06/06/2021
28
4
0

Всякий кулик своё болото хвалит

Русская пословица

Моим друзьям детства посвящаю…

Из детства помнится многое родное. Отчётливо вижу картинку лета – с отцом стоим на берегу пруда, он держит меня за руку и, наблюдаем рыбаков, вытягивающих невод из пруда. В сетке невода играет хвостами, прыгает всякая живая рыбка. Мелкую рыбку выкидывают обратно в пруд, а рыбу крупнее рыбаки и деревенские мальчишки, добровольные помощники рыбаков, кладут в плетёную корзину. Отец поджидает подхода каравана рыбаков, начинаются торги по покупке рыбы. Выбрав нужное количество рыбы, направляемся домой.

За ужином всю нашу большую семью мама накормит вкусным пирогом с рыбой. Ещё очень хорошо запомнился знакомый отца, Белоногов Анатолий, с улицы Новая. Это был вечный труженик в своём многочисленном семействе. Отец часто встречал его на пруду, когда Анатолий возвращался с рыбалки. У меня перед глазами стоит высокий, худощавый и загорелый мужчина с приятной улыбкой на лице. Дядю Толю знали все ребята нашего села. Воспитывая своих многочисленных детей, он оставался очень чутким и ко всем нам, ребятишкам, живущих по соседству с ним. Находясь на берегу пруда, мы стремились подойти к нему, при возвращении с рыбалки. Нам интересно было посмотреть на его улов и просто пообщаться, зная его доброту в общении с нами. Он рассказывал нам, в каком месте пруда клёв рыбки сегодня был лучшим. Со временем я познакомился с его младшим сыном, Колей, мне ровесником. Наша триада соседских мальчишек – я, Володя Григорьев, проживающий по улице Береговой и Коля Белоногов, большую часть лета проводили за ежедневным совместным поиском занятий – рыбалки с мостиков вдоль побережья, купанием в разных местах пруда, где не глубоко и, где есть песчаное дно. Накупавшись вдоволь, до лёгкой дрожи в теле, ложились на тёплый песок погреться и задремать, укрыв голову майкой. Блаженство таких дней не передать словами. В самое пекло дня возвращались домой на обед, оказание помощи родителям по уходу за огородом – пропалывали грядки, выносили накопленную траву со всего огорода. Когда подрастала ботва картошки, окучивали её гнёзда, пропалывали сорняки рукой и тяпкой. Такой полезный труд, вменённый нам родителями, приносил радость осознания общего дела для всей семьи. Болтаться днями без дела нам не позволяли. А ещё лучше старался сделать такую работу с утра, а потом пойти на улицу к друзьям. Лёгкость от такого исполнения придавала радости встречи – ты свободен, выполнил порученное дело, можешь примкнуть к игре в лапту, ёжика, погонять мячик или пойти искупаться. Начиная с мая и до первых прохладных дней августа, меня постоянно влекло желание посидеть на больших корнях векового тополя на берегу пруда, где жила семья Фроловых. Глава семьи, дедушка Степан Фёдорович, инвалид войны, в эти месяцы трудился над плетением корзинок из сосновых тонких дранок. Старший сын его Аркадий заготавливал метровые сосновые брёвна из неподсоченного молодого дерева. От сложенных в плотную стопку поленьев шёл аромат смолы всё лето. Дедушка мастерски их щепал на дранки разной ширины, которые шли на плетение разновеликих корзинок. Работа мастера шла на заказ или впрок. Товар Степана Фёдоровича не залёживался. Наши леса в окрестности села одаривали население в изобилии ягодами и грибами. С лёгкими и удобными корзинками дедушки Степана народ любил ходить в лес за дарами природы. Я пристраивался у тополя рядом с дедушкой и часами наблюдал за его неспешной работой. По ходу дела он рассказывал мне о тонкостях своего ремесла и приёмах обработки сосновых брёвнышек, называл места лесничества, где их заготовляли. Постоянно находясь возле своего дома, он знал жизнь села и все его новости. С большой любовью к своему занятию он передавал и частичку своей души всем, кто с ним соприкасался. Его руки совершали чудо на моих детских глазах – горка лучинок превращалась в лукошки с ароматом пахучей сосновой смолы. Случалось, что дедушка Степан давал мне свою удочку, показывал, где в его огороде накопать червей и дозволял мне постоять на мостике пруда, порыбачить. Он в это время сидит у тополя, работает и наблюдает за мной. Расстояние между мной и дедушкой совсем маленькое, нет никакой опасности, а для дедушки это радость, видеть меня за интересным занятием. Стою на закате солнца у воды, вижу поплавок среди играющих отблесков лучей, стараюсь не упустить поклёвку. Солнце приятно меня согревает, пока не скроется за горизонтом. Пора уходить, в ведёрке плещутся несколько рыбок для наших кошек – деда Степана и нашей чернухи. Рыбалка удалась. По мере взросления, хотелось рыбачить подальше от мостика родной улицы. Мы, уличная ватага ребятишек, знали, что за горой верховья Октябрьской улицы, в низине, протекает неизвестная нам речка Балда, а в народе звалась как Балдушка.

Когда-то по реке Балда сплавляли лес на Заводоуспенскую бумажную фабрику. На реке стояли пять водяных мельниц. Из пруда излишек воды сбрасывается через верх плотины. Образовавшийся шумный поток воды превращается в маленькую речку, которая течёт и сливается с рекой Балдушкой, на юге от нашего посёлка. В далёком детстве мы ходили ловить гальянов и пескарей на удочку ниже по течению от места слияния реки и речушки – Балды и Балдушки. В такой дальний поход любили ходить ближе к вечеру, когда солнце начинает садиться и в глубоких омутах реки начинает играть всякая рыбёшка. Садились на травку крутого берега реки, ноги свисали к речке и забрасывали наши не хитрые удочки. В таком положении рыбачить одно удовольствие – ноги и спина не устают, можно просиживать за рыбалкой дни напролёт. Река видна как на ладони, особенно любили рыбачить на Крутом повороте – вода подтачивала берег и с отвесной стены легко забрасывалась снасть удочки в глубину омута. Во время весеннего разлива пруда от побережья соснового бора Шувалово, вдоль побережья притока Катырлы, до поляны Весёлый стан, образовывались многочисленные заводи с заходом в них рыбы. В это время начиналась ловля крупной рыбы сетчатым фитилём. Я с другом Володей Григорьевым и его отцом, дядей Витей, ходили устанавливать фитили на мелководье в заводях. Мы с другом стоим на возвышении, а дядя Витя в болотных сапогах укрепляет на колах растянутую сеть фитиля. Через сутки приходили к снастям вынимать пойманную рыбу – щук, карася, плотву, окуня, линя. Это доставляло нам, ребятишкам, радость видения такой рыбалки со взрослыми в весенний разлив. В утренний час, когда солнце начинает пригревать, мы отправлялись с дядей Витей к установленным снастям. Дорога проходила через сосновый лес, от поворота на Шувалово, в глубину прибрежного мелколесья. Подходим к первой заводи во впадине заливного луга по дороге на Весёлый стан. Солнце освещает заводь. Вода прозрачная и мы видим, как в корзинах фитиля плавает пойманная рыба. Дядя Витя вытаскивает два боковых кола растяжки, берет руками растянутую сеть, соединяющую две корзины и, приподнимает её вверх. В поднятых корзинах без воды бьётся пойманная рыба. Крупную рыбу забираем домой, а мелкую отпускаем опять в воду. Пройдя все заводи и проверив снасти, возвращаемся с богатым уловом. Солнце уже высоко, лес купается в его лучах, воздух весны нас безмерно радует. День прошёл с пользой для дела и отдыха. Счастливые расходимся по домам на берегу пруда, напротив дома семьи Григорьевых.

Грустно я смотрел на рыбаков «дальнего плавания» по-нашему Заводоуспенском пруду – очень хотелось самому однажды отплыть на своей лодке от берега, бросить якорь в глубине или у камышей реки Катырлы, за поворотом Шувалово. Бывалые рыбаки посоветовали – ищи вдоль побережья пруда брошенный бат, хорошенько просушивай, просмаливая, если надо, наращивай борта для большей остойчивости. Это был первый морской термин, который я узнал от соседа, бывшего моряка с Дальневосточного военно-морского флота, Владимира Герасимова. В то время на флоте служили четыре года, позже стали служить три года. Он безбоязненно выходил в прибрежные воды на своём широченном сосновом судне при опасной штормовой погоде. Видимо тоска по морю, видению кипения морских волн, осталась в нём до пожилых лет. Владимир и стал моим главным наставником подготовки бата к выходу на большую воду. А нашёл я заброшенный бат в камышах мыса Песчаное, что находится на стороне бумажной фабрики, ближе к Заборскому мосту. За неделю мы с братом отремонтировали ботик. Наступил долгожданный день сборов на рыбалку, ранним утром следующего дня. Пол дня искал груз для якоря, нашёл звено от гусеницы трактора. К вечеру накопал червей в нашей навозной куче от прошлого года. После вечерней прогулки по берегу пруда, лёг спать пораньше, выезд наметил на четыре часа утра. Сон никак не шёл ко мне, всё фантазировал своё первое отплытие от родного берега. Мама разбудила меня в половине четвёртого. Наскоро попил молока с булкой, забрал все снасти, пошёл к пруду. Стояло тихое безветренное утро, пруд не колыхнётся. От его зеркальной глади отражаются лучи восходящего солнца. Вдали, где ещё стоит тень от деревьев, видна полоса тумана у самой поверхности воды. Оттолкнул бат от берега, осторожно погрузился, гребя веслом повернул нос судна на Зимник, так назывался наш лес на противоположной, северной стороне пруда. Работая веслом поочерёдно с двух сторон бата, он легко заскользил в глубину пруда. Душа моя запела, труды наши не пропали зря, мы сотворили хорошую, лёгкую рыбацкую лодку, легко послушную веслу. На первый выезд решил далеко не заплывать – подошёл к мысу Шувалово и бросил якорь. Закинул длинную удочку и короткую. Вокруг лодки расходились круги от метаний рыбы. Вскоре начались частые поклёвки, разбросанные по воде зерна пшеничной крупы притянули рыбёшку. К восьми часам утра удалось поймать рыбки на уху и жаркое. Переехал ближе к Песчаному, это восточная сторона пруда, здесь мелководье, водятся караси, плотва и гальяны. За два часа ловли попалось несколько средних плотвичек, карасиков и клёв затих. Смотрю по сторонам, в начале одиннадцатого часа, многие рыбаки потянулись домой к берегу, собрался и я. Встреча на берегу продолжила мой праздник первого выезда – все похвалили мой скромный улов. Придя домой, передал маме полную миску свежей рыбы, она похвалила меня и разложила улов по сортам. В обед наша семья отведала ухи и жареной рыбы. Началась моя пора добытчика подсобного пропитания, я повзрослел на целую жизнь. Два лета я провёл на пруду со своим судёнышком, проплыл все заядлые места рыбаков, получил полное представление о красоте нашего пруда и его побережья, покрытого вековыми лесами.

20.05.2021  Игорь Назаров  / Игорь Сибиряк  /

 

 

Автор публикации

не в сети 3 недели

sibiryak

6
Комментарии: 3Публикации: 3Регистрация: 01-11-2020

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

4 комментария

  1. Удивительно приятное произведение, которое написано в настолько документальном стиле, что создаётся ощущение, будто автор устно рассказывает свою историю. Такой эффект создаётся благодаря манере описания различных деталей, которая, в общем-то, не так часто встречается в художественной литературе. То есть все авторские герои (даже незначительные для общего повествования) имеют имена и фамилии, все описанные места имеют точное географическое положение, включая такие «местечковые» уточнения вроде: «напротив дома Григорьевых». И всё это создаёт у читателя ощущение, будто он слушает рассказ своего знакомого, что все упоминаемые герои должны быть знакомы, а уточнения расположения различных мест должны вызывать реакцию, вроде: «а так это же тот плотик с маленькой скамейкой!». И такая манера повествования действительно работает, потому что вызывает собственные воспоминания о различных людях из детства. И пусть там будет не дед Семён, а дед Петро, но это уже эмоционально подкрашивает рассказ очень приятными, личными воспоминаниями.
    А так написано прекрасно. Читать одно удовольствие. И детство рисуется очень ярко и душевно. И образ деревни встаёт перед глазами сочной картиной.
    Большое спасибо автору за искреннее и просто приятное произведение. Удачи и множества новых прекрасных рассказов!

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    0
    1. Большинство авторов свои истории и рассказывают. Иначе как описать это понятно и честно?

      0
  2. Моё детство тоже начиналось в небольшой деревне. И весь этот рассказ, до боли, знаком. Боль, конечно, приятная, но грустно, что всего этого больше не пережить. Что не будет тех юных ощущений новизны.
    Деревня была возле озера и тоже были свои знакомые, которые жили на берегу. А там и свои плотики. Свои рыбные места. На лодке, правда, плавал только пассажиром, но чувство, когда принёс свой первый крупный улов – незабываемо. Тогда повезло поймать крупную щуку на удочку. Всё ещё вспоминается, как все мальчишки вокруг мне помогали и «болели» за этот улов. А потом это сладкое чувство победы. И драйв охоты, конечно.
    Но ваш рассказ, естественно, не о рыбалке, а о таком важном и небольшом срезе юности, когда всё кажется новым и дорогим. Но это я так воспринял, конечно. Просто приятно окунуться в прошлое, когда во дворе друзья дедушки курили папиросы, а собака лаяла, выпрашивая вкусности. Когда было много кур, а в конюшне корова, по кличке Настя. Две свиньи. Мальчики всегда, почему-то, – Борьки, а девочки Марфы. И можно было выйти на улицу, просто в поисках ближайшего товарища (который, возможно, и не попадётся). Хорошо было.
    Спасибо за чудесный рассказ!

    0
  3. Уважаемые коллеги по Перу, спасибо за Ваши отклики от души и сердца Вашего! Работа за писательским столом трудна, но вдохновенна по сути своей!

    0

Добавить комментарий для Редакция Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля