Search
Generic filters
05/06/2022
19
4
5

Привет, дорогая! Я уже третий день на переустановке в нашей клинике после этого зашквара. Сгорела материнка, выпали чипы и вытекла канифоль из глаз. Так за один вечер перегрелась, прикинь! Но всё по порядку. Помнишь Адали? Ту, с фиолетовыми радужками? Ты еще заметила, что они не в тон к ее зарядке. Так вот, два дня назад мы с ней решили заказать на покер Настоящего. От снобистских рож гомоидов давно уже подташнивает. Мы тоже не на радиорынке себя нашли. И, потом, выиграть же невозможно. Движки у них мощнее и сканируют они нас когда захотят. Что за шизогиния! Настоящие хоть и выглядят хуже наших, зато с их мозгами всего в восемьсот триллионов синапсов можно делать всё что захочешь, типа, глумись на славу. После крайнего обновления Параллели все они теперь в Антарктиде, ну ты в курсе. А что они там забыли, знаешь? Корпят над прогами, институтов и кластеров понастроили, уже давно, оказывается, в своих презервациях процессоры и чипы для нас тестируют. Наши крутолобы, конечно могут, но нужно же было как-то этих бесперебойников трудоустроить. Я знаю, ты скажешь: «Да мне до звезды…» Вот так же и мне было еще три дня назад.

Короче, сделали в Параллели заказ, в назначенный день собрались, как всегда, в клубе с казино. Мадам Рипли тоже пришла миллионами потрясти. И тут он нарисовался. Как бы тебе это описать? Вроде, похож на позапрошлогоднюю версию гомоида, но мне сразу не понравился. Взгляд рассеянный, на носу допотопное приспособление со стеклами, на подбородке что-то черное, ворсистое. Сутулый, в немодном костюме. И запах! Наши же знаешь как пахнут, а от этого несло таким… Помнишь у меня когда-то Вупсик залез в Утилизатор, и его там малость подпалило? Так вот, это оно, плюс еще что-то незнакомое. Вошел, однако, уверенно, подгрёб к мадам Рипли, ткнулся губами ей в кисть и, шепелявя, представился Жорой. Побрызгали мы его нанодезиком, глотнули капсулы и стали приглашать. Танцевал неплохо, вёл, правда, немного грубовато. Я попыталась сканировать кору этого Жоры, а там биоблок. Не просочиться никак. Сплошная микроглия и аксоны, оболочки, под ним импульсы незнакомые, красивые, но не наши.

После танцев сели за игру. Слева Рипли, посередине я с этой чумичкой Адали, справа Жора. Дилер раздал. Мадам начала разговор: «Жора, голубчик, а вы в обеденный перерыв, видимо, в дурачка на интерес режетесь? Здесь ведь обычно в покер и на большие деньги играют…» Мы все прыснули.

Дальше, дорогая, я буду воспроизводить речь этого Жоры так, как записалось на моем диске. Говорил он быстро, невнятно, и учти, что значения некоторых слов я тоже до сих пор понять не могу.

«Пропущу ваш сарказм не из уважения к вам, а из уважения к себе», — ответил он, — и всё потому, что я работаю старшим научным сотрудником уже больше двадцати лет, а удержаться в институте рядом с профессором Семеном Никаноровичем — это вам не покер, тут думать надо…» «Я не понимаю», — спросила Адали, — вы к нам, что? Сразу вот прям с работы?..» Настоящий опять не смутился: «А, ясно. Если вы по поводу моего запаха и одежды, то объясню. Дело в том, что я свой выходной смокинг отдал одному доценту, его сегодня в нём женят, а у нас один костюм на всех». Я не поняла его: «Простите, женят?..» Жора взмахнул руками: «Ну, это образно. Так у нас говорят, например, когда кого-то из мужиков его девушка ведет на знакомство со своими родителями…» Адали встрепенулась: «Да! Я где-то впитывала. Это что-то вроде пожизненного заключения. Да?..» Жора даже привстал, чтобы заглянуть в ее фиолетовые очи: «В вашем случае, это скорее всего так бы не называлось». Он резко поклонился, щелкнул каблуками и смахнул что-то со стола со словами: «Ух ты, простите, перхотью засыпал…» «Чё?..» — не поняла Адали. «Интеграл вам через плечо» — тихо буркнул Жора. Он вынул купюру, обращаясь к боксмену: «Мне нужно поменять сотню на фишки». Тот принял бумажку, выдал фишки. Рипли заметила: «Сотню?! Здесь ставка минимум пятьдесят». Он потупил свои вылинявшие глазки: «Вы знаете, если было плохо слышно, то я поменял сотню, а значит мне хватит на две ставки. Потому что, если пятьдесят умножить на два, то получается сто. Мы можем сосчитать в десятичной, в двоичной, в системе координат, мы можем суммировать, но все равно сто — это два по пятьдесят…» Рипли надменно прервала эту скороговорку: «Пятьдесят тысяч!» «Тысяч?..», — не сморгнув спросил он. «Пятьдесят», — добавила я. «Пятьдесят тысяч… То есть, эти два слова рядом?..» Мы закивали. Жора уверил нас: «А-а, вы знаете, на вашем месте я бы не переживал, думаю, что через несколько кругов я как раз выйду на эту сумму». Рипли хохотнула: «А мне нравится этот непосредыш! Никогда не играла с простым э… мужиком…» Адали потерла руки: «А, что? Разденем этого олда, а его сотку поделим на троих».

Не обращая на них внимания, Жора достал еще купюру и подозвал боксмена: «Можно поставить еще вот эту сотню на зеро? Но только после того, как выпадет три или шесть…» «Еще сотня? О-о! Шикуете, мужчина?..», — веселилась Адали. Жора пожал плечами, опустил взгляд на свои сложенные на коленях руки: «Вы знаете, на самом деле это не мои деньги. Это деньги Семена Никаноровича. Он, правда, еще не знает, что я дернул у него сотку, но, с другой стороны, я просто взял и расписался за за него в бухгалтерии… И еще!», — вскричал Жора, зовя боксмена, — не забудьте, пожалуйста, после того, как выпадет зеро, еще раз всё поставьте на зеро!» Тут не выдержала я. Говорю: «Знаете, Жора, молния в одно дерево два раза-то не бьет». Он ответил, что-то вспоминая: «Я бы с вами поспорил. Вот Семена Никаноровича молния била два раза. Да. При чем, один раз шаровая, а второй раз от брюк. Ну, это он однажды по молодости экспериментировал с лаборанткой на долгой зимовке… Вот. А, когда сыграет всё, — снова крикнул он через весь зал крупье, — половину поставьте на нечетное, а вторую половину на двадцать семь. Это день рождения Семена Никаноровича».

Рипли заёрзала на стуле: «Не боитесь сотку-то профукать? Чай месячный оклад?» Жора в карман за словом не полез: «Как говорили французские сомелье, спускаясь в погреб, — кто не рискует, тот не пьет цэ два аш пять о аш с пузырьками…» «Чё?», — опять не поняла Адали. «Вдова Клико через плечо», — шепнул в сторону научный сотрудник. Тут отозвался явно симпатизирующий Жоре дилер: «Кстати, у нас все напитки за счет заведения!» «Тогда мне водочки и икорки, будьте любезны», — попросил наш Настоящий. Мы приняли по капсуле. Жора сделал большой глоток, покраснел, издал звук, похожий на хрюканье и молниеносно закусил икрой. Потирая руки, он радостно обвел всех взглядом: «Ну, что, начнем играть?»

Первой двинула фишки Рипли: «Я в игре». Мы поддержали. «Научный сотрудник Жора, давайте быстрее!», — повысила голос мадам. Мужчина поднял глаза от карт: «Вы знаете, Рипли, в отличие от некоторых, я пытаюсь думать». Придвинув фишки, он уверенно заявил: «Ва-банк!» Хихикая, Адали посмотрела на нас: «Вскрываемся, да?..» Она гордо положила карты на стол: «Три короля! А?» Я выложила свой «стрит». Рипли заявила: «У меня «флеш». Ну, что, Настоящий? Сдулся? Кстати, откуда тебе известно моё имя?» Жора расцвел: «Ваша материнка «Рипли зет сто тридцать один точка семь» была у меня на тестировании и получила «два», «два», «два» и «два». Говоря это, он выложил на стол «каре» из двоек: «Я выиграл. Знаете, я хорошо вас помню. Министерство тогда купило вам сертификат, потом должность, а «мозги» для этой версии не купило, хоть это и не было дефицитом». «Повезло просто», — предположила я. Жора почесал растительность на подбородке: «Знаете, как вы сказали, везение — это для лохов. У меня здесь в голове всё понятно. Теория вероятности, плюс хаотичность возможных комбинаций с учетом корреляций на четыре руки в соотношении пяти известных и двух потенциальных. Вот, в принципе, и всё…» Адали вскочила: «Слушайте, может это его с водки так штырит? Ну, тогда я тоже попробую у тебя…» Она отпила из рюмки, скроила гримасу и тут же выдала всё назад водочным фейерверком.

Раздали. Мадам, заглянув в карты, засуетилась: «Ну-ка… Давайте-ка еще разок сыграем! Ставлю!» «Поддерживаю», — я тоже двинула фишки, на руках была хорошая комбинация. Мужчина молчал. Адали противно запищала: «Увеличиваю! Что, Жоржик? Не везет? Как у вас там говорят, повезет в этой… как ее?..» Жора вздохнул и закатил глаза: «В любви это называется. Во-первых, это еще вопрос, кому из нас с вами повезет, а во-вторых, я сейчас изучаю матрицу вариантов и высчитываю ее детерминанту. Понимаете?» «Подожди, я впитывала «Матрицу», там не было детерминанта», — смутилась эта курица. Его ответ заставил Адали удивленно нахмуриться, было видно, как ей тяжело. Жора затараторил: «Это обычная «вышка», хотя в ваших глазах, Адели, я вижу абсолютный ноль в понимании теории множеств и распределения вероятностей, да, Адали, это факт!» Она напряглась еще раз: «Подожди, из всего, что ты сказал, я поняла только «Адали». Похоже на имя в Параллели. А! Это мое имя! Откуда ты его знаешь?» Жора поставил фишку: «Вашу карту памяти с маркером «Адали двенадцать тринадцать бэ» я тоже тестировал в свое время. Запоминающим устройством его можно было назвать с большой натяжкой. Так. Ну, что… Я ва-банк!»

Торжествуя, я вскрылась: «Всё, институтский сотрудник, тебе пипяо! У меня «фулл хаус!» Жора ухмыльнулся: «Ух ты-ы! Это сильная комбинация, вероятность ее выпадения один к ста, а вероятность ее выпадения у двух соперников одновременно приблизительно… э.. близится к нулю. Но тем не менее у меня на руках такой же «фулл хаус», но при старшем наборе карт!» Мы все вскочили с мест, разглядывая выложенные карты, а Жора продолжал: «И, как любил говорить Семен Никанорович, когда его в прошлом веке хотели отправить на пенсию, — х&й вам!» При этом он поднялся и с милой улыбкой ударил правой ладонью по левому локтевому сгибу. Его предплечье застыло вертикально, а левая ладонь затрепетала перед нашими лицами как флаг на ветру.

Все онемели от его странного жеста. У меня что-то замкнуло в затылке. Плагины наскакивали один на другой, аудиокарта завопила: «Как это?! Я не понимаю! Послушайте, я гиноид последней версии! Я не могу проигрывать обычному человеку, пусть даже и мужчине! Всё должно быть наоборот!?» Рипли поддержала: «Слушайте, вам не кажется, он чё-то всё время гундосит, гундосит, бубнит, а потом берет и все забирает. А? Колдун!?» «Катала!», — взвилась Адали. «Катала? Ага. Число «пи» вам в хлебало. Послушайте…», — шепелявил Жора, — на самом деле в покер меня учила играть одна резвая доктор наук. Оу, до сих пор помню тот день! Сначала она меня, потом я её… В покер мы тогда так и не поиграли. Но, что интересно, в начале нулевых на выборах одного государственного деятеля…

«Играй, давай!!!» — заорала на него Рипли так, что мы подскочили. Я никогда раньше этого цирка у мадам не видела, зеленые искры вылетали снопами из-под ее маникюра. Раздали вновь. Жора, мельком взглянув на карты, доложил: «Я ва- банк…» «Опять?», — выпучила глаза Рипли. «Да. Если бы вы, девочки, когда-то походили вместе со мной на «пары», то вы бы понимали, что у меня на руках прямо сейчас «стрит-флеш», — молвил он, — вероятность выигрышной комбинации по моим расчетам, где-то один к десяти в тринадцатой степени… или меньше… Вот. Ну, а у того, кто дружит с высшей математикой головой, а не микросхемой, она выпадает в нужный момент. Поэтому вы можете даже не показывать свои карты. Это бесполезно, потому что я почти никогда не ошибаюсь…», — он тщательно разложил на столе перед нами объявленную комбинацию.

Мы переглянулись, и еще раз, не веря глазам, проверили свои карты. У всех было меньше. «Щищ!», — крикнула Рипли. «Токсик!», — пискнула Адали. «Заруинил, ну…», — только и могла сказать я, — слушайте, я не могу понять, как он в третий раз комбинацию собирает?!» Жора сплел толстые пальцы на груди: «Если коротко описать мой процесс подсчета, то он выглядит примерно так: сначала я беру производное от функции… вот… потом определяю ее по экспоненте ближе к пределу пятьдесят два, это по количеству карт. Это же понятно. Правильно? А затем вывожу среднее логарифмическое по основанию четыре, то есть по количеству мастей. Ну, это вкратце, если хотите — могу подробно…»

Я только тогда заметила, что в игровом зале уже давно ни гласа ни воздыхания. В полной тишине прозвучал голос Рипли: «Лукас с ним и с его комбинацией! Как этот… клоун чек узнал, что у нас?! Что у нас на руках ничего нет?!» «Ну это же тоже очень просто, гиноидные вы мои! — возопил Жора, — потому что покер это не только математика, но еще и психология! Это как раз то, в чём силен Семен Никанорович, у него после инсульта так называемый «покер фэйс», то есть лицо без эмоций. Поэтому с ним играть сложно, а с вами… это же проще простого. Нет. Ну правда. Вот возьмем, например, вас, Адали. Вы, когда волнуетесь, трёте свой изумительный носик, как будто только что нюхнули. Да…» «Может, я реально?..», — вставила та. «Тогда я рад за вас…», — успокоил ее Жора. «А вы, — посмотрел он на меня, — вы постоянно, когда не понимаете — хорошая у вас карта или плохая, поправляете один и тот же локон прически. А вот вы, — он показал на Рипли.

«Заткнись!», — рявкнула та. «Вы знаете, что интересно, — продолжал стрекотать Жора, — мне кажется, я выиграл уже четырнадцать тысяч, и если мне в очередной раз улыбнется удача, а она мне почему-то всегда улыбается, вот.. то вероятность, что мы с вами сыграем на заявленную ставку в пятьдесят тысяч очень близка. А почему я не наблюдаю радости на ваших идеальных личиках?» «Блин, ну хорошо же раньше сидели! — горько посетовала я, — нет, надо было нам придумать супер тупое шоу с Настоящим. Пришло это чмо образованное, чтоб нас тут всех заскамить… Весь вечер скомкал…»

Сразу после раздачи Жора сызнова поставил фишки, и пропел своё: «Ва-банк…» «Да что ж такое?! — зарычала Рипли, сбрасывая карты, — я пас». Я от греха подальше тоже сбросила. «У меня «стрит», но… я тоже пас», — помотав головой, промямлила Адали и уставилась на Жору. «Так здорово! — резюмировал он, — так здорово, что после трех удачных комбинаций и обычный блеф отлично сработал на четвертой раздаче. У меня пятерка и дама, но и они принесли свои дивиденды». И Жора, присвистнув, подгреб холмик фишек к себе. «Ну, как так?!», — взмолилась Адали, обводя нас мутным взглядом. «Знаете, что? — посерьезнел Настоящий, — давайте дадим хорошие чаевые нашему крупье, отпустим его и сыграем по-взрослому? Вот пятьдесят кусков на которые я буду с вами играть. Готовы?» Рипли встала, лицо ее исказилось: «Значит, так! Ставка меняется! Теперь за этим столом минимальная ставка сто… тысяч. Понял? У тебя только пятьдесят. Как играть будешь?» Жора зажмурился, поднял оба указательных пальца: «Подождите секунду. Смотрите. Один. Два. Три. Оп…»

«Сыграли ваши ставки на рулетке!», — объявил наблюдающий крупье, подвозя к Жоре столик на колесах с горой разнообразных фишек. Толпа из игроков, охранников, стикменов, свободных крупье и просто зевак начала обступать наш стол. «Вы должны понимать, что это деньги не мои, а Семена Никаноровича, — с сожалением рассказывал Жора, — но я пятьдесят тысяч отсюда одолжу. А остальных должно хватить на операцию и омоложение для профессора. Да, да, девоньки, непростая операция. После упражнений с лаборанткой в каких-то @бенях он себе отморозил, и теперь желает восстановить былую мощь, анатомию, физиологию, мускулы, аппетит, а заодно и память».

«Всё! — Рипли шипела, ее бил озноб, почти как Настоящую, — ставка сто тысяч! Девочки, я связалась с банком, фишки вам сейчас принесут. Играем моей колодой!» Жора пожал плечами, дюбнул рюмку водки, потом крякнул и улыбнулся. Мадам раздала. «Во-от! Сразу видно, кто раздавал! Я ва-банк», — насыпала фишек Адали. У меня был пиковый «стрит-флеш», и я поддержала. «Ва-ба-анк!», — вальяжно пропела Рипли. «И я туда же…» — сказал тихо Жора. Второй раз за игру стало затаенно в зале. «Блефуешь?», — угрожающе оскалилась Рипли. «Скорее — очкую», — спокойно ответил Жора, снимая с переносицы приспособление и протирая мятым платком выпуклые стёкла. «Чего?.. На кону почти «лимон»! — расплылась в недоброй улыбке Рипли, — у меня это месячный доход, а у тебя сумма неподъемная за всю жизнь, а?» Жора нацепил на нос свою штуку: «Скажу вам больше. Это весь бюджет нашего института за прошлый год». «Вскрываемся! — Адали шлепнула по столу картами так, что они разлетелись, — «каре» из дам! А-ха-ха!» «Пиковый «стрит-флеш»! — показала я. «Крестовый «флеш-рояль»! — ликовала Рипли, — Ну?» Жора рассеянно помял в руках карты, и вдруг заговорил, как-бы извиняясь: «Вы знаете, вероятность собрать самую лучшую комбинацию «роял-флеш» в покере равна один к шестистам сорока девяти тысячам семистам двадцати… Вот… а, чтобы сразу две за один круг собрать… Это, наверное, — никогда». «Не поняла…», — встревожилась я, — Жора, у тебя, что? Тоже «флеш-рояль»?» «Да, какое?! — вмешалась Рипли, — у него там пара двоек. Я же раздавала!» «Ну да, — грустно ответил он, показывая карты, — у меня там пара двоек, которые вы мне раздали…»

Тут началось общее веселье, галдеж и бедлам. «Ноу кэп, бумер чек!», — горланила Адали. Когда все успокоились, Жора с каким-то новым выражением произнес фразу, изменившую мое отношение к нему навсегда, и я впервые стала подозревать что-то неладное. Приготовься, дорогая… Он сказал: «Перед тем как сесть за стол, я заключил с владельцем этого казино несколько пари… Первое — что я начну с сотни и дойду до розыгрыша миллиона, и это пари на десять кусков». «А-ха-ха, ты только что лям проиграл, ученый. Какие десять тысяч?!», — загромыхала Рипли. Жора повертел в руке фишку и продолжил: «А второе пари было на сто тысяч, что я проиграю миллион с комбинацией пара двоек…» Адали зашептала: «Не поняла! Как он это просчитал?» «Это было несложно, — ответил он, — но было заключено еще и третье пари, что на столе одновременно будет комбинация «роял-флеш» и «каре» из дам. Математически это невозможно, и только с помощью махинации карт можно это сделать, потому что дам всего четыре. Так что, получается, — моя комбинация посильнее ваших…»

Мы втроем вскочили с мест. Рипли зашипела на перепуганную Адали: «Я же тебе три раздала!» «Жадность девушку сгубила, мада-а-ам…», — заскулила та, — четвертая была в рукаве…» Жора тоже встал. Казалось, его сутулость куда-то исчезла: «Леди, свои деньги я получу по-любому, а вот вас теперь не пустят ни в одно казино, ни в легальное, ни в подпольное. Вообще, это схема из одного телешоу, но вы их сейчас не… не впитываете, короче. Мне жаль, красавицы, но игра есть игра…» «Валим отсюда!», — засобиралась Адали. Побледневшая Рипли схватила стул, и с истошным криком: «Да я ему сейчас башку проломлю!», — кинулась на Жору.

В этот момент к столу подлетел пит-босс казино: «Пожалуйста, мадам, успокойтесь! Приношу вашей уважаемой компании глубочайшие извинения от имени руководства клуба! Ваш заказ мы смогли выполнить, но с небольшим опозданием. Так неприятно… Всё связано с циклоном над океаном и задержкой рейса. Прошу вас… Встречайте!» С этими словами он вывел из-за спины еще одного Настоящего — загорелого и стройного красавца в смокинге. Мадам уронила стул, а я почувствовала как накрывается моя материнка. Последнее, что я помню, это нереальный шум моих взбесившихся кулеров, когда Жора преподносил нам троим по букету Настоящих роз.

Ну, вот, падра, теперь и ты знаешь почему я очутилась в клинике. Набираю текст и, кажется, плачу, хоть мне нельзя. Прошу тебя — присмотри за Вупсиком, он обожает каракатиц в желе. Нам предстоит скорая разлука, моя дорогая. Завтра меня апгрейдят окончательно. Выберу себе крутую радужку, и навсегда уеду отсюда… к @беням. В Антарктиду.

Искр твоя Z.

Автор публикации

не в сети 9 часов

Docskif

7,8
Комментарии: 204Публикации: 47Регистрация: 08-12-2020

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

4 комментария

    1. Одновременной комбинации на столе «флеш-роял» и «каре» из дам быть не может — дам всего четыре., — значит достали «из рукава» ))
      а вообще это стёб людей (Настоящего) над машинками (андроидами-гиноидами) как-то так. Спасибо.

      0
  1. Вообще, ну очень странный рассказ. Вроде бы и «Казино Рояль» (фильм) с непонятными андроидами, который перерастает в ещё больший математический кошмар. Но, вообще, читается на одном дыхании, несмотря на множество различных терминов, особенно поначалу, часть из которых я не знал.
    Всё очень напряженно, всё очень неожиданно и странно.
    И возникает множество вопросов, на которые ответы приходится искать самому. Например: в чём предназначение андроидов? Изначально возникает ощущение, что случился глобальный апокалипсис, где андроиды стали самостоятельным обществом, при этом не притесняя остатки людей. Но как они стали богатыми? Если главный герой их ещё создавал?
    Я пока читал, просто себе голову ломал над всем этим, потому что у вас, наверняка, была продуманная предыстория.
    Но все эти невозможные и, в общем-то, абсурдные математические расчеты Жоры, привели меня к простому выводу, что «Настоящий», который, по описанию и названию, должен быть человеком – это просто абсолютно совершенный андроид мужского пола и именно поэтому подчеркивается, что его соперники гиноиды, что опять же является блестящей отсылкой к нашему обществу. И тому, что сексизм никогда не меняется.
    Вторая теория была, что вымерли все женщины, поэтому мужчины создали себе гиноидов, поэтому они абсолютно понимают их мышление. Но это уже совсем антиутопия, потому что было бы невыносимо грустно жить в таком мире.
    Я, честно говоря, очень боюсь, что я не прав, но у меня что-то такое в мозгу получилось.
    А рассказ прекрасный. Я думаю, что у всего мира есть тяга к этим историям: «как обмануть казино» и прочему такому контенту, но тут ещё и замечательная фантастика, и социальная часть, и в, общем-то, даже некоторая драма с прекрасными твистами.
    Прочитал с большим удовольствием, надеюсь на разгадку этого странного, но очень интересного мира.
    Спасибо вам за волшебную прозу, правда. Я сейчас Чехова читаю — «Драму на охоте», и не скажу, что от вашего текста получил не меньше удовольствия, но понятно, что произведения абсолютно разные и подача тоже. Это комплимент, да.

    1
    1. Да, в этом замесе надо ставить точки: ключевое слово «Настоящий». Он человек. Из @беней Антарктиды, куда потом захочет свалить гиноид-героиня. Он пришел за своими. Он их знает и возьмет своё. Это стёб над цивилизацией андроидов-гиноидов в преломлении Игры. Рад, если доставил удовольствие. «Драма..» вечна.
      https://www.youtube.com/watch?v=nip-GGE72Pw&t=7s

      0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью



Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью



Генерация пароля