Search
Generic filters

Сон третьеклассника Солнышкина

ЛИТЕРАТУРА, ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС, ПРОЗА, РАБОТЫ АВТОРОВ

Не всегда можно верить увиденному

— Игорёк, мальчик мой, — негромко произнёс отец, — девять вечера. Пора ложиться спать. Завтра рано вставать, — и ласково потрепал сына по шее.

«Ну вот, так всегда», — подумал Игорь Солнышкин, ученик третьего класса средней школы небольшого подмосковного городка, затерявшегося на карте. И отыскать его было непросто. Впрочем, в любом городе, посёлке и селе могла случиться эта история. И не только в провинции, но и в столице. Равно, как в любой молодой семье, состоящей из папы, мамы, сына-первенца и любвеобильной бабули. Где каждый вечер происходит нечто подобное. Потому как солнышко, завершая трудный день, спешит укрыться за горизонт, а взрослые и дети готовятся ко сну.

Третьеклассник вздохнул, но с надеждой посмотрел на бабушку, а затем и маму, которая вынашивала сестрёнку. Она чем-то напоминала уточку, так же неторопливо переваливаясь при ходьбе. Но женщины не стали перечить. И мама, и бабушка знали — режим нужно соблюдать! Однако очень уж не хотелось идти спать! Наоборот, возросло желание притулиться к бабуле под мерное шуршание деревянных спиц, изготовленных из векового карагача. Ими она вязала тёплые носочки из добротной пряжи непомерно грубой овечьей шерсти. Умеренно скрученной и в меру колючей, а потому очень и очень тёплой. И дело не в том, что такие носки нельзя купить в магазине, прилавки ломились от изобилия, а семья жила в достатке. Но связанные заботливыми руками носочки согревали не столько теплом, сколько любовью её сердца. Одновременно бабуля рассказывала историю. Про деда. Про то, как воевал. Как был ранен. Как дождалась его после войны и они поженились. Правда, дед ушёл из жизни раньше. Контузия дала о себе знать. Но в её комнате всегда висела его фотография. Чуточку выцветшая и поблёкшая, а рядышком кортик. Нередко внуку дозволялось брать его в руки и вынимать из ножен.

Отец в это время читал газету. Он краешком уха прислушивался к тому, о чём говорила бабуля, изредка вставляя забавные замечания. В основном это касалось деревенской жизни, где они обитали до переезда в город. А вспомнить было чего! Такого рода занимательных рассказов хватило бы на несколько томов. Игорёк любил семейные вечера и по обыкновению обратился с просьбой. Молящим голоском он стал канючить:

— Ну, папочка, ну всего лишь полчасика…

На это отец, весело рассмеявшись, парировал:

— А кто утром упрашивает бабушку немного поваляться? Не ты ли?

К слову сказать, у бабули за плечами имелся изрядный опыт. Сначала свои дети, коих от рождения было восемь, а затем и множество внуков. И для каждого она припасала особое средство — безотказный способ пробуждения! Ведь детишки разные, но вряд ли сыщется хоть один, кто охотно встаёт спозаранку. Вот и Игорёк любил поспать, но пуще всего на свете боялся щекотки. Чем и пользовалась бабуля, когда будила.

Услышав ответ главы семьи, она отложила вязанье и, легонько подталкивая внука, направила его в ванную. Где он умылся и, почистив зубы, прошлёпал босиком в детскую. Там бабуля разобрала кроватку, правда, сегодня в виде исключения, так как в семье рано приучали к самостоятельности, и управляться с постелью Игорёк умел. Подошедши к кроватке, он разделся, сложил вещи на стульчик и юркнул под одеяло. В комнате было свежо, за окном стояла осень, а бабуля, невзирая на погоду, всегда проветривала помещение. Правда, утром выбраться из-под одеяла было непросто. Но мальчикам нужно развивать силу воли. Учиться преодолевать трудности. Покрутившись несколько секунд, свивая уютное гнёздышко, внучок затих. Тогда бабуля присела на краешек кроватки, и потекла краткая, но занимательная беседа. Убаюкивая, она провожала внука в царство сновидений и, поцеловав, молвила:

— Засыпай и набирайся сил. Когда вырастешь, силушка тебе понадобится. Мужчинам без неё никак.

— А когда я стану мужчиной? — закрывая глаза, вопрошал Игорёк. На это бабуля, улыбнувшись, отвечала:

— Ты уже им являешься, осталось немного подрасти.

— Правда? — засыпая, пробормотал внук. — Настоящим мужчиной?

— Почему настоящим? — удивилась она. — Обычным. Мужчина не бывает другим. Ведь если есть настоящие мужчины, значит, и ненастоящие где-то водятся? Что-то я таких не встречала, хоть живу на свете девятый десяток.

Внук засмеялся, его позабавил «ненастоящий мужчина».

— Спи давай, — улыбаясь, сказала бабушка. И добавила. — Мужчина всегда поможет слабому. Протянет руку тому, кто оказался в беде…

Её слова потонули в шуме прибоя, накатывавшего на отмель, где по щиколотку в песке стоял Игорёк. Стремительно погружаясь в сон, он с трудом разобрал последнюю фразу. Вода прибывала. Ещё немного, и она накрыла с головой, но мальчик не стремился выбраться наружу. Оттолкнувшись от песчаного дна, он поплыл на другой берег.

Плыть под водой оказалось несложно. Игорёк не заметил, как очутился на противоположном берегу. Там выбрался на сушу. Однако забраться на берег не так-то просто! Берег был высок и крут, и пришлось на четвереньках карабкаться к верховью. Основательно извозившись, Игорёк вскарабкался наверх и огляделся. В первую очередь, изумило ненастье! Хмурое небо до самого горизонта затянуто мрачными тучами. Солнечные лучи не могли пробить свинцовый панцирь и не достигали земли. Отчего трава была жёлтой и пожухлой. Редкий кустарник стелился невысоко. Ему, как и другим растениям, не хватало солнышка. Игорёк посмотрел на реку, которую преодолел. Странная, несуразная картина открылась школьнику. Русло широкой, некогда полноводной реки заполнено едва ли наполовину. Но не это ошеломило! От воды к небу отделялись капли и, вопреки законам физики, устремлялись ввысь. Даже невооружённым глазом было заметно: река высыхает. Ещё немного, и русло обмелеет, превратившись в болото. Третьеклассник не понимал, как такое возможно! Разумеется, он знал — вода испаряется. Но чтобы так явственно? Образовывая дождь, поливающий небо…

Тут он услышал, как перешёптываются капельки. Выражая недоумение нарушением всех мыслимых законов. Вспомнились слова бабушки о мужчине, который не пройдёт мимо чужой беды. Правда, сам он больно мал, но ведь больше некому. Игорёк осмотрелся и, убедившись, что поблизости действительно никого нет, решил вмешаться. Он обратился к капелькам, язык которых, как выяснилось, понимал, и приветливо спросил:

— Милые капельки, чем могу помочь?

Капельки, кто был к нему ближе всех, удивлённо посмотрели на маленького человечка, но любезно ответили:

— Наша матушка — река — гонит прочь! А нам хочется остаться дома. Тут весело! Мы водим хороводы, журчим, когда встречаются пороги и отмели. Вы бы с ней поговорили. Может, она вас послушает.

Игорёк вздохнул, но делать нечего. Назвался груздем — полезай в кузов! Ему пришлось обратно спуститься к реке, потому как беседовать, находясь на верховье, неучтиво. Приблизившись к воде, он поздоровался и деликатно осведомился:

— Здравствуйте, уважаемая река! Простите за беспокойство, но зачем вы прогоняете дочерей? Они так радовались, оставаясь дома. Может, вас кто-то расстроил?

Услышав вежливое обращение, река отозвалась:

— Сколько себя помню, мой юный друг, реки орошают небо, и поверь, я скучаю по девочкам. Но таков порядок! И не мне его нарушать.

Выслушав ответ и подивившись здравому изложению странных, как ему подумалось, мыслей, Игорёк принялся делиться тем, что знал. Взахлёб рассказывать, чему учили в школе и о чём упоминали папа и бабушка. Он поведал про весну, когда тает снег и сходит лёд, а кругом разливается половодье. И реки выходят из берегов, поглощая заливные луга. Летом солнце палит нещадно и настаёт засуха. Все ждут дождя, будто манны небесной. А осенью с неба ниспадают несметные потоки. Не скупясь, напитывая почву, пополняют высохшие русла рек. И так происходит ежегодно.

Река выслушала его рассказ, но осталась при своём мнении. Осознав, что её не убедить, Игорёк решился на отчаянный шаг. Он собрался с духом и предложил реке повременить и не прогонять капли. Обещая, что случится чудо! А если чуда не произойдёт, он выполнит любое её условие. Смелость мальчика позабавила реку. Здраво рассудив, она решила согласиться. В конце концов, риска никакого. Уговор скрепили рукопожатием, и река распахнула объятия, куда с плеском плюхнулись капельки. Очень уж им не хотелось покидать дом.

Игорёк в раздумье стоял на берегу. Он мечтал помочь капелькам! Но что может маленький мальчик? Наверняка подумает читатель и будет неправ. Мальчик может многое. Ведь он — мужчина! Потому, вперив взор в небо, наш герой не двигался с места. Он даже не помышлял о поражении! Его вера в чудо была так сильна, что гора бы сдвинулась, пожелай он того. Правда, пока ничего не происходило. А время шло…

По прошествии нескольких минут, когда река решила напомнить об уговоре, случилось неожиданное! Перестав подпитываться каплями, надменные тучи стали дряхлеть. Недовольно брюзжать и мякнуть. Их сморщенную досаду вызвало изменение привычного порядка. Видимо, тучи подзабыли, что в их природные обязанности входит проливаться дождём. К тому же солнечные лучики, обнаружив бреши в свинцовой обороне, устремились вниз! Наполняя округу радужным сиянием. И засверкала радуга, раскрашивая воздух яркими сочными красками. Внезапно блеснула молния, и громыхнул гром! Которого здесь отродясь не слыхивали. Перепуганные тучки изо всех сил держались за отвисшие, переполненные водой бока, но могучий ветер смял их, выжимая, будто губку, низвергая на землю целый водопад! Громко чавкая, иссохшая почва жадно впитывала влагу, а многочисленные ручейки забурлили и потекли к реке. На глазах удивлённого Игорька русло накрывал настоящий водоворот. Ему даже пришлось отступить, дабы не оказаться в воде.

От неожиданности река растерялась, однако, не теряя времени, стала набираться сил. Её упругие бока залоснились и, вальяжно покачивая прибрежными волнами, поглотили берега. А дождь не унимался. В считанные минуты перед Игорьком развернулась полноводная первозданная стихия и, напевая, устремилась к морю. Капельки, поблагодарив, смешались с многочисленной роднёй. Такими же смешливыми и улыбчивыми капельками. На небе показалось солнышко. Правда, его клонило к закату. Игорёк улыбнулся и зашагал в сторону лесополосы, расположенной в двух минутах ходьбы от реки.

 

Мышиная возня

Лесополоса, к которой приближался, была заполнена всякой живностью. Галдела и гомонила на разный манер. Кого здесь только не было! И белки, и муравьи, и дикие пчёлы, собирающие нектар цветов, а также невесть откуда взявшееся стадо бурёнок, к которому прибился ослик. Да не один, а на пару с ондатрой. Но ондатра — полуводный грызун и водится вблизи водоёмов. По всей видимости, она решила прогуляться, где и познакомилась с осликом. Тот старательно оберегал её от копыт громоздких коров. Правда, в отличие от обычного лесного шума, слагавшегося из пения птиц, треска веток, шуршанья листвы, Игорьку послышались странные звуки. Эта какофония выбивалась из стройного звучания лесного оркестра. Задумчиво почесав подбородок, мальчик направился в сторону непонятного шума. Ему пришлось продираться сквозь кустарник, непроходимой изгородью оцепивший лесополосу. Изрядно потрудившись, он преодолел колючее заграждение и оказался у источника невнятных звуков. От удивления замер! Больно небывалым показалось увиденное. В ветвях плакучей ивы пряталась кошечка, издавая мышиное попискивание. Увидев Игорька, она забралась выше и оттуда продолжила несвойственный кошачьему племени концерт. Причиной её испуга оказались мыши! Самые безобидные для кошек создания. Они грозно скучились возле ивы, выражая устрашающую решимость. Кроме этого, пытались мяукать! Но получалось неважно. Не лучше, нежели у кошечки пищать.

Игорёк направился к мышкам. Подойдя вплотную, с упрёком спросил:

— Вы чего хулиганите? Зачем загнали кошечку на дерево? Неужто не понимаете, если она рассердится, такого задаст жару! Кошки это умеют.

Мыши опешили от грозного предупреждения! Но, переглянувшись, расхохотались и, схватившись за животики, стали кататься по земле. Вдоволь насмеявшись, серый мышонок, судя по всему вожак, деловито сообщил:

— Сразу видно, вы не местный и не знакомы со здешними порядками. Все знают, мыши охотятся на котов. Да вот, поинтересуйтесь хотя бы у ондатры.

Игорёк повернулся в сторону, куда указал мышонок. Действительно, ондатра находилась неподалёку. Заслышав предложение обратиться к ней, она закивала головой. Видимо, не хотела ссориться с мышками. Как-никак те саму кошку загнали на дерево. Ещё больше удивившись, Игорёк взглянул на кошечку. Но с той всё было в порядке. Усы, лапы, хвост, острые клыки да длинные когти. И с таким арсеналом бояться? Кошечка при виде заступника успокоилась. Однако, слыша, как разговор принимает нежелательный оборот, прижалась к дереву.

— Нет, так не пойдёт, — возразил Игорёк. — Где это видано, чтобы мыши ловили кота? Кому сказать, не поверят.

Напрасно он высказался вслух. Никто не обратил на него внимания. Каждый занимался своим делом. Мыши пытались мяукать, кошечка пищать, а ондатра наблюдала за происходящим. Её интересовало, чем закончится противостояние. Тогда Игорёк решил действовать. К чему полагаться на слова? Мужчина не тот, кто разговаривает. Мужчина — действует! Он протянул руку и позвал кошечку:

— Киса, иди ко мне. В обиду не дам.

Мыши замерли от неслыханного нахальства. Их негодование повисло в воздухе! Но что они могли поделать? Малыш, хоть ростом невелик, но легко даст сдачи. Игнорируя всеобщее возмущение, Игорёк продолжал звать кошечку. Та, видя, что мальчик никого не боится, осторожно спустилась. Игорёк, бережно держа испуганное животное, потопал в сторону небольшой лужицы. Подойдя к воде, присел на корточки и аккуратно развернул кошачью морду к отражению. При этом, не переставая уверять:

— Смотри, ты — кошка! Твой брат — лев — царь зверей! Глянь, какие клыки, какие когти…

Кошечка всё время прижималась к мальчику. Однако его уверенность передалась и ей. Вбирая решительность покровителя, она принялась разглядывать когти. Увидев, что они острые и опасные, спрыгнула на землю. Грациозно выгнула спину, пружинисто выпрямилась и грозно заурчала. Её усы приняли горизонтальное положение, а чуткие уши улавливали множество звуков. Коими насыщена природа в августе.

Услышав устрашающее урчание, мыши бросились врассыпную! Даже ондатра благоразумно скрылась из виду. Как-никак, она из отряда грызунов. И хоть ей не приходило в голову охотиться на кошечку, но вспомнит ли та это теперь? А кошечка тем временем тёрлась о ноги Игорька, выставив хвост трубой. Она не отходила ни на шаг, не зная, как отблагодарить! И хоть ей не терпелось опробовать силу, кошечка не спешила. Тогда Игорёк обратился к ней с просьбой охотиться, лишь когда голодна. Кошечка удивилась, ведь хищники охотятся, только когда проголодаются. Зачем ловить добычу, ежели сыта? Холодильники природой не предусмотрены. Оттого в пищу идёт исключительно свежее. Игорёк погладил её на прощанье и направился обратно к реке, поскольку за рощей начиналась дремучая чаща, о которой поведала кошечка. А он желал вернуться домой. Правда, пока не понимал как. Однако помнил, самая короткая дорога та, которую знаешь. Вот и решил возвратиться туда, откуда началось путешествие.

Одолев за несколько минут расстояние и оказавшись на берегу, он уселся на траву. Устроился поудобнее и стал разглядывать небесную высь. Синева неба обнадёжила. Ситуация, в которой оказался, перестала тревожить. Правда, дневное светило сияло невыносимо ярко, и он ладонью соорудил подобие козырька. Но это не спасло от всепроникающих лучей. Тогда Игорёк прикрыл глаза и, слегка приоткрыв левое веко, обнаружил созвездие! Оно явственно проступало на дневном небосводе. От удивления он распахнул оба глаза, но тут же снова зажмурился! Солнце не позволяло таращиться и проучило, несильно хлестнув слепящими лучами. Игорёк осторожно глянул левым глазом и вновь узрел то самое созвездие. Оно пребывало в небе, приветливо взмахивая клешнёй.

В этой связи самое время упомянуть главу семьи. Папа мальчика увлекался астрономией, охотно посвящая сына в таинство звёздного неба. Его рассказы о планетах и созвездиях мальчик слушал часами. Да и дома находился подержанный телескоп, доставшийся по случаю, и зимой, когда темнеет рано, они подолгу созерцали звёздный мир. Правда, созвездие Рака лучше наблюдать с января по май. Когда оно степенно пребывает над горизонтом. Но сейчас лето, к тому же день! Откуда взялось созвездие? Впрочем, он уже ничему не удивлялся. Даже тому, что кошечка, с которой распрощался у лесополосы, незаметно сопровождала. Она решила проводить мальчика, дабы кто не обидел. Услышав его рассуждения о невесть откуда взявшемся на дневном небе созвездии, кошечка прыгнула и ухватилась за ближайшую звезду. Повисла на ней и стала раскачиваться. Недоумённо взирая на кошку, созвездие попыталось отцепиться от когтистых лап. Но не тут-то было! Хорошенько раскачавшись, мурлычущее создание стянуло его вниз, изо всех сил брякнув оземь. И в том месте, куда со всего маху грохнулось созвездие, оказались шесть ничего не понимающих рака. Обычные пресняки, обитатели водоёмов и рек. Учуяв запах воды, раки поползли вниз. Спуск с крутого берега занял время, и, достигнув животворной прохлады, десятиногие крепыши скрылись под водой. Кошечка подошла к Игорьку и улеглась рядышком. Мальчик, поглаживая смекалистую подружку, взглядом провожал последнего рака. Но вот и он достиг цели и исчез в мутном потоке.

Когда сомкнулись воды и рака поглотила река, из прибрежной ряби высунулась голова. Медленно поднимаясь над водой, она была опутана тиной и водорослями. Натуральная, живая свиная голова! Да ладно б крохотного поросёнка. Так нет! Огромная башка дебелого секача, на ворсистом лбу которого, а также ушах и острых, как бритвы, клыках запутались водоросли. Целые слоевища. Превращая обычного хряка в речное чудище. Шумно втягивая воздух, голова попыталась хрюкнуть. Правда, звук получился хлюпающим. Так булькает автомобильная камера, когда в ней обнаруживается дырка. То ли заплатка была негодная, то ли какой шутник проколол шилом, но, получив пробоину, камера сдувается, хлюпает и шипит. Игорёк от неожиданности ущипнул себя, желая убедиться, не сон ли это. Разумеется, это был сон. Но спящему не дано знать сведений такого рода.

Наблюдая за торчащей из воды головой, он отметил, что кабан не торопится выбраться на сушу. Такое поведение заинтересовало, и, спустившись к воде, но сохраняя безопасную дистанцию, мальчик вежливо спросил:

— Простите за беспокойство. Может, нужна помощь?

Кабанья голова вскинула глазки и колюче посмотрела на собеседника. После отрицательно мотнула головой. Его невежливость не осталась незамеченной, и Игорёк укоризненно вымолвил:

— Что ж, не стану беспокоить. Но, пожалуйста, скажите, чем вы утоляете голод?

Почему-то именно этот вопрос его более всего интересовал. Недовольный секач, выпуская сквозь клыки струи воды, раздражённо буркнул:

— Как чем? Водорослями и тиной…

Игорёк задумался. Тут явно было что-то не так. Разве свиньи водоплавающие? Конечно, они умеют плавать, но в воде-то не живут. Свиньям полагается обитать в свинарнике. Где их чистят и кормят. Впрочем, возможно, этот кабан — исключение. Тогда он деликатно произнёс:

— Решать, конечно же, вам, но многие кабаны едят жёлуди, орехи, траву и грибы…

На этом познания мальчика о рационе кабанов не исчерпывались. Он слышал о тутовнике, кореньях, даже птичьих яйцах, чем с удовольствием лакомятся хряки. Кроме того, бабушка упоминала об их деревенской свинье. Та вообще была всеядной и лопала всё, что попадалось. Стоило лишь открыть дверцу свинарника и выпустить её. Неожиданно сказанное заинтересовало кабана. Его поросячьи глазки сощурились, в них заиграло любопытство, но с деланым равнодушием он уточнил:

— А какова трава на вкус?

— Так попробуйте? — раззадоривал Игорёк. — Выбирайтесь на поле и кушайте сколько угодно.

Однако хряк не спешил. Он изучающе уставился на мальчика. Всё это время мурлычущая подруга нашего путешественника пристально следила за разговором. Она не соизволила спуститься, потому как кошки, за исключением тигров, — не большие любители купаться. Но внимательно присматривала за беседующими. Как бы кабан не обидел Игорька, готовая броситься на выручку. Возможно, её смелость покажется неправдоподобной. Но кошки — самые бесстрашные животные в мире! Даже маленький котёнок не спасует перед крокодилом и при неминуемой угрозе атакует его.

Кабан оказался на редкость любознательным. Заинтригованный да к тому же голодный, хряк пулей выскочил из воды, удивив стремительностью кошечку. В несколько прыжков он оказался на сочной от пролитого дождя траве. По первости принюхиваясь, не спешил. Но уже через мгновенье огромная туша с аппетитом уплетала разнотравье и частенько попадающиеся грибы. Которых после дождя в изобилии. Игорёк, улыбаясь, смотрел, как насыщается громадное животное. Махнув кошечке на прощанье, он шагнул в воду, решив переплыть на ту сторону.

Могучая и полноводная река оказалась на редкость благодарной и развернула перед ним ковёр из тины, ряски и водорослей. С глубокой признательностью, свойственной рекам, предложила им воспользоваться. Игорёк разместился на ковре, и река понесла его к горизонту, за которым начинается небо.

 

Взлёт и посадка

С интересом оглядываясь по сторонам, мальчик любовался пейзажем. Мимо проплывали поля, балки, овраги. Небо было безоблачным. Разве что вдали вырисовывались неясные очертания. Одиноко плывущие в бескрайних просторах. Река бережно несла ковёр, на котором сидел Игорёк. Поначалу он хотел переправиться на другую сторону, но, видя, как стараются угодить исполненные благодарности капельки, решил плыть дальше. Кроме того, существовала ещё одна причина, по которой он не настоял на своей выгрузке. Дело в том, что место, с которого вначале переплыл реку, представляло собой бескрайнее поле. Эдакое русское раздолье! Расстилаясь пёстрым ковром, оно уходило за горизонт. И лишь редкие птицы взмахами крыльев выделялись на светлом небе. Оттого и доверился судьбе, неспешно проплывая мимо равнины, на которой всё плодоносило.

Благодатный дождь щедро напоил землю, и она заколосилась мятликом, овсяницей, клевером, черёмухой, иван-чаем и другими целебными травами. Взор мальчика привлекли васильки, осколками неба красовавшиеся вдоль реки. Играя оттенками жёлтого и лилового, кокетливо улыбалась люцерна. Задумчивый тимьян поджидал травников. А благодушные душица, зверобой, молочай и одуванчик водили хоровод, увлекая ароматом трудолюбивых пчёл. Этих сборщиков податей душистой эссенции. Венчала многообразие полынь! Эта царственная особа с венценосным достоинством принимала почести. Игорёк учтиво поклонился, и полынь, величаво качнувшись, пожелала доброго пути.

Неожиданно река совершила поворот, и перед ним предстали две внушительные горы! Возвышаясь исполинами, они подпирали свод неба. Вершину одной украшала белоснежная шапка. Солнце осыпало её искрами. Гора сверкала, обласканная живительными лучами. Вторая вершина была бурой, будто поросшая густой растительностью. Её бока вздымались и опускались, и казалось, шаловливый ветер тревожил верхушки деревьев, что росли на склоне. Справа показался приток. То с ледника струилась вода.

Поглощённый наблюдением, Игорёк не заметил, как ковёр накренился и, не снижая скорости, вошёл в приток, несмотря на то, что плыть пришлось против течения! Удивлённый мальчик обернулся и увидел, как река, выбросив столб брызг, пожелала удачи. Тогда он понял, управлять ковром можно мысленно. Направляя туда, куда пожелаешь. Слегка наморщив лоб, юный капитан увеличил скорость, крепко ухватившись за водоросли. В противном случае слетел бы в воду.

Спустя четверть часа его волшебное судно штурмовало серпантин. Приходилось совершать резкие повороты, потому как взобраться по прямой на гору не представляется возможным.

— Жаль, что ковёр не летает, — подумал Игорёк. — Вот было бы здорово воспарить над горой…

Едва мелькнула мысль, как ковёр оторвался от воды и стремительно взмыл ввысь! Получив команду, он резко набирал высоту. Только оказавшись в небе, мальчик разглядел, что под ним вовсе не гора, а огромная лягушка! Она мирно дремала, и её бока, которые принял за склоны, поросшие деревьями, мерно подрагивали. Но на то и лягушка, что, почуяв движение, она выстрелила языком в нечто пахнущее тиной, ряской да водорослями. Её липкий язык выдернул из-под Игорька ковёр, мгновенно запихнув в лягушачью пасть. Третьеклассник вверх тормашками полетел вниз! Его участь была незавидна. Шлёпнуться с такой высоты — костей не соберёшь! Даром что во сне. Правда, полёт прервался. Белокрылое облако поспешило на помощь. Игорёк ухнул в перистый тюфяк и в порыве благодарности обхватил облако за шею.

Повернув голову, облако спросило:

— Куда доставить тебя, мой отважный, но опрометчивый друг?

Игорёк молчал. Он ещё не пришёл в себя. Падение было сумбурным. Не дожидаясь ответа, облако медленно снижалось. Мальчик стал разглядывать деревья внизу. Они причудливо сплелись в тенистые коридоры, напоминая лабиринт, по которому прогуливались звери. Однако недалеко от входа упала вишня, перегородив тем самым путь. Образовалось скопление, животным пришлось искать другой выход. А поскольку вход и выход был один, им не удавалось выбраться наружу. Началась паника…

Игорёк решил помочь лесным обитателям. Но вначале поблагодарил облако:

— Большое вам спасибо. Вы меня крепко выручили.

Облако, не оборачиваясь, ответило:

— Не стоит благодарности. Куда тебя доставить?

Игорёк попросил приземлить его возле той самой вишни, из-за которой звери не могут покинуть лабиринт. Облако спикировало к упавшему дереву. Мальчик спрыгнул на землю, стараясь унять дрожь в коленках.

Тем временем из лабиринта неслись испуганные звуки. Раздаваясь на разных языках, они выражали беспокойство. На опушке собрались встревоженные родственники. Они обнюхивали деревья, а некоторые рыли землю, но в сутолоке только мешали друг другу. Тогда Игорёк обратился к лесным обитателям. Стараясь говорить громче, чтобы всем было слышно, мальчик произнёс:

— Друзья, не волнуйтесь! Упала вишня и загородила проход. Сейчас её уберём, и все выйдут наружу.

После чего подошёл к поваленному дереву и попытался его сдвинуть. Видя, как он упирается, стоявший рядышком лось без усилий оттащил вишню в сторону. Выход освободили, из лабиринта повалило зверьё! Благодарные мамы бросились к Игорьку и едва не сбили с ног. Здесь были и лосиха с лосёнком, и ежиха с ёжиками, и медведица с медвежатами, и волки, лисы, белки, куницы, зайцы — все говорили мальчику спасибо! Смущённый Игорёк попытался ускользнуть, но весть о чудесном избавлении мгновенно разнеслась. Виною тому — дятел. Удобно устроившись внутри дупла, он ежедневно вещал о погоде, происшествиях и других новостях. Звери внимательно слушали и были сведущи обо всём мало-мальски интересном.

Поблагодарив мальчика, матери с детишками стали расходиться. Игорёк двинулся в сторону леса. За ним увязались два смешливых ёжика, что, перебивая друг друга, рассказывали о лесной жизни. Кто с кем подружился, кто поссорился, а также сообщили, когда лучше собирать фрукты, а когда грибы и ягоды. Много полезного узнал Игорёк. Среди прочего поведали ему о лесной школе, в которой обучали зверёнышей. Мальчика это заинтересовало, и он получил приглашение посетить занятия. Поначалу отказался, но, забавно сморщив мордочки, ёжики расстроились, и ему пришлось согласиться, дабы не огорчать малышей. Вместе они направились к небольшой полянке, на которой в несколько рядов сидели бельчата, зайчата, лисята, волчата и медвежата. Игорька восхитило дружелюбие, царившее на уроке. Он обратил внимание, что волчата сидели с бельчатами, а лисята с зайчатами. И, несмотря на принадлежность к разным видам, не ссорились. Наоборот, дружно подсказывали тому, кого вызывали отвечать.

Темой урока была арифметика. Её азы постигали разношёрстные ученики. Преподавал предмет барсук. Важно расхаживая вдоль рядов, он объяснял, сколько будет два плюс два. И тут Игорёк услышал, что два плюс два — равнялось пяти! Поначалу мальчик подумал, не ослышался ли? Нет! Барсук вторично объявил ошибочный ответ. Как же так? Ведь всем известно: два плюс два — четыре! Но поправлять учителя, даже если это барсук, негоже. Игорёк молча уселся за парту, прислонившись к замшелому пню. Ежики разместились рядышком. Поскольку на уроке разбирали сложение, учитель подозвал двух волчат и двух лисичек. Он выстроил их в ряд и предложил остальным сосчитать, сколько получилось. Зверёныши дружно посчитали, и оказалось, хищников — четверо! Игорёк с облегчением выдохнул. Но, барсук, подняв палец с длинным и тупым ногтем, не согласился:

— Неверно! Вы забыли учесть меня. Поскольку я стою рядом, меня следует принимать в расчёт.

Ученики переглянулись. Правда, ёжики возмутились вслух! Уж кому-кому, а им известно, сколько будет два плюс два. Ежа на мякине не проведёшь! Видя такое дело, Игорёк поднял руку. Учитель рассадил волчат и лисят и разрешил задать вопрос. Мальчик начал издалека:

— Разумеется, — сказал он, — можно по-разному подходить к подсчётам. Но как вы думаете, если использовать лапы, а их всего четыре, сколько в таком случае будет два плюс два?

Вопрос озадачил барсука. По всей видимости, он понял, что предложенный им ответ далёк от истины. Лап-то действительно четыре! Как это он сам не сообразил. Молодец мальчик! Недаром дятел расхваливал его смекалистость. Умён, а главное, воспитан. Не стал спорить в присутствии учеников, доказывая правоту. А ведь он прав! Такие мысли промелькнули в барсучьей голове. Игорёк, получив разрешение, сел на место. Радостные ёжики прижались, несильно уколов колючками.

Барсук решил исправить ошибку. Он благодарно кивнул Игорьку и, воспользовавшись подсказкой, всё обратил в шутку. Улыбаясь, объявил:

— Дорогие ученики, — в этом месте сделал паузу, — с наблюдательностью у вас всё в порядке. Я намеренно ввёл в заблуждение, дабы посмотреть, углядите ошибку или нет!

Говоря это, подошёл к Игорьку и пожал ему руку. Ёжиков барсук тоже захотел погладить, но спохватился и одёрнул лапу. Не всякий решится погладить ежа! У него колючая одёжка. На этом урок завершился, ученики разошлись по домам.

Игорёк расстался с дружелюбными ёжиками и пошёл по направлению к лесной чаще. Но призадумался и с беспокойством огляделся. Одной стороной опушка примыкала к лесу, другой поднималась к горе. Её он перемахнул на ковре-самолёте. Правда, участь ковра оказалась плачевной. Им полакомилась соседняя гора-лягушка, и только благодаря облаку Игорёк благополучно приземлился. Ну а дальше куда? Не обратно же в гору! Вглядываясь вглубь леса, мальчик старательно припоминал всё, что знал об ориентировании. Память напомнила беседы с бабушкой. Она часто рассказывала про деревню, в которой родилась.

Небольшая рыбацкая деревня, откуда родом бабуля, располагалась на берегу озера. За деревней крутым косогором поднимался холм, заросший лесными деревьями. Из окошка избы, откуда она частенько выглядывала на улицу, был виден лес. И в начале апреля, когда распускались листья, растущие на опушке деревья тёмным мехом оторачивали верхушку леса. Создавалось впечатление, будто лес опушен. Возможно, отсюда и название — опушка! Смеясь, завершала она рассказ. А раз так, нужно миновать лес и выйти к воде. А там будет видно. И мальчик решительно зашагал в чащу.

 

Шхуна

Однако продвигаться вглубь оказалось непросто. Деревья росли вплотную, а кустарник туго переплёлся. С трудом углубившись на несколько шагов, Игорёк ощутил прохладу. Высокие деревья заслоняли солнце, и в тени было свежо. Сразу озябли руки. Тут он заметил просвет между стволами и, раздвигая озябшими пальцами ветви, направился в его сторону. Чем ближе подходил, тем отчётливее доносились звуки, напоминая команды, подаваемые физруком. Правда, к ним примешивалось и нечто другое. Какое-то непонятное шуршание и скрежет.

Основательно исцарапав лицо и руки, Игорёк вырвался из колючих объятий чащи. Он оказался на большой поляне, в центре которой находилось лесное озеро. Утлое судёнышко с обмякшим парусом, скособочившись, лежало на земле. На судне, не покладая вёсел, трудилась команда. Семь баранов, петух да козёл. Главный баран, судя по всему, был боцманом. У него на кожаном шнурке болтался отполированный свисток. Деловито покрикивая, боцман следил за теми, кто сидел на вёслах. Козёл занимался приготовлением пищи. Варил вкусный борщ. Капитаном был петух. Распушив гребень, он гордо стоял на мостике и в подзорную трубу разглядывал, не приблизилось ли судёнышко к воде. Звук, который не разобрал Игорёк, определив как шуршанье, был ничем иным, как скрежетанием вёсел о землю. В тот самый момент, когда бараны-матросы соскребали с неё листву, ветви да песок.

Игорёк от удивления открыл рот! Мальчик не понимал, как может корабль передвигаться по суше? На что рассчитывает капитан? И тут его осенило! Разве петух может быть капитаном? Где и в какой книге такое написано? Игорёк стал припоминать всё, что когда-либо слышал по этому поводу. Правда, ничего не вспомнив, подошёл к судну. Боцман и капитан его заметили, но не поприветствовали. Они были поглощены работой. Баран покрикивал на баранов, а петух смотрел в подзорную трубу. Следует отметить, ему порядком надоела еда, которую готовил козёл. Блюда в основном состояли из капусты. Борщ, капуста квашеная и тушёная, а также иные её виды ему давно приелись. Но что он мог поделать, когда остальные с удовольствием лакомятся ею?

Всё ещё не зная, как поступить, Игорёк переминался с ноги на ногу. Он силился припомнить хоть что-то. И наконец вспомнил! Правда, не сразу сообразил, как это поможет. Его дедушка однажды рассказывал, как, будучи совсем маленьким, пас коров. В то время это было обычным делом, и деревенские поочерёдно пасли живность. Рано утром из дворов выгоняли скот, а к вечерней дойке пастух пригонял стадо в деревню. Дед упоминал пастушью плеть, называемую пуга. Неимоверно длинную и тяжёлую. Но особенно внуку запомнились байки про козла. Его звали Коваль. Дед рассказывал забавные истории, которые с ним приключались. Коваль был знаменит тем, что водил за собою отару кузнеца. Тому сельский лекарь прописал козье молоко. Всякий знает, у кузнеца трудная работа! Находиться вблизи кузнечного горна здоровья не прибавляет. Игорьку припомнилось восхищение, с которым дед описывал козла. Нередко он упоминал про то, как козёл ответственно подходил к делу. В результате чего ни одна овца не терялась и не попала в волчью пасть. Увлекаясь, дед в деталях сообщал, как, прежде чем выбрать путь, по которому пойдёт отара, Коваль тщательно изучал местность. Он определял такое направление, что даже самая слабая овечка легко проходила тропу. Именно этим козёл отличался от вожаков-баранов. Те шли напролом, не задумываясь о слабых и маленьких. Потому если отару ведёт баран — потери неизбежны! Она растягивается, и отставшие могут заблудиться, либо их утащат хищники. Зная эту особенность, пастухи держали вместе с отарой овец козла да несколько козочек. Но отару, как правило, возглавлял козёл!

Игорёк внимательно посмотрел на повара. Тот, потряхивая бородкой, шинковал капусту. Тогда он обратился к боцману:

— Простите, что вмешиваюсь, но, вероятно, вначале следует спустить судно на воду и лишь затем браться за вёсла.

Баран внимательно выслушал и резонно ответил:

— Именно этим мы и занимаемся. Разве не видно?

Игорёк не без лукавства поинтересовался:

— Осмелюсь спросить, как давно вы пытаетесь выгрести к воде?

Баран задумался. Подобный вопрос не приходил ему в голову. Он посмотрел на матросов и скомандовал сушить вёсла. Усталые бараны подняли вёсла вверх. Тут в дело вмешался петух. Как-никак, он слыл за капитана! Однако, видя недовольство матросов, их неодобрительные взгляды, петух убавил пыл и вежливо спросил Игорька:

— А что вы посоветуете? Как нам оказаться в воде?

Игорёк стал размышлять: действительно, как? Неожиданно в разговор вмешался козёл. Поправив поварской колпак, он подошёл к борту и взглядом прикинул расстояние до воды. Затем посмотрел в сторону леса и, указав на поваленные деревья, произнёс:

— Нужно взять несколько брёвен и на них перекатить судно.

Все опешили, а боцман разозлился! Едва сдерживаясь, он ядовито прошипел:

— Так чего ты молчал? Ежели знаешь…

На это козёл спокойно ответил:

— Во-первых, никто не спрашивал, во-вторых, ты — боцман, а вот капитан. Решайте. Моё дело — камбуз.

Он развернулся и направился в кухню. Но матросов такой поворот не устроил! Посовещавшись, они сместили петуха с капитанского мостика, а козлу предложили возглавить команду. Тот не стал отказываться. Он передал петуху поварской колпак, фартук и поварёшку, принял от него подзорную трубу и приказал всем, за исключением кока, следовать к поваленным деревьям. Выбрав подходящие, бараны принесли их к судну и подложили под нос. Затем дружно уперлись в корму. На раз, два, три — закатили корабль на брёвна! Игорёк с удовольствием помогал, и вскоре с помощью наиболее округлых стволов судёнышко оказалось в озере. Петух сбросил трап, и команда поочерёдно поднялась на палубу. Козёл занял капитанский мостик, боцман зычно отдал команду «Вёсла… на воду», а петух, покопавшись в продуктах, к несказанной радости, обнаружил перловку, гречку, рис и иные крупы. Предстояло разнообразить рацион вкусной кашей. Игорёк махнул рукой капитану, и козёл, водрузив фуражку, отдал ему честь. Дружно налегая на вёсла, матросы в несколько гребков доставили судно на середину озера. Там капитан объявил учения. С лязгом размоталась тяжёлая цепь, погружая в пучину массивный якорь. Жизнь на корабле вошла в привычное русло.

Наблюдая за судёнышком, Игорёк обратил внимание на странный, внушительных размеров предмет. Он находился на другой стороне озера и был завален ветвями. Заинтересованный мальчик обошёл лесной водоём и с опаской приблизился к непонятной груде веток. Когда подошёл вплотную, первое, что бросилось в глаза, белёсая штукатурка, проглядывавшая из-под наваленных сучьев. Не раздумывая, Игорёк принялся разбирать завал. Снимая ветку за веткой, он обнаружил русскую печку! Такие неоднократно встречал, когда с родителями гостил у родственников в деревне. Ему не раз доводилось спать на печи, и он помнил тот особый запах, который источает вытопленная печь. Но как она оказалась в лесу? Ни дорог, ни просек вокруг не было.

Игорёк аккуратно разобрал толстые сучья, за которыми пряталась печь. После обратился к стоявшей неподалёку берёзе с просьбой нарвать немного свежих веток. Берёза не возражала, и, наспех соорудив веник, мальчик смёл с печи сухие листья, древесную кору и прочий мусор. Особенно загаженным оказалось поддувало. Ему пришлось ладонями выгребать золу. Извозившись, но основательно почистив печь, Игорёк вернулся к озеру, где привёл себя в порядок. После стал раздумывать, что делать дальше. Насыщенный день навевал усталость, и он решил растопить печь. Благо, поваленных деревьев было в избытке, и, без труда наломав охапку сухостоя, Игорёк принёс её к печи. Он разломал ветки на более мелкие и аккуратно сложил в топку. Бумаги под рукой не оказалось, а нужно чем-то распалить дрова. К сожалению, у него не было даже перочинного ножика, каким можно настругать щепок. Да и спички отсутствовали. Случайно взгляд упал на мох, обильно росший у стволов деревьев. Игорьку вспомнились слова деда. В один из дней ветеран рассказывал, как на фронте разжигали огонь. Для этого собирали мох, сушили, и он мгновенно вспыхивал. Игорёк набрал в ладони столько мха, сколько уместилось. Теперь предстояла сушка. Дед говорил: верное для этого средство — волосы! И чем они длиннее, тем лучше. Но на фронте женщины встречались редко, а солдаты морской пехоты коротко острижены, вот и сушили мох в волосах тех, кто покурчавее. Электризуясь, мох высыхал и становился не хуже пороха.

Игорёк, наклонив голову, стал сушить мох о волосы. Третьеклассник был аккуратно пострижен, но чёлка имелась. Она и выполняла основную задачу. Правда, мох всё время рассыпался и падал на землю. Мальчик поднимал его и вновь старался высушить. Спустя несколько минут непрерывных усилий мох выглядел сухим. Игорёк, стараясь не развалить уложенный в топке сухостой, поместил мох снизу. Осталось добыть огонь. Он сходил к озеру и выбрал два голых булыжника. Ударив камнем о камень, убедился: искра высекается. Тогда, поднеся голыши к топке, стал высекать искру, стараясь угодить в мох.

Прошло несколько минут. Пытаясь разжечь огонь, Игорёк больно стукнул себя по пальцам. Он ойкнул и поморщился, но сдаваться не собирался! В то же время уподобляться упрямым баранам, которые, не жалея сил, скребли вёслами о землю, не желал. Добывая искру, мальчик раздумывал, каким ещё способом можно зажечь дрова. А пока возился у печи, на судне происходило следующее. Оказавшись в камбузе, новоявленный кок был вне себя от счастья! Он радовался тому, как, сбросив груз ответственности, нынче занимался тем, к чему лежала душа. Накормив команду овсяной кашей, которая понравилась, петух разрабатывал новое меню. Крупы было в избытке, а козёл и бараны оценили его кулинарные способности. Вот и старался он не ударить в грязь клювом.

Поглядывая время от времени в иллюминатор, петух обратил внимание на Игорька, который упорно высекал искру. Памятуя о том, что именно благодаря мальчику всё разрешилось благополучно, он взял коробок спичек и, испросив у капитана разрешения, в несколько взмахов крыльев оказался на суше. Подойдя к Игорьку, который не переставал бить камнем о камень, одной спичкой поджёг мох. Тот вспыхнул и затрещал, объяв пламенем сухие ветви. Топка загудела, давая понять: с тягой всё в порядке! Удивлённый Игорёк поблагодарил корабельного кока. Петух, исполнив задуманное, вернулся на судно. Хотя, по правде сказать, ничего в том удивительного. Так устроена жизнь! И не важно, во сне она происходит или наяву. Согласно её канонам, как относишься к другим, так и к тебе отнесутся впоследствии. Помнится, помог Игорёк команде в трудную минуту. Вместе они спустили судно на воду. Команда отплатила тем же. Когда понадобилась помощь, мальчик её получил. И теперь пламя, потрескивая, с аппетитом поедало сухостой, и он подбросил в топку толстых высохших ветвей. Из трубы повалил дым, печь медленно нагревалась. Утомлённый третьеклассник забрался наверх и лёг на живот, подложив под голову руки.

Поскольку ни дорог, ни просек не наблюдалось, Игорёк вновь озадачился: как печь оказалась в лесу? Не могла же она свалиться с неба! Он задрал голову и мечтательно подумал: вот было бы здорово, если бы печка умела летать. Тогда она мигом пронесла бы его над лесом и доставила на заливной луг. Аккурат подле большой воды. Едва завершилась мысль, как печь, с хрустом обрывая корни, налипшие в результате долгого стояния, оторвалась от земли. Плавно покачиваясь, она поднялась выше деревьев и замерла. Видно, в силу немалого веса, набор высоты был ограничен. Испуганный Игорёк вцепился в трубу. Но, вспомнив, как мысленно управлял ковром из тины, ряски и водорослей, отдал приказ двинуться вперёд. Печь подчинилась. Мальчик прижался спиной к трубе и упёрся руками в лежанку, но печь уверенно вела себя в воздухе. Всё ещё желая убедиться, Игорёк мысленно накренил её вправо, а затем влево. Печь старательно выполнила каждую команду. Тогда капитан воздушного судна задал курс в сторону реки. Печь послушно двинулась в путь.

Игорёк успокоился и, проплывая над лесом, стал разглядывать деревья. К своему замешательству, он обнаружил, как по мере приближения к равнине воздух становился прохладнее. Это его удивило! Должно быть наоборот. Холодно у предгорья. Когда с заснеженных вершин дует свежий ветер. Но на равнине тепло и солнечно. Размышляя над загадкой местности, он увидел покрытые снегом островки. А спустя всего ничего, земли и вовсе не стало видно. Насколько хватало глаз, всюду лежал белоснежный покров! Заиндевевшие верхушки деревьев заставили поёжиться. Игорёк благодарно прижался к трубе, сообразив, каково ему было бы пешком пробираться по заснеженному лесу да в летней одёжке.

 

Чудеса продолжаются

Вскоре лес закончился, и показалась роща. Редкие деревья не могли задержать снег. Он свободно перемещался промеж стволов, не встречая сопротивления. Ветер то и дело поднимал снежные вихри и обрушивал на промысловиков. Они, рискуя противостоять непогоде, щурились от февральской вьюги. Крепкие морозы остались позади, но позёмка, запорошив глаза, мешала охоте. Набиваясь в рот, она забиралась под воротник, налипала толстым слоем на лыжи. С трудом передвигаясь по насту, охотники стремились в лес, где среди деревьев можно укрыться от пурги, с приближением весны ставшей беспощадной. Снежные хлопья в предчувствии тепла лютовали немилосердно! Не щадя ни людей, ни зверей. Но у леса намело огромные сугробы, однако охотники, пробив снежный пласт, ушли от преследования. Рассредоточившись, стрелки двинулись цепью, вспугивая лесную живность.

Сразу за рощей следовало поле, на котором стояли покосившиеся избы. Из печных труб валил дым. Дворовые собаки захлёбывались лаем, а редкий прохожий с удивлением разглядывал непонятную штуковину, по виду напоминавшую печь, которая летела над землёй. За избами извивалась околица. Она тянулась вдоль дворов, скрываясь из виду. К околице примыкали огороды. Плавно спускаясь к реке, они кормили обитателей села. В тёплое время на лугу, где кончались огороды, росла трава. Потому как сажать корнеплоды вблизи воды не резон. Ежегодно случалось половодье, и река выходила из берегов. Но летом здесь привязывали скот, и сочный от паводков клевер радовал коз, коров да телят. Правда, сейчас на снежном поле у замёрзшей воды небольшие силуэты выкашивали снег и сгребали в огромный стог! Мокрые снежинки налипли на лезвия, отчего косы стали тяжёлыми. Игорёк удивился увиденному! Не мешкая, он скомандовал вниз, и печь спланировала аккурат возле стога. Здесь и трудились загадочные фигуры. Негромко лязгнув дверцей топки, печка приземлилась. Вокруг образовались проталины, так как, основательно прогревшись, печь растопила лежалый снег.

Мальчик спрыгнул и приблизился к косцам. Невысокие силуэты оказались обычными зайцами, уставшими от непривычной работы. По всему было видно, они вконец утомились и были радёхоньки сделать перерыв. Игорёк глянул на свои ноги, обутые в сандалии. Летняя обувь не приспособлена для непогоды, сандалии промокли и хлюпали. Однако, не показав, что ему холодно, мальчик начал разговор.

— Доброе утро! — приветливо сказал он. — Простите моё любопытство, но зачем вы косите снег? Скоро он растает, и от вашего стога останется большая лужа.

Зайчишки переглянулись и дружелюбно ответили:

— Снег нужен для строительства дома.

Игорёк с интересом посмотрел на стог. Он был довольно большим, но каким-то несуразным. Несмотря на старания ровно укладывать, аккуратного стога не получалось. Посреди поля возвышалась снежная гора, напоминая какое-то животное. Мальчик вопросительно посмотрел на зайцев, ожидая, что кто-нибудь прояснит ситуацию. Так и случилось. Самый бойкий не выдержал и затараторил:

— Нас — семеро братьев! Родители дозволяют играть в догонялки, прятки, но главное, чтобы поблизости. Вчера мы играли в салки, — спешил сообщить он, — и недалеко от речки увидели слоника! Его зовут Фантик. Он потерялся. Но мы с ним крепко сдружились…

Пока длился рассказ, остальные молчали. Игорёк подумал: «Какие воспитанные, не перебивают друг друга. Нам бы с друзьями так».

— Но Фантик всё время мёрзнет, — продолжал говорить зайчик. — Его родина — Африка! Вот мы и решили построить ему домик. Фантик согреется и улыбнётся. А то он больно грустный.

Игорёк посмотрел по сторонам, но слонёнка не обнаружил. Он недоумённо глянул на рассказчика. Зайчик переглянулся с остальными, словно спрашивая разрешения, и произнёс:

— Да вот же он, — затем громко позвал, — Фантик, иди к нам!

Груда снега зашевелилась, и появились хобот и уши. Слонёнок, разворошив старательно укладываемый стог, смущенно улыбнулся. Увидев мальчика, он приветливо кивнул и радостно потопал к печке. Слоник поочерёдно прижимался к ней то одним боком, то другим. Через несколько минут отогрелся и расплылся в улыбке, но дальше-то что?

Игорёк подошёл к печи и приоткрыл дверцу топки. Сухие ветки, какие подбрасывал на озере, превратились в угли, и, обнажая колосники, пепел провалился в поддувало. На чугунных прутьях оставалось немного угольков. Понимая, что нужно найти топливо, мальчик спросил зайчат, где можно раздобыть охапку сухих дров. Мёрзлые не годились, от них мало проку, только дым и шипение. Зайчата предложили набрать дров у плетня, каким была огорожена стоявшая ближе всех изба. Игорёк, оставляя расплывчатые следы, пошёл по направлению к указанному дому. Нужно попросить хозяев разрешить взять несколько полешек.

Идти пришлось вдоль делянки. Промозглый ветер заставил ссутулиться. Мальчик озяб, а потому ускорил шаг. Он зашёл во двор со стороны околицы и, приблизившись к двери, потянул за ручку. В конуре что-то зашевелилось, и огромная лохматая собака бросилась на незваного гостя! Но цепь была коротка, и, встав на задние лапы, пес лишь натужно хрипел. Дверь в избу оказалась не заперта. Выпустив клубы пара, Игорёк вошёл в сени и, миновав их, открыл дверь в хату.

Первое, что бросилось в глаза, высокая, почти до потолка печь! Над ней нависали деревянные полати, а внизу примостилась лавка. Женщина в стёганой безрукавке да длинном платье доставала из печи горшок. Она ловко держала ухват, которым поставила горшок на обеденный стол. Взглянув на Игорька, хозяйка убрала ухват. Увидев мокрые сандалии, в которые обут мальчик, всплеснула руками и ушла в комнату. Но через минуту вернулась, прижимая к груди ворох одежды. Положила вещи на лавку и, подойдя к Игорьку, принялась стягивать с него влажную майку.

Мальчик отпрянул, но женщина, приговаривая, не отпускала:

— И куда только родители смотрят, — укоризненно вздыхала она, — за окном февраль, а он налегке.

После надела на мальца немалых размеров свитер и, велев разуться, усадила на лавку. Там насухо вытерла ему ноги и натянула тёплые носки. Затем дала какие-то штаны и велела переодеться. Мальчик выполнил её указания не потому, что испугался. Ему самому было приятно оказаться в тёплой и сухой одежде. Радушная хозяйка развесила мокрые вещи на верёвке, которая тянулась вдоль печи. Затем снова ушла в комнату и возвратилась с сапогами внушительного размера да тёплой курткой с капюшоном.

Игорёк, помня о слонёнке, который замерзал, а в печи мог потухнуть огонь, попросил разрешения взять несколько поленьев. Женщина не возражала и сунула в карман куртки завёрнутый в бумагу бутерброд. Который тут же быстро соорудила. Прощаясь, сняла с верёвки мокрые вещи и завернула в пакет. После чего отдала Игорьку, прибавив, что пускай не переживает по поводу подаренных вещей. Возвращать их не нужно, так как её дети давно выросли, а ей приятно хоть в чём-то оказаться ему полезной. Игорёк сердечно поблагодарил добрую женщину. На том и расстались.

Мальчик вышел из избы и, набрав сухих полешек, отправился в сторону замёрзшей речки. Там ожидали слоник и зайчата. Он торопился, потому как угли догорали, и нужно было успеть подкинуть дров.

Когда вдали показалась фигура в куртке с капюшоном, ватных штанах и резиновых сапогах, зайчишки испугались! Они подумали, не ровен час, с мальчиком приключилась беда, и хозяин огорода идёт разобраться с тем, что происходит позади его владений. Но слоник успокоил их. В силу немалых размеров он мог постоять и за себя, и за ушастых друзей. Тем не менее все всматривались в силуэт, который нёс охапку дров. Едва разглядев лицо мальчика, зайчата побежали навстречу, и каждый взял по полену. Вместе они подошли к печи. Третьеклассник, не мешкая, открыл дверцу топки и, стараясь не сбросить в поддувало оставшиеся угли, положил небольшое полено. Остальные, приняв у зайцев, сложил на печи. Дабы не вымокли в снегу. Туда же убрал шорты, маечку и сандалии. Пускай сохнут.

Огонь лизнул сухое дерево, и спустя минуту языки пламени потребовали ещё. Игорёк подбросил в топку остальные дрова. Услыхав, как она радостно загудела, удовлетворённо подумал: одна задача решена! Огонь сохранён. Теперь нужно понять, как быть с Фантиком, ведь он не приспособлен к зиме. Его нельзя оставлять на холоде, а нужно доставить в Африку! Но каким образом? Для этого необходимо вдвоём уместиться на печи. Но сможет ли Фантик забраться на печь? Слон не обезьяна, влезть, как на пальму, не получится. Такие мысли промелькнули в голове.

Слонёнок внимательно наблюдал за мальчиком. Он отогрелся и надеялся на Игорька. В это время маленький зайчонок, сообразив, что косить больше не придётся, перебежал замёрзшую речку и взобрался на противоположный берег. Оттуда съехал по укатанному снегу! Потому как берег был обрывист. Игорёк задержал взгляд на обрыве. А если слоника загрузить с обрыва? Где, нависая над землёй, будет ожидать печь. Но для этого нужно перебраться на ту сторону. А выдержит ли лёд? Фантик достаточно тяжёлый. Видя, что мальчик над чем-то размышляет, слонёнок спросил:

— Вы что-то придумали?

Игорёк рассказал как есть. С опаской усомнился в крепости льда. Слоник внимательно выслушал и направился в сторону реки. Однако мальчик опередил и первым испробовал лёд. Он перешёл на другой берег, затем вернулся и несколько раз прыгнул. Лёд даже не хрустнул! Тогда Фантик ступил на замёрзшую воду. Шаг за шагом, осторожно достиг середины реки, и тут всем показалось, что лёд треснул! Игорёк и зайчата затаили дыхание, но Фантик продолжил движение. Он сделал несколько шагов и, к всеобщему облегчению, перешёл на другой берег. Но это было полдела! Теперь необходимо забраться наверх. Слонёнок задумчиво пошёл вдоль берега, отыскивая пологий подъём, и вскоре обнаружил место, где предпринял штурм высоты. Упираясь, он хватался хоботом за ветви деревьев и мало-помалу взобрался наверх. После чего по верховью вернулся туда, откуда перешёл речку.

Игорёк поблагодарил зайчат за отзывчивость и залез на печь. Здесь было жарко, и мальчик расстегнул куртку. Он устроился, как обычно, и отдал печи приказ перелететь на другой берег. К обрыву, где ожидал слонёнок. Печь оторвалась от земли и приблизилась к берегу. Игорёк позвал Фантика, предлагая место рядом. Слонёнок подошёл вплотную к обрыву и одной ногой ступил на печь. Печка крякнула, но не шелохнулась! Тогда Фантик другой ногой встал на неё, и печь выдержала немалый вес. Она не подала виду, лишь огонь в топке яростно шумел, поедая дрова! Наконец слоник оказался на печи и уселся, как обычно садятся слоны. Юный капитан скомандовал лететь в Африку. Правда, он не знал направление, но печь неплохо ориентировалась и, набрав высоту, устремилась в пункт назначения.

Лететь предстояло далеко, и она развила предельную скорость. Такую, что кроме свиста в ушах, Игорёк ничего не слышал. Да и местность рассмотреть не получалось. Внизу мелькали картинки, разобрать которые он был не в силах. Мальчик прижимался к трубе, из которой валил дым, жестами показывая Фантику, мол, пригнись, а то ветром сдует. Слоник всё воспринял как шутку. И оно неудивительно, попробуй сдуй слона! К его изумлению, полёт занял немного времени, и вскоре показался африканский континент. Печь сбавила ход, ожидая команды. Игорёк вопросительно взглянул на Фантика, дескать, где приземляться? Слонёнок уверенно указал хоботом вниз. Печь приступила к снижению. Через несколько мгновений они совершили посадку.

В джунглях да на печи было жарко. Отовсюду доносился треск цикад, шелест листьев и непонятные звуки. Игорёк снял куртку и свитер. Он взял летние вещи и присматривал место, где сменить штаны на шорты. Таких оказалось в изобилии. Мальчик спрыгнул на землю и зашёл за ближайший куст. Там переоделся и вышел, держа в руках тёплые штаны. Пока складывал вещи, слоник разглядывал родные места. Он по-прежнему находился на печи, потому как спрыгнуть не мог, а обрывистого берега вблизи не наблюдалось. Тогда Фантик поднял хобот и вострубил! В ответ послышались такие же звуки, и вскоре к ним подошли настоящие великаны! Это были родители слонёнка.

Фантик представил Игорька. Мальчик, не теряя времени, собирал сухие ветви и подбрасывал в топку. Наученный, он в первую очередь стремился сохранить огонь. Слоник рассказал, как третьеклассник доставил его в Африку и как холодно зимой в России. Зато там живут добрые и отзывчивые люди и дружелюбные звери. Мама слониха ткнулась Игорьку в плечо, а папа раздумывал, как помочь сыну оказаться на земле. Хобот у слона очень силён, им можно вырвать дерево с корнем. Но как снять с печи слонёнка?

В это время любознательная обезьянка, заинтересованная приземлением, сбросила вниз толстую лиану. Ею предложила обвязать слонёнка, и отец, взявшись за лиану, спустит его на землю. Так и поступили. Игорёк, как самый рукастый, взобрался на печь и несколько раз обхватил Фантика лианой. Затем соединил концы и вручил папе. Слон намотал лиану на хобот и легко приподнял сына. Фантик рассмеялся. Лиана не сдавливала тело. Тогда папа медленно опустил его вниз. Игорёк распутал лиану. Радостный Фантик закружился вокруг родителей.

Пока снимали слонёнка, стемнело. Над джунглями нависла ночь. Настало время хищников. Уже при свете звёзд третьеклассник достал завёрнутый в бумагу бутерброд, которым угостила хозяйка, и передал обезьяне. Та ловко развернула бумагу и тут же его слопала. Затем, повторяя движения Игорька, открыла дверцу топки и бросила бумагу в огонь. Все остались довольны! Обезьяна тем, что насытилась, родители возвращением Фантика, а Игорёк стал собираться домой. Непоседа-обезьяна куда-то исчезла и вернулась со связкой бананов. Она вручила её мальчику и влезла на пальму, наблюдая за приготовлением к полёту. Игорёк с бананами взгромоздился на печь. Там надел поверх майки и шортиков тёплые штаны и свитер, влез в длинные рукава куртки и приготовился к взлёту. Махнув рукой на прощанье, он задал курс на возвращение. Печь, получив порцию сухих ветвей, стремительно взмыла и растворилась в ночном небе.

 

Желания исполняются

Игорёк летел в безмолвии. Млечный Путь указывал направление. Мальчик без труда отыскал Полярную Звезду и не выпускал из виду. Изо всех сил держась за небесный маяк, он старался не уснуть, но усталость и тепло печи смежали веки. Игорёк, прислонясь к трубе, задремал. Его волшебное судно, улавливая дуновенье ветра, кренилось, дабы воздушные потоки не тревожили сон третьеклассника. Оно выбирало такой маршрут, который без неудобств доставит домой. В объятья родных.

Снилось ему, будто окончил школу и предстояли выпускные экзамены. Правда, волнение, присущее испытуемым, отступило. Возможно, благодаря этому юноша сдал предметы на «отлично». Выпускники собрались возле входа и напоследок сфотографировались. После чего разошлись по своим делам. Теперь это были взрослые мальчики и девочки. От былой непосредственности мало что осталось. Странное ощущение не покидало Игорька. Перед ним стоял выбор: чему посвятить себя. Правда, он и раньше задумывался, какому ремеслу отдать предпочтение. Однако чёткого ответа на вопрос не было. Мальчик ещё не решил, что по душе. Бывало, они обсуждали выбор профессии с отцом. Какая приносит больше пользы, а какая интересней. Но папа ничего не навязывал и ни на чём не настаивал. Он вёл беседы так, чтобы сын самостоятельно принял решение. Ведь от него зависит: будет ли он заниматься любимым делом, как отец, работая главным инженером предприятия, или регулярно прыгать с места на место.

Внезапно размышления прервали. Отовсюду неслись орудийные залпы. Игорёк встрепенулся, сон как рукой сняло! Оказалось, пока он спал, печь достигла Москвы и зависла у Спасской башни. Мальчик широко распахнул глаза. Над столицей гремел салют, а толпа любопытных снимала на мобильные телефоны необычное зрелище. Обыкновенную русскую печку, парившую в воздухе. На печи сидел ребёнок и растерянно озирался. Видно, многие решили, что это спецэффекты, приуроченные к празднику, и весело восприняли происходящее. Игорёк разглядывал гудящую толпу, пытаясь понять, как его сюда занесло. Он отчётливо помнил, как отдал приказ вернуться в подмосковную Коломну. Однако печь прилетела на Красную площадь. Почему?

Стараясь побыстрее исчезнуть из виду, мальчик повторил приказ. Печь взмыла и вмиг одолела сотню километров, отделявшую Коломну от столицы. Не рискуя лететь над городом, он в раздумье завис над землёй. Предстояло решить, что делать с печью? Она — не машина, в гараже ей не место. Хотя почему? Папин джип на ремонте, а гараж пустует. Вот и пускай печь постоит в гараже. Но поместится ли, да и как попросить ключи? Папа может поинтересоваться зачем! Игорёк задумался. Обманывать отца он не станет. Не приучен. Придётся объяснить, откуда взялась печь. Эх, была не была, мальчик отбросил сомнения и помчался домой. На другой конец города.

Пятиэтажка, в которой жил, располагалась в Колычёво. Самом крупном из одиннадцати районов Коломны. Дом стоял на набережной, недалеко от Протопоповского погоста. Отсюда рукой подать до школы, где набирался знаний. Третьеклассник облетел здание и приземлился у гаражей. Они беспорядочно скучились позади. Сумеречное время сыграло на руку. Набережная была безлюдна. Игорёк спрыгнул с печи и потянулся. Затем обошёл вокруг, разминая затекшие ноги. В это время из окна дома раздался звук мобильного. Он трезвонил как оглашенный, напоминая школьный звонок…

Игорёк неловко повернулся и пробудился! Правда, оказался не в кровати, а за партой. В своём классе. Коридоры школы за номером семнадцать заполняла знакомая трель, объявляя конец урока. Как всегда, после звонка в классах задвигались стулья и загалдела детвора. Его сосед по парте, приятель Пашка, смеясь, спросил:

— Ну что, выспался?

Игорёк недоумённо посмотрел на него и невнятно пробормотал:

— А где печь?

Пашка от удивления прыснул, но, не ответив, покачал головой. Дескать, давай, просыпайся! Игорёк огляделся. Одноклассники убирали учебники в ранцы. Судя по всему, на сегодня уроки завершились. Мальчик глянул на учителя. Классный руководитель улыбнулся и, прижимая к себе стопку тетрадок, направился к выходу. Класс наполнило радостное жужжание. Впереди ждали выходные. Оглядев себя, Игорёк обнаружил, что одет в школьную форму, а на лацкане пиджака красуется значок. Его ноги обуты в любимые кроссовки. В них щеголял круглый год. Третьеклассник заглянул под парту, где находился портфель, и, достав верного друга, не глядя, примеривался загрузить в него учебник и дневник. Однако связка бананов, лежавшая внутри, заставила задуматься. Пашка, увидев бананы, укоризненно ткнул в бок. Мол, чего ты молчал? Могли подкрепиться перед тренировкой. Игорёк достал бананы и положил на парту. Наблюдая за тем, как расходятся одноклассники, он не двигался с места.

Класс опустел. Вот и Паша, жуя банан, подошёл к двери и выжидательно посмотрел. Игорёк всё ещё не мог сообразить, во сне он или наяву? Если во сне, где печка? А если наяву, откуда в портфеле бананы? Размышляя, вспомнил, как после уроков они всегда шли на тренировку. Если всё наяву, значит, сейчас пойдут в зал. Решив до поры ничего не спрашивать, мальчик направился за приятелем. Паша уверенно шёл к школьному спортзалу. Так и получилось. Они вошли в раздевалку, где облачались в спортивную форму ученики. Игорёк обратил внимание, что помимо тех, с кем тренировался, переодевались и другие. Явно постарше. Ничего не говоря, он сменил школьную форму на спортивную и вышел на разминку.

Учитель физкультуры, по совместительству тренер по баскетболу, Аркадий Яковлевич выстроил ребят в шеренгу. Сегодня он проводил тренировку в расширенном составе, объединив третий и четвёртый классы. Именно по этой причине Игорёк не признал многих, кто ранее не присутствовал. Разминка прошла, как обычно, и вскоре мальчики были взмылены. Физрук не жалел подопечных и, закончив разминку, разделил ребят на команды. Старшие составили костяк одной, более опытной, а третьеклассники сбились в другую. Менее сплочённую. Они не так давно занимались баскетболом, и групповое взаимодействие ещё не было наработано. Тем не менее сдаваться не собирались. Одну команду Аркадий Яковлевич назвал «Быки», в силу физического превосходства, другую — «Пчёлы». Пожелав третьеклассникам как можно скорее обрести взаимовыручку, присущую этим трудолюбивым созданиям.

В голове Игорька возник план игры. Ввиду того, что мальчик был разыгрывающим защитником, невысоким, но зато вёртким, он предложил сосредоточиться на обороне. Учитывая сыгранность противника, а они были на год старше, им без труда удастся проникнуть к кольцу третьеклассников. Следовательно, всем без исключения, даже тяжёлому центровому предписывалось находиться в своей зоне и всячески мешать «Быкам». Навязав таким образом свою игру, притупить внимание, а в нужный момент лёгкому форварду, им был приятель Пашка, поручалось атаковать чужое кольцо с любой дистанции. Не забывая блокировать лучшего игрока «Быков». «Пчёлы» согласились с предложенным планом и приготовились к сражению.

Физрук подбросил мяч, игра началась. Как и полагал Игорёк, «Быки» без труда смяли их оборону, и первый мяч оказался в кольце. Судья засчитал бросок. Команда «Пчёл» огорчилась, но делать нечего. На то и игра. Следует отметить, план Игорька оправдал себя, и лёгкому форварду Паше удалось сравнять счёт. Правда, удачный трёхочковый вновь склонил чашу весов на сторону соперника. Однако третьеклассники не сдавались! Они яростно сопротивлялись, но сказывалась нехватка опыта.

Понимая, что перевес на стороне противника и спасти может только чудо, Игорьку в голову пришла занятная мысль. Вспомнив, как во сне он легко управлял ковром и печью, мальчик подумал, отчего не приказать мячу? Чтобы всегда находился подле. Едва мелькнула мысль, мяч оказался в его руках! Правда, не сам по себе. Для этого пришлось прыгнуть и перехватить мяч у самого долговязого игрока «Быков». Дальше — больше! Игорёк бросился к кольцу соперника и, взмыв в воздух, сверху вниз вогнал мяч в корзину.

Все ахнули! Физрук остановил игру. Он подошёл и внимательно осмотрел Игорька. Остальные сгрудились поодаль. Удивление преподавателя объяснимо, за всю свою жизнь он ни разу не видел, как третьеклассник в прыжке сверху вниз вбил мяч в корзину. А она находится на высоте чуть более трёх метров от пола. Ещё раз взглянув на кольцо, физрук спросил:

— Ты не ушибся?

Игорька удивил вопрос. Он прекрасно себя чувствовал и ответил:

— Нет. Я могу играть.

Всё ещё сомневаясь, физрук дал команду продолжить. «Быки» разыграли мяч и пошли в атаку. Но обстановка изменилась! Увидев, на что способен Игорёк, «Пчёлы» воодушевились, а мальчик продолжал удивлять. Он стремительно перемещался, отбирая мяч у высоченных «Быков», и забрасывал в корзину соперника. «Быки» ничего не могли с ним поделать, и счёт в пользу третьеклашек только увеличивался. От отчаяния самый крупный сильно толкнул Игорька. Мальчик больно упал на спину, но тут же поднялся. Физрук остановил игру и сделал предупреждение разбушевавшемуся игроку. Но дисквалифицировать не стал, замены не было. Команды в том же составе продолжили схватку. В итоге третьеклассники одержали победу, правда, тренер был явно чем-то смущён. Поблагодарив всех за игру, Аркадий Яковлевич похвалил Игорька за мастерство, природы которого не понимал. Ведь не далее как на прошедшей тренировке сам ругал его за нерасторопность и неповоротливость. Теперь всё изменилось. Игорька было не узнать. На этом тренировка завершилась, и многие ушли в раздевалку, обсуждая игру. В зале остались те, кто оттачивал умение бросков.

Возвращаясь из школы, Игорёк пытался разобраться в произошедшем. Он был немного обескуражен, но виду не подавал. Оно и не мудрено, ведь когда отдал приказ мячу, явственно ощутил себя словно внутри собственного тела. Тело напоминало скафандр космонавта и беспрекословно подчинялось. Едва завидев соперника, оно совершало прыжок и отбирало мяч. Затем молниеносно обводило других. Каждое движение было выверено. Игорёк не допускал ошибок и умело привёл команду к победе. Наблюдая за собой, мальчик дивился тому, как сила и ловкость увеличивались соразмерно задаче, которая перед ним стояла. Если нужно было допрыгнуть до кольца, он совершал немыслимый прыжок! Но самое любопытное, нагрузки не ощущались. Мышцы не болели, нигде ничего не ныло. А ведь игра была жёсткой. Вон как его швырнули на пол. Правда, так и не разобравшись, третьеклассник поднялся на четвёртый этаж и нажал на кнопку звонка.

Дверь открыла бабушка. Внук поздоровался, разулся и прошёл к себе в комнату. Там оставил портфель и переоделся. После зашёл в ванную, где вымыл руки. Мама с бабулей ожидали на кухне. Игорёк уселся за стол. Он с аппетитом поел творогу с мёдом, а также оладьи со сметаной. Поблагодарив за вкусную еду, отправился к себе. Уроками заниматься не хотелось, но третьеклассник всё же взялся за домашнее задание. Переломив нежелание, мальчик, на удивление, легко справился с упражнениями и приступил к чтению. Всё это время бабушка стояла в дверях и наблюдала. Обычно после школы внук шёл гулять и возвращался лишь к ужину. А тут сам, без напоминаний сел за уроки. Не стряслось ли чего? Она подошла, погладила по голове и спросила:

— У тебя всё хорошо?

Третьеклассник мельком глянул на бабулю. То, как он, не смутившись, продолжил чтение, убедило её, что всё в порядке. Тогда она облегчённо произнесла:

— Шёл бы гулять, а уроки доделаешь завтра. Впереди выходные…

Не отвлекаясь от книги, Игорёк ответил:

— Зачем? Ты сама не раз говорила: негоже оставлять на завтра то, что можно сделать сегодня.

— Так-то оно так, — всё ещё не понимая, что происходит, молвила она. И добавила. — Ну ладно. Как знаешь.

Игорёк продолжил чтение. Похождения сказочных героев завораживали. Погрузившись в сюжет, мальчик не заметил, как наступил вечер. Он проголодался и потопал на кухню.

В этот раз против обыкновения ужинали втроём. Папа задерживался. На работе случилось незапланированное, что требовало его присутствия. Мама и бабушка переглядывались, но ничего не выспрашивали. Мальчик завершил трапезу и, пожелав всем спокойной ночи, отправился чистить зубы. Это их удивило. Был ещё как минимум час до отбоя, а он уже собирался лечь спать. Но они снова промолчали. После ванны Игорёк расправил постель, сложил вещи на стульчик, примостившийся подле тумбочки, и лёг в кроватку. Накопившаяся усталость навалилась. Правда, спать не хотелось.

Мама с бабушкой на кухне шёпотом переговаривались. Пока бабуля убирала со стола, они делились впечатлениями. Им показалось, что Игорёк изменился. Будто резко повзрослел. Откуда-то взялась рассудительность, свойственная взрослым. Это казалось странным, утром из дома ушёл третьеклассник, а из школы вернулся юноша. Впрочем, возможно, он изменился раньше, а они не заметили. Придя к согласию, что дети быстро взрослеют, женщины услышали звонок. Это вернулся папа. Мама рассказала ему новости, после чего направилась в кухню греть ужин. Однако отец её остановил, сказав, что не голоден. Он приоткрыл дверь в комнату Игорька и тихонько вошёл.

— Сынок, не спишь? — шёпотом спросил глава семьи.

— Нет, — мальчик был на редкость немногословен. Папа улыбнулся и присел на краешек кровати. Его глаза искрились весельем, но он старался сдерживаться.

— Ты чего так рано улёгся? — поинтересовался он. — Устал?

— Нет, — ответил Игорёк. Тогда папа потрепал его по голове и загадочно сказал:

— Поднимайся. У меня для тебя подарок. Только на улице, — и беззвучно рассмеялся. Игорёк удивился, но на всякий случай переспросил:

— А как же распорядок?

Испугавшись, что сморозил лишнего, он замолчал. Какой распорядок? Папа сам предложил. Но отца не смутил вопрос. Не переставая улыбаться, он серьёзно ответил:

— Иногда можно похулиганить. Тем более ты уже взрослый. Поднимайся, я жду в коридоре.

Игорька не нужно было уговаривать. Вместе с папой он ночью пойдёт на улицу, вот это подарок! Когда папа — друг, разве может быть что-либо лучше? Мальчик спешно оделся и вышел в коридор. Там, держа в руке старинную подзорную трубу, точно такую, какая была у капитана шхуны, его ожидал папа! Игорёк, ни слова не говоря, натянул кроссовки, набросил куртку, и они оказались на улице.

Октябрьский вечер был безветренным. Несмотря на близость к реке, от сухости першило в горле. Папа навёл подзорную трубу в небо и подозвал сына.

— Сегодня противостояние Марса и Солнца, — передавая трубу, сообщил он. — Лучшее явление подобного рода за последние, если мне не изменяет память, тридцать два года.

Игорёк всматривался в ночное небо. Звёзды жили своей жизнью. Им были неведомы заботы землян. Мальчик легко обнаружил яркую, немигающую оранжевую звезду. Она сияла не хуже Сириуса! Он насладился зрелищем и протянул папе трубу. Однако тот отказался:

— Это и есть твой подарок!

Радостный третьеклассник прижал её к себе. Отныне он обладатель настоящей подзорной трубы, какой пользовались мореплаватели. Игорёк развернулся и уже хотел сделать шаг по направлению к подъезду, но папа остановил.

— Ты куда? — улыбаясь, спросил он.

Сын задрал голову и указал на огни их квартиры, что горели на четвёртом этаже. Но папа зашагал в обход дома. Игорёк побрёл за ним. Они обогнули здание и оказались возле гаражей. Старший Солнышкин зашёл за подстанцию, сын следовал позади. Едва мальчик завернул за угол, как увидел ту самую русскую печку! Она стояла под парами, а в топке полыхал огонь. Папа направился прямиком к ней и, подойдя, повернулся к сыну. Его лицо стало серьёзным. Он жестом указал Игорьку забраться на печь и, помедлив, произнёс:

— Сынок, теперь у тебя есть подзорная труба! Ты не заблудишься среди звёзд. В твоём распоряжении целая ночь, но на рассвете нужно быть дома. Так что вперёд, мой мальчик! И ничего не бойся. Я — всегда рядом…

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Владимир Опёнок

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 02-08-2021

Другие публикации этого автора:

Комментарии

2 комментария

  1. Путешествие Игоря Солнышкина получилось очень увлекательным и добрым. Тут и неплохая мораль про настоящих мужчин, интересные и необычные ситуации, в которых узнаются отголоски различных сказок, а иногда и мультиков. И общая светлая доброта, которой произведение просто пронизано. Образ мальчика, исправляющего проблемы сказочного мира (а также различных животных), напомнил своим посылом «Хроники Нарнии», как ни странно. Ситуации с миром «наоборот» порадовали своим запоминающимся подтекстом, ненавязчиво объясняющим различные природные (и не только) явления. Печка, в качестве средства передвижения, естественно, приятно всколыхнула воспоминания о русских сказках. В огромной лягушке послышались отголоски «Дюймовочки». А история со слонёнком, напомнила мультфильм «Мама для мамонтенка». И, конечно, же это не все отсылки, но они создают такой очень интересный калейдоскоп образов, которые уже могут быть знакомы ребенку, вызывая этим ещё более активный интерес к данному произведению. А то что оно написано именно для ребенка очень сильно ощущается и, в данном случае, это только идёт истории на пользу.
    Интересный, комплексный рассказ получился, который учит хорошим вещам.
    Спасибо! И удачи в творчестве!

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    0
  2. Наверное, именно в детских произведениях, для меня была всегда главной любовь. И любовь не в качестве сюжетного элемента, а любовь которая пронизывает собой весь текст. И в этом произведении она точно есть. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что автор писал это произведение для кого-то родного: сына ли, внука ли, но для любимого человечка, которому хотел рассказать нечто важное в такой полусказочной манере. Что я могу сказать? Рассказ определенно получился. Можно даже сказать, что тут не одна история, а множество маленьких сюжетов, объединенных единой темой о правильных жизненных ориентирах и о том, как должен вести себя настоящий мужчина. Тема эта очень важная, думаю, что для абсолютно любого возраста.
    Если говорить по сюжетам, то кое-что понравилось больше, кое-что меньше. Но учитывая персональную направленность произведения, мне кажется, что автор прекрасно знал, что нравится его конкретному читателю. В плане технического исполнения, на мой вкус, всё отлично. Вполне себе живой и приятный язык. Вот.
    В общем, спасибо за интересное путешествие по необычному и интересному миру. Вдохновения вам и всех благ!

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля