с тобой. )))

Не поверишь, утро началось прекрасно! Даже не знаю как это объяснить. То ли дело в отсутствии усталости, то ли это ты на меня так повлиял. Но заряд бодрости я получила колоссальный. Надеюсь, он продержится весь день.)

По поводу ника ничего не могу сказать — он просто возник у меня в голове в один прекрасный момент и все. Наверное, тогда было такое настроение — все вокруг бесило. )) И он не имеет ничего общего с моим именем. ))) А вот твой ник достаточно информативный. )) Судя по всему, ты любишь путешествовать. )) Разъезжаешь по миру в поисках приключений, открываешь что-то новое для себя… ))) Это прикольно.) Либо — есть другое предположение. Но о нем я расскажу как-нибудь в другой раз. )

Ну, пока новостей больше нет. Жду от тебя чего-нибудь бредового.))))))))) Пиши.))»

Даша нажала кнопку «Отправить». Телефон пикнул, сообщив, что письмо доставлено до адресата. Перечитав сообщение Странника, она начала вводить новый текст:

«И кстати. По поводу стирания и перечитывания. Давай устроим небольшой эксперимент? Его суть заключается в том, чтобы не удалять тот текст, который ты уже написал, не перечитывать его, а сразу отправлять. Для чего это нужно, спросишь ты? Смотри. Когда мы разговариваем с человеком, находясь непосредственно рядом с ним, мы ведь не можем удалить то, что уже произнесли. И в этом плюс реального общения. Сейчас у нас нет возможности общаться реально, но мы можем приблизить нашу переписку к этой самой реальности. Ведь то, что мы пишем — это наши мысли. А после того, как мы перечитали, стерли и написали снова — это уже проанализированные, отфильтрованные мысли. То есть, мысли, прошедшие корректировку нашего разума. А значит, вероятно, не совсем искренние. Дааа… Я знаю, что тоже удаляла и переписывала… ))) Конечно, обмануть можно и не переписывая текст. Просто, мне кажется, так наше общение станет больше приближено к реальному. Может быть, конечно, я и ошибаюсь. Если ты считаешь иначе — поправь меня.))) 

И сейчас, между прочим, я ничего не переписывала — строчила все, что думаю.)))) 

Так, все!!! Что-то слишком много уже написала… ))) Разошлась)))) Жду от тебя ответа.))»

Снова нажала кнопку «Отправить», снова телефон пропищал об успешной доставке. Теперь Даша не стала перечитывать, закрыла приложение и убрала телефон в карман. В комнате было тихо. Горничная все-таки заходила в то время, когда они с Лидой были на прогулке. Это было заметно по аккуратно сложенным и повешенным у изголовья кровати полотенцам. К тому же постельное белье было свежее, а на тумбочке рядом с чайником добавились пакетики с чаем, кофе и сахаром. Даша не пила пакетированный кофе, поэтому пакетики со вчерашнего дня остались нетронутыми. Зачем класть еще? Может быть для того, чтобы люди видели, что у них убираются? Но ведь это и так заметно. Этот стратегический ход со стороны персонала был девушке непонятен. По крайней мере пока.

В дверь постучали. Даша сообщила, что замок открыт. В комнату вошла Лида и, не говоря ни слова, села на противоположную кровать. 

— Ну что? Пойдем обедать? — в глазах Ли была печаль. Странно. Несколько минут назад, когда девушки разошлись по номерам, чтобы приготовиться к походу в кафе, все было в порядке. Что же могло случиться?

— Лида, что произошло? — обеспокоенно спросила Даша.

Девушка опустила голову, махнула рукой и заплакала. Даша пересела к подруге, обняв ее за плечи. Сейчас что-то спрашивать у нее бесполезно, будут только слезы. Нужно немного подождать. Главное, чтобы причиной оказалась какая-нибудь дурацкая мелочь, а не серьёзное происшествие или, что еще хуже — криминал. Даша подошла к тумбочке и взяла новую, заботливо поставленную горничной, бутылку питьевой воды. Открыла ее и подала все ещё хныкающей девушке. Та сделала глоток, глубоко вздохнула и подняла голову. Глаза были красные от слез, вокруг них черным ореолом расползлась тушь. Девушка успокоилась, но продолжала изредка всхлипывать.

— Вот почему все происходит в самый неподходящий момент? Это должно было случиться позже. По моим подсчетам лишь через две недели, как раз по возвращению домой.

— Не переживай, Ли, — успокаивала подругу Даша. — Так бывает иногда. Возможно, сказались эмоциональные всплески от перелета или из-за смены климата. Я уверена, что ничего серьезного. К тому же, это всего лишь на пять-семь дней. Еще куча времени. Вот увидишь, тебя к концу отдыха будет тошнить от этого моря.

Лида подняла опухшее от слез лицо и с надеждой посмотрела на Дашу. Таким взглядом смотрит ребенок, потерявший любимую игрушку и уверенный, что больше никогда не найдет ее, на взрослого, который убежден, что эта игрушка находится в комнате, нужно просто хорошенько ее поискать. Лида вздохнула, вытерла ладонью слезы и улыбнулась. 

-Главное, чтобы затошнило от моря, а не от чего-то другого. 

Наступила секундная пауза. Девушки смотрели друг на друга серьёзными глазами, переваривая сказанное Лидой. Через мгновение комната наполнилась звонким хохотом. Не в силах сдержаться, Ли упала на кровать, прикрывая руками чумазое от слез лицо. 

— Умойся и приведи себя в порядок. Пора обедать. — Сказала Даша, после того, как они обе уже успокоились. 

 

На этот раз в кафе было достаточно людно. Девушки подошли к барной стойке, на месте бармена стоял вчерашний парень. Вид его был немного лучше, чем накануне, но усталость все же читалась в его печальном взгляде. Наверное, он студент и ночами учит лекции, готовится к сессии, переживает по поводу экзаменов. Хотя, возможно, дело в чем-то другом. Ведь сейчас лето. Кто знает? 

Парень перевел взгляд на девушек после того, как впереди стоящий юноша отошел от стойки и сел за столик неподалеку. Это был Роман. Напротив него сидела Виктория. Она что-то печатала в телефоне, и почувствовав на себе взгляд, подняла голову. Даше стало немного не по себе — взгляд был тяжелый и озлобленный. Судя по всему, Виктория ревновала своего молодого человека, и вчерашний случай в номере еще больше натянул струну злобы. Ну почему нужно всегда все усложнять? Почему женщины любят все усложнять? Неужели люди считают, что выражение «Запретный плод сладок» теперь неактуально? Неужели она не понимает, будь у ее Романа уж очень сильное желание овладеть мной, он бы не нашел способ для достижения этой цели, кроме нелепого рассказа о себе и подаренного фигурного мыла? Да никакие слежки, никакие барьеры и тем более никакой контроль не остановили бы его. Это бы только придало азарт, впрыснуло дозу адреналина в кровь. Но не в этот раз. Не со мной. Будь спокойна Вика, мне неинтересен твой Рома.

Даша улыбнулась и повернула голову, переведя взгляд на терпеливо ждущего бармена.

— Привет, мы хотели бы пообедать.

— Отлично! — улыбнулся он. — В каком номере вы проживаете?

Даша назвала номер своей комнаты, Лида назвала свой. Бармен предложил занять свободный столик, уверив, что обед им принесут через несколько минут. Свободных столиков было немного, а точнее всего два — один стоял рядом с Романом и Викой, а второй грелся под палящим солнцем у самого края террасы. Остальные места были заняты. Лида сделала шаг к ближнему, но Даша ее остановила, предложив сесть за дальний, мотивируя это тем, что здесь их затолкают официанты, пробираясь к остальным отдыхающим. Аргумент был, конечно, так себе, но Лида не стала возражать.

Еда была на удивление сытной. Обедали подруги молча, лишь изредка обмениваясь мнениями о принесенных блюдах. Мнение, как ни странно, у девушек совпадало. Хотя Даша почему-то была уверена, что у них разные вкусы. Все-таки хорошо, что они подружились. Иначе отпуск показался бы унылым, несмотря на огромный список достопримечательностей, составленный Дашей у себя в голове.

— Чем планируешь заняться? — поинтересовалась Лида, когда официант убрал со стола посуду, оставив заказанные ими коктейли. 

— Сейчас пойду в номер, поваляюсь. Может быть, посплю. Слишком жарко, чтобы куда-то идти, — Даша посмотрела на часы над баром. Стрелки показывали час дня.

— Это точно. Я тоже хочу поспать. Еда должна усвоиться, — согласилась Ли. Было заметно, что она хочет что-то сказать. Помолчав и собравшись с мыслями, девушка продолжила: — Если хочешь, приходи ко мне. Вместе все-таки веселее.

Даша отметила, что это хорошая идея, но не в данный момент. Сейчас ей хотелось побыть в тишине. И, после того, как в стаканах остался только лёд, девушки встали из-за стола и направились в фойе. У стойки администратора снова стояла группа людей. Теперь это были немцы. С управляющим они разговаривали по-английски, а между собой на родном языке. Даша считала, что немецкий язык несколько грубоват в произношении, поэтому, когда в университете встал выбор о втором языке, девушка решила изучать французский. Конечно, свободно общаться, как на английском, она не могла, но суть разговора понимала и ответить короткими простыми предложениями могла. 

Автоматические двери лифта закрылись, голоса прибывших туристов стихли, и металлическая кабина плавно подняла девушек на третий этаж. Возле Дашиного номера Лида еще раз напомнила, что подруга может в любой момент заходить к ней в гости, как только ей станет скучно. Даша улыбнулась, кивнула головой в знак согласия и зашла в свою комнату. Внутри было прохладно. Хорошо, что она предусмотрительно включила кондиционер перед уходом.

 

В номер парни вошли в половину второго — как раз время обеда. Володе с Гришей пришлось тянуть жребий, чтобы определить, кто из них первым пойдёт в душ. Мирно решить этот сложный вопрос у них не получилось. После долгих уговоров Странника пойти с ними в ресторан, они махнули рукой, предсказав ему долгое и мучительное ожидание ужина. Игорь не поддался на провокационные угрозы товарищей и остался в номере.

Локальный сервер отображал сетку сайта гостиничного комплекса Родотеоса, который Игорь спроектировал этим утром. Странник всматривался в серый заготовленный шаблон будущих изображений, в условный текст заголовков и статей, которые будут написаны когда-нибудь. Парень пытался понять, что его смущает. Что-то по капле впрыскивает в его разум сомнение, разрушающее целостность картинки, превращая итоговый образ проекта в призрачный туман, серую дымку, витающую в голове программиста. Что-то не дает Игорю представить этот сайт законченным. Парень с особым вниманием рассматривал каждый элемент, каждую строчку. Но вместо полноценного изображения на экране светилась только искаженная пустыми окнами бездушная оболочка. То, что он пытается сейчас создать — это всего лишь скучная копия множества подобных проектов. Таких тысячи, сотни тысяч, миллионы. Да, от него не ждут ничего необычного. Родотеос обозначил свое желание и не требует прыгать выше головы. Но Игорь хочет прыгнуть. Хочет создать то, от чего сам будет в восторге, то, чем он будет гордиться.

Парень закрыл крышку ноутбука и убрал на тумбочку.  Его заменил серебристый корпус телефона. Благодаря приложению для видеосвязи Игорь поговорил с родителями. И сейчас удовлетворенный смотрел на иконки приложений, среди которых в синем квадратике чернела паутинка Сети. На этом сайте, в комнате под названием «Маски» он познакомился со своими друзьями, обедающими в данный момент в ресторане. Там же он познакомился с девушкой — умной, рассудительной и скромной… наверное. Интересно, что она делает в данный момент? Игорь посмотрел на часы, провел указательным пальцем по циферблату и слегка стукнул по стеклу два раза. Стрелки показывали четверть третьего. Ребята ушли на обед пятнадцать минут назад, значит, минут тридцать спокойного пребывания в номере у него есть. Странник разблокировал экран, кликнул пальцем по иконке — на экране появилось окно загрузки. Игорь встал, достал из пачки сигарету и вышел на балкон.

Открытый профиль Игоря. На фотографии был изображен старец в плотном сером балахоне с огромным капюшоном и кривым сучковатым посохом в руке. Хотя понятие «старец» было, наверное, неправильным — лица видно не было, его скрывала бездонная пустота. Непроглядная чернота, излучающая мудрость.

Почтовый конверт с красной точкой назойливо моргая сообщал, что есть непрочитанное приватное письмо. Игорь кликнул по иконке, изображение профиля сменилось на список входящих сообщений. Два верхних выделены жирным шрифтом — оба сообщения от Бесовки. 

Дочитав второе письмо от девушки, парень поймал себя на том, что улыбается во весь рот. Интересно, что подумали бы парни, если бы зашли в этот самый момент в комнату? Наверняка выражение лица у Игоря было более чем глупым. Странник кликнул по кнопке «Ответить».

«Привет!

Сразу скажу, что ничего из написанного удалять не стану. И не говори потом, что это была плохая идея, так как в красноречии я далеко не чемпион.))))

Итак. )))) Во-первых, поздравляю тебя с прекрасным бодрым утром и великолепным настроением! Я очень рад, что смог внести в это какую-то частичку полезности. Правда, намеренно этого делать не собирался.

Ну… То есть, хотел, конечно, но не собирался. )))) Так… Уже какой-то бред несу.)))) Может быть пора уже остановиться? ))))))))

Так, ладно. Поехали дальше по порядку твоего письма. ))))

Бесовка — ник, созданный в период гнева, ярости и плохого настроения, больше похож на бомбу замедленного действия. ))) Отныне буду осторожнее. Возьму за правило тщательно подбирать слова. ))))))   

Что же касается моего имени — первое твое предположение с треском провалилось. ) Ну точнее, не то чтобы совсем провалилось. Доля правды в нем есть. Я действительно люблю путешествовать, но в силу определенных обстоятельств претворять свои желания в жизнь не всегда получается.)))

А вот вторую версию хотелось бы узнать как можно скорее. Интересно, какой образ меня рисует фантазия в твоей голове.)))

Ну, а я постараюсь сложить пазлы в своем резервуаре бесполезных мыслей и в следующий раз представлю твой портрет, намалеванный моим искаженным сознанием. )

До связи, Бесовка!»

Игорь нажал кнопку «Отправить», движением пальца доведенным до автоматизма заблокировал телефон и посмотрел вдаль на изгибающуюся линию горизонта. Чистое голубое небо разделялось с игривым синем морем идеальной полосой. Интересно, здесь когда-нибудь бывают дожди? 

Игорь уже собирался зайти обратно в номер, как телефон оповестил о новом сообщении. Парень разблокировал экран, пришло новое письмо от Бесовки.

«Привет)))

Немного странно читать пожелание доброго утра, написанное в обед)))) Но это приятно, несмотря ни на что.

Я сегодня гуляла по городу. Очень красивое место. Здесь все необычно — начиная от воздуха, похожего на только что испеченный крекер, и заканчивая людьми. )) Такие странные. Они очень отличаются от нас.

Сейчас я отдыхаю. Лежу на кровати, пишу тебе сообщение и больше ничего не делаю. )))Здорово, правда?)) Чем ты занимаешься?»

Игорь сел обратно в кресло. Бесовка была в сети, об этом говорил зеленый огонек, светящийся возле ее ника. Странно, но прочитав сообщение, он словно ощутил ее присутствие. Как будто она находится сейчас в его комнате, лежит на его кровати и ждёт, когда парень, наконец, подойдёт и обнимет её. Ему даже захотелось это проверить, но парень только усмехнулся, разогнал шальные мысли и нажал кнопку «Ответить».

«О, прикольно! А я сижу в плетеном кресле и наслаждаюсь природой, чистым воздухом и общением с тобой.)) Представляешь, мне на секунду показалось, что ты рядом. Ну, точнее, что ты в комнате. Пойду проверю, вдруг, так и есть.))) »

Игорь сходил в номер, взял из пачки новую сигарету, краем глаза взглянул на кровать — пусто, усмехнулся и вышел обратно на балкон. Устроивший поудобнее в кресле, закурил и выпустил в чистый воздух облако серого табачного дыма. Наслаждаюсь чистым воздухом… Как цинично сейчас звучала бы эта фраза, если бы ему пришлось произносить ее вслух. Но ведь в момент написания сообщения он действительно дышал чистым воздухом, значит, в письме ни капли лжи. Но почему тогда внутренний голос не дает мне покоя и противно щиплет изнутри? Черт!

Странник снова нажал клавишу «Ответить» и, быстро перебирая пальцами, набрал новое сообщение:

«Ты будешь смеяться, но я сходил в комнату. Тебя там, к сожалению, нет.))) 

И вот ещё что… Честно говоря, я немного слукавил, говоря о чистом воздухе. Все остальное — правда. Но вот воздух вокруг меня сейчас отравлен.

Потому, что я курю.

Вот…»

Закончив сообщение смайликом, закрывающим лицо руками, он отправил сообщение и заблокировал телефон. Очередная выкуренная сигарета отправилась в пепельницу, Игорь встал и вернулся в номер. Ребят до сих пор не было. Скорее всего, они уже с коктейлями у бассейна. Ну и пусть. В любом случае парни договорились, что работать начнут завтра. К тому же, Игорь еще не знал, что делать — то, что он создал, ему абсолютно не нравилось. В какую-то минуту парень даже хотел удалить весь написанный им код и начать все заново.

Вновь прозвучал сигнал входящего сообщения.

«Мда… Первый вариант мне нравился больше. Я противник табака. Курить — это, безусловно, плохо. Но… У каждого человека свой путь, и как его пройти, он решает сам. Кажется, это слова какого-то известного человека, я не помню =) Я как-то наткнулась на статью о Марке Твене. Мне понравилась одна из его фраз по поводу курения: «Если я не смогу курить сигары в раю, тогда мне не надо рая». Да и вообще…  Шахтеры, добывающие уголь, зарабатывают себе пневмокониоз. Вроде бы делают полезную работу, однако здоровье это отнюдь не поправляет. Так что…)) Не парься.))»

Игорь прочитал сообщение, затем перечитал его еще раз. Что-то не давало ему покоя, что-то было не так… Перечитывая в третий раз, он понял, что именно не вписывалось в успокаивающий текст сообщения — фраза о выборе жизненного пути. Игорь был абсолютно с этим не согласен и уже собрался написать возражение по этому поводу. Бесовка опередила его. 

«Расскажи, чем ты вообще сейчас занимаешься? Я имею в виду, не в данный момент — это я знаю, ты мне пишешь — а над чем работаешь?»

Эти слова нейтрализовали протестующее ощущение по поводу неосторожно брошенной девушкой фразы, остудили раскаляющееся возмущение. Он написал о разработке сайта для гостиничного комплекса. О том, что хотел бы сделать что-то необычное, неординарное. Но как все это сделать, ему пока в голову не приходит.

«Прикольно. Я бы хотела погулять по этому сайту. Кинешь ссылку, когда доделаешь? )))»

Озарение! Эврика! Игорь замер. Он боялся, что от любого движения мысль, которая пришла ему в голову после прочтения слов девушки, растворится в воздухе как дым на ветру. Он переваривал сказанное, в уме уже начали складываться пазлы будущего сайта. Хотя сайтом теперь это назвать было нельзя. Теперь это был виртуальный отельер. Пусть ещё только в голове, но… Именно так и никак иначе! Конечно, что-то похожее уже создавалось, но это были лишь виртуальные экскурсии по отелям, яхтам, домам и квартирам. Даже есть всем известные виртуальные прогулки по городам всего мира. Пусть Игорь не первопроходец в этой идее, но теперь он точно знает, что хочет сделать. 

«Спасибо тебе огромное!!! Ты гений!!! Прости, но мне нужно бежать. Я тебе позже все объясню.»

Игорь отправил сообщение, заблокировал телефон, соскочил с кровати и вылетел из комнаты, забыв запереть дверь. Судорожно тыча кнопку лифта, Странник переступал с ноги на ногу. Ему не терпелось рассказать ребятам о том, что работы теперь будет много. Двери лифта медленно поползли в стороны. Почему они всегда так медленно открываются?  Наконец. Двери распахнулись. Но Игорю войти так и не удалось — он буквально впечатался в лицо Володи, выходящего в этот момент из подъемника. Следом за ним вышел Гриша.

— О, ты чего? — удивленно спросил Хитрец.

— Парни, я придумал, как сделать классный сайт!

 

Глава 7 «Наступая на пятки» 

“Бесовка: Не знаю, как ты, а я уже представляю, как мы встретимся… ))) Ты будешь ждать меня у памятника с букетом розовых роз. ))) Причем, нежно-нежно розовых. Обожаю такой цвет. И не потому, что это укоренившийся стереотип, а потому что этот цвет в спектре идет после девственной белизны. А значит цвет первого шага, начала чего-то хорошего, светлого.

Странник: Такие цветы сначала нужно найти.)))) Так что, давай я сначала их куплю, а потом мы будем представлять нашу первую встречу.))))))

Бесовка: Можешь уже начинать искать, потому что она (встреча) не за горами… )))

Странник: Слушай, а если я буду с другим букетом, ты даже не подойдешь ко мне?)

Бесовка: Конечно нет. Ведь дело не в тебе, а в цветах. Ахах… ))))))))”

 

От чего зависит настроение? Что движет эмоциональными всплесками? Бывает, что ты на седьмом небе от счастья, но через секунду из глаз ручьем текут слезы. Это как вулкан, спящий несколько тысячелетий. Он копит в себе энергию, старается справиться с толчками волнения, кипит раскаленной лавой, но в определенный момент не выдерживает и взрывается, нанося окружающему миру непоправимый урон. Это приносит боль и страдания всем, кто находится в непосредственной близости к очагу извержения. Но все заканчивается благополучно, если в момент извержения в радиусе поражения нет никого, кто мог бы пострадать.

Даша находилась в своей комнате. Сидя на кровати, она просматривала новостную ленту в своем телефоне. Глупое занятие. Кроме абсолютно несмешных мемов и рекламы бесполезных вещей, ничего не было. Но пока больше заняться было нечем. В комнате «Маски» с недавних пор в это время суток было тихо. Лишь изредка кто-нибудь писал предложение типа: «Алло! Есть тут кто?» — и, не дождавшись ответа, уходит в офлайн. На подобные реплики Даша не отвечала. Ей это было неинтересно. Она ждала Странника. Два дня назад их переписка стремительно набирала обороты, у девушки даже сложилось впечатление, что они сблизились. В эмоциональном плане, конечно же. Их разговоры стали непринужденными, открытыми. Но после, вдруг, все закончилось. Он пропал. Написал, что объяснит все позже, и пропал. Интересно, когда наступит это «позже»? Хоть бы уточнил. Гад! Зачем он так? Если он хотел просто поиграть, зачем лез в душу? Даша нервно крутила телефон в руках, глядя в бежевую стену напротив. В голове возникло безумное отчаяние. Бесовка разблокировала экран, кликнула пальцем по иконке приложения. На дисплее возникла заставка загрузки приложения. Через пару секунд девушка смотрела на свой профиль с нарисованной чёрной кошкой. Все еще сомневаясь, она держала палец над иконкой меню. Внезапно возникла мысль удалить профиль. Дурацкая мысль, глупая. Это желание пропало так же неожиданно, как и возникло.  Однако, сомнение все же присутствовало и колебалось, как весы в руках Фемиды.

Неожиданно телефон завибрировал, у почтового конвертика на ее профиле появилась красная точка — пришло новое сообщение. Даша кликнула по иконке. Это было сообщение от Странника. В душе все сжалось, а потом наполнилось светом и радостью, словно паруса яхты внезапным порывом попутного ветра. Глаза наполнились слезами. Что это? Последствие эмоционального перенапряжения? Разум выбрасывал избыток волнения? Наверное. 

«Привет, Бесовка. Прости, что не писал эти дни — полностью поглотила работа. Помнишь, я говорил тебе, что не могу понять, как сделать сайт? Так вот, именно ты подала мне идею, которую я теперь пытаюсь воплотить в реальность. Точнее, в виртуальность. )))))

Ты сказала, что хотела бы побродить по моему сайту, и это натолкнуло меня на мысль о создании виртуального мира компании, для которой все это делаю. И это полностью твоя заслуга! Именно ты направила меня. Ты показала правильный курс. ))) 

И в знак благодарности тебе предоставляется возможность первой прогуляться по просторам этого виртуального мира. ))))

Ниже я кинул ссылку. Надеюсь, у тебя есть под рукой ноут или комп, ибо пока еще мы не оптимизировали это под мобильные устройства.

Приятной прогулки.))) Отпишись потом, как посмотришь. Хочется узнать твое мнение.)))»

Со следующим сообщением пришла обещанная ссылка. Даша поздоровалась с отправителем и пообещала немедленно протестировать новаторский проект. После усмирения соблазна отругать Странника за молчание, скопировала ссылку и отправила себе на почту. Ноутбук до сих пор лежал в чемодане — теперь понятно, зачем она брала его с собой. Даша улыбнулась, поймав себя на мысли, что по сути, это была с самого начала провальная идея — работать на отдыхе. Правда, работать по сути так и не получилось. Но, как видно, ничего не делается зря. Девушка подняла крышку ноута, нажала кнопку включения. Кулеры охлаждения хором зажужжали — система проверяла работоспособность всех составляющих компьютера. На экране появился логотип операционной системы, мелодия загрузки, рабочий стол. 

Даша кликнула курсором по иконке почтового ящика. Открылось окно браузера и… «Отсутствует подключение к сети». Вот это сюрприз. Хотя все правильно — здесь Даша ноутбук еще не открывала, к чему подключаться? Он ведь не знает пароль от вай-фая. Девушка открыла тумбочку, достала листок бумаги, который вручил ей бармен, ввела символы и нажала кнопку «Enter». Ну вот. Другое дело. Страница почтового ящика почти моментально загрузилась. На удивление, здесь было прекрасное качество интернет-соединения. Открылся список входящих сообщений. Непрочитанных писем было много — накопилось с момента последнего включения. Смотреть все ей сейчас не хотелось, важно лишь последнее от нее самой. Даша кликнула по ссылке в письме. Появилось новое окно в браузере, но пустое. Новая страница грузилась дольше — видимо Даша поторопилась с похвалой в адрес скорости интернета.

Спустя несколько секунд ожидания перед глазами девушки открылась страница приветствия. Текст был на русском языке. Прочитав его, Даша улыбнулась. Внутри все сжалось, на глаза снова навернулись слезы. Да что с ней происходит сегодня? Что творится с ее эмоциями? Сегодня нужно обязательно выпить. «Предложу Лиде сходить в какое-нибудь кафе вечером», — подумала Даша и посмотрела на экран. На размытом фоне светлой комнаты была четкая надпись «Привет, Бесовка! Добро пожаловать в виртуальное пространство лучшего в мире гостиничного комплекса. В цифровое пространство проекта, который создан только благодаря тебе! Приятного времяпрепровождения!» Ниже золотая кнопка «Вход». Даша навела на нее курсор мышки и нажала клавишу.

Страница обновилась, на мониторе была все та же светлая комната, только теперь изображение стало четким. Просторный холл с высоким потолком, идеально ровные стены выкрашены в белый цвет, светлый пол с темными квадратными вставками отражал предметы мебели, светильники. Впереди по диагонали располагалась стойка ресепшена, вытянутая из угла помещения, словно ящик из стола. Столешница изготовлена из темного дерева, вверху на вертикальной части три широкие хромированные полоски, которые тянулись от одного края к другому, продолжая стену холла. По углам столешницы две серебристые матовые колонны поддерживали козырек, выступающий из потолка. В центре золотыми буквами выделялось слово «RECEPTION». На самой столешнице лежали бумаги, но с этого ракурса Даше не было видно, что в них написано. Справа у стены перед стойкой администратора стоял темный кожаный диван. Он казался чертовски тяжелым, и складывалось впечатление, что этот отель строили только после того, как его поставили на это место, либо собирали прямо здесь. Рядом с ним стоял журнальный столик. Он был не высокий, но такой же массивный — полированная столешница из слэба, залитого эпоксидной смолой, ножки из темного дерева в цвет кожи дивана. На столике тоже лежали бумаги.

Даша повела мышкой — складывалось впечатление, что она стоит внутри помещения и вращает головой. Это было здорово. Она попробовала перемещаться с помощью стрелок на клавиатуре — не вышло. Ну и ладно. Того, что есть, вполне достаточно. 

В противоположном от ресепшена углу располагались два серебристых лифта. На двери одного из них мигала едва заметная полупрозрачная стрелка. Девушка навела на нее точку в центре экрана — стрелка проявилась сильнее, немного увеличилась в размере и перестала мигать. Даша нажала кнопку мыши — изображение плавно сменилось. Теперь она стояла совсем рядом с кабинами лифтов, но, как и прежде, могла вращаться и смотреть вокруг себя. Стойка администратора теперь была дальше.

В некоторых местах стрелки не работали. Например, приблизившись к лифту, в него невозможно было войти. Или выйти во внутренний двор через боковую дверь. На стойке лежала небольшая стопка бумаги, аккуратно разложенная в форме веера. При наведении на них всплывали подсказки: карта сайта, прайс-лист, список документов для заселения и так далее. Просмотреть документы было невозможно — наверное, ещё не готовы образцы. Даша продолжила рассматривать результат работы Странника. На задней стене в рамках висели сертификат, фотография какого-то мужчины, который показался девушке знакомым, несколько наградных листов и еще что-то — Даша так и не смогла это разобрать. Было понятно, что в будущем это все будет иметь интерактивную функцию. То есть, человек сможет ознакомиться с ценами номеров отеля, перечнем необходимых документов для регистрации. Можно будет посмотреть фото персонала этого комплекса, список предоставляемых услуг и многое другое. Идея была классная! 

Побродив еще несколько минут по просторам фойе, Даша закрыла ноутбук, взяла в руки телефон. Переписка со Странником все еще была открыта, но сам парень был уже не в сети. Это немного расстроило девушку — она хотела, чтобы он прочитал ее сообщение сразу. Но видимо, придется подождать. Быстро перебирая пальцами по виртуальной клавиатуре, она набрала текст, отправила его, а потом еще раз перечитала. 

«Сказать, что это классно — ничего не сказать!

Ты молодец! Я уверена, что это будет потрясающий сайт. И главное — необычный. Честно говоря, я не видела таких раньше. Уверена, у тебя все получится. Я верю в тебя! И даже в какой-то степени горжусь тобой. ))) Думаю, на это потребуется масса сил и времени. Поэтому не буду отвлекать от работы сообщениями и займусь своими делами. Пиши сам, как будет свободное время. Я буду очень ждать. )))»

Улыбнувшись и слегка прикусив губу, она закрыла приложение, заблокировала телефон, встала с постели и вышла на балкон. Погода была отличная! 

 

После выслушивания эмоционального рассказа о том, какую идею Игорю подкинула Бесовка, парни единогласно согласились, что это будет суперпроект. В тот же день составили новый план действий. Вечером сходили на пляж, искупались в море, пораньше легли спать. Предстояла большая и сложная работа. Утром следующего дня встретились с Родотеосом, рассказали, что концепция сайта меняется. Игорь пересказал идею, которую накануне описывал друзьям — киприот был в восторге. Пообещал беспрепятственный доступ ко всем помещениям, которые будут необходимы. Затем пригласил управляющего с именем Йоргос и представил ему ребят. Тот записал список документов, которые необходимо предоставить и с улыбкой на лице удалился выполнять наказ русских программистов. Хотя Игорь заметил, что вид у него был слегка озадаченный. 

Спустя семь дней были готовы почти все основные помещения отеля — номера, спа-кабинеты, игровые комнаты, бильярд, боулинг. На очереди был ресторан, и сейчас Игорь спускался на лифте на второй этаж, чтобы проконтролировать процесс съемок. Серебристая кабина бесшумно двигалась по рельсам, парень смотрел на зеленые цифры, неторопливо сменяющие одна другую. 

Шесть. Пять. Глядя на них, Странник думал о Бесовке — девушке, которая однажды появилась в чате, а теперь переселилась в его голову. Удивительно, но у него нет внутренней борьбы, как это было раньше. Словно его иммунитет скептического взгляда на виртуальные отношения перестал бороться с чувствами, которые парень испытывал. Предыдущие попытки завести виртуальный роман, которых было достаточно много, заканчивались полным провалом. С некоторыми общение попросту прекращалось без каких-либо объяснений. Просто оба переставали друг другу писать и все. Ни сожаления, ни злобы, ни отчаяния при этом никто не испытывал. С другими Игорь сам прекращал общение из-за их откровенной тупости. И они, девушки, в каждом новом сообщении доказывали это. А что самое удивительное — в первые часы общения этого нет. Человек кажется вполне адекватным, здравомыслящим, но потом в нем словно щелкает тумблер, напрочь отключающий мозг. Сообщения состоят из полнейшего бреда — отсутствие логики в постановке предложений, режущие глаз ошибки и опечатки, совершенно бредовые доводы, попытки выглядеть умно, опровергая то, что уже давно доказано. Это можно было бы считать паралогизмом, который хоть как-то оправдывал бы человека в его неосведомленности. Но, попытавшись несколько раз переубедить, что их точка зрения неверная, Игорь сделал вывод, что это не точка зрения, а просто набор слов без какого-либо смысла. На этом общение Игорь прекращал по своей инициативе. 

Четыре. Три. В сообщениях Бесовки была жизнь. Читая ее письма, парень ощущал ее присутствие, слышал голос, видел улыбку. Текст, состоящий из электронных импульсов, оживал и переплетался с душой отправителя. И с каждым новым сообщением, будь это банальные «привет» или «доброе утро», Странник понимал, что обретает зависимость от них. Утром он в первую очередь хватал телефон и смотрел на почтовый конверт в своем профиле, есть ли новое сообщение — доза, активирующая работоспособность на целый день. В первые три дня после того, как Бесовка подкинула идею с виртуальным трехмерным комплексом Родотеоса, Игорь до боли в горле увлёкся созданием сайта. Он почти не отходил от ноутбука, прописывая коды. Нарочно не заходил в Сеть, чтобы не отвлекаться и поскорее закончить с самым сложным этапом. И лишь после того, как было загружено на сервер фойе, он написал Бесовке. Теперь по вечерам, когда ребята ложились спать после трудного дня, Игорь выходил на балкон, закуривал сигарету и открывал в телефоне приложение, в котором его ждала девушка. 

Может ли человек влюбиться заочно? Ну, то есть, можно ли влюбиться, не видя человека, не встречаясь с ним? Теперь ему кажется — да. Точнее, даже не кажется, а он был уверен в этом. Это невозможно объяснить словами. Это нужно чувствовать. В каждом слове, в каждой букве, в каждом смайле. Через микроволны сотовой связи передается настроение собеседника. Это происходит всегда, просто иногда пользователи не придают этому значение, потому что ничего не испытывают к тому, кто находится по другую сторону экрана. 

Вы разве не замечали, что во время набора текста сообщения, испытываете определенные эмоции? При каждом нажатии на клавиши реальной или виртуальной клавиатуры с кончиков ваших пальцев в сеть проходят импульсы вашего настроения и состояния. Ваш собеседник читает и принимает это настроение. И если вы, будучи нездоровым, напишите любящему вас человеку «Привет =)», он обязательно почувствует, что с вами что-то не так. 

Когда человек открывает душу во время переписки — это чувствуется, ощущается. И тогда под маской аватарки просматривается личность. Пусть аватарка виртуальная, но личность за ней вполне реальная. Так почему же нельзя влюбиться в эту личность? Кто сказал, что невозможно полюбить на расстоянии?  

Два. Колокольчик. Двери лифта бесшумно открываются, Игорь выходит из кабины на втором этаже. Зал непривычно пустой. На заднем плане суетятся бармен и официанты. В центре, спиной к лифту, стоят Гриша и Володя и о чем-то разговаривают. Увлеченные беседой, они не замечают Странника, который почти бесшумно подходит к ним сзади. Игорь не слышит, о чем они говорят, он в себе, в своих мыслях.

— Старик, что с тобой? — засмеялся Хитрец, первым заметивший товарища. — В твоих сигаретах что-то запрещенное? Где ты это купил? Имей в виду — это очень плохо и противозаконно! 

Гриша, не понимая, о чем говорит Володя, повернулся. Ресторан наполнился дружным грубоватым смехом. Сотрудники у барной стойки с любопытством разглядывали странных мужчин, но интерес их быстро истлел, и они продолжили заниматься своими делами.

— Съешь лимон, Игореха. На тебя противно смотреть, — поддержал товарища Сталкер.

— Хватит ржать, — сознание вернулось в реальность, Игорь усмехнулся и направился в сторону бара. — Работать пора.

На ресторан ушёл почти весь день. Помимо самого помещения нужно было сделать снимки основных блюд, которые здесь подаются. К трем часам дня парни вернулись в номер. Необходимо было обработать снимки, загрузить на сервер, написать скрипты и сверстать все воедино. Время летело незаметно. Когда Игорь закончил проводить финальный тест выполненной работы, за окном уже смеркалось. Он посмотрел на часы — двадцать минут десятого. Мышцы спины казались деревянными, в голове было пусто, словно оттуда откачали все содержимое, даже воздух. На глаза упала матовая пелена. С протяжным страдальческим стоном Странник встал с кровати, потянулся и вышел на балкон. 

За столом сидели оба его друга. В воздухе веяло ароматом шоколада, ванили и тишиной. Усталой, выжатой, словно лимон, но такой приятной и спокойной тишиной. Небо потихоньку темнело, линия горизонта становилась более густой, море успокаивалось, отдыхая от неугомонных туристов. Время от времени теплый воздух разбавляли легкие порывы прохладного ветерка. По дороге со стороны пляжа, тяжело переставляя ноги, шли двое — мужчина и женщина. За все время пути они не сказали ни слова.

— Вымотались, наверное, бедняги, — усталый голос Хитреца в опустевшей тишине был каким-то глухим и далеким. 

Игорь обнаружил, что забыл в номере сигареты. Словно прочитав его мысли, Володя протянул ему свою пачку. Странник достал из нее длинную коричневую сигарету, щелкнул зажигалкой и закурил. Воздух наполнился свежей порцией сладкого ароматного дыма. 

— Давайте сходим куда-нибудь? — предложил Игорь, глядя на тлеющий уголек. — Недалеко. В прошлый раз, когда мы катались на самокатах, я заметил напротив нашего отеля на пляже небольшую кафешку.

Съемки в отеле закончились. Основная работа по сайту именно в этой локации закончена. Остались яхта и еще один небольшой отель — тот самый, для которого Игорь делал страничку в прошлом году. Но эту работу придется отложить на пару дней — хозяин срочно отправился на другую сторону острова. Поэтому сейчас пришло время отдохнуть и немного развеяться. Володя внезапно отказался, аргументируя это тем, что завтра хочет попробовать кое-что прикольное замутить для сайта, но что именно, решил оставить в секрете. Гриша поднял голову, посмотрел на Странника, затем на Хитреца и отрицательно покачал головой.

— Нет, старик. Ты, если хочешь, сходи. Ты реально заслужил отдых, а я буду спать. Что-то умотал меня этот отпуск. — Затем осекся и поспешил исправиться. — Нет, если тебе необходима компания, то я с тобой!

— Наоборот, — улыбнулся Странник, — Я надеялся, что вы откажетесь. Хочу отдохнуть от вас — балбесов. 

Посидев в тишине несколько минут, ребята один за другим вернулись в комнату. Игорь остался на балконе в одиночестве. Темнота практически полностью охватила все побережье, лишь вдоль пальмовой аллеи горели фонари, но их свет не доставал до пляжа, на котором пятнами виднелись пластиковые лежаки. «Нет, кафе отменяется. Я хочу провести этот вечер иначе».

Игорь вышел из отеля. Часы показывали без четверти десять вечера. Воздух немного остыл, теперь он был не такой раскаленный, как днем. Парень направлялся к морю, прихватив с собой бутылку виски, бокал из бара и гроздь винограда из холодильника. Собираясь на прогулку, он заглянул в комнату «Маски» и сообщил Бесовке о своем намерении прогуляться. Девушка ответила, что сама собиралась сходить куда-нибудь сегодня вечером. Обрадовавшись тому, что мысли их совпадают, Странник с улыбкой на лице пожелал Бесовке приятного вечера и настоятельно рекомендовал не приставать к незнакомым мужчинам. Та, в свою очередь, высказала свои пожелания относительно поведения парня. На этом их переписка завершилась, оба закрыли приложение и отправились по задуманным маршрутам.

Выйдя с асфальтированной аллеи на пляж, Игорь снял обувь. Песок был мягкий, прохладный и сухой. Мелкие песчинки просачивались между пальцами ног, отчего было немного щекотно, но приятно. С каждым шагом приближаясь к морю, парень ощущал на себе легкие порывы ветра, который становился холоднее, но все же недостаточно прохладный, чтобы было дискомфортно. До воды, судя по шуму плещущихся о берег волн, было метров пятьдесят. Сквозь уже окончательно сгустившуюся темноту Странник отметил, что стройные шеренги пластиковых лежаков никак не заканчивались. Поэтому он остановился, поставил рядом с ближайшим шезлонгом пакет с прихваченной провизией, опустился на лежак, закинув за голову руки, и закрыл глаза. Перед ним теперь были только песок, море и бескрайний горизонт, сливающийся сейчас с водной гладью. 

 

В комнату постучали. Даша открыла дверь и впустила Лиду. Девушка хитро улыбалась, в руках она держала бутылку шампанского. Отметив предусмотрительность подруги, Даша отступила и позволила ей войти. Двадцать минут назад они договорились сходить на побережье. И пока Ли приводила себя в порядок, что заняло без малого полчаса, Бесовка успела пообщаться со Странником. Он как раз закончил первую часть своего проекта и, как и Даша, решил немного развеяться. Посовещавшись, они договорились встретиться в чате ближе к полуночи, чтобы пожелать спокойной ночи. После чего надавали друг другу ценных указаний и вышли из приложения.

Лида уселась на свободную кровать — постель Даши была завалена косметикой и электроприборами  для укладки волос. Недоумение Лиды легко читалось на лице. Она развела руки в стороны, положив бутылку на кровать.

— Я поражена, — воскликнула она, выдержав паузу. — Такого не может быть! Ты еще не готова?

— Да я что-то увлеклась перепиской, — честно призналась Даша.

— А, с тем парнем, который создает сайты?

Даша молча кивнула, собирая в сумку разбросанные на кровати вещи.

— Это, конечно, не мое дело, — растягивая слова, продолжила Ли, — но мне кажется, ты влюбилась. Мы с тобой уже семь дней вместе, и я заметила, как ты меняешься,  после того, как пообщаешься с ним. Прямо светиться начинаешь. 

Даша села на кровать напротив подруги. Внутри переполняли сладковатого вкуса эмоции, ей хотелось все рассказать, поделиться тем, что она чувствует, как ощущает присутствие Странника во время их общения. О том, как просыпается и первым делом хватается за телефон, чтобы прочитать пожелание с добрым утром. О том, как вечерами после того, как попрощается, долгое время не может заснуть от, кипящих в голове, мыслей.

— Знаешь, что? — прервала тишину Лида. — Давай не будем откладывать то, что запланировали, а там будет видно.

На этом и договорились. Подруги вместе разложили все вещи по своим местам, Даша переоделась в джинсы и водолазку, так как на улице уже было достаточно темно и, как показала практика, у моря в это время суток немного прохладно. Спустя еще двадцать минут девушки шагали по освещенной улице в сторону моря.

— Скажи, а ты часто выезжаешь за границу? — спросила Лида, срывая с нависшей над тротуаром ветки грейпфрута листок. — Я имею в виду, к морю на отдых.

— Да нет, — пожала плечами Даша. — Года три назад летали в Египет, и все. Больше никуда не выбиралась. Даже, как-то не думала об этом, все свободное время заняла работа.

— Так кем же ты все-таки работаешь?

— Ну уж точно не секретным агентом, — усмехнулась девушка, слегка толкнув подругу плечом. — На самом деле я журналист. Пишу статьи для одного интернет-издательства. Кроме этого занимаюсь копирайтингом — печатаю тексты для сайтов, рекламных буклетов. В общем, скучная у меня работа.

— Творческая, — уточнила Лида. 

— Ну да, — согласилась Даша и, улыбнувшись, посмотрела на подругу.

Девушки остановились посреди аллеи, глядя на круглый диск луны. Прямо под ней от самого берега к горизонту мерцала рваная лунная дорожка, прокладывая путь за край мира. Они шагнули на песок, из темноты послышались мужские голоса. Даша остановилась, прислушалась. Вроде бы ничего такого в этом не было — сейчас многие гуляют по пляжу, но что-то заставило девушку насторожиться. Она повернула влево и жестом позвала Лиду следовать за ней.

Спустя пятнадцать минут они вышли к форту, который разделял пляж на две части. Обойдя каменное строение, девчонки оказались на той самой пальмовой набережной, по которой гуляли несколько дней назад. Здесь было значительно больше людей, чем там, откуда они только что пришли. Как и в прошлый раз, по тротуару гуляли пары, беседуя между собой. Даша сразу же свернула с аллеи на песок. Как ни странно, в этой части города пляж тоже не освещался и был полностью погружен в темноту. Но здесь было людно, поэтому казалось более безопасно.

Пройдя несколько десятков метров в сторону воды, девушки наткнулись на огромное количество шезлонгов, ровными рядами дремавших на прохладном песке. Даша шагала между пластиковыми лежаками. Лунный свет пытался помочь ей разглядеть детали пляжа, но кроме силуэтов ничего толком не было видно. Песок стал более упругим, шум прибоя слышался более отчетливо. Температура воздуха понизилась, хотя зябкости не ощущалось — только свежесть и запах моря.

— Ну что? — спросила Лида после долгого молчания. — Где остановимся? Мне нравится это место. Людей почти не слышно, волны плещутся о песок, луна красиво отражается в воде. Здорово…

— Давай прямо тут, — согласилась Даша и направилась к ближайшему шезлонгу, но сделав несколько шагов, отскочила назад, чуть не сбив с ног подругу. Там лежал мужчина. Лица не было видно, но то, что это был именно мужчина, Даша догадалась по его голосу, который произнес одно только слово: «Осторожно». 

— Ой, простите. Я вас не заметила.

Подруги отошли назад и, прибавив шагу, отправились дальше вдоль берега в поисках свободного места. Неожиданная встреча с незнакомцем впрыснула в их кровь небольшую порцию адреналина, которая тут же сгенерировала приступ звонкого смеха. Отдалившись от одинокого и странного туриста метров на семьдесят, Даша и Лида все-таки решили не заходить слишком далеко. Сдвинув почти вплотную два шезлонга, застелив их полотенцами, которые они предусмотрительно взяли с собой, девушки накрыли импровизированный стол фруктами и бутылкой шампанского с фужерами.

— Ты умеешь открывать шампанское? — поинтересовалась Лида, разглядывая со всех сторон пузатую бутылку.

— Ну да, — с некоторой неуверенностью сказала Даша и, поморщившись, добавила: — Только я сомневаюсь, что сейчас у меня получится.

— Можно ее растрясти, но тогда большая часть выльется, — Лида прищурилась и посмотрела в ту сторону, где они совсем недавно чуть не затоптали человека. — Слушай, а давай попросим того мужчину?

— Нет, я думаю, не стоит… А если он маньяк какой-нибудь? 

— Да брось ты, — отмахнулась Лида, лихо вскочила на ноги и направилась к незнакомцу. — Я сейчас.

Даша внимательно вслушивалась в разговор, пытаясь разобрать хоть что-нибудь, но шум моря упрямо заглушал разговор. Спустя несколько минут ожидания она встала с лежака, собираясь отправиться за подругой, но из темноты показался силуэт Лиды, которая несла открытую бутылку шампанского на манер олимпийского факела.

— Ну вот. Я же тебе говорила, что все будет нормально, — с интонацией победителя произнесла Ли. — Между прочим, очень приятный молодой человек. Правда, он уже достаточно хмельной. Рядом с его шезлонгом стояла полупустая бутылка виски. Но он оказался милым и даже отдал нам свой виноград, клятвенно заявляя, что сам к нему даже не притронулся.

Девушка поставила бумажную тарелку с виноградом на их импровизированный стол, сдвинув в сторону нарезанную дыню и гранат, и сорвала ягодку, собираясь отправить ее в рот. Даша стукнула подругу по руке, виноградинка выскочила и упала на песок. Лида замерла, ее лицо застыло в недоумении.

— Ты чего?

— С ума сошла, что ли? — перебила подругу Даша. — А если он отравлен? Может этот сумасшедший нарочно сидел там и ждал кого-нибудь, чтобы накормить отравленным виноградом и потом делать все, что ему вздумается…

— Да блин, Даша! Что с тобой происходит? Нормальный парень, нормальный виноград. У тебя паранойя.

Лида встала на ноги, резким движением сдернула полотенце с шезлонга, скрутила его в рулон и, ничего больше не сказав, ушла в темноту. Даша не стала возвращать ее — в конце концов, взрослая девушка. Она предупредила о возможных последствиях, дальше уже ее личное дело, как поступать. Но через минуту собрала вещи, сложила в пакет нетронутые фрукты, включая злополучный виноград, открытую бутылку шампанского, и отправилась следом за Лидой.

Проходя мимо того места, где несколько минут назад сидел мужчина, она обратила внимание, что его уже не было, а на песке возле шезлонга стояла недопитая бутылка виски. Остановившись, Даша взяла ее и сунула в пакет. Та глухо звякнула, ударившись о толстую стенку их не выпитого шампанского. Пакет она бросила в ближайшую урну. Выходя к освещенной аллее, Даша вглядывалась в прохожих, стараясь узнать в них свою подругу. Но Лиды нигде не было. Волнение усиливалось. Она останавливала прогуливающихся туристов, которые шли ей навстречу, подробно описывала подругу, но те лишь отрицательно пожимали плечами — такая девушка им не встречалась. А может быть, они просто ее не заметили? Мало ли, сколько людей ходит туда-сюда, кто будет обращать внимание на одну из сотен туристок.

Даша была на грани. Слезы вот-вот потекут из глаз, она ощущала свою вину в том, что произошло. Комок, сдавивший горло, затруднял дыхание. Девушка понимала, что ею овладевает паника. Если что-то случится с Лидой, она никогда себе этого не  простит. Не стоило вообще ее отпускать одну. Чертов незнакомец! Откуда он вообще взялся? Внезапно ее осенило. Даша прокрутила в голове все предыдущие события — когда она с ним столкнулась, он сказал только одно слово: «Осторожно». И только сейчас девушка осознала, что он произнес его на родном ей языке — русском.  

Углубившись в рассуждения, Даша не заметила, как вернулась к форту, обогнула его и остановилась около огромного гладкого камня посреди тротуара. Это был именно тот камень, о который несколько дней назад разбил свой самокат лихач, устроивший на набережной экстремальные гонки с друзьями. На плитке возле валуна даже сохранился кусочек пластика от его болида. Даша подняла осколок. Внезапно из глаз полились слезы, она села на камень, закрыв лицо руками. Что же она так часто плачет? Что за резкая смена настроения? Первые пришедшие в голову причины Даша тут же отмела. Ничего подобного с ней не могло произойти — для одного рано, для другого элементарно нужен секс. А его не было уже достаточно давно.

— Даша, ты чего? — голос Лиды прозвучал очень нежно. Она села рядом и обняла подругу за плечи. — Прости меня, пожалуйста. Я не знаю, что на меня нашло… Ведь ты была права. Я только потом это поняла, когда психанула и ушла. Ты, кстати, заметила, что его уже не было? Только вискарь остался. Наверное, сильно накачался.

— Я его выбросила, — не поднимая головы, сказала Даша.

— Ну и правильно. Нечего пляж загрязнять, — Лида погладила подругу по спине.

— И шампанское тоже выбросила. И фрукты. И виноград этот долбаный.  

Лида улыбнулась, успокоила Дашу тем, что успела сделать глоток, когда возвращалась от того мужика — оно оказалось совсем невкусным. Даша открыла лицо, и они обе засмеялись. Посидев еще несколько минут, девушки встали с камня и пошли по аллее в сторону отеля.

 

Вечер наполнялся новыми сюжетами. Не успел Игорь усесться поудобнее, как откуда-то сзади набежала группа молодых людей.  Насколько можно было доверять зрению в такой темноте, Странник насчитал пять силуэтов. И судя по голосам, среди них были девушки. С криком и визгом они спешно разделись и, брызгая друг в друга, забежали в воду. Общались ребята на французском. И если бы Игорь хотел подслушать их разговор, его ожидал бы полный провал. Все, что он понимал из однородного потока мягкого блеяния — это «уи», «но», куча окончаний «дю», «жю» и бесконечная картавая «р». 

Дно в этом месте было очень пологое. Настолько пологое, что приходилось уходить довольно далеко, чтобы вода доходила хотя бы до пояса. Поэтому ребята не задержались надолго, а, собрав одежду, быстро скрылись в темноте, как тушканчики при виде змеи. 

Снова наступила тишина. Игорь взял бутылку, открутил крышку, посмотрел на стакан, отставил его в сторону и глотнул прямо из бутылки. Крепкий напиток моментально защипал горло. Чувствовалось, как он опускается вниз, растворяясь в крови, и медленно растекается по всему организму. Парень сделал еще глоток, закрутил пробку и уставился в глубину неба. В голове заплясали волны. Звук моря стал мягче, ласкающий щеки легкий ветерок касался кожи нежнее, чем прежде. Луна, сместившаяся на несколько сантиметров, засветила чуть ярче. Игорь поставил бутылку на песок, достал из кармана пачку сигарет и закурил. Прекрасное настроение, замечательная погода и уединение предвещали первоклассный отдых. Именно так он представлял себе свою старость — теплые тихие вечера на берегу моря.

Выпустив очередную порцию дыма в воздух, Игорь заметил боковым зрением приближающихся в его сторону два силуэта. Они передвигались словно хищники — бесшумно и практически незаметно. Пара подошла почти вплотную. Покрутившись на том месте, где только что резвились французы, они вглядывались в темноту, словно пытались кого-то выследить. Осторожно ступая по песку, парочка нинзя остановились в полуметре от Игоря. Это были двое парней — один из них афроамериканец, поскольку кроме белоснежных зубов и глазных белков Игорь ничего больше не видел. Оба были одеты во все черное. На головах капюшоны. Игорь не стал испытывать судьбу и приподнялся, опершись на локти. 

— Я могу вам чем-то помочь, парни? — заговорил первым Игорь по-английски. 

Его беспокоило предположение, что намерения у этой парочки далеко недружелюбные. Было не по себе. Сердце перестало подавать признаки жизни, хмель приказал оставаться трезвым. Тем не менее, Игорь старался не выдавать своего волнения, которое ритмично отбивало чечетку в кончиках пальцев. Европеец что-то шепнул своему товарищу, тот пожал плечами и сделал полшага вперед.

— Простите, — произнес на очень ломаном английском афроамериканец. По голосу и картавой «р» Игорь определил, что это был француз, и ему от силы лет восемнадцать. — Меня зовут Бернард, а это Патрик. Мы потеряли своих друзей. Мы были в клубе, отмечали день рождения Стефана, потом решили пойти искупаться. Договорились встретиться на этом пляже. Мы обошли все в округе, но никак не можем их найти. Не видели ли вы группу из пяти человек?

Судя по всему, эти парни отбились от своих друзей. Игорь рассказал, что пять человек купались именно здесь, но их не устроило мелкое дно, и они ушли дальше, намного правее. Бернард пересказал Патрик полученную информацию, ребята поблагодарили Странника по-английски, затем повторили то же самое по-французски и убежали в указанном направлении.

Да уж. Игорь взял бутылку и сделал несколько глотков. Теперь от этого вечера можно ожидать чего угодно. Что преподнесет судьба теперь? Какой сюрприз его ждет дальше? Но дальше было спокойно. Ничего, кроме шумных волн, медленно крадущейся луны и тишины. Лежа на шезлонге, Игорь вспомнил о Бесовке. Она сейчас тоже где-то гуляет, наслаждается прекрасным вечером. Наверное, купается в море или загорает на пляже. Возможно, в эту самую минуту она думает о нем, а может быть и не о нем. Быть может, ей сейчас совсем некогда думать. Нет, такой вариант мечтаний Странника абсолютно не устраивал. Пусть лучше она купается в море, ест вкусное мороженое, пьет коктейли. Пусть у нее все будет хорошо. Игорь поднял бутылку и сделал еще глоток.

Сколько прошло времени с тех пор, как он улегся в этот шезлонг? Час, может быть, два. В таких идеальных условиях, как здесь и сейчас, у времени свои правила. И нарушать эти правила совсем не хочется. Пусть все идет своим чередом. Именно так, как должно идти. И ни к чему следить, поправлять, корректировать. Все так, как должно быть. Сейчас все ПРАВИЛЬНО.

Из темноты снова появились силуэты. Их было двое. Они шли не спеша вдоль берега у самой воды. Поравнявшись с Игорем, силуэты замерли. Хотя в этом он был не уверен — из-за выпитого количества виски, картинка в глазах парня была не совсем стабильна. Он напряг зрение, присмотрелся — это девушки. Они стояли молча, рассматривая ночное море, слушая шум прибоя. 

Спустя несколько минут Игорь услышал русский женский голос: «Ну что? Где остановимся? Мне нравится это место. Людей почти не слышно, волны плещутся о песок, луна красиво отражается в воде. Здорово…» Ответ второй не заставил долго ждать: «Давай прямо тут». После этих слов оба силуэта стали приближаться к парню. Одна из них подошла почти вплотную, и Игорь, опасаясь, что она об него может споткнуться, медленно выставил руку вперед и спокойно сказал: «Осторожно…» Та, что шла впереди громко завизжала и отпрыгнула назад. Вторая тут же попятилась к ней. Отойдя на безопасное расстояние, девушки повернулись и быстрым шагом пошли дальше вдоль берега. 

Игорь проводил их взглядом, пока они не слились с темнотой. Прислушавшись, он попытался понять — ушли они совсем или просто отошли на безопасное расстояние. Голоса он слышал, но слов разобрать не мог, значит, они остановились немного дальше. Ну и хорошо. Одинокое пребывание на пляже слегка наскучило, и присутствие хоть кого-то, а тем более землячек, было очень даже кстати. Размышляя о благоприятности сегодняшнего вечера, парень не заметил приближения одной из девушек.

— Айм сорри, — заговорила она на ужасном английском, когда оказалась совсем рядом с Игорем. — Ай нид опен шампейн.

— Можно по-русски, — засмеялся Игорь, присаживаясь на край шезлонга и приглашая внезапную гостью, указав на противоположный лежак.

— Спасибо большое. Как хорошо, что мы вас встретили. Мы с подругой решили выпить шампанского на берегу, а открыть бутылку не можем. Вы нам не поможете?

— Помочь открыть или выпить? — к удивлению для самого себя сострил Странник. Тут же засмеялся и добавил: — Шучу. Если я выпью еще и шампанского, боюсь, виски внутри меня начнет сопротивляться такому соседству. Простите за откровенность.

Девушка звонко засмеялась. Игорь почти бесшумно открыл бутылку и отдал ее обратно вместе с пробкой. Гостья поблагодарила, поднимаясь с шезлонга, и собралась уже уходить. Игорь окликнул ее и предложил тарелку с виноградом, к которому даже не притронулся. Девушка приняла угощение, еще раз поблагодарила и скрылась в темноте. Посмотрев ей вслед, парень заметил, что силуэт ночной гостьи расплывается и двигается как-то заторможенно. Странник оценил свое состояние, понял, что на сегодня приключений достаточно, и пора идти домой. Встать с лежака получилось не с первой попытки — это был знак. Игорь принял верное решение закончить романтическое одиночество, и не спеша побрел в отель. 

Хитрец и Сталкер, конечно же, спали. Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить друзей, Игорь крадучись на цыпочках стал пробираться к своей кровати. Но дезориентация в темноте и алкоголь в голове видимо решили внести свою лепту, и он с грохотом врезался в Гришину кровать. Ногу пронзила дикая боль. Прошипев сквозь зубы ругательство, парень замер. Гриша перевернулся на другой бок, пробормотав что-то неразборчивое, и снова уснул. Странник, хромая, дошел до постели, разделся, потрогал ушибленное место на голени — кровь не чувствовалась, но болело жутко. Парень лег, взял в руки телефон, открыл приложение — Бесовки в сети еще не было. Он не стал ничего писать и убрал гаджет в тумбочку. В голове стоял дикий гул. Казалось, что все вокруг вертится, качается и вот-вот перевернется. Мыслей никаких не было, да и не хотелось ему сейчас ни о чем думать. Медленно наступала сонная дымка, постепенно отключались все раздражающие факторы — сопение Володи, шум и качка в голове, тишина в комнате. Игорь провалился в сон.

 

Первым делом, открыв глаза, Даша взяла телефон. Вчера вечером Странник так и не написал, хотя за несколько минут до того, как Бесовка зашла в приложение, был в сети. Когда она смотрела на красную точку рядом с ником, в ее голову стали заползать, словно змеиный яд, растекающийся по венам, пугающие мысли. Что могло случиться? Ведь раньше он никогда не нарушал своих обещаний и если знал, что не сможет выйти в сеть, обязательно предупреждал об этом. Что же случилось вчера? Почему он зашел, но не написал ничего?

Хорошо, подождем. Она решила пока ничего не писать, а дождаться его появления. Заблокировала телефон, затем разблокировала снова, чтобы посмотреть время. Часы на дисплее показывали восемь тридцать утра. Рано она сегодня проснулась, к чему бы это?

В дверь постучали. Даша предполагала, кто это мог быть, но тем не менее предусмотрительно надела халат. На пороге стояла Лида — свежая, выспавшаяся, уже накрашенная, с широкой улыбкой на лице и озорным блеском в глазах. И как ей удается быть всегда в таком прекрасном настроении? Что за напиток она пьет? Кстати, о напитках — надо бы пойти выпить кофе с круассаном, ну или что у них тут на завтрак едят? Даша впустила подругу в комнату, предупредив, что здесь еще конь не валялся, потому что она сама только что из постели. Лида отмахнулась и прошла в центр комнаты.

— Слушай новости. В общем, сейчас встретила в фойе девушку, ту, которая отправляла нас с тобой на экскурсию по всяким развалинам, помнишь?

— Это были древний город Китон и поселение Хирокития, — улыбнувшись, поправила подругу Даша.

— Ну да, — словно не замечая поправок девушки, продолжала Лида. — Так вот. Она сказала, что сегодня есть возможность прокатиться на яхте в открытое море. Ну, то есть не совсем в открытое. Короче, там будут всякие места — мысы какие-то, пещеры. В общем, сказала будет круто. Поедем?

Даша бросила взгляд на тумбочку, где лежал телефон. Она очень переживала, что Странник так ничего и не написал ей. Неужели что-то случилось? А может быть, он с какой-нибудь девицей сейчас лежит довольный, как кот? Хотя с другой стороны, они же никаких обязательств друг другу не давали, пояс верности не надевали. Да если уж разобраться, они еще и не видели даже друг друга ни разу. С этой мыслью в голове девушка выдохнула, перевела взгляд на, ожидающую ответа, Лиду и утвердительно кивнула головой.

— Тогда я пойду собирать вещи, — запрыгала от радости Лида и скрылась за входной дверью. 

Даша несколько секунд стояла посреди комнаты. Путешествие на яхте в открытое море. Ну, то есть не совсем в открытое. Честно говоря, ей сейчас не очень хотелось куда-то идти. Но внутренний голос и голос Лиды за дверью шептали, что нужно. Поэтому она заправила постель, приняла душ, переоделась и вышла на балкон в ожидании подруги. Теперь она была готова к новым приключениям.

До порта, с которого отправлялась яхта в морской круиз вокруг острова, туристов повезли на микроавтобусе. Оказалось, что это был именно тот порт «Марина», на который совершенно случайно забрели девушки в самом начале своего отдыха. На автомобиле до него было минут десять езды. Это гораздо быстрее, чем пешком, даже с учетом того, что автобус сделал достаточно большой круг из-за одностороннего движения на набережной.

На причале скопилось много людей. Кто-то разглядывал лодки, кто-то фотографировал я, но большинство находились около белой яхты, самой крупной из пришвартованных к пирсу. Она единственная стояла неподвижно, в отличии от остальных, которые медленно, словно в колыбели, покачивались на волнах. Девушки подошли ближе. Что-то было не так. Среди людей была суета, легкое волнение ощущалось в воздухе. Краем уха Даша услышала разговор на французском двух женщин неподалеку. Из этого разговора она поняла, что организаторы круиза не согласовали дату с хозяином яхты, и тот запланировал на сегодня какие-то технические работы. И сейчас ведутся переговоры. Даша пересказала эту новость подруге.

— Ну и дела… Что за организация? — возмутилась Лида и попыталась пробиться через толпу в гущу событий. Видимо, хотела разобраться. 

Даша успела ухватить ее за локоть и вернула на место, объяснив, что это никак не поможет решению проблемы, а только накалит и так присутствующее волнение. 

На палубе появились двое мужчин. Один был примерно лет тридцати пяти, среднего роста, среднего телосложения, в темных очках, белой бейсболке и нелепой щетиной на подбородке. Второй был уже в возрасте — седой, гладко выбритый, с исключительным греческим профилем. Они о чем-то разговаривали, активно жестикулируя. Голосов слышно не было, но, судя по выражению лица грека, разговор нес весьма мирный, но деловой характер. К мужчинам присоединилась женщина средних лет — как потом объяснила экскурсовод, это и была организатор туров в территориальных водах Кипра. Спустя несколько минут молодой мужчина кивнул и сошел с яхты. Протиснувшись через нервную толпу туристов, он направился к выходу. На скамейке у ворот его ждали еще двое парней с сумками, фотоаппаратом и ещё какими-то железяками. С такого расстояния Даша не смогла разглядеть их подробно, поэтому переключилась на то, что происходило на палубе морского судна. Седовласый грек что-то сказал женщине-организатору, кивнул головой и исчез, спустившись по лестнице на нижнюю палубу яхты.

Дама объявила, что все в порядке. Толпа оживилась, люди стали переминаться с ноги на ногу, словно скаковые жеребцы, предчувствующие скорый старт. Вокруг стало шумно, все обсуждали эту непредвиденную заминку. Спустя несколько минут подруги оказались на деревянном настиле палубы. Совсем юная девочка, на вид лет семнадцати, представилась Анной и сообщила, что во время круиза она будет рассказывать о морских достопримечательностях Кипра. И напомнила, что в баре кроме напитков, включенных в стоимость круиза, есть огромный ассортимент других эксклюзивных коктейлей за отдельную плату. 

Из динамиков зазвучал рассказ истории основания острова, его легенды и мифы, а также предполагаемый маршрут следования. Подруги переглянулись, на лице Лиды была неподдельная счастливая улыбка. Дашины мысли были заняты другим. Ее беспокоило молчание Странника. Она очень надеялась, что, вернувшись в отель, она обнаружит в своем телефоне непрочитанное сообщение. 

На палубе зазвучала энергичная музыка. Вода под кормой забурлила, судно плавно отчалило от причала. Чернокожий официант, с голым торсом и джинсовых шортах, светя белоснежной улыбкой, предлагал взять с подноса бокалы с игристым напитком янтарного цвета. Пританцовывая, он подошёл к девушкам и слегка наклонился, чтобы они свободно могли дотянуться до бокалов. Все это время он не сводил взгляд с Даши, а когда та потянулась за шампанским, слегка отстранился. Что это? Он флиртовал? Даша взяла бокал и улыбнулась чернокожему парню, тот в свою очередь подмигнул ей и послал воздушный поцелуй свободной рукой. Задержавшись еще на долю секунды, он ожидал от девушки какой-то реакции, но Даша лишь поблагодарила его. Поэтому он в лёгком танце отправился дальше. Проследив за ним, Даша поняла, что этот флирт возможно является частью его работы, поскольку те же самые действия он проделывал и в отношении других женщин. 

Бесовка смотрела на стремительно удаляющийся берег, сделала небольшой глоток прохладного напитка и глубоко вздохнула. Лида поинтересовалась, все ли у нее хорошо, и Даша улыбнулась: «Все прекрасно, подруга!»

 

Глава 8 «Возвращение»

“Бесовка: Больше всего я боюсь быть обманутой. Но это, наверное, у каждого человека так. Всегда где-то в глубине сознания присутствует страх предательства и лжи. И даже не столько обман ранит душу, сколько понимание того, что тебя предали. Ведь ложь — это составляющая любых отношений — любовных, дружеских, семейных. Существует такое выражение — ложь во благо. И это, конечно же, нормально. Бывают ситуации, когда обман оберегает спокойствие, сохраняет здоровье или даже жизнь. Говорят — лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Нет! Не всегда эта горькая правда нужна. Порой она так сильно ранит, что жить не хочется. А предательство — его я, наверное, не смогу простить никогда.

Странник: Ты чего? Что на тебя нашло? Тебя кто-то обидел?

Бесовка: Нет, нет… Все хорошо. Просто вдруг захотелось выговориться… Прости, если я тебя загрузила.)))

Странник: Перестань! Все нормально. Ты рассказывай, если что — не молчи. “

 

До условного срока сдачи проекта, который парни сами себе обозначили, составив план действий, оставалось четыре дня. За четырнадцать дней ребята создали трехмерную версию комплекса Родотеоса. Теперь это был полноценный туристический виртуальный мир с шикарным отелем и яхтой. Осталось съездить в ту небольшую гостиницу, которую Игорь оставил на потом, посчитав, что это самое простое. Прикрепить его к уже существующему, но это не составит большого труда. И сейчас он совсем не переживал о том, что осталось так мало времени.

Утро началось внезапно. Игоря разбудил телефонный звонок. Еще в первый день киприот посоветовал купить парню местную сим-карту для комфортной связи, чтобы не тратить деньги на роуминг. Игорь незамедлительно последовал совету своего партнера и работодателя. В первую очередь он сообщил новый номер родителям, чтобы те в любой момент могли позвонить ему. Еще об этой сим-карте знали Родотеос и сестры Гриши и Володи. Поэтому вариантов, кто мог позвонить в такую рань, было немного. 

Надоедливый противный звонок! И почему вспоминаешь о намерении сменить мелодию только когда эта трель во всю сверлит уши, словно ужасная бормашина стоматолога? Сквозь мерзкий перезвон послышались недовольные возгласы ребят. Испытывать нервы друзей и свою судьбу Игорь не стал (неизвестно, какой предмет сейчас находился в пределах размаха руки Хитреца). Он приподнялся и взял с тумбочки телефон. На дисплее высветился номер Родотеоса. Игорь нажал кнопку «Ответить» и приложил телефон к уху.  

«Игорь, надеюсь, я тебя не разбудил? — опуская формальности приветствия, начал с вопроса Родотеос. Хотя судя по тому, что он и не думал ждать ответа, а сразу продолжил, вопрос был риторическим. — Ты вчера говорил, что готов заняться старым зданием? Так вот, сегодня я распорядился о перевозе всех туристов оттуда сюда, чтобы вы спокойно могли все доделать. Сколько времени вам необходимо для этого?»

— Доброго утра, Родотеос, — усевшись на кровать, поздоровался Игорь нарочито громко, чтобы Володя с Гришей проснулись. — Да. Я думаю, суток вполне хватит.

Парни один за другим подняли головы, не понимая, что происходит. Сообразив, что Странник разговаривает с заказчиком, они приняли вертикальное положение, внимательно вслушиваясь в разговор. Игорь включил громкую связь.

«Отлично! Тогда будьте готовы. Сейчас там уже собирают гостей и грузят в автобус. Минут через двадцать спускайтесь, на парковке будет стоять машина. Водитель вас отвезет, — Родотеос на секунду замолчал, а когда продолжил, ребята услышали в интонации голоса киприота улыбку. — Ты обратил внимание, что я для тебя быстро все делаю? Вы мне понравились, молодцы! Но об этом поговорим позже».

Игорь отключился, нажав клавишу сброса, и с довольной улыбкой на лице посмотрел на сонные лица ребят. 

— Ну что сидите, лодыри? — ухмыльнулся Странник. — Подъем! Работа не ждет!

— Что за фигня, Игореха? — скривив недовольную гримасу, кутаясь в одеяло, заскрипел противным невыспавшимся голосом Гриша. — Ты же говорил, что это будет через пару дней, а пока отдыхаем.

— Видимо, господин Родотеос устал от нашего бесплатного проживания и решил поскорее избавиться от нас.

Игорь так же, как и Хитрец со Сталкером не был готов к такому повороту событий. И сейчас, сидя на кровати и глядя на помятые физиономии друзей, совсем не хотел никуда ехать. Потому что нужно вставать, идти в душ…  Мысль о водных процедурах, судя по всему, парням пришла одновременно, потому как глаза всех троих враз ожили. Скидывая с себя одеяло, ребята соскочили с кроватей и, толкая друг друга, ринулись в ванную комнату. Первым оказался Володя.

— Кто раньше встал, того и тапки. — Крикнул он через закрытую дверь.

 

Выходя на уличную парковку, Игорь вспомнил, что снова не посмотрел сообщение от Бесовки. Последний раз такое случилось, когда Странник пошел на прогулку, выпил там полбутылки виски, а наутро с больной головой отправился на яхту. Но получил от ворот поворот, потому как Родотеос забыл о запланированной экскурсии. Поэтому весь оставшийся день Игорь отлеживался в кровати. А вечером был полный привет — пришлось узнать о себе много нового от Бесовки, написать невероятное количество слов, объясняя, почему так вышло. В наказанье Бесовка заставила его набрать и отправить ей тысячу раз слово «Прости!». Все бы ничего. Усложнялось тем, что приложение допускает лишь тысячу символов в одном сообщении. Вышло целых семь сообщений, содержащих сто шестьдесят «Прости!». Хорошо что Игорю удалось переубедить ее сократить количество слов до тысячи, потому что изначально был заявлен миллион. Странник подсчитал, что на это потребуется более шести тысяч сообщений. Администраторы запросто могут посчитать это техническим флудом и заблокировать навсегда.

Извинившись перед ребятами, он отошел в сторону, проверил, ловит ли здесь вай-фай, и зашел в приложение. Разумеется, Бесовка уже была в сети. 

«Доброго утра, дорогой Странник!

Сегодня чудесный день — я отправляюсь домой! Конечно, я уже говорила тебе об этом, но все-таки решила напомнить еще раз. Ты ведь мастер все забывать. Вот и сейчас опять пропадаешь непонятно где, хотя у меня совсем немного времени, потому как трансфер в аэропорт уже скоро. (((

И я опять до вечера не успею прочитать твой ответ. Хотя, может быть, это и к лучшему. ) Больше интриги — больше эмоций. )))

В общем, ладно. ) Мне уже пора! Целую, обнимаю! До связи!»

Прочитав сообщение, он нажал кнопку «Ответить», но зеленый значок рядом с ее ником уже сменился на красный. На секунду Игорь замер, размышляя о том, ответить сейчас быстро или написать полноценное сообщение после того, как они прибудут на место. Чаши весов склонились в сторону «Ответить быстро сейчас». Игорь, перебирая пальцами по клавиатуре, набрал текст и нажал кнопку «Отправить». После чего заблокировал телефон и ускоренным шагом подошел к машине, возле которой курил Володя.

— Поехали! — скомандовал Странник, садясь на заднее сиденье автомобиля.

Хитрец быстро докурил сигарету и уселся рядом с ним. Выезжая на проезжую часть, автомобиль остановился и немного сдал назад, пропуская автобус, который уже начал заворачивать на парковку. 

— Уже привезли, — коротко сказал Володя, глядя через тонированное окно. 

Машина тронулась с места и выехала на дорогу. Через минуту они уже неспешно двигались по пальмовой набережной. А еще через десять минут ребята разглядывали четырехэтажный отель с небольшим искусственным водопадом справа от входа.

— Слушайте, парни, а мне этот отель нравится даже больше, чем тот, — сказал Гриша, раскуривая трубку. — По крайней мере внешне. Он прям излучает некую античность. Круто!

— Согласен, — поддержал товарища Хитрец. — Интересно, как там внутри?

— Сейчас мы это и проверим, — Игорь направился ко входу.

— Ты куда разогнался? — Хитрец усмехнулся, но отправился следом за Странником.

Гриша, не обращая внимания на скрывшихся внутри отеля друзей, неспешно расхаживал по тротуару вдоль бетонного забора и рассматривал расположенные рядом здания.

 

Собрав чемодан, Даша сидела на кровати, разглядывая в телефоне фотографии, которые сделала за время отдыха. Да, этот отпуск оказался незабываемым. Она каждый раз говорила это маме и дяде Валере во время видеосвязи. Девушка посетила абсолютно все достопримечательности этого города. Несколько раз выезжала с экскурсией в другие исторические места острова, побывала в морском круизе. Купалась в ночном море с новой подругой, с которой познакомилась в самолете. И наверное самое важное — эти четырнадцать дней сблизили ее с парнем из Сети. С человеком, которого она никогда не видела, но к которому испытывает невероятное притяжение. Вечерами она с нетерпением ждала его, чтобы обменяться впечатлениями, пожелать доброй ночи, услышать в ответ что-то нежное и прекрасное. А утром первым делом хватала телефон, чтобы опередить его и поздороваться. 

И это прекрасно! Прекрасно, когда тебе есть кому желать хорошего сна и по утрам видеть ласковые слова. Прекрасно, что кто-то так же, как и ты переживает о том, все ли у тебя в порядке. Беспокоится, что ты ела сегодня на завтрак, как провела день. Чувствует, когда тебе плохо. Это значит, что ты кому-то нужен. 

И пускай это будет только в сети. Некоторые реальные люди, будучи рядом, не способны даже на крохотную долю процента совершать те поступки, которые совершают люди, ставшие близкими на расстоянии. Несомненно, огромное количество мусора обитает в чатах и форумах. Флеймеры, флудеры и другие агрессивные подростки или, умирающие от скуки, диванные умники, засоряющие пространство всемирной паутины и вызывающие негативное отношение к интернет-ресурсам у простых пользователей. Но ведь есть, точно есть в сети адекватные люди. Настоящие, живые, с искренними чувствами. Только их трудно распознать среди тысяч фейковых аккаунтов.

Раздался стук в дверь. В комнату, не дожидаясь приглашения, вошла Лида. Она уже была готова — макияж, яркое платье, солнечные очки и чемодан в руке. Улыбка, как всегда, была на своем месте. Увидев Дашу на кровати в халате, она развела руки в стороны.

— Ты чего еще не одета?

— Знаешь, я тут подумала, а не остаться ли еще на пару недель? — Это заявление шокировало Лиду настолько, что она открыла рот и присела прямо на чемодан. Даша поспешила успокоить подругу. — Да я шучу. Ты что? Во-первых, нас никто здесь не оставит. Во-вторых, мой кошелек позволит мне может быть только палатку на берегу. И то, не факт.

— Нет, я бы осталась еще на недельку. Хотя… Нет, надоело. Домой уже хочу. И про финансы ты верно заметила.

Даша засмеялась, пообещала подруге, что через десять минут будет готова, взяла полотенце и отправилась в ванную. 

 

В фойе собралось порядка пятнадцати человек. Кто-то расхаживал между колоннами, уткнувшись в телефон, кто-то играл с детьми на диване. Некоторые сидели в баре. В отеле сегодня было как никогда душно. Даша с Лидой побродили по фойе, но не нашли свободного места на диванах, поэтому отправились во внутренний двор. Оказалось, что и там все шезлонги заняты. Лида в шутку предположила, что происходит массовая эвакуация — у каждого рядом стояли чемодан или сумка с вещами. Странное и немного пугающее ощущение. Даша осмотрела всю территорию двора и, не найдя ни одного свободного места, направилась к барной стойке. Возле молодого бородатого бармена как раз оказалась пара свободных стульев. Девушки заказали два освежающих безалкогольных коктейля — рекомендация от бармена.

— Ну как? Ты хоть отдохнула? — поинтересовалась Лида, подперев голову ладонями. 

— Да, наверное, — прислушиваясь к своим ощущениям, ответила Даша. — Ты знаешь, перед тем как ты пришла ко мне в номер, я размышляла именно об этом. И знаешь что я отметила?

Лида с интересом посмотрела на Дашу.

— Что знакомство с тобой было одним из самых приятных в этом отпуске.

— У меня тоже, — нараспев растянула Лида и, встав со стула, обняла Дашу. — Я кстати тоже подумала, что хорошо было бы обменяться контактами. Как ты на это смотришь?

Даша ответила, что очень даже за, и они по очереди продиктовали друг другу номера телефонов. Оказалось, что Лида не из самой Москвы, а из Владимира. И с радостью будет ждать новую подругу в гости в любой момент. Даша поблагодарила за приглашение, сообщила свой адрес в Москве и сказала, что тоже будет рада ее приезду.

Из отеля вышел пожилой седовласый мужчина и по-английски сообщил, что автобус уже ждет. Все туристы, удобно расположившиеся на лежаках, начали неохотно подниматься и не спеша направились к выходу. Девушки отправились следом за всеми.

Автобус тронулся с места и плавно покатил по дороге, петляя по улицам между невысоких домов. Даша посмотрела на часы — до отправления в аэропорт оставалось около часа. Ей было непонятно, зачем ехать в другой отель, если скоро оттуда все равно уезжать? Как объяснил управляющий, в помещении будут проводиться какие-то работы, но что это за работы, толком пояснить не мог. Все выглядело как-то слишком странно. Но спорить ей не хотелось, зачем портить последний день отпуска. На удивление, никто не был против этой рокировки, несмотря на то, что некоторые заехали совсем недавно.

Они свернули с дороги на парковку. Автобус остановился, двери открылись, люди стали выходить из салона. Даша с Лидой влились в общий поток туристов и направились к открытой двери. На улице их встретила женщина. Она терпеливо объясняла каждому, кто задавал вопросы, зачем и на сколько их перевезли в другой отель. Выдержке ее можно было позавидовать. Несмотря на то, что информацию людям сказали в точке А, пришлось то же самое объяснять и в точке Б. Когда пассажиры покинули салон, она пригласила пройти в фойе для заполнения необходимых документов. Люди, словно неуклюжие утята за мамой-уткой, направились к парадному входу. Даша с Лидой, не желая толкаться и запинаться друг о друга, пошли самые последние. Даша остановилась перед крыльцом, посмотрела на дисплей телефона — часы показывали без четверти двенадцать. 

— До отправления в аэропорт пятнадцать минут. Стоит ли заходить? Может быть, здесь дождемся автобуса? — спросила Даша у подруги.

— Не знаю, — пожала плечами Лида, глядя на большую входную дверь. — Ну, а что мы здесь-то будем торчать? Там хоть прохладно, здесь душно, аж жуть. 

Даша еще раз посмотрела на часы в телефоне, как будто время от этого пойдет быстрее. Но цифры  действительно изменились — теперь было сорок шесть минут двенадцатого. Значит, автобус придет за ними уже через четырнадцать минут.

— Давай хоть одним глазком глянем, что это за отель? —  прищурившись, попросила Лида.

— Ну давай.

Даша взяла чемодан и стала подниматься по лестнице. Благо он был не очень тяжелым, и девушка довольно быстро оказалась на верхней площадке крыльца. Поставив чемодан на плиточный пол, она посмотрела, как мучается со своим багажом Лида. Бесовка спустилась к ней и предложила помощь. Чемодан подруги был гораздо тяжелее и больше ее собственного. И пока они поднимались, Лида несколько раз отругала себя за то, что не послушала Дашу. Преодолев ступеньки, Даша шумно выдохнула и с благородным видом уступила право подруге первой войти в фойе этого отеля. Лида поблагодарила, распахнула дверь и шагнула внутрь, Бесовка пошла следом.

Просторный холл, белые ровные стены, светлый почти зеркальный пол. В углу стойка администратора с серебристыми колоннами и золотистыми буквами «RECEPTION» наверху. Справа от стойки большой массивный диван, который уже заняли ожидающие регистрации люди. Рядом с диваном такой же массивный столик с буклетами на столешнице. Напротив ресепшена две кабины лифта с хромированными дверями. В дальней стене дверь. Даша знала, куда она ведет — во внутренний двор, где был большой бассейн с шезлонгами. Она знала это место. Это был проект Странника. Тот самый, который он показывал. Тот самый, над которым работал четырнадцать дней. У Даши сдавило горло. Она стояла, словно окаменевшая статуя, без возможности пошевелиться.

— Блин, как тут здорово! Согласись? — Лида подошла к подруге и начала тормошить ее за руку. — Я вижу, ты тоже в шоке. Круто! Вот бы жить здесь с самого начала.

Несколько минут ступора. Окружающий мир был по другую сторону сознания. Где-то далеко. Придя в себя, Даша почти бегом направилась к стойке, где находились две девушки, они помогали туристам заполнять документы. Даша попыталась протиснуться к ним, но очередь из желающих поскорее осмотреть номера заволновалась. Вокруг на разных языках послышались недовольные возгласы. Одна из менеджеров с улыбкой попросила дождаться своей очереди. Бесовка извинилась, но настойчиво попросила подсказать, где найти русского парня, который занимается созданием сайта для их отеля. Обе девушки дружно пожали плечами. Парень, проходивший мимо в этот момент с именем Йоргос на бейдже, сообщил, что сейчас его здесь нет, что он уехал в другой отель и вернется только через пару дней. Даша схватила телефон, и судорожно стала искать в меню приложение. Что за закон подлости? Когда нужно что-то срочно найти, оно обязательно теряется. Наконец, нашла. Кликнула по иконке пальцем, началась загрузка. Спустя минуту появилась надпись, что нет подключения к сети. Даша снова обратилась к администраторам с просьбой дать ей пароль от вай-фая. Девушка нахмурилась и жестом руки попросила подождать. Но времени на это уже не было. Лида окликнула подругу, сообщив, что на улице ждет автобус.

Бесовка не знала, что ей делать. В голове пульсировала только одна мысль — все это время он был рядом. Здесь, в этом отеле. И они могли встретиться. Даже сейчас. Нужно просто написать сообщение. Но она не может этого сделать. Сковало отчаяние. Из глаз полились слезы. Даша снова попросила девушек на ресепшене всего лишь дать пароль. В этот раз менеджер пообещала, что поищет и начала усердно перекладывать бумаги, которыми был завален весь стол. Подошла Оксана — девушка, которая привезла их из аэропорта. Поинтересовалась, в чем проблема и сказала, что скоро начнется регистрация на их рейс. Даша не слышала ее. Лишь с надеждой смотрела на администратора, которая перебирала документы в поиске пароля. 

Лида попросила помощи у водителя автобуса погрузить оба чемодана, после чего вернулась в отель, чтобы забрать подругу. Взяв ее под локоть, она осторожно потянула к выходу. Даша не сопротивлялась, но все ее внимание было обращено к менеджеру за стойкой. Когда они уже были у двери, девушка подняла голову и тихо сказала: «Мне очень жаль…». Подруги спустились с крыльца и сели в автобус. Следующая остановка — аэропорт.

 

Игорь сидел за столом в кафе. Вокруг было пусто, даже бармен куда-то вышел. Хотя кроме него здесь и не было никого. Володя с Гришей решили прогуляться по городу, сходить на пляж. Странник отказался, ссылаясь на плохое самочувствие. Ему действительно было как-то дискомфортно, но не физически, а морально. Но от чего именно, он пока понять не мог. Казалось бы, все хорошо — материал для сайта уже смонтирован и загружен на сервер. Работа почти закончилась, и до приезда машины можно было расслабиться. Но что-то угнетало его, постепенно засасывая в зыбкую трясину депрессии.

Он крутил телефон в руках, глядя на пустующие лежаки, на идеальное зеркало воды в бассейне, отражающее небо. Внезапно солнце скрылось за облаком, поднялся неприятный ветерок. Краски окружающего мира потускнели, вода в бассейне потеряла свою прозрачность, газон вокруг него стал темным и безжизненным, небо хмурым и тусклым. Игорь встал из-за стола и посмотрел вверх. Редкие облака, похожие на рваные куски ваты, были небрежно разбросаны по всему небосводу. Странно, впервые за две недели в небе появилось что-то кроме бесконечной синевы и систематически садящихся самолётов. Глядя на объемные белые кучи, медленно плывущие в голубом воздушном океане, Странник подумал, что точно такое же небо он наблюдал в парке в Москве, когда впервые узнал про нового участника комнаты «Маски» — Бесовку. Кстати, сейчас — он посмотрел на часы — она уже должна прилететь в Россию. Возможно, едет в такси домой. А может быть, ее кто-то встретил? В любом случае, он надеялся, что скоро получит от нее весточку с родной земли.

Обойдя бассейн, Игорь вернулся к столу, за которым сидел минуту назад, огляделся. Почему именно этот стол он выбрал? Стоит ни с краю мансарды, ни в центре — где-то, непонятно где. Странник провел по поверхности указательным пальцем — чисто. Усмехнулся и направился к барной стойке. Бородатый молодой человек в фартуке бармена, перед тем, как удалиться, предусмотрительно поставил на стойку бутылку виски на всякий случай. Умный парень. Игорь усмехнулся, открутил крышку у бутылки и налил в хайбол бронзового цвета напиток. 

За изгородью послышался громкий басистый смех. Его невозможно было спутать ни с каким другим — с пляжа возвращались Хитрец и Сталкер. Игорь залпом выпил содержимое стакана и отправился внутрь встречать друзей. В фойе парни вошли, бурно что-то обсуждая. Увидев Странника, они как-то неуверенно подошли к нему.

— Слушай, Игореха, а мы можем остаться тут до утра? — с ходу спросил Гриша. —  Я же правильно понял, что до завтра здесь все равно никого не будет?

— Ну вообще-то… — хотел было возразить Игорь.

— Да, ладно тебе, — перебил его Володя, положив руку на плечо, — я знаю, что ты уже созвонился с Родотеосом и сообщил, что мы закончили. Но ведь можно что-то придумать. Понимаешь…

— Короче, — так же бесцеремонно, как и старший товарищ, оборвал его на полуслове Сталкер, — мы сейчас заходили в магазин, хотели пива купить. А там такая девочка работает. Мы с ней разговорились…

— Она русская, представляешь? — уточнил Хитрец.

— Да, — подтвердил Гриша и продолжил. —  В общем, мы договорились встретиться. Но в ту гостиницу везти как-то не комильфо, а здесь было бы в самый раз. Ну, что скажешь?

На несколько секунд в фойе повисла тишина. Парни ждали от Игоря ответа, а тот, в свою очередь, переваривал сказанное друзьями.

— Если что, — нарушил молчание Гриша, — у нее есть подруги. Мы уже все узнали.

— Осталось дело за малым, — пробормотал себе под нос Игорь. Затем посмотрел на ребят и добавил. — Ладно, сейчас что-нибудь решим.

Он достал телефон, нашел в телефонной книге номер Родотеоса и нажал кнопку вызова. Что говорить в подобном случае? Какую причину придумать, чтобы не упасть в глазах заказчика? Ведь это не авторучку попросить — из-за них на целые сутки переселили всех жильцов отеля для того, чтобы они занимались делом, а не баб в номера таскали. Варианты оправданий того, почему они должны остаться здесь до утра, пролетали в голове одна за другой, и все настолько нелепые, что смешно становилось.

Родотеос ответил после второго гудка. В голове у Игоря была каша. Он не стал ничего сочинять и рассказал ему все как есть. О том, что работы осталось на пять минут, о неожиданном знакомстве с местными русскоязычными девушками и о том, что ребята хотели бы остаться в этом отеле до утра.

— О, курортный роман! — с радостью в голосе воскликнул киприот на том конце провода. — Ну что же, я не против вечеринки. Но только если ты пообещаешь, что завтра на месте отеля останется отель, а не куча пепла. Тем более, что завтра заселять будем только после двух часов дня. Успеете?

— Конечно! Все будет отлично, Родотеос! Спасибо огромное! — уверил его Игорь, попрощался и отключился.

Гриша с Володей оба непонимающе смотрели на друга. Их удивило, его решение напрямую все рассказать хозяину отеля. А если бы он не согласился? Если бы засомневался и отказал?

— Ну если бы отказал, значит, не судьба, — развел руки в стороны Странник и направился обратно на террасу. На барной стойке его ждала бутылка с бронзовым шотландским виски.

Странно, Бесовка должна была давно уже прилететь. Почему она до сих пор ничего так и не написала? Можно было бы зайти на сайт туроператора и поинтересоваться, приземлился ли самолет. Или войти на сайт аэропорта и посмотреть в расписании, но Игорь не знал, в какую страну и какой авиакомпанией она летала. Почему за все это время у него не возникло мысли спросить у девушки, где она отдыхает? Переживание нарастало. Он не мог спокойно сидеть на месте. Внутри него пульсировала тревога и с каждой минутой становилась сильнее. Парень встал, обошел бассейн, вернулся на место. Затем снова встал и снова проделал тот же маршрут. При каждом возвращении к бару он обновлял страницу с перепиской — Бесовка не заходила в Сеть.

Дверь из отеля отворилась, и на террасу вышли Хитрец и Гриша. В руках они держали пакеты, в которых при каждом шаге звенели стеклянные бутылки. Они оба были уже навеселе. Вслед за парнями на газоне появились три молодые девушки. Гриша тут же пригласил их искупаться и с разбега «бомбочкой» прыгнул в прозрачную воду. В разные стороны полетели брызги прохладной воды, девушки завизжали, прячась друг за друга. Но после повторного приглашения спустились в бассейн.

— Старик, у тебя все нормально? — к Игорю подошел Хитрец. Несмотря на разящий от него запах алкоголя, выглядел он абсолютно серьезным и обеспокоенным.

— Да, все в порядке, Володя. Спасибо, — кивнул в ответ Игорь, глядя на резвящихся в воде ребят. — Неважно себя чувствую. Но скоро все пройдет. Не парься. 

Хитрец нахмурился и замолчал. Но такой ответ Володю устроил. Он оживился, еще раз уточнил, все ли в порядке, и с диким криком побежал к бассейну. Заметив стремительно приближающегося Хитреца и предчувствуя неминуемую катастрофу в виде бассейнового цунами, девушки стали отчаянно грести руками, чтобы отплыть от точки падения как можно дальше. Визг заполнил все пространство внутреннего двора. Володя с шумом плюхнулся в воду.

Телефон на барной стойке завибрировал, уведомив о поступлении нового сообщения. Игорь поспешил разблокировать дисплей. Это была Бесовка. Он кликнул по иконке приложения — тут же началась загрузка. Пока загружалась страница переписки, парень зашел внутрь здания отеля и уселся на диван в фойе. Крики друзей стихли за закрытой дверью. Странник открыл поступившее сообщение. Текст был коротким и каким-то безжизненным: «Я дома. Долетела нормально».

 

Даша вышла из автобуса. Место, куда их привезли сейчас, отличалось от того, где они вышли, приземлившись две недели назад. Огромная площадь, будто паутиной, была исполосована асфальтированными дорожками, которые сходились у главного входа в стеклянную полусферу. От нее шел надземный переход в основное помещение аэропорта — стеклянную коробку той же высоты, что и купол. 

Дождавшись пока все выйдут из автобуса, Оксана, пригласила следовать за ней и уверенной походкой направилась по аллее к дверям полукруглого аквариума. Здесь было гораздо больше народа, чем в терминале прибытия. Люди шли по переходу, окунувшись в свои мысли, и не обращали внимания друг на друга. 

Преодолев прозрачный надземный тоннель, Даша и Лида в составе группы остальных туристов вместе с Оксаной оказались в большом просторном помещении. Гул, созданный электронным диктором, объявляющим регистрацию, неустанно разговаривающими пассажирами и общей суетой самого аэровокзала, напоминал пчелиный улей.

Оксана сообщила, куда нужно идти на регистрацию, где располагается туалет и автомат с кофе. После этого мило улыбнулась, попрощалась, пожелала хорошего полета и удалилась. Туристы остались одни. Пока Даша смотрела по сторонам, толпа соплеменников растворилась среди людей, снующих по территории огромного международного аэропорта.

Лида с беспокойством посмотрела на Дашу.

— Ну что? Как ты? — поинтересовалась подруга.

— Нормально, — сдержанно кивнула Даша.

Это был вопрос не просто знакомой, которой не было до нее никакого дела, и спросила она исключительно из чувства вежливости и этики. Это был вопрос настоящей подруги, которая переживала за Дашу, как за родного и близкого человека. Переживание читалось в ее глазах, в голосе, в осторожном касании руки. Даше стоило немалых усилий, чтобы выдавить из себя хоть какое-то подобие улыбки. В душе все еще пульсировала обида — две недели на одном острове, в одном городе, и за это время у них со Странником не получилось встретиться. Как же так? Почему никто из них ни разу не поднял тему о местонахождении друг друга? Ну ладно Даша. Она все это время считала, что парень работает в Москве. Что гулять он ходит по улицам столицы, что встречается с друзьями в барах там, на родине. Но почему он — Странник, ни разу не спросил, куда она улетела? Где она отдыхает? По берегу какого моря гуляет? Почему она сама ни разу не заикнулась об этом? Какая неведомая сила уводила от них обоих эти мысли? 

Глаза девушки снова наполнились слезами. Лида подала подруге платок. Она с искренней горечью смотрела, как страдает Даша, но понимала, что ничем не сможет успокоить ее боль. Никакие разговоры и утешения не способны помочь разобраться в этом. Может быть, позже, но не сейчас. Она взяла Дашу  за локоть и нежно повлекла за собой в сторону шеренги регистрационных терминалов. 

Пройдя лабиринт ограждений, девушки остановились позади суетливого мальчугана, который пытался вырваться из железной хватки отца. Все его попытки оборачивались полным провалом. Но парнишка не терял надежды и отчаянно извивался на руке несокрушимого папаши. Очередь продвигалась очень медленно. Суета беспокойного мальчишки и томительное ожидание возвращали Дашу к мысли о ситуации в отеле. Почему так все сложилось? Почему не смогли они встретиться? Четырнадцать дней бесполезно проведенного времени. Четырнадцать дней выпали из жизни. 

Может быть, он не хотел этой встречи? Он как-то узнал, что Бесовка здесь, на острове, и нарочно не сообщил об этом. Или это была игра? Странник отправил ей виртуальный отель, чтобы та каким-то образом узнала его и сама нашла в незнакомом городе? Нет, это полнейший бред. Как и все остальное. Даша потрясла головой, прогоняя лишенные смысла вопросы. Нужно было как-то от этого избавиться. Но как теперь стереть из памяти человека, который вкачивал в нее посредством переписки потоки энергии, надежду на будущее? Можно ли изолировать мозг от воспоминаний, которые сделали эти две недели намного ярче? Как протрезветь? Как выйти из этого состояния? В голове назойливо щелкали литеры печатающей машинки, фиксируя десятки новых вопросов. Это сводило с ума.

Даша присела на стоявший рядом чемодан. Лида, заметила это и тут же присела рядом с ней на корточки.

— Дашуль, ну, ты чего? — с искренним беспокойством в голосе спросила подруга. — Если хочешь, давай поговорим. Вроде бы после этого легче становится. Или может тебе таблетку какую-нибудь дать? 

Даша посмотрела на подругу, улыбнулась и отрицательно покачала головой. Понимая, что нужно брать себя в руки, она сделала глубокий вдох и встала на ноги. Очередь сместилась на несколько метров. Девушки взяли свой багаж и сделали пару шагов вперед. Мужчина и женщина позади них не отставали. Они с нескрываемым любопытством наблюдали за поведением девушки. Даша заметила заинтересованные взгляды соседей, вытерла слезы и медленно выдохнула: до того момента, как они подойдут к столу регистрации, нужно взять себя в руки, чтобы у сотрудников аэропорта не возникло вопросов и сомнений на ее счет.

Регистрация, таможенный контроль, посадка в самолет. Все прошло хорошо — никаких вопросов, никаких проблем. Теперь необходимо просто уснуть, чтобы через несколько часов оказаться в Москве. Там ее встретят мама и дядя Валера, которым она предусмотрительно сообщила, когда и куда прилетает. Там будет любимая семья, родной дом, родной воздух, пусть и отравленный выхлопными газами. Там будет проще и легче.  

Веки девушки потяжелели, и она закрыла глаза. Мысли эхом доносились до разума, растворяясь в сумрачной пелене. Гул реактивных турбин слабым фоном провожал сознание Даши в дремотную мглу. Голоса пассажиров, рассаживающихся по креслам, становились все тише и превращались в шелест опавших листьев в осеннем парке. Теперь все, что раньше было реальным, казалось выдуманной историей, случившейся с кем-то другим и рассказанной талантливым выдумщиком у костра при мерцании ярких языков пламени.

По традиции Дашу разбудила Лида, осторожно подергав подругу за локоть. Девушка открыла глаза и, не понимая, что происходит, стала оглядываться по сторонам. Лида сообщила, что самолет начал снижение и скоро они будут дома. Даша с сомнением посмотрела в иллюминатор — они летели через облака, рассекая молочную пену. Вскоре дымка рассеялась и показались заплатки полей и лесов с лентами автомобильных дорог. Чуть позже внизу можно было разглядеть аэропорт с взлетными полосами и огромными серебристыми птицами, расправившими свои крылья перед взлетом. Их самолет плавно снизился, легкий толчок — шасси коснулись бетонки, аплодисменты пассажиров экипажу. 

— Здравствуй, милый дом… — пробормотала Даша и стала готовиться к выходу.

В аэропорту девушку, как и предполагалось, встретили мама и дядя Валера. Даша познакомила их с Лидой. Мама тут же пригласила подругу дочери в гости, но Лида вежливо отказалась, пояснив, что сейчас за ней подъедет жених. Мама кивнула головой и они с братом отправились к выходу. Дядя Валера взял у племянницы чемодан и объяснил, где находится его машина. 

— Ну, пришла пора прощаться. — То ли это был вопрос, то ли констатация. Лида развела руки в стороны и сделала шаг к подруге. — Ты там смотри, сильно не горюй. Всё наладится, я уверена в этом. 

Даша пообещала держать себя в руках. Они обнялись, попрощались, и Даша отправилась к выходу. В машине ее почти ни о чем не спрашивали, пообещав устроить настоящий допрос дома. Лишь изредка любопытство матери прорывалось сквозь терпение короткими вопросами типа: «А какая там температура?» или «Теплое было море?» Даша отвечала коротко, односложными предложениями. Каждое воспоминание о том далеком острове проецировало одну и ту же картину — светлое фойе с высокими потолками, золотистая стойка администратора и массивный кожаный диван. 

Машина остановилась у подъезда. Зоя Сергеевна с Дашей вышли, дядя Валера остался парковать автомобиль. В момент когда девушка поднесла магнитный ключ к домофону, мама окликнула Дашу и попросила подойти к ней. Дочь послушно вернулась. Зоя Сергеевна кивнула головой в сторону парковки. Самого дяди видно не было — он стоял за высоким кузовом своего внедорожника. 

Даша не могла понять, что происходит. Мозг обрабатывал информацию с трудом. Валера разными способами пытался намекнуть, куда нужно посмотреть, но в конце концов сдался. Достал из кармана брелок с ключом и указал направление пальцем, переключая внимание племянницы чуть правее. Даша медленно перевела взгляд. Рядом с джипом стоял серебристый трехдверный хетчбек, обвязанный широкой красной лентой, с большим пышным бантом сверху. Даша давно хотела купить себе машину, но у нее постоянно возникали разные причины, постоянно что-то мешало это сделать. В один момент она даже подумала, что так и должно быть, возможно, что-то или кто-то оберегает ее, не давая возможности сесть за руль. После этих мыслей желание на какое-то время угасло. И она смирилась с тем, что ей придется ходить пешком, либо пользоваться метро или такси.

— Это тебе на день рождения, — услышала девушка за спиной голос мамы.

Ступор отступил, Даша развернулась и со словами восхищения и благодарности кинулась обниматься — сначала к матери, затем к дяде. Этот ритуал она проделала несколько раз, пока Валера не остановил ее и не предложил оценить подарок изнутри. Даша выдохнула, успокоилась, взяла ключи и пошла к водительской двери. Подарочную ленту пришлось отодвинуть немного назад. Валера предложил снять её совсем, но Даша возразила, аргументировав это тем, что ехать ей пока никуда не надо, так что пусть стоит как подарок. Никто не стал возражать.

Вдоволь налюбовавшись неожиданным подарком, Даша сообщила, что проголодалась. И они все вместе отправились домой, где ждал праздничный ужин по поводу возвращения дочери. «А так же по поводу такого шикарного подарка!», — добавила Даша и широко улыбнулась.

Все-таки близкие и родные люди способны залечить любые раны. Весь вечер они шутили, засыпали вопросами, на которые Даша с трудом успевала отвечать, смотрели фотографии. После ужина, удовлетворенные проведенным временем, все члены семьи разошлись по своим делам — мама включила свою любимую передачу, удобно расположившись на диване у телевизора, дядя Валера сообщил, что у него есть незаконченные дела и, попрощавшись, уехал, а Даша приняла душ и отправилась в свою комнату — все-таки длительные перелеты страшно выматывают. 

Лежа в кровати в полнейшей темноте, она вновь вспомнила последние часы, проведенные на острове. Вспомнила о том, что целых четырнадцать дней ходила по улицам города, в котором совсем рядом находился человек, которого она никогда не видела, но, казалось, знала его всю жизнь. Бесовка  очень привязалась к Страннику, всегда с нетерпением ждала его сообщений, злилась, когда он не писал и отсутствовал в условленное время. Иногда она ловила себя на мысли, что влюбилась. Но сейчас она находилась в родном доме, близкие люди окружили заботой, и все вроде выровнялось. В голове родилась, казалось бы, единственная верная мысль. Но такая болезненная. Как будто ее мозг пронзил снаряд из крупнокалиберного оружия, безжалостно разрывая прошлое на мелкие кусочки. Все вокруг померкло, потеряло краски. Время остановилось, упорно отказываясь отсчитывать драгоценные секунды. 

Даша взяла в руки телефон, разблокировала экран и загрузила чат. Странника в сети не было. Зато было новое сообщение от него. Бесовка открыла конвертик — очень короткий, но до мурашек волнующий текст. Всего четыре слова: «Бесовка, я тебя люблю!» Голова раскалывалась на части, хотелось избавиться от неё, спрятать, выбросить, чтобы больше не корчиться от боли. В венах пульсировала кровь, неуверенность в правильности возникшей несколько секунд назад мысли росла все больше и больше.

Пока сомнение не овладело ею полностью, Даша навела курсор на поле для ввода сообщения и набрала текст: «Я дома. Долетела нормально». Отправив первое сообщение, она замешкалась, но через несколько секунд добавила: «Возможно, я буду жалеть об этом… Но лучше все закончить. Кроме виртуальной жизни есть реальная. Я помню твои слова в самом начале нашего знакомства о невозможности настоящей любви в интернете. К тому же, раз нам не суждено было встретиться за эти четырнадцать дней, значит так и должно быть. Кажется, так ты говоришь. Прощай, Странник.». Не глядя, она нажала «Отправить», заблокировала смартфон, положила его рядом с подушкой, повернулась на бок, укутавшись в одеяло, и заплакала.

 

Такого поворота событий Игорь никак не ожидал. Он недоумевал, перечитывая отправленные сообщения Бесовки. В них чувствовалась злость. Хотя нет, не злость. Злость — это когда человек отрицательно настроен, когда присутствует негатив, разрушающий все положительное и доброе внутри тебя. Когда за тобой остается огненный шлейф, беспощадно сжигающий пройденный маршрут и все воспоминания. Это зарождающаяся тьма внутри души, перекрывающая светлым мыслям доступ к разуму. Это наркотик, который заглушает угнетающую пульсирующую боль. Но сейчас это была не злость. Сообщение без смайликов и привычного юмора, но и злобы в нем все-таки не было. Отчаяние смешанное с констатацией, повествованием, доведением информации. 

Игорь размышлял. Ему было над чем подумать. Нужно было понять, что так кардинально изменило отношение Бесовки? При чем здесь — возможность встретиться? И почему она сделала такие выводы именно после возвращения? Что случилось во время перелета? Теперь у Странника в голове беспокойно  и назойливо скреблись вопросы, не давая сосредоточиться.

Фойе наполнилось плеском воды и разговорами друзей. Игорь посмотрел в сторону двери, ведущей во внутренний двор — к нему приближалась девушка в светло-зеленом купальнике с темными диагональными вставками. Длинные русые волосы влажными прядями спускались с плеч, крепко прижимаясь к груди, спрятанной в аккуратные чашечки лифа. Не спеша, как будто крадучись, она приближалась к дивану. Присев возле Странника, девушка посмотрела на него и улыбнулась.

— Ты почему здесь, а не со всеми? — ее голос звучал мягко и ласково, словно пение птиц в весеннем лесу под аккомпанемент гуляющего теплого ветра. 

— Не знаю, — пожал плечами Странник, — настроения нет.

Долгие паузы между фразами наполнялись сумеречным дыханием тишины, вибрирующей в такт тикающим настенным часам. Игорь понимал — нужно поддержать разговор, у которого по логике должно быть продолжение в номере со всеми вытекающими обстоятельствами. Но мысли были сейчас не здесь, не на диване, не в отеле, и даже не на этом острове. Его мысли летали над Москвой в поисках единственной девушки в лабиринтах многомиллионного города. 

— У тебя что-то случилось? — спросила она и через мгновение поспешила добавить: — Ты извини, если я слишком навязчива, просто мне там стало скучно и я…

— Прости, — перебил ее Игорь, — как тебя зовут?

— Катя, — оторопела от неожиданности девушка.

— Катюш, не пойми меня неправильно, — осторожно, стараясь не обидеть девушку, произнес Странник. — Ты очень красивая. Безусловно, я рад, что вы пришли к нам в гости. И если бы была немного другая ситуация, если бы не ряд обстоятельств, которые появились в моей жизни некоторое время назад, я бы не сидел сейчас здесь, а резвился с вами там в бассейне. И все было бы классно, поверь мне! Но в данный момент я не хочу этого. Мне нужно побыть одному. Прости…

И снова тишина. Катя оставалась на месте, ее дыхание было ровным. Игорь был уверен, что внутри нее должен сейчас взорваться вулкан обиды. Он ждал, что в его адрес смесью вулканической пыли и едкого дыма полетят оскорбления — защитная реакция отвергнутой женщины. И это было бы оправдано — какая девушка, проявившая инициативу в знакомстве с молодым человеком, к тому же довольно симпатичная, потерпит такой прямолинейный отказ? Игорь не знал, какие мысли в данный момент генерируются в этой красивой женской голове. Вполне возможно, что именно сейчас в ней бурлит огненная лава ярости, готовая вырваться наружу и обрушиться беспощадным потоком обжигающих обвинений. Как бы то ни было, любые последствия для Игоря не имели никакого значения. Ему было абсолютно все равно, что о нем подумает и что скажет эта милая девушка. Поэтому он продолжал молча смотреть в сгустившуюся тишину.

— А знаешь, — вдруг заговорила Катя, — давай выпьем.

Она встала с дивана и вышла на террасу. Через пару минут она стояла перед Игорем, одетая в футболку и джинсы, а в руках были бутылка виски и два бокала. 

— Я переехала сюда два года назад. Мы с мужем открыли небольшую фирму по аренде автомобилей. Все шло неплохо, пока я не забеременела. Я стала меньше времени проводить в салоне, начала посещать группу русскоязычных будущих мам. Но это не они, — Катя улыбнулась, указав рукой в направлении внутреннего дворика, где находились ее подруги и его друзья. Девушка сделала глоток из своего бокала. Секундная пауза позволила ей собраться с мыслью и продолжить. — Андрей, мой муж, взял на работу помощницу, потому что дел было много, справляться с этим в одиночку тяжело. Он даже посоветовался со мной, стоит ли это делать — конечно же, я согласилась, потому что понимала, что не смогу больше в полной мере помогать ему. И все вроде бы шло хорошо. Я периодически заезжала в салон, чтобы навестить и поддержать мужа. Все было нормально, но со временем Андрей стал более агрессивно реагировать на мои визиты. Часто раздражался и нервничал, когда я приезжала. 

Катя замолчала, заново переживая причинившее боль прошлое. Снова сделала глоток, предложив Игорю долить напиток в его бокал. Парень отказался — он не сделал ни глотка. Пить ему совсем не хотелось, спать тоже. Но одиночество, как оказалось, не лучший помощник в ожидании и поиске ответов на свои же вопросы. Гриша и Володя уже перешли на следующий уровень вечеринки — вместе с девушками они отправились наверх в номера. А он сидел здесь и слушал рассказ этой замечательной, но уже слегка хмельной девушки. И это, теперь он понимал совершенно отчетливо, оказалось именно тем, что ему нужно в данный момент — компания, откровенный разговор и бутылка виски.

— А потом, в один прекрасный момент, — продолжила Катя, — как это бывает в тупых сериалах про любовь, он сообщил мне, что чувства угасли, что совместная жизнь со мной его угнетает, что он хочет свободы и бла-бла-бла. Короче говоря, мы с ним развелись. Он женился на своей помощнице, и они переехали в другой город. А я с дочкой осталась здесь. Одна. Я сначала хотела вернуться в Россию, но оценив ситуацию, взвесив все за и против, решила остаться. Там меня никто не ждет, все друзья давно разъехались  — кто в Москву, кто в Питер, родителей нет в живых, брат где-то покоряет северные моря на каком-то ледоколе. А я здесь. Андрей полностью обеспечивает Арину, нашу дочь, я работаю экскурсоводом. Так что — все нормально. 

Она снова замолчала, изредка всхлипывая и шмыгая носом. В темноте не видно слез, темнота скрывает все наши слабости, которые мы не можем позволить себе прилюдно. Идеальное время для того, чтобы дать волю чувствам и эмоциям. Игорь залпом выпил содержимое своего бокала, наполнил его снова, долил девушке.

— Знаешь, со мной произошла немного иная история, — заговорил он. — Но по сути она чем-то похожа на твою. Только в ней гораздо больше загадок и вопросов.

Игорь поделился с Катей своей историей. Девушка слушала внимательно, иногда прерывала рассказ, уточняя некоторые моменты, чтобы внести для себя ясность. Периодически они подливали друг другу виски, иногда отходили от темы рассказа Странника, вставляя какие-то шутки. И фойе отеля наполнялось звонким смехом девушки. Затем они  возвращались к рассказу, пустое темное помещение опять погружалось в тишину. И лишь голос Игоря отражался от стен эхом приятного баритона. 

 

Потолок номера наполнял яркий солнечный свет, заставляя щуриться с непривычки. Веки были все еще тяжелыми и стремились закрыть не до конца проснувшиеся глаза. Неприятное жжение, можно было исправить только освежающим душем. Но вставать совсем не хотелось. Слишком уютно и комфортно было, чтобы портить это состояние лишними движениями.

— Оставайся здесь, со мной, — услышал Игорь нежный женский голос совсем близко у левого уха.

Он повернул голову. На подушке рядом с ним с закрытыми глазами и милой улыбкой лежала Катя. Недоумение и вопросы были ни к чему. Произошло именно то, что и должно было произойти в ситуации, когда два достаточно хмельных человека противоположного пола остались наедине, излили друг другу душу, поделились жизненными проблемами. Постепенно в голове Игоря восстановилась цепь событий вчерашнего вечера. Он вспомнил, как расплакался, рассказывая Кате о Бесовке. Как она успокаивала его. Ее внезапный поцелуй…

Остаться здесь? Зачем? Для чего? Нет, этого в планах Игоря не было. Да и Катя это прекрасно понимала. Она так же понимала, что на самом деле сама не хочет этого. Просто так нужно было сказать. Точнее, даже не нужно было, а ей хотелось так сказать именно сейчас, в данный момент. Но все изменится буквально через пару часов — она вернется домой, к дочери, к своей привычной жизни. А еще через пару часов Игорь останется в ее памяти, как приятное воспоминание, как один из пазлов ее картины под названием Жизнь. Они оба это понимали, поэтому продолжали лежать, молча глядя на белый, освещенный солнцем, потолок.

Через час позвонил Родотеос, поинтересовавшись, не развалился ли за ночь его отель. Судя по юмору в разговоре киприота, настроение у него было хорошим. А это значит, что вчерашняя немного наглая просьба Игоря остаться в этом отеле не нанесла вред их деловым и, теперь уже можно с уверенностью сказать, дружеским отношениям. 

Машина приехала за ними в четверть десятого утра. К этому времени парни проводили девушек, пообещали приехать сюда в следующий раз и непременно встретиться. Обменялись контактами и после того, как дверь в отель закрылась, отправились с ревизией по местам, которые они вчера посещали, чтобы устранить следы своего пребывания. Большую часть времени в наведении порядка занял бассейн и прилегающая к нему территория внутреннего дворика.

 

Глава 9 «Спи спокойно, брат…»

“Бесовка: Странник, ты слышал песню в исполнении Макса Фадеева и Наргиз “С любимыми не расставайтесь”? Я просто сейчас ее слушаю.))

Странник: Да, слышал. Грустная, но очень красивая песня. Кстати, эти строки звучали еще раньше, в фильме “Ирония судьбы, или с легким паром!” 

Бесовка: Точно! А ты знаешь, что текст этой песни написан аж в тысяча девятьсот тридцать втором году поэтом Александром Кочетковым? И называется стихотворение “Баллада о прокуренном вагоне”.  А история его создания настолько трогательная, что я расплакалась, когда прочитала ее.

Странник: Любопытно. Расскажешь вкратце?

Бесовка: Александр Кочетков с супругой летом тридцать второго года отдыхали у родственников. Пришло время поэту возвращаться в Москву. Он купил билет, но до самого отправления стоял на перроне с женой. А потом и вовсе супруга уговорила сдать билет и остаться еще на три дня. Когда же Александр Кочетков приехал в Москву, то узнал, что поезд на котором он должен был ехать раньше, сошел с рельсов. А все друзья считали его погибшим в этой катастрофе. В первом же письме супруге поэт и написал “Балладу о прокуренном вагоне”.

Странник: 

С любимыми не расставайтесь,

С любимыми не расставайтесь,

С любимыми не расставайтесь,

Всей кровью прорастайте в них.

 

И каждый раз навек прощайтесь,

И каждый раз навек прощайтесь,

И каждый раз навек прощайтесь, 

Когда уходите на миг… “

 

В аэропорту Москвы ребята были спустя пять часов после того, как через  иллюминатор самолета попрощались с гостеприимным островом. Родотеос проводил их до самого аэропорта и даже проконтролировал, чтобы те без проблем прошли регистрацию. После чего растворился в толпе слоняющихся по аэровокзалу людей. То, как Игорь и ребята оформили сайт для комплекса, ему безумно понравилось. После передачи всех данных на сервер отеля киприот сказал, что с удовольствием продолжит сотрудничество с Игорем. Это означало, что парень будет удаленно управлять сайтом, вносить изменения и поддерживать работоспособность.  Рассчитался он с небольшой задержкой, аргументируя это какими-то проблемами с банком. Так что им пришлось погостить у гостеприимного киприота еще пять дней. Гриша немного расстроился, ему хотелось поскорее оказаться дома, в родных стенах, на своем любимом диване. Володя обрадовался, потому как очень хотел продлить курортный роман с девушкой, с которой он познакомился на их «закрытой вечеринке». Игорь не понимал, чего он хочет больше — остаться здесь или вернуться в Москву. Любой вариант не приносил ему особой радости, потому как мысли не зависят от местоположения — дома в России или здесь на Кипре, он все равно будет думать о Бесовке. Каждые утро и вечер, как собака Павлова, он заходил в приложение, чтобы поговорить с девушкой, узнать причину такого внезапного и радикального решения. Но последней датой визита в Сеть у Бесовки стояла дата отправления письма, пошатнувшего веру Странника в светлое и счастливое будущее.

Гриша и Игорь стояли в центре огромного зала. Вокруг них сновали люди. Ничего не изменилось за время их отсутствия. Вот идет мужчина в шортах и футболке, одной рукой он держит чемодан, покорно следующий за ним на маленьких колесиках, в другой — телефон, прижатый плечом к уху. Он неспешно прогуливается по территории аэропорта, доказывая кому-то на том конце линии связи, что перелеты на самолетах так же безопасны, как и поездки на поездах или автобусах. А вот две дамы спорят о том, успеют они попить кофе до регистрации или нет. Игорь усмехнулся и перевел взгляд на следующего прохожего — высокий и более чем плотный мужчина, неуклюже переваливаясь из стороны в сторону, медвежьей походкой направлялся прямо на них. Это был Хитрец.

— Ну что? — с ходу спросил Сталкер. 

— Через тридцать минут регистрация, — в голосе Володи была заметна нотка сожаления. — Слушайте, а полетели со мной? Я вам такие места покажу — закачаетесь! И ничем не хуже  вашего Кипра. Чего вы будете пылиться в этой Москве?

— Спасибо большое, Володя, — развел руки в стороны Странник, — мы обязательно побываем у тебя, но…

 К сожалению, не сейчас. 

— Видишь ли, дружище, — делая большие паузы, подбирал слова Гриша. — Я уже созвонился с сестрой, она ждет меня на парковке. Мы с ней договорились съездить к родителям. Представляешь, целых пять лет не был на родине.

— Я тоже хочу в ЕКаБэ сгонять, — поспешил добавить Игорь.

— Хорошо, — Хитрец понимающе покачал головой, хотя глаза были наполнены грустью. — Только пообещайте, что приедете, как только сможете. Можно даже без предупреждения. Я люблю сюрпризы. Это даже будет круче. Окей?

Парни одновременно кивнули в знак согласия. Над их головами противный электронный голос диктора объявил о начале регистрации пассажиров на рейс Москва-Хабаровск. Ребята обнялись, пожелали друг другу удачи, Сталкер со Странником пожелали большому другу хорошего полета и мягкой посадки. Володя закинул свою ярко-зеленую сумку на плечо и попятился спиной в сторону стола регистрации. Его глаза вдруг заблестели, по щеке потекла слеза, парень тут же отвернулся и, не глядя, махнул на прощание рукой.  Парни проводили его взглядом, пока тот не скрылся в толпе и отправились к выходу.

На парковке среди нескольких десятков разнообразных автомобилей ребята отыскали белый баварский седан Марины — сестры Гриши. Увидев парней, девушка вышла из машины и, раскинув руки в стороны, с восторженным криком направилась на встречу. Объятия продолжались пару минут. Все это время Игорь скромно стоял в стороне, с улыбкой наблюдая трогательную сцену встречи брата и сестры. Опомнившись, Гриша представил сестру своему Игорю, а затем друга представил Марине. 

— Слушай, старик, давай мы тебя подбросим до дома? — укладывая чемодан в багажник, предложил Сталкер.

— Да нет, ребята, — покачал головой Странник, — спасибо, конечно, за предложение, но я уже такси заказал.

Телефон Игоря коротко сообщил о входящем смс-сообщении. Он посмотрел на дисплей и сообщил, что машина уже на парковке. Друзья обнялись на прощанье, договорились созвониться на днях и разошлись. Сделав несколько шагов, Игорь обернулся и проводил взглядом отъезжающую машину, из которой, улыбаясь, махал Гриша. 

По дороге домой парень проверил почту, зашел в личный кабинет своего профиля с ником «Странник» — новых сообщений не было. Бесовка в Сеть так и не заходила. Он сделал глубокий вдох, заблокировал телефон и, закрыв глаза, откинулся на спинку сиденья. 

Странно и непонятно все это. В голове до сих пор не укладывалось загадочное поведение девушки. Что могло случиться? Почему она так резко поменяла свое отношение? Что заставило ее резко сжечь все мосты? Да и какие там были мосты? Так, натянутый над пропастью канат для отправки писем. К тому же они ничего друг другу даже не обещали. Тем не менее, голову сверлил один единственный вопрос: “Почему?”. Игорь стал загибать пальцы, перебирая возможные причины.

Первое. Дома ее ждал молодой человек. Это одна из наиболее логичных и объяснимых причин такого резкого и безапелляционного разрыва с Игорем. Но даже это не оправдывает отсутствие хоть каких-то пояснений. Ведь это всего лишь интернет. Это лишь набор нулей и единиц, собранных в единую матрицу и выведенных на экран в форме текста. Неужели так трудно написать всего пять слов: «У меня есть парень. Прости». Да к черту «прости», можно было бы обойтись и четырьмя словами.

Итак. Второе. Это для нее была лишь игра, интерес к которой остыл после возвращения из отпуска. Тогда здесь все честно — сообщила о разрыве, но истинную причину не называет, чтобы не расстроить его. Честно, но опять же неестественно. Если это игра, значит ей абсолютно плевать, что чувствует Странник. И она могла честно написать об истинной причине прекращения общения.

Хорошо. Третье. Игорь чем-то очень сильно ее обидел. Она сгоряча написала это злосчастное сообщение и теперь жалеет об этом, но какие-то факторы не позволяют ей зайти в Сеть и сообщить о том, что это была ошибка. И здесь совершенно не нужны объяснения. Просто зайти в сеть, написать: «Привет, я скучаю», — и все. Конечно, выждав время, Игорь непременно поднял бы эту тему и выяснил истинную причину такого загадочного поведения. Но это уже была бы далеко не главная тема их общения. 

Странник посмотрел на загнутые пальцы — всего три? Странно. В первый день, когда он прочитал сообщение Бесовки, причин было гораздо больше. Ну да ладно. Разобраться бы с этими.

Мысли Игоря прервал сиплый голос таксиста, который сообщил о том, что они прибыли на место назначения, озвучил сумму к оплате и нажал кнопку на панели приборов, которая в свою очередь открыла багажник. Странник достал чемодан, поблагодарил водителя и отправился домой. 

 

Солнечное утро настырно щекотало тёплыми лучами, не позволяя вновь погрузиться в сладкий сон. Игорь попытался спрятаться под одеялом с головой, но, услышав мягкие шаги в комнате, с любопытством выглянул. Хозяйка кошачьей походки уже сидела рядом с ним в полупрозрачном пеньюаре. На коленях у неё был круглый поднос с чашкой ароматного кофе. Рядом на маленьком блюдце лежали два бутерброда с сыром. Запах кофе незамедлительно пробрался в нос, приятно раздражая рецепторы и рассеивая остатки сна. 

— С добрым утром, любимый! — Голос был нежный, словно звук арфы. 

Игорь поднял взгляд. Он понял, что это Бесовка и ему было безумно интересно посмотреть в глаза девушке, в которую он влюбился. Ему хотелось узнать, такой ли он представлял ее во время их общения. Но увидеть лица ему так и не удалось — девушка принялась его целовать, закрывая тем самым обзор. Затем резко встала, развернулась и отправилась к выходу, кокетливо покачивая бедрами. 

-Жду тебя внизу. Скоро приедет Сталкер — сказала она уже у двери. 

Игорь проводил её взглядом в надежде, что Бесовка все-таки обернется. Но этого не случилось. Странник с сожалением вздохнул и огляделся. Комната совсем не была похожа на его собственную. Просторная спальня с огромным панорамным окном и выходом на террасу. В открытую дверь, чуть касаясь легких занавесок, проникал теплый свежий ветерок. Кроме большой кровати в комнате у противоположной стены на столике стоял телевизор, в углу кресло и книжный шкаф. Над кроватью висела картина «Ласточкино гнездо», обрамленная в белую раму. На прикроватной тумбочке лежал его мобильный телефон. Игорь взял его, отыскал в телефонной книге номер Сталкера и нажал кнопку. Непонимание происходящего свербило в горле колючим комком. И Страннику казалось, что только Гриша сможет удалить этот неприятный комок. Но вместо гудка парень услышал противную трель звонка, которая тут же прервалась.

 

В темной квартире стояла жуткая тишина, которая плотным слоем молчаливого воздуха давила на барабанные перепонки. Давление то нарастало, то немного ослабевало, но никак не отпускало свою мертвую хватку, выдавливая из закромов подсознания только что возникшее видение. Оно падало крупными каплями прямиком в душу, прожигая болезненные язвы. 

Несмотря на боль, свет он не включал принципиально, посчитав, что иллюзия, которая внезапно появилась в его сознании, тут же растворится при нажатии выключателя. Тишина прервалась противной мелодией звонка мобильного телефона, настырно пиликающего около самого уха. Игорь открыл глаза — сейчас он точно находился дома в своей постели. Состояние было такое, словно он всю ночь разгружал тяжеленные мешки, наполненные какой-то бесполезной ерундой. Мышцы болели, ноги сводило судорогой, голова раскалывалась, как будто на нее упал тот самый мешок. Еще и мерзкий телефон сверлил мозг, проникая в череп через уши. Игорь взял его, разблокировал экран и включил громкую связь.

— Привет, сынок, — голос мамы был бодрый и вроде бы веселый. — Мы вчера с тобой поговорили, но я так и не поняла, ты приедешь к нам или нет?

— Привет, мам, — голос Игоря в отличие от яркого и бодрого голоса Светланы Евгеньевны звучал как ржавые скрипучие навесы старых ворот. Услышав собственный безобразный скрип, парень прокашлялся и повторил приветствие. — Привет. Ну, да. Я подумал, что сейчас самое время посетить родные места, съездить с папой в тайгу, развеяться от мозгового напряжения. 

— Да, конечно, — согласилась она, но в голосе чувствовалось вырубающее на корню все надежды «но». — Только папа уже уехал. С друзьями. Его бывший сослуживец позвал на охоту куда-то на север области. Но ты все равно приезжай, если хочешь.

— А, ну ясно, — улыбнувшись, пожал плечами Игорь. — Ну тогда я с Гришей съезжу за город на дачу. А может быть, вообще никуда не поеду — просто поваляюсь на диване. Ладно, мам, не переживай, я найду, чем заняться. Хорошего тебе дня. Пока.

Закончив разговор и выслушав порцию сожалений, наставлений и рекомендаций, Странник отключил вызов и посмотрел на дисплей телефона. В глаза сразу бросилась иконка приложения, которая теперь ассоциировалась у него исключительно с одним человеком — Бесовкой. С желанием открыть приложение он боролся несколько минут и, все-таки, победил в этой, по его мнению, сложной для него схватке. Игорь нажал кнопку блокировки, встал с постели, надел халат и вышел на балкон. Хоть что-то в этой жизни стабильно — на площадке все так же резвились и визжали дети, на скамейках за ними наблюдали мамы и бабушки, а на, огороженной сеткой, футбольной площадке пинали мяч юные Рональдо и Пеле.

 

«Сколько на данный момент существует наркотических и психотропных веществ на земле? Невероятное количество. И каждое из них имеет свои эффект забвения, последствие, побочное действие и, конечно же, степень зависимости. На самом деле всем известно, что кроме химических и биологических наркотиков, влияющих на подсознание человека и вызывающих зависимость, есть еще немало факторов, оказывающих негативное воздействие на психологическое состояние человека и подрывающих психическое здоровье. Одним из таких факторов является интернет. Да, безусловно, интернет — это безграничное виртуальное пространство, способное выдать абсолютно любую информацию. Это способ самообразования, саморазвития, заработка и, конечно же, общения. Но если злоупотребить и переступить грань, которая помогает нам отличить виртуальный мир от реальности, в сознании наступает дисбаланс, медленно разрушающий разум. Человек, страдающий интернет-зависимостью, постепенно блокирует сигналы от внешних рецепторов организма, поступающие в мозг, замещая их образами своего воображения. Это касается в основном людей, зависимых от компьютерных игр, но также можно отнести к этой категории чрезмерно увлеченных виртуальным общением. Человек, погруженный в эту мнимую реальность, создает для себя свой индивидуальный мир, в котором он переживает целую жизнь. И эту жизнь он наполняет всем тем, чего ему не хватает в реальной жизни — влюбленностью, счастьем и радостью. В конце концов, попавшись несколько раз на удочку мошенников, человек теряет веру не только в виртуальном мире. Теперь он с опаской и недоверием смотрит на окружающих его людей в реальности. И это не менее страшно, чем зависимость от наркотиков или психоактивных веществ…»

— Хорошо, Даша. Интересно, — слова Романа Сергеевича, главного редактора интернет-издательства, в котором работала Даша, прозвучали сухо и безразлично.

Он положил листы с текстом на стол и внимательно посмотрел на девушку, которая стояла перед ним в ожидании рецензии. 

— Слушай, что с тобой происходит? — спустя минуту молчаливой оценки спросил он. — Ты писала такие прекрасные статьи. Мне даже не приходилось заморачиваться, чтобы определять для тебя темы. Ты сама знала что писать. Знала как привлечь читателя. Что произошло? У тебя что-то случилось? Ты случайно не заболела? Вид не очень здоровый. 

— Все нормально, Роман Сергеевич, — попыталась уверить начальника девушка, — просто не высыпаюсь последнее время.

Редактор встал из-за стола, не спеша обошел его и встал рядом с Дашей. Он был достаточно высокого роста — на две головы выше ее, и сейчас взгляд девушки упирался в его сиреневый галстук. Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. Роман Сергеевич сделал глубокий вдох, обнял ее за плечи и шумно выдохнул.

— Дашуль, статья хорошая…

— Вы даже не дочитали ее до конца, — перебила начальника Даша.

— Да подожди ты, — редактор резко убрал руки с плеч девушки, заложил их за спину и быстро пересек комнату, оказавшись рядом с книжным шкафом. — То, что ты написала, очень увлекательно и интересно, наверное. Но ты пойми. Сейчас читателю нужно что-то более … сенсационное. Это всегда нужно было. Люди хотят читать шокирующие новости, леденящие кровь подробности жутких преступлений, безрассудные поступки детей олигархов и знаменитостей — «золотой молодежи», так сказать. Да что я тебя учу, ты же сама прекрасно все знаешь. Только вот что-то в тебе изменилось за время твоего отпуска. Словно кто-то выключил в тебе твой талант. И я пока не знаю, как тебя переключить обратно. 

Он вернулся к своему столу, сел в кресло, взял авторучку и принялся её крутить, нервно перебирая между пальцами. Даша посмотрела ему в лицо. Беспокойный взгляд, глубокие морщины между бровей, поджатые губы, почти спрятанные за густыми аккуратно подстриженными усами и бородой. Он хороший человек. Умный и справедливый руководитель. И сейчас его действительно волнует состояние талантливого в свое время журналиста. Он на самом деле беспокоится о том, что с ней происходит. Но она не могла поделиться с ним своими проблемами, не могла рассказать, как ее придуманное счастье растворилось в воздухе, словно мираж в бескрайней пустыне. Она не могла рассказать, что описанная в статье ситуация реальна и произошла с ней. Не могла поделиться тем, что две недели после возвращения из Кипра она была в ужасной депрессии и только начала возвращаться к нормальной жизни. Да и не нужно было ему все это знать. Зачем? 

— Я поняла, Роман Сергеевич, — кивнула головой в знак согласия Даша, попрощалась с редактором, пообещав написать хороший материал, и вышла из кабинета.

В машине играла музыка — приятный звук гитарных струн в сопровождении скрипки и флейты. Удивительное сочетание нежнейших музыкальных инструментов объединялись в совершенно фантастическую мелодию, успокаивающую и направляющую растрепавшиеся мысли в правильном направлении. Не зря говорят, что музыка является душевным лекарством, а композиторы — лекарями души. Так и есть. Пусть неофициально, пусть в её голове, зато очень правильно.

На пассажирском сидении завибрировал телефон, оповестив о новом входящем сообщении. Даша разблокировала экран, посмотрела на дисплей — это было письмо из приложения, в которое она не заходила с тех пор, как сообщила Страннику о том, что их отношения необходимо прекратить. Тогда она решила, что легко с этим справится. Думала, что это всего лишь флирт, развлечение в моменты одиночества и скуки. Именно такими мыслями была наполнена ее голова в то время, когда она летела из европейского государства в аэропорт Москвы. Именно поэтому она решила порвать отношения с человеком, с которым чувствовала себя свободно и просто. Убедила себя в том, что чувства, которые она якобы испытывала к аккаунту с ником «Странник», являлись всего-навсего иллюзией, сформированной ее одиночеством. И на протяжении двух недель, находясь дома, она продолжала убеждать себя в этом. Даша ограничила доступ в интернет, попросила маму сменить пароль от вай-фая, отключила интернет в телефоне. Ей было очень тяжело, невероятно сложно отказаться от того, что приносило ей радость и счастье, каким бы безоблачным оно не было. Поэтому удалить само приложение она не смогла.

Уведомление о новом сообщении удивило Дашу. Она включила поворотник, нашла удобное место для парковки и остановилась. Почему это случилось? Глядя на уведомление, Бесовка не решалась кликнуть по нему. Она знала, от кого именно это сообщение. Общая переписка в комнате «Маски» не могла отображаться в закрытом приложении, чтобы не беспокоить владельца смартфона сотнями сообщений в день. Профиль девушки был настроен таким образом, что приватные сообщения могли писать только те, кому писала сама Даша. А такой у нее был лишь один собеседник — Странник.

Странно, откуда интернет взялся? Даша посмотрела на экран и обратила внимание на активный значок приема сети вай-фай. Повертев головой в поисках источника доступной сети, через секунду все встало на свои места. Всему виной было здание, расположенное метрах в пятидесяти. Это был торговый центр. В прошлом она холодными зимними вечерами, дабы разнообразить домашнее пребывание в четырех стенах, приезжала сюда и, удобно расположившись на одной из многочисленных скамеек, серфила просторы интернета. 

Теперь все пазлы сложились — Даша не выключила в телефоне приемник вай-фая, тот в свою очередь поймал сеть торгового центра, и приложение уведомило о новом личном сообщении. Сомневаясь несколько секунд, Даша нажала кнопку блокировки телефона и положила его обратно на сидение. Внутри опять началось волнение — учащенный пульс, сбитое дыхание, воспоминания. Девушка сделала глубокий вдох, затем выдох. Постаралась привести свои мысли в порядок, успокоилась и выехала на автодорогу.

 

В течение четырнадцати дней Странник, словно на работу, каждое утро и каждый вечер заходил в приложение и проверял, не появлялась ли Бесовка в сети. С каждым днем все его ожидания и надежды постепенно обваливались, словно ветхая крыша деревенского давно заброшенного домика под давлением времени.  Но за ночь домик восстанавливался благодаря тому сну, который повторялся снова и снова. Вместе с ним возвращалась надежда, вера, что все изменится и будет намного лучше. И с восходом солнца, с первой мыслью о любимой девушке он вновь и вновь заходил в Сеть и проверял переписку с Бесовкой.

 

Любимое кресло, чашка кофе, ноутбук на коленях и прекрасное настроение — это все, что необходимо для успешной работы. Игорь проверил почту, прошелся по трехмерному миру кипрского гостиничного комплекса, недавно созданному с друзьями, и зашел в Сеть в комнату под названием «Маски». Эфир был переполнен. Как всегда, здесь обсуждали несколько тем сразу — проблемы личных отношений, неполадки компьютеров, обсуждали мировые новости и всякую бессмыслицу.

Странник кликнул на список участников, находящихся сейчас онлайн. Сто сорок восемь пользователей. Из них около тридцать человек, с которыми Игорь поддерживал связь, с которыми общался постоянно. В списке был Сталкер, но не было Хитреца. Странник посмотрел на часы — одиннадцать часов утра, значит в Хабаровске сейчас восемь вечера — самое время для дальневосточного тролля. Но его не было ни сегодня, ни вчера. Игорь зашел в список приватных сообщений, который за все время пользования этим приложением накопил немало участников. Некоторые светились красным, другие зеленым цветом в зависимости от статуса. В верхней строчке красным светился ник «Бесовка». Именно с ней Игорь переписывался последний раз. В груди сухой болью сжалось сердце. Все-таки не отпустило его ещё. И когда пройдёт эта боль — неизвестно. 

Странник опустил взгляд чуть ниже. Следующим в списке был Сталкер, и он был онлайн. Дальше несколько профилей, с которыми Игорь общался недавно по работе, но сейчас они совсем не интересовали парня. Где-то в середине списка краснел Хитрец. Странник кликнул мышой по Володиному нику, вызвав его профиль — счетчик красными символами показывал, что Хитрец был в сети два дня назад. Игорь хотел написать возмущение по поводу жёсткого игнора друзей, но что-то остановило его.  Странник вернулся к списку, нажал на профиль Сталкера, написал ему приватное сообщение. 

«Привет, Гриша. Слушай, смотрю сейчас профиль Володи. Его не было в сети несколько дней, что не очень на него похоже. Не в курсе, что там могло случиться? Что-то мне как-то не спокойно.»

Ответ пришел спустя пару минут.

«Старик, зайди в комнату. Там жесть. Не хочу пересказывать написанное, почитай сам».

Это насторожило Игоря еще больше. Он поспешил выйти из приват и снова оказался в чате «Масок». Пролистав несколько непрочитанных сообщений, он остановился на тексте, написанном самим Хитрецом только что, то есть за минуту, как Игорю ответил Гриша.

Хитрец: «Уважаемые участники сообщества. Это Вероника, сестра Володи, которого вы все знаете под ником «Хитрец». Я знаю, что среди вас есть люди, которые очень близко общались с ним. Последние две недели он то и дело вспоминал многих из вас и говорил о том, что люди из этого приложения ему очень дороги. Конечно же, чаще всего в его разговорах звучали такие имена, как Сталкер и Странник. Ребята, он вас по-настоящему любил и ждал в гости. Но случиться этому, видимо, не суждено.

Два дня назад Володя возвращался домой на машине. На пригородной трассе водитель встречного автомобиля не справился с управлением и на полном ходу врезался в машину Володи. 

Сорок восемь часов врачи боролись за его жизнь, но сегодня утром сердце моего брата не выдержало. Володи больше нет с нами. Похороны состоятся послезавтра. Если кто-то захочет попрощаться с ним, пишите в приват, я буду периодически заходить сюда и, если нужно, скину адрес. Профиль удаляться не будет. Пусть он остается как память о моем брате».

В чат посыпались разного рода предположения: кто-то писал, что это фейк. Что Хитрец таким способом пытался вызвать к себе интерес, привлечь внимание. Другие выражали свое негодование, что такое бывает только в книгах, и никто из родственников не станет оповещать о смерти близкого в чате. Были и те, кто тут же выражал свое соболезнование, говорили, что это ужасно.

Почтовый конверт в профиле Игоря то и дело пополнялся новыми приватными сообщениями. Парень кликнул по нему мышкой — это были их общие знакомые. Все интересовались, правда ли то, что написано в сообщении. Но Игорь сам ничего не понимал.

«Я не понял, Гриша. Это что — правда?»

«Да, Игореха. Только что списался с Вероникой, она сообщила свой номер телефона. Сейчас буду звонить. Потом перезвоню тебе. Жди».

Жди. Хорошо ему говорить — жди. «Хуже всего ждать и догонять». Известная поговорка неизвестного автора. Время перестает быть милосердным как раз в минуты ожидания. Стрелки часов нарочито замедляют ход, превращая секунды в часы мучительного бездействия. И ничто не может на них повлиять.

Игорь молча смотрел, как новые сообщения в чате сменяют друг друга, отодвигая шокирующую новость все выше и выше за пределы экрана. И вот она исчезла совсем. Но отпечаток его остался в памяти. Перед глазами Странника все еще мерцали жуткие слова: «Володи больше нет с нами».  Как так? Ведь совсем недавно они вместе дурачились на пляже, гуляли по городу, ездили на электросамокатах, создавали гениальный проект.  Это было реально. Это было только что, пять минут назад. А теперь человека, который ему дорог, как брат, больше нет. Разве это возможно?  Что случилось с этим миром? Что произошло? Солнечные вспышки? Смещение магнитного поля Земли? Луна сошла с орбиты? Что повлияло на все происходящее? Необъяснимое поведение Бесовки, внезапная… Нет, он даже мысленно не мог произнести это. Это никак не вписывалось в его понимание. Это неправильно. Так не должно было случиться. Так не может быть…

Внезапно на столике возле кресла зазвонил телефон. Игорь взял аппарат в руки, посмотрел на дисплей — «Гриша». Сдвинул ползунок для ответа вправо и приложил трубку к уху.

«Игорь, все так и есть, как написала Вероника в чате. Они сейчас там занимаются оформлением документов, поэтому толком разговаривать не могла. У меня есть адрес его квартиры в Хабаровске. Я не буду спрашивать у тебя, полетишь ты или нет, поскольку знаю уже твой ответ. Так что собирай вещи, я заказываю билеты. Как соберешься, приезжай ко мне. Думаю, рейс будет только завтра».

«Хорошо», — ответил Странник и положил трубку.  

Сборы заняли три минуты. Да и что собирать, по сути? Документы, деньги и зубная щетка. Игорь вышел из квартиры, когда на телефон пришло смс-сообщение о том, что такси стоит у подъезда. В машине он открыл приложение Сети, нашел в списке Бесовку и, судорожно перебирая пальцами по виртуальной клавиатуре, написал сообщение: «Умер Хитрец. Похороны послезавтра. Мы со Сталкером вылетаем ближайшим рейсом. Если будет возможность — прилетай». Только когда текст был отправлен, Игорь понял, что не написал, куда именно нужно лететь. Открыл переписку с Гришей, запросил у него адрес и переслал Бесовке. Словно ожидая ответа, Странник смотрел на непрочитанное сообщение и на ее неактивный ник. Но ничего не изменилось — Бесовка была в офлайне. 

Машина такси приехала по нужному адресу. Игорь рассчитался с водителем, закрыл в телефоне приложение и вышел на улицу. Гриша уже ждал у подъезда с сумкой на плече. Парни сели в этот же автомобиль, который так и не успел отъехать, Сталкер сообщил следующую точку следования — аэропорт «Шереметьево».

 

Зачем он опять появился? Для чего? В голове только-только восстановился порядок. Только-только начала свободно дышать, не думая о нем. И это стоило ей немалых усилий. Две недели борьбы с собой, со своим разумом, со своим сердцем. Две недели невыносимой борьбы с диким желанием вернуть все назад. Вернуть эту гармонию, идеальное взаимопонимание, светлую радость и искреннюю улыбку, с которой она читала каждое его сообщение. И вот вроде бы только у нее получилось победить виртуальную одержимость, как телефон вновь напомнил о нем. Проклятый телефон!

Послышался противный металлический скрежет, автомобиль дернулся, Даша тут же нажала педаль тормоза и включила аварийку. Что это было? Видимо, она что-то задела. Главное, чтобы никто из людей не пострадал. Даша отстегнула ремень безопасности, заглушила двигатель и вышла на улицу. Назойливый звук сигнализации заполнил весь двор. Из окон ближайших домов повылазили любопытные жильцы. Оказывается, она уже въезжала на парковку. Странно, но маршрут от торгового центра до этого места в ее памяти отсутствовал. Его не было совсем, словно Даша телепортировалась из точки А в Точку Б. Ей стало страшно от того, что она проехала несколько километров в забвении, совершенно не контролируя движение своего автомобиля.

Даша обошла машину, и перед ней открылась жутковатая картина: искореженная правая дверь, содранная краска по всему боку ее автомобиля и поврежденная передняя левая часть незнакомого ей внедорожника, мирно стоящего на стоянке. Видимо она не рассчитала угол поворота, когда въезжала на парковку. Вред автомобилю был нанесен немалый — левая фара разбита вдребезги, пластиковый бампер и радиаторная решетка лопнули в нескольких местах, помятое левое крыло. Поворотники мигали оранжевым цветом в унисон с противным звуком сигнализации. Даша схватилась за голову, облокотилась на свою машину и плавно сползла вниз. Сидя на корточках, она начала осознавать, что на самом деле случилось. Из глаз потекли слезы. 

Прозвучали два коротких сигнала, и монотонный звук сирены затих. Даша подняла голову – из подъезда ближайшего дома вышел парень в шортах, вытянутой временем и многочисленными стирками футболке и резиновых шлепках. Высокий, подтянутый, с солдатской выправкой тридцатилетний мужчина. Он встал рядом с джипом, молча осмотрел место повреждения, почесал гладковыбритый подбородок и подошел к девушке.

— Как же так случилось? — Его голос звучал совершенно спокойно, словно у него не машину разбили, а старый телефон, который он собирался выбросить.

Даша поднялась на ноги, недоуменно глядя на незнакомого парня. Ей была непонятна его реакция. Она ожидала гневных криков, упреков, размахивание руками с пеной у рта. Но этого не было — лишь один короткий вопрос с легкой улыбкой и неоднозначное молчание. Возможно, он ждал объяснений, мольбы о прощении или еще чего-то подобного. Но сейчас ей не хотелось ничего говорить, поэтому она только пожала плечами, вытерла размазанную по щекам тушь и ждала, что же будет дальше.

— Хорошо… — не дождавшись слов, снова заговорил хозяин внедорожника. — Давайте поступим следующим образом: мы не станем париться с гаишниками, протоколами и тому подобное, к тому же, здесь повреждения не такие уж серьезные. А вы согласитесь со мной поужинать.

— Я не знаю, — растерянно ответила Даша. 

— Это нормально, я понимаю. — Его спокойствие настораживало девушку. Почему он не возмущается? Почему не раздражен? Что вообще происходит? — Возьмите мою визитку. Ставьте свою машину на парковку и идите домой. Успокойтесь, попейте чай. По поводу этого происшествия не переживайте – никаких заявлений с моей стороны не будет. И если вдруг вы надумаете — номер у вас есть. Моё предложение в силе в любое время суток. 

Парень сел в свой разбитый автомобиль и отъехал на полметра назад. Попрощавшись, он направился в сторону подъезда, из которого вышел несколько минут назад. Мужчина почти дошёл до двери, остановился и вернулся назад.

— Кстати, мы ведь даже не познакомились, — улыбаясь, сказал он. Надо же, на его лице смущение. — Андрей. Там на визитке написано, но иначе я не смогу узнать ваше имя. 

— Даша, — усмехнулась девушка. Тревога и напряжение почти стихли. Осталось легкое сомнение, но и оно таяло с каждой секундой.

Андрей поблагодарил за знакомство и снова напомнил, что с нетерпением будет ждать ее звонка в ближайшее время. Даша ничего не ответила, лишь многозначно улыбнулась и пожала плечами. Парень скрылся за дверью подъезда. Девушка проводила его взглядом, затем села в машину и аккуратно, стараясь не задеть еще какой-нибудь автомобиль, припарковалась в привычном месте. Звуковой сигнал сообщил о том, что машина под охраной, центральный замок закрыл все двери, и девушка спокойно отправилась домой. Теперь помятая дверь выглядела еще страшнее, чем раньше. Содранная краска казалась рваной раной, из которой вот-вот начнет сочиться кровь, глубокие вмятины, словно гематомы на изуродованном теле. А сама машина была похожа на дряхлую старуху, поникшую под тяжестью прожитых лет. Даша вздохнула, глядя на недавно подаренный мгновенно постаревший новый автомобиль, и отправилась в сторону своего дома, который стоял прямо напротив того, откуда выходил хозяин поврежденного внедорожника. У подъезда девушка обернулась, бегло осмотрела окна противоположного дома и приложила ключ к замку.

— Что случилось на стоянке? — поинтересовалась Зоя Сергеевна, стоя в дверях кухни и глядя как дочь наливает себе в кружку чай. Ее голос был абсолютно спокоен, значит, она либо не поняла, что там произошло, либо просто пытается выглядеть спокойной. — Я видела, там стоял какой-то парень. Знакомый?

— Нет, — почти безразлично ответила Даша. — Наоборот, предлагал познакомиться.

— Да? – оживилась мама и, усаживаясь поудобней, словно перед просмотром любимой передачи, с интересом стала сверлить дочь взглядом. — Ну давай, рассказывай.

— Да что там рассказывать, мама. Я задела его машину, когда въезжала на парковку. Он вышел, сказал, что не станет вызывать гаишников и оформлять ДТП. Взамен предложил с ним поужинать. 

— Ой, Дашенька, — испуганными глазами посмотрела на дочь Зоя Сергеевна, — а если это маньяк какой-нибудь?

— Так я и не дала свое согласие. Он вручил мне визитку, сказал, что его зовут Андрей и он будет рад, если я передумаю.

Обсудив эту и другие новости прошедшего дня, женщины разошлись по своим комнатам. Даша устроилась на кровати, внимательно изучила визитку Андрея, а потом профиль в социальной сети. Девушка чувствовала себя настоящим детективом. Поймав себя на этой мысли, она хихикнула. 

Разглядывая фотографии и комментарии к ним, Даша выяснила, что хозяин помятого внедорожника является заместителем начальника одного из отделов ГИБДД города Москвы. Он не женат, детей нет (по крайней мере, фотографий детских не было). Живет в доме напротив (это она поняла раньше, ещё на парковке). Одинокий, ведет весьма скромный образ жизни. Среди его немногочисленных фотографий Бесовка нашла лишь пару штук, где он с друзьями или коллегами. В основном, это селфи дома или на работе.

Вдоволь насмотревшись на симпатичного мужчину, Даша отложила ноутбук в сторону, легла поудобнее и стала размышлять. Он пригласил ее на ужин и абсолютно ничего не требовал взамен. Он нестарый, довольно привлекательный и, судя по тому, как он повёл себя на парковке — добрый. Конечно, это выглядело немного подозрительно, но успокаивало то, что он является сотрудником полиции. К тому же, необязательно звонить, ведь можно написать. В конце концов, переписку в любой момент можно прекратить. Тем более, он как раз был сейчас в сети. Даша снова села, сложив ноги по-турецки, подтянула к себе ноутбук и открыла крышку. Экран засветился. На неё с аватарки профиля улыбаясь смотрел Андрей. Девушка открыла окно переписки и набрала сообщение. 

 

Интересно происходят перелеты в России. Ты входишь в самолет в Москве в семнадцать часов первого дня, пролетаешь через всю страну, через восемь часовых поясов, и приземляешься в утреннем, уже проснувшемся Хабаровске на второй день. Время полета всего семь с половиной часов, а на деле выходит, что прошло (то есть, пролетело) целых пятнадцать, потому что к этому времени нужно прибавить еще восемь часов разницы во времени между Хабаровском и Москвой. Получается, что за время перелета из Москвы в Хабаровск человек проживает в два раза большее время, чем есть на самом деле. И совсем противоположная ситуация происходит, если лететь с востока на запад. Время останавливается вовсе, да еще и немного отматывается назад. Словно попадаешь в машину времени. Например, вылетаешь из Хабаровска в семь часов утра по местному времени, а прилетаешь в Москву в шесть тридцать того же дня. Круто!

— Слушай, Гриша, — заговорил Игорь, глядя в иллюминатор на кучковатое облачное покрывало, расстелившееся под ними. — А ты знаешь, сколько в нашей стране часовых поясов?

— По-моему, одиннадцать, — не снимая с глаз повязку для сна, пробормотал Сталкер.

— Да, верно. А какая страна охватывает наибольшее количество часовых поясов?

— Наверное, наша.

— А вот и нет, – Игорь повернул голову и посмотрел на дремавшего друга. – На самом деле, наибольшее количество поясов у Франции, потому что кроме территории  в Европе — ну, где столица Париж, Эйфелева башня и все такое, у нее есть еще департаменты, которые расположены в обоих полушария Земли. И у них исчисляется разное время относительно Гринвичского меридиана. Суммарно у Франции целых двенадцать часовых поясов. А вот Россия стоит на почетном втором месте.

— Слушай, старик, ты бы лучше поспал, чем заниматься всякой ерундой, – Гриша повернулся на бок, показав другу свою худую неестественно изогнутую спину. 

Нет, спать Игорь не хотел. Он честно пытался, когда они уселись в самолёт. Но, как только закрыл глаза, перед ним возник образ Володи — весёлый, кучерявый парень с добрыми глазами и открытой улыбкой. Он стоял в аэропорту со своей ярко-зеленой сумкой через плечо, подмигнул и, продолжая улыбаться, негромко, но отчётливо произнес: «Не парься, Игореха. Всё будет зашибись!» После этого Игорь боялся закрывать глаза. И молчаливое созерцание белоснежной облачной пелены тоже навевало различные нехорошие мысли. 

И как Гриша может быть таким спокойным? Хотя… Кто знает, что сейчас творится в его голове. Игорь посмотрел на друга. Такая поза, наверняка, далеко не самая удобная, но находиться в одном положении длительное время невозможно. Спасала мысль, что лететь осталось совсем недолго, всего каких-то пару часов. Странник улыбнулся, глядя на искривленное тело друга, и снова уставился в овальный иллюминатор.

Интересно, прилетит ли Бесовка? Скорее всего нет. По крайней мере, перед самым вылетом, в Шереметьево, Игорь проверял отправленное им сообщение — оно оставалось непрочитанным. Да и Бесовка так и не появлялась в Сети. Самое противное, что Игорь не может ничего сделать. Он не может проверить, все ли с ней нормально, не может никак связаться с ней, кроме приватных сообщений в этом чертовом приложении. И эта безысходность душила его. Что он сделал не так? Этот вопрос, как назойливая муха, противно жужжал у него в голове постоянно. И каждый раз, сколько бы он ни копался в памяти, сколько раз ни перечитывал их переписку, ответа у него не было. Депрессия поглощала, как трясина, не оставляя никаких шансов. Очень сильно на его эмоциональное состояние повлияла трагедия, случившаяся с их другом. 

 Почему они с Гришей не полетели тогда вместе с ним? Почему не были рядом? Ведь он просил. По его глазам тогда, в аэропорту, было видно, что ему это было нужно. Неужели, это их с Гришей вина? Неужели ничего не случилось бы с Хитрецом, согласись они тогда полететь в Хабаровск? Значит, всё происходит так, как и должно произойти? Все так, как должно быть? Что за гамбит устроила судьба в этой партии? Кому стало лучше? Кто победил? Кому выгодно, чтобы случилось именно так? 

Игорь почувствовал, как стали пульсировать виски, уши заложило, голова разболелась. Самолёт пошёл на посадку. 

В аэропорту ребят встретила Вероника — перед вылетом Гриша отправил ей номер рейса, время прилета и фото обоих парней, сделанное прямо в Шереметьево. Сестра Хитреца оказалась высокой стройной черноволосой девушкой. На вид ей было не больше тридцати, но Володя как-то упомянул, что они погодки, значит, ей почти сорок. Сходство с братом было небольшим: некоторые черты лица — это немногое, что внешне могло напоминать в девушке о Хитреце. Больше всего поразили повадки и манера разговора. Вот здесь можно было смело сказать — это Володя.    

— Как ты, Вероника? — спросил Гриша, когда они все вместе сели в такси.

— Уже нормально, — чересчур спокойным голосом ответила девушка. Судя по всему, она была под действием успокоительных. — Тяжело было, когда только позвонили и позже, когда ездила на опознание. Остальное я почти не помню. Все происходило, как в тумане. Словно я смотрела кино через полиэтиленовый пакет, надетый на голову. Все вокруг плывёт, воздуха нет. Страшно. 

Она замолчала. Было видно, что ей невероятно тяжело. Оставшееся время они ехали молча. Все понимали — нужно говорить, чтобы отгонять дурные мысли. Но ничего светлого на ум не приходило. Игорь смотрел в окно автомобиля на котором они ехали. Дальневосточный город встретил ребят хмурой пасмурной погодой. Тяжелые темные тучи медленно ползли по небу настолько низко, что казалось, вот-вот коснутся крыш многоэтажек. Весь путь от аэропорта до дома Володи, занял примерно сорок минут. По дороге, по просьбе Сталкера, они заехали в салон ритуальных услуг, купили цветы и заказали венок. Решение о надписи на траурной ленте было однозначным и единогласным: «Хитрецу от Сталкера и Странника. Спи спокойно, брат!»

В квартире пахло лекарством. В прихожей стоял полумрак. С непривычки сумрак казался кромешной тьмой. Игорь выставил вперед руки, чтобы ни во что не врезаться. Вероника подала парням комнатные тапочки, бормоча под нос, что необязательно было разуваться. Тишина в квартире была необычной. В этот раз она не звенела и не вибрировала от пустоты и одиночества, она была глухой и плотной, как туман. Мертвая тишина. Изредка сквозь нее доносились какие-то шорохи, обрывки сдавленных фраз. 

— Вероника, — Игорь надел тапочки и теперь ждал Гришу, пока тот поменяет обувь, — что-то я забыл спросить в машине, а из «Масок» приехал кто-нибудь?

— Да, двое местных парней пришли и девушка, только я не знаю, откуда она. Сказала, что на самолете прилетела.

— Понятно, — в душе Игоря замерцала надежда, что Бесовка все-таки прочитала его сообщение.

Когда Гриша переобулся, они все вместе пошли по коридору в самую дальнюю комнату, дверь в которую была открыта. В нос ударил неприятный запах. Через щели занавешенного окна пробивались тонкие полоски слабого солнечного света, пытаясь хоть как-то справится с сумраком. Вдоль стен сидели люди. Серые молчаливые люди. Никто из них даже не повернулся, чтобы посмотреть, на вошедших в помещение. В центре комнаты на табуретках стоял обшитый муаром гроб. У изголовья сидела женщина в платке из черной плотной ткани. Лицо, опухшее от слез, она прикрывала сложенным в несколько раз носовым платком. Игорь медленно приближался к бархатному ящику. С каждым шагом страх подступал к горлу, сдавливая дыхание. Он не мог заставить себя поднять глаза. Ему казалось, что пока он не видит — Володя жив. 

Упершись в край гроба, его взгляд невольно упал на прикрытые погребальным покрывалом ноги, обутые в черные лакированные туфли. Игорь поднял голову и увидел умиротворенное лицо спящего друга. Лишь шрамы под аккуратно наложенным гриммом, напоминали о том, что с их товарищем произошла трагедия. В остальном он выглядел настолько живым, что, казалось, сейчас встанет и как всегда начнет исполнять реверансы, шутить и громко смеяться. Но этого не произошло. Игорь на всякий случай понаблюдал за грудной клеткой, но она оставалась недвижима. Из глаз Странника начали капать слезы. 

 

— Он с момента возвращения говорил только о вас, — с трудом сдерживаясь, заговорила Вероника, когда они вышли в кухню. — Ваши имена — Гриша, Игорь — звучали раз по двадцать в день. Он сказал, что вы пообещали прилететь к нему в гости, когда уладите все домашние дела?

— Да, — осипшим голосом подтвердил Сталкер, прокашлялся и продолжил. — Еще в аэропорту он звал нас полететь с ним. Но мы — балбесы. Мы же деловые все… Уже понапланировали кучу важных дел. Договорились собраться чуть позже. 

— Да уж, — на выдохе дрожащий голосом протянула Вероника. — Вот и собрал он вас.

Наступило молчание. Вероника всхлипнула, вытерла носовым платком слезы и закрыла лицо руками. Гриша обнял ее за плечи. В кухню нерешительно вошли двое парней и с любопытством разглядывали сидящих за столом Сталкера и Странника. Они первыми поздоровались и представились — оказалось, что это те самые местные ребята из Сети, из комнаты «Маски». Игорь так и не смог вспомнить их в отличие от Гриши.

— Вероника, а что за девушка, о которой ты говорила? — спросил Игорь, когда парни вышли в коридор. — Ну, которая прилетела откуда-то.

— Так она сидела рядом с Володей, когда вы пришли, — замолчав на секунду, словно о чем-то размышляя, она продолжила. — Она сразу, как прилетела, села рядом с ним, и больше не вставала. Плачет все время, бормочет что-то, говорит с ним. Я, правда, так и не поняла — кто она и откуда. 

— Так это Рита! — вдруг оживился Гриша. — Я-то думаю, почему мне ее лицо знакомо?

Игорь вопросительно посмотрел на друга, не понимая, о чем он говорит. Гриша поспешил все объяснить. Оказалось, что это девушка, с которой у Володи завязался роман на Кипре в последние дни. Но никто из друзей и не думал, что это может быть настолько серьезно. После чего Вероника подтвердила, что он часто общался с ней по видеосвязи и по телефону. Часто говорил о ней. Даже несколько раз обмолвился, что хочет жениться. Только Вероника думала, что это, как всегда, его шутки. Но, как оказалось, все было намного серьезнее. Только вот не успел он ни встретиться с друзьями, ни жениться.   

 

Глава 10 «Все происходит так, как и должно быть»

«Бесовка: Давай пофантазируем?)

Странник: О, как! Ну, давай.) О чем будем фантазировать?)) 

Бесовка: Ну, например… О нашем будущем.) Скажи, где бы ты хотел, чтобы мы жили?) 

Странник: Я всегда хотел жить в доме на берегу озера, а вокруг лес. Чистый воздух, утренние трели лесных птиц, шелест листвы. По выходным встречи с друзьями, шашлык, рыбалка… немного алкоголя. 

Бесовка: Круто! Уже хочу скорее реализовать твои фантазии! А почему алкоголя немного?)) В выходной с друзьями, да ещё и под шашлычок…)) Можно и расслабиться. 😉 «

 

— Я так рада, что ты все-таки решила приехать! — Лида не пыталась сдержать эмоции, крепко обнимая подругу прямо на перроне, едва та спустилась с подножки вагона.

Схватив чемодан и игнорируя возражения, Лида зашагала по перрону. Даша покорно пошла за ней, разглядывая огромные буквы на здании вокзала «Владимир». Она то и дело натыкалась на дымящих пассажиров, которые воспользовались двадцатиминутной стоянкой поезда. Поднявшись по надземному переходу, девушки вошли внутрь железнодорожного вокзала. Сотни голосов вперемешку с другими разными звуками — шумом движущегося эскалатора, мерзким треском кассовых аппаратов, печатающих билеты принтеров, шарканьем обуви по отполированному до зеркального блеска полу. Периодически ко всему этому добавлялся голос диктора, который объявлял о прибытии и отправлении очередного поезда. 

На площади вокзальный гул сменился городским шумом — моторы автомобилей, тревожный вой сирен, пронзительные клаксоны, подгоняющие вальяжных пешеходов на переходах. Лида головой указала на припаркованную прямо перед выходом из здания красную иномарку и направилась к ней. Из машины вышел молодой человек, взял у девушки чемодан и уложил его в багажник.

— Знакомься, — улыбаясь взяла под ручку парня Лида, — это мой Сережа. А это Даша — моя подруга, о которой я тебе рассказывала.

— Очень приятно, — кивнул Сергей и протянул руку для приветствия. — Лида мне все уши про Вас прожужжала, когда прилетела. Ну что? Поехали?

Они сели в автомобиль и выехали с привокзальной площади. На удивление, машин на дороге было немного. Сергей объяснил это тем, что сегодня суббота, поэтому город почти пустой, а вот на трассе трафик намного выше. Лида напомнила Даше, что они живут в пригороде в небольшом дачном поселке. 

На трассе действительно машин было на порядок больше. В основном поток шел из города. Скорее всего, люди ехали на дачи или просто отдыхать на природу. По обе стороны дороги за оврагом ровным строем стояли березы. Высокие деревья качали своими зелеными кронами при каждом порыве ветра. Даша сквозь стекло автомобиля наблюдала за мелькающими дорожным знаками и думала о том, что произошло с ней за последнюю неделю. Слишком много для каких-то семи дней. Что это? Испытания, которые предоставляет ей судьба для проверки на прочность? Демонстрация неспособности к личной жизни? Отсутствие в ее внутреннем программном обеспечении функции «счастье»? Зачем давать что-то, а потом показывать, что это не твое, что это не для тебя? Почему нельзя оставить все как есть? А может быть, это она сама все портит? Тем, что слишком любит копаться в себе? Зачем искать что-то, что может все испортить?

— Слушай, Даша, — прервала размышления девушки Лида, — как ты относишься к рыбалке?

— Ну не знаю, — замешкалась Даша, поставленная в тупик неожиданным вопросом. — Я, если честно, никогда этим не занималась. Видела, как мужики у пруда сидят с удочками. А сама не ловила ни разу.

— Вот и отлично! — обрадовалась Ли, словно ожидала этого ответа. — Значит, Сережа будет рыбачить, а мы просто отдыхать на берегу озера. Там очень красиво. Тебе точно понравится.

Наступила тишина, и оставшееся время они ехали молча. Через пятнадцать минут автомобиль Сергея свернул с трассы и остановился у закрытого шлагбаума. Красно-белая перекладина медленно поднялась, освобождая путь. Иномарка плавно покатила по ровному асфальтовому покрытию. Поселок действительно был небольшой, но очень красивый. Невысокие белые заборчики, обозначающие личное пространство каждого владельца. Красивые дворики с постриженным газоном. У некоторых на территории стояли детские качели и песочницы, у других скамейки и столики для вечернего отдыха. Все дома были в одинаковом дизайнерском решении. Безусловно, каждый из них хоть немного и отличался по планированию, но это было как у родных братьев — вроде бы разные, но в то же время очень похожие друг на друга. Здесь были и одноэтажные и двухэтажные постройки. Даше посёлок напомнил маленькую швейцарскую деревушку, которую она видела однажды на фотографии. 

Сергей проезжал улицу за улицей, пока не уперся в глухой перекресток, на котором нужно было повернуть либо влево, либо вправо. Парень уверенно повернул руль вправо, и машина не спеша покатилась вдоль двухэтажных коттеджей с террасами. Слева домов не было, только лес — в основном  березы, но иногда Даша замечала среди стройных красавиц пышные сосны и элегантные ели. Автомобиль снова свернул, и шины зашумели по грунтовому покрытию лесной накатанной дороги между деревьями. Даша не ощутила никакой тревоги, но на секунду вспышка сомнения все-таки возникла. Лида обернулась, заметила беспокойство подруги и поспешила все объяснить.

— В самом поселке нельзя копать пруд. Это политика руководства поселка — он должен быть максимально безопасным, в том числе для детей. А водоем — это потенциальная угроза жизни. Поэтому мы купили участок немного в стороне и сделали там свое собственное озеро. Не переживай, Даша, мы не маньяки, — Лида улыбнулась и подмигнула подруге. 

Машина остановилась перед высокими воротами, Сергей нажал кнопку пульта, и они медленно стали расходиться в разные стороны. За воротами ровная площадка, выложенная тротуарной плиткой, слева вдоль забора кустарник, прямо — большой двухэтажный бревенчатый дом, похожий на теремок из сказки, только этот был немного больше в размере. 

Автомобиль свернул вправо, где располагался навес с кирпичным гаражом. Лида объявила, что они наконец приехали и можно выходить из машины. Даша открыла дверь, в нос тут же устремился запах свежего лесного воздуха с тонким цветочным ароматом. Она покинула салон автомобиля, сделала глубокий вдох и закрыла глаза. Где-то вдалеке дятел барабанил по дереву. Легкий ветерок порывом растрепал волосы и принес новый запах свежей травы, судя по всему, совсем недавно косили газон. Успокаивающий шепот леса, ненавязчивая трель птиц и чистый воздух, уровень кислорода в котором наверняка превышал среднюю норму — это именно то, что сейчас было нужно разбитой душе Бесовки. Даша открыла глаза — Сергей уже понес ее чемодан в дом, а Лида с довольной улыбкой наблюдала за подругой.

— Нравится? — спросила она, когда Даша улыбнулась ей в ответ.

— Безумно! — тихо ответила довольная девушка.

— Тогда пойдем в дом, я покажу тебе там все, а потом решим, что делать дальше.

Вид из окна спальни, которую Лида предложила подруге, обескуражил ее вконец. Комната находилась на втором этаже, прямо по центру, судя по скату крыши. Огромные окна от пола до потолка открывали вид на искусственное озеро, которое, как сказала Лида, они выкопали сами. Вся территория со всех сторон была окружена лесом. Сквозь ветви на воду падали лучи полуденного солнца, отражаясь в нем игривыми зайчиками, скачущими по стене комнаты. Через стеклянную дверь можно было выйти на небольшую террасу с плетеным креслом-качалкой. Даша не удержалась и осторожно села в него. Это было прекрасно! На девушку вновь нахлынули воспоминания. Именно такой дом описывал Странник, когда они фантазировали о месте, где будут жить долго и счастливо. Даша закрыла глаза и стала вслушиваться в звуки природы, которые ненавязчиво перекликались между собой, словно спорили, какой из них красивее. 

Бесовка не заметила, как задремала. Проснулась она только тогда, когда солнце окрасило небосвод и верхушки деревьев в красный цвет. Поднимаясь с кресла, девушка обнаружила, что укрыта мягким пледом. В голове из памяти тут же всплыл случай таинственного поклонника в самолете. Она ведь так и не узнала, кто это был. Улыбнувшись нахлынувшим приятным воспоминанием, Даша аккуратно сложила плед и спустилась на первый этаж — в кухне Лида резала овощи на салат. Даша предложила свою помощь, но хозяйка сообщила, что уже все готово и  можно выходить к озеру. 

— Вот это да. Приехала, называется, в гости, — сетовала девушка, глядя, как подруга дорезает огурец и складывает в чашку к остальным уже порезанным продуктам.

— Ты что? — засмеялась Лида. — А для чего в гости ездят? Чтобы уработаться и, не помня себя, валиться с ног? Пойдем, подруга, лучше выпьем на берегу нашего озера. А то на море нам так и не удалось это сделать.

Девушки дружно засмеялись и вышли из дома во внутренний двор. В нескольких метрах от берега стояла небольшая шестиугольная беседка с деревянным столиком в центре. Сережа предусмотрительно поставил там два раскладных кресла и разжег костер в специальной жаровне. Огонь отбрасывал блики пламени на беседку, словно играя с невидимыми эльфами. Удивительно, но здесь даже у воды совсем не было надоедливых комаров и мошек. Хотя над самой поверхностью озера они летали, и их даже было слышно, если хорошо прислушаться. Лида объяснила, что они каждый год обрабатывают территорию от клеща, так как здесь лес и вероятность укуса высока. Ну, а вместе с клещом дохнут и эти кровососы.

— Расскажи лучше, как у тебя дела? — наполнив бокалы новой порцией вина, спросила Лида. — Последний раз, когда общались с тобой, ты рассказывала про Андрея. Ну как он? Нормальный парень?

— Мы расстались пару дней назад, — заметно погрустнев, сказала Даша. — Точнее сказать, я сама сообщила ему, что нам не нужно больше встречаться.

—  Настолько плохо было? — с неподдельным удивлением подняла брови Лида. 

— Ну, как бы так сказать, чтобы ты поняла. — Пожала плечами Бесовка, смущённо улыбнулась и опустила глаза в пол. Затем подмигнула подруге и подняла бокал. — Сейчас соображу. 

Лида вздохнула, аккуратно прикоснулась своим бокалом к Дашиному, улыбнулась в ответ, и подруги сделали по небольшому глотку. В воздухе повисла тишина, изредка нарушаемая треском поленьев в жаровне. В сумраке было видно, как темный силуэт Сергея колдует на берегу с удочкой, стараясь поймать девушкам рыбу. Подруги молча наблюдали за танцами языков пламени в костре.

— Знаешь, — вдруг нарушила тишину Даша, — не то это все было. Чужое. Андрей отличный парень — умный, обходительный. Заботился обо мне, баловал часто. Но… В моменты, когда я была одна, я не скучала по нему, понимаешь? Я о другом думала.

— О Страннике?

— Да. Это знаешь как? Как в книге одной. Прочитала недавно и поняла. Что это про меня. Сейчас найду, прочитаю этот отрывок, — Даша достала телефон и начала искать нужный текст.

— А что за книга? – поинтересовалась Лида.

— Глория Му. Повесть «Жонглеры». — Даша открыла нужный файл и удовлетворенно кивнула головой. — Вот. Слушай. «Страсть — она так, до послезавтра, а совместимость — она навсегда. От этого знаешь как крышу рвет? Как будто несешься на волне, а все вокруг мелькает, мелькает… Время просто улетает. И себя не помнишь — кажется, что все — нормально и все — хорошо. Все важно и все не важно, то есть, если это биологическая совместимость, то она во всем, понимаешь? Человек тебе подходит во всем… Из рук выпустить трудно, правда… И все равно, что он говорит, — просто слушаешь голос. И все равно, что он делает, — просто смотришь на него… Смотришь, и тебе хорошо, тепло так… Бред, в общем, полный… Ты на него смотришь, и такое чувство — вот я и дома, понимаешь? А потом с другими ничего и не выходит. Все вроде и ничего так, но все время домой хочется…» Вот.

— Круто! — коротко констатировала Лида.

— Так вот, я поняла, что дома я чувствовала себя со Странником. Понимаешь? Пусть и на расстоянии, пусть и через интернет этот долбаный, но дома. У меня куча сообщений от него, а я прочитать боюсь. Не знаю почему. Боюсь, и все тут. Словно они сожрут меня, как комары в дремучем лесу. Хотя что в этом такого? Это ведь просто текст, просто чертовы буквы электронные. Но не могу я решиться открыть их. Что-то случилось со мной, когда я увидела тот отель. Я не знаю. В общем, бред какой-то…

Лида понимающе кивнула. Снова над беседкой нависла тишина непроницаемым куполом, которую нарушил Сергей, доложив о том, что поймал три форели и скоро у них будет запеченная рыба на закуску. Девушки похвалили добытчика, проводив его аплодисментами.

— А хочешь, я прочитаю тебе их? — предложила Лида, когда Сергей удалился к стоящему немного в стороне барбекю.

Даша посмотрела на подругу, та кивнула головой в подтверждении своего предложения. Достала из кармана смартфон, разблокировала его, кликнула пальцем на иконку приложения, в которое не заходила уже на протяжении долгого времени, затем не глядя открыла личную переписку со Странником и передала мобильник Лиде. Та с деловым видом просмотрела написанные сообщения и замерла…

— Даша? — сдавленным голосом произнесла она. — Здесь написано… что… Хитрец погиб… Похороны послезавтра… И еще адрес в Хабаровске.

Бесовка вырвала мобильник из рук подруги и впилась глазами в текст сообщения. Подступившие слезы мешали читать текст. Руки тряслись, ком в горле мешал ей дышать. Даша бросила телефон на стол и, прикусив палец, уставилась в тёмную глубину леса. Лида осторожно взяла гаджет и вновь перечитала сообщение отправленное Странником.

— Мне нужно лететь в Хабаровск, — монотонно сказала Даша и поднялась с кресла. — Нужно посмотреть, когда ближайший рейс.

— Не нужно, Даш. Сообщение было отправлено неделю назад. 

 

За окном, печально кивая ветвями, стояли деревья, сменяя друг друга. Отражение Игоря в стекле молча глядело куда-то в угол купе. Размеренный стук колес, словно метроном, вычислял школьную задачу, где поезд должен проехать от Хабаровска до Екатеринбурга за определенный промежуток времени. Неблизкое расстояние, и неизвестно почему Игорь решил преодолеть его именно по земле, а не по воздуху. Проводив Володю в последний путь, они пробыли у Вероники еще сутки — она попросила их остаться, потому что одной находиться в квартире ей было тяжело. Там же была и Рита — девушка, с которой Хитрец собирался пожениться. Оказывается, они об этом уже давно договорились и все распланировали. Оставалось только разослать приглашения, но этому не суждено было случиться. Случай. Проклятый случай все изменил. Неожиданно перевел стрелку жизненного пути и завел в тупик веселого и доброго человека. Как же так? Почему всегда все происходит не по выгодному для нас сценарию?

Дверь в купе открылась, на пороге стояла проводница — молодая девушка лет двадцати с бейджем на груди, на котором было написано имя — Светлана. Что-то в последнее время везет ему на Светлан. Самолет, поезд. Игорь улыбнулся девушке, та улыбнулась в ответ. Поинтересовалась, все ли его устраивает? Нужна ли помощь? Сообщила, что в любое время ее можно будет найти в начале вагона. Странник поблагодарил заботливую девушку и пообещал, что обязательно обратится к ней, если в этом появится необходимость. Светлана осторожно закрыла дверь, оставив парня со своими мыслями. 

Игорь опустил глаза — на столике лежал телефон. Парень ждал звонка или сообщения от Сталкера. Гриша полетел в Москву на самолете, а Игорь вдруг решил заехать к родителям. Почему? Он не знал. Просто купил билет на поезд и поехал. Он даже не созванивался с мамой и папой, решил устроить для них сюрприз. Отец как раз к этому времени вернется с охоты. Все будут дома. Игорь предлагал Грише поехать с ним, но тот отказался, сославшись на скопившиеся встречи в Москве — несколько заказов пришлось отменить, некоторые отложил, договорившись с заказчиком. Но ведь нужно и честь знать. Пришло время браться за работу. Да, конечно, работать нужно. У Игоря тоже скопилось много дел, но сейчас он не мог. Как только включал компьютер, перед глазами, словно проекция, всплывала переписка с Бесовкой. И все… Ни мыслей, ни идей, ни желаний.

Парень и так старался не вспоминать о ней. Перестал заходить в приложение — последний раз был там еще в Шереметьево, перед вылетом в Хабаровск. А вчера перед посадкой в поезд и вовсе удалил его из телефона. Решил, что так будет лучше — не будет мозолить глаза и напоминать о ней.

Телефон завибрировал, экран засветился — пришло смс-сообщение. Игорь нажал кнопку разблокировки, на дисплее появился текст: 

«Привет, Старик! Я долетел. Жду такси. Как ты там? Все у тебя нормально? Может быть, все-таки стоило лететь самолетом?»

Странник нажал кнопку «Ответить» и застучал пальцами по виртуальной клавиатуре телефона.

«Привет, Гриша. Отличная новость. Рад, что ты уже на земле. У меня все хорошо — в купе пока один. Уже заглядывала ко мне проводница — скажу тебе, симпатичная девица. Нет, самолетом не лучше. Здесь есть время спокойно подумать обо всем. К тому же, стук колес очень успокаивает. Есть в этом какая-то магия. Так что… Все нормально».

Игорь попытался отправить сообщение, но это сделать ему не удалось — не было связи. Парень заблокировал мобильник, зная, что как только сеть появится, сообщение тут же уйдет, и снова положил смартфон на столик. Поезд медленно остановился, они прибыли на какую-то станцию.

Игорь спустился на перрон, проводница предупредила, что стоянка поезда всего пять минут. Странник кивнул. Этого ему хватит. Он достал из кармана сигарету, щелкнул зажигалкой и закурил. В воздух взметнулось и тут же растворилось облако табачного дыма. Пейзаж деревенской станции поплыл перед глазами — сказалось восьмичасовое воздержание. Удивительно, что он продержался без этой никотиновой зависимости так долго . Последний рекорд был поставлен в самолете — четыре часа. Может быть, почаще нужно ездить на поездах? Таким образом можно и вовсе курить бросить. Всё-таки есть смысл в том, что он выбрал именно этот вид транспорта.

Странник огляделся. Длинное одноэтажное здание песчаного цвета с зеленой крышей, таким же козырьком над деревянной входной дверью и вытесненной надписью на синем фоне «ЕКАТЕРИНОСЛАВКА». Перед зданием, словно часовые, две высокие ели с пышными зелеными лапами. Как-то Игорь наткнулся в интернете на статью, что можно посчитать приблизительный возраст дерева по количеству ветвей, растущих от основного ствола. Прикинув, парень сделал вывод, что этим хвойным стражам было не меньше восьмидесяти. Локомотив фыркнул, проводница сообщила, что поезд отходит с минуты на минуту. Игорь затушил окурок, бросил его в ближайшую урну и запрыгнул в вагон.

Четверо суток пути пролетели словно миг. Днем Странник переписывался со Сталкером с помощью смс, читал новости в интернете. А когда связь с вышками отсутствовала — играл в игры, предусмотрительно установленные в телефоне. Светлана в первые два дня несколько раз аккуратно намекала парню, что он может обращаться к ней в любое время дня и ночи, но Игорь лишь вежливо благодарил ее за оказанное внимание. 

В купе он был до сих пор один. Хотя количество пассажиров, которые подсаживались в вагон на промежуточных станциях было приличным. Но все почему-то проходили мимо. Даже гостей не было, если не принимать во внимание проводницу Светлану и официантку из вагона-ресторана. Тамара Петровна — женщина весьма солидного возраста в белом переднике и колпаке на голове три раза в день приносила ему завтрак обед и ужин из ресторана, так как эта услуга была включена в стоимость билета.

На четвертые сутки Игорю не спалось. Поезд прибыл на станцию Ишим, о чем говорила надпись над длинным одноэтажным зданием вокзала, освещенным прожекторами. Парень размял ноги, прогуливаясь по пустой платформе.

Спустя минут десять после того, как поезд, фыркая и скрежеща металлическими колесами по полозьям рельс, тронулся, дверь в купе снова открылась. На пороге стояла совсем другая молодая девушка. На вид лет тридцать. Она была в таком же переднике, как и Тамара Петровна. В проходе стояла тележка с разной выпечкой, шоколадом и его ужином. Девушка улыбнулась и взяла в руки поднос, чтобы перенести блюда на стол купе. Странник остановил ее, поблагодарил и поинтересовался, можно ли поужинать прямо в вагоне-ресторане.

— Да, конечно, — оживилась девушка и добавила: — Но только это уже будет за отдельный счет.

— Без проблем, — спокойно ответил Игорь.

— О‘кей. Я пойду назад минут через пятнадцать, если вы дождетесь, я смогу вас проводить.

— Хорошо, я дождусь, — ответил парень и улыбнулся ей в ответ.

Дверь снова закрылась. Игорь посмотрел в окно — пейзаж по ту сторону изменился. Теперь они проезжали по железнодорожному мосту через могучую сибирскую артерию с коротким, но емким названием — Обь. Проводив широкую и бескрайнюю реку, Странник вздохнул и лёг. Сложив руки под головой, он решил, что нужно как-то заставить вздремнуть хоть часик. Тук-тук, тук-тук. Тук-тук, тук-тук. Колеса вагона продолжали отсчитывать километры пути, мягко покачиваясь на железных рельсах. Может быть, и правда он погорячился,  и нужно было лететь самолетом? Четыре дня по железе — это не восемь часов в воздухе. Сейчас бы он уже три дня толстел, уплетая мамины вкусные румяные булочки с изюмом, которые она пекла каждый раз, когда сын приезжал к ним в гости. С другой стороны, это действительно давало время все обдумать и взвесить. Возможно, пришло время что-то изменить в своей жизни? Изменить маршрут, повернуть стрелку и выбрать новый путь?

Его размышления снова прервали — в дверях показалась девушка с тележкой. Игорь встал с постели, надел туфли и вышел из купе. Опираясь о стену, чтобы не упасть во время качки, он наблюдал, как ловко шагает его спутница — видимо, она не первый год колесит по железной дороге.

— Вы, наверное, всю страну объездили, — завел разговор Игорь.

— Ну не сказать, чтобы всю, — усмехнулась девушка, не поворачивая головы, — но много где побывала, начиная от Дальнего Востока и заканчивая западными регионами. Меня, кстати, Ксюша зовут.

— Я Игорь, — представился Странник. — Очень приятно.

— Взаимно, — улыбнулась она и в этот раз повернула голову, взглянув парню в глаза.

Нет, он ошибся. Ей не было тридцати.  От силы двадцать пять. И то с натяжкой. Игорь помог Ксюше перетащить тележку в следующий вагон, хотя девушка обмолвилась, что привыкла это делать сама. Вагон-ресторан, по ее словам, был следующим. И это оказалось правдой — миновав качающийся вагон, они оказались в просторном помещении, разбитом на обеденные зоны. Выглядел ресторан немного мрачновато. Тусклое освещение из-за плотно завешанных окон серо-голубыми шторами, такого же цвета скатерти и обивка на сидениях придавали заброшенный вид. Ксюша пригласила Игоря занять свободный столик, что звучало немного смешно, так как все столики в ресторане были пусты. Девушка принесла меню, которое было напечатано на обычном листе формата А4 и упаковано в полиэтиленовый прозрачный файл.

Странник выбрал солянку, картофельное пюре с отбивной в сливочным соусе и кофе. Ксюша повторила заказ, забрала меню, улыбнулась, и удалилась в кухонный блок. Игорь отодвинул шторку и посмотрел в окно. Поезд проезжал станцию, на которой даже не остановился, но немного замедлил ход. Вдоль железной дороги стояли уставшие деревенские избушки, помеченные временем. Некоторые были в полуразрушенном состоянии, это говорило о том, что в них уже давно никто не живет. Возле путей проползла кирпичная коробочка вместе с человечком в оранжевом жилете и с красным флажком в правой руке, который он вытянул перед собой. Игорь вдруг встал со своего места и направился к выходу.

— Вы уже уходите? — недоуменно окликнула Странника официантка Ксюша.

— Нет, нет. Я сейчас вернусь. На пару минут отойду и вернусь.

Ксюша снова пропала за дверью. И что его дернуло именно сейчас пойти за своим телефоном? Игорь привык доверять своей интуиции, поэтому покорно шел через вагоны в купе. Мобильник лежал на своем привычном месте — маленьком столике у окна, по соседству с бутылкой минеральной воды. Странник взял гаджет, щелкнул кнопку блокировки,  экран засветился — сообщений никаких не было. Сунув телефон в карман, парень отправился обратно.

В ресторане почти ничего не изменилось. Ксюша уныло смотрела в телефон, облокотившись на барную стойку. На столе, где до этого сидел Игорь, уже стояли тарелки с горячими блюдами. Не хватало только чашки кофе, но официантка сообщила, что принесет его в любое время. А сейчас не стала готовить, потому что, по ее словам, холодный кофе похож на горькую противную жижу. Игорь согласился с верным мнением девушки и приступил к обеду, который теперь уже можно было назвать ужином, так как стрелки на часах показывали без пяти минут пять.

— Вы приходите вечером часов в одиннадцать, если будет скучно, — как бы, между прочим, сказала Ксюша, когда Странник поблагодарил девушку и рассчитался по счету. — Я тут все равно одна ночую. 

Игорь улыбнулся, неоднозначно пожал плечами и отправился в свой вагон.

Может быть, это и был знак? Возможно, именно сейчас и нужно было перевести стрелку на новый путь и задать своей жизни новое направление? Как это понять? Вроде бы все происходит так, как должно быть. Но должно ли случиться именно это? Он совсем запутался в своих мыслях, глядя на убегающие в сумрак серые поля.

Телефон завибрировал. Новое сообщение. Странник взял мобильник в руки.

«Игореха, привет. Как там твой путь? Ты что в Сеть не выходишь? Совсем потерялся».

«Здорово, Гриша. Куда? В «Маски»? А что там нового?»

«Ну ты и лопух, старик. Тебя Бесовка с собаками уже ищет…»

Сталкер написал еще что-то, но это было не важно. Игорь открыл приложение для установки программ, нашел нужное и нажал кнопку «Скачать». Строчка загрузки медленно поползла вправо, но достигнув отметки в двенадцать процентов, остановилась. На экране высветилось предупреждение, что отсутствует подключение к сети. Игорь выругался и бросил смартфон на стол. В висках пульсировала кровь, дыхание сбилось, руки задрожали. 

Вот они три дочери Ночи — богини Мойры. Во всей своей красе. В этом их сущность. Лахесис строит линию жизни задолго до рождения, планирует счастливое существование невинного дитя. Клото прядет нить судьбы. Именно она решает, где будет гладко, а где не очень. В руках Клото спокойствие и суета жизни. А вот в руках Атропос острый, как лезвие бритвы, клинок. И этим клинком богиня определяет финал судьбы. Ставит точку во времени. 

И вот ты безнадежно карабкаешься по скользкому глинистому склону, стараешься сделать жизнь свою чище, ярче, богаче. И если каким-то чудом удается зацепиться за крохотную веточку надежды, безжалостные сестры мойры своими тоненькими ручками вырвут ее с корнем. И ты летишь с горы в пропасть на полном ходу, наблюдая, как рушится все, что ты создал, не давая шанса сохранить хоть что-то хорошее. Так зачем пыжиться, стараться что-то исправить, сделать лучше? Если в любом случае будет так, как нужно им, этим сестрам?

Игорь с ненавистью смотрел на бесполезный сейчас кусок пластика с потухшим экраном, который не может установить единственное необходимое приложение. Что оно там весит? Каких-то пятьдесят мегабайт. Да это крохи по сравнению с терабайтами переданной и принятой информации в социальных сетях за день. Дисплей мобильника засветился — загрузка завершена. Странник схватил телефон — теперь шел процесс установки приложения. Одна минута, две минуты. Как неумолимо долго тянется время. Насколько безжалостно оно к тем, кто чего-то ждет.

Ну вот. Теперь на экране привычная заставка приложения, в котором познакомились Странник и Бесовка. И вновь предупреждение об отсутствии сети. Игорь медленно, сдерживая эмоции, положил мобильник на стол и вышел из купе. Рядом с крохотной комнаткой проводников на стене висело расписание следования поезда. Парень провел указательным пальцем по списку станций и остановился на Ишиме, который они совсем недавно проехали. Следующей, где появится стабильная сеть, будет Тюмень. Почти через четыре часа. Черт!

 

— Ну вот и запеченная рыбка! — радостно воскликнул Сергей, держа в руках поднос с ароматной форелью.

Лида, приложив указательный палец к губам, попросила Сергея, чтобы тот замолчал. Парень, не понимая, что происходит, аккуратно поставил поднос на стол и вопросительно посмотрел на свою девушку. Лида вместо объяснений подошла к Даше и присела перед ней на корточки.

— Дашуль, может быть, стоит написать ему?

— И что я ему напишу — прости, я дура, и была не в себе?

— Ну, я не знаю. Раз он тебя предупредил, что летит в Хабаровск и сообщил адрес, значит, хотел, чтобы ты тоже прилетела. Значит, он хотел встретиться. Ну, по крайней мере, я это так понимаю.

Даша подняла голову и посмотрела на подругу — ее глаза блестели от слез, размазанная тушь черными подтеками спускалась по щекам. Лида улыбнулась, вытирая их салфеткой.

— Ты сейчас похожа на  Харли Квинн, — усмехнулась она. — Осталось только волосы раскрасить и биту в руки дать. 

Даша улыбнулась, взяла из рук подруги уже вымазанную салфетку и стала тереть ею лицо.

— Мне кажется, лучше сходить умыться, — порекомендовал Сергей, стоя у входа в беседку.

Девушки в один голос согласились. Лида рассказала, где находится ванная и отправила подругу в дом. Даша кивнула в знак согласия и не спеша пошла по освещенной фонарем дорожке. Она быстро нашла нужную комнату, включила воду и, опершись руками о раковину, смотрела, как покрывается испариной большое зеркало. Ее заплаканное отражение постепенно скрылось за осевшими на стекле каплями воды. В голове, словно мелкие детальки конструктора Лего, слова складывались в строчки. Нужно было срочно их записать. Ее блокнот был наверху. Можно было сбегать за ним, но Даша побоялась, что все забудет. Она пробежалась взглядом по ванной комнате. На глаза попалась губная помада, небрежно брошенная на полочке. Девушка схватила ее, протерла рукой влажное зеркало и стала записывать текст, который ураганом кружил в ее голове. 

«Как все же это тяжело —

Быть рядом, но на расстоянии.

Рвать душу в приступах отчаяния,

О неизвестность, разбивая лоб.

 

Как это было нелегко —

Любить тебя и ненавидеть.

Оставить образ на репите,

Смотреть на мир через стекло.

 

Как трудно без тебя дышать.

Ты слышишь тихий стон у сердца? 

Куда душе теперь-то деться,

Чтоб серым облаком не стать?

 

Как невозможно не любить…

Нет, ты поверь, я это знаю.

Я от любви к тебе пылаю

Огнем, который не убить.»

Даша перечитала корявые строчки, умылась и вернулась к ребятам, которые о чем-то тихо разговаривали в беседке. Увидели приближающуюся девушку и замолчали. Бесовка развела руки в стороны и улыбнулась. Она понимала, что внутренние переживания — это ее переживания. И они не должны никаким образом повлиять на этот замечательный вечер, который устроили для нее два прекрасных человека — Лида, случайная соседка из самолёта, которая за четырнадцать дней стала близкой подругой и её молодой человек Сергей с железобетонными нервами и удивительной выдержкой.

— Вы такие классные! — искренне сказала Даша, стоя у входа в беседку. — Спасибо вам за все!

— Не поняла, — смущенно посетовала Лида, жестом подавая сигнал своему жениху, чтобы тот освободил кресло, в котором совсем недавно сидела Бесовка. — Ну-ка, садись. Рассказывай, что ты надумала?

— Ничего, просто тут так хорошо. Вы так здорово все устроили, а я все порчу своими слезами и соплями.

Сергей наполнил вином пустые бокалы девушек, себе налил в рюмку коньяк и предложил выпить, отметив, что слова Даши звучат как тост. Девчонки не возражали. Сергей с Лидой оказались очень обходительными и внимательными. Сейчас большая редкость встретить таких людей. Весь вечер они шутили, рассказывали разные смешные истории, не давая гостье вновь окунуться в воспоминания. 

Ребята разошлись глубокой ночью, когда все трое начали дружно зевать. Даша поднялась в комнату, на балконе которой еще днем она благополучно уснула в кресле. Включила ночник на прикроватной тумбочке, разделась и легла в прохладную и очень удобную постель. На удивление, теперь ей не хотелось спать. Бесовка дотянулась до джинсов, аккуратно сложенных на стул рядом с кроватью, и достала из кармана телефон. Зашла в приложение, открыла свой профиль и перечитала сообщения Странника. Ее снова уколола боль досады и отчаяния. Почему она сразу не прочитала его? Что тогда управляло ее разумом? Гнев? Обида? Какая глупость. На ум сразу пришла фраза из песни отечественной группы, название которой она, к сожалению, сейчас вспомнить не могла:

«Это глупо и странно, поверь.

Возвращаться обратно — плохая примета.

Не бывает счастливых потерь,

Жаль, что я осознал слишком поздно все это…»

Да, какие точные и правильные слова. Действительно, не бывает счастливых потерь. Увы, понимаешь это лишь тогда, когда невозможно вернуть ушедшее время. И как быть в такой ситуации? Когда ты осознаешь, что потеря, отброшенная с такой легкостью, является смыслом всей твоей жизни. Как преодолеть дикое желание рвать на себе волосы и расцарапывать в кровь кожу? Как найти выход из клетки, созданной своими же руками? Как выбраться из лабиринта бессилия и отчаяния? Почувствовав, что слезы вот-вот снова хлынут из ее глаз, Даша сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Затем, перебирая пальцами, девушка стала набирать текст сообщения.

«Привет, Странник».

Ее руки замерли. Она не знала, что писать дальше. В голове было полно мыслей. Они бились друг о друга, создавая густую кашу, которая давила со страшной силой на стенки черепа, вызывая нестерпимую боль. Даша закрыла глаза, откинула голову на спинку кровати и восстановила сбившееся дыхание. И, когда ее состояние пришло в норму, продолжила:

«Я не знаю, с чего начать. Мне кажется, сейчас все важно. По крайней мере, для меня. Прими мои искренние соболезнования. Мне очень жаль, что я так поздно увидела сообщение, иначе я бы непременно прилетела. Мы не были близко знакомы с Хитрецом, но он был первым человеком в этом чате, с которым я вообще заговорила. Я очень сожалею об этой утрате. 

Прости меня за то, что я тогда наговорила. Прости, что ушла. В тот момент мне было очень плохо, очень много всего произошло. Я обязательно тебе все это расскажу, тем более, ты к этому причастен, как никто другой. Только, мне кажется, это нужно делать не так. Не в переписке. Потому что все, что происходит сейчас со мной, уже давно переросло этап игры, мои чувства перешли на новый уровень, который не может уместиться в буквах, символах и смайлах. Возможно, у тебя другая точка зрения на все это, и я сейчас выгляжу в твоих глазах глупо. Но… Вот так вот у меня это случилось.

Надеюсь, ты прочитаешь это сообщение не тогда, когда я уже состарюсь и превращусь в дряхлую беззубую старуху. ))) Буду ждать от тебя ответа.»

Даша нажала кнопку «Отправить», и текст переместился из поля для ввода к другим сообщениям в их личной переписке. Девушка обратила внимание на красную точку рядом с ником Странника. Это означало, что в сети его не было. Даша перешла в общий чат комнаты «Маски» — там кипела жизнь. Снова и снова, каждую секунду всплывали новые сообщения от разных пользователей. Бесовка просматривала последние из них, но не видела никого знакомого. Тогда она набрала текст и отправила его в чат.

«Всем привет. Кто видел Странника? Давно он тут был? Может быть, он новый профиль создал? А может быть кто-то знает его реальный адрес или хотя бы телефон?»

Сообщения не прекращались, бесперебойным конвейером всплывая в поле и тут же перемещаясь вверх, сменяясь новыми. Тут же высветился ее текст и стремительными рывками пошел вверх, стараясь быстрее скрыться за границами поля. Ответа на ее сообщения не было, поэтому девушка написала новое.

«Эй, народ! Что за игнор? Ответьте, прошу. Кто видел Странника? Он мне очень сильно нужен!!!»

И снова тишина. Все общались друг с другом и будто не замечали Бесовку. Игнор — это одно из самых, наверное, жестких способов наказать пользователя в чате. Не замечать, не реагировать на сообщения, создавать впечатление прозрачности, невидимости — это выводило Дашу из себя. Она почувствовала в груди наступающий гнев и снова застучала пальцами по виртуальной клавиатуре смартфона.

«Ну вы что? Трудно, что ли, ответить? Я понимаю, что я недавно здесь. Но его-то ведь многие хорошо знают. Скажите, как давно он был в Сети?»

Как всегда — третий раз победный. На девушку обрушились ответы.

ГрибоЙедофф (ответил Бесовке): «Ну что ты так кричишь? Напиши ему в личке, как будет в сети, так ответит».

Бибигон (ответил Бесовке): «Мадам, будьте терпимее. И вообще, что здесь происходит? Что за бардак?» 

Алиса-Лиса (ответила Бесовке): «Бесовка, тут где-то был Сталкер. Спроси у него, он точно знает, где Странник.»

МаУгли (ответил Алисе-Лисе): «Они же в Хабаровск летали. Но это было несколько дней назад».

КрейZy: «А кто такой этот странник? Что за важная фигура? Кто-нибудь его знает?»

Сталкер (ответил Бесовке): «Привет, Бесовка. Он тебе срочно нужен? Просто у него не всегда связь сейчас есть. Если я могу помочь — пиши в личку. Если нет — жди, должен появиться».

Наконец-то! Знакомый ник. Даша набрала текст и отправила в чат.

Бесовка (ответила Сталкеру): «Привет. Да, я написала ему в личку уже. Но он не читает. Ладно, буду ждать. Спасибо, что отозвался))».

Обменявшись еще несколькими сообщениями, ребята замолчали. Даша легла на бок, установив телефон так, чтобы было видно ползающие по экрану тексты. Теперь ей было спокойнее, тревога немного отступила, и она просто наблюдала, как переписываются, скрывшиеся за безликими аватарками и нелепыми никами, участники группы. Они быстро переключились на привычный режим общения, забыв о взбудораженной черной кошке с выгнутой спиной. Ну и ладно. Их внимание теперь было ни к чему. Она ждала его — человека в плаще с капюшоном и сучковатым посохом. Веки стали тяжелеть, на глаза опустилась пелена. Сон незаметно подступил к ней, и девушка провалилась в бескрайнее царство Морфея.

Утреннее солнце нежно ласкало теплыми лучами, осторожно касаясь лица. Даша открыла глаза, телефон все так же лежал перед ней, экран был темным. Бесовка нажала кнопку разблокировки, но это ничего не изменило – батарея смартфона безнадежно села. Девушка вскочила, нашла в своем чемодане зарядное устройство и ткнула его в розетку, подключив телефон. В дверь осторожно постучали. Это была Лида.

— Привет, подруга, — улыбаясь, поздоровалась она. — Как спалось? Как настроение?

— Привет, Ли. Все отлично. Батарея вот разрядилась.

— Ясно. Ну что? Давай, умывайся, жду тебя внизу. Я там кофе уже сварила.

 

Нет, все-таки вода имеет определенные магические свойства. По крайней мере, она точно смывает всю отрицательную энергию, скопившуюся на теле и внутри. Даша чувствовала себя прекрасно. На время она даже забыла о переживаниях и беспокойствах, до безобразия взволновавших ее вчера. Даже телефон на тумбочке, уныло ожидающий окончания загрузки, не вызывал сейчас никаких эмоций, кроме желания проверить переписку. Она нажала кнопку включения. Когда программное обеспечение полностью загрузилось, Бесовка зашла в приложение. Там ее ждал сюрприз — новое сообщение от Странника. 

«Привет, Бесовка.

Ты знаешь, я считаю, что все происходит неслучайно. И то, что мы встретились на этом сайте, и наше общение, и все, что произошло за это время — все так и должно было быть. Это правильно. У меня была возможность подумать — ты предоставила мне много времени)))))). И знаешь, я согласен, что уже давно пора перейти на новый уровень нашего общения. ))) И я предлагаю встретиться в реальности. В Москве, ну, или где ты там живешь?)) Приеду, прилечу, приползу.))) Только нужно обменяться телефонами, чтобы не потеряться снова. )))) Как ты на это смотришь?))))»

Даша улыбнулась. Стрелка в измерителе ее настроения старалась выпрыгнуть за пределы шкалы. Она быстро написала свой номер телефона и сообщила, что находится сейчас не в столице, но вечером однозначно будет дома. Нажав кнопку «Отправить», она быстро собрала вещи и вместе с чемоданом спустилась вниз, где ее ждала Лида. Сергея в кухне не было. Подруга сообщила, что он уехал в город по работе, и вернется только к обеду. Даша рассказала Лиде о переписке со Странником и о том, что ей необходимо срочно уехать в Москву.

— Жаль, что ты так мало погостила, — расстроенным голосом сказала Ли, но потом добавила уже улыбаясь: — Но я рада, что у тебя все налаживается. И я надеюсь, в следующий раз ты приедешь ко мне не одна.

Даша приняла предложение и пообещала, что следующий раз будет очень скоро. Во время завтрака подруги просматривали варианты, как лучше и быстрее добраться до Москвы. Сошлись на том, что в обед приедет Сережа и отвезет Дашу на вокзал, а там можно сесть на любой поезд и уже через несколько часов обниматься со своим таинственным Странником. Теперь девушка была абсолютно спокойна — жизнь снова входила в нужную колею.

 

После того, как Бесовка отправила Игорю согласие встретиться в Москве сегодня вечером, он пошел смотреть расписание остановок. Утром поезд прибывает в Екатеринбург, поэтому нужно было что-то срочно делать. Единственным вариантом был заказ билета от Екатеринбурга до Москвы через интернет. Откладывать это в долгий ящик он не стал и как только появилась сеть, проделал необходимый алгоритм действий. Через несколько минут электронный билет был у него в телефоне. Оставалось только ждать. И это было самым сложным. Еще сутки ожидания. Мучительное время неизвестности. Но это ничто по сравнению с тем, что уже было позади. Теперь все переживания в прошлом, в далеком и безвозвратном прошлом. Странник с улыбкой на лице и неподдельным счастьем в глазах смотрел в окно движущегося состава на проплывающие мимо пейзажи, плавно сменяющие друг друга, словно сюжет передачи о живописных просторах нашей необъятной страны. О том, что Игорь не вышел в Екатеринбурге, он не стал сообщать родителям. К тому же, он собирался сделать сюрприз и они не были в курсе того, что он сейчас проехал мимо привычной и родной станции. 

Наконец поезд остановился на перроне предпоследней станции всего пути. Город Владимир. Следующей была Москва. Игорь спустился на асфальтированную платформу. Людей здесь было немного. В основном люди выходили из вагонов, но желающие добраться до столицы поездом все же были. Прямо напротив подножки, возле проводницы стояли две девушки и молодой человек. Судя по всему, уезжала только одна из них, размышлял Странник, закуривая сигарету. Чемодан был только один. Парень крутил в руках брелок от автомобиля и был абсолютно безучастным к процессу проверки соответствия данных в билете. Он точно никуда не собирался ехать. Девушка, которая была чуть плотнее, лишь наблюдала за процессом. Значит, тоже не едет. Осталась только красотка с длинными русыми волосами, собранными в хвост. Именно! Все так и есть. Игорь как всегда оказался прав. Девушка попрощалась с парой и поднялась в вагон, скрывшись за дверью. Парень с девушкой развернулись и, держась за руки, не спеша пошли к вокзалу. Странник докурил сигарету, выбросил окурок в урну и, сложив руки за спиной, медленно побрел вдоль состава поезда. Проводница сообщила, что до отправления осталось пять минут, парень ловко вскочил по ступенькам в вагон и отправился в свое купе.

У вас было когда-нибудь чувство, что вы знаете человека тысячу лет, хоть и видите его впервые в жизни? Словно вы потеряли память и никак не можете его узнать, но точно уверены, что этот человек с вами чем-то связан. Именно такое ощущение охватило Игоря, когда он открыл дверь, ставшего уже родным, купе вагона. Это была та самая девушка, которую он видел на перроне. Но тогда он не смог этого понять. Просто не обратил на это внимания. А сейчас что-то пульсировало в груди, подавая непонятные знаки. Нет, он не влюбился в нее с первого взгляда, в нем не взыграли природные чувства возбуждающие влечение. Это было нечто иное. Как дежавю, только немного по-другому.

— Привет, — поздоровался Игорь, осторожно присаживаясь на свою застеленную постель. — Предлагаю познакомиться. А то ехать в тишине почти три часа не очень комфортно.

— Привет, — с легким недоверием произнесла девушка, внимательно разглядывая попутчика. — Ну давай знакомиться. Я Даша.

— Игорь, — протянул руку Странник,— очень приятно. Ну, рассказывай, Даша, куда, откуда и зачем?

Парень улыбнулся. Напряжение на лице Даши немного спало, она смущенно улыбнулась в ответ и посмотрела в окно. Поезд тронулся, перрон вместе с вокзалом и крупной надписью сверху “Владимир” плавно поплыли прочь.

— Ну все! Теперь домой! — пробормотала Даша, провожая взглядом брусчатый перрон и одиноких пассажиров, которые с надеждой смотрели вдаль в ожидании своего состава. 

— Ты едешь домой? В Москву? — спросил Игорь непрерывно вращая между пальцами телефон. 

— Да, в Москву. — девушка оторвала взгляд от окна, за которым здание вокзала сменилось на серые жилые пятиэтажки. — А что? Не похожа на москвичку? 

— Нет, что ты! — поспешил исправиться Игорь. — Я не это имел в виду. Просто я тоже еду домой в столицу нашей необъятной Родины. Только сел в поезд немного раньше чем ты. Я видел, как ты прощалась на перроне с парнем и девушкой. 

— Это были мои друзья. Я приезжала к ним в гости. Только вот отдых получился очень недолгим. — Усмехнулась Даша, вспоминая прошедшие сутки. — Пришлось срочно возвращаться. 

— По работе? — Игорь поражался своей нахальности. — Скажи, а кем ты работаешь? 

— Журналистом в интернет-издательстве. И в Москву я возвращаюсь совсем по другой причине. У меня там назначена встреча… — Даша сделала глубокий вдох, закрыла глаза и прислушалась. Стук колес отбивал ритм в унисон с её сердцем. Чуть быстрее, чем обычно. Чуть волнительнее, чем полчаса назад. — Встреча с молодым человеком. 

— Здорово! — Совершенно искренне сказал Игорь. Он посмотрел в окно. Поезд уже покинул город, и теперь, рассекая воздух, мчал сквозь разноцветные поля, с каждой минутой приближая друг к другу измученные ожиданием сердца. — Любовь — это прекрасно!

Окно купе листало пейзажи, словно кадры диафильма. Сначала город, потом поле усеянное цветами. Теперь осиновый лес с его обитателями. Бесстрашный олененок появился из чащи внезапно, словно затаившийся за углом ребёнок, огляделся и скачками устремился прямиком к приближающемуся поезду. Вслед за ним из-за деревьев показалась олениха и стала зазывать нерадивого детёныша. Сорванец остановился у насыпи щебня, с интересом разглядывая проносящиеся с шумом вагоны. 

— Смотри, — с восхищением воскликнула Даша и ткнула пальцем в окно, забыв о правилах приличия. Прерванная беседа о сходствах и различиях Древнегреческой и Шумерской цивилизациях ушла на второй план. — Какая прелесть! 

Игорь посмотрел в указанном девушкой направлении, но олененка там уже не было. Осиновый лес сменило кукурузное поле с молодыми побегами. Новый кадр — новый пейзаж. Даша вздохнула, радость на лице сменила печаль — она расстроилась, что Игорь не успел рассмотреть это чудо природы. И на вопрос, что там было — принялась описывать любознательного малыша и его тревожную мамашу. Настроение девушки вроде бы пришло в норму. И они продолжили. Теперь они спорили о  сходстве двенадцати богов Древней Греции, индийских Вед и древних Шумеров.

— То есть, ты считаешь, — с иронией в голосе протянула Даша, — что боги Олимпа во главе с Зевсом также являются божествами Шумерской цивилизации? 

— Только наоборот. Божества Шумеров — это и есть боги Олимпа. И это не мое мнение, а Захария Сетчина — известного исследователя, а я лишь прочитал его книги и согласился, что это возможно. 

— Захарий Сетчин? Нужно запомнить, почитать.

Даша улыбнулась и с интересом посмотрела в глаза своему случайному соседу по купе. Его интересно слушать, ему хочется рассказывать, с ним хочется спорить. Как много общего оказалось между ними. И сколько ещё всего можно было бы о нем узнать. Но время беспощадно. Незаметно пролетели три часа. В купе постучала проводница и сообщила, что через тридцать минут поезд прибудет на Ярославский вокзал города Москвы. 

— Ну, вот и приехали. — С ноткой неловкости в голосе констатировала Даша. Посмотрела на Игоря и встретившись с его взглядом тут же опустила голову. 

— Да, пора собираться, — Подтвердил Игорь и после секундной паузы добавил: — Желаю тебе счастья с твоим молодым человеком. Ты очень хорошая девушка. 

— Спасибо, Игорь. — Смутившись, поблагодарила Даша за комплимент. Она все так же смотрела в стол, рисуя пальцем невидимые иероглифы. Голова начинала закипать. Следующие слова были сказаны как-будто чужим, ненастоящим голосом. И Даша заметила в нем нотки предательства. — Честно говоря, я его ещё даже не видела ни разу. Мы познакомились в интернете. Там есть чат с особыми Правилами… 

В купе возникло молчание. После такого насыщенного и эмоционального разговора Даша чувствовала себя немного неуютно. Ей был приятен этот парень, что сидел сейчас напротив. Может быть, неправильно говорить, что он идеален в силу того, что она мало о нем знала. Но то, что ей очень комфортно с ним — это факт. Такое бывает редко. Не нужно притворяться, изображать кого-то, как это бывает во многих случаях. Ведь довольно часто мы надеваем маску героя выдуманной пьесы, которого хочет видеть перед собой наш собеседник. Это происходит не нарочно. Лишь, если перед тобой человек, перед которым не хочется открыться, не хочется оставаться собой, но общение с ним тебе необходимы по той или иной причине. Вот здесь-то и вступает в силу подсознание, которое читает информацию с поведения собеседника, его мимики, жестов. И ты начинаешь вести себя иначе — не так, как привыкла, не так, как должно быть. Это эффект Розенталя — психологический феномен, заключающийся в том, что ожидания личностью реализации пророчества во многом определяют характер её действий и интерпретацию реакций окружающих. А это в свою очередь провоцирует самоосуществление пророчества. Проще говоря, человек, на уровне подсознания строит линию поведения, опираясь на мнение и ожидания окружающих. Поэтому необходимо пресекать наступление этого момента.  Предупредить болезнь всегда легче, чем лечить ее.

Даша смотрела на Игоря. Он был как раз тем, перед которым ее подсознание молчало и даже не пыталось обороняться. Ей было легко. И это было настоящей проблемой. В ней боролись сейчас две Даши. Одна очень хотела окунуться с головой в эту бесшабашную и безумную карусель эмоций и флирта. Хотелось отвлечься от тех переживаний, которые скреблись внутри нее совсем недавно, как, загнанный в угол, хищник. Ей нужна была эта разрядка, глоток свежего воздуха, толчок механизма, который остановил ход секундной стрелки в сломанных часах после того, как она сама своими собственными руками перечеркнула все, сообщив Страннику о необходимости прекратить общение. 

Вторая Даша одергивала девушку за руку. Кричала ей: «Остановись! Обуздай свои мысли! Это неправильно!» И это правильно. Нельзя предавать человека, с которым ты единое целое, пусть и виртуальное. Во всем реальном мире можно по пальцам пересчитать людей, которые так чувствуют друг друга. И это невозможно понять, не испытав на себе. Все, о чем говорили Странник и Бесовка, мечтали, спорили — имело образы, фантазии. Каждый бит, переданной и полученной друг другом, информации был пропущен через сердце. Каждый символ и смайл оживал, форматировался в звук, голос. Это что-то невероятное.

На девушку, как цунами, обрушились воспоминания их грандиозных планов. Вселенские идеи безграничным количеством звезд и галактик осыпали разум. Даша вспомнила спор, какой будет их первая встреча. Они пытались разобраться, понравятся ли они друг другу. На лице девушки невольно появилась еле заметная улыбка, но тут же пропала, когда первая Даша вновь пошла в атаку со своими доводами.

— Так! — прервала девушка свои внутренние споры и ритмичный стук колес — единственное, что слышали оба пассажира до этого момента. — Я не хочу, чтобы у тебя появилось какое-то иллюзорное мнение, что у нас может что-то получиться. Ты классный, правда. Мне очень легко и просто с тобой. И ты не представляешь, как мне трудно сейчас. Во мне борются две «Я». Точнее, теперь они не борются, потому что я уже все решила. — Лишь на мгновение она замолчала, а потом продолжила. Её глаза наполнились слезами, которые стремительно потекли по щекам. Все то, что она говорила дальше, было адресовано не парню, сидящему напротив, а всему Миру и тому далекому Страннику, который сейчас где-то там, по ту сторону окна этого качающегося вагона. Тому, кого она никогда не видела, но всегда чувствовала. Ощущала его присутствие, дыхание, смех. Это было похоже на эмоциональный вулкан, проснувшийся ото сна, на первый шаг человека, который обреченно приковал себя к инвалидному креслу, но благодаря какому-то чуду встал и пошел. Это было прозрение. — Точнее, я не решила, а поняла. Несмотря ни на что, я все-таки люблю его. Пусть это будет безумием — значит, я безумно его люблю. Пусть это выглядит нереально — значит, моя любовь — сказка. Если кто-то скажет, что я зарываю себя в неизвестности — я отвечу: я зарываюсь в глубокую и безграничную любовь. И это именно тот человек, которого я хочу любить, и я буду любить его… Прости, я не должна была тебе все это рассказывать…

Даша вновь замолчала, затаив дыхание и закрыв руками лицо. Купе опять наполнила густая тишина, через которую пытался пробиться ритмичный стук колес. За окном медленно проплывали избушки частного сектора Подмосковья. Секунды тишины показались вечностью. От напряжения девушке было тяжело дышать, сердце пыталось выскочить из груди. Она подняла голову и стала всматриваться в глаза Игоря, пытаясь понять его реакцию. Он смотрел на нее и слушал. Он не пытался остановить, успокоить. Не старался переубедить в чем-то. Он ждал. Ведь он уже понял. Он знал. 

Игорь взял в руки мобильник, что-то быстро напечатал и нажал кнопку “Отправить”. Телефон Даши завибрировал — пришло новое уведомление. Сообщение из Сети. Это было приватное сообщение от Странника. Даша кликнула по ссылке, смартфон загрузил приложение, текст автоматически открылся.

Странник: «Все так, как и должно быть, Даша!… Ведь я тоже тебя люблю!…» 

3

3 комментария

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *