Search
Generic filters
19/10/2021
79
3
0

Под землей есть тайная пещера,

Там стоят высокие гробницы,

Огненные грезы Люцифера, –

Там блуждают стройные блудницы.

 

Николай Гумилев

 

 

Человек разумный

(романтическая фантазия на темы  из далекого  прошлого)

 

Глава 0. Эр

 

Эр вдохнул всей грудью свежий утренний воздух и громко засмеялся. Смех у него был отрывистый и гулкий, с легкой хрипотцой – «ха-ха-ха». Он несколько раз стукнул себя кулаками по груди, сопровождая удары громогласными восклицаниями – «хук-хук-хук». Пичужки, сидевшие на ветках, испуганно взметнулись  вверх. Чувство  радости  и ликования переполняло  Эра.

Его женщина по имени Лю сегодня утром родила сына.

Прошлым летом у нее родилась девочка, но та скоро умерла. Эр  тогда долго и  недоуменно глядел на неподвижное тельце. Не то, что он ничего не знал о смерти. Сколько животных ему приходилось убивать! Там все ясно, поразил копьем зверя, тот истек кровью и умер. Не раз он становился свидетелем гибели соплеменников на охоте  или в бою. Но маленькая девочка умерла, не прожив и года,  и без видимой причины. Еще вчера она улыбалась, сучила перед собой ручками, а сейчас неподвижно лежала, не дышала. Кто-то могущественный  и неведомый забрал ее к себе. Почему? Куда она исчезла? Эр гладил ее руки и ноги, сжимал ладони и маленькие ступни, потом прижался к ее холодным губам своим ртом и стал вдыхать в нее воздух из собственной груди. Бесполезно.  Лю  с горестным видом стояла рядом. Обернув тельце девочки в кусок волчьей шкуры, Эр отнес его высоко в горы, положил в расщелину. Тут же разложил куски мяса, чтобы умилостивить всемогущего духа. И все это засыпал камнями.

Дочь ушла в неизвестность, в некий неведомый мир,  но теперь вместо нее появился сын, будущий помощник. Эр находился рядом, пока Лю, часто дыша открытым ртом  и тужась, выталкивала из себя плод. Потом отгрыз пуповину, схватил ребенка и обнес вокруг костра для защиты от злых духов. Ах, как приятно было обхватить его, такого крошечного, своей могучей рукой, чувствовать голой грудью его голенькое трепещущее тельце! Попка малыша  легко умещалась в ладони,  головка его  удобно лежала на плече отца.  Эр, испытывая неописуемую  нежность и  безграничную готовность оберегать его от любых напастей,  принес ребенка к реке и омыл в воде, окунув несколько раз с головой. Так  всегда поступали женщины его племени,  совершая над новорожденным обряд очищения. Вернувшись обратно в грот, отдал кричащего младенца Лю. Женщина радостно прижала его к груди.

Эр спустился с горы на берег реки и в раздумье присел на огромный валун. С тех пор, как он стал жить с Лю, он постоянно ощущал, как что-то в нем меняется, какие-то новые чувства овладевают им,  появляются неведомые ранее мысли. Он, любопытный от природы, отмечал, что и сам становится другим, что та простота жизни, к которой он привык, живя ранее в племени,  блекнет и исчезает, а на ее место приходит   что-то иное, более сложное. Это  не то, чтобы пугало Эра, но все-таки сильно волновало.

Перед ним широкая река медленно несла свои воды. Река – его кормилица и поилица, и Эр  почитал ее.  Не забывал  задабривать, выкидывая в воду остатки пищи. И река с лихвой вознаграждала его.  На входе в небольшую заводь Эр набил колья впритык друг к другу, оставив узкий проход для рыбы. Затем заплывшую в заводь рыбу бил острогой, сделанной из кости, либо вычерпывал руками.  Как-то  он долго разглядывал на берегу, как паук  поверх травы искусно плел  паутину, в которую  попадали разные мошки и бабочки, и позднее научился делать сети из высокой осоки и гибких веток ивы. Он заходил по грудь в воду и тащил за собой сеть, выводя ее  вместе с попавшей рыбой на берег.

Вообще  к реке и  ко всему окружающему Эр относился как к  чему-то живому. Кто-то всесильный посылал дождь и ветер, тепло или холод, менял лето на зиму и наоборот, утром заставлял солнце подниматься над землей, а ночью зажигал луну и звезды. Кто-то направлял рыбу в сети и  приносил удачу на охоте. Но иногда почему-то не делал это,  и тогда сети  и ловушки оставались пустыми,  а охотник не добывал зверя. Неведомый «кто-то» мог быть добрым или грозным,  находился вроде как рядом, но  всегда оставался невидимым,  а потому внушал страх.  И чтобы избежать его гнева, необходимо было молить  его о помощи и постоянно вознаграждать.

С другой стороны горной гряды, в нескольких тысячах шагов от грота, где обитали Эр и Лю,  в низине возвышался мощный дуб – хозяин местного леса.  Ствол не обхватишь, даже если двое возьмутся за руки. Эр и Лю часто приходили сюда, прося  у него удачи и защиты. Ветки дуба были завешаны клочками звериной шерсти, птичьими перьями и переплетались венками – так они одаривали могучего повелителя за удачную охоту и найденные лесные богатства.  А чтобы неведомый дух  и дальше помогал, Эр и Лю  несколько раз медленно обходили дуб, останавливались напротив огромного дупла и  благоговейно поднимали вверх голову и обе руки. Они так и стояли, пока дух не подавал какой-либо знак, свидетельствовавший о том, что их просьбы услышаны и приняты. Это мог быть внезапный шелест ветвей, крик птицы или упавший с дерева желудь.  И тогда обрадованные  Эр и Лю возвращались в родную пещеру.

Раньше, когда Эр жил в племени, за общение с духами отвечал вождь,  именно он знал, как их задобрить, и доводил их  волю до остальных соплеменников.  Жизнь в стойбище не менялась веками, навыки и умения передавались из поколения к поколению. Эр, да и все его соплеменники, никогда не задумывался о том, что ему делать и как поступать. Надо  было охотиться на зверя, собирать съедобные растения, беречь и поддерживать огонь в пещере, делать запасы  на зиму, шить из шкур одежду, чтобы  не замерзнуть, выделывать из кости и камня орудия для охоты и разделки туш. Каждый был чем-то занят:   охотой, рыбной ловлей, собирательством, каждый вносил свой вклад в общее дело, каждый знал, что только  в общине он сможет выжить  и найти защиту.  Так легче было прокормиться и обороняться от врагов и хищных зверей. Вне ее – одиночество,  страх, голод и, как правило, гибель.

Вот уже два года как Эр и Лю покинули племя и вынуждены были жить одни.

Эр  поднялся с валуна, подошел к самой кромке воды. Надо бы проверить сети, но он не торопился. Родился мальчик, его сын. Эр испытывал совершенно новое чувство, оно ему нравилось и согревало душу. Теперь он  будет заботиться о двоих – Лю и сыне.

«Я сделаю из него настоящего воина», – подумал Эр.  «Нет, – снова подумал он, – не воина, а настоящего охотника».

 

Глава 1

           Лю

 

Лю сидела, прислонившись к холодной каменной стене, в самом дальнем углу пещеры. Она еле сдерживала себя, чтобы не застонать от боли в левой  руке. Могучий Ик чуть не сломал ей руку, когда  затаскивал ее в пещеру.

Время от времени Лю бросала испуганные взгляды в сторону костра. Здесь собралось все племя, и сейчас оно праздновало очередную победу. Огромная туша убитого  быка уже была разделана, куски мяса пеклись на углях. Самые голодные хватали полусырое мясо и жадно вонзали в него челюсти.  Но зоркий Ик строго следил за порядком, нетерпеливые тут же получали длинным шестом по спине.

Наконец Ик подал знак, все расселись, кто на шкуры, кто на камни.  Чести сидеть возле костра и рядом с вождем удостаивались самые достойные и сильные. Началось пиршество. Первым брал куски мяса Ик и вознаграждал тех, кто отличился на  охоте. Затем и все остальные стали хватать мясо и жадно есть.  Пожилые, слабые и совсем юные соплеменники, устроившиеся вдали,  терпеливо ждали, пока  остальные наедятся и передадут им мясо

Насытившись, племя сгрудилось вокруг костра. Довольные женщины принялись приплясывать, издавая гортанные звуки,  а главная женщина Си отбивала такт ударами палки по камню. Мужчины же демонстрировали свою удаль и силу. Вооружившись дротиками, они по очереди  тыкали ими в изображение быка почти в натуральную величину, выполненное углем на стене пещеры. Каждый  выкрикивал воинственное «хук» и стремился показать, что именно его удар явился смертельным для быка.

Это был древний ритуал, строго соблюдавшийся до и после охоты. Охотники  не видели разницы между настоящим животным и его образом на стене, и верили, что   точный удар по рисунку обязательно принесет  удачу на охоте.

Широкоплечий, с могучим торсом Эр по праву был лучшим охотником в племени.  Не считая, конечно,  самого Ика. Эр обладал не только силой, но и  умом и хитростью, благодаря чему охота с его участием всегда была успешной. Он умело расставлял соплеменников в засаде, знал, в какой момент нужно организовать атаку на животного, не боялся никого, даже пещерного медведя, которого ему удалось одолеть в нелегкой битве. Именно благодаря его подвигу племя получило возможность жить в этой просторной, сухой и уютной пещере.

Эр подошел к рисунку, но не вплотную, как  другие, а остановился в нескольких шагах от него. Огромный Ик – вождь племени – с недобрым выражением в глазах наблюдал  за ним. Между ними давно существовала то тайная, то открытая вражда. Они были братьями – сыновьями одной матери, но неизвестных отцов. Братьями по крови, но не по духу. Ику не нравилось, что соплеменники относились  к Эру почти так же, как к нему самому. Допустить такое вождь не мог. Править в племени должен только один. Увы, жгучая жажда единоличной власти с незапамятных времен одерживала вверх над  всеми иными чувствами.

Эр остановился в нескольких шагах от рисунка, поднял правую руку, откинул ее назад и бросил дротик. Тот  попал в грудь нарисованного быка и отскочил от стены. Теперь наступила очередь Ика. Он встал еще дальше от стены и резко метнул  копье. Удар его был более точным,  ближе к тому месту, где должно быть бычье  сердце.

Восторженный рев огласил пещеру. Ик, оскалив скошенный рот, бил себя кулаком по груди, демонстрируя всем, кто в племени самый сильный и ловкий. Женщины окружили вождя, показывая свою покорность и преклонение перед ним. Ик небрежно отстранил их  и направился в дальний угол пещеры, где, затаившись, сидела Лю.

Лю была  представительницей другого племени, взятая в плен несколько дней назад. Два племени сражались между собой за обладание огромной равниной, на которой паслись  стада травоядных животных. Племя Ика победило, вытеснив противника в дремучие леса. Лю не убили, так как  вождь посчитал ее неопасной. Она могла искусно выделывать шкуры убитых зверей, которые служили одеждой и постелью для обитателей племени, и это послужило некоей гарантией ее относительной безопасности.

Она была худенькой, невысокого роста, не обладающая большой силой. Мужчины племени не обращали на нее внимания, так как она не соответствовала качествам,  присущим  местным женщинам, которые были крупными, с хорошо развитой мускулатурой. Обычно она тихо сидела в глубине пещеры с расширенными от постоянного страха глазами. Иногда ей кидали обглоданные кости, но чаще она питалась кореньями и плодами, которые ловко умела находить, выходя из пещеры по ночам, когда все засыпали. Спала она также отдельно от всех  в углу пещеры за выступом.

Еще она отличалась тем, что свои длинные волосы заплетала в косы, что было совершенно незнакомо местным женщинам, носившим запутанные космы. У Лю был гребень, сделанный из кости, но его отобрала в самый первый день главная женщина племени по имени Си. Лю потом наблюдала, как она, морщась от боли, пыталась  неумелыми движениями расчесать гребнем свои волосы. Скоро ей это надоело. Правда, гребень она не выбросила, а на шнурке повесила себе на грудь как украшение.

В какой-то вечер Си подошла к Лю, села рядом, подала  гребень, показала жестом  на косы, велев сделать и ей такие же. Лю долго и тщательно расчесывала волосы Си, стараясь не делать ей больно, так как при каждом неловком движении Си больно щипала ее.  Наконец она заплела волосы Си в косы. Лицо той выразило удовлетворение,  и она  принесла Лю в качестве платы за услугу кусочек мяса. Позднее некоторые молодые женщины подходили к Лю и просили сделать косы и им.

Но  все это нисколько не меняло общего отношения женщин к Лю.  Они ее ненавидели и при любом случае всячески подчеркивали это.

Однажды, когда  мужчины и женщины племени ушли на охоту,  а Эр остался сторожить пещеру, он подошел к тому месту, где сидела  Лю, и остановился перед ней. Лю вся сжалась, обхватив колени руками  и опустив голову на грудь. Эр положил свою руку на плечо Лю и сдавил его ладонью. Она в страхе закрыла глаза, и дрожь прошла по всему ее  телу. Эр рассмеялся, оскалив крупные зубы. И отошел.

С  тех пор что-то изменилось. Убив очередного зверя Эр, по обычаю, лучшие куски  мяса всегда отдавал вождю племени. А тот уже вознаграждал ими того, кого считал достойным. Но теперь Эр припрятывал небольшой кусок, а потом тайком приносил его Лю и молча сидел рядом, пока она ела. Он знал, что племени это не понравится, и если его поступок обнаружится, то девушке не поздоровится. Но нечто непонятное  влекло его к ней.

Постепенно Лю привыкла к Эру, и он видел  благодарный взгляд ее огромных глаз, когда давал ей копченое мясо. Как-то на охоте Эр получил травму руки, и кровь долго не останавливалась. Лю приложила к ране какую-то траву, и о чудо! – она быстро зажила.

Эру нравился ее голос. У женщин его племени голоса были грубые, отрывистые, как и у мужчин. Из  уст же Лю доносился нежный и журчащий звук, как будто в горле  был ручей. И взгляд  был не злой, не жесткий. И улыбалась она, не скаля зубы и лишь слегка раздвинув губы.

Но однажды вождь Ик обнаружил его проделки. Когда Эр  ночью в очередной раз принес Лю мясо, Ик подошел к нему сзади и сильно толкнул. От неожиданности Эр упал. Ик поднял над головой Лю огромную суховатую палку с острым каменным наконечником, которую всегда носил с собой, и готов был обрушить  ее на голову девушки. Но Эр, моментально вскочив  на ноги,  крепко схватил палку правой рукой. Так злобно глядя друг на друга, они стояли несколько мгновений. Проснувшееся племя собралось вокруг них в ожидании развязки. По силе оба соперника не уступали друг другу, и Ик, поняв, что победы может и не быть, опустил палку. Он отступил до поры до времени.

И вот  момент мести наступил. Ик подошел к девушке, схватил ее за руку и буквально выкинул на середину пещеры. Она упала навзничь недалеко от костра. Ик неторопливо подошел  к ней и наклонился. Его намерение было понятным.  Мужчины с  жадным любопытством придвинулись поближе, женщины со злорадством стали испускать крики.

Вообще открытые   половые отношения были в племени в порядке вещей. Полная сексуальная власть принадлежала вождю, и ни одна женщина не смела ему перечить. Впрочем, любая рада была  подчиниться, ибо это могло дать ей некоторую привилегию и более вкусный кусок пищи.  Другие мужские особи тоже не оставались в накладе. Каждый  мужчина считался мужем всех женщин, и каждая женщина  –  женой всех мужчин. Ревности и борьбы между мужчинами за женщину не было, коллективный  секс  обычно имел место после удачной охоты и сытной трапезы. Впрочем, женщины, по силе не уступавшие мужчинам, при случае могли дать отпор. Детишки считались общим достоянием племени   и заботой  его женской половины. У них были матери,  но не было конкретных отцов. Или точнее, все мужчины как бы  считались отцами. Любой мальчик мог подойти к любому мужчине и, например, попросить его показать, как выточить из камня нож или наконечник для стрелы.

Сейчас Ик собирался еще раз утвердить свою власть, пожелав на глазах у всех совокупиться с Лю. Но самое главное – унизить своего врага Эра. Весь пылая от гнева, Эр  бросился было к Ику. Но никто не одобрил его опрометчивого поступка. Более того, соплеменники окружили его, схватили и повалили на камни. Ик возле пылающего костра со злобной усмешкой  грубо и бесцеремонно овладел Лю. Обессиленная, она с трудом отползла в темный угол пещеры.

Потом состоялась общая сходка племени. Все понимали, что чужая девушка стала предметом раздора между двумя самыми сильными мужчинами.   А это было смертельно опасным для существования племени. И все посчитали, что нужно убить девушку.

А вот по поводу наказания Эра, дважды поднявшего руку на вождя, общего мнения не было. Он был нужен племени. Последнее слово оставалось за Иком. И он принял решение – Эр должен сам убить Лю, а затем пойти на охоту и принести тушу быка. Это было чрезвычайно опасным предприятием – в одиночку на мощного быка никогда не охотились.

Взяв копье и палицу, Эр пошел в угол пещеры, где в ужасе сидела Лю. Схватив девушку за волосы, он поднял ее на ноги и почти волоком потащил к краю пещеры. Здесь на каменной площадке, он поставил девушку на колени и поднял над головой палицу. Страшный удар сейчас обрушится на голову Лю и разобьет вдребезги ее череп.

Но Эр медлил. Противоречивые чувства владели им. Он – кровь от крови, плоть от плоти  этого племени, неотъемлемая часть его и, не раздумывая, должен подчиняться решению вождя. Таков  был закон, и он неукоснительно соблюдался. Нарушение каралось смертью. В иной ситуации Эр бы не колебался.

Однако Эру не просто было жалко беззащитную Лю. Он, глядя, как Ик глумился над девушкой, испытал  огромное мучение, которое переросло в  ненависть к вождю. И  сейчас Лю, покорно стоявшая перед ним на коленях и безропотно ожидавшая свой участи, пробудила в нем новые чувства. Он оглянулся вглубь  пещеры, откуда за ним следили десятки блестящих  глаз.

И вдруг Эр сделал то, что не ожидал никто,  да, пожалуй, и он сам от себя. Внезапно схватив девушку и  запрокинув ее себе на плечо, он кинулся бежать вниз по узкой дорожке.

Эр знал, что опомнившееся племя, бросится за ним в погоню, и тогда ему и Лю не сдобровать. Но, будучи опытным охотником, он умел запутывать следы. Скрываясь в густых кустах, он двигался не по прямой, а  сначала вдоль ручья, а затем по берегу реки,  прямо к плоту, который  племя использовало для рыбной ловли.

Опущенная на землю Лю покорно следовала за ним. Худая и по виду физически совсем некрепкая, она ни на шаг не отступала от него. Эр удивлялся ее выносливости. Когда они поплыли на плоту, она усиленно гребла плоским концом широкой палки.

Находясь на середине реки, Эр видел, как  его родное  племя, угрожающе размахивая руками и копьями, сгрудилось на берегу, и тоска сжала его сердце. Но он знал, что обратного пути нет.

Они плыли почти до самого вечера, когда, наконец, после очередного поворота реки  плот пристал к берегу. На гористом берегу была небольшая пещера, о которой знал только Эр. Он оттолкнул плот, и тот, охваченный течением, стал удаляться. Последняя нить, связывающая Эра с племенем исчезла.

Но, странно, Эр об этом теперь совсем не думал. Вместе с Лю он стал подниматься на гору, где за большими валунами прятался узкий вход в его охотничью пещеру. Там, в темной глубине журчал ручей с холодной и чистой водой, а в кожаной сумке хранился запас копченого мяса. Здесь же за камнями было спрятано оружие –  дротики, тяжелая палица и каменный топор. Любопытство толкало Эра уходить на несколько дней, а то и недель все дальше от места обитания племени, чтобы поохотиться или  поискать новые  благодатные земли. Грот же служил ему местом для отдыха.

Теперь ему предстояло жить здесь вместе с Лю.   И если раньше он не представлял себя и свою жизнь отдельно от племени, то теперь должен будет приспосабливаться к новым условиям.

 

***

 

Двое межгалактических путешественников Этна и Утан включили автоматическую систему гравитационной левитации, уравняли скорость  движения  космолета со скоростью вращения Земли,  и словно зависли в космосе. Так, на небе появилась новая  звездочка. Конечно, с земли ее никто не заметил: время наблюдения за небом еще не наступило. А вот с новой «звездочки» за землянами следили очень даже внимательно и с большим интересом.

–   Эти двое совершили подвиг, –  задумчиво сказала  Этна,  не отрываясь от экрана. –   Пожалуй, даже настоящую революцию, о чем они, конечно,  даже не догадываются.  Они нарушили систему, не менявшуюся веками. Они становятся зачинателями нового уклада жизни. Уверена, они поднимутся на иную ступень развития.

–  О чем ты говоришь! – воскликнул Утан, выключив свой экран. –  О каком  подвиге! Что в суровых условиях, в этих диких местах, кишащих хищниками и врагами, могут сделать двое слабых людей?  Да они просто погибнут от голода. Кстати, новое отнюдь не значит  более совершенное. Нередко  оно, это новое, может быть гораздо хуже прежнего.

– Нет, они  отнюдь не беспомощные и слабые. Эр доказал, что он способен на самоотверженные поступки. Кроме того, он удачливый и умелый охотник. Проследим, как их жизнь будет развиваться дальше. Нам чрезвычайно повезло, мы стали свидетелями важных событий за  этой планете.

– И в чем  же заключается их революция? – спросил недоверчивый Утан.

– Как в чем? – удивилась Этна. – Эр переступил закон, определявший жизнь людей многие сотни, если не тысячи лет. И еще, он ощутил несправедливость вождя, то есть власти, и восстал против нее. Это чрезвычайно знаменательно. Двое, пусть неосознанно и  по воле случая, решили выделиться и жить по-иному. Старый регулирующий закон умирает, да здравствует новый! Чтобы шло развитие, нужно, чтобы условия менялись. Это мы и наблюдаем в данном случае.

– Ну-ну, посмотрим, – усмехнулся Утан. – Такие дифирамбы поешь, прямо заслушаешься.

– Вот всегда ты такой, – выдохнула  Этна. – Вечный пессимист. Наш биозометр, позволяющий определять наличие разумной жизни в любой точке Вселенной, указал на эту планету под названием Земля. И мы примчались  сюда.  Не так много во Вселенной планет с разумной жизнью. Здесь мы видим именно начальную ее стадию. Это  чрезвычайно интересно. Теперь у нас есть недостающее раньше звено, которое позволит нам сформулировать общий закон развития разумной жизни во Вселенной.

– Не согласен! – воскликнул Утан. – Просто я не любитель скоропалительных выводов. Единичный случай еще ничего не значит.

–  Если даже Эр погибнет, не в силах противостоять природе, все равно он совершил подвиг. За ним с течением времени последуют остальные. А первому всегда тяжело.

И Этна вздохнула. Утан подозрительно взглянул на нее:

– Прекрасно понимаю, к чему ты клонишь. Но мы не имеем  права помогать им, как  бы тебе этого не хотелось. Их развитие должно идти своим,  естественным путем. Эволюция и никаких рывков.  Вспомни, как много  сотен лет назад наши предки решили помочь растущей цивилизации на планете Эгидна  в созвездии Лебедя. Они передали им новейшие технологии, к которым  те не были готовы. И что из этого вышло? Эгидниты разделились на два враждебных лагеря и стали воевать друг с другом. В результате ядерной войны они не только уничтожили себя, но и раскололи на части планету. Безвозвратно исчезла и цивилизация,  и  планета. Увы, увы…

– Да я знаю! – нехотя согласилась Этна.

 

Глава 2

 Лю-Лю

 

Эру не привыкать охотиться в одиночку, но когда он жил в племени, то всегда ощущал его поддержку. Он никогда не выделял себя из общины. Она – центр всей жизни,   она устанавливала правила и поддерживала извечный порядок. Община придавала Эру чувство  уверенности и спокойствия. Теперь же вся ответственность за жизнь свою и Лю лежала только на нем одном.

Эр прекрасно помнил  тот первый вечер после побега, когда он, высекая искры ударами двух камней, сначала запалил сухие травинки, а потом сумел зажечь костер и  мрачно сидел возле него. Тревожные мысли кусали его, словно слепни в знойный день, и отделаться от них было невозможно.

Вдруг Эр почувствовал на своем плече руку Лю. Она провела ладонью по его плечу,  спустилась вниз  к запястью и слегка сжала его пальцы. Эр обернулся и увидел прямо перед собой широко распахнутые и странно неподвижные глаза Лю. Она слегка потянула его за руку. Он поднялся с камня,  и Лю повела его за собой в угол пещеры, где была разложена шкура медведя, когда-то убитого Эром.

Ладонь в ладонь, пальцы в пальцы. Двое лежали, объятые страстью в едином порыве,  и не существовало силы, которая могла бы сейчас оторвать их друг от друга.

– Лю-лю, Лю-лю, – повторял Эр не в состоянии выразить словами охватившее его чувство. Их, этих слов, в лексиконе его племени никогда не существовало. Чувство было  мощным, пронзавшим насквозь,  непомерно сладким и приятным. И оно было вызвано этой  самой Лю.

А ведь было время, когда  он совсем не обращал на нее внимание. Зачем? – он самец,  добытчик, смелый убийца диких зверей. Разве могла маленькая женщина сравниться с его силой? Но теперь Эр неожиданно ощутил, что она, эта хрупкая Лю, обладает каким-то удивительным  и непонятным могуществом, отличным от той силы, которой владел он, и  противиться ей он не может и не хочет.

Он тяжело и прерывисто дышал,  неловко трогая  руками ее плечи и волосы. Потом неожиданно для себя склонил голову к ее лицу, лизнул ее щеку и верхнюю губу. От неожиданности Лю отпрянула, но тут же ее лицо выразило удовлетворение, и она тоже лизнула  щеки Эра. И прижала свои губы к его  вытянутым губам.  Потом обвила гибкими, как лианы руками,  его крепкую шею.

У Эра в племени не было недостатка в женщинах. Вожделение, которое  периодически вспыхивало, моментально исчезало после быстрого спаривания, и женщина больше его не интересовала. Возможные последствия такого соития – беременность и роды – это удел женщины, но только не забота настоящего мужчины, у которого совсем другие дела.

Теперь  же с Лю почему-то все было по-другому. Он впервые услышал, как из его губ вырываются сладкие  стоны, хотя раньше никогда этого не делал. Эру было хорошо, по-новому хорошо. Такое состояние длилось долго,  почти до бесконечности. Эр  набирался другой,  неведомой ранее силой, словно она передалась ему от Лю.

– Эр всегда будет защищать Лю, – сказал он, лежа на медвежьей шкуре и обнимая прижавшуюся к нему молодую женщину.

Печаль  и сомнения ушли от него, он снова почувствовал уверенность в себе.

Рано утром Эр, взяв дротики и палицу, спустился вниз, к реке и спрятался на берегу в кустах. Он знал, что по ту сторону гор раскинулась обширная равнина, на которой паслись стада бизонов, диких лошадей и коз, но охотиться там на них в одиночку  –  бесполезное дело. Однако очень скоро они  придут на водопой.

Стадо  бизонов не спеша подошло к реке. Эти крупные животные не опасались хищников, зная, что на стадо те  не нападут. Битва с сильными быками  часто оканчивалась поражением хищника – будь то волки, леопарды или даже львы и тигры. Самцы-быки дружно вставали  в круг, защищая детенышей и самок, свирепо выставив мощные  лбы с толстыми рогами и крепко упершись о землю короткими ногами. Не раз хищник отползал  умирать в кустах со вспоротым  животом или растоптанный   мощными копытами.

Напившись и накупавшись,  бизоны степенно удалились. Эр продолжал ждать.

Их место возле реки заняли  пугливые дикие лошади. Зайдя по колено в воду,  они торопливо пили и от страха прядали кончиками ушей. Эр не тронул их, продолжая терпеливо ожидать.

Наконец на берег выскочило стадо диких  коз. Они осторожно подбежали к воде, и пока несколько животных  быстро утоляли жажду, другие    стояли на берегу, постоянно прислушиваясь, нюхая воздух и озираясь по сторонам, готовые при опасности тут же умчаться.  Потом сторожей сменяли уже напившиеся животные.

Одна коза подошла к кустам, где спрятался Эр, на расстояние нескольких шагов. И это оказалось достаточным для того, чтобы ее печальная судьба была решена. Эр, невидимый из-за кустов, встал во весь рост и сильно бросил дротик. Умение как всегда не подвело его. Дротик  глубоко вонзился в грудь козы, она успела только резко вскинуть голову и предсмертно вскрикнуть, как тут же рухнула на землю. Торопливый топот копыт указал на быстро разбегавшееся стадо.

Довольный Эр, взвалив тушку козы на плечи, не торопясь, поднимался на гору.  Он  думал о том, как обрадуется Лю, когда он принесет добычу

Уже войдя в пещеру, Эр услышал за спиной жалобное блеяние, и, оглянувшись, увидел в проходе  дрожащий  силуэт козленка – детеныша убитой им козы. Засмеявшись, он  показал на него Лю, затем подошел к козленку и поднял дубину, готовый обрушить ее на голову  животного.

–  Нет, – запротестовала Лю, подбегая к нему. – Эр не сделает этого.

Удивленный Эр опустил палку. Лю взяла обессиленного козленка на руки и отнесла в пещеру. Он тыкался влажным ртом в ее обнаженную грудь, и Лю поняла, что козленок голоден. Губы его обхватили сосок женщины, и он принялся смачно высасывать молоко.

Лю не дала Эру убить  козленка и находчиво  придумала, как его выходить. Она выкормила его своим молоком,  поочередно прижимая к груди то сынишку, то козленка. Маленький Од – так они назвали сына – настолько привык к козленку, что не расставался с ним даже ночью. На мягкой и теплой подстилке, которую изготовила Лю, соединив несколько шкур, хватило место всем. Днем Од и козленок весело играли друг с другом.

Подрастая,  козленок  превратился в шуструю козочку, которая, впрочем, не торопилась покидать понравившееся ей место. Ей устроили  из жердей загон возле грота, кормили свежей травой и ветками лиственных деревьев. Но однажды коза исчезла. Горе Ода было безутешным. Он постоянно плакал и даже игрушки – вырезанная Эром  из дерева фигурка козленка и погремушки из раковин – не успокаивали его. Лю молчала, а Эр не раз ворчливо повторял, что надо было вовремя зарезать козу, которая теперь, верно, стала добычей хищного зверя.

Но однажды, когда Эр и Лю в полдень  возвращались после посещения священного дерева, они, подходя к родной пещере, услышали не  привычный плач ребенка, а веселый  смех. У входа в грот на камнях сидел Од и, хохоча, руками хватал за рожки козу, которая осторожно и играючи бодала его. Эр и Лю поглядели друг на друга и улыбнулись. Женщина тут же спустилась  с горы на берег руки и нарвала целую охапку травы.

А совсем скоро  у козы появился козленок. Лю была чрезвычайно довольна, потому что коза  и козленок – это всегда под рукой запас  мяса  на трудный день.  К тому же коза стала давать молоко,  так что в рационе семьи появился совершенно новый продукт, которое пришелся по вкусу всем.

Наблюдательная Лю давно приметила полянку в лесу, на которой рос дикий ячмень. Осенью она собрала  созревшие колоски,  расчистила кусок мягкой земли возле реки и бросила в нее зерна. Весной площадка покрылась яркой лазурью вылезшей травы, которая к концу лету превратилась в колосья.

 

***

 

– Они постепенно переходят из состояния  людей, присваивающих природные  богатства, к  людям, их создающих, – восторженно говорила Этна. –  Они стали приручать  животных, осваивать земледелие. Это огромный  шаг вперед.

– Как  ты считаешь, о чем я сейчас подумал? – хитро улыбаясь, спросил Утан.  Их кресла  стояли спинками друг к другу, у каждого исследователя был свой экран, чтобы, не мешая другому, можно было выводить желаемое изображение, увеличивать его или уменьшать. Запись того, что происходило на Земле, велась непрерывно.

– Догадываюсь, – ответила Этна.

– И что же? – Утан повернул кресло в сторону женщины,  заранее уверенный в том, что она ответит неверно.

– Ты со своими сугубо рациональными взглядами подумал, что мы напрасно тратим время на этих полудиких людей, от которых для нас нет никакой пользы.

– А вот и нет, – торжествующе воскликнул Утан. – Я подумал о том, правильно ли мы – люди высшей  цивилизации – понимаем этих пещерных субъектов, ход их мыслей, мотивы поступков,  верно ли их оцениваем? То, что для нас аксиома, для них – непреодолимое препятствие. Они как маленькие  несмышленые щенки тыкаются носами во все щели и углы, падая в ямы и набивая шишки. Но и они для нас в какой-то степени чистая доска.

– Э-э, дорогой Утан, – укоризненно покачала головой Этна. – Вот что значит не любить  науку историю, а увлекаться только всякими техническими штучками. Мы не имеем права с высоты наших  знаний и понятий с превосходством смотреть на этих  землян. Ты совсем забыл, что  миллионы лет назад мы были такими же, как они. Законы развития разума носят универсальный характер. Эти первые люди набивают себе шишки, но только так они могут чему-то научиться.

– М-да…, – задумчиво произнес Утан. –  Ладно,  будем  наблюдать дальше.

 

Глава 3

 Нежданные гости

1

 

– Нас посетила медведица, – сказал   Эр. – Когда-то я убил ее сына. На его шкуре мы сейчас спим. Но она приходила на то место, где я бился с медведем. Она долго ревела и  запомнила мой запах.  Теперь нашла меня и пришла мстить.

Медведица, грозно рыча, атаковала  их жилище рано утром. К счастью, лаз был узкий, и медведица смогла только просунуть внутрь часть своей морды. Но умное животное  стало раскидывать камни, расширяя вход. Эр сумел отогнать зверя  только тогда,  когда принялся кидать в него раскаленные головешки из костра.

Пещерный медведь – грозный и огромный зверь, когда он вставал на задние лапы, то мог достигать высоты в полтора, а то и два человеческих роста.  А еще  он злопамятный и расчетливый. Если  кто-то причинит ему вред, то медведь будет долго об этом помнить и при удобном случае отомстит.

– Однако Эр не боится медведицы, –   грозно закричал Эр.

– Эр обязательно убьет медведицу, –  поддержала  мужа Лю. – Он самый сильный и смелый, и Лю гордится им.

Взяв тяжелую палицу и несколько дротиков, Эр выбрался из грота. Зная коварный характер этих животных, Эр понимал, что  медведица находится  где-то неподалеку и ожидает  подходящего момента, чтобы напасть на него.

Медленно  шагая вдоль склона, Эр зорко оглядывался по сторонам, часто останавливался, поворачиваясь лицом к ветру и глубоко вдыхая воздух. Скоро он дошел до ущелья, которое разделяло гору на две неравные части,  и здесь почувствовал слабый запах медведя. Теперь ему надо быть особенно осторожным. Пещерные медведи обладают чутким нюхом и приличной скоростью. Но Эр знал – эти звери хорошо бегают по прямой, но на ходу достаточно неповоротливы. Спасаясь от них, надо быстро и резко менять направление движения.

Медведицу он увидел на краю леса, где она лакомилась сочной травой. Медведи, как и люди, всеядны: едят мясо, но могут довольствоваться и растительной пищей. Поскольку ветер  дул в  сторону Эра, медведица его не почуяла. Он остановился в несколько десятков шагов от зверя, громко закричал и стал потрясать копьем. Медведица поднялась на задние лапы, увидела Эра, страшно зарычала и бросилась к нему.

Эр помчался к горе. Но бежал он не на полной скорости, и зверь быстро настигал его. Когда расстояние между ними не превышало  двух десятков  шагов, Эр резко остановился, бросил дротик в  медведицу и отпрянул в сторону каменной гряды. Дротик попал в голову медведица, но как-то вскользь, не причинив ей вреда. Однако от неожиданности она замедлила бег, и этого момента хватило Эру, чтобы быстро подняться на огромный выступ.

Медведица ринулась было за ним, но ей было нелегко подниматься, так как склон  был завален мелкими камнями, которые горохом покатились из-под ее  тяжелых лап. И, как она ни старалась, не смогла одолеть пространство, отделявшее ее от Эра. Разъяренная медведица встала  во весь рост, и  ее морда оказалась вровень с ногами Эра. Она  попыталась достать его  огромной лапой,  но он  успел отпрянуть назад.

Эр  метнул в нее второй дротик, животное отмахнулось от него, словно от комара. Тогда, улучив момент,  он подскочил к самому краю, поднял палицу и обрушил ее на голову зверя. Медведица отбила первый его удар. Но  чтобы  удержать равновесие на скользких камнях, ей приходилось придерживаться одной лапой за выступ. И это делало ее неповоротливой. Второй удар палицей достиг своей цели, он пришелся по темени зверя. Оглушенная медведица, как бы в удивлении замерла на месте, еще один удар заставил ее пошатнуться, а следующий свалил с ног.

Эр долго стоял перед неподвижным телом медведицы. После того как азарт борьбы исчез, он к своему удивлению не испытывал радости от победы. Чувство неудовлетворенности вдруг охватило его.

Эр вернулся домой удрученный.

– Что с тобой? – удивленно спросила его Лю.

– Я убил медведицу.

–  Ты совершил великий подвиг. Никто кроме тебя не сделает такого. Я горжусь моим мужем.

– Нет, –  грустно покачал головой Эр. – Я совершил большую ошибку. Сначала я просто так убил молодого медведя. Не потому что голодал, а чтобы всем показать, какой я сильный и ловкий. Если бы я этого не сделал, то медведица не пришла бы мстить. И теперь я вынужден был убить и ее.

Поздним вечером Эр долго сидел перед входом в пещеру. Была ясная ночь, и небо рассыпало миллионы звезд. Задрав голову. Эр долго наблюдал за  ними. Кто и зачем зажигал эти маленькие точки? Какая от них польза? Луна ночью освещает путь, солнце днем греет и светит, а что делают эти маленькие светящие точки? Некоторые звезды срывались с неба и, прочертив линию, падали на землю. Эр вообразил, как кто-то могущественный собирает огромной ладонью звездочки и разбрасывает их. На земле они превращаются в  маленьких светлячков, которых он видел на берегу реки.

Вдруг он заметил, что одна звездочка  стала подниматься вверх и промчалась по небу, за ней тянулся огненный шлейф. Он долго следил за ней взглядом, пока она не исчезла. Неожиданно что-то словно толкнуло его. Внимательно всматриваясь в небо, он в рисунке некоторых звезд, расположенных почти вертикально над его головой, увидел знакомый образ. С затаенным дыханием  и большим интересом он стал вникать в него. Туда как раз и умчалась непонятная звезда с хвостом.

– У-у-у, – воодушевленно закричал Эр, вскакивая с камня.

Он побежал в пещеру, схватил уголек и на стене, слабо освещенной огнем от костра, стал наносить точки в таком же порядке, как  располагались звездочки, увиденные им на небе. Несколько раз он выбегал на улицу и снова вглядывался в небо, потом стирал и заново наносил точки. Наконец он соединил их сплошной линией и отошел на несколько шагов назад, разглядывая полученный рисунок.

Эр позвал Лю, которая укачивала ребенка.

– Лю, – гордо сказал он. – Гляди, медведица, которую я убил, не умерла. Она вознеслась на небо. Вот голова, туловище,  лапы, а это хвост. Пойдем, я тебе покажу.

Они вышли из пещеры. Эр поднял к небу руку.

– Гляди, вот она Большая медведица.

Он встал на колени и поднял обе руки к созвездию.

– Я буду просить у нее прощения. И ты проси.

Лю сделала то же самое.

На следующий день Эр и Лю пришли к своему святилищу – огромному  дубу, где разожгли костер и положили в него кости убитой медведицы, принеся их в жертву великим духам, живущим на небе. В глубине пещеры Эр сделал из камней склеп, куда спрятал священный теперь череп медведицы. Он  был уверен: отныне она станет защищать его жилище от разных врагов.

Но, на всякий случай, площадку перед входом в грот он огородил заостренными бревнами, поставив их вертикально, вплотную друг к другу.

 

2

 

Вечерами, когда темнота опускалась на землю, Эр и Лю сидели в теплой пещере, освещенной пламенем костра, и чувствовали себя в безопасности. Лю, удобно устроившись на мягкой шкуре и скрестив ноги, держала на руках сына и убаюкивала его. Наклонившись к  его личику  и раскачиваясь из стороны в сторону,  она что-то тихо  и протяжно напевала.

У нее был мягкий и певучий голос.  Лю легко  играла и вибрировала  им, и Эр любил вслушиваться, как она поет. В интонациях ее голоса чудилось легкое чирикание птичек, журчание ручья, грозный шум ветра в бору, рычание хищного зверя, мягкий шелест дождя. И Эру казалось, что его сердце  под влиянием ее пения то поднималось ввысь, то падало в пропасть,  то наполнялось нежностью, а то и мужеством и отвагой. Как это у нее получалось? Как она могла вытворять голосом такое, что внутри все переворачивалось? Сам он умел мощно кричать, да  так, что легко устрашал хищного зверя или врага, но здесь было совсем  другое. Голос Лю совсем не пугал, а наоборот, его хотелось слушать снова и снова. Эр, вытачивая дротик или закрепляя сухожилием наконечник на копье, пытался подражать ей, но из его непослушного горла вырывались  только короткие  или продолжительные хриплые  звуки.

Сейчас она напевала о  могущественных духах, которые живут  в реке, в лесу, в горах, на небе и под землей, и просила, чтобы они  всегда защищали  ее сына. Од, как будто понимая о чем идет речь, слушал ее серьезно и внимательно, а потом, убаюканный,  сладко засыпал. Он тоже чувствовал себя в полной безопасности.

Лю,  уложив сына спать, уходила в дальнюю  и узкую часть пещеры, где   в слабо освещенной полутьме проводила  какое-то время с духами. С ними у Лю были особые отношения. Она нашла у подножия горы желтую глину, которую высушивала и растирала камнем в порошок. Затем в большую раковину наливала кровь убитого животного,  разводила в ней порошок и на стенах пещеры щепкой или метелкой из сухой травы  делала диковинные рисунки. Обычно это  были изображения  зверей или странных тел с головами животных или птиц. Перед  каждым из них Лю ставила небольшой камень с углублением, на котором  тлел высушенный пучок травы, издававший сладковатый запах. Эр, находясь в другом конце пещеры, ощущал это странное благовоние и испытывал легкое головокружение.

Стройная и гибкая  Лю выходила из глубины пещеры легкой походкой, распустив пышные волосы, и Эр начинал испытывать особое волнение. Не шелохнувшись, он смотрел, как Лю подходит к нему, садится напротив и ее  широко открытые глаза призывно устремляются  на него. «Сейчас у нас будет Лю-Лю», – радостно думал он.  Ему  нравилось, как ее губы соприкасаются с его губами, а  острые коготки   ногтей впиваются в  спину. Бесстрашное сердце Эра в такие минуты становилось мягким и податливым, как глина.

С тех пор, как Лю и Эр стали жить вместе, у них появилось много совместных привычек, но именно эта нравилась Эру больше всего. Обряд, который  повторялся у них каждую ночь и  который он стал называть, как и в тот первый раз, –  «Лю-Лю».

Эр вырезал из кости фигурку женщины – так он увековечил свою любимую жену.  Она  хранительница огня и хозяйка очага,  а он – ее мужчина, добытчик и  страж. Он сделал дырочку на плече куклы, привязал ремешок, вырезанный из  бычьей кожи,  и стал носить на шее – как оберег и  талисман.

Осенью Эр  заготовил много мяса. Он уже знал, что лучше оно хранится, если его разрезать на полоски, высушить или подкоптить и держать возле студеного ручья в самом дальнем конце пещеры, где одинаково холодно и зимой, и летом. Еще хорошо в зимнюю стужу замораживать мясо, так оно, не портясь, сохранялось до самой весны. Лю за осень сделала большой запас желудей, грибов, разных трав и кореньев, а также колосьев ячменя.

Эр был доволен – еды  ему, Лю и сыну хватит надолго. Врагов у него не было, хищных зверей он не боялся, а духи, которых он и Лю  не забывали щедро одаривать,  благоволили к нему.

Однажды поздно вечером, когда Лю, усыпив сына, сшивала  небольшие куски волчьего меха, которые Эр и  Лю надевали зимой на ноги, чтобы они не мерзли, а Эр задумчиво сидел возле костра, у входа появилась чья-то фигура. Надо сказать, что животное попасть в пещеру, защищенную стеной из заостренных бревен, не могло. Чтобы войти во двор надо вытащить из забора два потайных бревна, о чем знали только обитатели пещеры. Именно так защищали свое жилище люди из бывшего племени  Эра. Поэтому тот, кто вошел  сейчас в пещеру, был знаком с такой конструкцией ограждения.

Лю беспокойно взглянула на мужа. Сегодня ей не повезло, при вечерней трапезе она выронила  из рук широкую дощечку, которой вытаскивала из углей кусок прожаренного мяса. Это  была плохая примета, в прошлый раз, когда она так же уронила дощечку, в их пещеру пыталась забраться свирепая медведица.  Вот и опять – тревога Лю оказалась не напрасной – покой семьи был кем-то нарушен.

Эр, вытащив из костра горящую ветку, поднял ее над собой, и подошел к  пришельцу. Он узнал в нем своего соплеменника  по имени Аф.

Пришелец был худ, и глаза его лихорадочно блестели. Носом он чуял ароматный запах жареного мяса и жадно втягивал в себя воздух. Эр понял, что Аф голоден. Он пригласил его к костру. Пока нежданный гость насыщался, Эр не проронил ни слова, сидя напротив него на шкуре.

– Аф благодарит Эра за пищу, – наконец произнес пришелец, поднося  правую ладонь к груди.

Эр кивнул в знак того, что принимает благодарность.

– Аф должен сказать Эру важные слова.

Эр снова кивнул головой, давая понять, что готов выслушать.

Аф покосился на Лю, которая села рядом с мужем. В племени не принято было обсуждать серьезные дела в присутствии женщин, но сейчас Эр промолчал. Аф чуть подумал,  потом стал говорить.

– Эр, тебя хочет убить Ик. Скоро он приведет сюда племя.

Ни один мускул не дрогнул на лице Эра.

–  Когда он придет? – спросил он.

–  Ночь-день, ночь-день.

В глазах Лю  появилась сильная тревога.

– Эр не боится Ика, – сказал успокаивающе Эр, беря жену за руку.

Аф добавил, снова покосясь на женщину.

– Аф хочет что-то еще важное сказать, но пусть Лю отойдет.

Лю категорически помотала головой, выражая явное несогласие.

– Говори, – потребовал Эр.

– Ик сказал, что будет мстить за Лю, которую он  решил взять себе в жены.

У Эра сжались кулаки, а на лице заходили желваки.

– Лю никогда не была и не будет женой Ика, – сурово сказал он.

Аф снова помолчал, потом произнес не свойственную ему длинную речь.  Когда говорил, то часто слов ему не хватало, и он, чтобы быть понятым, помогал себе  энергичным жестикулированием:

– Племя разделилось: одни пойдут с Иком сюда, другие не хотят. Ик очень зол. Он захватил себе всех  молодых женщин племени, за ними строго следит старуха Си. Остальные мужчины без его разрешения не могут брать себе жен. Он заставляет мужчин работать на себя, отнимает большую часть добычи. Он огородил часть пещеры, складывая туда добытые богатства. Умирают больные и старые,  так как Ик считает, что  они обуза для племени, и дает им совсем мало еды. Многие недовольны, но они боятся жестокого Ика. Его всегда охраняют несколько сильных мужчин, которых он щедро одаривает. По его приказу они наказывают недовольных, избивая их на глазах у всех. Некоторых он публично казнил, распоров им животы, чтобы они  умирали  не сразу, а долго мучились. Я решил бежать и предупредить тебя. Кто-то узнал, где ты прячешься.

Эр помнил, что Аф  в племени  особо ничем не выделялся, был тщедушный и низкорослый, тихий и малословный. Не обладая большой физической силой, он не пользовался авторитетом. Хотя Эр помнил, что нередко Аф высказывал  дельные мысли, но его мало кто слушал. Похоже, жестокий Ик сделал жизнь в племени  настолько  невыносимой, что даже несмелый Аф решился на такой опрометчивый шаг, как побег из племени.

– Хорошо, Аф. Ты можешь остаться в моей пещере, – сказал Эр.

Повеселевший Аф в знак особой благодарности подарил Эру большой бычий рог, у которого был отпилен кончик. Если в него подуть, то рог издавал пронзительный рев, от которого болели уши. Подарок так понравился Эру, что он весь вечер  забавлялся им, пока Лю, недовольная тем, что он разбудил сына, не отобрала  рог.  Тогда Эр, взяв у нее забавный инструмент, вышел из пещеры, и долго среди ночи, пугая ночных зверей, звучали грозные и боевые,  призывные и заунывные ноты. Эр был горд, он мог теперь не хуже Лю, нет, даже гораздо громче ее, издавать разные звуки.

***

– Я удивляюсь тому, насколько быстро они цивилизуются, –  радовалась Этна. – Стоило Эру разорвать замкнутый круг вековых привычек и обычаев,  на которых зиждилась жизнь племени,  как открытия посыпались, словно  из рога изобилия.

– Тебя, похоже,  вдохновили на новые восхваления звуки рога, которые выводил Эр, – насмешливо сказал Утан.

– Ничего подобного, – запротестовала Этна. – Они вышли за рамки просто физиологических потребностей. Посмотри, чего они достигли за короткое время: у них появились зачатки живописи, пения, музыки. Они стали интересоваться окружающим миром,  они пытаются понять его и осознать себя в нем. Наконец, они устремили свой взор к небу.

– А ты знаешь, где-то я даже завидую Эру, – вдруг грустно заметил Утан. – Мы давно овладели всеми видами энергии, существующей во Вселенной,   мы рационально используем ее, ровно столько, сколько нам нужно, чтобы не нарушился баланс. Мы давно поняли суть черных дыр, раскрыли тайны темной  энергии и  темной материи, их функционирования и взаимодействия. Нам покоряются законы времени  и пространства, мы можем легко  бороздить Вселенную, пронзая ее вдоль и поперек и оказываясь в любой ее точке. Мы наивысший разум мира.  Но…

– Что но…? – удивилась Эна.

– Есть единственный закон, который наша цивилизация так и не смогла разгадать. Но этот дикий Эр восхитительно им овладел.

– Что ты имеешь в виду? – подозрительно посмотрела на Утана женщина.

– Ты это прекрасно знаешь. Закон, согласно которому мужчина находит путь к сердцу женщины.

–  Послушай, дорогой Утан, –  с некоторой досадой  произнесла Этна. –  Опять ты за свое. В нашем космическом деле нет деления на мужчин и женщин, ты сам об этом не раз твердил.

– Теперь я понимаю, что был не прав. Но не теряю надежды, – вздохнул Утан.  – Однако меня все  же поражает, как и чем этот первобытный человек смог покорить женщину.

– Потому что он   любит ее.

– Я тебя тоже люблю.

– Он доказал свою любовь, совершая  благородные и героические поступки. Ради нее  готов был пожертвовать своей жизнью.

– Увы, в нашей суперцивилизации такое невозможно.  Наши сверсовершенные системы  безопасности не позволяют человеку  никакие риски.  Они все берут на себя. Что мне остается делать?

– Не знаю, не знаю, дорогой Утан, –  развела руками Этна. – Но мне кажется,  что достижения цивилизация в делах любви ничего не решают.

– Да, ты права. Мы  многого достигли,  но  не все противоречия можем  устранить, и одно из них  –  я тебя люблю, а ты меня нет. И с этим ни я, ни ты, ни человечество в целом ничего не могут поделать. Никогда  это противоречие объективно не разрешится, ибо любить по рассудку или по желанию невозможно. Вот поэтому я завидую этому Эру и  этой Лю, которые  разрешили его очень просто – взаимно любя друг друга. Хотя по уровню развития я и они – бездонная пропасть. Но то, что для них легко и просто, для меня – недостижимо. И в этом вся загвоздка.

Этна, лукаво взглянув на собеседника, вдруг  спросила:

– И давно ты меня любишь?

– Если брать за основу расчет земных лет, то несколько сотен. С того времени, когда мы стали с тобой путешествовать по Вселенной.

– И твоя любовь  за столь  долгое время нисколько не уменьшилась?

– Препятствия в любви только усиливают ее. Я на собственном опыте убедился в истинности слов древнего классика.

– Ого, ты и классику, оказывается, знаешь. Тогда скажи, а если бы препятствие исчезло и я ответила взаимностью, не  ослабла ли бы твоя любовь?  Ну, что ты молчишь?  А вот у Эра любовь   с течением времени совсем не уменьшилась.  А знаешь почему? Потому что он следует словам другого мудреца, сказанным на заре цивилизации: любовь – теорема, которую надо доказывать каждый день

– М-да…, – задумался Утан.

А Этна  добавила:

– Но меня беспокоит  другое. Между людьми одного и того же племени пошла  вражда. Добром это не кончится.

 

Глава 4

Сон Эра

 

– Сегодня ночью мне приснилось, будто я убил вождя  стада бизонов, – сказал Эр, когда  он, Лю и Аф, сидя возле костра, заканчивали утреннюю трапезу.

В огромных глазах  Лю, которая умела растолковывать сны,  вспыхнул огонек:

– Дорогой Эр – сказала торжественно она. – Твой сон означает только одно: если ты убьешь самого большого и сильного быка в стаде, то станешь вождем. В тебя вольется сила и мудрость вождя-быка.

– Вождем чего? – удивился Эр.

– Многие жалеют о том, что  ты покинул племя,  –  заметил как бы между прочим  Аф.

Эр прекрасно знал, насколько это опасное, почти невозможное дело – в одиночку убить мощного самца-бизона. Задумавшись, он вперил взгляд на огонь, потом перевел его на стену, на которой отблески пламени устроили веселую пляску. Он давно уловил волшебное свойство огня:  если долго глядеть на него, то он расчистит путь  мысли при тяжких раздумьях и покажет решение  непростых ситуаций.

– Я убью быка, – наконец твердо заявил он.

– Аф пойдет с тобой.

– Нет. Эр это должен сделать сам.

– Возьми рог и шкуру рыжей лисы, – посоветовал Аф. – Она поможет Эру одолеть быка, который не любит яркого цвета.

Стадо бизонов мирно паслось на обширной равнине. Когда Эр  осторожно стал приближаться к нему, то огромный бык с краю  грозно посмотрел на него. Эр замер, но едва бык снова принялся щипать траву,  сделал навстречу еще несколько шагов. Быку его маневр не понравился, он  поднял крупную голову с плотной шапкой волос между рогами и глухо заревел. Коровы, пасущиеся рядом с ним, насторожились.

Эр  стал размахивать  перед собой ярко рыжим мехом лисицы.  Бык  нервно застучал копытами, из его рта показалась пена, налитые злобой глаза уставились на бесстрашного охотника. Грозно замычав, опустив голову и выставив вперед рога, бизон галопом помчался на   него. Эр чувствовал, как земля дрожала под тяжестью бегущего мощного тела, готового сокрушить любого на его пути.

Ни один мускул не дрогнул на лице смельчака, вся его энергия как бы сосредоточилась в одной точке, в неподвижном взгляде, который устремился на быстро надвигающееся чудовище. Когда бык был всего в трех-четырех шагов от него, Эр резко отпрянул в сторону, отставив  чуть в сторону от себя лисий мех. Самец свирепо ринулся на  раздражающее его ярко рыжее пятно. Но охотник ловко сумел отвести правую руку  с мехом за спину, и бык промахнулся. Другой рукой Эр сумел воткнуть в его холку  острый дротик.

Разъяренный бык резко остановился,  развернулся и снова бросился на Эра. И опять промахнулся. Еще один дротик оказался в его туловище. Кровь полилась по телу животного. Но оно, словно не чувствуя боли,  очередной раз кинулось атаку. В этот раз Эр отбросил мех в сторону и, вооружившись дротиком и палицей, ожидал противника. С силой брошенное копье попало прямо в глаз быка. Взревев от   боли, с залитой кровью мордой, бык завертелся на месте и замотал головой.  Эр обрушил на нее палицей сокрушительный удар. Потом второй, третий…. Передние ноги быка надломились, несколько секунд он простоял на коленях, словно в раздумье, и рухнул на землю.

Эр торжествующе поднял вверх руки, затем достал подвешенный  на поясе  рог и победно затрубил. Испуганное стадо, подняв тучи пыли и сотрясая землю,  помчалось куда-то вдаль.

У подножья горы  показался Аф.  Он подбежал к Эру, его восхищенный взгляд сначала прошелся по охотнику, потом по поверженному животному. Приплясывая, Аф сделал несколько кругов вокруг тела бизона.

Теперь предстояло как-то  доставить тяжелейшую тушу к пещере. Разделывать ее здесь, чтобы потом по кускам перенести, было нельзя. Она быстро станет добычей промышлявших неподалеку волков и шакалов. Надо было что-то придумать.

И тут Аф снова проявил находчивость. Он выкатил из леса три бревна, и они с Эром перенесли их к убитому животному. Аф велел Эру приподнять голову бизона, а сам подсунул по нее  бревно. Затем оба с силой потянули на себя всю тушу. Бревно оказалось под грудью быка.

Аф  таким же способом подставил под его голову второе бревно, и снова они потянули тушу. Потом так же использовали третье бревно. Скоро туша лежала на всех трех бревнах. Эр подивился изобретательности напарника.

Уцепившись за рога и с силой упираясь ногами о землю, оба  медленно покатили  быка по бревнам.  Когда заднее бревно выскакивала из-под бизона, Аф перетаскивал его к голове. Так они подкатили тушу к подножию горы. Поднять ее  на крутую и скалистую гору было невозможно, но это Эра не беспокоило. До пещеры  оставалось несколько десятков шагов. Охотники привычными движениями быстро сняли шкуру бизона, топорами разделали  тушу на куски и к вечеру перетащили все мясо в пещеру.

Их встретила радостная Лю с ребенком на руках. Она с восторгом смотрела на мужа-победителя. Запасов мяса и жира теперь хватит на всю зиму, из шкуры она сошьет теплую одежду, а кости пойдут на новую посуду и ножи. Вечером был большой пир. Аф лакомился вкусным бычьим языком, и  повторял, что быть  Эру вождем большого племени.

На другое утро Эр и Аф принялись укреплять свою крепость. Сначала они натаскали кучу камней, чтобы сбрасывать их со склона на противника,  а  в заборе  Эр вырубил небольшие отверстия для более удобного наблюдения за местностью.

Сообразительный Аф придумал новый вид оружия – из сухожилий убитого накануне быка он сплел длинную веревку, в середине которой связал петлю. В нее вложил камень и стал  быстро раскручивать веревку над головой. Затем отпустил один ее конец. Камень, сделав в воздухе огромный полукруг, долетел до самой реки и упал в воду. Эр был в полном восторге. Та далеко никто еще не кидал камни.

Эр долго тренировался, раскручивая пращу и бросая камни с разного расстояния  в ствол дерева, пока не наловчился попадать в цель.

 

Глава 5

Нападение

 

В эту ночь охотники спали по очереди. Первая  половина прошла спокойно. Под утро Эра разбудил Аф и сказал:

– Аф пойдет к реке  и будет наблюдать. Он возьмет с собой рог.

Эр вышел на площадку перед гротом. Аф бесшумно спустился со склона и исчез в темноте.

Смутные чувства одолевали Эра, с одной стороны,  его сердце наполнялось боевым духом, а с другой – он не желал сражаться со своими соплеменниками. Чтобы избавиться от противоречивых чувств, он стал думать о своей любимой женщине Лю, которую он  должен защищать от коварного и безжалостного Ика.

Тревожный зов рога прервал его размышления. Спустя некоторое время появился запыхавшийся Аф.

– Они идут берегом реки, – произнес он.

– Много их?

Аф дважды показал разведенные пальцы на обеих руках.

Над рекой разгоралась  багровая заря. Она заполнила собой половину неба. Ее отблески отражались в реке, и казалось, что вся  эта сторона покрылась кровью. Она тревожила сердца отважных воинов, внимательно следивших за местностью, и одновременно наполняла их суровой решимостью.

Вдруг показалась одна фигура человека, затем другая. Они долго смотрели наверх, затем скрылись в кустах.  Зоркий глаз Эра узнал  в одном из них Ика. Вскоре с разных сторон появились две группы вооруженных людей, которые стали подниматься на гору. Но вот что было странным! Большая группа двигалась медленно и как бы нехотя. Более решительно вела себя меньшая группа из пяти человек. Ее вел Ик.

Раздвинув два бревна, Эр выбрался за пределы ограды. В руках он держал снаряженную пращу. Рядом с ним,  и тоже с пращой, оказался Аф.

–  Там, – Аф показал рукой в сторону малой группы, – охрана Ика. А остальные не хотят воевать с тобой. Гляди, они остановились.

Действительно,  большая группа воинов сбилась в кучу и что-то оживленно обсуждала. В середине нее  высокий  мужчина в меховой шапке показывал рукой в сторону пещеры. Маленькая же группа продолжала подниматься. Эр, сильно раскрутив пращу, выпустил первый камень. Он попал в грудь одного из нападавших, который от удара упал. Другой камень, пущенный Афом, просвистел возле головы Ика. Ошеломленные воины в недоумении остановились – на такое расстояние кидать камни они не умели.

– Ик, – закричал Эр, – зачем ты пришел сюда и привел воинов?

Ик вышел вперед. Он угрожающе размахивал дротиком. В  другой руке у него был короткий боевой топорик.

–. Эр нарушил законы племени. Ик убьет  трусливого Эра.

– Я не боюсь тебя. Но не желаю, чтобы гибли люди племени. Скажи, чего ты хочешь?

– Ты должен отдать жену, которую украл у меня. Ты должен сдаться, и пусть совет племени решит твою судьбу. Так  всегда делали наши предки.

Ик бросился вперед, увлекая за собой охрану. Брошенные сверху камни  снова попали в цель, еще два воина были выведены из строя. С Иком остался только один человек, все остальные в нерешительности стояли в стороне и наблюдали за исходом боя.

Эр затрубил в рог и закричал:

– Послушай, Ик, племя не хочет этой войны. Но я готов один на один сразиться с тобой. Если ты не трус, выходи на поединок.

Ик встал на высокий камень и, потрясая обеими руками, злобно кричал:

– Я убью тебя. Ты увел мою женщину.

– Это не твоя  женщина.  Она родила мне сына.

– Я не хочу принадлежать Ику, – испуганно промолвила Лю. Она стояла за оградой и через отверстие в заборе с тревогой  наблюдала за развивающимися событиями. Перед ней была груда камней, которые она готова была сбросить вниз.

– Не волнуйся, Лю. Эр не даст тебя в обиду, – ответил ей муж. – Он никому не отдаст тебя.

– Не слушая Ика, Эр, – произнес негромко Аф. – Он хитер и коварен. Мы легко одолеем его, находясь здесь.

– Не беспокойся, Аф. Победа будем за мной.

Эр, взяв короткое копье и палицу, пошел навстречу врагу. Ик ожидал его на ровной площадке, спустившись с камня. Волосатый с ног до головы он был похож на медведя. Его узкие глаза из-под нависших бровей злобно сверлили Эра. Ик знал силу своего пронзительного взгляда, от которого  у соплеменников от страха подкашивались ноги. Он гулко ударил себя по груди и оглушительно закричал. От его крика из дальних кустов выскочили два шакала, которые прятались там в надежде на  легкую добычу,  и со всех ног умчались в лес.

На расстоянии двадцати шагов противники  кинули друг в друга  дротики. Эр успел подставить палицу, и копье, не задев его, отскочило в сторону. Ик с такой силой ударил по дротику, что тот разлетелся на несколько кусков. Подняв над головой палицу, Эр медленно надвигался на Ика.

Преимущество Ика было в том, что боевой топорик весил гораздо меньше палицы, и это делало его владельца более подвижным. Ик держал топорик правой рукой, а другой вытащил из-за пояса каменный нож.

Тяжелой палицей можно  было нанести сокрушительный удар, только держа ее двумя руками.

Ик атаковал Эра то с одной, то с другой стороны, выжидая удобный момент.  Эр вынужден был отступать. Не увидев торчащего камня и оступившись, он чуть было не упал и на секунду потерял внимание, чем воспользовался его противник. Эр едва успел подставить палицу. Топор скользнул по ней и задел Эра по плечу. Показалась кровь.

Воодушевленный успехом Ик снова бросился на противника. Эр хладнокровно оборонялся

– Ик, а Ик, – насмешливо говорил он,  уклоняясь от ударов. – Ты за это  время сильно изменился. Нет в тебе прежней ловкости и меткости.

– У-у-у, – заревел Ик. – Я убью тебя, сдеру с тебя кожу и повешу ее на сук. Чтобы все видели, как я жестоко расправляюсь с врагами.

– Ик, ты забыл, что мы с тобой братья, – говорил Эр, отбиваясь палицей от наседавшего Ика.

– Ты  давно мне не брат.  Ты мой смертельный враг, и я не успокоюсь, пока не убью тебя.

Но, чем больше горячился Ик, тем спокойнее оборонялся Эр. В какой-то момент он выбил топор из рук Ика. Выставив вперед нож, обезумевший Ик бросился на брата. Ловко увернувшись, Эр нанес еще один удар палицей. И вот уже Ик лежит на земле, а Эр придавил его грудь ногой.

– Убей его, могучий Эр, –  закричал  Аф, наблюдавший сверху за схваткой. – Ты победил.

– Я не убью тебя, Ик, – сказал Эр. – Но по закону племени, ты больше не можешь быть вождем.  Ты должен покинуть его.

– Убей меня, – закричал Ик, с ненавистью глядя на брата.

– Нет, Ик. Я дарю тебе жизнь.

Соплеменники, наблюдавшие за поединком издалека,  недоумевали. Они не могли понять поступка Эра. Он  победил  и должен убить соперника. Тогда бы они бросились к нему и провозгласили своим новым вождем. Но теперь они не знали, как поступить. Прежний вождь остался жив, а Эр, ни на кого не глядя, стал подниматься к своей пещере.

В гроте взволнованная Лю подбежала к нему и обняла:

– Как я боялась за тебя, любимый муж! Я молила духов, чтобы они даровали тебе победу.

–  Все хорошо, Лю-Лю, – улыбнулся устало Эр. – Мне помогала любовь к тебе. Она сделала меня непобедимым.

Вечером в пещеру пришла делегация из трех человек, во главе с самым старым жителем племени по имени Род.  Эр усадил их возле очага и сам уселся рядом, готовый  выслушать гостей.

–Эр, племя желает, чтобы ты стал его вождем, – сказал седовласый Род, повернув к нему морщинистое лицо.

– Воля племени для меня закон, – ответил Эр. – Я подчиняюсь его решению.

Глаза  молодых соплеменников радостно сверкнули, но сам Род  оставался невозмутимым.

– Что племя решило сделать с Иком? – спросил Эр.

– Он больше не может быть членом племени. Племя изгоняет его.

– Где Ик сейчас?

Род переглянулся с соплеменниками.

– Мы не знаем. После битвы он в племени не появлялся.

Седовласый Род замялся, но потом все-таки спросил:

– Скажи, Эр, почему ты не убил Ика?  Племя не одобряет твой поступок.

– Человек не должен убивать себе подобных. Отныне это станет законом племени, – ответил Эр

– Ик сделал много злого для племени и не достоин жить, – возразил Род. –  Племя не принимает твоего решения. У нас много врагов. Мы погибнем, если не будем уметь воевать.

Соплеменники согласно закивали головами.

– Отныне мы  никогда не будем нападать первыми, – сказал твердо Эр. – Но каждый мужчина должен владеть оружием, чтобы уметь  обороняться. Я буду об этом говорить с племенам. Зачем нам воевать? У нас  много других дел, мы должны защищать слабых и больных, заботиться о стариках и детях, накормить всех. Моя Лю покажет, как надо выращивать ячмень, ухаживать за козами, у нас будет много хлеба, молока и мяса. Мы заключим мир с соседними племенами. На земле места хватит всем. Мы ведь разумные люди, зачем нам воевать  и убивать друг с друга? Если объединим усилия, то будем сыты, будем  жить  в безопасности и решим все проблемы.

По выражению глаз Рода  Эр видел, что тот не согласен с ним, и добавил:

– Уважаемый Род, через несколько дней я вернусь в племя. И мы все обсудим.  Аф, – обратился он к другу, – ты, если хочешь,  можешь уйти сейчас или остаться здесь.

– Я останусь с тобой, Эр.

 

***

– Мне  отчего-то стало тревожно, Утан, – сказала Этна. – Ик олицетворяет абсолютное зло. А вся логика жизни говорит, что зло надо уничтожать в самом зародыше. Иначе быть большой   беде. Однако Эр оставил Ика в живых.

– Дорогая Этна, ты как вулкан: то извергаешься радостью и восторгом, то впадаешь в  ступорный пессимизм. Тебя восхищало, что Эр быстро эволюцинирует, и вдруг, когда он добрался в своем развитии до таких высочайших понятий как гуманизм и милосердие, ты недовольна.

– Нет, Утан, не в этом дело. Эр просто слишком быстро перерос свое время, а это опасно, в первую очередь, для него самого. Я боюсь за его жизнь.

– Что ж. Он превращается, как станут говорить в будущем,  в статусную личность, которая всегда впереди основной массы. Да, тут всегда есть некая опасность конфликта,  появляется источник антагонизма, но без этого нет развития, движения вперед. Главное, чтобы антагонизм не превращался в кровопролитную войну.

Этна глубоко вздохнула:

– Хотелось бы в это верить.

 

Глава 6

Новая звезда

 

Утром Лю спустилась к реке, чтобы подоить козу. На лужайке, где росла густая и сочная трава, Эр устроил надежный загон, чтобы хищники не могли добраться до козы,  и здесь она целыми днями мирно паслась.

Вчера вечером Эр долго беседовал с Афом о том, как они будут жить в племени и какие изменения их ждут.  Ночью к Эру пришли новые мысли.  Он размышлял о том, что отныне каждый мужчина и каждая женщина будут по склонности души и велению сердца выбирать себе  партнера и создавать семью. В пещере им будет отводиться отдельный угол, отгороженный шкурами. Но каждая семья сможет строить свое жилище и заводить собственное хозяйство. Совет племени  будет поддерживать общий порядок, разбирать споры, призывать соплеменников к общим работам и, в случае необходимости, к боевым действиям.

Эр хотел рассказать о своих идеях Афу и выслушать его мнение, но тот исчез сразу после того, как ушла Лю.

Эр забеспокоился, слишком уж долго  жена отсутствовала. Он вышел из пещеры и стал всматриваться вниз. Увы, отсюда не был виден берег реки, где паслась коза.

– Лю, – закричал Эр. Но ответа не получил.

Взяв палицу, а Эр всегда брал с собой оружие, когда удалялся от пещеры, он спустился вниз. Ограда загона была сломана, ни козы, ни Лю здесь не было. Однако на росистой траве были видны тяжелые следы, которые вели в сторону леса. Эр  буквально побежал по следу.  На поляне, неподалеку от священного дуба, перед Эром открылась страшная картина. Его Лю лежала на траве и истекала кровью.

Он бросился к ней, она была еще жива, но с трудом дышала, из страшной раны на груди сочилась кровь. Эр наклонился к ней

– Лю. Моя Лю, я спасу тебя, – шептал он, пытаясь взять жену на руки.

Она  с трудом открыла глаза.

– Не надо Эр. Мне очень больно.

–Да-да, Лю. Сейчас я сделаю носилки и отнесу тебя  домой.

Он вскочил было  на ноги, плохо соображая, что  ему делать.

– Эр, –  тихо позвала мужа Лю.

Он наклонился к  жене.

– Эр,  всегда помни, я тебя  очень люблю, – прошептала она и умерла.

Эр стал трясти жену за плечи и прижимать свои губы к ее губам.

– Лю-лю, ты не умрешь, я не отдам тебя духам смерти. Лю-лю, Лю-лю…

Он откинулся назад и долго сидел не шелохнувшись.

Очнулся Эр только тогда, когда кто-то тронул его за плечо. Он  резко повернулся и поднял палицу. Аф  невольно сделал шаг назад – таким своего друга он никогда ранее не видел.

– Эр, – сказал Аф,  – я его убил.

Эр сразу  все понял. Без сил он опустился на траву. Аф сел рядом с ним.

–  Расскажи, – глухо потребовал Эр.

– Когда Лю пошла доить козу, я отправился за ней. Зная мстительного Ика, я понимал, что  от своих угроз он не отступится. Еще на подходе к загону я увидел Ика, который выскочил из-за кустов, сломал изгородь и схватил Лю.  Я  успел бросить дротик, который попал ему в плечо,  но он смог добежать до леса. Я за ним. На поляне я увидел, как он кинул Лю на землю, наклонился к ней и пырнул ножом. Увидев меня, он захохотал, как сумасшедший,   и попытался скрыться в чаще. Но рана не дала ему далеко убежать. Я догнал его и пронзил копьем.

Эр долго молчал,  а потом с трудом произнес:

– Это я  виноват. Я не уберег Лю. Помоги отнести ее в пещеру. А  тело Ика пусть съедят хищные звери. Он этого заслужил.

Эр допоздна сидел на камне во дворе, и как Аф не уговаривал его лечь спать, Эр угрюмо молчал. Он велел Афу уйти, а сам остался. Эр хотел увидеть, как Лю поднимается  к звездам. Но, как назло, небо  было затянуто облаками.

 

***

Этна, внимательно наблюдавшая  на экране за ним, не выдержала:

– Утан,  да сделай ты так, чтобы небо расчистилось.  Гляди, как Эр  убивается.

– Хорошо, – после некоторого раздумья, сказал Утан. – Я думаю, что таким образом  мы не нарушим естественный ход событий.

.

***

Подул ветер,  и спустя короткое время облака уплыли к горизонту, раскрывая бездну звезд.  Эр стал тревожно всматриваться в небо.

И вдруг над ним появился образ Лю. Не в полный рост, а только ее лицо в сияющем ореоле. Но оно было настолько четким и выразительным, что Эр мог разглядеть каждую тонкую морщинку возле глаз, каждую ресничку. Затаив дыхание, он жадно всматривался в любимый  образ.  Лю также не отрывала взгляда от мужа, ее губы что-то шептали. Эр напряг слух.

– Я люблю тебя, Эр. Я улетаю, но я всегда буду с тобой. Береги нашего сына.

Образ Лю стал удаляться, становился все меньше и меньше, пока, наконец, не превратился в сверкающую звездочку.

Эр перевел дыхание: теперь он точно знал,  где находится Лю, и каждую ночь будет с ней общаться.  А завтра он вернется в племя.

 

***

– Вот  в этом вся ограниченность землян. Они умирают от старости, болезней, от рук других людей, – рассуждал Утан. – Мы же можем жить бесконечно, осваивая все новые пространства, углубляясь в далекое прошлое или устремляясь в бесконечное будущее. И сами устанавливаем предел своей жизни.  Правда, теперь я не уверен, достоинство это или недостаток.  У Эра была Лю, была и любовь. Но Лю умерла, и любовь исчезла.

– Исчезла ли? Вот основной вопрос. И знаешь почему? Потому что любая хроника любви может стать, в конце концов,  бессмертной. Мы стали свидетелями самой первой на земле истории любви. Позднее будут другие: Антоний и Клеопатра, Тристан и Изольда, Ромео и Джульетта, Руслан и Людмила, Анна Каренина…

– А наша? – спросил Утан.

– Разве у нас есть история любви?

– Но она будет? Наверное.

– Поживем, как говорят на Земле, увидим, – уклончиво ответила Этна.

– А знаешь, что я сейчас подумал. А что, если нам взять с собой этого несчастного Эра. И посмотреть, как он поведет себя в совершенно ином мире.

– Ты что, с ума сошел?

– Я пошутил. Ты права, все должно идти своим путем. Эр нужен племени. Хотя этим землянам предстоит долгая, очень трудная и отнюдь не прямая дорога.

 

Конец

Автор публикации

не в сети 1 неделя

civ08

2
Комментарии: 29Публикации: 4Регистрация: 21-07-2021

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

3 комментария

  1. Прочитала с огромным интересом. Художественное произведение относит читателя к истокам современного человечества, примерно на 20 тысяч лет назад, и ввергает его в круговорот удивительных событий. Понравилось удачное сочетание – первобытный человек, в котором просыпается разумное начало и глубокие чувства, и рациональные межзвездные путешественники. И основная идея – в жизни человечества в целом и отдельного человека главное все же не совершенные технологии, а высшие чувства и понятия, такие как любовь, верность, отвага, мужество, милосердие.
    Светлана Ткач

    0
    1. Спасибо, уважаемая Светлана! Ваше мнение очень важно для меня. С признательностью, Виктор

      0
  2. Интересное сочетание: первобытный человек и так называемый высший разум. Вопрос: а каковы были бы последствия для Земли от такой встрече. если бы она произошла на самом деле? Варианты могут быть самые разные — от дружественных до враждебных, от помощи до уничтожения…
    Владимир Ш.

    0

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля