31/03/2021
75
20
5

Зыбкая граница воды делит мир надвое — верхнюю и нижнюю картину жизни. За ними можно наблюдать одновременно, стоит только перевести взгляд. Это вдруг так необычно, что я передумываю погружаться, зависаю и пускаю ртом пузырьки. В верхней части маски — детские крики, далекая музыка, шелест прибоя и разморенная от зноя мороженщица. А под волной танцующая медуза хочет дотронуться вуалью до моего носа. Она и не подозревает, что я вижу не только ее, но еще край морского пляжа и облако над водой. Откуда глупому студню знать, что на самом деле я не мальчик в маске с обгоревшей спиной. Интересно, если перевернуться, я смогу видеть берег? Глубокий вдох. Музыка и прибой громче смеха. Мороженщица машет кому-то панамой. Рот открыт, но крика уже не слышно.

Вода бурлит, поднимается, смывая пляж и солнце, оставляя терпкость йода на языке. Мерцающие блики на водорослях притягивают взгляд к иллюминатору. Никто не верит, а я реально умею дышать под водой, это очень просто, с трубкой пусть ныряют другие. Но сегодня нужен батискаф, иначе меня раздавит на дне впадины. От предчувствия глубины бьет дрожь. Она вскоре пройдет. Ласты вместе оставляют позади серебряный шлейф, как от хвостового плавника.

Знакомый силуэт мелькнул, растаял, и вновь возник под животом.

— Привет, старик. Заждался меня? — на ощупь дельфиний бок атласный, трепетный, — мой друг чувствует, что я способен дышать здесь, и улыбка выдает его. Бутылконосый хитрец скрипит, пищит и улюлюкает, ему приятно от тепла рук. Только дельфину известно, где впадина. Мы скользим мимо гигантского осьминога, все дальше вниз, к темноте. Вода чернеет, начинает давить на уши, струйка крови идет из носа вверх серой паутинкой. Щупальца такие длинные и цепкие, что их с трудом удается оторвать от люка батискафа. Внутри сухо. В полутьме трогаю ручки на пульте. На стене карта Японии, и рядом она — Марианская. Слово какое: «Марианна», печальная красавица, горькая благодать. Мария и Анна вместе. Два имени и одна тайна. Только три человека в мире спускались сюда до меня. Потрескивает обшивка. Луч фонаря рыщет и наталкивается на зубы. В раскрытой пасти слепой рыбы плавно копошится похожий на паука какой-то ужас глубины с призрачными клешнями. Плоская змея с висящим над мордой фонариком притаилась в пещере. Вдруг глянцевое тело расправляется пружиной, поднимает клубы мути.

— Ого! — по носу и губам предательски струится океанская забортная вода. На стекле иллюминатора расползается трещина. Сейчас миллиарды тонн расплющат голову, как моя пятка медузу на песке у прибоя. Не страшно почему-то, я уже понял, — кричит чайка, и можно открыть глаза навстречу…

— Открой же глаза, ты, Кусто-дристо! — солнце брызжет сверху струйкой морской воды из маски прямо в лицо. Это мой друг Серёга. Кличку он придумал здесь на пляже, ревнуя меня к книгам. Серёга уже разведал крабовые места у пирса, ему не терпится. — Погнали нырять пока катер не причалил.

Пора всплывать, и я не сержусь на него, у меня все впереди. Притаившаяся впадина в океане, огромный пляж, дельфины, эти каникулы. Я готов ему многое простить, он это знает. После крабов можно пойти к уснувшей у белого ящика тетке, купить мороженое. Она спросит, обтираясь панамой: — Как вода сегодня, мальчик? А я отвечу: — Кайф! Потом вернуться на лежак, нырнуть в потрепанные страницы, забыть себя — обычного.

До утра еще пять часов дежурства. В палатах давно спят, сестра раскладывает бумаги на посту у тусклой лампы. Сегодня я снова хочу туда… Провалиться в синюю глубину. Голоса в темноте. Как давно я тебя не видел, мама…

— Слушай, отбери ты у него эти книги хоть на время, — она показывает отцу записку от учительницы музыки. — Ты знаешь, что он из-за них прогуливает занятия по сольфеджио?

— Пусть читает про свои батискафы, ничего… Я тебе как-то рассказывал, помнишь? После школы в конце сороковых мне так военным моряком хотелось стать. Зубы сводило. Собирался в академию, в Ленинград… Военным врачом на корабле, представь… Как приеду в свою деревню весь в черном, якоря на плечах, фуражка белая с золотом, кортик на бедре.

— Ну, да, понятно, — девки кипятком писают. Доживай теперь инженером, дорогой, так и мне спокойнее. Вот пусть среднюю и музыкальную окончит, а потом видно будет. Можешь пока аквариум купить.

Отец пожимает плечами, принимается за чертежи. Так давно… Так глубоко это — на самом дне океана желания, где мудрые киты в немой бездне слушают наши мысли, и до которого уже не донырнуть.

Зовут меня, пора идти. Закатное солнце прощается с международным аэропортом Итурупа. Самолет на Гуам со снаряжением уже на взлетной полосе. В экспедиции нас двое, готовых добраться до Бездны Челленджера. В этот раз мы исследуем глубоководные бактерии, питающиеся нефтью. Еще одна женщина оператор спуска и несколько островитян чаморро будут помогать наверху, на судне Академии.

Предстоящее погружение на «Марианне» будет самым опасным за последние десять лет.

Автор публикации

не в сети 47 минут

Docskif

22,8
Комментарии: 142Публикации: 30Регистрация: 08-12-2020

Другие публикации этого автора:

Комментарии

20 комментариев

  1. Хочу поблагодарить Docskif за новый рассказ. Он не хуже чем предыдущей. Все ваши истории интересны и проницательны. Желаю новых творческих побед и народного признания! Таких авторов должны знать в лицо.

    1
  2. Здорово. Ещё один прекрасный рассказ.
    Начало очень напомнило детские впечатления о Черном Море. И ласты, и маска трубкой, и медузы, а когда поглубже занырнешь, то и чувство кислородного голодания на какое-то время отступает… Но с дельфинами как-то не пришлось там встретиться. Что поделать.
    Тёплый рассказ. Очень тёплый. Такой приятный очерк о детских мечтах и желаниях. Здорово описана эта всепоглощающая страсть к какому-то делу и эти длинные фантазии о том, как ты и кем ты там, в этом далёком, непонятном будущем, станешь. Ну, и капля самого будущего тоже прекрасно описана. По этому поводу вспомнилась «Баллада о печальном скрипаче» Михаила Кочеткова:

    «А внук его глупый закатывал крик,
    Ведь он не хотел быть большим скрипачом.
    Он плавать мечтал в океане
    На старом пиратском корвете».

    Ещё очень понравилось, как автор выполнил плавный переход от купания к фантазии с батискафом. Очень лаконично и легко получилось. Вот. Спасибо за ещё один замечательный рассказ. Вроде бы короткие произведения, но вызывают очень много положительных чувств.

    Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    1
  3. Очень признателен Вам за доброжелательную и эмоциональную рецензию, дорогой Редактор. Мне радостно, что текст вызвал много положительных эмоций. Спасибо за Кочеткова!

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*
Генерация пароля