Search
Generic filters
11/05/2022
2
0
0

Глава первая

«Побег из школы»

Эта книга посвящена одному обычному школьнику- Денису Котикову. Он плохо учится. Ничего необычного.

Котиков и его лучший друг Ванька Иванов живут в одном доме. И учатся в одной школе. И каждое утро они идут и разговари-вают, в частности о том, зачем они учатся в школе. И в это, на первый взгляд обычное утро они шли и также разговарива-ли. Как обычно.

— Слушай, Вань, вот ты сам логически рассуди, где лучше в школе или в тюрьме?

— Я думаю, в тюрьме, там домашки не задают. И двоек с трой-ками не ставят.

— Вот и я о том же. В тюрьме лежи себе, лежи, ничего не делай, красота! Там наверно дают, что получше нашей каши в сто-ловке.

— Наверное. И про кашу ты правильно сказал, там её не дают. Там дают конфеты и мороженое.

— Какое мороженое? С конфетами! Там дают… Там дают… Может, эм, мясо! Точно, мясо!

И ребята не заметили, как пришли в школу. Их отругала за опоздание завуч и они равнодушно пошли в класс.

— Пс! Пс! Ванька, давай сбежим на этом уроке. Я как раз стих не выучил. Тебе надо только подыграть мне, — тихо сказал Котиков.

И тут сосед Котикова, отличник, которого Денька ненавидел

всей душой – Коля Буркин начал жаловаться учительнице на шум.

— Ольга Вениаминовна! Иван с Денисом болтают!

— Так, Котиков к доске!

Котиков вздохнул и со злобой к Коле пошёл рассказывать.

— Так, этот, как его… «Мужик без ноготка»

— Мужичок с ноготком! – поправила учительница.

— С ноготком, без ноготка, какая разница?

— Большая, Денис.

— Старик старухе и говорит, сделай-ка старуха, Ноготиллу! Ну, она и сделала. И тут Ноготилла разбушевалась, и подъехали военные. Ну, Ноготилла их съела и пошла на Титаник, и бах! Вдребезги!

— Кто, Ноготилла, или корабль? – спросила Ольга Вениаминовна.

— И то, и другое! А потом пришёл Кинг Нос и стал метать безобидный город. А потом и Глазомби, Палецштейн, Ротоборотень и Рукпир. В общем, не осталось ничего от города.

— За уникальную идею совмещения фильмов и русских народных сказок ставлю три.

Котиков брякнул Ваньке подыграть.

— Ой, ой, ой! Мне плохо!

Денис был прирождённый актёр.

— Денис, иди к медику.

Тут и Ванька вступил в диалог.

— А я его отведу.

И Котиков с Ванькой вышли из школы и побежали скорее открывать новые горизонты.

Глава вторая

«Побег удался»

Охранник только рот разинул. Но потом снова сел и стал дорешивать кроссворд.

— Место где учатся дети, пять букв, — прочитал он вслух, – Садик! Ну конечно! Садик. Ха! А Деньку я знаю, прибежит обратно, уверен.

Лучше бы он не надеялся. Потому что Денис с Ванькой бежали на электричку, чтобы уехать в деревню. Это было спонтанное решение. Им просто нужно было куда-то уехать. А так как у Ваньки обе бабушки в городе, они решили поехать к дедушке Дениса. Дедушку Денька не видел уже несколько лет. Да и Ванька тоже был рад познакомиться с дедушкой друга.

И вот едут они в электричке. Чу-чух-чух! Чу-чух-чух! Путь назад отрезан. Денису так понравилась эта фраза, что он стал представлять себя и Ваньку в образе людей, которые спаслись от коварного злодея. И вот путь назад отрезан, Ванька ранен, они не знают, что делать, и помощи можно ждать только от сильного дедушки, который может спасти город, и они медленно уходят в закат.

Денька так задумался о своих невероятных приключениях, что не заметил как они прибыли на свою станцию.

Ребята вышли. Было три часа дня. Но им стоило преодолеть ещё одно испытание. Реку Стикс, в которую вступишь и ногу разъедает кислотой… Да ладно, я пошутил. Через небольшую

речку, название которой Васильевская.

Глава третья.

«На месте»

— Искупаемся? – предложил Денис.

— А вода не холодная? Всё таки сентябрь, – сказал Ванька.

Он снял ботинки и носок и засунул ногу в реку. И завопил:

— ААААААА! Почему так холодно! Искупаемся?! – передразнил он Дениса, — Сентябрь. Двадцать третье, – сказал он уже спокойнее, — Операцию «Побег» можно считать неудачной. Поехали домой.

— А я знаю, как мы поступим.

Он взял брошенный кем-то лист фанеры и верёвку, которую взял с собой.

— Что ты делаешь? – недоумевал Ванька.

— Сейчас увидишь, – загадочно сказал Денис.

Он прицепил один конец верёвки к листу фанеры. А второй конец верёвки он привязал к лодке.

— Сейчас собственник лодки выйдет из магазина, и мы прыгнем на фанеру. Лодка поедет, и мы поедем вместе с ней.

— Круто придумано.

И план удался. Опять Денька начал думать о том, как бы можно было рассказать про этот момент его путешествия.

«И вот перевозчик Харон перевозит двух храбрых героев, притом не замечая их. О нет! Заметил!»

— А вы кто? – спросил мужчина пожилого возраста.

— Я Денис Котиков, а это мой друг Иван Иванов. Мы плывём на ту сторону, а вы тоже туда плывёте, вот мы и…

— ВНУЧЕК!

Глава четвёртая.

«Вот такая вот деревня»

Как только ребята прибыли на тот берег «реки Стикс» их встретила рыжеволосая бойкая девчушка.

— Дедушка, кого это ты к нам привёз? – любопытно спросила она.

— Это мой внук Денька и его друг Ванька, – спокойно ответил дедушка.

— Ничего себе! Ха-ха-ха! – громко засмеявшись, сказала рыжеволосая.

Она стала бегать вокруг Котикова и Ваньки и осматривать их.

— Ах, да! Я Анька. Меня твой дедушка удочерил. Привет!

— Будем знакомы, – вежливо сказал Денька.

— Приятно познакомиться,– не менее вежливо сказал Ванька.

— Чайку?

— Не откажемся, – хором ответили ребята.

И они вошли в деревянный прохладный дом с красивой разукрашенной крышей и дверью, которая была расписана причудливыми узорами. Также они увидели веранду с зелёным нарисованным котом на стене и настоящего кота, который лежал на диване.

— А, это Васька. Он у нас уже лет пять живёт. Прибежал, понимаешь, не бросать же, – сказал дедушка.

В доме ничего настолько причудливого как снаружи не было. Но это не значит, что он был некрасивый и старый. В нём было уютно сидеть по вечерам, рассказывать забавные истории и пить горячий чай из стеклянной кружки… Ах да! Чай!

Они уселись пить чай с блинами. На запах вкусненького прибежал кот Васька и курица Нюрка, которая как-то выбралась из загона.

— Ой! Нюрка! – воскликнул дедушка, без церемоний схватил её и понёс в загон.

А Ванька с Денькой остались наедине с Анькой.

— Ну как в этом… В большом городе?- спросила девочка.

— Да хорошо. В школу ходим, – хором ответили ребята.

— А я вот в школу не ходила, — смущённо ответила Анька.

Ребята хотели, чтобы удивления не было заметно, но не удивиться такому факту было просто невозможно. В это время зашёл дедушка и сказал:

— Анька! Не утомляй наших гостей, устали, поди, с дороги! – назидательно сказал дедушка.

— Хорошо, – не без печали ответила Анька.

Потом они немного погуляли по двору и их положили на тёплую печку.

«Сон сомкнул их зоркие очи и погрузил их в мир сновидений и мечтаний. И на следующий день они…»

Недодумав, что с «ними» произойдёт на следующий день, Денька сладко заснул и ему снилась школа, и курица Нюрка которая пила чай с блинами.

Глава пятая.

«Кто найдёт, тому комод»

Пока Денька с Ванькой развлекались в деревне, родители серьёзно забеспокоились. Когда к ним пришёл милиционер и сказал: «Поиски не принесли успеха», мама упала в обморок.

— Не отвечает ни на SMS, ни на звонки. Давай подадим объявление в газету.

К счастью, у папы Дениса был друг журналист Даниил Печаткин. Папа Деньки объяснил ему ситуацию и тот напечатал их статью в газете.

На следующий день в газете вышла такая статья:

«Пропал мальчик. Зовут Денис Котиков. 12 лет. Рост 1 метр 50 сантиметров. Волосы каштановые. Ушёл в белой рубашке и чёрных штанах в школу, после чего пропал без вести. Учитель утверждает, что мальчику стало плохо, и один мальчик из класса пошёл проводить его до медицинского кабинета. После чего, они, наверняка, сбежали. Охранник сказал, что никого не видел. Отец мальчика говорит: «Кто найдёт, тому комод». Нашедшего потерявшегося мальчика ждёт вознаграждение в виде комода».

Вышел папа на лестничную площадку и видит: в ящик что-то положили. А вдруг это от Деньки! Посмотрел – нет, это простая газета. Пролистав, он заметил одну любопытную статью:

«Пропал мальчик. Зовут Иван Иванов. 12 лет. Рост 1 метр 49 сантиметров. Блондин. Ушёл в белой рубашке и чёрных штанах в школу, после чего пропал. Учитель утверждает, что он пошёл проводить одного мальчика до медицинского кабинета. После чего, скорее всего, вместе с этим мальчиком он сбежал.

Охранник утверждает, что ничего не видел и разгадывал кроссворд. Нашедшего пропавшего мальчика ждёт вознаграждение – новая модель телефона».

Папа вернулся домой и рассказал маме о том, что прочитал. И пазл начал складываться. Они узнали всю историю, но не поняли, куда Денька уехал.

И, созвонившись с родителями Ваньки, они решили действовать сообща.

Глава шестая.

«Отпуск от школы»

Денька не отвечал маме не потому, что он был плохой, а потому что в деревне связи не было. Ему даже не приходили уведомления, что кто-то звонил.

Проснувшись, они доели вчерашние блины и решили «отдыхать на полную катушку».

Устроившись в гамаках с чаем около себя, они лежали и разговаривали. Допустим, вот какой диалог произошёл у них только что:

— Эх, а вот представляешь, мы бы сейчас на литературе были…- задумчиво протянул Ванька.

— Да, и учительница такая: «Рассказываем Бородино», — передразнил Денис.

— Слушай, а нам не влетит за то, что мы не делаем домашнюю работу и не присутствуем на уроках?

— Конечно влетит, но у нас… как бы так сказать… кратковременный отпуск от школы.

— То есть каникулы?

— Ну как бы да. Только нам на каникулы хоть какое-то домашнее задание задают, а тут вообще ничего.

— Классно так жить, – мечтательно сказал Ванька.

— Очень, – промолвил Денька.

И тут к ним прибежала Анька.

— Эй, вы чего тут лежите? А куриц кто кормить будет?- с укором произнесла девочка.

— Видишь ли, у нас отпуск, нам нельзя работать, – сказали ребята.

— Хотела бы и я себе такой отпуск. А ну-ка слезайте! Слезайте, я говорю! У нас дел – ого-го сколько! – а вы тут лежите!

— Ну нет! Мы не хотим! – жалобно сказали ребята.

— Ничего, покормим куриц, играть пойдём.

И ребята все втроём пошли кормить куриц. Они вошли в небольшой курятник и увидели с дюжину куриц.

— Ну, и какая из них Нюрка? – спросил Денис.

— Вот эта с чёрным крылом, – ответила Анька.

Денька подошёл к ней и увидел, что крыло действительно было чёрным. И как это он раньше не замечал!

— Вот это надо курицам дать, поняли? Это еда для куриц, — ска-

зала Анька.

— Да, весело у вас тут. И как вы развлекаетесь? – спросили ребята, покормив куриц.

— Можем в «Дурака» сыграть, – сказала девочка.

— Чур, я с тобой первый! – попросил Денька.

Каждому раздали по шесть карт. У Деньки была такая дрянь, что и говорить стыдно: одни шестёрки да семёрки. Самой сильной картой из Денькиных оказалась девятка червей. В конце у него оказался козырный туз, но он проиграл, потому что Анька училась игре в карты с 4 лет, причём тренировалась каждый день. Она могла обыграть любого человека в деревне.

После проигрыша Ваньки они попили чай и пошли собирать помидоры. Это оказалось интересней, чем думали мальчики. Помидоры были большие и красные. Потом они принялись за огурцы.

Затем следовал обед и очередная игра в «Дурака», но уже с дедушкой. Анька обыграла Деньку пять раз, Ваньку девять раз, а дедушку не могла обыграть. Всё время получалось вничью.

Они побеседовали с Анькой, и Денька, под предлогом, что пошёл в туалет, пошёл в курятник, ещё раз взглянуть на Нюрку. Не известно, что его так притягивало к этой курице. Может её чёрное крыло или смешная кудахтающая мордочка? Он отыскал Нюрку и погладил её. И тут произошло нечто. Курица клюнула Деньку! Она видимо подумала, что он нападает и защищалась.

Денька, крайне расстроенный, ушёл из курятника, попутно погладив Ваську и неизвестную кошку.

Он был так погружён в свои мысли, что даже не заметил, что кошка была соседской.

После ужина они опять легли спать на тёплую печку. Если раньше у Деньки возникали мысли, как интересно подать то, что они переживали днём, то теперь он был так расстроен, что даже не думал об этом.

Глава седьмая.

«Знакомство с соседями»

Проснувшись в крайне хорошем настроении, мальчики позавтракали и пошли прогуляться. На диване они заметили Ваську, на стуле спала белая кошка… Так! Это что за номер? Откуда она взялась?

Тут к ним подбежала Анька и сказала:

— На Сметану любуетесь? – с интересом спросила она.

— На какую сметану? Это кошка! – сказал Денька, но потом понял, какую глупость сморозил.

— А чья это кошка? – спросил Ванька.

— Эта кошка Владимировны, нашей соседки. О! Я же вас с ней не познакомила! Скорей туда!

И мы побежали за Анькой. Открываем калитку – а прямо перед ней стоит здоровенный мужчина и говорит:

— Котиков здесь?

— А вам дедушка нужен или я? – полюбопытствовал Денька.

— Погоди-ка! А тебя не Денисом ли звать? – поинтересовался он.

— Денисом, – честно ответил мальчик.

— А сколько тебе лет? – продолжал допытываться он.

— Двенадцать лет и семь месяцев.

Затем он достал мерку и померил Деньку.

— Так… Рост твой 1 метр 50 сантиметров. А у твоего друга 1 метр 49 сантиметров. Всё сходится. Ха-ха-ха!

И, довольный жизнью он убежал к себе домой.

— Кто это был? – поинтересовался Денька.

— Наш сосед Сергей Грибочкин. Он на тракторе работает. Мы его только вечером обычно видим, весь день в поле. Ты заметил, как он тебя расспрашивал и измерял? Точно не обошлось без какого-то тайного заговора, – сказала Анька.

— Он пришёл с позавчерашней газетой, это улика! – промолвил Денька и побежал к дедушке.

Дедушка оказался в сарае, он смазывал дверь, чтобы лучше открывалась, и тут зашли Денька, Ванька и Анька.

— Дедушка, а ты не получал позавчерашней газеты? – воображая себя детективом, произнёс Денис.

— Как не получал, получал… Я эту газету выписываю. Поищи на кухонном столе, я на прочитанных газетах яйца чищу.

Ребята отправились домой. На кухонном столе лежало множество газет, среди которых отыскалась и позавчерашняя. Прочитав все статьи в газете, вместе со статьёй про себя и Ваньку, Денька погрустнел.

— Ну вот. Я с самого начала говорил, что ничего из этого не выйдет. Сейчас Грибочкин позвонит родителям, и нас отвезут обратно в город. А Грибочкин ещё комод получит, – печально сказал Ванька.

— Ребята, пойдёмте к Владимировне, у неё пирожки вкусные, небось угостит… — с надеждой сказала Анька.

— Да знаешь, не хочется как-то, – и ребята разбрелись кто куда.

Анька пошла помогать дедушке, Ванька лежал на печке, а Денька, надеясь всё-таки успокоится, пошёл в курятник.

«Герои узнают страшную правду, и коварный злодей рассказывает её инопланетным захватчикам, которые летят с вторжением на Землю. Всё кончено, ни Земли, ни героев, ничего больше не осталось».

И вот его ноги доплелись до курятника. Он подошёл к Нюрке, ласково погладил её по голове. Курица, казалось, поняла его страдания и также испытывала ласку. Всё зло было забыто.

Денька лежал вот так, лежал, пока не проснулся. На дворе была глубокая ночь. «Как же это я так выспался-то!» — подумал Денис.

И вдруг возглас: «Денька! Денька!». «Я тут!» — радостно отозвался он. На дворе стало светлее. Это дедушка с фонарём и Анька с Ванькой подошли к нему.

— Денька, мы так перепугались! А кстати, что ты делал в курятнике? – спросили они Деньку.

— Это долгая история, — многозначительно сказал Денька.

— Ну ладно, пошлите пить чай с блинами, – предложил дедушка.

Разумеется, никто не захотел отказываться. На запах блинов прибежал кот Васька, курица Нюрка выбралась из курятника, и всё было также как в первый день их приезда. Жаль, что этот день возможно будет и последний.

Они улеглись на тёплую печку. Всё было в точности так, как было тогда. И это прекрасно, пережить самый радостный момент своей жизни ещё раз.

— Завтра мы вернёмся в город, – печально сказал Ванька.

— К сожалению, это так, – протянул Денька.

— Чего вы там шушукаетесь? Спите уже! – недовольно сказала

Анька.

Ванька уснул моментально, а Денька ещё долго думал о звёздах, о дальних планетах и, наконец, заснул. И ему снилось как кот Васька и курица Нюрка ели блины и плакали.

Глава восьмая.

«Возвращение блудного пса»

Когда Денька проснулся, он услышал радостный возглас дедушки. Сначала он подумал: «Что же может так обрадовать дедушку? Может быть, гигантский огурец? Или помидор размером с Нюрку? Или, может быть, родители приехали?»

Думая так, Денька крайне испугался и решил посмотреть в окно на предмет радости дедушки. Он подошёл к белому окну с наличниками и увидел, что дедушка, смеясь, обнимает большую коричневую собаку.

— Ничего себе! Собака-то тут откуда? — вслух спросил Денька.

Рядом на печке примостился лучший друг Деньки. Ванька посапывая, спал и что-то бормотал. Денька тут же начал его толкать и кричать: «Просыпайтесь, товарищ!». Ванька проснулся и, услышав что происходит, сразу спрыгнул с тёплой печки, надел сапоги и побежал смотреть на пса. Денька бежал вслед за ним.

Они выбежали во двор и были встречены негодующим лаем пса. Пёс как будто спрашивал: «Их же вроде двое было: дедушка да Анька. А эти, наверное…Воры!»

Дедушка успокоил пса и начал рассказывать трогательную историю про то, как пёс потерялся:

— Пошли мы, значит, с Гончаром в лес. Я набрал полную корзину грибов и ягод. Вот направился к дому, смотрю — Гончара нет. Я-то подумал, что он домой побежал, а, приехавши домой, его не обнаружил. С Анькой весь лес исходили, туда-сюда, туда-сюда. Нет Гончара, как не было. Мы потеряли надежду на то, что Гончар жив, думали, что волки какие загрызли. И вот, спустя четыре года, прибегает ко мне пёсик с радостным лаем. Смотрю, а ведь это Гончар!

— Дедушка, а с какой стороны он прибежал? — спросил Денька.

— Да вот со стороны поля и прибежал, — ответил дедушка.

Гончар нюхал ребят и всё больше привязывался к ним. В это время проснулась Анька, которую мучила бессонница. Увидев пса, она побежала к нему, как к старому другу, которого не видела много лет.

— Гончаруня ты мой! Где ж ты был всё это время?

Пёс залаял, как будто отвечал на вопрос, причём лаял долго, будто у него была интересная жизнь с массой приключений, которые он мог бы поведать.

Ребята заворожённо смотрели на пса, который крутился вокруг дедушки. И вдруг пёс рванулся и побежал в сторону курятника. Заглянул в курятник, осмотрел курочек, петушка Петра и побежал за курятник, туда, где не были ребята и даже представления не имели о том, что же там может быть.

Оказалось, что там была маленькая конюшня в которой жила молоденькая коричневая лошадка с чёрной гривой по имени Лена. Она паслась на поле, где также паслась белая с чёрными пятнами корова по имени Журианна, но все звали её Журка. Также, как оказалось, там паслись белые овечки с овчарни.

Дедушка рассказывал как зовут овечек, у каждой было своё индивидуальное имя. Но Денька запомнил только одну овечку, её звали Белошёрстка Чернокопытцевна. Только у неё было такое длинное имя, а других звали Беляшка там, Кудряшка, Чистюля.

Пёсик крайне обрадовался встрече со старыми друзьями и двумя новыми. Весь день ребята пробыли с Гончаром, потом, уже на печке Денька подумал: «Герои Денька и Ванька обретают нового союзника и узнают, что у них есть множество других союзников с других планет».

Глава девятая.

«Творчество Аньки»

Следующий день начался с завтрака ребят. И вот лежат они на травке, а Анька как заговорит вдруг:

— Травка, травка и цветы,

И деревья, и кусты.

И лежат ребята рядом,

Лежат, любуясь водопадом.

— Анька, да ты поэт! Только я что-то не вижу водопада, которым мы, если верить твоему стиху, любуемся, – сказал Денька.

— Ну, водопад это образ… деревни! Да, дома разрушатся, люди уедут, а деревня останется. Вода утечёт, а исток будет всегда, – философски проговорила Анька.

— А сочини ещё что-нибудь, – попросил Ванька.

— Ну ладно, – сказала Анька, подумала и выдала новый стих:

— Осень – время леденцов,

Время матерей, отцов,

Время старцев и юнцов,

Время стартов и концов.

— Стих хороший, только причём тут леденцы? – спросил Денька.

— Для глубокой рифмы, – совсем как настоящий поэт, ответила Анька.

Они лежали и молчали с минуту.

— А я ещё придумала! – радостно произнесла Анька.

И выдала вот такой стих:

— Жил на свете Траль-Бабай,

Как ударит – ай-ай-ай!

Он разрушил Парфенон,

И взглянув в тарелку,

Он промолвил «Кто-то он?»

А ему все: «Белка».

— Разве ж это белка?

— Это? Нет, тарелка.

— А в тарелке кто сидит?

— А в тарелке гном трубит.

— Что за ерунда?

— Ладно, там узда.

Морали здесь ни капли нету,

Просто Траль-Бабай был рад хорошему и солнечному лету.

Ребята были ошеломлены. Анька точно годилась в поэты! Целое стихотворение про Траль-Бабая написать, это же подвиг! Ребята ничего не сказали, а просто захлопали.

-Я польщена, но мне нужно работать над новой книгой «Приключения бобра Андрюши», — по-деловому сказала Анька.

-Настоящий писатель, — сказал Ванька.

И Анька пропадала на целый день в сарае, работая над «Бобром Андрюшей». Она печатала на печатной машинке дни напролёт. Денька даже придумал новый вид спорта «Печатание на печатной машинке на скорость», где Анька была бы на первом месте. Она просыпалась раньше всех и до завтрака работала, потом завтракала, работала, обедала, работала, ужинала и опять до полуночи работала над своей книгой.

Ребята начали скучать без подруги. В сарае им делать было нечего, слушать же то, как она бормочет что-то себе под нос, было крайне неинтересно.

Наконец Ванька начал разрисовывать доски, а Денька думать, как им остаться в деревне на более долгое время. Дедушка ходил по гостям и потом рассказывал, как у Владимировны или у какого-либо другого деревенского жителя шли дела.

***

И вот была полночь. Грибочкин проснулся и вспомнил, что так и не позвонил родителям потерявшихся ребят. Он встал с кровати, включил свет и начал искать газету. Газета была обнаружена на кухонном столе, и тотчас же Грибочкин набрал номер, который был указан в газете. В первый раз никто не ответил, но Грибочкин не сдал свои позиции и позвонил во второй раз. Ему ответил чей-то заспанный мужской голос:

— Алло, здравствуйте!

— Доброго времени суток, господин! Знаете, я нашёл вашего потерявшегося Дениса, а также нашёл Ивана из другой статьи. Пожалуйста, сообщите родителям Ивана, что их сын нашёлся.

— Спасибо вам огромное! Но только, где искать Дениса?

— Записывайте адрес: деревня Волково, дом 95. Это не так далеко от города, можно доехать на электричке.

— Спасибо, с кем имел честь говорить?

— Сергей Грибочкин, работаю на поле. Живу в той же деревне Волково, дом 93.

— Огромное спасибо, вы оказали нам большую услугу. По нашему приезду в Волково вы получите комод.

— До свидания, господин!

— До свидания, ещё раз огромное спасибо!

Грибочкин бросил трубку и направился в свою мягкую постель. А отец Деньки Котикова разбудил супругу и рассказал ей сею радостную весть. Затем они позвонили родителям Ваньки и включили их в поиски детей. Всё, Денька, теперь не выкрутишься!

Глава десятая.

«Домик на дереве»

Пока Анька писала «Бобра Андрюшу», ребята решили сделать домик на дереве. В большинстве американских фильмов, когда ребёнок приезжает в деревню, там есть деревянный дом на дереве, на который можно забраться с помощью лестницы.

Ребята принялись за работу. Денька делал пол домика, а Ванька делал стенки. Потом один мальчик принялся за крышу, а второй доделывал стенки. Денис помог другу, когда закончил свою работу.

Денька принёс лестницу и стал забираться по ней. Он приколотил пол несколькими гвоздями и взобрался на него. Так как пол был приколочен только одной стороной, он накренился и Денька покатился вниз. Ванька убежал из-под листа, дабы его не придавило.

Денька удержался одной рукой за конец пола. Он сам не понял, как у него это получилось. Это был рефлекс. Ванька принёс старый матрас, и Денька отпустил кончик пола. Падение было недолгим, но зато упал он на мягкий матрас, где можно было даже спать при желании.

Ребята работали не покладая рук. Прибили все стенки и крышу, приколотили лестницу. Они попросили у дедушки жёлтую краску и покрасили свой домик. Наверх поместили флажок. Уроки труда не прошли даром, так-то, Павел Викторович!

Они ещё раз всё проверили и Денька побежал за дедушкой, чтобы показать ему этот чудесный дом.

Ванька заметил, как дом заскрипел и начал падать вниз. Он обрушился, но не поломался. Ванька не знал, что сказать Деньке, но решил лучше промолчать.

И вот приходит Денька с дедушкой и видят всю эту картину. Лежит какой-то маленький жёлтый домик с флажком наверху, а рядом стоит бледный испуганный Ванька.

Дедушка смотрел, смотрел, да как скажет:

— Молодцы, ребята, хорошую будку для Гончара построили!

И тут же прибежал Гончар, откликнувшийся на имя, и залез в «будку». Ребята удивились, но ни слова не сказали. Вот так вот делаешь, делаешь себе домик, а выходит собачья будка.

Глава одиннадцатая.

«Как Анька оседлала барана»

Утром ребята встали и скучали до обеда. Дедушка копался в огороде, Гончар грыз кость, Васька спал, Нюрка перекудахтыва- лась со своими подругами-курицами. Из сарая доносились быстрые звуки нажатия пальцами на кнопки печатной машинки.

Анька который день пропадала в сарае за «Бобром Андрюшей».

Как много она ни работала, почти за целую неделю Анька

сделала лишь 40 страниц и начала рисовать обложку.

Однажды Денька зашёл в сарай повидать Аньку. Тяжёлая ржавая дверь издала душераздирающий скрип. Анька обернулась и увидела своего нежданного гостя.

— Привет, чего пришёл? — всё ещё недоумевая проговорила она.

— Я хотел «бобра Андрюшу» почитать, — сказал мальчик.

Анька вся просияла от радости. На её недописанную книгу нашёлся читатель! Она взяла все листы, которые были аккуратно скреплены скрепками и передала Деньке.

Конечно всю книгу я цитировать не буду, но могу прочитать вам отрывок из самого начала: «Однажды бобёр Андрюша пошёл на речку. На речке он встретил своего недруга — енота Даню. Пока Андрюша купался, Даня украл его одежду и убежал с ней. «Что же делать?», — мелькнуло в голове у бобрёнка. Но всё же, кое-как прикрываясь, он пошёл домой. Хорошо, что ему по пути не попались его знакомые. Они бы крайне смутились, увидев Андрюшу голым. В этой истории он понял три вещи: первая, что если увидишь Даню, лучше отойти чуть подальше, вторая, что нужно следить за своей одеждой, и третья, что на всякий случай лучше взять с собой запасную одежду и положить её в укромном месте».

В общем-то вся книга состояла из таких вот смешных небольших историй. По заверениям автора книги, многоуважаемой Анны Котиковой, это лишь первая часть произведения, так сказать, вступление. А дальше он попадёт в Дремучий Лес, встретит Дядю Большого Му и прекрасную бобриху Лили. Спохватившись, что только что рассказала весь сюжет «Бобра Андрюши» Деньке, она захлопнула дверцу сарая и через пару минут снова можно было слышать звук нажатия на клавиши печатной машинки.

Но, Анька не смогла написать ничего дельного. Какая-то бессмыслица! Какой Фиолетовый Лис, а? В итоге, положив в печку лист с только что написанным, она увидела скучающих Деньку и Ваньку. Девочка поняла, что увлёкшись «Бобром Андрюшей» она совсем забыла про ребят, они так давно не играли вместе…

И вот снова вся троица в сборе во дворе. Анька предложила проведать овечек и мальчики согласились. Зайдя в загон, они увидели Кудряшку, Беляшку, Пушеньку, Чистюлю. Недалеко от них с серьёзным видом паслась Белошёрстка Чернокопытцевна, похожая на Веронику Вячеславовну, учительницу биологии у Ваньки с Денькой. Казалось, что она сейчас скажет, чтобы ты рассказал строение клетки гриба.

Но рядом с этим загоном стоял ещё один, поменьше. Маленький такой, незаметненький. В этом загоне пасся, как сказала Анька, баран Борька, который сломал этот загон дважды и, видимо, пытался сломать третий раз, о чём свидетельствовали многочисленные неровности деревянной конструкции.

Анька с бойкой улыбочкой сказала:

— А спорим, я его сейчас оседлаю?

Ребята ошеломлённо смотрели на неё. Они думали, что это розыгрыш. Но Анька, заприметив их неуверенность, открыламаленькую дверцу и вошла в загон.

Денька и Ванька наблюдали это зрелище, как будто смотрели кино про ковбоев и их вечно брыкающихся лошадей. Но только это было не кино. Вместо ковбоя — Анька, вместо лошади — баран Борька. Интересно, что из этого выйдет?

Анька отважно прыгнула на спину барану. Тот начал скидывать её с себя, но Аньку так просто не скинешь. Она ухватилась за рога и скакала, как настоящий наездник.

Баран пытался скинуть, пытался ещё и ещё. Но тщетно. Анька сидела и явно не собиралась никуда уходить. Потом она отпустила рога барана и повернулась лицом к ребятам. В этовремя баран пытался её стряхнуть и смог, но не так как хотел. Анька подлетела, перекувырнулась и встала на ноги рядом с ребятами.

— Вот так!

Глава двенадцатая.

«Конец также может быть началом»

Утром Деньку разбудил крик дедушки:

— Подъём, сони! Завтракаем и за грибами!

Ребята проснулись и позавтракали. Через полчаса они уже стояли в полном обмундировании на крыльце веранды.

Дедушка крикнул Аньке в сарай:

— Анька, мы за грибами. Ты с нами?

— Нет, мне нужно дописать 68-ую страницу «Бобра Андрюши», а потом начать 69-ую и дописать, наконец, главу, где он встречает прекрасную бобриху Лили. У меня сегодня большой план.

— Ну ладно, мы пошли. Ключ на столе рядом с курятником, – произнёс дедушка.

— Хорошо, – откликнулось из сарая.

И наши путники пошли по жёлтой тропинке, забросанной красными и оранжевыми листьями.

— Скажите, ребята, что идти за грибами ведь веселее, чем сидеть в пыльном сарае и строчить страницы книжонки про бобра Василия, – сказал дедушка.

— Только бобра Андрюшей звали, – поправил Денька.

— Да хоть Витей! Всё равно грибы гораздо интереснее, чем книги.

Ребята могли опровергнуть этот факт, но не захотели спорить с дедушкой. И вот они прошли поле, где было много ос и мошек, и оказались в лесу. В лесу было так много комаров, слепней и всяких оводов, что кричать хотелось.

— Дедушка, ай! А где, ай-ай-ай, грибы? Я чего-то ни одного, ай, не вижу! – сказал Денька.

— Я тоже не вижу грибов, ай, — произнёс Ванька.

— Сейчас, ребятки, найдём, – спокойно проговорил дедушка.

Ребята согласились и пошли дальше. Комаров стало заметно меньше, слепни и оводы вообще пропали. Зато появились грибы. Волнушки и грузди – да как много-то! Ребята стали класть в корзинку один за другим. В конце концов, дедушка ушёл в одну сторону, а ребята в другую.

У обоих ребят оказалось по переполненной корзинке грибов.

— Дедушка, смотри как много грибов мы собрали! Дедушка! Ау!

Но дедушка и Денька с Ванькой так отдалились друг от друга, что не могли слышать аукания друг друга. У ребят началась паника. Они ведь совсем не знали леса! Прошло полчаса. У ребят разыгрался сильный аппетит. Они решили выйти к реке и помыть грибы, чтобы их съесть. Так и получилось. Вкусно пообедав, они собрали ещё грибов и уселись у большого дуба думать, что им делать дальше. Логически подумав, они решили узнать, как называется река.

И вот мимо проезжал катер. За рулём катера сидел длинноволосый подросток лет восемнадцати в шортах и футболке, хотя было довольно холодно.

— Простите, пожалуйста, – вежливо начал Денька, – а какое название у этой реки?

Длинноволосый недовольно повернулся и буркнул:

-Глупомальчиковая!

Денька сразу понял, что от этого подростка они ничего не добьются и решил спросить у человека более зрелого возраста.

И вот, где-то через четверть часа мимо в лодке проезжал дедушка в красивой соломенной шляпе.

— Простите, вы не могли бы подсказать нам название этой реки? – вежливо спросил Денька.

— Эта? Васильевская, – кратко ответил дедушка.

— А до деревни Волково здесь далеко? – продолжал Денька.

— Да не очень-то. Значит, идёте направо до жёлтой тропинки. Идёте по ней и заходите в поле, а потом уже и деревня начнёт виднеться, – объяснил маршрут дедушка.

— Огромное спасибо! – сказал Ванька.

— Не за что, ребятки, – ответил дедушка.

Они отправились до этой самой тропинки, но так и не дошли до неё. Путники очень сильно устали и решили поспать у большой берёзки. Проснувшись, они поняли, что наступила глубокая тёмная ночь. Но, слава богу, у Деньки был фонарик в телефоне и они отправились на поиски этой самой жёлтой тропинки, не понимая, что с каждым шагом всё дальше отходят от неё.

Глава тринадцатая.

«Ночь в лесу»

Ребята пошли вперёд, удаляясь от жёлтой тропинки. Проходя мимо сосны, они заметили, как в кусте что-то зашевелилось. Куст трясся, и ребята тоже тряслись. Их ноги стали ватными, и они не могли пошевелиться от испуга. Денька с Ванькой может быть так бы вечно и стояли у этого куста с подогнутыми коленями, направляя фонарик на зелёное растение, если бы из куста не вылез серый зайчик. Ребята закричали, и Денька выронил из рук свой чёрный телефон. От их крика заяц тоже сильно перепугался и побежал наутёк.

Наконец, Денька опомнился от страха и поднял телефон. Ванька до сих пор стоял как вкопанный, но Денька сказал ему:

— Это всего лишь маленький серенький зайчик. Ничего опасного.

Ванька понемногу успокоился, и они направились дальше. И вдруг телефон выключился. Его батарея села окончательно. Ребята стояли и вглядывались в темноту. Наконец, послышался чей-то отдалённый вопль, похожий на мычание коровы. Ванька, сразу сообразил, что это лось и успокоил Деньку. Потом послышался протяжной вой волка. Ребята стояли, как вкопанные. Где-то в чаще заревел медведь. Ребята не могли пошевельнуться от испуга. Страх сковал их тело.

И вдруг засветились чьи-то большие жёлтые глаза.

— У-у!

Ребята опомнились и побежали не зная себя. Бегут и бегут, уже наверно с четверть часа. Наконец, они запнулись об корзинки, которые сами же оставили на берегу и полетели в реку Васильевскую.

Это сильно их взбодрило и они мигом вылезли оттуда. Усевшись на берегу и сняв с себя мокрую одежду, они почувствовали на себе устремлённый взгляд большого зверя. Ребята обернулись, и так как начало уже понемногу светать, они смогли разглядеть большое мохнатое коричневое тело с когтистыми лапами и большой ушастой головой. Денька с Ванькой с минуту смотрели на медведя, а потом они потеряли сознание.

Глава четырнадцатая.

«Встреча с медведем»

Медведь, увидев, что добыча сидит и даже не видит его, подкрался к ребятам и, наконец, вылез из своего укрытия. Посмотрев повнимательней, он убедился, что добыча мертва и, судя по всему, костлява. Поэтому он решил наловить рыбки и сытно поесть.

К Ваньке сознание пришло раньше, чем к Деньке. Он увидел

огромного медведя, который ловко совал лапу в воду и доставал рыбу, после чего клал её в рот. Увидев, что добыча ожила, он подошёл к Ваньке, который притворился мёртвым. Медведь положил на сердце мальчика свою когтистую лапу, слегка порвав его кофту, и заметил, что изнутри мальчика идут толчки.

Ванька решил проявить себя героем и встал. Медведь был ошеломлён таким движением и недолго стоял, рассматривая добычу. В это время к Деньке вернулось сознание и он увидел всё, что произошло дальше.

Ванька схватил большую палку и начал бить медведя по морде, тем самым оглушая его. Медведь начал недовольно реветь. Ванька схватил палку, будто пистолет и кинул (медведю показалось, что это был выстрел) шарик в его ногу. Медведь свалился как подкошенный, скорее от страха, чем от боли, и, когда Ванька направил на него свой «пистолет» во второй раз, он, дико заревев, начал уползать с берега. Денька восхищённо смотрел на своего друга и сказал:

— Ванька, ты герой! Когда вернёмся в деревню, не забудь напомнить мне, чтобы я сказал Аньке, чтобы написала поэму о твоей доблести, — восхищённо сказал Денька.

— И о курице Нюрке, – пробормотал Ванька.

— Ну и конечно о доблести курицы Нюрки, — посмеиваясь в кулак, сказал Денька.

Глава пятнадцатая.

«Звери не заставили себя ждать»

Ребята пошли налево, забыв, что им наказывал дедушка в

соломенной шляпе. Сейчас же они заприметили юркую белку в своей рыжей шубке с красивым беленьким хвостиком. Белочка носила в своё дупло орехи, причём делала это очень быстро и ловко. Сразу видно, профессиональная белка.

Немного посмеявшись, они пошли дальше и увидели мёртвого кабана. Большая бурая туша возвышалась над ребятами. Они посмотрели на эту картину и поспешили пройти мимо, пока животные-падальщики не съели, как слабаков, и их тоже. Хотя, Ванька был героем, но с падальщиками встречаться не захотел.

Интересные животные перестали встречаться на их пути и они какое-то время шли молча. И вдруг Ванька сказал:

— Давай, что-ли в слова сыграем?

— Давай, – согласился Денька.

— Я начинаю! Арбуз.

— Зуб.

— Бор.

— Рыба.

— Апельсин.

— Носок.

— Кошка.

— Априори.

— Это ещё что такое? – спросил Ванька.

— Сам не знаю, что-то умное, наверно, – ответил Денька.

— Нет, мы так не играем! Говори то, что ты хорошо знаешь.

— Ну ладно. Акваланг.

— Гибель. Я выиграл.

— Как это ты выиграл?

— Ну вот ты знаешь слова на мягкий знак? – спросил Ванька.

— Нет, вроде, – сказал Денька.

— Ну вот видишь! Значит проиграл.

— В таких случаях обычно говорят на предпоследнюю мягкому знаку букву.

— А мы будем играть честно, – сказал Ванька.

— Тебя не переспоришь, — произнёс Денька.

И вдруг к ним подбежала большая рыжая лиса. Чем-то лиса напоминала белку, только раз в пятнадцать побольше. И вот эта лиса подбежала к Ваньке и укусила его за ногу, так что ребята даже среагировать не успели. Наконец, сигнал о боли попал в мозг Ваньки и он неистово закричал. Денька взял в руки корзинку и начал бить ею лису, которая причинила боль его лучшему другу. Лиса убежала, а Ваньке стало хуже. Его ногу как будто парализовало. Он сидел и не мог встать. Видно грязные зубы лисы занесли в кровь Ваньки инфекцию. Пульсирующая боль в ноге мешала мальчику свободно передвигаться. Наконец, как на войне, Денька подхватил раненого и понёс его к дубу.

«Ой, я как накаркал! Ведь в электричке я говорил «Ванька ранен». Ай, никогда больше не буду представлять нашу жизнь в виде фильма. Ни за что!»

Думая так, Денька даже не замечал куда идёт, споткнулся и вместе с раненым Ванькой свалился в канаву в форме котлована.

Глава шестнадцатая.

«В канаве»

Канава оказалась неглубокой. В канаве было много грязи, сырых листьев и хлюпающей воды, из-за которых ребята всё больше пачкались и заболевали.

Несколько минут они были в шоковом состоянии. Они лежали во всей этой грязи и недоумевали. Денька опомнился первым.

— Ай-ай-ай! — стонал Ванька. У него всё ещё нестерпимо болела нога.

— Ванька! — воскликнул Денька и направился к другу.

Они упали в разные концы канавы. Денька упал в левый край канавы, а Ванька улетел в правый.

— Ванька, я иду! — сказал Денька и сделал первый шаг вперёд.

Он шагал по грязи и утопал по грудь в воде. Денька подумал, что это болото. Сначала было мелко, а потом болото начало показывать свою глубину. Денька шагнул следующий шаг и по самую макушку утонул в грязной воде.

У Деньки с водой были связаны неприятные воспоминания. Однажды родители отвели его в бассейн, но привели слишком поздно. Обучение детей плаванию прошло и их учили прыгать с бортиков и нырять. И вот мальчик надел очки, спрыгнул с бортика и опустился в воду.

Открыв глаза, он увидел плавающих ребят, которые плавали на поверхности. Потом он опустился на самое дно бассейна и ударился об пол спиной. Он не понимал, что нужно всплыть и просто смотрел со дна бассейна на всё, что происходило выше. Наконец воздух в его лёгких начал заканчиваться и он начал задыхаться.

Денька потерял сознание и очнулся в раздевалке бассейна. Вокруг него стояли только что вызванный врач, папа, мама и тренер по плаванию. Оказалось, что его вытащил тренер и вызвал родителей, а те, в свою очередь, вызвали врача.

Когда Денька очутился на дне грязного болота, он увидел множество ила, тины и каких-то грязных, склизких водорослей. Он был на этом дне, и этот момент был как две капли воды похож на тот, в бассейне.

Непонятная сила удерживала его от того, чтобы всплыть. Он чувствовал себя на краю пропасти, между жизнью и смертью.

— Вейка!

Деньке были плохо слышны звуки через воду, но он понял, что это кричит Ванька, видимо, потерявший надежду на то, что его лучший друг жив.

Денька без колебаний всплыл и направился к Ваньке. Он видел, как его друг страдает и Денька ничем не мог ему помочь.

Мальчик попытался выбраться на поверхность, но ком земли, за который он схватился, отвалился и они с плеском и тучей брызг упали в воду.

Он попробовал ещё раз, ещё и ещё. Всё тщетно. Ему не удавалось выбраться наружу. Ванька всё больше ойкал, а Денька думал, как им выбраться. Наконец он сказал:

— Слушай, Ванька, мы обречены, — огорчённо сказал Денька.

— Почему же? — спросил Ванька.

— Мы в этой канаве как в плену. Ты ранен, а я морально подавлен. Нам не выжить в такой обстановке.

— Надеюсь ты не забыл кто мы?

— Мы — неудачники, которым выпал такой жребий.

— Нет, мы отважные искатели приключений!

— Отважные? Да Нюрка поотважней нас будет…

— Нет, вспомни-ка: мы победили медведя, не испугались лисы, не повесили нос. Разве это не делает нас отважными?

— Может быть… Да… Да, ведь мы Денька Котиков и Ванька Иванов, нам всё по плечу!

— Так держать!

И Денька полез наверх снова. Взобравшись на довольно высокую метку, он остановился и стоял там. Поглядев, что творится снаружи, он заметил, что к ним движется пещерный человек. Так, пещерный человек? Да, шкура и палка, весь комплект, но пещерный, не пещерный, главное, что человек.

— Ванька, нас спасать идут! -сказал Денька.

Ванька кашлянул и начал ликовать.

Глава семнадцатая.

«Житель гор»

Денька наблюдал приближавшегося пещерного человека. Высокий, он был похож на обычного человека, но только в шкуре и с длинной палкой.

Денька закричал: «SOS!». Человек посмотрел в канаву и прибавил шаг, он уже почти бежал к ним. И вот Денька увидел как в канаву наклонилось лицо их спасителя. Он сказал: «Хватайтесь» и протянул им палку.

Ребята ухватились за неё, и сильный человек смог их вытащить. Теперь он мог их разглядеть. Первый, с каштановыми волосами, в сером мокром свитере, в запачканных штанах, был чуть повыше своего спутника, буквально на 1 сантиметр. А второй, еле стоявший на ногах, блондин, был в чёрной промокшей кофте, в рваных серых штанах. На месте, где штаны порвались, виднелась кровь, судя по всему, укус дикого зверя.

Ванька опёрся на Деньку и они пошли за пещерным человеком. Ребята не хотели ещё попадать в удивительные приключения и пошли за спасителем, так как тот шёл в горы, откуда Денька с Ванькой смогут увидеть деревню свысока.

— Здравствуйте, а как вас зовут? — спросил Денька.

Незнакомец что-то проворчал и пошёл дальше. Ребята подумали, что он нем и решили придумать ему имя.

— Какой сегодня день недели? — поинтересовался Ванька.

— Сегодня? Кажется, суббота, — ответил Денька.

— Хорошее имя для нашего незнакомца!

И ребята решили назвать своего спутника Субботой. Как Робинзон Крузо назвал туземца Пятницей, так и они решили назвать своего «туземца» Субботой.

Они молча шли по безмолвному лесу. Всё стихло. Не было слышно зверей, пения птиц. Даже дятел, который постоянно стучал своим клювом по дереву, затих.

Наконец, Денька решился спросить у пещерного человека что-нибудь.

— А как вам имя Суббота?

Пещерный человек обернулся и посмотрел на Деньку блестящи-ми глазами. Потом он немного помолчал и … засмеялся.

— Ой, Суббота, ха-ха-ха! Ой, не могу! Ха-ха-ха! Ещё бы Понедельником назвали! Ха-ха-ха!

— Так вы не немой? — удивлённо спросил Ванька.

— Конечно нет, я самый обычный человек с развитым речевым аппаратом, — ответил Суббота.

— А как же вас тогда по настоящему зовут? — осмелился спросить Денька.

— У меня долгая история, связанная с именем. На самом деле меня зовут Свинкин Юрий, но, сами понимаете, звучит неблагозвучно. Поэтому, я сменил фамилию и имя. И теперь я Ёлкин Галактион Эммануилович, писатель многочисленных книг, некоторые из них даже стали бестселлерами, такие как «Дракон понимания»,и я горжусь своим новым псевдонимом и уж менять его я точно не хочу.

«Ещё один писатель. Аньке бы не помешало с ним встретиться, обменяться опытом с более успешным коллегой», — подумал Денька.

— Скажите, а как вы попали в лес? — поинтересовался Ванька.

— Эта история длинна, как шея жирафа. На самом деле я родился в городе, и уже позже, когда начал писать бестселлеры1, переехал в деревню Вилкино, это недалеко от деревни Волково. Но потом, книги перестали иметь популярность, их не покупали, они не становились бестселлерами. Мне стало нечем платить за дом в деревне и я решил жить в пещере, дабы погрузиться в атмосферу пещерного времени, именно про него я сейчас пишу. Но, я потерялся в лесу и забыл дорогу обратно. Одичал. Все грибники завидев меня убегали, даже прозвище дали: «Лесной Ужас». Так я перезимовал восемь зим, скоро наступит девятая. Я очень соскучился по своим родным и друзьям, по деревне, по городу. Мне хочется вернуться, но я не могу найти дорогу, — в этот момент по его щеке стекла большая прозрачная слеза, — я бы очень хотел найти её…

Ребята выслушали эту грустную историю и остальные несколько минут шли молча. И вот они дошли до высокой серой горы. Суббота видимо знал, как забраться наверх и пошёл вправо, там были небольшие ступеньки, по которым можно было забраться на гору. Они взбирались всё выше и выше. Денька посмотрел вниз и чуть не упал, но его удержала чья-то сильная рука. Это был Галактион Эммануилович.

— Ты вниз не смотри и ничего не бойся. Понял, парень? — кричал он, стараясь перекричать ветер, который бушевал в горах.

Глава восемнадцатая.

«В горах»

Рано утром к дому подъехала ярко-красная машина. Из неё вышли папа и мама Деньки и Ваньки. Как только они перешли через изгородь, путь им преградил Гончар, защитник покоя в доме.

— Гончар, вон! — донеслось из огорода.

Пёс послушно отошёл и родители увидели, какой здесь беспорядок. Васька спит на диване в курятнике, курицы бегают по всему участку, Белошёрстка Чернокопытцевна бежит в дом, откуда её пытается вытолкнуть Анька.

И вот к недоумевающим родителям подошёл дедушка. Он был в рваных штанах, с заплаткой на куртке и весь в красной жидкости.

— Это я в помидоры упал, — сказал он.

— Подскажите, а это деревня Волково, дом 95? — сомневаясь, спросил отец Ваньки.

— Она самая, — ответил дедушка.

— Тогда подскажите, а где Денис Котиков и Иван Иванов, наши дети?

Дедушка молчал и не знал, что же им ответить, ведь он так и не нашёл мальчиков!

***

В это время ребята пили вкусный лесной чай в пещере у Субботы. Его пещера была просторной, хоть в догонялки играй.

— А где вы нашли эту палку? — спросил Ванька, кивая в сторону, где лежал длинный крепкий прутик.

— Я сломал тонкую сосну голыми руками, всё для того, чтобы почувствовать себя пещерным человеком, — сказал Суббота.

— А где вы эту шкуру достали? — спросил Денька, желая хоть что-то спросить.

— Пришлось научиться охотиться, — кратко ответил Галактион Эммануилович.

Ребятам больше нечего было спросить. Они узнали всё, что хотели о Галактионе Эммануиловиче.

— А как вам идея улететь отсюда в свою деревню? — предложил Денька.

— На чём, на самолёте? — недоверчиво поинтересовался Суббота.

— Нет, на аэроплане, — сказал Денька.

— Но у меня больше нет дома в деревне.

— Вы можете жить в нашей.

— А как мы построим аэроплан?

— А вот насчёт этого советую не беспокоится. Я всё сделаю.

Он взял несколько палок и сложил их в форме аэроплана. Потом он на скотч (который нашёлся у Субботы) прицепил листья, и пожалуйста — хороший аэроплан. Аэропланов он сделал три, по времени это заняло около двух часов. Один аэроплан он сделал полностью из жёлтых листьев, другой из красных листьев, а третий — из оранжевых листьев, с элементами красных.

Когда он показал эти аэропланы друзьям, они им понравились. Галактион Эммануилович решил лететь завтра утром, потому что сегодняшний день уже близился к вечеру.

Денька, Ванька и Суббота спали прямо на листьях у костра. Суббота попросил последить Деньку за костром. Тот согласился.

И вот он сидит у костра. От огня исходит тепло и свет, поэтому в пещере довольно уютно. И этот приятный звук потрескивания палок в огне, просто прелесть! Признаться, Деньке нравилось жить в этой пещере, хоть он и знал, что это первое впечатление. После месяца это так надоест, что и говорить будет трудно.

Но он подумал, что давно не представлял себя в роли героя, который спасает мир от нападений со стороны коварных злодеев. Как бы можно было описать эту ситуацию? «Двое друзей героя спят крепким сном, а он вынужден следить за тем, чтобы злодей по кличке «Костёр» не сбежал из капсулы заточения».

Но через час ему стало скучно. Он не знал, что делать, о чём подумать, чтоб не скучать. Сон начал закрывать его глаза, он уже не видел, как горит костёр, он… спал.

А когда проснулся, он учуял дым, исходящий из того места, где раньше был горящий костёр. Суббота и Ванька уже проснулись и сетовали рядом. Денька начал лихорадочно извиняться за свой проступок, и его простили.

— Ну ничего, я тоже иногда засыпаю, с кем не бывает, — поддержал Галактион Эммануилович.

— Да и зачем нам костёр, мы улетим через пару минут, — добавил Ванька.

Денька начал успокаиваться. Они поели грибов, которые нажарили ещё вчера и начали собираться к полёту. Взяли все важные вещи и опробовали аэроплан. Он хорошо ложился на спину, было приятно ощущать мягкие листики сзади.

И вот наступил тот великий момент. Или великая ошибка? В любом случае, нужно попробовать, чтобы узнать. И вот, как в каком-то красиво снятом фильме, они стояли у подножия горы с аэропланами за спинами.

— Готовы? — спросил Суббота.

— Конечно, — ответил Ванька.

— Пути назад нет, — сказал Денька.

И вот они спрыгнули с горы. Сначала Денька чуть испугался, но всё же летел и не подавал виду. Рядом с ним летел испуганный Галактион Эммануилович.

А вот Ванька летал почти у самого утёса. Когда они спрыгнули, на Ваньку налетел сильный ветер, который и поднял его высоко в воздух.

Но всё же ветер стих, и Ванька полетел вместе с друзьями. Но потом, что-то начало происходить. Аэропланы вдруг начали снижаться, и снижаться очень стремительно. Друзья закричали. Куда это они падают? О нет, только не в Васильев-скую! Бултых! Все трое упали в реку. Мокрые до нитки, они вылезли и заметили жёлтую тропинку, ту самую по которой им советовал идти дедушка в соломенной шляпе.

Помянув его хорошим словом, они пошли по этой дорожке. Сначала через лес, потом через поле, а потом уже и до деревни дошли. Указатель ясно говорил: «Волково».

— Апчхии! — чихнул продрогший Ванька.

— Потерпи, Ванька, сейчас мы дойдём, — проговорил Денька.

Они дошли до того самого дома №95. В нём горел свет и мелькали фигуры. Видимо, там кто-то ходил туда-сюда. Денька, Ванька и Галактион Эммануилович открыли калитку и зашли.

К ним подбежал уже давно знакомый Гончар. Он с недоумением посмотрел на Субботу, но ушёл подальше. Васька как всегда ленив, лежит на диване и не делает ни одного движения.

Из сарая доносятся звуки нажатия пальцами на горячие клавиши печатной машинки. Из курятника слышится кудахтанье куриц, из загона с овцами — блеяние овец и барана Борьки.

Они зашли в дом и сразу же услышали крики матери Деньки: «Как ты мог! А мы ещё собирались отдать тебе Деньку на лето!».

«Вы просто не думаете о последствиях, извиняюсь», — послышался голос папы Ваньки.

И тут в комнату вбежали ребята, благоразумно оставив Галактиона Эммануиловича за дверью, чтобы не вызвать лишних вопросов.

Разумеется, появление ребят изменило саму ситуацию. Дедушка сразу стал радостнее, родители бросились к своим детям.

В это время в комнату зашёл Суббота.

— Извиняюсь, что нарушил такой трогательный момент, но я хотел бы спросить, где есть пустой дом в этой деревне?

А теперь уже дедушка пошёл обнимать своего старого друга.

— Где же ты был-то, Юра?

— Я в пещере жил, — ответил Суббота.

— Давно не виделись.

— Очень.

— Га… то есть Юрий Эммануилович, так вы знаете моего дедушку?- спросил Денька.

— Да, он мой школьный друг, — ответил Суббота.

И тут вбежали Гончар, Васька и Анька и тоже бросились к куче обнимающихся людей. Анька обняла дедушку, Гончар ласкался к ногам родителям Ваньки, а Васька к родителям Деньки.

Наступил трогательный момент, который никто не хотел прерывать.

Глава девятнадцатая.

«Домой»

— Как же вы испачкались, ребятки, — сказала заботливая Мария, мама Дениса.

— Да, очень сильно, — добавил Владислав, папа Дениса.

Ребята побежали к Аньке в сарай, посмотреть, что написала. Оказалось, что она написала 87 страниц первой книги про бобра Андрюшу, и уже написала 15 страниц продолжения про жизнь Снежного Льва, друга Андрюши. Также планируется вторая часть «Бобра Андрюши» и «Приключения прекрасной Лили». Ну что ж, мы можем пожелать автору книг только радости в жизни, но мы с Анькой прощаемся.

Уже в машине Ивановых, ребята рассказали родителям о своих приключениях.

— А сначала Грибочкин нас измерял, потом Анька стала поэтом, а потом Гончар вернулся, а мы ему дом построили. И потом мы заблудились, а там лиса, медведь и ещё много кто. А мы в канаву, и нас этот вот Галактион Эммануилович спас.

— Насыщенные приключения ничего не скажешь. А куда Галактиона Эммануиловича поселили, вы не знаете? — спросил папа Ваньки.

-Его поселили в 92 дом, это недалеко от дедушкиного, — авторитетным тоном ответила Мария.-

-А Грибочкину дали комод и телефон, да? — спросил Ванька у

своей мамы.

— Да, ведь это он оповестил нас о вашем местонахождении. А кстати, Вань, что это за рана на твоей ноге?

— Это меня лиса укусила. Денька докажет. Она как подбежит, да как укусит. Сначала нога болела, а потом ничего, прошла.

— А как твоё здоровье?

— Тоже ничего, выздоровел уже.

Дальше они ехали без разговоров. Приехав домой, родители ребят сказали:

— Завтра четверг, вы идёте в школу. Вам нужно узнать задание на завтра и сделать его до 22 часов. Позже ложиться нельзя, это сильно нарушит ваш режим дня.

И вот ребята узнали задание у единственного, кто его записал — Коли Буркина, и уселись за его выполнение. Делать домашку после таких приключений, им казалось унизительным. Они поняли, что борьба со школой бессмысленна. Просто школу нужно принять и выполнять всё, что требуется.

И вот они уже всё сделали и легли спать в своих квартирах. Было приятно лечь спать в родную кроватку, со знакомым одеялом, белой подушкой и зелёной наволочкой.

Деньке снилось, как он идёт в школу и видит там огромную армию греков, римлян и египтян, которые гордо держат развевающийся флаг «История». Рядом стоит множество грибов, животных и растений, которые сложились в надпись «Биология», и огромную рать запятых, точек, двоеточий и других знаков препинания, которые сражаются за «Русский язык». Можно было заметить несколько рядов поэтов, в которые вступили Бунин, Есенин, Пушкин и множество других знакомых лиц, а рядом с поэтами стояли писатели, вот Толстой, Гоголь, Тургенев, держащий на поводке Муму. Огромный плакат кричал своими буквами «За Литературу!».

И вот так, рассматривая ряды воинов, Денька проснулся и вспомнил, что не сделал литературу! Три часа ночи. Он посмотрел в дневник. Оказывается, нужно учить «Русский язык» Тургенева.

Он прочитал стихотворение в прозе несколько раз. Вроде запомнил. «Во дни сомнений, …», а ладно, Ванька подскажет, можно поспать ещё часика три.

Глава двадцатая.

«Снова в школу»

Открылась дверь кабинета литературы.

— Извините за опоздание, — сказал Денька.

— Котиков, пол-урока уже прошло. Ты где был? — спросила Ольга Вениаминовна.

— Я…стих учил, -промолвил мальчик первое, что пришло на ум.

— Раз учил, иди рассказывай тогда, — проговорила учительница.

— Ладно, — промямлил Котиков.

— Тургенев! «Литература»!

— «Русский язык», — поправила Ольга Вениаминовна.

— Но сейчас же литература, — не согласился мальчик.

— Но стихотворение называется «Русский язык».

— Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий…

— Ты…

— Ты один был могучий и великий…

— Котиков, учил?

— Да, «но нельзя верить, чтобы такой язык был дан этому народу»!

— Ладно, вижу, что что-то ты учил. Но выше тройки поставить не могу. А кстати, Котиков, как твой классный руководитель, я крайне недовольна твоими оценками. Изобразительное искусство — еле-еле тройка, технология — четвёрка, биология — тройка, история — четвёрка, литература с этой тройкой — двойка. Когда исправлять будешь? Неделя до каникул осталась.

— Я, я… исправлю. — промолвил Денька.

— Садись.

Денька сел крайне понурый. Нужно исправить двойку по литературе. Тройки его вполне устраивали, а по физкультуре даже пятёрка выходит!

И он решил совместить школу и свои приключения в деревне. Он решил написать сочинение о том, как он съездил в деревню.

***

Ночь упорного труда над сочинением не прошла даром.

— Молодец, Котиков, я тебе за сочинение ставлю три пятёрки: одну — за грамотность написания, вторую — за то, что написано и третью — за литературный язык. Ты всё так кра-

сиво описал! Прям читаю, — так как будто писателя какого-то, прекрасно! И у тебя теперь выходит твёрдая тройка по литературе, но если не устраивает, то могу дать ещё небольшой тест по Гоголю, — проговорила Ольга Вениаминовна.

— Давайте, — сказал Денька.

Написав лёгкий тест по Гоголю и получив пятёрку, он закинул портфель на левое плечо и пошёл на следующий урок. Ванька уже ждал его на биологии.

— Ну что, Ольга Вениаминовна хоть тройку-то за сочинение влепила?

— Три пятёрки за сочинение, одна за тест и четвёрка в четверти. А ещё она сказала, что у меня язык литературный, как у писателя.

— Ты что, как Анька писателем стал?

— Ну да.

И тут прозвенел звонок. Вошла Евгения Николаевна.

— Так, отвечать на мои вопросы пойдёт… Котиков! Котиков из вашего класса?

— Да, да, из нашего, — подтвердил Коля Буркин.

— Что ж, иди отвечай, Денис.

— А что отвечать?

— Отвечай, что такое цитоплазма.

— Цитоплазма — это как плазма, только ещё «цито» впереди.

— Нет, мне нужно определение.

— Ну, цитоплазма — это такая штучка большая, внутри клет-

ки, вот…

— Ладно, садись, четыре. У тебя, кстати, спорная была, теперь четвёрка за четверть выходит.

Денька сел и подумал, что он вполне себе всё исправил. Эх, рисование же ещё… Но Денька не художник, поэтому всё хорошо. Одна тройка — это уже подвиг, учитывая то, что в прошлом году было шесть.

Каникулы ребята провели прекрасно. Вспоминали Субботу, Гончара, курицу Нюрку, Белошёрстку Чернокопытцевну, Борьку, корову Журку, Аньку, Владимировну из 94 дома, даже Грибочкина. Вспоминали то, как они веселились в деревне. Но мама сказала, что возможно на зимние каникулы можно будет съездить к дедушке.

Или же сбежать раньше?

Глава двадцать первая.

«Немного из истории семейства Котиковых»

Жили на свете три брата Котиковых: Михаил, Влас и Всеволод. Но вот началась Великая Отечественная Война. В сражении погибли родители братьев и старший брат Михаил. Долго горевали Влас с Всеволодом, да делать нечего. Нужно сражаться. В одном из сражений сильно ранили Власа. Всеволод ухаживал за братом день и ночь.

Но тот вскоре скончался. Всеволод написал в своём дневнике: «Семейство Котиковых погибло. Остался только Всеволод Котиков». Он помнил предсмертный крик Власа: «Сева, Сева, я умираю!».

Но третий брат решил не губить славный род Котиковых. Поженился без торжественной церемонии он на Кристине

Карповой. И родился у них сын. Назвали его Виктором. Потом переехали в деревню Волково.

Там и прошло детство Котикова-младшего. Он резвился в деревне, играл с другими ребятами. И вот в один прекрасный миг вся деревня закричала вместе с радиоприёмником: «Мы победили! Мы победили! Ура!» Ему тогда было пять лет.

Чуть позже Виктор узнал об этом событии от Натальи Владимировны, школьной учительницы, которая пережила войну.

Виктор становился всё старше. Умер отец. Умерла мать. На момент девятнадцати лет он остался один. В двадцать пять лет поженился на Полине Лазоревой. И родилась у него дочь Мария Котикова. Детство Марии прошло в деревне. Но в восемнадцать лет она уехала в город.

Там она встретила Владислава Ложкина, сына Василия Ложкина, изобретателя. Поженились молодые, и родился у них сын, которого назвали Денисом.

Пока Денис подрастал в городе, умерла супруга его дедушки, Виктора Котикова. Полина умерла на руках у супруга. Позже померла мать Лазоревой.

И вот сейчас спокойно спит самый младший из огромного семейства Котиковых — Денис. В нём течёт кровь многих предков. Начиная от пещерного Котикова — и заканчивая своими родителями.

Семейство Котиковых начинается с каменного века, и будет жить ещё долго. Очень долго.

1Бестселлер — книга, которая понравилась людям и была лучше других по продажам.

Автор публикации

не в сети 8 месяцев

ven1984@inbox.ru

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 31-12-2021

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью



Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью



Генерация пароля