05/06/2021
16
3
0

Дрей Ольга Ивановна

«Наверно, всё-таки любил»
(рассказ)

Наверное, он меня всё-таки очень любил, если после его смерти призрак с его силуэтом не отходил от меня каждую ночь. Сложно понять характер человека и то, как он к тебе относится, если вы вообще не знакомы и мало пересекаетесь с жизни.
Мне было 16 лет, когда Сеня впервые загляделся на меня. Мы стояли с девчонками на остановке, и одна из них стала слёзно умолять нас подойти вместе с ней к актёрам за автографами. Нам это сто лет не было нужно, но мы пожалели Настю и поплелись за ней. Кто-то из сотрудников театра, стоявших на остановке, пошутил: «Арсений, отойди! Это не к тебе, это к Ромео», и сконфузившийся лучший актёр нашего театра грустно отступил в сторону.
Мы стояли возле расписывающегося на театральных программках «Ромео» — Антона, как вдруг Сеня прямо впился в меня взглядом, словно увидел девушку своей мечты. Меня удивил такой откровенный взгляд во все глаза, я повернулась к Арсению, он испугался, резко отвернулся и стал делать вид, будто высматривает маршрутку, даже приседал от усердия. Но стоило мне отвернуться, как актёр опять впивался глазами в моё лицо. Я снова повернусь к нему – перепуганный Арсений резко разворачивается и изображает, будто на меня совсем не смотрит. Так повторилось несколько раз, и я очень удивлялась, почему этим наивным трюком пользуется не мальчик-подросток, а взрослый человек. Также меня удивило, чем я ему понравилась? В меня влюблялись ровесники, с которыми я училась в школе или в творческих кружках, они знали мой характер. А тут совершенно незнакомый взрослый человек яро вцепился в меня — очень скромную одиннадцатиклассницу — таким взглядом, будто всю жизнь искал именно такую девушку. Поздний вечер октября, темень, холодно, мы в «дутых» куртках и пальто с капюшонами, меня толком не видно, но тем не менее…
Рогатая (эпатажная девушка, закручивающая свои волосы в «рожки») постоянно восхищалась Арсением и его великолепной актёрской игрой, старалась проникнуть в театр или подружиться с кем-то из его сотрудников, чтобы выведать всё на свете про своего любимца. Она только и говорила о нём и упрашивала нас сходить с ней на спектакли, где играет Арсений, чтобы мы насладились его редким талантом. У меня в это время была очень тяжёлая ситуация, из-за которой пришлось сменить школу, поэтому я хотела отвлечься от своего несчастья и стала ходить в театр с подругами и с Рогатой.
Кого из героев играл Арсений, я долго не могла понять, поскольку он настолько сильно перевоплощался, что его было совершенно не узнать, и у каждой роли был абсолютно разный, свой особенный характер.
Однажды мы на той же остановке познакомились и разговорились с его другом — актёром Антоном. В нашем городе, особенно в нашей школе считалось очень позорным заниматься искусством или спортом. Таких людей нещадно травили и оскорбляли, чего я и натерпелась с шестого по десятый класс за то, что училась в Школе искусств танцам и театральному творчеству. И вот я встретила единомышленника Антона, который, в отличие от всех моих ровесников, не был высокомерным и надменным, не пытался убивать взглядом и интонацией голоса, а наоборот оказался очень искренним, доброжелательным и душевно открытым человеком. Мы ему тоже понравились, и Антон пригласил нас прийти бесплатно на спектакль. Позже оказалось, что я произвела на него большое впечатление как собеседник и как человек, и Антон стал всем рассказывать про необычную «девочку из театральной школы».
А тут новое событие: прибегает Рогатая и рассказывает, что за её любимым Сеней носятся толпы поклонниц, на коленях стоят, умоляют, чтобы он к ним вышел. Согласится лучший актёр театра сходить с девушкой на свидание, купит ей дорогущую в конце 90-х годов розу, а поклонница пообщается с ним «в миру» и разочаруется: на сцене он был классный супер-герой, а в жизни – скромный, стеснительный, по-детски наивный молодой человек. Тут и свиданию конец.
Разозлился Арсений на всех девушек мира за то, что не ценят его честную искреннюю душу, а хотят встречаться с высокомерными циничными наглецами, которых он часто играл в театре, и решил всем отомстить. Во время своего монолога в спектакле он ползал на четвереньках по краю сцены и пристально и презрительно вглядывался в глаза всех девушек первого ряда. Те смущались, а разобиженный Арсений торжествовал. Я подумала: «Если он будет так гадко смотреть на меня, стараясь морально подавить, я ему устрою!»
Мы сидели со Светкой на крайних правых местах первого ряда, и я с напряжением ждала нападения актёра. Он стал пытаться энергетически подавить меня взглядом, ожидая смущения, я разозлилась и отзеркалила обратно Арсению энергетику его взгляда. Он был шокировал, но решил не сдаваться и ещё усерднее сверлил меня глазами, а я его буравила в ответ, мысленно возмущаясь: «Сам иди отсюда! Что ты пристал?! Я пришла смотреть спектакль, заплатила за билет, а ты чего на меня смотришь бесплатно?!»
Мы долго боролись в Сеней, кто кого пересмотрит, и мне было смешно, что мы уже друг другу смотрим поочерёдно то в правый, то в левый глаз. Подруга Светка растерянно глядела то на меня, то на обнаглевшего актёра и от удивления раскрыла рот. Оказалось, Арсений так увлёкся борьбой и «гляделками», что не заметил, как остановил спектакль: актёры не могли играть дальше, пока он не скажет нужную реплику, и застыли в растерянности. Чтобы как-то обыграть сложившуюся ситуацию, они медленно подошли сзади к Сене и стали заглядывать в лицо то ему, то мне. Я услышала, как сзади в зале кто-то поднимается с мест и шепчет: «Да что там случилось? Что он делает? На кого он смотрит? Зачем?»
Арсений увидел боковым зрением своих подошедших партнёров, психанул, отвернулся от меня и пошёл играть дальше. «Слава тебе, господи!» — выдохнула я. Я смотрела этот спектакль больше 11-ти раз, и никогда ни до, ни после Арсений так себя не вёл.
После данного инцидента я воспринимала его как какого-то наглого дурака, и когда актёр во время следующих спектаклей украдкой смотрел на меня, я считала, что он тоже меня терпеть не может. Но ошиблась… Шли месяцы, я по-прежнему ходила в театр отвлекаться от своих школьных несчастий, а Арсений давно уже глядел на меня грустными глазами, как и все влюблённые в меня ровесники. Он почему-то полагал, будто я не вижу его боковым зрением. Вначале пугался и отворачивался, когда понимал, что я заметила его взгляд и вопросительно смотрю на него, потом перестал и уже открыто и печально глядел в мои глаза.
Когда я сидела в другом месте, Арсений искал меня там, где я была на прошлом спектакле, и, не найдя, очень расстраивался, и затем понуро уходил со сцены. Его друзья замечали меня на новом месте, радостно перемигивались и, уйдя за кулисы, сообщали влюблённому, где меня искать. Сеня был счастлив и «парИл», найдя меня на новом месте и встретившись со мной глазами. А иногда он почему-то настолько смущался от моего взгляда, что спотыкался и сбивался с ноги во время танца, поэтому мне приходилось от него отворачиваться, чтобы актёр взял себя в руки.

Я удивлялась, чем я могла настолько сильно приглянуться лучшему актёру города, который меня совсем не знает. Может, он выдумал себе мой характер и любит не меня, а что-то вымышленное? Со временем мне стало, как обычно, стыдно, что этот человек печально глядит на меня во все глаза, а я такая гадкая в него не влюбляюсь. Я решила разобраться, какой у Арсения характер и сможет ли этот человек мне понравиться. Для этого мы с подругами собирали его интервью из газет и иногда следили за ним после спектакля, как этот актёр будет себя вести. Я не заметила с его стороны ничего агрессивного и плохого, но не была уверена, что этот человек мне нужен. Мою совесть мучила его сильная влюблённость, ещё и подруги постоянно твердили:
— Ой, Олька! Он так тебя любит! Он с тебя глаз не сводит. Ты хоть бы посмотрела на него. Вот если б на меня так!
— Да ты вообще какая-то гордая! Подарила бы ему цветы и свой номер телефона туда бы положила. А то он так мучается, а ты! Такая любовь!
Если бы я была уверена, что этот человек мне нравится и я хочу, чтобы у меня был такой муж, я бы что-нибудь придумала для знакомства. А навязываться взрослому человеку с непонятным характером мне совсем не хотелось.
Чтобы разузнать о нём, я познакомилась с пожарным театра. Он стал бесплатно проводить нас с подругой на спектакли и рассказывал про жизнь актёров. Сеня с Антоном украли у пожарного бумажку с нашими номерами телефонов и стали нам названивать, одинаково якобы «ошибаясь номером». Потом стали звонить и подолгу молчать. Я думала, что это по-прежнему звонят влюблённые одноклассники, которые мне досаждали уже много лет, но потом всё выяснилось. Теперь на протяжении нескольких месяцев мой телефон каждый день звонил и «молчал» аккурат после репетиций или спектаклей, на которых меня не было. Я даже видела видеозапись, на которой актёры подшучивают над не дождавшимся меня Сеней, который отворачивается от них, пряча слёзы.

Однажды я увидела в своей Школе искусств афиши Театральной гостиной, на которую были приглашены лучшие актёры Арсений и Антон. Мы с подружкой, конечно же, её посетили, и я узнала, что Сеня очень наивный, по-детски открытый, душевно чистый человек, который до смерти боится мне не понравиться, поэтому не решается ко мне подойти. Увидев меня на театральной встрече, Сеня быстро закрыл лицо руками и часть беседы выглядывал между пальцами, наблюдая за моим отношением к нему. Оказалось, он жутко переживал, вдруг его лицо без грима оттолкнёт меня, как это было с гонявшимися за ним поклонницами. Об этом я узнала от пожарного.
Позже Сеня с Антоном поставили этому пожарному бутылку водки, чтобы тот познакомил их со мной. Но хитрый пожарный всё провернул так, чтобы знакомство толком не состоялось, ляпнул, что ревнует меня к Сене, а им наболтал про меня каких-то гадостей, так что оба молодых человека бросились от меня врассыпную. Антон, завидев меня, убегал куда-нибудь как можно быстрее, а Сеня вообще внезапно бросил все свои роли и уехал в далёкий город.
Начался переполох – театр остался без главного актёра, на которого все ходили смотреть. Он играл центральные роли почти во всех спектаклях, а теперь в театре «полетел» весь репертуар: без Сени ничего нельзя играть и надо срочно вводить на его роли новых актёров. Фанатки бесновались и требовали вернуть Арсения, иначе они не будут ходить в театр. Все спрашивали друг друга, отчего он уехал. За пару месяцев до этого столичные режиссёры звали Сеню в Питер и в Москву, но актёр отказался. Пожарный лукаво усмехнулся: «Конечно, он никуда не уедет, ведь у него здесь есть… Хи-хи!» Теперь же Антон сказал в театре: «Я не буду говорить, почему Сеня уехал. Это его личное дело. Спрашивайте у него». Всё это выведала главная фанатка Сени – Рогатая, которая, конечно, понятия не имела о его чувствах ко мне. А когда ей Светка об этом ляпнула, то она не поверила и посмеялась.

Я уже всю жизнь страдала оттого, что на меня всякие сволочи наговаривали разные гадости, чтобы с кем-то поссорить или вызвать ко мне ненависть педагога. Эти нелюди оправдывались следующим образом: «Ты такая вся положительная, святая, тебя все любят, уважают, а нас ненавидят. Так вот поживи в нашей шкуре, пусть тебя тоже ненавидят, как нас!» Таких сволочей было очень много в моей жизни, и они как-то умудрялись настолько сильно зазомбировать доверчивую жертву, что ни я и никто из других людей не мог убедить обманутого, что я ни в чём не виновата. Поверивший врунам человек становился невменяемым и старался убить меня презрением, ненавистью, а то и травлей, а клеветник хохотал и гордился своей властью. И вот опять…
Я жутко переживала, что Сене и Антону наговорили каких-то гадостей, и не знала, что мне делать. Антон бегал от меня, как от огня, а Сеня несколько раз звонил с междугородки и, как обычно, молчал, но затем его напугала моя мама, попытавшись поговорить с ним, и он больше не решился звонить. Пожарный хихикал и не признавался, что случилось. Я только поняла, что Сеня очень боялся не понравиться мне и пожарный сыграл на его страхе. У вполне симпатичного лучшего актёра нашего театра, за которым бегали толпы одуревших фанаток, были какие-то сильные комплексы по поводу своей внешности. Когда Сеня договорился, чтобы пожарный подозвал его к нам с подругой и познакомил, хитрый «поверенный», мерзко хихикая, прошёл мимо актёра. Я спросила, познакомит ли он нас, но пожарный, молча злорадствуя, не реагировал, а позже процедил: «Я думал, ты его не узнаешь». Сам Сеня не решился к нам подойти, кидал на нас лихорадочные взгляды, был невероятно бледен, и его трясло.

Я несколько лет пыталась найти Сеню и переживала, что он мучается от гадостей, которые пожарный наговорил ему от моего лица. Интернета тогда не было, и искать его приходилось через знакомых. Некоторые из них кричали: «А зачем он тебе? Я его люблю и никому не отдам!» Конечно же, я никому ничего не рассказывала, кроме самых-самых близких подруг и мамы. Многие связанные с театром люди говорили, что Сеня рвётся назад в наш город и обещает вернуться к следующему сезону, но то он не доглядел, на какой срок подписал контракт, то ещё что-то. Все удивлялись: «Зачем тебе наше захолустье? Что ты тут забыл?», но Сеня всё надеялся возвратиться.
Когда я узнала, в каком театре он работает, я попросила живущую в том городе знакомую сообщить, если она увидит имя Сени на афише. Но девушка оказалась карьеристкой: она влюбляла в себя выгодных людей, пользовалась их услугами или связями, а затем бросала. Узнав об успешном актёре, она ринулась его покорять, используя предлог, будто я её к нему послала. Как только Сеня услышал обо мне, он побледнел и ему стало плохо с сердцем. Он постоянно спрашивал: «Оля здесь? Оля сейчас придёт?» — и весь трясся. Я даже не была уверена, что он знает моё имя и фамилию (Сеня с Антоном узнали их от пожарного). Оказалась, карьеристка зашла к нему в гримёрную и эффектно сказала: «А я к вам от Оли такой-то!»
Моя знакомая жутко перепугалась, когда Сене стало плохо. Она металась, чтобы позвать на помощь или вызвать «Скорую», еле-еле объяснила актёру, что меня нет в их городе, а он так разволновался, что ничего не понимал. Потом эта девушка прислала мне интервью Сени с его автографом и спросила: «Колись, что между вами было?» Не знаю, что он ей про меня говорил, как себя вёл, — девушка наотрез не хотела признаваться. Сеня подписал мне буклет со своим интервью, благодарил «за любовь и память», пропуская от волнения буквы, а на фото в этом буклете он был с таким окаменевшим лицом, будто перенёс очень тяжёлые события. Его было не узнать. Раньше, когда Сеня влюблённо смотрел на меня, то будто весь светился жёлтым светом и был похож на наивного доверчивого цыплёнка, а теперь он походил на окаменевшего от ужасов войны солдата.
В интервью говорилось, будто Сеня – волк-одиночка, у которого нет любви. Когда-то он играл в нашем театре роль бедного студента, которому его невеста изменила с богатым ухажёром. Сеня был уже давно влюблён в меня, жутко переживал, что, возможно, не понравится мне таким скромным, каким он был в жизни, и тут во время спектакля у актёра сдали нервы. Он произнёс фразу: «А я, чудак, вздумал любить!» — и так горько разрыдался, что из его глаз лились не слёзы, а какой-то широкий ручей, чего я никогда и ни у кого не видела.

Потом, когда в нашем городе появился Интернет, я нашла там Сеню с закаменевшим лицом и прочла интервью о том, что он недавно женился и у него родился ребёнок. И тут я подумала: «Значит, зря я его 5 лет искала. Значит, не очень сильно любил, раз никак не попытался со мной связаться или передать что-нибудь через друзей». Я специально часто находилась возле его друзей-актёров в надежде что-нибудь узнать о нём. Они меня узнавали, улыбались, шушукались друг с другом: «Это та, в которую влю…», но так мне ничего от Сени и не передали. А самой мне навязываться было очень неудобно. Тем более, что после того, как меня в школе много лет травили за то, что «слишком святая и заумная», и за то, что с меня глаз не сводит самый красивый мальчик класса, я стала настолько зажата и неуверенна в себе, что стеснялась вообще разговаривать с кем-либо, кроме друзей и родителей.
Я решила, что зря искала Сеню. Может, он какой-нибудь гадкий. Несмотря на то, что в нашем театре его любили все актёры, да и потом многие расхваливали Сеню, что «он такой Человечище, какие редко встречаются», я подозревала, что у него есть некоторая мягкотелость, из-за которой он не способен на важные поступки и может убегать от ответственности. Вот бросил же он наш театр и подвёл всю театральную труппу, поверив клеветнику и уехав от любимой девушки. До этого моя подруга, влюбившись в актёра Антона, написала ему письмо, а они с Сеней почему-то решили, будто это я. Антон стал прямо со сцены мне подмигивать, а Арсений, надувшись, смотрел на меня, как на предателя. А я-то причём?

Потом появились соцсети, я нашла Сеню и иногда заглядывала на его страницу. Он очень изменился и внешне, и внутренне, стал неприятным, превратился в алкоголика. Его выгнала жена, которую тоже звали Олей. Раньше я ничего не слышала о его любви к спиртному, Сеня был скромный, порядочный, всеми любимый. Теперь он матерился даже в телепередачах, в которых снимался, и лицо его стало каким-то странным, будто поменялась не только мимика, но и сами черты.
Писать ему я, конечно, не стала. Во-первых, может, я ему сто лет не нужна, во-вторых, ему уже от одного моего имени становилось плохо, и я боялась навредить актёру, в-третьих, теперь я чётко видела, что человек с таким неприятным поведением мне не нужен.
Естественно, я не могла написать Сене: «Здравствуйте. Вы в меня влюбились, а потом куда-то делись. Что случилось?» Более того, я посчитала, что если стану поздравлять его с праздниками и спрашивать о причине отъезда, то дам актёру ложную надежду. Моя цель была – выяснить правду и успокоить человека, которому от моего имени передали какие-то гадости. Заводить личные отношения с Сеней я теперь уже не хотела ни за что и вообще боялась его трогать: вдруг актёр обрадуется и настроится на любовь.
Я хотела себе мужа, близкого мне по духу, а от Сени, каким он теперь стал, мне уже было плохо. Жена объясняла свой развод с Арсением тем, что он связался с дурной компанией и пошёл у них на поводу.

Спустя 17 лет после Сениного отъезда, поздним вечером я сидела в спальне и писала пьесу. Вдруг на меня полетел какой-то прозрачный силуэт. Я очень удивилась – неужели привидение? В детстве, когда умер дедушка, у нас начался полтергейст. Поначалу не только постоянно с грохотом падали все предметы, но даже переворачивались стулья, опрокидываясь на спинку. Кто-то невидимый ходил по квартире, обдавая меня сильной волной воздуха и скрипя половицами. Громко трещала мебель, будто на неё кто-то ложится или садится, по ночам слышался шёпот из-за стола, предметы пропадали и появлялись там, где их не было. В общем, весь этот ужас жутко портил мне нервы и пугал многих моих гостей 20 лет, пока мама не начала читать молитвы об упокоении умерших родственников. Тогда всё внезапно исчезло.
И тут вдруг я вижу призрак худощавого телосложения, который постоянно подлетает ко мне справа. Дальше, на фоне белых обоев, я его не вижу и удивляюсь, отчего мне не стало страшно. Потом он опять летит ко мне и через несколько минут снова. Так повторялось каждую ночь полтора месяца. Меня стало выводить, что за привидение ко мне лепится и что ему нужно. Из родственников никто не умирал, соседи в нашем маленьком доме из 16-ти квартир – тоже. Мне почему-то стал вспоминаться Сеня, и будто что-то извне тянуло посмотреть на его страницу, а мне этого ужасно не хотелось. Так всё плохо с ним вышло, он деградировал, стал неприятным. Мне теперь на Сеню было тяжело смотреть, но что-то навязчиво тянуло на его страницу в соцсети.
Зашла туда, чтоб унять навязчивость, и увидела на его Стене уйму соболезнований: «Спи спокойно. Пусть тебе Там будет лучше, чем здесь. Ты так настрадался», а ниже — фото похорон и могилы Сени. Он умер примерно в тот день, когда ко мне стало приходить привидение. Я начала искать информацию о нём. Оказалось, Сеня так сильно из-за всего переживал и так много пил, что у него внезапно в 40 лет случился инфаркт, и он сразу умер во сне. Жена его уже давно нашла нового мужа, Сеня не служил в театрах, возможно, из-за пьянства; снялся в 50-ти фильмах и жил в нищете. Просил у друзей через страницу в соцсети что-нибудь поесть: хотя бы крупы.
Я надеялась, вдруг Сеня мне хотя бы во сне объяснит, почему он тогда уехал и что произошло, но актёр мне не снился. Однако наяву, поздними вечерами и ночами, хорошо видимый призрак безмолвно кружился вокруг меня целых полгода. Иногда он склонялся к моему лицу (возможно, чтобы ближе рассмотреть или поцеловать), я пугалась от неожиданности, а призрак очень медленно таял. Как-то засыпая, я открыла глаза и увидела, что привидение медленно гладит меня по боку и по бедру, которые меня сильно мучили из-за вывиха. Я в шоке выпучила глаза, а призрак стал медленно таять. Потом целый месяц у меня почему-то это бедро не болело.
А через полгода прозрачное облачко прилетело ко мне на день рождения среди солнечного дня. Я возмутилась: «Кто здесь лазит?», а оно поднялось и обиженно поплелось из комнаты. Тогда я предположила: может, Сеня застрял в нашем мире и не может уйти на Тот свет. Меня, конечно, напрягало, что по моей квартире бродит чужой человек и за нами подглядывает. К тому же, у нас были большие проблемы со здоровьем, а экстрасенсы уверяют, будто неупокоенная душа тянет на себя часть энергии живых людей. Вечером я зажгла церковную свечу, прочла «Отче наш», а затем молитву об упокоении моего актёра, назвав его имя.
Ночью мне приснилось, будто расстроенный Сеня не хочет уходить из нашего мира, но за ним пришли Проводники и ждут, пока он попрощается с друзьями из театра и со мной. Сеня был очень удивлён, что я к нему хорошо отношусь. Во сне мы обнялись с Сеней и с каким-то его другом, расчувствовались, и его забрали. Больше привидение не приходило.

Прямо перед тем, как я впервые увидела летящий ко мне призрак, на заборе напротив моего окна вдруг появился идеально круглый венок, сплетённый из лоз дикого винограда. Меня удивило, почему природа и ветер создали венок, точь-в-точь похожий на похоронный. Он провисел, будучи идеально ровным и круглым, 40 дней, а когда я узнала из соцсетей, что Сеня умер, венок внезапно ночью расплёлся.
Через несколько недель я увидела, что виноградные лозы — всё те же, именно напротив моего окна (а не справа и не слева) — каким-то странным образом сплелись в буквы «О», «Л», «Я». Я в удивлении смотрела на это и гадала, просто ли это совпадение или умерший, приходящий ко мне Сеня хочет до меня что-то донести. Сильный осенний ветер нещадно трепал виноградные листья, поднимая их вместе со всей лозой над забором, но она почему-то не расплеталась, а вновь ложилась на забор с чёткой надписью «ОЛЯ». Эти «буквы» провисели до зимы, пока с дикого винограда не опали последние листья, а в последующие годы подобных совпадений не было.

Спустя несколько лет мне приснилось, будто Сеня ведёт меня куда-то, чтобы что-то показать. Он так сильно вцепился мне в руку, так крепко держал, словно хотел, чтобы я никуда не ушла. Сеня настойчиво тащил меня за руку, потом мы куда-то сели, и вдруг я начала медленно таять и подниматься над ним, словно кто-то сзади тянул меня наверх. Сеня растерянно смотрел на меня, пытался удержать, хватал, но я стала прозрачной и растворялась в его мире, очнувшись в своей кровати. Мне ничего не давило на руку, но почему-то сохранялось ощущение, как Сеня её сильно сжимал. Во сне я слышала его голос, который давно забыла, чувствовала его запах, видела его симпатичное лицо, на которое я в последний раз смотрела 20 лет назад, и у меня было ощущение, будто я только что находилась рядом с настоящим Сеней.

Я так и не узнала, что случилось в том далёком году и почему Антон и Сеня внезапно побежали от меня в разные стороны именно после того, как поставили пожарному бутылку водки, чтобы он их поочерёдно со мной познакомил. Возможно, Сеня рассказал своим близким друзьям, что обо мне наговорил пожарный, и, может, они считают меня жуткой сволочью, которая плохо отзывалась о влюблённом актёре. Может, даже говорят, что из-за меня Сеня загубил свою жизнь, стал алкоголиком и от переживаний умер. Я уже настолько привыкла, что клеветники наговаривают на меня всякие гадости и кто-то им верит, что ожидаю очередных обвинений в чём угодно.

Сеню не могли похоронить около двух недель, т.к. с женой он уже развёлся, ни в какой организации не работал, поэтому его некому было оформлять и заниматься погребением. Через некоторое время родственники решили забрать Сеню на родину и везли через всю страну.
Я просматривала его страницу и фото в соцсетях, пытаясь хоть что-то узнать о его жизни и характере. Кто-то из Сениних друзей больше года ежедневно заходил в его аккаунт, видимо, читая Личную переписку. Сестра писала на странице Сени: «Зачем вы это делаете? Близким тяжело видеть, будто их горячо любимый сын и брат ежедневно бывает он-лайн!» Но циничному другу было глубоко наплевать на переживания родственников Сени. Он по-прежнему ежедневно лез в аккаунт умершего, менял фотографии на аватарке, а потом запретил всем писать на Стене Сени. В итоге соболезнования и другие сообщения о смерти владельца аккаунта уже никто не видел. Некоторые знакомые и зрители, не зная о печальном событии, писали Сене и желали в комментариях любви, счастья и здоровья.
Больше я почти ничего не смогла узнать ни о его характере, ни о причине внезапного отъезда из нашего города.
Просто иногда думается: если Сеня пришёл спустя 17 лет, став бестелесным и прозрачным, как белёсый туман, и полгода не отходил от меня поздними вечерами, значит, всё-таки…

Автор публикации

не в сети 17 часов

Ольга Дрей

0
Комментарии: 1Публикации: 2Регистрация: 01-06-2021

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

3 комментария

  1. Хорошее начало и хороший конец. Но вот центральная часть произведения, на мой взгляд, очень и очень сильно затянута. Я сразу извиняюсь за критику, считайте это исключительно моим личным, дилетантским мнением, но всё-таки. Просто, после многообещающего начала, рассказ вдруг начинает ходить кругами. Да, у нас есть девочка, которой нравится очень странный актёр, который, судя по поведению, ещё её и младше в психологическом плане. Есть девочка, которая нравится актёру (судя по описанию, красавица, умница, хорошие люди её любят, а плохие ей завидуют, что несколько напрягает, да). И вроде бы уже есть завязка с двумя, как минимум, занятными персонажами и сейчас начнутся какие-то интересные события… но нет. Начинается бесконечная, почти одинаковая рефлексия, которая по своему уровню напоминает страдания учеников средней школы. Какие-то безумно нелогичные поступки, вроде контакта с пожарным. И ладно ещё девочки, у них есть хоть какой-то повод – пожарный бесплатно водит их в театр. Но ДВА признанных актёра-то как в ту же воронку попали? Я, конечно же, не эксперт. Но на протяжении всего рассказа, складывалось ощущение, что это написано про школьную труппу и её поклонниц. В ту же сторону, какие-то завистницы, которые строят козни главной героине. Зачем, почему? Она же даже не встречается с их кумиром. В общем, очень много вопросов. Опять же извиняюсь, никак не хотел вас задеть.
    Мне очень понравилась идея и посыл про такую тяжелую несостоявшуюся любовь, пронесенную через всю жизнь. Отчасти понравились герои. Но обыграна эта идея, на мой взгляд, неудачно. И концовка прекрасная, конечно. Может я чего-то не понял. Поэтому извиняюсь.
    В любом случае, спасибо за рассказ. Есть в нём что-то такое, что заставило меня его дочитать. А это тоже, в своём роде, магия искусства.
    Неисчерпаемого вам вдохновения и множества новых произведений!

    0
  2. Весьма интересный и необычный рассказ о тяжёлой любви. Возникает, конечно, ощущение, что в тексте очень много личного авторского опыта, но, вместе с тем, заглавная линия любви получилась несколько инфантильной что ли. То есть сам образ Арсения, который вроде бы взрослый человек, признанный актёр, робеющий перед шестнадцатилетней девочкой и совершающий разные детские поступки – это очень хорошо. Получился яркий, запоминающийся типаж, в который легко верится. Как и в его перевоплощения на сцене. Но почему его друг Антон ведёт себя примерно также? Зачем знакомиться с девочками, которые исправно посещают театр, через какого-то неадекватного пожарного? Проблема в том, что поведения Арсения кажется логичным, но то что и Антон такой же – это уже перебор. Понравились душевные метания главной героини. Тоже вполне уместные для шестнадцати лет, но несколько странные для, впоследствии, взрослой женщины. Создаётся ощущение, что возраст героиню никак не поменял. Впрочем, это тоже можно списать на характер. В остальном всё хорошо. На всякий случай напоминаю, что данная критика носит исключительное субъективный характер и ни в коем разе не претендует на истину в последней инстанции.
    Язык у автора приятный, хоть местами слишком много имён собственных, но это мелочи. И концовка, конечно, понравилась. Этот мистический налёт очень красит историю, особенно намёк на то, что Сеня продолжает существовать в интернете.
    Спасибо за необычный и интересный рассказ! Удачи, вдохновения и множества новых произведений.

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    0
  3. Спасибо, что мой рассказ не оказался ужасным. Это быль, я описала всё, что знаю об этой истории и людях, фигурирующих в ней, поэтому не могу сказать, отчего некоторые персонажи ведут себя странно.

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля