Search
Generic filters
11/05/2022
40
0
5

Рождение

Ощущение скольжения по узкой трубе. Ворох мыслей разом лёг в голове, оставив ощущение прошедшего урагана, когда в небе уже светит солнце, но везде ещё разбросаны сломанные ветки и осколки черепиц с домов поблизости. Резкий свет бьёт в глаза, чувство полёта на огромной скорости.
— Прототип номер 24. Дыхательная маска убрана, начинаем первичные тесты, – холодный голос разрывает тишину, что была ранее. – Ты слышишь меня? – обращался голос к лежащему на столе, по перевязанным рукам, ногам и горлу которого стекала вода. Столешница, на которой он лежал, наклонённая под углом, располагалась за толстым стеклом.
— Слышу – отозвался лежащий на столе.
— Открой глаза. Ты видишь меня? – тон не изменился.
— Вижу – лежавший открыл глаза. Хорошо освещённая комната в матово синем свете. Перед ним в серебристом одеянии до пола стоял высокий человек. Крупное лицо, высокий лоб. Тёмные с проседью волосы были старательно зализаны назад. Серые, с холодным проблеском глаза, не выражавшие ничего, кроме безразличия, смотрели на лежащего.
— Моё имя Замин. Я глава гильдии инженеров, ответственный за твоё создание. Ты понимаешь, что я тебе говорю?
— Инженеры разрабатывают и реализуют технологии для жизни в Раю. Это небоевой класс с высокими параметрами интеллекта. И откуда я знаю это? Кто я?
— Отлично. Эй, вы, двое, снимите его. Перейдём к следующему этапу. – Замин развернулся и отошёл от стекла.
Подошедшие были в похожих одеяниях что и Замин, но смотрели на лежащего с неподдельным интересом.
— Резко не вставай – предупредил один из них. Опустив столешницу до уровня с полом, они сняли застёжки, удерживающие лежащего на столе. Сев, он свесил ноги на пол. Капли падали с волос на каменные белые плиты. Поднявшись, он осмотрелся. Судя по подтёкам повсюду, ещё совсем недавно всё помещение было затоплено водой. – Попробуй сделать шаг.
Первый шаг дался ему нелегко. Затёкшее тело не планировало начинать слушаться. Его резко качнуло назад, но он поймал равновесие, вытянув по сторонам руки. Если верить ощущениями, то на спине, в области лопаток был какой-то тяжёлый груз. Он занёс руку за спину, ощупав её, но кроме мышц и кожи там ничего не было.
Когда у него получилось пройти пару шагов, инженеры дали ему одеться, а затем повели его прочь из комнаты. Одежда была простой, в тёмных тонах – подобие майки с длинным рукавом и прямые штаны без карманов. Обувь представляли невысокие сапоги на плоской подошве.
Вдоль длинного коридора по полу, стенам и потолку шли толстые провода в витой оплётке. Свет в коридоре, как и прошлой комнате, был такого же матово синего цвета. Идущий впереди инженер прислонил руку к стене. Сбоку, там, где секунду назад были только каменные стены, образовался проход. Из него тянуло холодным воздухом.
— Будь осторожней, доверься чувствам, – подмигнул он, жестом приглашая сопровождаемого внутрь прохода.
Едва он вошёл, как двустворчатая каменная дверь тут же захлопнулась. Перед ним располагался стенд с оружием. Инстинктивно он протянул руку к двуручному мечу. Небольшое надвершие было в форме октаэдра. Рукоять сплетена из тёмной кожи, а клинок покрывали резные руны. Он сделал пару пробных махов и, к своему удивлению, обнаружил что рука сама знает, что делать. Словно эти движения он делал сотни раз.
— Прототип 24 выбрал двуручный меч. Протоколируйте. А ты — проходи вперёд.
Надев ножны, он вложил меч за спину и послушно ступал по каменным плитам. Голос внутри него бунтовал. Что вообще происходит? Почему должен идти? Что будет, если я не пойду? Он этих мыслей его отвлёк показавшийся конец коридора. Круглая зала с высоким потолком, обрамлённая колоннами, на которых были встроены тусклые светоэлементы, встретила его холодным сквозняком. Напротив него располагался ровно такой же проход. Густой пар, валивший из темноты, и сопение говорили о том, что кто-то также шёл навстречу. Такой же как он? Хотя нет, судя по пару, этот кто-то — больше.
Отметив в голове тот факт, что в суждениях не ошибся, он с интересом рассматривал шедшего на него. Он был почти двухметрового роста, широкое мускулистое тело было покрыто кожей, похожей на крокодилью. Лицо было плоским, узкие ноздри были словно вплюснуты в череп. От них наверх, к бровям и далее к темечку уходили парные костяные наросты, лишь слегка поднимавшиеся над черепом. Белки глаз светились неестественным кислотным цветом. Одет он был в тяжёлую латную броню.
— Модифицированный ка’ахи вышел. Прототип 24, продемонстрируйте нам свои навыки.
— Ээ? Что?
Но похоже, для его противника это был сигнал к началу. Выхватив из-за пояса парные ятаганы, он бросился в атаку. Прототип, едва успев отпрыгнуть, выхватил двуручник. Ятаганы здоровяка лязгнули по полу, высекая искры. Перекатившись по полу, Прототип рубанул прямым ударом, целясь в нагрудник. Ка’ахи вывернул правую руку и нанёс удар снизу, выбив Прототипа из равновесия. Инстинктивно он вынес вперёд руку. Пространство вокруг задрожало, и из пальцев вырвались молнии, отбросив здоровяка в стену.
— Отмечена предрасположенность Прототипа 24 к элементу молний.
“Да я им что, кролик подопытный?!”, в сердцах воскликнул он. Тем временем ка’ахи поднялся на ноги, сердито сопя. Не хочешь помирать, подумал Прототип. Ну что ж, извини, но и у меня этого в планах сегодня нет.
Размениваясь ударами, Прототип почувствовал, что устаёт. Всё-таки противник был силён, а его собственное тело нехотя отзывалось на интуитивные команды. Ка’ахи напротив только свирепел с каждой минутой боя. Тусклый кислотный цвет белков глаз сейчас ярко горел, бросая отсветы на скулы.
— Ка’ахи вошёл в режим берсерка. Может, стоит остановить бой?
— Нет, пусть продолжают.
Прототип не слышал разговора, но отлично понимал, что с его противником происходят изменения. Мышцы набухали, выпячивая вены, а костяные наросты голове вытягивались вверх. Сам ка’ахи тяжело сопел, потряхивая ятаганами.
От первой атаки Прототип ушёл, выставив меч в блок так, что ятаганы ушли по касательной, гася силу удара. Воспользовавшись моментом, он было начал проводить простую атаку, но ка’ахи ударил его кулаком. Из носа прототипа хлынула кровь. Небрежно смахнув её, он расставил ноги пошире и замер, выставив двуручник перед собой. Здоровяк, топнув ногой, начал наступать. Тяжёлыми приземистыми полупрыжками он сокращал дистанцию между ними. Прямой удар сверху Прототип парировал финтом, выведя ка’ахи из равновесия. Оттолкнувшись ногой от колена ка’ахи, второй ногой от наступил ему на плечо, а затем, скрутившись, вывернулся, нанося точный удар по шее. Голова мутанта, с хрустом отделившаяся от тела, полетела в сторону, разбрызгивая тёмно-синюю кровь.
— Да ладно! Да не может быть! – слышался отовсюду шёпот.
— Прекратить балаган, – Замин откинулся на спинку кресла, почёсывая подбородок. – Запротоколируйте всё, затем опишите травму, приведшую к смерти. Далее составьте отчёт, как модифицированное тело подвергается процессу гниения, в сравнении с обычным.
— Может мне кто-нибудь уже объяснит, что происходит? – Прототип опёрся на двуручный меч.
— Выпускайте остальных противников. – Замин неотрывно смотрел на него.
“Остальными противниками” оказался целый отряд таких же разъярённых крокодилоподобных существ. Тяжело дыша, Прототип ощутил странное в левой руке. Переведя взгляд, он увидел, что чуть выше запястья кружатся пять вытянутых кристаллов. В тусклом свете комнаты они слабо мерцали жёлтым светом, давая ощущение… безопасности? Прототип поднял голову. Противники были почти рядом. Он слышал их учащённое дыхание.
Кристаллы активировались разом, замерцав бледным светом. Ударная волна, состоящая из чистого потока молний, прошла кругом от груди Прототипа, обращая противников в пепел. Он знал, что они не помеха ему. Ещё минуту назад он едва справился с одним, а теперь был уверен, что может больше, намного больше. Его взгляд упал на стену, покрывшуюся трещинами. Может, сбежать отсюда?
Эта мысль была пресечена сразу, не дойдя даже до создания.
— Ты не должен причинять вред тем, кто живёт в Раю, — сказал строгий голос в его в голове.
А? Что это было?
— Закончим на этом, – Замин, как казалось, выглядел не сильно довольным. – Алим, сопроводи Прототипа 24 в место временного пребывания.
Алимом оказался тот же инженер, что помогал ему встать и сопровождал до места боя. Высокий лоб, золотистого цвета волосы небрежно топорщились во все стороны. Зелёные глаза с неподдельным интересом рассматривали Прототипа, можно было даже сказать, что он пялился. Бледная кожа явно говорила, что Алим редко видел солнечный свет. Серый лабораторный халат был слегка потрёпан, а на правом рукаве виднелся след от ожога.
Инженер привёл его к одинокой двери в конце коридора. За дверью была тесная комната без окон. Единственным источником света служила тусклая лампа, вмонтированная вровень с потолком. Кроме татами на полу и небольшого шкафа в углу, других предметов мебели не было.
— Хоромы что надо – хмыкнул Прототип, не обращая внимания на удивлённый взгляд Алима. – Здесь кто-то жил ранее?
— Прототип 23 – Алим склонил голову на бок, словно изучая его.
— И где он сейчас?
— Несчастный случай. Погиб на задании.
— Жалко, думал потрепаться с ним о здешних условиях.
— Погоди? Ты сказал жалко?
— Э, ну да. Он же погиб. Обычно минимум говорят жалко. Поскольку я его не знаю, большего не могу сказать.
— Это очень не типично. Вообще, ты не должен проявлять таких глубоких эмоций.
— Ну тогда вы что-то намудрили с пробирками. Слушай, ты вроде нормальный. Объясни мне что происходит.
— Объясню, но позже. Постарайся вести себя так, словно у тебя нет эмоций. По крайней мере пока. Иначе может быть очень, очень плохо.
Глухая дверь и стены не пропускали ни единого звука, поэтому о том, что творилось снаружи, можно было лишь догадываться. Некоторую часть времени Прототип провёл лёжа на татами, уставившись в потолок. В голове, то угасая, то разгораясь с новой силой, шумело противостояние. С одной стороны, нечто импульсивное требовало ответов. С другой стороны, нечто отстранённое и холодное уверяло его, что всё так и должно быть. Пока нет миссии, стоит находиться в режиме ожидания.
Он повернул голову и взгляд упал на прислонённый к стене двуручный меч в ножнах, оставшийся после боя ка’ахи. Так, если рассуждать логически, то они мне доверяют, раз не отобрали оружие. Конечно, бросаться на них, размахивая оружием, будет безумством высшей степени. По крайней мере, до тех пор, пока не соберу больше информации. Едва Прототип подумал об этом, как мурашки забегали по коже, а к горлу подступил комок. Нельзя создавать проблем здесь и причинять им вред. Я был создан для защиты этого мира от любых угроз, а поэтому не должен сам создавать угрозы. Он резко поднялся с татами, обхватив виски руками. Да что же это такое со мной?
Потом он вспомнил о кристаллах. Вызвав их, провёл пальцем по ним. Сейчас они светились не так ярко, как во время битвы. Наверное, я не привык ими пользоваться и израсходовал много энергии, решил он. Или же они не ощущают энергии. Интересно было узнать про них побольше.
Счёт времени окончательно потерялся, и Прототипу наскучило смотреть в потолок. Он сел, поджав ноги под себя, и вытащил меч из ножен. Пальцем повторил часть резного рунического узора. Красивый клинок, почти идеальный, но немного тяжеловатый, так, что размахивать им получается только двумя руками. Закрыв глаза, он воссоздал в голове детали прошедшего боя. Следует разобрать ошибки, решил он. Меня вывели из равновесия из-за того, что я неверно рассчитал угол своего удара. К этому добавилась неверная оценка силы удара противника. В совокупности эти действия сместили инерцию от удара. В бою с несколькими противниками такое может стать фатальным.
У двери раздался шорох и звук открывающегося замка. Открывший дверь был облачён в облегчённый пластинчатый доспех. На шлеме, в той части, где располагались уши, были резные украшения в форме крыльев. Одноручный меч с надвершием, похожим на то, что было у Прототипа висел на поясе. Латная перчатка держала рукоять в положении, из которого клинок легко привести в боевой режим. Вторая рука сжимала цельный щит, примерно в половину роста.
Пришедший, если верить форме, относился к классу гвардейцев. Прототип знал, что на данный момент этот класс представлял основную боевую единицу Рая. Несмотря на неплохие боевые навыки класс был практически полностью бесполезен в магии. Кроме того, большинство гвардейцев не умели действовать в одиночку или в отсутствие приказов, что затрудняло их использование.
— Прототип 24, следуйте за мной. Вы отправляетесь на миссию.
Он взглянул на гвардейца. Пустой, безразличный взгляд был направлен прямо на него. Да, пожалуй, так и есть – эмоций нет совсем. И что? Мне такую же куклу изображать? Зараза, Алим так и не показался.
— Ну, веди.

Бремя, что мы несём

Вита мерила шагами пол, скрестив руки на груди. Немыслимо! Просто немыслимо. Ей нужна охрана. Кому только в голову могла прийти такая глупость.
Вита была полевым инженером четвёртого поколения. От большинства коллег по цеху её отличала одна черта – Вита обожала оружие. Во время учёбы ей не раз приходилось испытывать трудности, когда вместо скучных лабораторных она сбегала на тренировочную площадку. Всё, что так или иначе было связано с оружием, приносило ей неописуемое удовольствие. Когда она ударом булавы отправила манекен на крышу учебного корпуса, преподаватели лишь качали головами. Конечно, ей не доставало академичности, как прочим представителям её класса. Но в том, что и она сможет принести инженерам пользу, сомнений не было. Сразу после выпуска из академии Вита была отправлена в Нижний мир для изучения жизни местной фауны. До сих пор остаётся загадкой, как именно она убедила весь Высший совет инженеров с Замином во главе отправить её в одиночку. Очевидцы утверждали, что Замин покинул заседание Выпускной квалификационной комиссии в самом дурном расположении духа.
Обычно для исследовательских групп собирали целый отряд, укомплектованный из местной гвардии. Подобная мера была скорее вынужденной и создавала напряжённую обстановку во время экспедиции. Всё-таки отношения между классами были натянуто прохладными. Возможно, причиной тому служило изначальное разделение классов. А также недостижимая разница в заложенных параметрах.
С момента рождения и до достижения по человеческим меркам возраста в двенадцать лет каждый представитель своего класса проводил время в так называемом Инкубаторе жизни. Это изолированное от внешнего мира пространство, в котором дети постигали мир через призму своего класса. Так, дети инженеров изучали мир, тогда как дети боевых классов проводили время в тренировках. По достижению пятнадцатилетнего возраста детей переводили на вторую ступень – академию, где они находились до двадцати двух лет. Первые пять лет отводились на освоение прикладных дисциплин, направленных на общее развитие. Следующие два года отводились на более узкие специализации в рамках класса.
Когда Вита вернулась с первого задания с толстым отчётом, расписывающим повадки иригуанов, огромных ящеров, способных перемещаться как на четырёх, так и двух конечностях, изумлению корпуса инженеров не было пределов. Вита была первой, кому удалось так близко изучить этих агрессивных созданий.
— Кир! Ты слышал это? Со мной отправляют охрану! – она сердито топнула ногой.
Кир, вздохнув, поспешно поправил очки. Он был одним из самых молодых инженеров в команде. Однако, даже инженеры третьего поколения признавали его выдающиеся способности. Аккуратно уложенные чёрные волосы спадали почти до плеч. Угловатые черты лица добавляли отрешённости взгляду. Иными словами, он производил впечатление мечтателя. Конечно, это был его способ обдумывать идеи, надолго погружаясь в себя.
Их первая встреча с Витой была похожа на ситуационную комедию. После очередного задания Кир отыскал Виту, чтобы уточнить у неё детали о её отчёте. Со стороны это выглядело лишь как повод, как тогда шептались за спиной. «Ну вот, и Кира настигла любовь. Теперь он точно забросит исследования». «Вот потеха то будет, когда она его отошьёт». У Виты к тому времени скопилась масса поклонников, но все и каждый были беспощадно отвергнуты.
— Вита, у меня вопрос к вам.
— Чего тебе? Не видишь я занята?
— Ваш отчёт, он неполный. Я хотел бы уточнить ряд деталей.
Создавшееся тогда напряжение, казалось, вызовет грозу прямо посреди залы Исследовательского Центра. Вокруг них медленно собирался народ, ожидая развитие драмы.
— Хм, вот как. Ладно, зайду позже – сказала Вита, махнув связанными в тугой конский хвост волосами.
Тогда она действительно зашла. Буквально на пару минут, лишь бы этот странный тип с витающим в облаках взглядом не приставал больше. Но по итогу провела там несколько часов. Их бурно вспыхнувший роман был предметом многочисленных обсуждений и сплетен. Причиной было и то, что Вита была сильно старше Кира и то, что они были словно из разных миров. Две сошедшиеся противоположности нашли и поняли друг друга. Было странно наблюдать со стороны, как он рассказывает ей о новых мутациях в генной инженерии, а она – о типах рукояти для дробящего оружия.
— Слышал, говорят, это очень важно. – Киру и самому не нравилась эта идея.
— Очередной Прототип? Всё равно помрёт скоро. Почему именно со мной?
— Якобы этот отличается. Улучшенная версия.

◊◊◊

Прототип неслышно вошёл в комнату. Сопровождавший его гвардеец без слов развернулся и пошёл обратно, едва они дошли до двери. В освещённой синими светоэлементами комнате находилось трое, судя по одежде, как рассуждал Прототип, инженеры. Заметив Прототипа, они резко обернулись, прервав разговор.
-А, Двадцать четвёртый, проходи. Мы тебя ждали. Моё имя Тома. Я отвечаю здесь за координацию заданий.
Слова принадлежали инженеру, чей типаж вполне соответствовал категории – невозможно угадать возраст. Он выглядел не молодо и не старо. Волосы серого, почти пепельного цвета, свисали, заслоняя уши и глаза. Стандартного халата инженера на нём не было, вместо этого он был одет в серую рубашку и штаны. Рукава Тома засучил по локти. Он сидел в широком кресле с высокой спинкой, слегка откинувшись назад.
— Это Кир, он из отдела разработок и Вита, полевой инженер.
Прототип бросил взгляд на представленных. Парнишка совсем молодой ещё. Хилый, щуплый, настоящий книжный червь. А вот девушка… Совсем другая. Несмотря на привлекательную фигуру и мягкие черты лица, в ней было что-то отталкивающее. Холодный взгляд, полный презрения, буравил его насквозь. Хм, похоже, меня здесь не любят, подумал он.
— На это задание вы отправитесь вдвоём с Витой. – продолжил Тома, не дождавшись ответа. – Вашим заданием будет изучить текущее состояние гнёзд иригуанов. Точка выброски и возврата будет в одном и том же месте. Вита, ты знаешь, что делать. Двадцать четвёртый, твоя задача оказывать содействие и охранять Виту. Вопросы есть?
Из тех знаний, которыми располагал Прототип, ему было известно, что Рай существует в определённой плоскости пространства. Кроме Рая существует то, что называют Нижний мир. Он находится в иной плоскости пространства, поэтому переход между мирами возможен только через точки соприкосновения, для которых используют технологию Врат. Активация и воздействие гравитонами огромной дугообразной конструкции с кучей проводов и датчиков позволяет создать точку выброски. Коридор, связывающий миры в течение непродолжительного времени. Из-за сложности конструкции и энергозатрат Врата не могут быть использованы как устойчивый коридор. Поэтому есть правило о том, что для возврата из Нижнего мира в Рай нужно быть чётко в определённом месте и чётко в определённое время.
Из-за разных пространственных плоскостей существовала разница в течении времени. Примерное соотношение было один к четырём. То есть условный час в Нижнем мире соответствовал четырём в Раю. Стоит также сказать, что Рай жил тридцатишестичасовыми сутками, тогда как Нижний мир жил по тридцатичасовым суткам. Это было обусловлено разницей в устройствах звёздных систем.
— Да, у меня. А если я вежливо откажусь от столь заманчивого предложения? – Прототип скрестил руки на груди.
— Тогда тебя расщепят на атомы. Как неудачную версию. Обрати внимание, цифра 24 обозначает, что до тебя было 23 версии, по разным причинам, неудачные. Но никто не сказал, что ты версия двадцать четыре из двадцати четырёх возможных. Понимаешь, о чём я?
Ситуация – паскудней некуда, подумал он про себя.
— Более чем.
Покинув кабинет Томы, Прототип, Кир и Вита отправились к Вратам.
Для перемещения внутри Центра использовались миниатюрные кабины, по типу таких, что используются на горнолыжных курортах. Конечно, с текущим уровнем технологий в Раю канатная система была не нужна. Кабинки приводились в действие энергией ионов, позволявшей перемещаться в горизонтальном, вертикальном направлениях и даже под углами. Места посадки были разбросаны по всему исследовательскому центру. Размер кабины был рассчитан на комфортную перевозку шести персон. Сидячих мест, естественно, предусмотрено не было. Два поручня расположенных вертикально по бокам кабины и два поручня перпендикулярно под потолком составляли внутреннее убранство. Симметричные двойные двери и стеклянные стены.
Войдя в кабину, Кир и Вита заняли её правую часть. Чтобы не стеснять их, Прототип облокотился на поручень слева. Кабина мягко плыла по заранее установленному кольцевому маршруту. Эта часть Центра была сделана в форме полусферы. Со всех сторон к потолку тянулись квадратные колонны с синими светоэлементами, создававшими основное освещение. Через затемнённую стеклянную крышу было видно небо. В Центре вовсю кипела жизнь. Инженеры суетливо бегали между столами, отсветы фотонной сварки, испарения от колб, гомон обсуждений сплетались, образуя целостную картину. Совершив несколько крутых заворотов, кабина резко нырнула вниз так, что пришлось силой вцепиться в поручни, чтобы сохранить равновесие.
Кабина остановилась в мрачном месте перед огромными каменными воротами. Едва они переступили еле заметную серую черту на полу, как жёлтый луч прошёл сквозь них. Идентификационная система была одной из мер ограничения доступа. Поскольку Врата относились к категории потенциально опасных объектов, то подобные меры были просто необходимы.
Путь до Врат представлял собой запутанный лабиринт. Такая система служила первым уровнем защиты. Во-первых, узкие коридоры представляли возможность легко организовывать оборону. Во-вторых, у лабиринта была простая задача – в случае прорыва из Врат задержать вероятного противника до прибытия основных сил.
— Первичную инициализацию подтверждаю. Поток гравитонов стабилен.
В отличии от верхних этажей, где преобладал дух новаторства, а повсюду в спешке сновали люди, здесь все работали неспешно и взвешенно. Каждый шаг, каждая операция была просчитана и выверена заранее. Те, кто трудился здесь, понимали – малейший просчёт, и весь Исследовательский Центр взлетит на воздух.

— Слушай, как вернёшься с задания…У меня появилась отличная идея, куда можно сходить. – Кир и Вита, обнявшись, прощались у платформы Врат.
— Ну вот, теперь я буду думать, что же это за место. Хм… А, нет не говори. Хочу, чтобы это был сюрприз.
— Возвращайся живой, ты поняла меня?
— Как будто может быть по-другому, – Вита подмигнула. – Ну, я пошла.
Не знавший куда себя деть Прототип, до этого момента смотревший на Врата, поспешил за Витой.
— Направить гравитоны – раздался голос, едва Прототип занял место на платформе.
Из полукругов Врат хлынули волны мягкого жёлтого света. Заполнив область между полукругами, пространство перед Прототипом и Витой начало сдвигаться, заполняя полость матово чёрным цветом. От него не исходило ни тепла, ни холода, ни запахов. Чёрное ничего зияло перед ними, завораживало и притягивало. Когда пространство перестало двигаться, Вита шагнула в тёмную область и исчезла в ней. Надеюсь, это только выглядит небезопасно – вздохнул Прототип и сделал шаг вперёд.

◊◊◊

Яркий свет ударил по глазам, заставляя инстинктивно поднять руку. В нос ударил цветочный запах разнотравья, а уши улавливали, как тихо шумят кроны деревьев где-то неподалёку.
— Смотри-ка, даже не упал. В первый раз обычно всех выворачивает.
— Ощущения не из приятных, но ничего серьёзного. Какой у нас план?
— Очень простой — не путаться у меня под ногами. Держись позади и делай как я, – казалось, Вита хотела что-то сказать, но передумала, лишь молча принялась изучать информацию в синхронизаторе.
Глаза наконец привыкли к яркому свету, так что Прототип мог оглядеться. Точкой выхода был небольшой холм, заросший соснами. Плотный кустарник скрывал их присутствие, хотя, по мнению Прототипа, место было выбрано странное. Возвышенность — не лучшее место для начала скрытных операций. Справа от него сквозь деревья, за небольшой речкой, виднелась каменная громада горного хребта. Его каменные клыки хищно скалились, укутавшись в грозовых тучах. Слева виднелся уходящий в горизонт практически прямой стрелой тракт. Вдалеке виднелись столбы пыли – значит, по тракту перемещалась значительная группа.
— Чего-то я не понимаю. Разве Нижний мир должен быть таким? – он наконец нарушил длившееся некоторое время молчание, пока они продирались сквозь кустарник.
— А ты что ожидал здесь увидеть? Выжженную пустыню, извергающуюся лаву и заложенное тучами небо? Здесь есть такое, но это далеко отсюда. Да и потом…
— Тссс! Слышишь? – Прототип перешёл на шёпот.
Ветер доносил звуки голосов, топот и сопение.
— Разъезд! Что они тут забыли вообще. Пригнись и замри – Вита выглядела встревоженной, а её рука крепко сжимала рукоять булавы.
Буквально в пяти метрах от них по тракту двигался пеший отряд ка’ахи. Вооружены они были в основном алебардами. Закинув их на плечо, они бодро бежали, поднимая пыль. Построены они были в коробку – пятеро в ряд и десять в ширину.
— Какого… Это не разъезд… Это пехота?! Здесь? Что вообще творится. – было видно, что Вита лихорадочно соображает, пока отряд медленно удалялся.
— Какие-то проблемы? – Прототип уселся, прислонившись к стволу сосны и сложил руки на груди.
— Пока непонятно. В этом районе раньше никогда не было войск. Регулярная армия перегоняет войска такими коробками только в одном случае – война. Но им не с кем здесь воевать. Поэтому – их здесь не должно быть.
— Равно как и вас, шавки из Рая. Долго же я искал, где вы прячетесь.
Неожиданный пеший отряд застиг их, когда они пробирались через овраг. Место невыгодное для наблюдений – они имели очень ограниченный обзор, тогда сами были как на ладони. С края оврага на них смотрели пятеро всадников ка’ахи. Как и противник Прототипа с испытания они были закованы в тяжёлую латную броню. Двое были вооружены пиками, у остальных же были ятаганы. Их везли существа, которых Прототип ранее не видел. Огромный ящер, высотой примерно метр, скалил пасть в два ряда зубов. Голову с туловищем соединяла длинная вытянутая шея. Массивные лапы венчали три изогнутых чёрных когтя, которыми они постукивали по земле.
Тактика нападавших была ориентирована на быстрый рывок, сметающий противников. Ка’ахи пустили ящеров в галоп, вытянувшись в клин. Прототип отпрыгнул в сторону, держа в поле зрения Виту, и начал заходить с тыла. Всадники пытались достать копьями, но Прототип лишь лениво парировал атаку. Сначала он планировал использовать кристаллы в полную силу, но решил что тем самым выдаст их расположение на десятки километров вокруг. Поэтому он взял лишь часть силы от них. Не дожидаясь, пока ящеры закончат спуск, он рванул следом. Поймав импульс, Прототип крепко сжал рукоять двуручника и нанёс мощную атаку, целясь в шеи ящерам. Одним ударом ему удалось прорубить две шеи. Двигавшиеся по инерции ящеры уже без голов подались вперёд, сбрасывая седоков. Воспользовавшись моментом, Прототип огляделся – Вита сражалась с одним всадником. Ещё двое двигались в её сторону. Понимая, что использование заклинаний привлечёт внимание, Прототип отказался от идеи пустить молнию.
Пляска с железом была недолгой. Ятаганы ка’ахи не могли сдержать вихря ударов двуручника. Перерубив одного, Прототип зашёл со спины ко второму. Насадив его на клинок, он поднял его вверх и швырнул в обступивших Виту. Ей удалось справиться со всадником, но сейчас она держала пасть ящера булавой, не давая ей сомкнуться. Ящер, пользуясь своим весом, повалил её на землю, напирая сверху. Видя, что времени в обрез, Прототип ускорился. Разобравшись с двумя всадниками, он в прыжке перерубил шею последнему ящеру, что пытался добраться до Виты. Он огляделся – зрелище было не из приятных: овраг был залит тёмно-синей кровью, а повсюду валялись куски тел ка’ахи.
— А ты не такой уж и бесполезный, — тяжело дыша, Вита поднялась с земли.
— …
— Надо уходить отсюда. Немедленно.
— Нам в сторону гор, я правильно понял?
— Ну да, а почему ты…
— Тогда скорее перейдём реку, — перебил он. — Думаю, это должно сбить след.
— Да, это сработает. – Она старалась не выглядеть удивлённой от проявленной им инициативы. — Иригуаны ориентируются прежде всего на запах.
— А, так это их мы должны были наблюдать в диких условиях?
— Верно. Иригуаны принадлежат к категории существ, которые могут быть использованы как ездовой транспорт.
— Как мы только что видели, весьма успешно.
— Именно. Но наблюдая, мы пытаемся понять, какая часть из диких существ была использована. Метод довольно точный, учитывая, что они размножаются только на воле.
— Я бы проверил и это утверждение. Похоже, информация сильно устарела.
— Или была насильно искажена.
— Что?
— Нет, ничего. Идём быстрее.
Выбрав место брода, они переправились, несмотря на протесты Виты, на заболоченный берег. Прототип объяснил это дополнительной мерой, чтобы сбить след. На этом берегу ландшафт немного изменился – стало больше хвойной растительности, а сам грунт стал более мягким. Несмотря на палящее солнце иногда налетал ветер, заставляя склоняться верхушки деревьев. Продираясь сквозь кустарник, Прототип обратил внимание, что они начинают постепенно набирать высоту.
Иригуаны гнездились на склонах гор в пещерах и скальных выступах на тех высотах, когда растительность уступает камням. Доподлинно неизвестно, что именно вынудило иригуан покинуть заболоченные низины. Одна из самых популярных версий – экспансия ка’ахи и их жизнедеятельность в непосредственной близости от старых гнёзд.
Скальная громада, казавшаяся изначально далекой, сейчас висела прямо над ними. Со времени последнего посещения Витой этого места прошло приличное количество времени, но она не переставала удивляться, как сильно изменились окрестности. Если ранее эти горы были абсолютно диким местом, то сейчас в склоны врезалась добротно сделанная грунтовая дорога. Несмотря на то, что дорога была абсолютно пуста, Вита решила, что будет лучше пойти в обход, карабкаясь среди надломанных скал. Такой вариант подъёма был сложнее, дольше, но более незаметный. Кроме того, Вита выбирала такой путь, чтобы держать петляющую дорогу через горы на виду, тогда как у них была возможность в случае неожиданных гостей затаиться за выступавшими глыбами.
Вившаяся дорога, сделав крутой поворот, выходила на пологое каменистое плато. Ветер на перевале трепетал редкие кустарники можжевельника. Отмершие серые ветки стучали друг о друга, нарушая тишину.
При подъёме Вита обратила внимание на небольшой ручеёк, что тонкой струёй сочился по склону, иногда исчезая в камнях. Часть склона, где они карабкались, вышла на неширокий выступ. Нагромождения камней закрывали вид на дорогу так, что со стороны казалось, что выступа нет. В ширину он был едва ли метр. По разломанной отвесной скале откуда-то сверху тонкой струйкой стекала вода, дававшая начало ручейка. Разлом в скале, уходивший вниз, был достаточно широким, чтобы можно было протиснуться боком.
— Нам надо изучить этот разлом. Вдруг там что-то интересное – вдруг нарушила молчание Вита
— Что? Разве наша цель не гнёзда?
— Ай, какой ты скучный. Зачем ты вообще живёшь?! – хмыкнула она, юркнув в трещину в скале.
Да, и правда, подумал Прототип. Зачем я живу? Что мной движет? Выполнять миссии? Зачем? Защищать Рай и всех его обитателей? Почему?
— Иди сюда! Я кое-что нашла – голос звучал откуда-то издалека.
Стиснув зубы, Прототип послушно залез в расщелину. Изначально узкий лаз с торчащими острыми булыжниками расширялся, переходя в небольшую куполообразную полость. Места там хватило бы едва ли для троих, но высота позволяла стоять во весь рост, не сгибая головы. Внимание Виты привлёк лежащий в небольшом углублении на высоте полуметра от пола скелет. Длинная мантия с капюшоном сильно истлела, но части у груди неплохо сохранились, так что можно было различить чёрно-красный орнамент. По правую руку от скелета лежал резной посох с грязно-белым камнем в набалдашнике.
— Чародей. Это чародей ка’ахи. Интересно, как давно он здесь.
К сожалению, больше им рассмотреть не удалось. От сильной нагрузки пол треснул, и Вита с Прототипом полетели вниз вместе с раскрошившимися камнями. Последнее, что видел Прототип, как солидный булыжник впечатался ему в лоб. Затем темнота поглотила грохот падения и ругательства Виты.

◊◊◊

— Арх! Все палочки и чёрной стороной! Да ты точно жульничаешь. Признавайся, ну. В роду явно были шаманы.
— Всё очень просто. Сегодня не твой день. Сегодня я сама удача.
Двое ка’ахи-охранников почти доиграли партию в сенет , когда своды тренировочной базы сотряс грохот. Резко вскочив с мест, они прижали топоры поближе к себе, высматривая противника.
— Что за проклятье?!
По базе сновали немногочисленные солдаты, слышались сдобренные матом крики капитана, который пытался восстановить дисциплину.
— Сборище кретинов, кончайте галдеть. Хватайте свои железяки и марш на место обвала!
Капитан Тамир считался одним из самых способных военных тактиков ка’ахи. За годы службы его бросали в самые горячие места конфликтов на континенте. Поговаривали, что ему много раз предлагали повышения по службе, но он отказывался, мотивируя тем, что искусство войны можно постичь, только окунувшись в него. Поскольку в этом месте находилось крупное гнездилище иригуан, то ему было поручено наладить процесс их приручения и дрессировки. Первым делом капитан развернул лагерь на месте древнего некрополя.
— Капитан, что там?
Прибыв на место обвала, Тамир вглядывался в образовавшийся завал, вороша булыжники концом двухсторонней секиры. Наконец глаза нашли то, что искали – пара булыжников была едва заметно перепачкана кровью. Сузив глаза, он принюхался. Нет, это не запах крови животных и не запах крови ка’ахи. Оглядевшись по сторонам, он резко повернул голову направо, расталкивая солдат подошёл к стене. Да, кажется, здесь была узкая ниша, а сейчас здесь огромный валун и капли крови возле него. Скривив хищную улыбку, он стукнул концом секиры по валуну. Чуткое ухо силилось различить шорох движения, но в ответ была лишь тишина.
— Снять тревогу по лагерю. Завалом займётесь завтра с утра.
Падая, Вита перегруппировалась так, что камни практически не задели её. Хотя, конечно, пара ссадин у неё осталась. Приземлившись на ноги, она кувыркнулась, погасив энергию падения и одновременно с этим избегая падающих сверху камней. Услышав в глубине пещеры крики, она быстро смекнула, что пещера как минимум обитаема.
Зараза, ну вот и за что мне это – ворчала она, таща тело Прототипа в единственное поблизости углубление в стенах. Некоторое время она колебалась – был вариант оставить его. Тогда те, кто придут, решат, что он и устроил обвал. Но разумней будет немного заморочиться – подумала она, вспомнив его бой в овраге. Дотащив его, она достала из-за пазухи плаща свиток и, пальцем вычертив знак, создала искусственную преграду в виде огромного валуна, который закрыл их от посторонних глаз.
Свитки магии были созданы специально для инженеров. Поскольку они не могли пользоваться боевой магией, а необходимость её использования в полевых вылазках была высока, то было необходимо средство, способное защитить себя. В основу был положен свиток, на котором были выгравированы несколько заклинаний. Для активации было достаточно лишь повторить нужный рисунок. Помимо создания объекта, подходящего под окружение, которым воспользовалась Вита, на свитке была печать невидимости, способная скрыть на короткое время, печать лечения, способная восстанавливать ранения малой тяжести, печати создания источника света и призыва временной брони.
— Очнулся наконец. Я думала, ты уже насовсем отрубился.
Прототип открыл глаза. Лоб жутко саднил. Он ощупал его пальцами, пытаясь оценить величину повреждений.
— Да нормально там всё, я подлатала тебя.
— Спасибо тебе. Ты очень добра.
— Ты помог мне, я тебе. Теперь мы квиты. А теперь поднимайся, пора узнать, что здесь творится.
Начертив на свитке знак в обратной последовательности, Вита убрала валун, загораживающий проход. В этой части тоннеля было почти темно. Прототип поднял голову — высоко над ними виднелась оставшаяся часть пола. Интересно, подумал он, как мы вообще выжили, упав с такой высоты. Они начали медленно продвигаться по извилистому коридору, спускаясь вглубь горы. Основной план был выбраться из этого места незамеченными и попутно разобраться в том, кто здесь обосновался.
Пол был вымощен гигантскими каменными блоками. В местах, где спуск становился совсем крутым, были выбиты ступени. В стенах слева и справа располагались небольшие выемки. В некоторых из них лежали предметы посуды, по виду из глины. Часть из них была совсем уж старая и потрескавшаяся от времени.
— И долго вы будет красться, как воры? Зажигай! – раздался из темноты голос Тамира.
Прототип среагировал почти моментально: выхватив меч из-за спины, он принял боевую низкую стойку. Вокруг них вспыхивали факелы, ему удалось насчитать десятерых противников, не считая самого крупного из них. Четверо с топорами, пара алебардистов со щитами и четверо арбалетчиков. Тамир стоял, облокотившись на секиру, поигрывая в руках тонкой цепью. Он был облачён в тяжёлый латный доспех, на голове у него располагался рогатый латный шлем. Резная секира имела причудливый, светящийся красным, орнамент.
Краем глаза Прототип видел, что их медленно окружают, но его внимание было приковано к этому ка’ахи, который стоял неподвижно, словно скала. Ему казалось, что наибольшая опасность исходит именно от него.
Тамир пришёл в движение, молниеносно прыгнув между Прототипом и Витой. Секира лязгнула об пол, создав воздушную волну, которая швырнула Прототипа и Виту в разные стороны. Перегруппировавшись, Прототип ухватился рукой за деревянную конструкцию, похожую на полевую кухню, чтобы затормозить. На него, размахивая топорами, уже бежали ка’ахи.
В завязавшемся бою численное превосходство противников мешало оглядеться. Парируя удары, Прототип вытягивал ка’ахи в линию. Поскольку в скорости они проигрывали, он решил перехватить инициативу боя именно таким образом. Поодиночке они хуже отбивали удары, так как старались держать темп. Разобравшись с четырьмя ка’ахи, Прототип обшарил взглядом место боя.
На противоположном конце залы Вита отбивалась от атак Тамира. Проведя силовую атаку, командир пнул ногой в живот Виту. Приложенная сила была столь велика, что Виту отшвырнуло в сторону. Было видно, что она крепко впечаталась в стену, а из разбитой головы хлынула кровь.
Прототип бежал через залу, понимая, что нужно обязательно отвлечь внимание Тамира на себя. Вмиг обострившиеся рефлексы взяли верх – рука сама поднялась вперёд, выставляя прямо раскрытую ладонь. Это активировало защитное заклинание «Купол». Вокруг Прототипа возникла полусфера бледно-оранжевого света. Мгновение спустя в неё врезался арбалетный болт. Сфера, издав звук разжавшейся пружины, поглотила болт. От неожиданности Прототип резко затормозил, кувыркнувшись вперёд. Треклятые кристаллы, в сердцах буркнул он, что с ними сегодня не так? С самого начала потасовки его преследовала только одна мысль – снова вызвать их. Вызвать волну и обратить всех в пепел. Но кристаллы лишь слабо мерцали на руке, давая немного тепла, но не силы.
Тамир сдёрнул намотанную на предплечье цепь и, держа за один конец, швырнул другой в Виту. Цепь охватило белое пламя, а конец, летевший к Вите, стал похож на вытянутую пасть с парой клыков. Когда горящая цепь обвила Виту, Тамир резко дёрнул её на себя, хватаясь за секиру. Отступив влево, он, словно пропуская Виту, зашёл со спины и круто рубанул. Раздался треск цепи, которая лопнула на тысячи мелких частей и хруст позвоночника. Вита выронила булаву и упала на пол, словно бесформенная кукла. Поставив ногу на тело Виты, он вытащил секиру. С острия секиры густыми каплями стекала кровь.
Прототип выбросил руку вправо и почти не глядя швырнул молнию в арбалетчиков. Всё его внимание было приковано к Тамиру. Выпущенный разряд угодил в свод за ними, отчего часть стены рухнула, погребая стрелков под булыжниками. Остальная часть залы также дрожала, осыпая сверху камни.
— Да, давай, похорони нас тут. Вместе со своей подружкой. – Тамир рванул навстречу Прототипу.
Они закружились в бешеном ритме, размениваясь ударами. Прототип ускорился: так, на каждый удар Тамира приходилось по два ответных. Это вынудило капитана ка’ахи перейти в оборону. Проведя финт, Прототип задумал провести ту же самую контратаку, что он делал в своём первом бою, но стоило ему поставить свою ногу на доспех Тамира, как тот спихнул его древком секиры, придавив к полу. Выставив двуручник плашмя перед собой, Прототип заблокировал прямой удар секиры, затем снова метнул молнию в Тамира. Разряд пробрал ка’ахи, заставив его отшатнуться. Этого хватило, чтобы Прототип поднялся на ноги в прыжке и силовым ударом сверху вниз нанёс удар по Тамиру. От проведённой атаки рогатый шлем треснул, правая его часть слетела с лица капитана. Шлем заблокировал большую часть урона, но на всё равно лицо от лба через глаз до скулы покрывала глубокая рваная рана. Сам же глаз медленно вытекал, оставляя в глазнице кровавое месиво. Тамир сплюнул стекающую в рот кровь и, прищурив оставшийся глаз, внимательно смотрел на своего противника, словно пытаясь предсказать следующий ход.
Несмотря на то, что капитан ка’ахи заметно ослабел, сил у него оставалось предостаточно. Прототип снова пошёл в атаку, тестируя оборону Тамира. Место боя сместилось – теперь Прототип постепенно прижимал капитана к стене залы, где сверху свисали сталактиты. Проведя очередную атаку, он заставил Тамира отпрыгнуть. Набрав в руке достаточно энергии, Прототип выпустил в потолок молнию. Обрушившаяся часть стены погребла Тамира. Да уж, ещё один разряд и всё точно рухнет здесь, подумал Прототип, глядя на то, как трясётся свод.
Внимание Прототипа привлёк еле слышимый шорох в том месте, где горел огромный очаг, а в котле кипело какое-то варево, похожее на полевой ужин. Интуитивно зрение напряглось, и мир преобразился. Объекты внутри пещеры, включая стены, потеряли чёткие очертания, оставив лишь границы, светящиеся бледным светом. Прототип видел, как выше, над потолком, текут подземные воды, видел коридор, выходящий куда-то наверх; видимо, у этой способности было ограничение на радиус действия. Позже, значительно позже он узнает, что является одним из немногих, кто обладает способностью внутреннего зрения. У костра, за небольшой, грубо сделанной напольной тумбой прятались двое ка’ахи. Пока Прототип зажмурился, чтобы вернуть своё обычное зрение. Сжав крепче двуручник, он направился к двум оставшимся противникам.
— Мастер, пощадите! Мы простые крестьяне! – увидев Прототипа, они упали на колени, склонив головы.
Прототип принял решение, мельком взглянув на то место, где лежало тело Виты. Взмах двуручного меча наотмашь окрасил закоптившийся в огне котёл синей кровью. Спустя мгновение она зашипела от огня, оставляя пятна на котле. Убирая меч в ножны за спину, Прототип заметил медальон на теле одного из казнённых им ка’ахи – выгравированный колос пшеницы на голубом поле.
Он подошёл к телу Виты. Если не считать серебристых волос, перепачканных в крови и ужасной раны на спине, можно было подумать, что Вита просто спит. Внутри него бушевал шторм эмоций – её нет? Её действительно больше нет? Стараясь успокоить себя, он решил, что самым правильным вариантом будет переключить внимание. Переставляя резко потяжелевшие ноги, он, присев на одно колено, начал рассматривал рану. Сильный удар прошёлся прямо по позвоночнику, перерубая кость. Мда, вслух протянул он, у Виты не было ни единого шанса. Сняв плащ, Прототип завернул Виту в него и поднял её на руки. Продолжать миссию нет смысла, решил он.
Покинув пещеру, он, предварительно проверив пространство вокруг внутренним зрением, в сумерках пересёк плато и спустился вниз к реке. Пока он спускался, окончательно стемнело. Не переставая себе удивляться, по памяти нашёл дорогу, по которой они шли с Витой. Проходя овраг, он едва не споткнулся о тела ка’ахи, с которыми у них завязался бой. Когда он добрался до места, с которого они начали, вдалеке за горами уже начало алеть небо. Немного порывшись в синхронизаторе, Прототип узнал, что точка выхода откроется в середине следующего дня. Прислонившись к дереву, он принялся ждать.

◊◊◊

Темнота сменилась резким светом, но едва слышимый гул Врат он узнал сразу. Прототип открыл глаза – на него таращились все, кто в этот момент стоял у платформы. Шутка ли, он, весь перепачканный синей кровью, держал в плаще завёрнутое тело.
— Вита! Вита! Где, где она? Что с ней? – Кир, спотыкаясь бежал к платформе, расталкивая других инженеров.
Прототип стоял, не в силах пошевелиться. Всё, что он мог сейчас сделать, это ждать, держа тело Виты.
— Что, проклятье тебя побери, случилось?! Ты должен был её защищать! Должен был… Должен… — Кир рухнул на колени, закрыв лицо ладонями. Его тело сотрясалось. – Ненавижу! Будь ты проклят!
Двое инженеров осторожно подошли к Прототипу, забрав у него тело Виты. Прототип шарил взглядом по толпе, ища Алима. Когда они, наконец, встретились взглядами, Алим незаметно указал ему на проход слева от Врат, сделав знак немного подождать. Всё внимание было на Прототипе, и уход Алима остался без внимания. Прототип едва заметно кивнул и дождался, пока Алим уйдёт первым. Затем он развернулся и проследовал туда же.
— Что там случилось?! – Алим ждал его.
Стоило Прототипу только открыть рот, как дверь сработала на открытие.
— Эй, ты куда собрался?! Я с тобой ещё не закончил.
Кир бросился на него с кулаками. Конечно, это было не самое мудрое решение, хотя бы потому что Прототип был на голову выше его по росту. Заблокировав атаку, он с локтя ударил Кира в лицо, пинком ногой, по колену, сбил равновесие и, зажав горло правой рукой, поднял его над собой, прижав к стене.
— Война. Там случилась война. В соответствии с инструкциями, я запрашиваю разрешение на срочный рапорт, – сказал Прототип, глядя в глаза Киру.
— Срочный рапорт подтверждаю. Мы немедленно идём к Замину. – Алим, почесав лоб, задумался на секунду, а увидев, как к ним бегут гвардейцы, добавил – И, пожалуйста, не задуши нашего инженера. Это вызовет осложнения.

Вспышки

Обвешанный датчиками в комнате диагностики Прототип размеренно вдыхал холодный воздух, стараясь привести мысли в порядок. Произошедшее с ним сложно было назвать рапортом.
Внутренне Прототип приготовился долго и упорно объяснять причины отклонения от миссии и прочее, но в действительности всё было совершенно по-другому. Его усадили за широкий, наклонённый под углом стол. Столешница, сделанная из странного, немного похожего на обсидиан, покрытого резными рунами материала. Когда он положил на него ладони, то оказалось, что материал тёплый и невероятно мягкий. При соприкосновении с ладонями стол начал резонировать, выводя на панель обрывки воспоминаний. Прототипу оставалось только концентрироваться на том, что произошло.
Краем глаза он внимательно наблюдал за инженерами. Алим остался стоять почти у двери, тогда как Замин подошёл почти вплотную к панели. Особенно его интересовал эпизод смерти капитана Тамира, так, что он просил несколько раз воспроизвести событие. В уме Прототип поставил галочку расспросить Алима побольше о Тамире.
После воспроизведения событий его отправили в комнату диагностики. Как объяснил ему Алим – задача понять, как тело отреагировало на нагрузку, как изменилось физическое и психическое состояние. Так у Прототипа оформился второй важный вопрос – Прототипом чего он является. Во время тестов его просили совершить несколько махов тренировочным оружием, выпустить молнии в манекен. Особых тестов на взаимодействие с кристаллами не было, хотя инженеры поводили какими-то странными приборами вдоль них, снимая мерки. Затем его подвергли небольшой заморозке и погружению в воду. Вытираясь полотенцем, Прототип поймал на себе взгляд Алима, читающийся как «мне есть что у тебя спросить».
— А у тебя проблем не будет? – хмыкнул Прототип, когда их кабинка остановилась на очередной остановке. Причиной для реплики послужила реакция троих инженеров, ожидавших снаружи. Едва завидев Прототипа, они демонстративно отвернулись, не став заходить. Кроме Алима и его в кабинке никого не было.
— Безусловно, нужно время, чтобы всё устаканилось – пожал плечами Алим. – Сам посуди, такого, чтобы мы кого-то теряли, давно не было.
Оставшуюся часть дороги до комнаты, где находился Прототип, они провели в молчании. Пару раз Прототип перехватывал недоброжелательные взгляды, что бросали на него инженеры на местах посадки, но последний участок дороги был абсолютно пуст.
— Я так понимаю, ты не хотел разговаривать по дороге из-за того, что могут подслушать?
— Верно думаешь. Рад, что ты понял правильно.
— А где гарантия, что здесь у стен нет ушей?
— Гарантия есть. Прежде всего я бы хотел извиниться за то, что не пришёл до твоей миссии, хоть и обещал. Надеюсь, сейчас получится это исправить – так что задавай вопросы, постараюсь на них ответить.
— Вопрос «что здесь происходит» — мой самый главный – Прототип сел, облокотившись на стену.
— Тебе подлиннее или покороче? – Алим тоже уселся на татами.
— Чтобы было понятно.
— Мы с тобой находимся в Исследовательском Центре Рая. Как ты мог понять, здесь разрабатываются различные технологии и магические приспособления. Кроме этого Центра в Раю существует ещё очень много чего. Думаю, скоро сам увидишь, какой он. Твоё пребывание здесь временное из-за некоторых рисков. Видишь ли, ты довольно ценный ресурс. Твоё содержание здесь – лишь вопрос сокращения рисков.
— Ценный ресурс, я запомнил. – Прототип окинул взглядом комнату.
— У нас были трудности с теми, кто был до тебя. Можно даже сказать, что ты самая удачная из наших разработок. Но, как ты заметил, руководство немного консервативно, поэтому даже с твоим содержанием вот такие трудности.
— И этому Замину это сложно было объяснить? Или он такой занятой…
— Он… просто устал от неудач. До твоей версии все попытки провалились… Погоди, не перебивай, сейчас дойдём до этого. Некоторое, довольно продолжительное количество времени назад между нашим измерением и измерением, которое мы назвали Нижний мир, произошёл контакт. Нижним его назвали в шутку, конечно, потому что портал открылся посреди пола. В кварк-глюонном пространстве вообще сложно определить, где верх, а где низ, там всё относительно. Произошедший контакт нельзя назвать положительным, скорее это был акт агрессии. До этого мы занимались немного другими разработками, но этот инцидент заставил нас серьёзно заняться боевыми технологиями. Результатом этого стали боевые классы гвардейцев и магов. Однако наши короткие вылазки показывают, что они не совсем эффективны. Поэтому мы начали работу над проектом под названием «Архангел», Прототипом которого ты и являешься. Это сбалансированный класс с высокими силовыми и магическими способностями. Мы планируем, что именно представители этого класса составят основную боевую мощь и заменят гвардейцев.
— Картинка в голове сложилась вроде. А эти захватчики. Им, собственно, чего здесь нужно?
— Материал для создания жизни. Частицы души. Это очень сложная тема, давай пока отложим.
— Ох темнишь, Алим… Ладно, а что не так с моим ощущением эмоций?
— Это из-за того, что ты перепрыгнул одну из стадий жизни. Ты родился уже взрослым. Это позволяет экономить массу времени при проектировании новых классов, закладывая часть информации. К сожалению, это даёт побочный эффект – ну ты видел гвардейцев. То, что твоя психика реагирует по-другому – чудо! Настоящее…
— Не распыляйся, я понял. А что с ними? – Прототип потряс кистью с кристаллами — Почему в первый раз они очень даже нормально активировались. А во второй раз, когда они реально были нужны, толка с них не было.
— Весь сыр бор, — почесал лоб Алим, — как раз из-за них. На класс «Архангел», как я уже сказал, возлагаются большие надежды. Было решено, что часть силы будет выражена в виде кристаллов. Прежде всего, потому что так проще оценивать силовой параметр. Духовная сила, через которую взаимодействует магия, всё же больше эзотерический параметр. Мы же склонны к более осязаемым вещам.
— Иными словами это батарейки, которые показывают, насколько я сильный. И что с это ними? Почему они неисправны?
— Увы, до этого мы наблюдали максимум два кристалла у Прототипа 23. И то, они были очень, очень хрупкими и лопнули после первого использования. Так что, можно сказать твои – первые. Да ещё в таком количестве. Кто-то говорит, что это по числу основных магических элементов, кто-то — что это попытка выйти за пределы ограничений . Но мне кажется вторая теория не сильно… как бы это сказать… жизнеспособна.
— Вы что-то создали, но не знаете что? – повёл бровью Прототип.
— У нас в разработке разные уровни доступа к данным… Я не такой всесильный – пробормотал Алим, уставившись в стену.
Вроде я задел за что-то живое, прищурившись подумал Прототип. А ему не чуждо тщеславие. Как интересно.
— Хорошо, я понял. Кажется, у тебя тоже были ко мне вопросы.
— Соображаешь, — тут же оживился Алим, — итак, меня интересует часть, которую ты утаил во время проекции показаний.
-…
— Видишь ли, я специалист по психопроекциям. Хотя, признаться, ты почти провёл меня. Разумеется, у меня пока частный интерес.
— Раз ты не стал бить тревогу там, видимо да. Это часть, где Вита выразила идею о том, что кто-то намеренно саботирует информацию о передвижении противников в Нижнем мире.
— Это безумие… — глаза Алима округлились.
— Безумие – это сформированные боевые отряды, о которых здесь ничего не известно. Алим, такое не появляется за пару дней. У меня к тебе просьба.
— Да?
— Добудь мне информацию о капитане Тамире. Всю, какая есть. Приватно, разумеется. Я пока не хочу привлекать излишнее внимание. Посмотрим, что он за фрукт. Уж сильно им интересовался Замин.

◊◊◊

Вечерняя прохлада заставляла занавески слабо дрожать. Замин сидел за столом в своих покоях, откинувшись на стуле. Его мысли уносились далеко за пределы Рая. На информацию, что предоставил Прототип, нельзя не реагировать. Придётся запускать «Архангела», пусть сырую и недоработанную версию, иначе начнутся вопросы. Сколько же мороки из-за одного недоделанного инструмента и чересчур любопытного инженера. Он открыл глаза – в покоях почти стемнело.
— Знаешь, тебя давно можно было бы убить.
Занавески снова шелохнулись. Однако отнюдь не ветер был причиной. Замин повернул голову. В проёме окна сидел некто, экипированный в серые одежды, почти сливающиеся с ночным покровом.
— В таком случае я в очередной раз рад, что шиноби мной не интересуются.
— Тамир мёртв, это правда?
— Увы, проекция сознания не может врать.
— Если так продолжится – будут серьёзные проблемы. Замин, со следующего задания он не должен вернуться, надеюсь это понятно?
— Да, у меня есть пара идей.
— Количество не имеет значения, важен результат.
— Что же касается его кристаллов… Три вам, два мы заберём себе. Ровно так, как договорились.
— Разумеется. Уговор есть уговор.
Окно снова было пустое, а вечерняя прохлада заставляла занавески слабо дрожать. Замин расправил плечи и размял затёкшую шею – похоже, сон придётся отложить.

◊◊◊

По внутренним ощущениям Прототипа прошло несколько дней, прежде чем Алим вернулся. В этот раз он не стал задерживаться с долгой беседой, а лишь передал Прототипу несколько предметов. Также от Алима он узнал о том, что проект «Архангел» снова в активной стадии.
Информацию о Тамире Алим принёс в виде небольшого цилиндра. Раздвинув его, как свиток, можно было активировать дисплей. Сначала было довольно странно соприкасаться с лучами света, из которых состоял дисплей, но Прототип быстро привык. Управлялся он касанием, позволяя выделять, приближать и отдалять информацию. Если сильно раздвинуть цилиндры, экран становился больше, но терялась общая чёткость изображения. Информации о Тамире было много, но она была ужасно разрознена — набор фактов, последствий от операций, даже домыслы. Прототип потратил уйму времени, прежде чем смог навести порядок в записях. Сопоставив всё, он пришёл к умозаключению, что в Тамире идеально сочетались и физическая сила воина, и аналитический ум. Все операции были проведены почти гениально – максимум подготовки, стремительные действия, продуманное отступление так, чтобы никто ничего не понял. Читая сводки, Прототип пытался понять – а не являлось ли то хрупкое место в полу частью системы защиты? Лишь одна часть оставалась непонятной – Тамир никак не был связан с Раем. Он не принимал участия в операциях против инженеров, не был среди тех, кто напал на Рай. Так почему Замин так интересовался им? Закрыв сводки, Прототип поставил на этом месте в уме вопрос.
Вторым подарком от Алима был свиток инженеров по типу того, что использовала Вита, правда, только с одним заклинанием. Согласно описанию руны, оно называлась «Кожа змеи» и позволяла получать внешность, похожую на ка’ахи. Незаменимая штука, позволявшая оставаться незамеченным дольше, по крайней мере в теории. Алим сказал, что это его собственная разработка, которую он пока держал в секрете, и её никак не удавалось проверить в полевых условиях. «Ага, Прототип тестирует прототип» — отшутился тогда двадцать четвёртый.
Последним подарком была инфокарточка с магическим заклинанием «Пыль». Инфокарточки являются универсальным способом переносов знаний о магических искусствах. В них запечатлено руководство к действию и налагаемые эффекты. Инженер отметил, что в мире существует два способа изучения заклинаний. Первый – визуальный, через инфокарточки. Второй – экспериментальный, через собственные ощущения. Алим что-то говорил про общность и всеобъемлемость информации в пространстве, но Прототип плохо понял, что именно тот имел в виду. Что до самого заклинания – оно превращало тела после схватки в крупицы звёздной пыли. Алим обратил внимание, что добыча звёздной пыли очень важна, правда без деталей, так что Прототипу пришлось поверить ему на слово.

◊◊◊

Буквально за пару минут, как хмурый гвардеец отворил дверь и сопроводил на задание, на пороге его комнаты появилась девушка. Его внимание привлекла причёска с одним хвостом на бок. Накинутый поверх строгой формы медицинский халат позволял ему сделать вывод, что это очередной осмотр, который за прошедшее между миссиями время был уже несколько раз. Ему светили в глаз странной штукой с красным лазером, замеряли температуру, проверяли мерцание кристаллов. В этот же раз девушка зашла ему за спину и вставила шприц в шею. Кристаллы тут же отозвались ярким светом, а затем вернулись к прежнему мерцанию.
— Вы ведь не медсестра, — произнёс он, не сводя взгляд с девушки, которая шла к двери. Она обернулась, обжигая его взглядом голубых глаз.
— А ты не та молчаливая кукла, которая должна быть. Если хочешь жить – в твоих же интересах молчать.
— Как интересно. Хорошо, давай сыграем в твою игру.
Дверь тут же тихо закрылась. За время, проведённое взаперти, Прототип немного понял, как работают кристаллы. По крайней мере в части самодиагностики. Заставив кристаллы работать, он почувствовал, как по телу растекается вколотый раствор. От него исходил слабый магический импульс, но было похоже, что ничего зловредного он не делает.
Его дальнейшие изыскания прервал скрип замочной скважины. На сей раз его посетил гвардеец. А значит пора выдвигаться на очередное задание.
Снова свет бьёт в глаза, заставляя жмуриться, правда теперь они быстрее привыкают. Прототип стоял на краю скального выступа. Вниз метров на триста уходила почти отвесная стена. Похоже, в этот раз точка выхода была намного ближе к месту начала миссии. Прототип огляделся – было очень похоже, что это другая горная система. Сами вершины выше, больше снега и льда. Кроме того, было заметно холоднее. Ветер гнал в долину низкие кучевые облака. Часть из них цеплялась за выступающие над хребтом вершины, кутая их в матовую черноту. В воздухе редкими белыми точками кружились снежинки.
Сперва он поддался искушению не задумываясь идти вперёд на миссию, но смог осадить себя. Времени ещё много, слепо следовать приказам не стоит, поэтому нужно осмотреться. Он присел на большой валун, кутаясь в плащ. Согласно информации, полученной от Томы – в этом регионе располагался некрополь, по типу того, что был в прошлой миссии. По данным разведки, в этом районе было замечена необычная активность ка’ахи. Программой минимум миссии было подтвердить или опровергнуть эту информацию. Максимум – ликвидировать потенциально возможный лагерь. Прототип напряг внутреннее зрение – да, отсюда некрополь не видно. Вход в него должен располагаться в ущелье. По описанию входом служили древняя каменная арка. Другой информации не было. Убедившись, что ничего не упустил, Прототип отправился в сторону ущелья, сопротивляясь ветру.
Ущелье выглядело мрачно – вдоль остатков дороги попадались высохшие деревья. Казалось, что жизнь давно покинула это место – корни стволов торчали прямо из камней. По дну ущелья клубился неплотный туман, добавляя соответствующей атмосферы. Прототип иногда активировал внутреннее зрение, чтобы не пропустить нужное место. Через довольно продолжительное время движения по ущелью его внимание привлекло нагромождение камней по левую сторону. Внутреннее зрение показывало ему уходящую вглубь гор широкую дорогу. Вскарабкавшись по камням Прототип увидел проход. Значит это нагромождение и есть арка? Если да, то почему и как давно она разрушена, если в описании к заданию она значилась как понятный ориентир? Почесав лоб, он спрыгнул вниз и шагнул в мрак тоннеля.
Первая камера некрополя оказалась сильно разрушена. Причиной этому, помимо старости, были осадки, холод и ветра, преобладающие в этом регионе. На стенах едва виднелись выбитые когда-то сцены жизни ка’ахи. Часть сюжетов была посвящена земледелию, часть описывала боевые действия. Прототип ненадолго задержался, рассматривая сюжеты. Прикасаясь к ним, он ненароком задумался – кто-то описал это? Сохранил? Или всё это предастся забвению, когда холодный ветер, гуляющий здесь, окончательно сточит поверхность до гладкого состояния? И настанет ли тот день, когда на вновь чистом камне кто-то выбьет другую историю?
Переборов интерес к рисункам, Прототип отправился на следующий уровень. Уровни некрополя соединялись круто уходящими вниз переходами. Местами по обветшалым ступеням текла вода, делая их невероятно скользкими. На пути Прототипа между уровнями оказалась широкая каменная дверь. Справа от неё стояли три постамента. На каждом из них располагались небольшие плиты с резными изображением. “Ага, значит, одну из них надо вставить в это углубление в двери, что есть по центру”, сообразил Прототип. Орнамент на двери частично повторял рисунок, что он видел выше – вокруг ка’ахи в длинных одеждах, жреца, судя по всему, столпились простые крестьяне. Жрец, подняв руки к небу, держал предмет, похожий на книгу. В изображении на двери на этом месте и был вырез. На постаментах кроме предмета, похожего на книгу, два других изображали меч и солнце. Когда Прототип вставил нужное изображение, дверь, туго скрипнув, распахнулась. Он активировал внутреннее зрение, прощупывая пространство перед собой. В зале ниже двигались существа, но на ка’ахи они не были похожи. Вынув меч из-за спины, он продолжил спуск, осторожно переставляя ноги по ступеням, перепачканным какой-то слизью.
— Зараза, это ещё что такое? – вырвалось у него.
По зале передвигались существа, частично похожие на червей, оставляя за собой полосы вязкой слизи. Массивное дело передвигалось словно волнами, сокращаясь и вытягиваясь. От волочащегося тела или, правильнее сказать, той части, что заменяла им ноги, перпендикулярно вытягивалось тело с двумя руками, сжимавшими длинные копья. Венчала туловище уродливая голова. Возле рта располагались парные рога, а в открытом рту по кругу внутрь глотки уходили множественные челюсти.
Напрягая память, Прототип вспомнил, что эти существа зовутся шику. В качестве слабых мест были отмечены низкая сопротивляемость к огню и соли. Поэтому в качестве способа борьбы существовала рекомендация использовать способности мага, владеющего стихией огня в текущей команде. Вот спасибо, буркнул Прототип – ни соли, ни огня у него не было. Поскольку все вылазки в Нижний мир приводились командами, то их старались укомплектовать с разнообразными наборами способностей.
Несмотря на внешнюю медлительность, шику двигались достаточно быстро, а длинные копья вынуждали Прототипа держаться на расстоянии, парируя атаки.
Закончив сражение, когда голова последнего шику с чавкающим шлепком упала на пол, Прототип наконец ощутил жуткое зловоние, исходившее от бледно-зелёных внутренностей трупов слизней. Вытирая двуручник от слизи, Прототип было собрался идти дальше, как вдруг вспомнил об инфокарточке «Пыль», которую ему дал Алим. Выставив руку над телом шику, он активировал заклинание. Резной узор покрыл поверженное тело, которое спустя секунду вспыхнуло мириадами бледно-жёлтых огней. На мгновение они застыли в воздухе, а затем втянулись в ладонь Прототипа. По телу пробежало мягкое тепло, а затем все ощущения исчезли, словно их и не было.
М-да, похоже делать здесь больше нечего, подумал Прототип. Создания, населяющие этот некрополь, явно не являются ка’ахи. Равно как не обнаружено никаких следов лагеря или иной военной активности.

◊◊◊

— Да говорю тебе, помер он там, нечего тут ловить.
— Есть. Нам сказали принести его башку. У тебя она есть? Нету, вот и не вякай.
— Это кто тут вякает?
— Захлопнулись оба. Или захотели стать обедом? В здешних скалах много кто водится.
Расположившись за колонной начального уровня некрополя, Прототип слушал разговоры. Внутренним зрением он видел, что у рухнувшей арки входа его поджидали трое тяжеловооружённых ка’ахи. Зная свои навыки, ему не составляло труда разобраться с ними, но сначала он решил добыть больше информации.
— А если всё-таки он там того? Нам что, к этим червякам лезть? Сами знаете, они даже костей не оставляют.
— Что-то сегодня ты меня особо раздражаешь. Отправить тебя добровольцем туда? На разведку, так сказать.
— Понял, молчу.
— Если не помер, то вылезет. Портал ведь скоро откроется.
Стоп, что? Откуда они знают о портале? Прототип активировал «синхронизатор времени», показывающий время, отведённое на миссию до открытия точки переброски обратно в Рай. Время действительно выходило. Что за проклятье, подумал Прототип. Неужели он провёл столько времени в некрополе? Что-то здесь явно не сходится…
В любом случае, рассуждать я буду после, решил Прототип. Выхватив двуручник, он рванул на ка’ахи. На ходу активировал заклинание «Поток небес» на самом крупном из противников. Над головой у ка’ахи возникла светящаяся черта. По очереди из обоих концов черты вырвались молнии, нанося точечные удары. Каждое попадание сопровождалось жуткими раскатами грома, от которого начинали осыпаться камни с окрестных склонов. Интересно, подумал Прототип, размениваясь ударами с двумя оставшимися противниками, при сражении с Тамиром молнии были не такие мощные, что же на них так повлияло? Открытое пространство?
Разобравшись с ка’ахи, Прототип бежал по каменистой поверхности, на ходу сверяясь с «синхронизатором». Когда индикаторы почти сошлись, небо вдруг начало стремительно краснеть. То тут, то там загорались причудливые вспышки света, расходившиеся в стороны, словно силуэты крыльев. Воздух стремительно густел, становилось трудно дышать. Жадно хватая ртом воздух, Прототип продолжал бежать. Он видел, как на краю скалы портал уже раскрылся.
Позже Прототип много раз прокручивал в голове произошедшее, стараясь дать адекватное объяснение. Максимум что у него получилось – пространство кувыркнулось. Верх оказался внизу, а низ вверху, мир буквально разом перевернулся. Теряя равновесие, Прототип попытался сгруппироваться, но лишь шлёпнулся плашмя на камни. Затем всё вокруг начало трястись. Камни прыгали, скалы сыпались, стоял грохот и тучи пыли.
Прототипу казалось, что он почти коснулся рукой края портала, как площадь ушла из-под ног. Он видел, как портал остался висеть в воздухе, а через мгновение исчез. Перевернувшись в воздухе, с ужасом он наблюдал, как стремительно приближается земля. В тот же самый момент тяжесть в спине достигла критической отметки, а затем, после лёгкого толчка, ощущения изменились. Адреналин резко подскочил так, что в глазах начало рябить. Прототип видел у себя за спиной пару белоснежных крыльев, которые ловили воздух, тормозя падение. Решив, что удивляться нет времени, он попытался понять, как управлять крыльями, но, что-то напутав в своих ощущениях, врезался в выступающую скалу. От удара его перевернуло на спину и протащило по скале, тем самым остановив падение.
Он чувствовал, как его парализовало. Сознание потихоньку угасало. Он слышал шаги. Слышал, как осыпаются камни. Голоса. Что они говорили? Следом пришла боль. Резкая, рваными порывами. Словно от него отрывали куски. А затем всё стихло.
На этом, в принципе, всё могло бы и кончиться. Так он думал позже, возвращаясь в памяти к этому эпизоду. Нелепая смерть никому не известного эксперимента. Но нет… ошибка выжившего… да, это было про него.
Из оцепенения его вырвала снежинка, опустившаяся на губы. Она стала импульсом, запустившим все процессы разом. Боль снова навалилась. Левая рука была покрыта ожогами и нестерпимо ныла. Прислушавшись к своим ощущениям, он понял, что кристаллов больше нет. Следы ног вокруг лишь помогли восстановить картину. Всё это задание… Это полная чушь. Настоящей целью было забрать кристаллы. Но почему? Зачем что-то давать, а затем отбирать? Он в полной мере осознал, ощутил их утрату. Это было словно от него самого оторвали куски.
Тяжело дыша, от навалившегося чувства несправедливости, Прототип пытался собрать хаос мыслей в кучу. Слишком много всего произошло. Вспышки света, закрывшийся портал, крылья, потеря кристаллов. Повернув голову на бок, он увидел их.
Крылья отливались неестественно белым светом. Он протянул палец и дотронулся до них. Мягкие с виду, на ощупь же были напротив – жёсткие и немного холодные. Поднявшись, он отметил, что крылья перешли в сложенное состояние, но не исчезли при этом. Адреналин продолжал бить в висок.
Прототип подошёл к краю – до земли оставалось на глаз порядка 5 метров. Расправив крылья, он решил спланировать вниз, но интуиция подсказывала ему, что что-то не так. Перебирая в голове варианты что именно, он наконец нашёл – ставшей уже привычной тяжести меча за спиной не ощущалось. Прототип огляделся – расколотый на куски меч лежал немного выше. Похоже, при падении он зацепился, а затем согнулся на излом. Прелестно, просто прелестно – подумал Прототип. Я застрял в другом мире, да ещё и без оружия и магического усиления. Но ничего… Я выживу. И верну то, что у меня забрали. С этой мыслью он, с помощью крыльев, спикировал вниз.
Примерно в это же время Замин прослушивал рапорт о том, что Прототип двадцать четыре сгинул при переходе между мирами. Причиной была названа временная дестабилизация точки выхода из-за энергетического всплеска.

Одиночка

— Вспомнил я тут случай в одной деревне. Как тобишь она была-то… Огень, Овегень… О, точно Ошевень.
— А! Нашёл чего вспоминать на ночь глядя.
— А я и не в курсе. Расскажите?
— Сам попросил… – ратник ка’ахи смочил горло из грубой жестяной кружки и продолжил – Дело было под конец осени. Ещё первые морозы только ударили. Наш отряд тогда стоял лагерем в соседнем лесу. Мы через пару дней сниматься планировали, как однажды под утро гонец прискакал с приказом от командования. Передислоцироваться в Ошевень и оказать помощь деревне. Мы тогда пасти разинули все – что это ещё за фокусы. Сено что ли им там покидать? Хотя некоторые уже клыки закатили – баня, парное молоко, девки.
— Угу, сотню раз просто – сплюнул второй.
— Погоди, не перебивай. Ну, мы манатки собрали и потопали. Места гиблые там. Топи одни сплошные. Шлёпаешь в жиже, а тебе в сумерках ещё и мерещится всякое, а вдали двухвостые воют. В общем подходим мы к деревне, а там тихо. Обычно скот хоть голосит. А тут ничего. Ни дыма из труб, ни голосов, совсем. Мы, значит железки повытаскивали, ну и пошли. Ух, давно я такого не видел.
— Так что? Что там?
— Ай, Эри, ну чего таскать волка за хвосты-то. Сожрали там всю деревню. Вот что там. Кровь, гавно, внутренности и слизь повсюду. Какой-то кретин полез в некрополь, который в горах, выше деревни и помер там. Оставил двери открытыми. Ну шику и повылезали оттуда.
— Шику? Это те, слизни которые?
— Угу, они самые. Спустились в деревню, жрать-то им охота. И устроили резню. Местные крестьяне-то не вооружены толком. Так, багры да вилы. А против шику с ними мало чего сделаешь. А ты чужеземец? Видел шику?
— Только слышал, что здесь водятся – отозвался молчавший до этого Прототип.
— Везучий. Такое страшилище увидишь, ещё долго ночами просыпаться будешь.
С момента, как точка выхода захлопнулась и Прототип остался запертым в Нижнем мире, по местным меркам сменилось три сезона сбора урожая. Ка’ахи заканчивали год месяцем, когда весь урожай с полей был убран. За это время ему удалось окончательно побороть в себе возникающие позывы к долгу по отношению к Раю. Его злило, как с ним поступили. Ему хотелось получить ответы. Ему хотелось забрать назад кристаллы. Для него это стало делом принципа. Заклинание «Кожа змеи», что дал ему Алим, дала не совсем ожидаемый результат. Местные ка’ахи признавали в нём своего лишь отчасти. Большинство думало, что он прибыл откуда-то издалека. Причиной был и отличающийся цвет кожи – у Прототипа он был бледней, и строение тела – Прототип был в среднем сильно выше. Также ему приходилось постоянно использовать заклинание, чтобы маскироваться, хотя при его использовании он всегда чувствовал сильную усталость и сухость в горле.
Первое время, что Прототип находился в Нижнем мире, он планировал остаться на месте, чтобы найти хоть какие-то зацепки похитителей. Но по прошествии месяца так ничего не удалось найти. В регион его пребывания окончательно пришла зима, вынудившая Прототипа податься южнее, туда, где ещё тепло. Он некоторое время бесцельно скитался, изучая окрестный мир. Во время путешествия сломанный двуручник Прототип, хоть и нехотя, заменил на тяжелый палаш, который нашёл на заброшенном военном аванпосту. Палаш сильно проигрывал в ударной мощи его прошлому оружию и неудобно лежал в руке, но ничего лучше он найти не мог.
Потом случай свёл его на тракте с купцом, который вёз товары в ближайший город. Купец любезно согласился подвезти его, если Прототип, в свою очередь, окажет ему услуги охраны. После встречи с торговцем Прототип иногда нанимался на охрану небольших караванов, если их путь шёл на Юг. В обмен на небольшие наличные деньги и, что было более важным для Прототипа, сведения о том, что творится вокруг. Вдруг где-то появился отряд из Рая.
Последние четыре дня Прототип путешествовал с торговцем сахаром. Доставку товаров внутри страны осуществляли по широкой реке под названием Боя. Она, бравшая своё начало высоко в горах, текла через весь континент, на север. Торговцы издавна использовали реку как быстрый, дешёвый и относительно безопасный способ передвижения товаров. В места, где не было судоходных рек, доставку вели на повозках. Их небольшая повозка, ползшая по пыльному тракту, была запряжёна норовистым бойру.
Бойру были одними из самых популярных и дешёвых ездовых и тягловых животных для ка’ахи. Приземистое тело, покрытое длинной шерстью, четыре мощные лапы с четырьмя толстыми пальцами. Продолговатая шея заканчивалась приплюснутой мордой. Бойру, несмотря на внешнюю грузную комплекцию, развивали большую скорость.
На закате, когда они уже разбили лагерь, рядом с ними встал небольшой военный отряд. Сейчас, когда уже давно перевалило за полночь, Прототип, купец и трое солдат ка’ахи сидели у костра, слушая солдатские байки. Подобное, впрочем, было редкостью, так как на тракте ка’ахи сторонились, хоть и похожего на них, но чужеземца.
— А как в этих местах на тракте-то? Спокойно? – подал голос купец.
— Проблем хватает. Не так чтобы много, но то какие сорванцы банду сколотят, то мерзость какая вылезет. Недавно вот слышал – повадилась какая-то тварь по ночам скот таскать. Ну местное мужичьё за вилы и в дозор.
— Так и?
— Так и сократилась там численность мужичья. Сам же знаешь, они только пахать умеют. Многие из них мечей-то не держали в руках.
— А кто деревню-то терзал?
— Да хрен бы его знал, говорю же, страшилище какое-то. Разъездной арьергард загнал его. Уж не знаю, чем крестьяне с ними расплатились, но пировал разъезд у них с неделю, это точно.
— Ладно, пора бы и честь знать, хорошо посидели – зевнул Эри – с утра снимаемся, как рассветёт. Так что извиняйте заранее – гомон с утра будет знатный.

◊◊◊

Несмотря на господствующую вовсю осень, погода стояла жаркая и почти без дождей, поэтому до ворот города прототип и торговец Арун добрались усыпанные пылью с головы до пят.
Город Кахута был крупнейшим городом в юго-восточной части континента. Удачное расположение дорог и пахотных угодий создавали основу для торговли – с севера в город гнали скот и меха на продажу, а с юга везли зерновые. Было сложно представить, какой был бы город, проходи через него речной или морской торговые пути. На описываемый момент его население было почти триста тысяч жителей, большую часть которых составляли ка’ахи. Круговая застройка города была поделена на шесть секторов, каждый из которых ограждался высокими каменными стенами. Внутри каждого из ярусов кипела жизнь – возле прилавков толпились зеваки, торговцы всякой всячиной старались перекричать друг друга, зазывая покупателей. Из постоялых дворов кого-то, наиболее перебравшего, периодически выносили ногами вперёд – подышать на не сильно свежем, пыльном, с нотками канализации, еды и пота воздухе.
Ассоциация торговцев, к которой принадлежал Арун, находилась на третьем ярусе. Торговец уболтал Прототипа доехать до неё, чтобы там рассчитаться за сопровождение, а заодно поспрашивать местных торговцев на предмет нового контракта. Проезжая первые два яруса, Прототип удивлялся, насколько бедно жили ка’ахи. Жалкие лачуги низшие слои общества строили следующим образом – небольшие плоские камни складировали друг на друга в два-три слоя для того, чтобы перекрыть дыры в стенах. Крышу, основу которой составлял простой деревянные каркас, застилали соломой.
— Что вынуждает их жить в городе? Как мне показалось, в селах жизнь лучше, – спросил Прототип, когда они проезжали через второй ярус.
— На первый взгляд так и есть. Но жизнь в сёлах тяжелее, сильно зависит от погоды. А имперские шаманы не в ладах со стихиями природы. Вот и получается, если Боги пошлют урожайный год, крестьяне счастливы, а если нет, начинается голод и мор по деревням. Те же, кто живёт в городе, надеются ухватить удачу за хвост и выбиться наверх.
— И как? У многих получается?
— Сами видите. Первые три яруса самые населённые. На четвёртый и выше стража кого попало не пускает.
— А кто на них селится?
— Видно вы действительно издалека. Подобная ярусная система городов у нас используется во всех городах по эту сторону гор. Четвёртый ярус для ремесленников и адептов магии. Пятый – для высокопоставленных военных и вельмож. А на шестом живут все, кто управляет городом и округом.
— Практично, ничего не скажешь. Кстати, Арун, где именно твоя ассоциация?
— Это вы верно отметили, практично, буржуи, мор их подери, – Арун, ругнувшись, сплюнул. – Можно проехать и центральной улицей, но там всегда такая толкучка и заторы, что я обычно езжу более короткой дорогой. – Он указал лапой на извилистый проулок.
Он был настолько узким, что, казалось, повозка торговца идёт почти впритык к домам. На третьем ярусе дома были уже сложены более добросовестно. Первый этаж почти у всех был каменный, тогда как второй достраивался из дерева.
Сначала Прототип пытался запоминать дорогу, но после целой кучи своротов сбился и бросил попытки. Было видно, что город на третьем ярусе застраивался хаотично, словно жители пытались занять каждый свободный кусок земли. На очередном повороте дорогу им преградила большая группа ка’ахи.
— Так, что тут у нас? – оскалив пасть, произнёс самый рослый из них. – очередной толстосум решил проскочить быстрее в норку? – окружавшие его ка’ахи дружно заржали.
Прототип быстро прикинул ситуацию – повозка зажата в узком проулке без возможности развернуться. Пятиться назад, будучи запряженным в повозку, бойру не умел. Выглядели они как обычные бандиты, подобные тем, что промышляли на тракте. Стоявшие перед ними были вооружены разномастно – короткие мечи, трехсекционные цепы, дубинки. Иными словами оружие, которое легко можно было спрятать в складках одежды. Да, похоже потасовки не избежать – решил он.
— И чего уважаемые хотят? – спросил он, спрыгнув с повозки. Рука Прототипа лежала на эфесе палаша.
— Дай-ка подумать… Новую одежду, дворец со слугами и отыметь принцессу. А, да, ещё обыскать твой труп.
Пространства для манёвров во время боя было катастрофически мало. Прототип, привыкший свободно маневрировать, сейчас был в крайне невыгодном положении, чего нельзя сказать о его противниках, явно привыкших к таким условиям. Прототип занял оборонительную позицию, изредка огрызаясь прямыми выпадами. Когда наконец ему удалось задеть одного из нападающих, отрубив ему часть руки под локоть, вдруг послышался нарастающий топот.
— Стража! Врассыпную все!
Нападающие резко бросились врассыпную в узкие щели между домами. Всё произошло насколько быстро, что Прототип до конца ещё не успел переключиться из анализа ситуации в сражении, как перед ним стоял целый отряд закованных в сталь стражников.
— Ага, нарушаем общественный правопорядок?
— Вовсе нет, на нашу повозку…
— Устраиваем драку посреди дня. Понятно, понятно.
— Я же говорю, на нас напали, Арун, помоги мне, – Прототип обернулся, но торговец, сидевший до этого на козлах повозки, тоже исчез.
— Капитан, кажется, он ненормальный, – сказал один из гвардейцев.
Подняв руку перед собой, он что-то пробормотал. Земля под ногами Прототипа засветилась, а через секунду его тело было сковано в каменный кокон, только голова осталась на поверхности.
— Дознание разберётся, какой он – сказал капитан, ударом латной перчатки лишая Прототипа сознания.

◊◊◊

Острый запах мочи бил в нос. Открыв глаза, Прототип обнаружил, что лежит ничком на глиняном полу. К его удивлению, Кожа змеи продолжала действовать, хотя длительное поддерживание заклинания сильно выматывало. Поднявшись на ноги, он огляделся – небольшое, едва выше роста пространство, напоминавшее своды пещеры. В потолке, ближе к центру, виднелась дыра, в которую проникал свет. Кроме него в камере вдоль стен сидели порядка двадцати ка’ахи, но точнее он сосчитать не успел.
— Эй, новенький, ты же в курсе, что сегодняшний ужин ты отдаёшь мне?
Прототип внимательно смотрел на окликнувшего его здорового ка’ахи. Его морда была покрыта старыми рваными шрамами. Бугристые мускулы выступали сквозь грубую льняную рубашку.
— Что-то не припомню такого.
— Ууу, какой не манерный…Ничего, сейчас научим, – здоровяк встал в позу кулачного бойца.
Первый прямой удар Прототип заблокировал, выставив руки перед собой. Разменяв пару ударов, он стал тестировать защиту здоровяка. Наконец ему удалось выработать тактику – при ударах ка’ахи сильно подавался вперёд, и Прототип решил воспользоваться этим. Уклонившись от удара и развернув корпус чуть вправо, он дёрнул руку здоровяка в направлении удара, а затем ударил с колена в область живота. Пока ка’ахи инстинктивно сжался, защищая органы, Прототип зашёл со спины, схватил его за плечи и дёрнул сверху вниз, повалив противника на пол. Увесистый удар ногой по морде свёл на нет последние притязания здоровяка к Прототипу.
— Мы к этому ещё вернёмся, – процедил он сквозь зубы, сплёвывая кровь.
— Буду ждать.
Едва Прототип присел на пол, чтобы собрать мысли в кучу и попытаться выработать план дальнейших действий, как его снова отвлекли.
— Прошу меня извинить, найдётся время для меня?
Подошедший ка’ахи был полной противоположностью здоровяка со шрамами. Приземистый, немного полноватый, одетый в дорогой, но уже порядком потрёпанный кафтан.
— Смотря кто спрашивает.
— О, где же мои манеры. Моё имя Адам, член торговой ассоциации. Бывший правда.
— Что-то у меня нет особого доверия к вашей братии. Из-за неё я в итоге нахожусь в этом чудесном месте.
— Могу я услышать вашу историю? Уверен, что произошло недоразумение и вы совершенно невиновны.
— Верно, как там говорят? Кажется — в тюрьмах виновных нет?
— А мастер горазд на шутки.
— Рум. Просто Рум, какой я уж там мастер.
Следующие несколько часов прошли в неторопливой беседе. Так Прототип узнал историю Адама. Торговец умудрился перейти дорогу сразу нескольким городоуправителям из-за расположения своей лавки. По плану чиновников, на месте его лавки должен был разместиться центр развития национального сознания, что бы это ни значило. Сумма, предлагаемая за переезд лавки, по мнению Адама, не покрывала даже трети расходов. Итого, после нескольких неудачных апелляций в канцелярию Кахуты чиновники взялись за него всерьёз. Адам был обвинён в неуплате части пошлин, а также попытки дачи взятки. Его арестовали, а имущество, включая лавку, отошло в пользу города. Ассоциация торговцев при этом даже не шелохнулась. Адам подозревал, что часть суммы от имущества успешно осела в карманах верхушки Ассоциации.
— Да, не повезло вам, Рум, – протянул Адам, услышав историю Прототипа. – Могу с уверенностью заверить, торговца Аруна, торгующего сахаром, в ассоциации нет. Похоже вы угодили в достаточно распространённую для этих мест схему. Я пару раз слышал нечто похожее. Выглядит это так – реального торговца грабят, подменяют на фальшивого. Далее нанимают в охрану какого-нибудь наёмника. Доезжают до города, инсценируют нападение. После чего добычу делят стражники и нападающие. Увы, схема почти безупречна.
— Если схема известна, почему нельзя воспользоваться показаниями наёмника?
— Плаха, виселица, стул утопленника – арсенал, достаточный для того, чтобы никто никогда не заговорил. Так сказать – способ надёжный и безотказный.
— Перспектива мрачная, как ни посмотри. Адам, а отсюда сбегал кто-нибудь?
— Хм… возможно…
— Ох, темнишь, Адам.
— Увы, увы, здесь помочь ничем не могу, – Адам резко встал, – рад был знакомству.
Всё то время, пока они беседовали, Прототипа не покидало ощущение, что за ними пристально наблюдают, однако беглый осмотр остальных заключённых ни к чему не привёл.
— Эй, животные, жрать пора — его размышления прервал крик стражника.
Заключенные выстроились в цепочку, по одному подходя к решётке, через которую охранник деревянным черпаком наливал серо-коричневую массу. Впереди очереди возник небольшой переполох – один заключённый обхватил лапами голову впереди стоящего и что есть силы крутанул влево. Бедолага тут же обмяк и рухнул на пол. Целью нападавшего, как оказалось, была тарелка. Ни охранники, ни другие заключенные на этот инцидент не прореагировали. Прототип обернулся, чтобы посмотреть, кто стоит сзади него. Стоявший заключенный был в холщовой накидке с капюшоном, скрывавшим лицо. На руках, несмотря на жару, были перчатки.
— У меня тарелки нет – просто произнёс Прототип.
— Тем лучше для нас обоих – отозвался голос из-под капюшона.
— Нет тарелки, нет жратвы, – отрезал стражник, когда очередь дошла до Прототипа. – Следующий!
Не то чтобы Прототип испытывал чувство голода, просто он решил не выделяться из общей массы.
— Зря не нашёл себе тарелку, местная кухня для истинных гурманов, – произнёс заключенный, стоявший позади него в очереди, садясь рядом. – Только надо извлекать вот этих пассажиров – он подцепил ложкой блестящего чёрного жука и сбросил его на пол. – Портят весь вкус.
— Пожалуй оставлю данную кухню непознанной.
— Зря, зря. Много теряешь. Интересный ты.
— Да? И чем же?
— Выглядишь как ка’ахи, но пахнешь совсем по-другому. Ты пахнешь магией и чем-то ещё, мне не знакомым.
— …
— Расслабься, чего напрягся так? Лопнешь сейчас от натуги. Ладно, к делам. Помнишь того торгаша, что присел тебе на уши?
— Подслушивал нас?
— Хм… издержки профессии. Так вот, видишь, как он гипнотизирует ту стену? Интересно, ты только пахнешь иначе? Или и видишь тоже? Что не так с этой стеной? М?
Прототип напряг зрение – за стеной располагался проход, резко уходящий вниз.
— Уфф, чую магию. Интересный ты, интересный. Так что? Я тебе – ты мне.
— И что требуется?
— Исполнить ритуальный танец бабочек… Подумай сам – там, куда ведёт этот туннель, могут возникнуть трудности. Я надеюсь, ты не только по иллюзиям специалист?
— Не только.

◊◊◊

Время в ожидании, казалось, тянется вечно. Когда полностью стемнело, и тюремную камеру заполнил мелодичный храп заключенных, Адам пришёл в движение. Подойдя к стене, он ткнул пальцем в один из кирпичей. Прототип почувствовал, как активировалась магия. Он перевёл взгляд на заключённого в капюшоне – тот чертил на полу пальцем надпись – «внимание». Адам вдохнул и шагнул в стену. В ту же секунду тип в капюшоне прыгнул на Прототипа, обхватил его лапами, оттолкнулся ногами от стены и прыгнул вслед за Адамом.
— Тьфу, я просто не знала как эта штука реально работает – произнёс голос из-под капюшона. – И да, это всё конечно очень мило, но может ты слезешь с меня?
При кувырке через стену они почувствовали, как пространство сжалось, а затем последовал хлопок, после чего они кубарем покатились по полу.
Прототип заглянул под капюшон – кожа не ка’ахи. Что за? Но тут же почувствовал удар коленом в живот и вынужденно отпрыгнул.
— Что вы здесь делаете? – Адам выглядел напуганным.
— Спасаем твою шкуру, толстосум. – Тип в капюшоне поднялся.
— За информацию об этом ходе я отвалил, между прочим, солидную сумму.
— Сдаётся мне, тебя надули – мрачно произнёс Прототип, указывая на разбросанные повсюду обглоданные кости.
— Теперь ты исполняй свою часть уговора. Моя окончилась на том моменте, когда мы влетели в стену.
— Как скажешь, капюшончик.
— Эй!
Узкий тоннель был явно не природного происхождения. Было очень похоже, что ранее это место использовалось как ещё один, подземный ярус тюрьмы. По пути им попадались полуразрушенные клетки, предметы мебели, пыточные инструменты.
— Интересно, что же заставило их забросить этот уровень? – взволнованно произнёс Адам, осматривая помещение.
— Вон тот гражданин, я думаю. – Прототип резко остановился так, что Адам, идущий за ним, врезался в него.
Дорогу на другую сторону залы им преграждало существо, внешне похожее на большую личинку. Продолговатое тело покрывала тёмная чешуя, шесть пар мелких ног поднимали тело лишь чуть-чуть над землёй, так что он волочил брюхом по полу. Передвигался он с помощью двух массивных лап с тремя пальцами, расположенными впереди туловища, загребая ими вперёд и подтаскивая тело. Вытянутая морда была схлопнута так, что нельзя было понять, есть ли у него клыки или что-то похожее.
— Во имя Матери Земли! Что это такое… – Адам прикрывал рот лапами.
— Думается мне, тебя сюда отправили, чтобы покормить его.
— Того же мнения, – подал голос капюшон.
— Адам, не высовывайся. – Прототип по привычке потянулся за мечом, но пальцы схватывали лишь пустоту, так как стража отобрала оружие.
— А я? – спросил голос из-под капюшона.
— По желанию. – Прототип окинул взглядом залу. – Интересно, завалит нас тут или нет.
Собрав волю, он выпустил по существу разряд молний. Оно съёжилось, а затем, разинув пасть, издало вопль. Вытянутая морда оказалась челюстями, состоящими из пяти частей, которые раскрывались, словно лепестки цветка. Очень уродливого цветка.
— Ого, магия стихий. А ты с сюрпризом, оказывается.
Излишняя грузность личинки оказалась лишь обманом. Она крутилась, прыгала, плевала ядом и стремилась прихлопнуть лапами. Прототип и тип в капюшоне старались закрутить его, атакуя с двух сторон. Прототип молниями, а заключённый – каким-то металлическим штырём, который он подобрал с пола.
— Ох, сейчас бы использовать кристаллы, — в очередной раз сокрушался Прототип. Каждый раз, попадая в передрягу, он вспоминал ту силу, что они давали.
Во время одного из плевков, часть жидкости попала на накидку заключённого в капюшоне, и та моментально начала плавиться. Выругавшись, он скинул исчезающую на глазах накидку. Под ней было самое удивительное существо, которое только видел Прототип.
Бледная, гладкая кожа, как у Прототипа без магии иллюзий. Средней длины чёрные волосы, собранные в хвост. С миловидного лица, в котором явно читалась эмоция «упс» на него смотрела пара кошачьих зелёных глаз. На голове торчала пара кошачьих ушей, а сзади, из-за спины выглядывал пушистый хвост. На свободных от одежды участках кожи виднелись замысловатые узоры.
— Неяко ? Во дела… – протянул Адам
— Ах, чтоб тебя. Но, похоже, больше нет смысла шифроваться, – произнесла она, стягивая перчатки. Прототип почувствовал магию, а затем увидел, как руки покрываются шерстью и становятся похожими на кошачьи. – Настоящие, не иллюзорные, знаешь ли – подмигнув, произнесла она, показывая когти.
Они продолжили атаковать личинку, но на сей раз кошка била когтями, что оказалось более эффективным. Острые, как бритва, когти рассекали плоть, а из раны личинки начала расплескиваться вонючая, жидкая масса, которая разбрасывалась во все стороны. Прототип слышал, как за спиной блюёт Адам.
— А у тебя помощнее ничего нет? – кошка пыталась перекричать вопли личинки.
Прототип применил «Поток небес», но, к его удивлению, теперь заклинание было не чертой, а образовало треугольник из светящихся точек. После трёх мощных ударов молнии личинка свалилась на пол и больше не двигалась. В наступившей тишине, казалось, было слышно, как оседает пыль, летающая в редких лучах солнца, пробивающихся в узкие щели решёток, расположенных высоко над потолком.
— Давай ты в следующий раз начнёшь с этого? – кошка отряхивалась от слизи личинки.
— Надеюсь, следующего раза не будет…
— Удивительное мастерство, браво, браво, – прервал их Адам – вовек вам не забуду, ваша помощь бесценна…
— … И всё-таки, в денежном эквиваленте более предпочтительна, – закончила за него мысль кошка.
— Да, да, наёмники вашей расы ценят золото, наслышан.
— Остаётся только поражаться вашей осведомлённости.
— Вы закончили там? – остановил словесную дуэль Прототип. – Мы ещё не выбрались. Направив руку на тело личинки, он применил Пыль.
— Какая незнакомая, но удивительно полезная магия… – зловеще произнесла кошка.
Подземные воды, стекавшие по дну тоннеля, превратили грунт в вязкое месиво. Остатки мебели, тряпки, щепки, плавающие в воде, сменились на водоросли. Разгребая зелёную массу руками, они по пояс в воде брели вперёд, прислушиваясь к шорохам.
— О, смотри, ондатры, – фыркнула кошка, указав пальцем на небольшого пушистого зверька. – В определённых условиях деликатес, между прочим.
— Надеюсь, что грызуны — это максимум, что здесь есть… — протянул Прототип.
— Помогите!! Что-то схватило меня за ногу! – вопил Адам, размахивая руками.
— Адам.
— Ааа!! Оно сожрёт меня!
— Адам!
С перепугу торговец потерял равновесие и шлёпнулся в воду, так, что над поверхностью осталась только голова.
— Адам, если бы кто-то хотел тебя сожрать, он давно бы это сделал – неяко положила руку на голову торговцу. – Да перестань ты барахтаться! – она залезла рукой в воду и вытащила комок водорослей – На, смотри на своего монстра.
— Ох, право, неловко вышло. Простите мне мою натуру, храбрая воительница!
— Забыли, – она протянула ему руку и помогла встать.

◊◊◊

Выход из тоннеля загораживала густая, липкая растительность, копной свисая в озеро с небольшого скалистого уступа. Озеро было достаточно крупным, неправильной формы с резкими выступавшими берегами. Вдалеке, нарушая зеркальную гладь озера, плескалась рыба. Солнце тем временем уже садилось за горизонт, окрашивая редкие облака в пурпурные оттенки. Лёгкий ветерок обдувал вышедших из тоннеля, словно пытаясь стряхнуть с них всё зловоние канализации. Позади них на солидном расстоянии высилась громада крепостных стен.
— Здесь и расходимся? – спросил Прототип.
— Может с утра… – робко произнёс Адам. – Темнеет уже, знаете ли.
— И что предлагаешь?
— Ну… э…
— Разобьём лагерь у озера, только подальше отсюда. Если будет за нами хвост, то мы сразу увидим, – нашлась кошка.
Они устроились на небольшом уступе, расположенном на противоположном конце от выхода из канализации. Редкая растительность закрывала их со всех сторон, кроме озера.
— Рыбки бы сейчас, – мечтательно протянула кошка, растягиваясь на траве.
— Как пожелаете, сударыня, – ухмыляясь, Адам подошёл к коряге, валявшейся на берегу, и извлёк из неё холщовый свёрток. В нём лежала удочка, леска и крючки.
— А я-то думаю, почему мы так целенаправленно сюда шли…
— Это одно из лучших мест для рыбалки, поверьте мне! Мастер Рум, знаете, как обращаться?
— Если честно – нет.
— Так я научу, это не сложно! Садитесь ближе.
Следующие несколько часов Прототип постигал премудрости рыбалки, благо учитель его был терпелив. В конце концов Прототипу удалось даже выловить несколько достаточно крупных рыбин.
— Обжарим на камнях, – Облизнувшись, довольно сказал Адам.
Когда совсем стемнело, Адам остался колдовать над рыбой, собирая некоторые травы, которые можно было использовать при готовке, чтобы рыба раскрыла все свои вкусовые качества. Прототип и кошка отправились собирать хворост.
— Ты знаешь, Рум – достаточно странное имя. Никогда такое не слышала.
— Ты знаешь моё, но я не знаю твоего, – пытался отвести разговор Прототип.
— А я уж думала и не спросишь, – кокетливо улыбнулась она. – Аюми я.
— Так значит неяко – это название расы?
— Точно с лун свалился. Со всех трёх сразу, поочерёдно, – расхохоталась кошка. – Да, это обобщенное название всех народностей. Есть степные неяко, пустынные, лесные и горные. Я – из степных.
— Теперь буду знать.
— Забавный ты. Ладно, думаю нам этого хватит. Бери вон то бревно и пошли.
— Серьёзно?
— Серьёзно, у меня же лапки. – Она, виновато улыбаясь, показала ему ладони.
Разведя огонь с помощью молний Прототипа, Адам расположил камни на костре таким образом, чтобы они нагрелись. Затем он разложил мясо рыбы, завёрнутое в водоросли комбу.
— Нам повезло, что они здесь есть. Иначе пришлось бы залеплять мясо в глину и запекать так.
Мясо, приправленное незнакомыми Прототипу душистыми травами, источало аромат, от которого сводило живот.
Их трапезу, проходившую в полном молчании, нарушил резкий шум двигателя. Над ними, сверкая редкими огнями в воздухе проплыла махина дирижабля.
— Если и путешествовать между городами, то только на этой штуке, – мечтательно протянула Аюми.
— Но цены, сударыня, цены на полёты совсем не для бедных людей! – сокрушался Адам.
— Кажется, я сейчас лопну, – произнесла Аюми, развалившись на спине. – Адам, заканчивайте с торговлей. Ваше призвание – рыбная кулинария.
— Хм. Звучит как идея для нового начала. Премного благодарен.
Некоторое время они просто сидели молча, смотря на пламя костра и звёздное небо, Аюми тем временем мирно спала, свернувшись клубком, положив голову на колени Прототипу.

◊◊◊

Распрощавшись с Адамом, Прототип сначала думал двигаться дальше на Юг, подальше от зимы, но Аюми уговорила его вернуться в Кахуту. Прототип долго думал, что именно им двигало – формально их обязательства по отношению к друг другу закончились, когда они совершили побег.
— Напомни мне, что именно мы здесь делаем?
— Я свожу счёты с тем, из-за кого я попала за решётку, а ты следишь, чтобы мы не попали туда снова. А помогаешь ты мне, потому что всё равно шатаешься без дела. А так хоть занят будешь.
— Мне есть чем заняться.
— Да? И чем же, если не секрет?
— Я ищу таких же как я, — уклончиво ответил Прототип. Ему не хотелось углубляться в детали.
— Не встречала тех, кто бы пах так же, как ты. Но кто знает, может луны выглянут из-за туч именно сегодня. И, помогая мне, ты встретишь их? М? Слоняться с делом лучше, чем без него.
— Ладно, твоя взяла. С чего начнём?
— Район Джаха, — довольно улыбнулась кошка, — Есть одно место, где он бывает вечерами. По крайней мере бывал раньше. Только… надо раздобыть сначала денег… У тебя же есть в местном банке, да?
— Ну кто бы сомневался… — пробормотал Прототип.
За время скитаний он сколотил приличную по местным меркам сумму, которую тратил изредка раз что на переезды и снаряжение. Даже с учётом этих трат сумма получалась внушительная, и Прототип понимал, что можно остаться без гроша, если таскать всё с собой. Поэтому отнёс большую часть в банк. Когда-то давно он помог одному банкиру и тот согласился взять деньги в рост по довольно хорошему курсу. Война хоть и текла вяло, государство охотно брало в долг у банков, как ему объяснили.
Едва сумерки спустились на Кахуту, как тут и там владельцы многочисленных лавок и постоялых дворов зажигали огни в масляных лампах.
Аюми привела Прототипа в постоялый двор. Это был добротный двухэтажный каменный дом, где первый этаж был отведён под место, где гости принимали пищу. Второй этаж же предназначался для отдыха и сна постояльцев.
Поверх деревянных столов располагались круглые металлические контейнеры, по типу не очень глубокой тарелки. На немой вопрос Прототипа Аюми ответила, что так практичнее – металл сложнее повредить, а в потасовках можно использовать как в защите, так и в нападении.
— Этот твой тип, как его зовут? Чем он занимается? – нарушил молчание Прототип, отхлебнув яблочного эля, которого им принёс владелец заведения.
— Жох. Крайне скользкий тип. Слышала, что для всех он старьёвщик, но всем отлично известно, что он торгует краденым антиквариатом, драгоценностями.
— И как тебя свело с ним?
— Так скажем, мне нужно было кое-что продать и быстро.
— Надо полагать, то, что изначально тебе не принадлежало?
— Формально нам ничего не принадлежит изначально. Так скажем, я забыла заплатить за это. И не надо делать такое лицо. У нас с тобой разные взгляды на то, как выживать в этом мире.
Через некоторое время им принесли остальной заказ – на одной глиняной тарелке было ассорти из овощей, на другой лепёшка, залитая жареными яйцами, сыром и щедро посыпанная кусками мяса.
— Да, похоже он перестал здесь появляться – произнёс Прототип спустя три часа. За это время они заказали по ещё одной порции лепёшек, чтобы не вызывать подозрений.
Прождав ещё некоторое время, Прототип и Аюми приняли решение остаться на ночлег в этом же постоялом дворе. Их комната не была обставлена предметами мебели. Вместо этого по полу были раскиданы подушки всех размеров и мастей. Убедившись, что в комнате кроме них никого нет, Прототип снял маскировку.
— Похож на нас. Интересно, интересно. Не хватает ушей. И хвоста, – Аюми несколько раз обошла вокруг него.
— Я не музейный экспонат, знаешь ли.
— Знаю. Просто это интересно. Можно потрогать?
Не дождавшись ответа, она тыкнула пальцем ему в щёку.
— Зачем спрашивать было… Аюми, что это? И как на этом спать? – Прототип указал на подушки.
— Судя по твоему лицу, такое ты видишь в первый раз.
— Да, это немного необычно.
— Зато удобно, сам попробуй.
Хихикнув как девчушка, она задула свечу, что была в руке.

◊◊◊

На следующий день Прототип и Аюми отправились проверить ещё одно место, где мог быть Жох. Аюми вспомнила, что у него была лавка на местном базаре.
Базар Кахуты был знаменит на весь континент – даже Прототип слышал о нём. На него свозили товар со всего света. Говорили, что если ты что-то не можешь купить на Базаре (да, именно с большой буквы), то значит, этого не существует на свете. Базар представлял из себя, по сути, целый район. Основное крытое здание было не сильно большим, но торговля там была наиболее бойкой. Остальные же торговцы ютились на первых этажах домов, постепенно превращая их в полноценные прилавки.
Пробираясь сквозь толпу, Прототип удивлялся, как много народа и рас собралось здесь. Он видел и ка’ахи разных цветов кожи, и антропоморфных существ, похожих на енотов, медведей, расу неяко. Аюми иногда останавливалась, задумывалась на мгновение, а затем продолжала путь по извилистым улочкам окрестностей Базара.
Главное здание Базара представляло из себя модульную купольную систему. Аюми объяснила, что это было сделано для лучшей акустики – чтобы гомон при торговле не оглушал, а продавец и покупатель могли нормально слышать друг друга. Войдя в один из множества входов, они сразу окунулись в атмосферу. Солнечный свет проникал через фронтальные щели в основании купола, давая приглушённую текстуру. Повсюду клубился дым от кальянов, сигар и курений. Торговцы бойков зазывали к прилавку, стоило только бросить взгляд на товар.
— Что это за запах? – Прототип полной грудью вдыхал незнакомый ему аромат.
— Специи, их используют при готовке, как Адам у озера. Но эти привезли действительно издалека сюда. Они стоят целое состояние.
Отыскать лавку Жоха оказалось не так просто – торговцы часто менялись прилавками, а иногда меняли ассортимент. Пройдя насквозь весь Базар, они снова попали в сплетение узких улиц, где товар, в ряде случаев, был разложен прямо на дороге, отбирая и без того ограниченное место.
— Ага, вот оно где – резко вскрикнула Аюми, повернув к ничем не примечательной двери.
Выцветшая деревянная дверь с металлическим кольцом, казалось, не открывалась целую вечность, а само место выглядело заброшенным – в окнах не горел свет.
— Интересная вещь эта иллюзия, правда ведь? – подмигнув Прототипу, Аюми толкнула дверь внутрь.
Прототип почувствовал, как резонирует магия, меняя картину перед глазами. Пустое помещение, пол которого был покрыт толстым слоем пыли, преображалось. Словно из ниоткуда, пульсируя мягкими тонами фиолетового цвета, появлялся прилавок, ажурные люстры, шкафы и прочее убранство комнаты. Единственное, что не изменилось – спёртый запах, как от старых книг. Прототип успел отметить, что справа от двери, скрестив лапы на груди, сидел здоровенный ка’ахи. На коленях у него лежал огромный молот.
— Добро пожаловать, чем могу быть полезен в столь ранний час?
Торговец оказался ровно таким, как в своём воображении его нарисовал себе Прототип. Приземистый и худощавый, он держал руки на уровне груди, потирая ладони. Глаза его бегали с Прототипа на Аюми, словно оценивая их.
— Дела нас привели, – с этими словами Аюми вскинула руку, метнув в сторону вышибалы блестящий предмет. Спустя мгновение его тело обмякло, но осталось сидеть на стуле. Из глазницы торчал метательный нож.
— А-а-а-аюми! Лапочка моя, какими судьбами? – Заикаясь произнёс он, когда она скинула капюшон.
— Ты думал я давно скот кормлю? – её хвост дёргался в разные стороны, а уши стояли торчком.
— Я не знал, что так выйдет! Честно тебе говорю.
— Честно? Честно?! Вместо покупателя меня ждала облава из гвардии! Продажный ты кусок дерьма.
— Кошечка моя, это было недоразумение!
— Недоразумение произошло, когда тебя зачали! – Аюми полоснула Жоха лезвием ещё одного метательного ножа по горлу. Издавая булькающие звуки, он, зажав горло двумя лапами, оседал на полу. – Меньше грязи, чище улицы – ответила она на немой вопрос Прототипа. – Такс, чего бы нам тут устроить?
— Устроить?
— Конечно. Убийство торговца на Базаре. Хм. Слишком громко. Перекроют ворота, из города не выйдешь… Сложности. Не люблю их… – Аюми ходила вдоль стеллажей с товаром, изучая его. – О, эссенция огня. Знаешь, что это?
— Первый раз вижу.
— Тогда не моргай, чтобы ничего не пропустить. – Она хищно улыбнулась.
Аюми крепко сжала в ладони светящийся красным комок, а затем швырнула его за прилавок, к телу Жоха. На месте падения эссенции тут же возникло жаркое пламя, которое моментально охватило деревянный стеллаж и тело.
— Пожар, эх какая печаль. Вот что бывает, если не соблюсти технику безопасности при работе с эссенцией, – беспечно, растягивая слова, произнесла она, отряхивая несуществующую пыль на ладонях. — Идём отсюда. Тут скоро станет нечем дышать.
— Разве огонь не будет видно?
— Будет, через некоторое время жар эссенции развеет иллюзию, потому что он магически сильнее. Да ладно? Ты и о противодействии магии не знаешь? А ещё сам магией пользуешься… И как только живой ещё.
Остаток дня Аюми таскала Прототипа по городу. Она уговорила остаться его на ещё один день в Кахуте. Как он думал, так она пытается отвлечься от всего, что происходит. Долгое время они провели на огромной площади возле храма. На зеленых лужайках, в тени деревьев сидели ка’ахи – семьи, влюблённые парочки, одиночки с книгами.
— Мирно тут.
— Да, люблю это место. Посреди шумного города здесь настоящий островок спокойствия. Давай просто помолчим тут.
На постоялый двор они вернулись уже после захода солнца. Аюми говорила, что осталось одно незавершённое дело, поэтому Прототип сломал себе голову в догадках, о чём именно она.
— Рум, у меня для тебя есть секрет. Хочешь расскажу? – неожиданно сказала Аюми, когда они уже расположились на подушках.
— Конечно.
— Тогда слушай внимательно, – она нагнулась к нему почти вплотную, смотря ему в глаза. Кошачьи глаза отливались блеском в свете луны.
Пространство резко поплыло, а затем его поглотила темнота.

◊◊◊

Прототип проснулся от яркого света солнца, бившего в глаза. Чувствовал он себя паршиво – магия перестала действовать, голова жутко раскалывалась, а в горле пересохло так, что даже при вздохе кто-то словно скрёб изнутри когтями. Он огляделся – Аюми нигде не было, но у приоткрытого окна лежала аккуратно сложенная записка, состоявшая всего из одного слова.
— Прости? Что у неё в голове вообще? – пробормотал он, складывая записку в карман. Собрав волю, применил Кожу змеи. – Куда же ты делась?
У Прототипа оставалась только одна идея, куда могла отправиться Аюми. У Северных ворот города располагалась платформа дирижаблей. Дирижабли использовались как сравнительно быстрый способ перемещения между городами, но он был недешёв. Так что не все могли себе это позволить. Спустившись с третьего уровня, он прошёл главные Северные ворота. Отметив, что дирижабль ещё стоит на месте, он ускорил шаг.
Громада дирижабля нависала над ним. Серебристый корпус блестел на утреннем солнце. Пассажирская кабина была закрыта, а немногочисленные пассажиры толпились в ожидании.
— Решила уйти и не попрощаться? — найти Аюми оказалось даже слишком просто – среди всех она была единственная в капюшоне.
— Не люблю, да и не умею… А ты молодец, соображаешь.
Едва прозвучал свисток, толпа народа на платформе дирижаблей медленно двинулась ко входу внутрь пассажирской гондолы.
— Раз уж ты тут… Не шевелись, я должна кое-что сделать – с этим словами Аюми рассекла ему щёку, вдохнула запах крови, оставшийся на когте.
— Зачем это?
— Теперь я смогу найти тебя. Где бы ты ни был. Прощай.
— Но…
— Никаких но, так будет лучше – она подняла руку в прощальном жесте и склонила голову на бок.
Толпа увлекла Аюми внутрь дирижабля, Прототип проводил взглядом до тех пор, пока среди толпы виднелась пара чёрных кошачьих ушей.
— Куда бы податься теперь? – себе под нос спросил он, потирая щёку, которая отзывалась жжением. Сердце его ныло от тоски.

◊◊◊

Покинув город, он бесцельно ехал вперёд на бойру, купленной у городских врат. Остаток дня он планировал посвятить обдумыванию что именно, кроме новой порции душевного беспокойства, ему дало знакомство с Аюми. Однако его внимание привлекла золотистая плетёная ниточка, что парила над землёй, соединяясь с его левой рукой. Изгибаясь, словно повторяя движения, она уходила куда-то вдаль по тракту. Оглядевшись, Прототип понял, что никто кроме него не обращает на эту ниточку внимания. Заинтересованный, он направил бойру по следу.
Нить вела его по главному тракту совсем недолго, свернув на какую-то едва хоженую тропинку, по которой, судя по следам, уже давно не ездили телеги. Скорее всего, решил Прототип, это дорога к какой-то покинутой деревне. Ему часто доводилось видеть, как целые селения оставляли пустыми из-за вспышек болезней или мора скота.
Тропинка же, петляя по зарослям, вывела его на холм, под которым располагались какие-то развалины. Судя по компоновке, это когда-то было святилище какого-то ныне забытого божества. Именно в таких местах имела свойство селиться всякая нечисть, и Прототип быстро вывел простую аксиому: “Заброшенные святилища = неприятности”. И, следуя этому нехитрому равенству, старался всячески их избегать, если за это не платят, разумеется. Однако сейчас, движимый любопытством, он привязал бойру к дереву и топал прямо к руинам.
Под разваленной аркой он обнаружил…хм, судя по снаряжению, состоящему из свободной мантии, похожей на ту, что использовал Замин, можно было сделать вывод что перед ним боевой маг. Который был занят тем, что водил продолговатым детектором над кристаллом. Над его кристаллом. В этом Прототип не сомневался. Заметив Прототипа, пребывавшего в маскировке, тот сразу напрягся.
— Мне не нужны неприятности, — произнёс он.
— Какой красивый у тебя кристалл, — усмехнулся Прототип, снимая маскировку.
— Ого, вот это камуфляж. Новая разработка? – сразу выдохнул маг.
— Что-то вроде того. А это? – Прототип кивнул на кристалл.
— Магический бустер. Вот испытываю его.
— Ясненько. И как получил его? – холодно спросил Прототип.
— Выдали… В награду… — маг напрягся, — В чём вопрос? Откуда такой интерес? И вообще, а покажи-ка свой номер.
— Интерес мой в том… Что этот кристалл… мой.
Маг отреагировал сразу, выпустив поток огня навстречу. Прототип ответил молниями. У него не было планов сражаться с магом, да ещё и используя заклинания. Всё, чего он хотел сейчас, это забрать кристалл. Его левая рука жутко зудела, ощущая близость магического артефакта.
— Тогда у нас проблемы. Мне доверили его ценой моей жизни.
Маг начал создавать огненный вихрь вокруг себя. Плохо дело, решил Прототип. Сейчас или никогда. Взорвав в руке шаровую молнию, он сократил дистанцию, пробивая палашом грудь магу. Тот успел выставить в защитной реакции руки вперёд, тем самым превратив рукоять в расплавленную жижу. Владелец клинка успел отскочить в самый последний момент; выпустив крылья, он перепрыгнул магу за спину.
— Ты… тебя не должно быть, — захлёбываясь кровью произнёс маг.
— Кристалл. Ну? Откуда он у тебя? – холодно смотря на мага, Прототип схватил кристалл рукой.
— Ааааа!!! – завопил маг, — Руш… Его дал мне директор академии Руш…
Ещё одно незнакомое имя. Значит в Раю есть какая-то академия, которой руководит какой-то Руш. На секунду задумавшись, он перестарался и оторвал кристалл. В ту же секунду тело мага обуглилось. Кристалл же, засияв, вернулся на левую руку. В тот же момент Прототип почувствовал прилив сил. Почувствовал, что ему стало легче. Спокойней. Как бывает после сильного шторма. Обострившиеся враз чувства засигналили ему о том, что сюда движется кто-то живой. Спрятав крылья и вернув маскировку, Прототип лишь молча смотрел на ещё один испорченный клинок. Что же ему так не везёт с оружием?
Через пару минут подоспел армейский патруль. Трое встадников, один из которых вёл под узды его бойру. Закованный в латы суровый ка’ахи спрыгнул с бойру и, нахмурившись, подошёл к телу.
— Ага, эти гладкокожие тут возню устроили, — мрачно выдал он, — благодарю за содействие, наёмник.
— Без проблем, — просто пожал плечами Прототип. Больше всего на свете ему хотелось свалить прочь из этого места.
— Жалко палаш. Хороший был. Добротный. Держи, — ка’ахи протянул ему металлический шестиугольный жетончик.
— Что это?
— День пути на север. Там стоит крупный армейский лагерь. Покажешь его интенданту и получишь новое оружие. Нужно поощрять гражданскую инициативу. Золото, сам понимаешь, по службе не положено.
— И на том спасибо.
Прыгнув на бойру, он поспешил на тракт. Теперь он знал, как искать свои кристаллы. Он был уверен, что получится вернуть их все. Осталось лишь найти способ как попасть обратно в Рай.

◊◊◊

Весна робко вступала в свои права. По всей долине Бои на деревьях набухали почки, а птицы возвращались с зимовки. Бойру, фыркая, шлёпал по раскисшему тракту. Судя по карте, до деревни Волчий Взвоз оставалось совсем немного.
Днём ранее, проезжая мимо очередной деревушки, Прототип наткнулся на выбитое на куске кожи бойру объявление:
«Наёмники, искатели приключений! Солидная награда дожидается того, кто решит проблему с разбойной бандой в селе Волчий Взвоз. За деталями обращаться к старейшине Ясиру.
От имени, и по поручению Империи
распорядитель Фум»
Однообразный пейзаж нескольких дней пути, состоявший из редких пролесков, речек и степей порядком успел наскучить. Ветер, которому совсем ничего не мешало, гулял по открытым пространствам, перегоняя ещё по-зимнему холодный воздух.
Деревня Волчий Взвоз по местным меркам была достаточно крупной – тридцать две хаты расположились на просеке, немного в отдалении от основного тракта. По состоянию домов было видно, что деревня живёт не сильно богато. Часть домов уже доживала свой век и, казалось, вот-вот рассыплется. Дом старейшины Прототип заприметил сразу – он был один из самых высоких, а крыша была украшена резной деревянной фигурой причудливого животного.
— А вы по какому поводу? – спросил его сгорбленный ка’ахи, навалившись на покосившийся забор. Забор скрипел и, казалось, сейчас рухнет, но старика, похоже, это никак не смущало.
— Привело меня дело, – уклончиво ответил Прототип.
— Дело, это хорошо, – довольно крякнул старик.
Прототип поднялся по деревянным ступеням и постучал в добротную дверь. Приглушенные голоса, раздававшиеся из хаты старейшины, стихли.
— Кого Боги принесли? – дверь открыл крепко сбитый ка’ахи, смотревший строгим, прямым взглядом.
— Я к старейшине Ярсину.
— Фуата, не задерживай гостя на пороге, – раздался голос из глубины хаты.
Внутреннее убранство дома старейшины было простым, но со вкусом. Добротная деревянная мебель, большая каменная печь, в кресле-качалке у печи сидел сам старейшина. Пожилой ка’ахи сидел, сложив руки в замок перед собой. Поверх холщового кафтана на нём была шерстяная накидка.
— Добро пожаловать, – слегка улыбнувшись, произнёс он. – Вы знаете моё имя, но я не знаю вашего.
— Рум моё имя. Я по поводу объявления, – сказал Прототип, протягивая объявление.
— Вот видишь, Фуата, добрый ка’ахи к нам с добрыми намерениями. А ты ему путь в хату преградил. Видите ли, мастер, наш кузнец немного подозрительный.
— Понимаю.
— Итак, банда… Да, крупная, по словам некоторых – десять, по некоторым – аж пятнадцать голов. Есть всадники, луки. Но это кто во что горазд. Завелись осенью прошлого года и с тех пор хлопот доставляют. Саботируют армейские перемещения, шакалы, значится. Как бывший военный я понимаю недопустимость данного на вверенной мне территории. Кхм, да. Прячутся где-то в окрестных лесах. Уж точнее не подскажу. Но я бы начал искать у реки, тут недалеко за бором. И да, если всё же решитесь, то на подмогу, увы, не рассчитывайте. У нас тут охочих до драки нет, да и толку не будет.
Прототип покинул дом старейшины после слегка затянувшейся беседы, когда на землю уже опустились сумерки. Он планировал остановиться в трактире до утра, а затем начать поиски. Проходя по деревне, он краем глаза заметил, что от дома старейшины за ним кто-то шёл. Заинтересованный, он сбавил темп.
— Мастер Рум, – говоривший понизил голос, стараясь не выдавать себя.
Обернувшись, Прототип увидел Фуату, который накинул капюшон на голову, словно не хотел, чтобы его узнали.
— Мастер Рум, здесь сумма более, чем достаточная. Вряд ли имперский распорядитель мог предложить больше. Прошу вас, возьмите деньги и поезжайте, – он протянул туго набитый кошель.
— Не понял. Разве нет проблем с бандой?
— Есть, конечно, есть. Всё как старейшина Ясир сказал, но, видите ли, мастер… – Фуата замялся – нам так лучше.
— Это как?
— Вы человек приезжий, завтра вас на тракте и след простынет, а нам жить здесь. Как банда появилась, житьё у нас лучше стало. Они и зверьё от села отгоняют, и армейские соединения щипают. Так, что те перестали к нам на постой заезжать.
— А были проблемы с армейскими?
— Ещё какие! Постоянно скотину уводили, объедали нас. Мастер, ужас был. Так что, прошу ещё раз, возьмите деньги и поезжайте. Мы с лидером договорились, чтобы вас не тронули случайно. Мы же видим, что вы ка’ахи опытный. Проредите нам банду, так и беда придёт.
— Ладно, Фуата, как знаете. Но и не я, так кто-то другой придёт.
— Жизнь такая, значится, – Фуата пожал плечами. — Но давненько никого не присылали. Охочих нынче мало здесь, на войне все.
Забрав кошель, Прототип испытывал странное чувство. С одной стороны, ему было всё равно, деньги есть деньги. И проблемы ка’ахи касались только их, а не его. Но с другой – ощущение невыполненного задания грызло его изнутри.
Решив не ждать утра, он выехал в ночь. В небе уже вовсю догорал закат, уступая вечерним сумеркам. Миновав придорожный трактир, из которого доносился гомон местных, он направил бойру к тракту. Но на выезде из деревни случилось то, что окончательно испортило ему настроение.
— Мастер, вижу, вы много путешествуете. Не можете ли оказать одну услугу старой матери? – у забора хаты стояла пожилая ка’ахи.
— Может и окажу, если скажете подробнее.
— У меня сын служит в Гнездовых горах. Если вдруг будете проезжать рядом, передайте весточку – что дома его ждут. Его узнать легко будет – у него на шее медальон – колос пшеницы на голубом поле.
Прототип почувствовал, что к горлу подкатывает ком. Один из тех казнённых им алебардистов. Вот зараза, подумал он. Что изменилось бы, поступи я тогда по-другому? Вернулся бы он домой, работать в поле? Или стал рушить жизни и счастье других, как сломалось совместное счастье Кира и Виты? Стиснув зубы, он сдержанно кивнул.
— Вот спасибо вам, мастер! – На глазах старухи выступили слёзы.
И без того скверное настроение испортилось окончательно. Он снова вернулся в действительность. Несмотря на гражданскую войну у ка’ахи сейчас, она рано или поздно закончится. И противостояние Нижнего мира и Рая вспыхнет. Но ради чего всё это? Зачем всё это противостояние? Сколько ещё таких неизвестных жизненных историй будет надломлено взмахами оружия и действиями заклинаний? Прототип пришпорил бойру, стараясь скорее покинуть деревню.

Молния

Жаркий день позднего лета медленно клонился к закату. За прошедшее время Прототипу подвернулось много выгодной, но крайне грязной работы. Большая часть из неё сводилась к тому, что в неком месте поселялось существо, сильно мешавшее проживавшим рядом ка’ахи. Конечно, бывали случаи, научившие его брать предоплату за свои услуги, так как слава о странном наёмнике по имени Рум распространилась по всему востоку континента. Во время пути в трактирах, почтовых перегонах Прототип надеялся напасть на след Аюми, но кошка словно исчезла. Наверное, думал он, впуталась в очередную авантюру. Другой причиной, кроме желания подзаработать, была попытка найти кого-нибудь, кто был бы связан с Раем. Он тщетно проверял руины, действующие и заброшенные святилища, но все боевые отряды Рая как сквозь землю провалились. Или улетели на небо, поправлял он себя. Зависит от точки зрения.
— Ну не хрипи, я тоже промочил бы горло, – шлёпнул он по шее бойру, которая всеми силами давала понять, что пора бы остановиться где-нибудь возле воды.
Последнюю половину дня они медленно двигались через густой лес, воздух в котором был густой, влажный и спёртый. Размышления Прототипа о том, где бы напоить бойру, прервали звуки воя лесных волков. Прислушавшись, он уловил также и голоса ка’ахи. Прототип слез с бойру, вытащил меч и осторожно пошёл на звук.
На небольшой поляне разразилась настоящая баталия. Стая двухвостых волков напала на повозку. Крытая – приметил Прототип – значит внутри кто-то знатный, крестьяне в таких не ездят. Сопровождение повозки составляли четверо тяжеловооруженных гвардейцев. На ногах из них были двое.
Двухвостые волки были наиболее часто встречающейся проблемой в этих краях. Каждая взрослая особь из стаи достигала почти метра в холке, а мощная пасть была вполне способна перегрызть шею даже бойру. Тактикой почти всех стай, которые встречал Прототип, было постепенное окружение жертвы, когда особи по очереди отвлекают внимание добычи. Единственным вариантом, который нашёл Прототип, было терпеливо выжидать, когда круг почти сомкнётся, а затем резко контратаковать, прорывая окружение. Данный метод работал, но был чрезвычайно опасен и требовал максимальной выдержки – малейший просчёт, и тебя разорвут на части.
— Спасите кто-нибудь! – вопил один из гвардейцев, нервно озираясь на скалящихся волков. Руки, сжимавшие древко пики, судорожно тряслись.
Мда уж, охрана что надо, подумал Прототип, с размаха перерубая хребет волку. Спустя секунду, на него набросился другой волк, от которого он ушёл, наклонив тело. Волки скалились, рычали, но нападать не решались. Взвесив ситуацию, Прототип напал первым, рубанув наотмашь. Волк ушёл от атаки, изогнув спину и отпрыгнув назад. На Прототипа прыгнули сразу трое – паскудно, подумал он. Магию ему не хотелось использовать – её он применял только когда рядом никого нет. Не успел он придумать, как с ними поступить, как волки вспыхнули багровым огнём.
— Дальше сам! – раздался крик из глубины повозки.
— Магия стихии огня, как интересно, – подумал Прототип.
Волки сломали круг, скалясь на огонь, чем он и воспользовался. Растерянно наблюдая, как Прототип проредил стаю, гвардейцы приободрились, но толку от них было немного. Оставшиеся волки, скалясь, отступили в чащу леса.
— Признаться честно, я думала, что рыцари, спешащие на выручку дамам, попавшим в беду, бывают только в красивых сказках, что рассказывают, укладывая детей спать. – выходя из повозки, произнесла девушка ка’ахи.
Накинутая мантия с капюшоном, обитая мехом, добавляла загадочности внешнему виду. Одетая в кожаный доспех с металлическими вставками она выглядела гордо и могущественно. Внешне женщины ка’ахи отличались наличием груди и отсутствием костяных наростов на голове.
— А я так похож на рыцаря? – повёл бровью Прототип. – Да и с учётом ваших способностей – стая не была проблемой.
— Госпожа Сабира, с вами всё в порядке? – обеспокоенно произнёс один из гвардейцев
— В порядке, но не вашими стараниями, – холодно отрезала она. – Что до моих способностей, то я могла как спалить только волков, так и половину этого леса.
— …
— Шутка. Расслабься. Изволит ли безымянный наёмник присоединиться к моему оскудевшему эскорту? Не бесплатно, естественно.
— Рум. Изволю. Рад, что не надо разъяснять суть отношений “услуга-вознаграждение”.
— Рум… имя идёт впереди тебя. Мне известно о твоих способностях оказывать… хм… услуги. Думаю, у меня найдётся для тебя предложение, – властно заявила она.
— Одно из тех, от которых не отказываются?
— Соображаешь. Это редкость в наши дни.

◊◊◊

Вилла, где жила Сабира, располагалась на холме, вдалеке от тракта. С него открывался замечательный вид на долину – внизу, у подножья холма шумел лес, вдали бежала ленточкой Боя, а где-то совсем у горизонта маячила цепь гор.
Сабира оставила Прототипа ожидать в большой комнате, похожей на гостиную, а сама куда-то ушла. От нечего делать Прототип начал рассматривать убранство комнаты – обставленная дорогими керамическими и золотыми вазами, графинами. Даже чашки, усмехнулся Прототип, и те из золота. На одном из столов стояла пиала, наполненная драгоценными камнями. Все стены, кроме одной, были украшены гравюрами, по виду которым было очень много лет. На самой длинной стене было высечено семейное древо. Поколение Сабиры было восьмым, если верить дереву, у неё должен быть ещё один брат или сестра, но понять этого было нельзя – имя и изображение было стёрто.
— Из всех предметов тебя заинтересовало именно генеалогическое древо? Ты самый странный наёмник из всех, что мне доводилось видеть. – Сабира распахнула тяжелые двери и вошла в комнату.
— А ты видно решила, что я что-нибудь утащу.
— Золото есть золото, – пожала плечами она, останавливаясь возле пиалы с драгоценными камнями.
— А репутация есть репутация.
— Занятно. Обычно находятся желающие позаимствовать одного из этих малышей, – она поднесла ладонь к пиале и ей в руку прыгнул маленький паук, брюшко которого отливалось в цвет камней. – Знакомься, это сапфировая вдова. Капля яда в твоём теле – и ты истечёшь кровью изнутри в течение суток. Занятно, правда? – она отпустила паука обратно в пиалу.
— Так и запишем: не подбирать сапфиры, – ухмыльнулся Прототип.
— Какой ты немногословный, – упрекнула она Прототипа, садясь в обитое бархатом кресло. — Знаешь, когда я приглашала тебя в свой дом, то ожидала получить ещё и собеседника, но пока получаю только статую.
— Привык работать оружием.
— Занятно. Чем тебя так заинтересовала моя родословная?
— Много поколений. Наверное, здорово иметь семью, которая помнит свои корни.
— Добавь к этому необходимость иногда торчать при дворе Императора, кучу приёмов, скучных лизоблюдов-служащих, и картинка преобразится. Но ты прав, род Курайо имеет занятную историю.
— Курайо… Я уже где-то встречал это слово. Кажется, это название этой части страны?
— В том числе, в честь моей семьи. Тебе правда интересно? Ну тогда налей нам что-нибудь и садись вон в то кресло. Когда-то давно, когда трава была зеленее, ну и так далее… Восемь поколений назад в здешних краях жил кузнец. Он был мастером своего дела, и к нему обращались все жители окрестных деревень. И так случилось, что полюбил он девушку из семьи зажиточных купцов, и она отвечала ему взаимностью. И, конечно же, они решили пожениться. Ага, благодарю – Сабира приняла от Прототипа бокал вина. — Мм, чудесный букет вкуса, не находишь? Так. О чём это я?
— Они решили пожениться.
— Ах, да свадьба. Родители девушки были против их свадьбы. И, чтобы помешать свадьбе, придумали хитрость. В те времена была традиция – всем гостям, приглашенным на праздник, хозяева должны повязать большой шелковый пояс — кур, в знак доброго расположения, и конечно же накормить-напоить гостей, вкусно и обильно, чтоб не стыдно было. И вот богатые родители невесты решили собрать всех своих родственников, и всех их привезти на свадьбу, зная, что жених беден и не сможет всех гостей обеспечить достойными кушаньями… Таким образом, решили они, свадьба и не сможет состояться, поскольку на семью кузнеца ляжет позор.
— Какой изощрённый метод срыва свадьбы.
— Согласна, достаточно было просто утопить сорванца. Но, история есть история. В общем в день свадьбы, уже готовый принять позор, кузнец вышел и увидел, что на месте проведения свадьбы, на этом, кстати, холме, стоят столы, и кушанья приготовлены и расставлены в ожидании гостей, всего во множестве и хватит встретить всех, кому захочется прийти на эту свадьбу, да еще и останется. Это жители окрестных деревень, узнав о предстоящей свадьбе, поспешили на помощь кузнецу. Все-все, кому он что-то когда-то сделал, отремонтировал, помог – все приготовили и принесли с собой всяческие угощенья, напитки, и красивые шелковые пояса для гостей, чтобы кузнец смог каждому по традиции повязать пояс в знак уважения…
— Так, продолжай.
— Прибыл и огромный караван гостей со стороны невесты… И поразились родители невесты тому, что предстало перед их взором – множество столов ломилось от угощений, всем было место и всего было вдоволь! Свадьба состоялась, да такая, что всем на всю жизнь запомнилась. Вот так добро и вернулось к кузнецу за все те добрые дела, что он сделал людям. А родители невесты решили ночью тайно покинуть празднество, чтобы никто не увидел их такими сконфуженными и пристыженными. Но ночью на всю степь светила яркая полная луна, и не удалось им уехать тайно, все равно все видели их позор.
— Вывести целый караван ночью. Сомнительное занятие. Так… а при чём тут пояса?
— В этом и суть, слушай дальше, – Сабира отпила ещё и продолжила, — а каждому из гостей кузнец, отец жениха, с радостью и благодарностью повязал большой красивый шелковый пояс, он же кур, и было этих поясов так много, что, если связать их все вместе, можно было бы опоясать луны. Метафорично немного, но думаю суть понятна. Собственно, это место так и переводится – место, где опоясали луны.
— Красивая история.
— Верно, – вздохнула Сабира. – Сейчас такого не встретишь. Ну, поболтали. Теперь о делах.
— Да, ты говорила, что есть работа.
— Есть. На севере отсюда есть древний храм. Его называют Храм драконьей бури. Говорят, что где-то в тёмных глубинах этого храма есть артефакт – он зовётся драконий цветок. Судя по древним манускриптам, он не очень большой – чуть больше твоей ладони, – она развернула ветхий свиток, осторожно передавая его Прототипу. Кроме надписей на странном языке, который Прототип не мог прочесть, был небольшой рисунок. Согласно ему, цветок выглядел как девятиугольный конус, покрытый рунами.
— И для чего он?
— Давай так, если принесёшь мне – скажу. Как дополнительная награда – подмигнула Сабира.
— Хм. А что с храмом? Обитатели есть?
— Храм заброшен уже по меньшей мере тысячу лет, это больше, чем история семьи Курайо, чтоб ты понимал. Как ты можешь догадаться – дорога туда не выложена мрамором. Что внутри? Хм. Ходят разные слухи, но я не встречала никого, кто вошёл бы туда и вернулся обратно.
— Чем больше деталей, тем меньше мне это нравится, – почесал затылок Прототип.
— Ну мы ведь оба знаем, что ты уже согласился, – загадочно улыбнулась Сабира.

◊◊◊

— Вы звали, мама? – Сабира осторожно приоткрыла дверь.
— Звала, – пожилая ка’ахи сидела у окна, смотря на удаляющуюся от виллы одинокую фигуру всадника. – Я вижу, ты не бросила попытки помочь брату.
— Я делаю это не ради брата. Я делаю это, чтобы самой разобраться. К тому же, ходят слухи, что он мёртв.
— Я не верю сплетням, пока не увижу тело сына своими глазами, – отрезала она. – Для себя… Почему ты так твёрдо уверена, что тот, кого ты призовёшь драконьим цветком, согласится тебе помогать? Я провела жизнь, собирая крупицы информации о ритуале. Известен только один случай призыва.
— Призывающих тогда обратили в соль. Читала, спасибо. Я умнее их, я подготовилась.
— Не будь самонадеянной, Сабира! Это всегда мешало твоему брату, а сейчас мешает и тебе.
— Как скажете, мама.
— Время покажет, кто прав. Можешь идти.
Сабира поклонилась и вышла из комнаты.
Просидевший всю ночь в архиве особняка Сабиры Прототип, к своему удивлению, не чувствовал усталости. Пока бойру бодро несла его по тракту, все его мысли были заняты древним храмом. Из архивов семьи Курайо он узнал, что храмовый комплекс располагался высоко в горах. Основной задачей храма было проведение ритуалов подношения к буре. Прототип решил, что адепты храма обличили природное явление в простую и понятную, существовавшую на тот момент форму – дракона. Но в текстах упоминались времена, когда буря сходила с небес на землю, что Прототип счёл как нечто метафорическое.
Спустя два дня пути ему удалось достигнуть горной гряды, которую он видел ещё из окна виллы Курайо.
Узкая лестница, выбитая в вертикальной скале, изгибаясь, уходила вверх. Несмотря на крутость подъёма, бойру, ведомый под сбрую, послушно шёл за Прототипом. Часть ступеней была сильно разрушена, в некоторых местах виднелись провалы, чёрной мглой уходящие внутрь скалы.
Достигнув верха, Прототип огляделся – храмовый комплекс был сильно разрушен, но общая композиция сохранялась. Вход в храм был сделан в виде круглых ворот. По бокам стояли статуи драконов, почти не тронутые временем. Прототип поразился детализации, с которой из камня были высечены фигуры. Были проработаны перепонки крыльев, изгибы мышц, чешуя. Казалось, это маленькие дракончики застыли в камне. Стоявшую тишину нарушал только свист ветра. Проходя через ворота, он почувствовал, как «Кожа змеи» слетает с него. Он попробовал наложить заклинание ещё раз, но оно не сработало. Стоило ему выйти из ворот назад к лестнице, как заклинание тут же применилось.
— Хм, похоже защитная магия этого места до сих пор не развеялась, – заметил он. – Ну что ж, значит будем без маскировки.
Главный храм был округлой формы, с крышей из обветшалой, но по прежнему синей черепицы, крыша храма была из трех ярусов, и поддерживал ее тридцать один массивный столб. Посредине находились четыре столба, символизирующие времена года, затем еще один ряд из двенадцати колонн, символизирующих месяцы в году, а за ними – еще один такой же ряд, символизирующий пятнадцать часов. Эту информацию Прототип помнил из архивов. Внутри храма алтарь изрядно пострадал; судя по описанию, он должен был состоять из нескольких ярусов, выложенных из мраморных плит, число которых неизменно кратно девяти. Но в настоящее время сохранился лишь один, нижний ярус. От остальных построек остались лишь стены, так что можно было лишь догадываться, где именно какая располагалась.
— Ну и где этот цветок-то…– пробурчал он.
— Цветок, цветок, цветок… – отозвался шёпот со всех сторон. Резко дунул холодный ветер.
— Что за? Это не эхо. Иначе бы оно повторяло и другие мои слова, – рассудил он. – Где цветок? – чувствуя себя болваном, громко спросил он. Но шёпота не последовало. – Хм, разовое мероприятие, что ли…
Из ниоткуда, с малооблачного неба, в центр перед храмом резко ударила молния, заставив Прототипа вздрогнуть от неожиданности. Площадь перед храмом озарилась ярким круглым орнаментом. Узоры словно подсвечивались молнией, давая холодную синюю текстуру. Ударившая в центр узора вторая молния окрасила его в жёлтый цвет, после чего орнамент распался на части, являя проход вниз. Стоявшие по бокам колонны, а их было девять с каждой стороны, вспыхивали и искрились молниями, освещая путь. Снизу на Прототипа смотрела голова дракона. Сначала ему показалось, что это каменное изваяние. Но приглядевшись, он понял, что это настоящий череп. Высокий, более двух метров, с острыми как бритвы клыками, он прекрасно сохранился.
— Непонятный шёпот, бьющие из ниоткуда молнии, головы драконов. Пора бы перестать удивляться, – вздохнув, он шагнул в раскрытую окаменелую пасть.

◊◊◊

Не дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте, Прототип активировал внутреннее зрение. Ступени круто уходили вниз к небольшой площадке. Помимо груды ящиков, по краям площадки стояли каменные статуи. Статуи войнов ка’ахи с большими мечами, неизвестные Прототипу приземистые существа с крыльями летучей мыши и двухвостые волки.
Проходя мимо них, он услышал, как из статуй вырвался сдавленный стон.
— Не опознан…
Статуи ожили, стряхивая пыль. Там, где секунду назад была голова Прототипа, в стену врезался меч каменного воина. Несмотря на то, что движения статуй были дергаными, это не влияло на скорость. От пары ударов, которые Прототип пытался заблокировать, его очередной меч, купленный им в одном из небольших поселений ка’ахи, пришёл в негодность. Удары о статуи мяли метал, портя режущую кромку. Сколько. Можно. Ломать. Клинки. Эта мысль лишь расстроила его.
— Ну ладно, – сквозь зубы процедил он, — попробуем магию.
— Опознан, – отозвались изваяния, когда Прототип, не рассчитав силу, превратил молниями сразу пару статуй в груду развалин.
— Да, похоже никуда не годится, – вздохнул он, осматривая испорченный клинок.
После комнаты со статуями проход уходил дальше вниз и ветвился на несколько участков. Долгое блуждание вывело его в широкую залу, заполненную светом. Храм, вход в который был спрятан на вершине горы, был устроен таким образом, что одна из стен была отрогом скалы.
В центре залы была огромная круглая площадь с выбитыми резными рунами. По краю от входа в залу полукругом располагались каменные скамьи. Посередине узора был воткнут двуручный меч. Длинная резная рукоять с треугольным навершием. Гарда была выполнена в виде луча молнии, перекрывая руки снизу. Сам клинок немного сужался к гарде и к острию. Его покрывали руны. Прототип сам не понял, как рука потянулась к рукояти. В то же мгновение его тело словно пронзили тысячи нитей. Зала медленно тонула в темноте.
— Интересно, – раздался низкий и приятный голос. – Желающих взяться за рукоять было много, но пока ты первый, кто выжил.
Прототип открыл глаза – яркий свет бил, ослепляя. Выставив ладонь, он осмотрелся. Пространства вокруг него не существовало. Повсюду была безбрежная грань неба. Редкие облака дополняли пейзаж. Прототип глянул вниз – только бескрайнее небо было под ним.
— Иллюзия? – он попробовал подняться на ноги, но новое ощущение отсутствия пространства сбивало равновесие.
— Возможно всё в этом мире иллюзия. Не приходило в голову?
— Честно, нет. А с кем я разговариваю? И где ты? – Прототип вертел головой.
— У меня и много имён, и нет их одновременно.
— Как-то слишком абстрактно.
— Скажем так — забытое и покинутое всеми нынче божество. А вот кто ты?
— Обычный наёмник.
— Прямо так и обычный? – расхохотался воздух. – Ну скажи-ка мне, много нынче бывает обычных наёмников с крыльями? Да ещё и с магией стихии.
Прототип почувствовал, как из спины вырываются крылья. Небо над ним резко почернело, и забили молнии. Ему показалось, лишь на мгновение, как среди молний мелькнул силуэт.
— Чарующая стихия, не находишь? – спросил голос, когда возле Прототипа зависла шаровая молния. Он принял её рукой. Магия приятно дрожала, согревая.
— Да, красивая.
Тучи исчезли, словно их и не было.
— Восприимчивость к стихии у тебя хорошая. Даже слишком. У меня к тебе предложение.
— Внимательно слушаю.
— Тот клинок из храма. Можешь взять его. Он намного лучше того куска металлолома, который ты таскаешь.
— А взамен?
— Видишь ли, я заперт в нём. Поэтому, так я смогу покинуть стены храма.
— В виде оружия?
— Лучше так, чем никак. Нам обоим выгодно.
— Хм. Давай попробуем. Но он большой для меня. Слишком большой.
Небо растворялось в яркой вспышке света. Под ногами возник пол храма. Прототип стоял, повиснув на мече всем телом. На его глазах клинок начал уменьшаться, из-за чего Прототип потерял равновесие и полетел носом в пол.
— Ой, простите. Я думал, ты уже пришёл в себя, – голос звучал словно внутри Прототипа.
— Так получается, мы сможем общаться?
— Сможем, и тебе не обязательно делать это вслух. И да, я не из болтливых.
— Хорошо, и как всё-таки мне тебя звать?
— Можешь назвать меня Молния. Думаю, так будет проще всего.
— Молния, а знаешь ли ты что-нибудь о драконьем цветке? Я здесь из-за него.
— Когда-то очень давно один цветок принёс в храм путник. Он попросил сберечь его.
— И вы приняли цветок?
— Приняли. Он обладает разрушительной силой. Попав не в те руки, может посеять разрушения. Я вижу в памяти твой разговор с Сабирой. Можно пока пойти на поводу у неё. Узнать, что ей нужно.
— От тебя теперь ничего не скроется, да?
— Конечно. Мы теперь напарники.
— А для оружия есть ножны или что-то типа такого?
— Нет, они ему не нужны. Просто занеси его за спину. Он будет держаться на магии.
Следуя указаниям Молнии, Прототип добрался до нижнего яруса храма. В каменной нише, под статуей огромного дракона был спрятан тайник.
Драконий цветок лежал в аккуратной деревянной шкатулке. Открыть её получилось только когда Прототип применил заклинание молнии. Шкатулка отозвалась мягким синим цветом и исчезла.
— Ах ты зараза. Одноразовая что ли? — пробурчал Прототип, рассматривая драконий цветок, дополнительно обёрнутый в холщовую ткань.
Цветок был максимально похож на тот рисунок, что Прототип видел в книгах архива, словно его срисовывали прямо в этом храме.
— А он не активируется сейчас?
— Нет, для этого нужен ритуал…
Едва Прототип коснулся цветка, как его охватило ощущение, словно его засунули в очень узкую трубу. Стало не хватать воздуха, а затем всё померкло.

Мастер над зеркалами

Интересно, подумал Прототип, существует ли магия, способная повышать сопротивляемость потере сознания. Поставив в уме галочку разобраться в этом, он ждал, пока органы чувств восстановятся, стараясь не шевелиться. Активировав внутреннее зрение, он увидел, что лежит в комнате. Стены, обшитые деревом. Свет поступал из окна, но под потолком висела шарообразная конструкция, явно способная освещать комнату в тёмное время. Сам Прототип лежал на грубой, но добротной кровати. Также в комнате был небольшой стол у окна и шкаф. Когда он открыл глаза, то увидел, что за столом сидел человек. Не молодой, но и не старый, несмотря на длинную с проседью бороду. Одет он был в серую мантию до пола.
— Ты не увидишь меня своим зрением, – мягко улыбнулся он.
— Кто вы?
— Сложный и простой вопрос одновременно. Встать сможешь? Вот и отлично. Можешь называть меня Мастером над зеркалами. Или просто Мастером.
— Я запомнил. Так почему я не могу видеть вас?
— Я не принадлежу этому миру, – снова улыбнулся он. — Итак, а кто ты?
— Я… я наёмник Рум.
— Наёмник, понимаю, – хитро прищурившись, кивнул Мастер.
— Почему я здесь?
— Это ты мне скажи, – рассмеялся он, – зачем ты активировал цветок.
— Я просто дотронулся до него.
— Ах вот оно что. Видишь ли, ранее этот цветок действительно служил для призыва могущественного, очень могущественного существа, его звали Мудамир , разрушитель миров. Но он давно отправлен на покой. А я немного изменил суть цветка, чтобы видеть, кто именно пытается воспользоваться этой силой.
— Для чего?
— Предотвратить беду. Мне нравится, что этот мир пребывает в относительном балансе. Призывы существ типа Мудамира нарушают гармонию. Равно как и наличие прототипа архангела здесь.
— …
— Да, да, не делай такое лицо. Я отлично вижу твои крылья. Да и потом, твоё оружие. Это часть древней, действительно древней силы, лежащей в основании магии этого мира. Простые наёмники не могут владеть им.
— Прошу мне простить мою предосторожность.
— Я отлично понимаю, откуда она исходит. Идём. Продолжим разговор в другом месте.
Прототип и Мастер шли по широкому коридору, стены которого были отделаны зеркалами. Похоже, подумал Прототип, имя Мастера оправдывает себя.
— Садись там, – Мастер указал на маленький, отстающий от пола всего на тридцать сантиметров стол.
Место, куда Мастер привёл Прототипа, напоминало гостиную – уютно горел камин, сквозь открытые окна лился мягкий солнечный свет.
— Держи чай, – Мастер протянул ему пиалу. – Пробуй, это вкусно.
Прототип действительно оценил цветочную вкусовую палитру, захватившую его. Мягкий вкус раскрывался постепенно, давая новое, неизвестное ранее чувство.
— Ну теперь можно и поговорить немного. За чаем и беседа приятней идёт, – Мастер смаковал напиток.
Он с интересом, почти не перебивая, слушал рассказ Прототипа о всех его приключениях.
— Интересная история. Могу я взглянуть на синхронизатор? Хм… Знаешь, он действительно неисправен. Это видно сразу. Прибереги его до того момента, когда вернёшься в Рай. А затем отдай его Алиму. Он сможет тебе помочь.
— Вы правда считаете, что я вернусь в Рай?
— Вернёшься, я не сомневаюсь в этом. Но есть одна вещь, которая мне действительно не нравится.
— И какая?
– У всех должно быть имя. Прототип двадцать четыре – судя по всему, название эксперимента. Так…хмм… давайте подумаем – Мастер задрал голову к потолку, словно там были высечены имена. – О, придумал. Раз, судя по твоему рассказу, ты первая удачная версия, то тебе подойдёт имя «хорошо рождённый » — Юджин. Что думаешь?
Прототип почесал лоб. В действительности он иногда задумывался об имени. В конце концов даже выдумал себе имя Рум, чтобы не вызывать дополнительных вопросов. Но ведь что-то есть в том, когда имена тебе дают другие, подумал он.
— Мне нравится, спасибо.
— Давай подумаем ещё. Семья Курайо ищет драконий цветок в течение долгого, очень долгого периода времени.
— Но зачем им Мудамир?
— Вопрос хороший. – Мастер наблюдал, как в гостиную вбежал большой чёрный пёс. Фыркнув в сторону Юджина, он развалился перед камином, вытянув лапы. – Последние несколько поколений их семья рвётся к власти. Может это и есть мотив, а может и нет. Этого мы пока не знаем.
— Обратить мир в руины?
— Из пепла проще создавать новое. Невиданное доселе чудище сжигает мир, из обломков которого, словно чудо, восстаёт семья Курайо. Циничный, но эффективный способ. – Мастер налил ещё одну пиалу чая себе и Юджину. – Но это пока подождёт. Другое дело, что теперь будет с тобой?
— В каком смысле?
— Продолжишь и дальше скитаться по миру, заезжая во все деревни в поисках работёнки?
— Ох, у меня дежавю.
— Нет, мы не пойдём искать мести, – рассмеялся Мастер, – я могу предложить тебе остаться здесь на неопределённый срок для тренировок.
— Тренировок?
— А ты думал, что те способности, которые у тебя есть – это всё, конец?
— Ну…
— Ох уж эти инженеры Рая, — покачал головой Мастер, – ты никогда не должен переставать совершенствоваться. Иначе будешь выброшен на свалку истории.
— Что-то я не пойму вас, Мастер, – почесал подбородок Юджин, – вы же говорили о балансе.
— Всё верно. Но то, что происходит сейчас в мире… Видишь ли. Я ощущаю угрозу. Кто-то дёргает за ниточки.
— То есть?
— Столкновение Нижнего Мира и Рая ранее, теперь гражданская война для укрепления позиций здесь. Кто-то упорно пытается пошатнуть баланс.
— А при чём здесь…
— При том, что Рай тоже часть этого мира. В широком смысле этого слова.
— Хорошо, если я соглашусь, что тогда?
— Попрошу ли я платы? Хе-хе, соображаешь. Скажем так, если иногда потребуется твоё вмешательство, чтобы починить баланс, я позову тебя. Но пока… Сначала проверим твои навыки. Готов идти?
— Ведите, Мастер.

◊◊◊

Мастер над зеркалами, как думал Юджин, какое-то неверное имя. Ему бы больше подошло “Мастер боевых искусств”. С самого начала тренировок он задал высокую планку, так Юджин понял, что в реальном бою против Мастера он не прожил бы и минуты. При атаках он не перемещался, он, скорее, скользил в пространстве, настолько плавными были его движения.
— Мастер, почему я тренируюсь с этим? – Юджин бросил неодобрительный взгляд на оружие. В руку его был тупой двуручник грубой работы.
— Ты ещё не готов сражаться со своим оружием. Хотя… будет лучше один раз показать, чем много раз рассказать. Бери свой меч.
Тренировочный бой против Мастера, вооруженного простой дубинкой, пришлось вскоре прекратить. Оружие совершенно не слушалось Юджина, словно он забыл, как им владеть.
— Правая рука не знает, что делает левая, – покачал головой Мастер.
— Но как же так, Мастер? Я ведь…
— Да, да, знаю. Много раз выходил победителем из сражений. Знаем, слышали. В этом и проблема. Ты используешь знания, процесс постижения которых тебе недоступен. Сейчас все твои способности забыты, стёрты из твоей памяти. Ты научишься им заново. Будешь восстанавливать их, часть за частью.
— Алим говорил, что это из-за того, что я перепрыгнул через одну стадию?
— Ничего ты не перепрыгивал, – поморщился Мастер. – Ничего в этом мире не создаётся из пустоты. Твоё сознание и навыки были выращены, так же как крестьяне ка’ахи выращивают рис. Просто бег времени был ускорен.
— Вы поразительно много знаете о Рае. Вы были инженером?
— Нет, инженером я не был, – усмехнулся он, давая понять, что развития беседы дальше не будет. – Что касается твоей проблемы… Думаю, что я придумал как помочь.
Мастер небрежно махнул рукой и перед сидящим Юджином появилась зеркальная дверь. Когда она открылась, он увидел своё отражение.
— Тебе туда, – кивнул Мастер. – Без своего оружия. Заслужи его там.
Юджин осторожно шагнул за порог стеклянной двери. Поток налетевшего ветра захлопнул дверь и подхватил его, увлекая в мир отражений.
— Интересно, когда ты собираешься сказать ему, что это ты ударил молнией и открыл дверь в Храм драконьей бури? – вопрос был адресован от Молнии к Мастеру.
— Пожалуй, никогда. Иногда нужно немного подталкивать нужные души к правильным решениям.
— А если ты сам заблуждаешься в суждениях о том, что правильно?
— Тогда я очень надеюсь, что в этом мире есть ещё кто-то, кто может немного подталкивать нужные души к правильным решениям.
— Удобная позиция. Ладно, как там дела у Юджина?
— Думаю, он там задержится на некоторое время. Пока он там возится, я тоже знаю, чем заняться. Был рад беседе. – Мастер над зеркалами мягко улыбнулся и растворился в пространстве, словно его и не существовало.

◊◊◊

Юджин вспомнил это, почти забытое им, чувство – ощущения были почти такие же, как при прохождении Врат когда-то очень давно. Он огляделся – высокая, почти по пояс, трава простиралась до самого горизонта. Перед Юджином располагался одинокий холм с растущим на вершине деревом. Ветки его мягко покачивались на лёгком ветру. Небо, окрашенное ярко-розовыми закатными облаками, дополняло умиротворённую картину.
Когда Юджин поднялся на холм, он увидел, что под деревом сидела знакомая фигура. Серебристые длинные волосы, ладная фигура.
— Привет, Юджин, – она даже не повернула голову в его сторону.
— Вита? Что? Что происходит?
— Ну как ты? Доволен своей жизнью? Доволен тем, что ты живёшь?
— Вита, я… Я не справился тогда.
— Конечно не справился, – усмехнулась она. Резко встав, она развернулась к нему.
Он видел, как по щеке Виты стекает кровавая струйка. Вита резко подалась вперёд – сзади неё выплеснулась красно-чёрная жижа и она рухнула на колени.
— Здорово, да? – прокричала она. — Смотри на это! Чувствуй это!
Чёрная жижа выплеснулась на него, обжигая тело. Словно тысячи игл пронзили его. А затем всё поглотила тьма.
Юджин открыл глаза. Одинокий холм с растущим на вершине деревом. Ветер мирно трепал траву и крону.
— Вот же зараза… – процедил он.

◊◊◊

Над Храмом драконьей бури взошли три полные луны. Тишину, ранее не нарушаемую даже шелестом ветра, беспокоил звук ровных, уверенных шагов по каменным плитам. Вытянув руку, Мастер над зеркалами призвал маленькую шаровую молнию. Дверь засветилась, пропуская его внутрь.
— Ну и беспорядок, – покачал он головой, проходя мимо разрушенных статуй.
Сделав жест, словно он зачерпнул воздух, Мастер выплеснул незримую энергию на останки статуй. Они задрожали, поднялись над землей, отсвечивая мягким зелёным светом. Затем осколки начали хаотично вращаться, восстанавливая силуэт статуи. Мастер, не дожидаясь окончания действия магии, пошёл дальше вниз.
— Интересно, как сильно он изменился с тех пор? – задал он вопрос сам себе, смотря на статую дракона.
Достав из кармана мантии деревянную шкатулку, он открыл её, убедившись, что драконий цветок на месте.
— Кажется, это должно лежать здесь, – усмехнулся он, складывая шкатулку в тайник под лапами статуи. – Ты же присмотришь за ней, правда?

◊◊◊

— А, получилось наконец, – улыбнулся Мастер, когда Юджин возник в тренировочной комнате. По ощущениям Юджина, прошло несколько недель.
— Это было ужасно тяжело.
— Если бы всё было легко, этот мир был бы совсем другим. Бери своё оружие.
Второй тренировочный бой прошёл заметно лучше. У Юджина заметно улучшилась координация, а движения стали более плавными.
— Хорошо, очень хорошо, – довольно кашлянул Мастер, помогая Юджину подняться с пола. В конце боя он уложил его на землю. – С боями хорошо. Теперь посмотрим на твою духовную силу.
Мастер вывел Юджина из дома, и он наконец смог осмотреться. Хижина Мастера располагалась высоко в горах. Окруженная со всех сторон остроконечными пиками, она была поистине сокрыта от этого мира. Сомневаюсь, подумал Юджин, что кто-то вообще здесь был кроме меня. Они прошли по узкой тропке над обрывом, которая вывела их к небольшому горному озеру; сверху в озеро врывался шумный каскад водопада.
— Эта вода течёт из разлома между мирами. Это источник большой, действительно большой силы. Твоя стихия молнии, так что ты должен понимать воду. Вода – мощный проводник электрического тока. Полезай в воду. Вместе со своим оружием.
— Она ледяная! – воскликнул Юджин.
— Научись отключать эмоции, научись поддерживать связь. Сфокусируйся на связи со своим оружием. Когда ты овладеешь этим, ты поймёшь, – Мастер махнул рукой и оставил Юджина наедине с водопадом.
Первые несколько недель были крайне печальны. Юджин не мог провести в воде дольше пяти минут. Бивший по плечам каскад водопада обжигал своим ледяным дыханием.
— М? Молния? В чём дело? – Юджин снова стоял в облаках.
— Ты так пытаешься не чувствовать холод воды, что забыл совсем про вторую составляющую упражнения.
— Да, но я совсем не знаю, что имеется в виду.
— Ты не видишь меня?
— Нет. Только облака.
— Именно это Мастер и пытается донести.
Следуя совету Молнии, Юджин положил руки на лежавший на коленях клинок. В течение долгого времени он не чувствовал ничего, кроме холода стали. Позже, он стал чувствовать лёгкую пульсацию, исходящую от оружия. Медленно, но верно, его сознание уносилось вверх, к облакам. Он стал ощущать полёт, словно кто-то на большой скорости летал в небе.
Едва ощущения стали чёткими, шум воды прекратился. Юджин открыл глаза и обернулся. Там, где раньше сплошным потоком шумела вода, теперь зияла беспросветная темнота прохода вглубь скалы.
— Ох, что-то мне показывает, что нам туда, – Юджин осторожно переступал по скользким от воды камням вглубь мрака.

◊◊◊

Окружающая темнота, казалось, приглушала даже шаги. Пройдя вперёд, Юджин оглянулся, но вместо просвета входа, позади была лишь темнота. Пожалуй, подумал он, в такой темноте можно даже и не понять сразу, где верх, а где низ, откуда пришёл и куда идёшь.
Картину бесконечного, уже порядком приевшегося мрака разбавил горящий вдалеке огонь. Когда Юджин подошёл, то увидел странно знакомый чугунный котёл. У огня сидел ка’ахи без головы. Окровавленную голову он держал в руках, повернув лицом к огню.
— Давно не виделись.
Юджин вспомнил его. Казнённый алебардист в его первой миссии. Наученный прошлым испытанием с образом Виты, он потянулся за Молнией, но пальцы схватывали только пустоту.
— Я просил! Просил не убивать меня! – алебардист подкинул голову вверх, и она повисла в воздухе. Сам же он призвал, словно из воздуха, пику и бросился в атаку.
Висящая в воздухе голова плевала красными лучами магии, стремясь поразить Юджина. Когда лучи проходили близко, он чувствовал, что от них исходит жар. Безголовый же воин в это время махал алебардой, пытаясь выцепить Юджина.
— Мне нужно моё оружие! – со злостью крикнул он. Раскат грома в темноте подхватил его крик. Вспышка молнии озарила пространство, и Юджин увидел, как, вращаясь, летит его меч. Молния пролетела мимо него и, словно рассекая темноту, с металлическим лязгом впилась в свод пещеры. Юджин обхватил рукоять и прямым ударом рассеял морок безголового солдата.
Окружающая темнота сменилась ослепительным светом. Разноцветные узоры покрывали всё вокруг, сверкая и переливаясь мягким светом.
— Жалость, – раздался властный голос, – гнев, сожаление – являются частью каждого из живущих. Мы испытываем это к тем, кто покинул нас, – перед Юджином возник образ Виты. – К тем, кто с нами, – возник образ Аюми. – К тем, кого нам предстоит защищать, – возникли три прозрачных силуэта, таких, что нельзя было рассмотреть лица. Один силуэт был похож на мужской, второй на женский, последний был похож на ка’ахи.
— Это что вообще сейчас было? – пробормотал Прототип, поднимаясь на ноги. Он не помнил, как оказался на берегу озера. Справа от него снова шумел водопад, под которым он пытался найти гармонию.
— Точно не иллюзия. Что-то более метафизически сложное, словно образы были наложены из разного времени одним разом, – отозвался голос Молнии.
— Но те трое, получается это будущее, которое ещё не наступило?
— Получается, что так. И вопрос, наступит ли теперь, когда ты знаешь, что появятся три некоторые личности.
— Или наступит только потому, что я про это узнал, – парировал Юджин, скребя затылок. – Пока непонятно. Будем продолжать идти. А там видно будет.

◊◊◊

Размеренные недели нормальных тренировок сменяли одна другую. За это время Юджин окончательно восстановил свой навык владения оружием. Ему начинало казаться, что это лишь начало, и он может достичь намного большего.
— Мастер, что случилось? – спросил Юджин.
В один из самых обычных дней к нему пришёл Мастер и позвал с собой. Они пришли в круглую комнату с колоннами. Между колонн были расставлены огромные зеркала. Часть из них показывала лишь отражение комнаты, часть – белую дымчатую пелену, а часть какие-то комнаты.
— Когда-то давно я тебе говорил про баланс.
— Давно? Я отлично помню этот разговор.
— Юджин, ты здесь чуть больше года. Для тебя немного изменено восприятие времени. Ты думал, что выучился всему за пару недель? – Мастер хмыкнул, – но сейчас не об этом. Я хочу тебе показать нечто весьма интересное – он указал пальцем на одно из зеркал.
Белая пелена дёрнулась и завертелась, сжимаясь в спираль. Постепенно в неё подмешивались краски, выстраивая картину. Высокие каменные своды тронного зала освещались редкими лучами солнца, проглядывающими в витражные стёкла. В пустом тронном зале, кроме тяжеловооруженных гвардейцев, стоявших в карауле, на большом каменном троне сидел грузный ка’ахи, подперев кулаком подбородок. Перед ним стояли двое, судя по одежде – из дворянского сословия. Сидевший на троне изредка кивал на реплики дворян. Что именно они говорили, слышно не было. Будничный тон приёма или рапорта, как решил Юджин, сменился паникой, когда грузный ка’ахи резко осел на троне. Во лбу у него торчал арбалетный болт. Дворяне резко развернулись, выставляя магические щиты, а гвардейцы начали бить тревогу.
— Сейчас ты увидел событие, произошедшее минуту назад в северной части континента. Самопровозглашённый император северной повстанческой армии был застрелен в собственном замке. Вялотекущая гражданская война разразилась вскоре после того, как ты попал сюда. За год север и юг солидно потрепали другу нервы в пограничных стычках, и все военные советники как один твердили о том, что это будет затяжная война.
— Надо полагать, со смертью лидера повстанцев война пойдёт резко не в их пользу.
— Да, спуск арбалетной тетивы был подёргиванием ниточки. Одной из многих ниточек. Кто-то решил ускорить события.
— И что требуется от меня? Найти, кто спустил стрелу?
— Нет, слишком много неизвестных переменных сейчас. Ты можешь несколько лет выслеживать убийцу, а им окажется забулдыга каменщик, давно кормящий червей на дне сточной канавы. Ты отправишься на запад континента. В том регионе произошло нечто крайне интересное. Сильный выброс магической энергии. Я переправлю тебя в район, откуда ты сможешь начать поиски. Заодно проверим то, чему ты научился.
— Маловато деталей, – задумался Юджин.
— А когда было просто, скажи мне? – усмехнулся Мастер, поглаживая бороду. – Одно могу тебе сказать – задавай вопросы. Всегда и везде. Простые, сложные. И станет легче.
— Мастер, а как я найду это место потом? – Юджин почувствовал, как начинает действовать магия переноса.
— Когда будет нужно – обязательно найдёшь.

Незнакомец

Хмурившееся с самого утра небо разразилось проливным дождём под вечер. Вымокнув до нитки, Юджин шлёпал по утопающему в грязи тракту. Интересно, думал он, что такого важного может находиться в этой глухомани? Здесь нет ничего, кроме бесконечных лесов, полей и болот. Зараза, если бы был бойру, не приходилось хотя бы выдирать сапоги из жижи при каждом шаге, жаловался он сам себе под нос. Дождь тем временем усилился, из-за чего казалось, что идёт град, насколько крупными были капли.
Слева от тракта Юджин заметил стоящее здание двухэтажного трактира. Серые краски, преобладавшие вокруг, почти скрывали его. Сбоку от трактира располагался навес для бойру. Из печной трубы струился столбик дыма. Отворив дверь, Юджин вошёл в трактир. Жар помещения заставил мурашки пробежать по спине. В нос ударил аромат жареного мяса, заставляя живот скрутиться.
Юджин вспомнил, как первый раз столкнулся с голодом. Примерно спустя пару недель после того, как он оказался заперт в Нижнем мире, посреди ночи его разбудило странное чувство. Сначала он подумал, что это какая-то разновидность отравления или травмы – живот скручивало странной тянущей болью. Через пару дней он случайно подсмотрел, как группа ка’ахи жарит на костре мясо и живот скрутило ещё больше. Тогда он поймал белку и изжарил её почти до углей, от неумения.
— Добро пожаловать, – седой, грузный ка’ахи-трактирщик протирал пинту.
— Вкусно пахнет, чем сегодня кормят?
— Могу предложить блюдо дня, – улыбнулся трактирщик.
Юджин огляделся – в дорожном трактире было уютно. Прямо посреди залы в больших металлических цилиндрах, опущенных в открытый огонь, жарилось мясо, разнося запах. Под потолком были развешены травы. Юджин распознал розмарин, мяту и кинзу. Аккуратные, но порядком уставшие столы располагались рядами. Порядка тридцати посетителей, прикинул Юджин, могут здесь поместиться. И пять высоких стульев были возле стойки трактирщика.
— Что это? – спросил Юджин, когда трактирщик поставил перед ним кружку.
— Бидмешк , из вербы. А вы, я посмотрю, не отсюда.
— Верно.
Напиток имел мягкий, приятный вкус, который действовал успокаивающе.
— Признаться, не рассчитывал здесь встретить трактир.
— Никто не рассчитывает – усмехнулся трактирщик, подбрасывая дрова в огонь. – Но места как это, они ведь для этого и нужны. Дарить радость путникам. Нот, рад знакомству – трактирщик протянул руку.
— Юджин, – он ответил на рукопожатие.
— Да, судя по имени, вы издалека. В наших краях нет таких имён.
— Ну рассказывайте, Нот. Как это правильно есть? – усмехнулся Юджин.
Нот поставил перед ним тарелку с неизвестной Юджину смесью. Рядом, на другой тарелке, лежал белый хлеб в виде тонкой лепёшки. На третьей тарелке лежало мясо, нарезанное тонкими кусочками. В глубокой, вытянутой тарелке были нарезанные овощи.
— Очень просто, на самом деле, – весело отозвался Нот. – Отламываете кусок хлеба, – он указал на лепёшки. Ложкой накладываете это, сворачиваете хлеб в рульку. Мясо и овощи отдельно.
— Что-то я не могу разобрать ингредиенты, – Юджин подцепил ложкой пупырчатую массу бело-серого цвета.
— Обжаренные финики, орехи и яйца. Пробуйте, пробуйте! – Трактирщик смешно замахал руками.
Юджин оценил всю вкусовую палитру. Пресная лепёшка разбавлялась незнакомым, новым, немного сладковатым вкусом. Сочное мясо же источало глубокий аромат и давало сок, стоило надавить на него. Овощи были политы чем-то красным, отдающим кисловатым оттенком.
— Гранатовый сок, – ответил на немой вопрос Юджина Нот.
— Похоже, что вы настоящий мастер готовки.
— Надеюсь, что это так.
— Скажите-ка Нот, какие новости в здешних краях?
— Да какие там, мастер! Глухомань тут. Хотя вчера вот вспышки в небе были.
— Вспышки?
— Я тогда пошёл их мыть, – Нот кивнул на металлические цилиндры, в которых жарилось мясо. – Ночь почти была. Как вдруг небо вспыхнуло белыми искрами, недолго, но сильно. Я тогда сильно удивился – отродясь тут магии не было.
— А какие-нибудь руины? Некрополи?
— Да кто же его знает, мастер. Леса глухие, топи везде. Тут недалеко, день пути, есть деревенька. Там если молодняку в голову взбредёт, ну, знаете, как это бывает – кровь кипит, гормоны. Так кто-нибудь отправился изучать окрестности.
— И?
— Ну и красивый камушек ему потом за деревней ставят. Кто-то совсем не возвращается. От кого-то останки находят.
— Понятно… – протянул Юджин.
Треск поленьев вместе со стуком капель дождя по крыше действовал успокаивающе. Юджин поймал себя на мысли, что наслаждается происходящим. Он слушал рассказы Нота о местных обычаях, путешественниках, что останавливались здесь.
Когда уже давно минуло за полночь, а свет трёх лун украдкой пробивался в окна таверны, сквозь махровые занавески послышался стук копыт.
— Интересно, кого это Боги принесли, – задумчиво произнёс Нот, откладывая в сторону полотенце. – Хорошее у вас оружие, мастер. Но давайте попробуем сделать так, чтобы его не пришлось доставать.
Юджин кивнул, отхлебнув из кружки. В таверну, широко распахнув дверь, что та ударилась о стену, вошли пятеро ка’ахи. Судя по походке, они были явно навеселе.
— Пива! — с порога крикнул самый высокий из них. Порядком истёртая кираса хлябала в застёжках, качаясь в такт его неровной походке.
Косо глянув на Юджина, они прошли мимо и уселись за столом у окна. Высокий остался у стойки.
— Ик, мы тут ищем гладкокожего, свалившего с неба недавно.
Юджин напрягся.
— Ик-к, зараза, вы тут такого не видели? Может, он тут остановился? У нас, ик-к, к нему пара вопросов.
— Такого не встречали, – мягко ответил Нот, смотря в глаза солдату.
— А если поищем?
Юджин развернулся, чтобы оставить стражника, но Нот оказался быстрее. Схватив солдата за кирасу, он дёрнул его на себя, так что ремни затрещали. Повалил на барную стойку и крепко приложил кулаком в нос. Пока солдат барахтался, он вытащил из барной стойки внушительных размеров боевой молот и бойком крепко саданул по кирасе.
— Можете и поискать, но знайте. Леса здесь густые, а топи глубокие. По чьему приказу действуете, сорванцы? – Нот спихнул барахтающегося солдата со стойки.
— Приказ адъютанта. Всех пришельцев, обнаруженных в местности, уничтожать на месте немедленно, – солдат, казалось, даже протрезвел.
— Вот дела. Одна война ещё толком не кончилась, а они уже следующую затеяли, – поскрёб по затылку Нот. – Ну так знай: в таверне ротмистра Нота таких нет.
— Ротмистра Нота? – прошёлся шёпот среди сидевших. – Того самого?
— В отставке, естественно.
— Ваше благородие, прощения просим, – высокий встал по стойке, ударив кулаком в грудь. – Не признали.
— То-то же, – хмыкнул Нот.
Солдаты взяли по пинте пива каждый и одного, жарившегося в металлическом цилиндре поросёнка на всех. Когда Нот открыл цилиндр, Юджин подумал, что сойдёт с ума от запаха. Смесь мяса, трав давала аромат, от которого начинала кружиться голова.
— Прошу прощения за этот балаган, – виновато улыбнулся Нот, – у нас тут бывают иногда и проблемные, распоясавшееся патрули. Приходится вправлять мозги.
— Понимаю, – кивнул Юджин. – А что не так с этими пришельцами? – спросил он, когда, разговор за столом солдат начал набирать громкость.
— Да кто бы его знал, – пожал плечами Нот. – Я их видеть никогда не видел. Но вот молодые, – он кивнул в сторону солдат, – как с цепи сорвались. Что-то недоброе творится. Говорят, что с неба спускаются таинственные пришельцы, крадут горожан, убивают патрули, разносят смуту в городах. Но это всё сплетни от проезжающих мимо.
— Интересно, – поглаживая подбородок, протянул Юджин.
Уж не этого ли пришельца отправил меня искать Мастер над зеркалами? И не он ли причина тех вспышек в небе. С этими мыслями Юджин пролежал до утра, всматриваясь в бревенчатый потолок.
Утром, наспех пожевав овсянки, Юджин собрался продолжать поиски. Прощаясь с Нотом, он отдал ему сверх платы кольцо с изумрудом, которое получил в качестве оплаты за одно из многочисленных заданий. По заверению расплачивающегося, кольцо обладало способностью притягивать удачу. Сам же Юджин относился с сомнением к этому утверждению, хоть и чувствовал небольшую магическую ауру.
— В знак признательности за радушный приём, – протянул ему кольцо Юджин.
— Вам спасибо, мастер! Заглядывайте ещё, – улыбнулся Нот. Он положил кольцо рядом с гостевой книгой, куда вписывал имена некоторых путешественников. Имя Юджина Нот тоже вписал.

◊◊◊

Пальцы впились в глину. Он жадно глотнул воздух. Было похоже, словно его отжали, как тряпку для протирки пыли. Покачиваясь, он поднялся с земли, отбросил с правой щеки заслоняющие обзор волосы.
Идеальное, без изъянов лицо правильной, красивой формы. В небо устремили взгляд ясные, голубые глаза. Прямые, отпущенные чёрные волосы слегка дрожали на ветру. В обычных условиях он уложил бы их, но здесь это было излишним. Одет он был в стеганый длиннополый плащ, прямые брюки и высокие, почти до колена, сапоги. С правого бока и на пояснице у него были небольшие кожаные сумки с различными устройствами. За спиной висела резная двуручная секира. Рукоять свисала почти до уровня колен.
Вокруг шумел лес, постукивая ветками. Тяжелые тучи низко висели над землёй. Было темно, но это не остановило прибывшего. Впереди он видел остатки древних колонн. Было сложно представить, какой высоты они были, ведь сейчас каждая была едва ли больше полуметра. Каждая колонна была полая внутри. Внешнюю облицовку покрывали руны.
Он подошёл к каждой из них, провёл ладонью. Почувствовал, как магия струится в них. Откинув полу плаща, он достал из набедренной сумки небольшое светящееся устройство и поднёс его к колонне. Устройство заискрилось бледно-жёлтым светом, но потом резко поменяло цвет на розовый. Он обошёл все колонны, но каждый раз действие повторялось.
— Да чтоб тебя. Должно же работать, – он задрал голову, всматриваясь в небо.
Его внимание привлекла одиноко стоящая в центре колонна. Она была не похожа на остальные – тонкая, с иными рунами. Он поднёс устройство к колонне. Она резко вспыхнула, выбрасывая в воздух столб света, переходящего от белого к оранжевому оттенку. Остальные колонны бросили резкие пучки света вверх. Небо озарилось их вспышками. Земля под ногами задрожала. Он наблюдал, как грунт взрыхляется. Странно, подумал он. Из земли, щёлкая клешнями, вылезло существо, чем-то напоминающее большого краба. Гладкий, вытянутый корпус держался на пяти парах лап. Две массивные клешни щёлкали поочерёдно.
— Этого явно не было в описании! — он отпрыгнул в сторону, доставая секиру и раскрывая белоснежные крылья.
Существо, подняв клешни к небу, атаковало длинным закованным в панцирь хвостом, резко развернувшись вправо. Из чешуи вылетели небольшие костяные иглы, одна из которых угодила прямо в плечо. Он резко взмахнул крыльями, покидая место боя. Игла жгла разбирающей болью.
— Сержант! Сигнал постам. Пришелец, – не отрываясь от длинной трубы, отрывисто проговорил ка’ахи. Трое солдат дежурили на пригорке, неподалёку от места с колоннами. Один из солдат, подняв посох над головой, отправил в небо красный шар света, который резко набрал высоту, прочертил горизонтальную прямую линию, а затем погас.
Пролетая над лесом, пришелец почувствовал, что у него мутнеет перед глазами, а тело цепенеет. Отрывками, но он видел приближающиеся кроны, ветки деревьев, сучьи, всплеск воды. Ноги и торс его лежали наполовину в мутной, заросшей тиной воде. Белоснежные крылья распластались, вспахав зелёные комки мха. Он попробовал шевельнуть рукой, но тело окончательно перестало слушаться.

◊◊◊

Юджин продирался сквозь бурелом. Небольшой подлесок, едва он свернул с дороги, постепенно превращался в непроходимую чащу. Нога то и дело проваливалась в мягкий грунт, чавкая и хлюпая влагой. Едва он покинул таверну, его начало донимать странное, незнакомое чувство, словно кто-то рядом звал на помощь. Доверяя чувствам, он упорно шёл в нужном направлении. Взбираясь на очередной пригорок, он услышал голоса вдалеке.
— Если мы лезем тут почём зря, я тебя точно урою.
— Есть тут магия, говорю тебе.
Юджин видел пятерых ка’ахи, с которыми встретился у Нота. Один из них держал в руках посох, который светился фиолетовым светом.
— Смотрите, вон он. Похоже, пташку подбили.
В болоте, весь в грязи и тине, лежал некто. Но Юджина больше занимали крылья. Белоснежные, похожие на его собственные, только меньше по размеру.
— Доброе утро, девочки, – кашлянул Юджин, сближаясь с солдатами.
— Тебе чего тут надо? Проваливай отсюда.
— Я думаю, что мы здесь ради него, – он кивнул на лежащего. – Но вот то, что мы от него хотим, сильно разнится.
— Чего? Вали отсюда, говорю.
Солдаты повытаскивали оружие. Юджин, вытащил Молнию из-за спины и терпеливо ждал. Трое его противников были вооружены палашами, один посохом и один арбалетом. Выставив «Купол», он отбил вылетевший арбалетный болт, в два прыжка сократил дистанцию и всадил Молнию в грудь стрелку.
— Колдун! Чтоб его. Это что за магия вообще?
Один из солдат стукнул посохом о землю. Из неё, обвивая тело, словно цепями вылезали ветки. Юджин ударил молнией, разрушая оковы. Трое солдат с палашами загородили шамана, давая ему возможность колдовать дальше. Шаман поднял посох вверх и тряхнул им. От посоха пошла бледно-синяя волна во все стороны. Проходя через Юджина, она замерцала, лишая его маскировки.
— Какого хрена? – выругался шаман. — Это должно было обездвижить тебя!
Юджин, воспользовавшись замешательством, начал швырять молнии. Шаман успел среагировать, выставив щит. Остальные с палашами легли на землю обугленными куклами и больше не двигались. Щит шамана выстоял после молнии, но два размашистых удара Молнией разбили и его. Инстинктивно шаман выставлял посох впереди себя, защищаясь. Юджин перерубил его одним ударом. Раздался вой, и от посоха пошла ударная волна, раскинув их в разные стороны. Когда Юджин поднялся, то увидел, что шаман рассыпается в пепел.
Убрав Молнию за спину и применив «Пыль» к телам, он подошёл к лежавшему. Он был почти без сознания, его лихорадило. Он смотрел на Юджина глазами, полными смеси страха и восторга. Юджин видел его кристаллы, однако золотистой ниточки не было. Значит, это не его. И значит, он будет жить.
— Похоже, ты тут умираешь, – заметил Юджин, закидывая лежавшего на себе на плечо.

◊◊◊

Его разбудил треск догорающих веток. Прислушавшись к чувствам, он понял, что на плече тугая повязка. Он попробовал пошевелить рукой – пальцы нехотя, но реагировали.
— Значит, я всё-таки не намудрил с противоядием, – отозвался сидящий у костра Юджин.
— Зачем ты помог мне? – спросил лежащий.
— Услышал, как ты зовёшь на помощь, судя по всему.
— Но я не звал. Меня парализовало.
— Вставай и разомнись. Полегчает, – Юджин помог ему подняться.
— Ах, зараза. Я уж думал точно конец, – повеселел незнакомец. – Спасибо тебе. Меня зовут Люцифер. Тебя?
— Юджин, – он ответил на протянутое рукопожатие.
— Сначала ты выглядел как они, затем выглядишь как мы. Так всё-таки, кто ты?
— Это сложная и долгая история. Более интересный вопрос – ты архангел?
— Хм, да, он самый. Интересно. Ты из Рая? А, понял, понял. Ты мой экзаменатор, да? Я угадал? Ну, угадал же?
— Экзамечего?
— Фух, а то я бы точно провалился. Я уж решил, что они устроили мне досрочный. Понимаешь, тут такая фишка, я нечаянно активировал столбы, и потом вылезла такая здоровая штука. И я такой – вжух в небо.
— Стоп. Ты активировал что?
— Ну столбы. Мне нужно было взять образцы здешней магической энергии.
— …
— А потом пришли те солдаты и ты. И ты там колдовал кучу магии, которая точно из Рая. А ещё молнии. Ты дарованный стихией? Никогда не видел магию молний в бою.
— Люцифер, помедленнее. Или это после яда какой-то побочный эффект, ты тараторишь так, что я ничего не понимаю.
— Прости, прости. Я провалялся там целый день и ночь. И мне нужно выговориться. Столько эмоций, столько эмоций. И ещё, Юджин, у меня к тебе просьба.
— Слушаю.
— Нужно убить одного краба-переростка здесь неподалёку.
— ?!
— Мне нужно закончить исследования! А теперь, когда нас двое, проблема решится сама по себе.
— Нас? Когда это стало “нас”?
— Бука, ты ведь не бросишь меня, да? Кроме того, я могу быть полезным.
— Например?
— Например так, что ты явно из Рая и застрял тут. А я могу как раз помочь вернуться?
— А что, если я диверсант, который таким способом пытается втиснуться к тебе в доверие?
— А ты сам-то в это веришь? – рассмеялся Люцифер.
— Чтоб тебя. Ну пойдём посмотрим на твоего краба.

◊◊◊

— Да стой ты на месте, – раздраженно произнёс Юджин. – Сначала надо осмотреться.
Поскольку Юджин запретил использовать крылья для полёта, ему пришлось всю дорогу выслушивать жалобы Люцифера. Они осторожно подошли к поляне с колоннами. Крабообразный, казалось, спал, наполовину уйдя в землю.
— Видишь какой здоровый! А ещё хвост!
Юджин уже встречал тварь, похожую на эту. Правда, она была сильно меньшего размера. Тогда он долго беседовал в небольшой деревеньке со знахарем, который и снабдил его рецептом противоядия. Юджину пришлось знатно побегать по окрестностям в поисках нужных ингредиентов, но он не жаловался, ибо подвернулась возможность узнать новое об этом мире.
— Неприятное создание, ничего не скажешь, – Юджин почесал лоб, – план такой, обходим его с двух сторон, не давая ему развернуться, а то получим от хвоста.
— Эээ…
— Что?
— Нет, ничего. Идём, – улыбнувшись, Люцифер поднял большой палец верх, – рассчитываю на тебя. Давай наваляем ему.
Они атаковали с двух сторон. Краем глаза Юджин наблюдал за Люцифером. Он двигался дёргано, слегка неуверенно. Сходу он выпустил крылья, повышая силу удара, но это не добавляло ему техники. Краб, ощущая слабость, начал агрессивней дёргаться в сторону Люцифера. Ударом клешни он сбил его с ног и начал бить хвостом, вонзая его в землю. Юджин бросил «Купол» на Люцифера и выпустил крылья. Широкими, размашистыми ударами он отогнал краба от упавшего. От мощных атак панцирь краба раскололся, оголяя незащищённую плоть. Юджин призвал «Поток небес», и грозовой треугольник заставил существо рухнуть на землю без движения.
— А ты у нас с сюрпризом, – хмыкнул Люцифер. – Крылья. Крылья такие же, как у моего старшего братца, если не больше.
— А это имеет значение?
— Конечно, – усмехнулся Люцифер. – Крылья отражают силу. Чем больше силы, тем больше они.
— Ну тренируйся и у тебя что-то получится.
— Даже не будешь смеяться?
— А надо?
— Интересно, как давно ты был в Раю…
— Давай закончим здесь, а потом поговорим.
Юджин осмотрел колонны. Руны показались ему странно знакомыми. Он напряг память, вспоминая, где их видел. Точно, драконий цветок.
— Эм, Люцифер. Напомни мне. Что у тебя за задание?
— Ну… формально это не задание, – он гордо выпрямился. – Это моё собственное научное изыскание.
— Продолжай, – Юджин скрестил руки на груди.
— Если коротко, то я позаимствовал часть материалов из одной секции. Там было сказано, что это место раньше использовали для призыва какого-то могучего существа.
— И?
— И что это место до сих пор наполнено магией. А мне очень нужно стать сильным.
Какого-то существа? Ну он и глупец, подумал Юджин, разглядывая дыру в земле, откуда вылез краб.
— О, а это что там? Рука? Какая-то она странная эта статуя…
Люцифер тоже подошёл, заглядывая в дыру.
— Это рука, Люцифер. Точнее останки тех, кого обратили в соль.
Плохо дело, думал про себя Юджин. Похоже это место, где пытались призвать Мудамира.
— Думаю, тебе нужно внимательно изучать все источники, прежде чем лезть в подобные авантюры.
— Да, да. В курсе, но сила. Она ведь. Такая. Ну ты знаешь. Так что? Я услышу твой рассказ?
— Да, только давай не здесь. Нам пора покинуть это место.
Юджин рассказал большую часть истории, упуская часть деталей, относительно его приключений в Нижнем мире.
— Так это что же получается? – задумчиво протянул Люцифер, – ты мой как бы старший брат?
— В каком-то роде.
— Так. Я придумал. То, что ты рассказал очень познавательно. Вот мой план – мы вернёмся в Рай и выясним, кто и почему подставил тебя с кристаллами. Я согласен, это неправильно, когда кто-то забирает то, что принадлежит тебе. Думаю, я бы тоже сделал всё, чтобы вернуть их. Ах, я чувствую это.
— Что?
— Неприятности и приключения, – рассмеялся Люцифер, – с тех пор, как ты был в Раю, многое изменилось. Но не переживай, мы сможем скрыть твоё происхождение до тех пор, пока не будет больше деталей. Ну же, соглашайся. Будет весело.
— Похоже, что выбирать особо не из чего.
— Здесь хороший мир. Чего только они стоят, – Люцифер, задрав голову, смотрел на звёзды.
— Не понял.
— Ну эти светящиеся штуки. У нас их нет пока.
— Звёзды?
— Ага, они самые. Этот мир хорош, но пока чужой нам. Более того, кто-то явно не хочет, чтобы мы жили в гармонии с ним. И твой рассказ только доказывает это. Так что? Готов отправляться?
— Да, идём.
Юджин окинул взглядом поляну, редкие деревья, чьи листья едва заметно дрожали, и звёздное небо. Да, кажется, теперь я понимаю, зачем живу, подумал он. Его размышления прервала магия, ворвавшаяся в тихий ночной воздух Нижнего Мира, легонько всколыхнув пространство вокруг. За тысячи километров резко проснулась Аюми: “Ну вот, совсем исчез. И где его теперь искать, когда он так нужен? Бесит он”. Так, ворочаясь, думала она.
— Итак, вы встретились, – Мастер над зеркалами наблюдал за тем, как пустота разверзнувшегося портала увлекала Люцифера и Юджина в Рай, – Похоже, в Раю на некоторое время станет немного интересней.

Ученики

— Вначале было ничего. Ничего не существовало. А потом появился Он и сотворил этот мир! – преподаватель выдержал драматическую паузу. Но он не мог игнорировать поднятую руку. – Слушаю ваш вопрос.
— Но учитель, нельзя создать что-то из ничего. Это же основа мироустройства. Для создания вещей и магии мы используем звёздную пыль. Но ведь ничего подразумевает совсем ничего? – поднялся молодой юноша. Взлохмаченные волосы колыхались от гуляющего по кабинету сквозняка.
— Ну вот, опять Люци умничает – прошипел кто-то с задней парты.
— Вечно ему неймётся – подхватил другой
— Люцифер, это и отличает Его от нас. Он смог то, что не смогли мы. – улыбнулся учитель. – Давайте продолжим.
— Скукота смертная – пробурчал Люцифер, плюхнувшись на стул он уставился в окно. — Набор заготовленных фраз без доказательной базы. Пустая брехня для наивных.

◊◊◊

— Слышали? Они снова меняют систему образования. Теперь нас будут группировать по нашим способностям.
Люцифер лениво поднял голову. Его прекрасный сон на предмете «Теория магии» был нагло нарушен. Судя по стоящему гомону и отсутствию учителя – была перемена.
— Ого, круто! Так мы сможем стать ещё сильнее.
— Да, а вот слабаки, неспособные постоять за себя, не должны мешать и сдерживать наше обучение.
— Это ты точно заметил.
Сборище надменных кретинов. Значит, они меняют подход в образовании? Снова? Интересно, чего они пытаются добиться? Вычленить слабых из общества? Изолировать их? Дать им ощущение ненужности этому миру? Странный способ развития. Люцифер положил голову на локоть, лежащий на столешнице, продолжая размышления.

◊◊◊

— Он неспособен ни на что!
— Поддерживаю! Носится со своими исследованиями, будто он инженер.
— Не будь он архангелом, его бы распылили давно.
— Вы читали то, что он понаписал? Мутация звёздной пыли. Регрессия повторно использованной звёздной пыли. Ересь несусветная. Надеюсь, эта писанина не утечёт из Академии. Иначе репутационные потери будут катастрофическими.
— Материалы уничтожены?
— Насколько мне известно, ещё хранятся в архиве. В запретной секции. Мастер Алим, зачем оно вам?
— Хотелось бы ознакомиться. Для научного интереса, естественно.
— Воля ваша, конечно. Но то, что там написано если и смахивает на научную, то только фантастику.

◊◊◊

Юджин лежал, уставившись в потолок. Непонятно откуда взявшееся чувство волнения наполняло его. Неужели из-за завтрашнего дня, спрашивал он себя. С момента, как они с Люцифером шагнули в портал, прошла почти неделя. Точка выхода открылась прямо в доме Люцифера. На удивлённый взгляд Юджина он ответил тем, что это привилегия архангелов.
Всё время Юджин провёл в доме, так как для него требовалось создать, пусть и поддельное, но удостоверение личности. Люцифер очень удивился, когда Юджин пожелал попасть в ту академию, где директором был Руш. Ровно в ту, где учился он сам.
Дом Люцифера располагался на окраине жилого массива. Одноэтажное строение с покатой крышей. Гостиная, две спальни, одну из которых архангел использовал как склад и комнату для исследований одновременно. Люцифер разместил Юджина на диване в гостиной. До тех пор, сказал он, пока всё не утрясётся.
Больше всего Юджина поразило то, что Раю не существовало еды в привычном ему по жизни в Нижнем мире смысле. Вместо этого здесь были распространены высококалорийные энергетические смеси, которые растворяли в воде и выпивали. Такой смеси хватало примерно на неделю, после чего организм настойчиво требовал подзарядки. Сам напиток был почти безвкусный, с лёгким химическим послевкусием.
Система гражданской солидарности, выстроенная в Раю, позволяла получать информацию о социальном статусе. Количество доступной для просмотра информации определялось ранговой системой. Информация, доступная всем, представляла из себя сведения о классе и имени. Иные сведения, такие как род деятельности, адрес и элементы биографии были доступны только отдельным персонам.
— Ну вот, снова поддельные имена.
— Знаешь, я бы не жаловался на твоём месте – усмехнулся Люцифер – это же так забавно. Меня, из-за моего статуса, многие знают прямо в лицо. Держи – он протянул ему почти прозрачную, отливающую синим карточку.
— Имя: Юджин, Тип: Ангел. Ангел? Это что ещё за класс? — Юджин вертел в руках карточку — И что мне с ней делать?
— Да погоди ты, она работает.
— А, да? Не заметил.
Карточка становилась всё более прозрачной, а зачем растаяла, словно её и не было.
— Не понял. И где она?
— Поздравляю вас, Юджин. – Люцифер манерно откланялся – теперь ты официально гражданин Рая.
Яркое весеннее солнце уже поднялось в небе, когда Люцифер и Юджин покинули дом и отправились в Академию. Одеты они были, по мнению Юджина, немного странно. Чёрные брюки, белые рубашки с засученными рукавами. Оружие в Раю предпочитали скрывать. Так, Юджин наложил маскирующие чары на Молнию. Люцифер посоветовал ему без надобности не размахивать оружием, уж сильно оно выделялось из тех, что были у остальных.
По пути Юджин отмечал огромное количество горожан, спешащих по делам. Неспешная, сонная атмосфера пригорода постепенно менялась. По мере того, как они приближались к центру, становилось больше и суеты, и народа. Широкие проспекты Рая обрамлялись густыми посадками зелени. Через весь Рай протекало множество речушек, закованных в каменные набережные.
Но самое сильное, что удивило Юджина, так это повсюду висевшие в воздухе громады островов. На них также виднелись постройки. На свой резонный вопрос – что это и зачем, он получил от Люцифера самое простое объяснение – это просто добавляет эстетики. На самом деле, позже, в архивах Академии Юджин нашёл факт того, что первоначально технологию переноса сквозь миры тестировали именно на таких парящих островах. После успешного завершения тестов было принято решение оставить их, так как все привыкли к ним.

— Люцифер, кто они все? – Юджин рассматривал горожан, спешащих по своим делам.
— Да все подряд на самом деле. Раньше жители Рая были процентов эдак на восемьдесят инженерами. Сейчас же соотношение сильно сместилось в сторону тех, кто занят войной.
— То есть сменили курс с исследований на сражения?
— Можно и так сказать. Кстати, отвечая на твой вопрос про класс. Как ты знаешь, начальная идея была заменить гвардейцев старого образца на архангелов. Эта идея с треском провалилась, когда инженеры обнаружили, какое число частиц души нужно, чтобы создать хотя бы сотню архангелов.
— Частиц души?
— Да, это то, из чего мы создаём технологии и магию. Она получается из звёздной пыли. Крайне занятная штука. Странно, что ты не слышал о ней. Так вот, им пришлось срочно перерабатывать проект и резать силу и иные параметры. Полученный класс назвали ангелом. Он как бы и похож на нас, но слабее. Да, у них тоже есть крылья. Кстати, их принято показывать, если ты вступаешь в бой. Что до кристаллов… Далеко не все ангелы их имеют, поэтому я не советую тебе светить своим без крайней необходимости.
— Запомнил.
— Ну вот и пришли. Наша Альма-матер.

◊◊◊

Академия Северо-Восточного округа, где учился Люцифер, не считалась элитной. Было правильнее сказать, что там готовили самых обычных, рядовых воинов. Без особых задатков. Юджин удивлялся, как можно было отправить архангела в такое место, но Люцифер лишь пожал плечами.
Несмотря на второсортность, здание выглядело современно. Постройка была выполнена в форме буквы «Н» с немного смещённой горизонтальной линией. Большое свободное пространство внутреннего двора использовалось как место сбора учеников, здесь же располагались спортивная и тренировочная площадки.
Для Юджина осталось загадкой, как именно Люцифер устроил дела, после которых они оказались в одном классе. В классной комнате находилось пятнадцать учеников. Каждый из них сидел за индивидуальной партой. Столешница представляла из себя продукт, совмещающий магию и технологию. Приложив ладонь, можно было получить доступ к учебным материалам, заданиям, расписаниям.
— Добро пожалось в академия Северо-Восточного округа. Пожалуйста, авторизуетесь, а затем выберите курсы – известил их прохладный механизированный женский голос.
— Что-то я не могу понять. – пробормотал Юджин
— Чего же? – Люцифер лениво тыкал в столешницу, пролистывая список курсов.
— А где преподаватель?
— А, они больше не нужны. По крайней мере, в том представлении, что есть у тебя. Сейчас мы выберем себе предметы, исходя из этого система сформирует расписание. Считается, что учебных пособий будет достаточно, чтобы ты изучил предмет. Конечно, ты можешь изучать сверх программы, если захочешь. Архивы Рая доступны для учеников. В ограниченном формате, но доступны. Далее ты проходишь тестирования, на которых показываешь, что изучил.
— Звучит неплохо, вот только маловато практических дисциплин.
— В точку, хех. Много практики у элитной академии, которая в центральном округе. Мы лишь так, побочный продукт.
— Но то, чему мы здесь научимся это ведь тоже важно. Мы сможем помогать элитным ученикам, это же так здорово! – подала голос ученица, сидящая позади Люцифера.

Она небрежно заправила за ухо короткую чёлку. Бледно-фиолетовые волосы, стриженные под каре. Аккуратный, едва заметный и приятный макияж на лице. Она сидела, закинув ногу на ногу, старательно водя пальцем по доске. Её школьная форма представляла из себя белую блузку и тёмную клетчатую юбку чуть выше колен.
— А ты, собственно, кто? – Люцифер развернулся в пол оборота.
— Вот болван, проучился со мной весь прошлый год и даже не запомнил. – отвернувшись от Люцифера, она тут же улыбнулась — Моё имя Юки , будем знакомы.
— Юджин, рад знакомству.
— О, ты ангел, круто! – Юки активировала публичный профиль Юджина.
— Ну так выбрал, Юджин?
— Даже не знаю, лучше бы практики побольше.
— О, любитель помахать оружием, да? – Юки заулыбалась.
— Вот пристала-то, а… – протянул Люцифер.
Перечень доступных предметов имел минимальную планку в восемь дисциплин в семестр. Максимальную, естественно, никто не ограничивал. Часть предметов была уже предустановлена в программе, и снять с них отметки было нельзя. К таким дисциплинам относились «Теория устройства мира», рассказывающая о том, как был сотворён мир, «Теория магии» — о том, как использовать базовую магию, «Искусство боевой подготовки» — практический урок, связанный с отработкой боевых приёмов. Заинтересованный, Юджин взял курс «Культура Нижнего мира», «Искусство маскировки», «Теория механизмов», «Магическое проектирование» и «Логика ведения боя».
— У, какой набор предметов – Люцифер пробежался глазами по списку. Понимаем противника и скрытно уничтожаем. Интересно, интересно. Пожалуй, возьму те же. – Он провёл пальцами по макушке, растрепав волосы.
— Что дальше?
— Ждём, пока все закончат. Потом стариканы из академии соберут нас во дворе, скажут ободряющую речь, и всё. К вечеру получим расписание.
Люцифер оказался прав, через некоторое время голос известил о необходимости пройти во внутренний двор Академии.
Желающих сказать речь оказалось много. Перед ними выступили несколько человек из исследовательского центра, но болтовня Люцифера не дала Юджину услышать, что именно они говорили. Затем с ответной речью выступил представитель от учащихся, благодаривший всех и вся за возможность стать полезными для Рая. Последним на трибуну поднялся инженер, как понял Юджин по одежде, который показался ему странно знакомым. Сначала Юджин даже подумал, что это Замин. Такой же седой, с таким же безразличным взглядом.
— А кто это?
— А, это Руш, большая шишка в инженерном совете и директор этой академии. Самый главный из них, Замин, сейчас скорее всего в Центральной академии. Говорит речь для элиты. Если вообще говорит. Он вроде как постоянно в работе.
Ха? Руш. Так значит это он дал тому магу его кристалл. Вообще Юджин слабо верил, что остальные четыре просто лежат у этого директора в кармане. Хотя для Юджина это был бы самый простой исход. И действительно, нити не появились сейчас, значит он роздал их кому-то. И это усложняло ситуацию.
— Учащиеся. Много хороших слов сегодня было сказано и все они имеют место быть. Каждый из вас, находясь в стенах этого заведения, должен помнить – каждый в Раю делает всё ради процветания нашего дома. Каждый из вас создан для того, чтобы нести пользу окружающим. Мы ждём от каждого из вас максимума ваших усилий.
Стоявшие подле трибуны ученики ответили овациями на эту речь.
— Скукотища, как я и говорил.
Люцифер и Юджин медленно брели по улицам. Дневная жара постепенно спадала, уступая вечерней прохладе.
— А я и не знала, что нам по пути – окликнул их голос сзади – как ваш первый день? Кажется, что Академия почти не изменилась. А, прости Юджин, ты вроде учился не с нами?
— Нет, я переведённый ученик. В Южном округе была экспериментальная академия, но её закрыли и теперь я с вами.
— Экспериментальная академия? Никогда не слышала.
— Конечно не слышала – усмехнулся Люцифер – это разработки военных. Лучше про это не болтать.
— Ой, ой. Поняла.
Так к ним присоединилась Юки, живущая в высоком, двадцатиэтажном корпусе. Люцифер объяснил, что в таких домах, выстроенных по всему пригороду Рая, селили новых граждан. В одноэтажных домах жили в основном инженеры, но Люцифер был исключением из правил из-за своего происхождения.
— До встречи завтра, не опаздывайте на занятия завтра – помахала она рукой.
— Вот приставучая же, а? – фыркнул Люцифер.
— Разве что немного. Думаю, она просто не любит быть одна.

◊◊◊

— Ну давай, давай ещё раз – Люцифер опёрся на секиру, пытаясь устоять на ногах.
— Ты уверен? Мне кажется, тебе хватит на сегодня.
Из-за того, что ни Люцифер, ни Юджин не выбрали дополнительные секции, у них организовалась масса свободного времени. Юджин предложил проводить время в тренировках, используя одну из пустующих комнат в доме Люцифера. В бою архангел допускал одни и те же ошибки, и Юджину оставалось только терпеливо их исправлять.
— Нет, не выпускай крылья сходу. – Юджин лениво парировал удар. – Так ты теряешь технику. Сначала без них.
— Ну они ведь такие красивые… Да понял я, понял. Не меняйся так в лице.
— Думаю для утренней тренировки достаточно. Нам пора на занятия.
Прогуливаюсь по Раю до Академии, Юджин поймал себя на мысли – насколько сильно всё поменялось в его жизни. Казалось, ещё совсем недавно он спал, где придётся, брался за любую грязную работёнку, а теперь живёт в мирной обстановке. Однако, подумал он, проводив взглядом стайку хохочущих девушек-ангелов, у меня есть стойкое ощущение, что всё это временно. Ведь как только я верну себе кристаллы, меня ничего здесь не держит.
— Опять в облаках витаешь?
— А? Прости, Люцифер, задумался ненадолго.
— В этом весь ты, но к счастью для тебя, у меня есть способ немного поднять тебе настроение.
Архангел привёл Юджина в часть Академии, где обычно занимались более сильные классы. Зараза, подумал Юджин, ловя на себе взгляды других учеников, — мы привлекаем слишком много внимания.
— Вы посмотрите. Мышка забрела не в ту норку. – бросил стоявший возле каменной колоны.
— Колонной могу пользоваться все учащиеся – огрызнулся Люцифер, не обращая внимание на гогот вокруг.
— Неудачник пришёл потратить гроши. Малыш, докинуть тебе пару единиц пыли?
— Бетт! – окрикнул пристававшего к ним женский голос, исходивший из приоткрытой двери класса.
— Ах, мать твою. Чего тебе, Лилит? Я занят немного.
— Тащи свою задницу сейчас же сюда, или я нашпигую тебя металлом.
— Иду, моя госпожа – с насмешкой в голосе бросил Бетт. – Чао, неудачники. – он прошёл мимо них, толкнул Люцифера плечом.
— Прости, Юджин, давай придём, когда будет поменьше народа. Я не подумал про это – Люцифер окинул взглядом толпу.
— Не вопрос. Пошли отсюда.
Проходя по коридору, он встретился взглядом со странным пареньком, одиноко сидевшим на подоконнике. Он кинул на Люцифера и Юджина взгляд, склонив голову набок, словно изучая. На момент, как показалось Юджину, он было подался вперёд, чтобы встать и подойти, но затем передумал и отвернулся, продолжая смотреть в окно.
— Какой странный персонаж – пробормотал Юджин.
К колонне они вернулись вечером, когда здание Академии опустело. Те, кто не выбрал секции, уже давно разошлись по домам, а секционные засиживались допоздна. Когда они пришли, в холле было абсолютно пусто.
— Ну и что это? – Юджин осмотрел резную колонну. Он чувствовал, как от неё исходит мощная магическая энергия.
— Как ты уже знаешь, жизнь в этом мире возможна благодаря частицам души. Существа в Нижнем мире тоже имеют что-то похожее на частицы души. Когда ты побеждаешь их, то можешь забрать их частицы себе.
— Для чего?
— Обменивать на более дорогое снаряжение и магические заклинания. В колонне, что есть в Академии, конечно, первоклассные штуки и не купишь, но надо же с чего-то начинать. Давай посмотрим, если ли у тебя частицы.
Юджин дотронулся до колонны. Она отозвалась мягким синим светом, жидкий экран, при прикосновении запускал пульсирующие волны в разные стороны.
— Так и сколько же у тебя… ЧТОО!? Откуда сколько?
— Тише ты.
— Юджин, на это количество можно купить свой летающий остров! Сколько же ты накрошил противников за это время?
— Честно? Я не считал.
Как и сказал Люцифер, ассортимент был не сильно большой, но Юджин прикупил новый боевой наряд, отдалённо напоминавший ему его старую форму, только этот был усилен большим количеством металлических вставок. На оружие Юджин даже не стал смотреть – он сомневался, что даже в самых высокоуровневых колоннах найдётся меч лучше, чем Молния.
— Сдались тебе эти тряпки – фыркнул Люцифер – я вот предпочитаю тяжёлую броню.
— Что-то не помню на тебе тяжёлых доспехов, когда ты умудрился отрубиться в болоте.
— А я и говорю, что предпочитаю, просто я недавно начал. Кстати, а можешь мне занять немного пыли? Мне для исследований надо. Ну пожалуйста, ведь у тебя всё равно её много. Ты же не откажешь мне? Не откажешь, правда?
— И почему я не удивлён – фыркнул Юджин.
В пустом классе, рисуя тонкой палочкой на интерактивной панели, их разговор внимательно слушала ангел. Тряхнув волосами, она поправила чёлку, оценивая рисунок.
— Какая интересная парочка, надо бы к ним присмотреться получше, – тихо произнесла она, добавляя последние штрихи.

◊◊◊

Тот день пошёл наперекосяк с самого утра. Всё началось с того, что они едва не опоздали на занятия. Юки взбрело в голову, что верхняя часть её формы недостаточно белая, и она потратила уйму времени, выбирая из абсолютно одинаковых блузок.
Из-за этого они едва не опоздали на занятия, успев заскочить в кабинет в последний момент. Отсутствие преподавателей не означало отсутствие надзора над учениками. Каждый момент авторизации при начале занятий тщательно фиксировался. Поскольку активация могла происходить только при непосредственном участии обучающегося, это исключало возможность авторизовать в системе себя и, например, своего друга или подругу, которые решили пропустить занятия. Для тех учеников, что пропускали занятия, наказание было весьма суровым. Если при первых прогулах всё ограничивалось общественными работами на благо Рая, то при систематических нарушениях прогульщика вызывали в кабинет администрации. После этого никто и никогда их не видел. Люцифер высказал догадку о том, что провинившихся просто распыляют.
— Что-то я сомневаюсь, что «недостаточно белая форма» — уважительная причина, которую нам спустят с рук – задыхаясь, произнёс Люцифер. Они успели забежать в кабинет в самый последний момент.
— Можно подумать, ты никогда не нарушал правил академии – выпятила губы Юки.
— Пф, нарушал. Но фокус в том, чтобы не привлекать к себе внимание этими нарушениями.
— Может, потому что они насколько мелки, что никому нет дела? Или ты просто всех достал и все игнорируют тебя?
— Ох, договоришься, мелкая.
Юки лишь показала ему язык.
— Уважаемые обучающиеся. До конца этого месяца вам будет необходимо подготовить доклад на тему – интересные места Рая, – оповестил их прохладный голос, едва начался урок.
— Это что-то новенькое – поднял бровь Люцифер.
— Данное мероприятие должно пробудить в вас интерес к месту, где вы были созданы. Для укрепления навыков командной работы вам будет необходимо разбиться в группы по трое. Дополнительную информацию вы сможете найти в разделе «Факультативные занятия». Спасибо, и успехов с вашим докладом.
— Вот зараза. Юджин, теперь ты видишь, чем мы тут заняты. Кружок юных натуралистов, честное слово. Мы занимаемся чем угодно, только не боевой практикой.
— Можно подумать, что от тебя был бы толк.
— Да, да. Люци. Мы все знаем, что твои боевые навыки не тянут даже на «удовлетворительно».
— Сборище шакалов. – процедил архангел.
— Игнорируй. Ты в процессе – Юджин закрыл глаза. – у тебя есть идеи о чём нам докладывать?
— Ты серьёзно? Собрался заниматься этой чепухой?
— Чепуха или нет, а задание – есть задание. Относись к этому проще. Никто ведь не знает, что может случиться в процессе. Может луны выглянут из-за туч именно сегодня.
— Случиться? Максимум – это мы снимем кошку с дерева. Ты такой спокойный, аж бесит.
— Как падающая в озеро вода.
— Что?
— Спокойствие говорю, Люцифер. А то нервов не хватит на что-нибудь важное.
— Люци, ты бы прислушался. Похоже, твой друг – само проявление благоразумия. Я тоже подумаю над вариантами, о чём можно сделать доклад – Юки опять накручивала на палец чёлку.
— Ты? Ты что, решила, что ты с нами? – Люцифер скрестил руки на груди.
— Можно подумать, что с тобой захочет ещё кто-то объединиться – фыркнула Юки.

◊◊◊

Скоростной поезд уносил пассажиров прочь из центра Рая. За окном мелькали пролески, речушки и поля. Вдалеке медленно таяли в облаках летающие острова. Несмотря на выходной день, народа в вагоне было немного. Юджин припал головой к стеклу, вслушиваясь в размеренное гудение электромагнитной подушки поезда. Рядом с ним досыпал утренний сон Люцифер, напротив сидела Юки.
— Не могу поверить, что ты никогда не был на Краю Рая. Там ведь так здорово.
— Скоро побываю. Если там всё так, как ты расписываешь, то я уже жалею, что не побывал там раньше.
— Конечно, это действительно культовое место. Наполненное тайнами.
— Надеюсь больше нет ненормальных, решивших выбрать его как тему доклада – подал голос Люцифер.
— О, изволили проснуться – фыркнула Юки.
— Поспишь тут с вами. Если честно, то я думаю, что вся эта таинственность относительно Края сильно раздута. Они просто делают из нас дураков.
— Какой ты категоричный – Юки отвернулась к окну.
На конечной станции кроме Юджина, Люцифера и Юки вышло довольно много народа. Жители Рая решили воспользоваться хорошей погодой и проводили время на природе.
Путь со станции до их места следования занял немного времени. Вдоль дороги, устланной мелким камнем, стояли редкие баннеры, напоминавшие о необходимости сохранять чистоту или не допускать пожаров.
Постепенно дорога начала делать набор высоты. Создавалось впечатление, что холмы, скрывавшие собой линию горизонта, были возведены специально. Цепь холмов образовывала подобие плато, которое заканчивалось резким обрывом. С него отрывался захватывающий вид. Вертикально вниз уходили гладкие скальные выступы. Внизу и до самого горизонта простирались облака. Плотный слой облаков не давал рассмотреть, что скрывается под ними.
— Хм, действительно Край… А что под облаками? – Юджин пытался запомнить новую для него картину, открывшуюся глазам.
— Этого никто не знает. Нет тех, кто бы спустился туда и вернулся живым. – зловеще протянула Юки.
— Но Люцифер, ты как-то говорил, что Рай расширяют иногда.
— Всё верно. Создают пространство поверх этой облачной материи. Но эта часть Края осталась нерасширенной со времён первого поколения.
— И никого это не заботит? Весь Рай стоит над облаками, а что под ними, никто не знает? – Юджин задумчиво поскрёб затылок
— Здорово, правда? Мне кажется, они знают, просто скрывают это ото всех.
— Началось… — протянула Юки – давайте сосредоточимся на задании.
Посетив местные информационные стенды, а также вдоволь нагулявшись по Краю, они решали, что делать дальше, ибо возвращаться в жилые районы Рая не хотелось. Так как погода позволяла, все трое решили не уезжать с Края в тот же день, а уехать утром. Для Юджина ночёвки под звёздами были чем-то обычным, поэтому он не задумываясь согласился. Но Люцифер оказался прав – в ночном небе Рая не было звёзд.
Сон постепенно овладевал Юджином, когда он услышал, что рядом тихо поднялся Люцифер. Потоптавшись некоторое время на месте, он подошёл к Юджину и аккуратно потрепал его по плечу, жестом призывая к тишине. Юджин обернулся – Юки видела уже десятый сон.
— Что ты задумал? – спросил Юджин, когда они немного отошли от места стоянки. Последние несколько минут Люцифер упорно шёл к Краю мира.
— Честно? Я долго думал, посвящать ли тебя в детали. Я хочу посмотреть, что под облаками.
— …
— Удивлён. Даже не пытаешься меня переубедить?
— За это время я понял одну простую вещь – если ты что-то вбил себе в голову, то это процесс в одну сторону. Решил не расходовать зря кислород. И что же натолкнуло тебя на мысль?
— Сам факт того, что я архангел. По факту наш класс самый мощный в Раю.
Подойдя к Краю, Люцифер расправил крылья. Они, светившиеся мягким светом, разгоняли тьму ночи. Оглянувшись на Юджина, он нахально улыбнулся и круто спикировал вниз.
— Да чтоб его! Вот специально же притащил меня сюда. – ругнулся Юджин, прыгая следом.
Ветер свистел в ушах, обжигая лицо холодом. Облака медленно приближались. Люцифер почти скрылся в них, ускоряя себя крыльями. Интуитивно задержав дыхание, Юджин нырнул в сплошную белую массу облаков. Он ожидал чего угодно – удара, отказа работы органов, неведанных чудищ, готовых терзать любого, кто посягнул на запретное. Вместо этого, на него обрушилась традиционная сырость облаков.
— Кто бы мог подумать, да? Что в облаках будет вода, – ехидно заметил Молния, пока Юджин накладывал полётный барьер – магию, позволяющую оставаться в сухости и тепле во время передвижения по воздуху.
Облачная завеса прервалась внезапно, уступая место непроглядной темноте. Юджин видел лишь отсвет от собственных крыльев и крыльев Люцифера.
— Я так и знал, что на тебя можно рассчитывать. – ухмыльнулся он, когда Юджин приземлился рядом. – Прибавим-ка света. – Люцифер применил простое заклинание – магический шар света – но оно не сработало. – Что за…
— Выглядит так, что магия покинула это место. – произнёс Молния.
— А так бывает? Ведь магические нити оплетают всё живое, по крайней мере, так написано в учебниках академии. – Юджин говорил про себя, так как Люцифер не мог слышать Молнию.
— Да, но в это место… В нём нет жизни. Я думаю, что вам нужно убираться отсюда.
— Люцифер, что ты делаешь? – Юджин наблюдал, как архангел достал из-за пояса бутыль для магической эссенции и зачерпывал ей воздух.
— Хочу проверить гипотезу. Может, дело в воздухе? Нужно взять пробы. – пройдя несколько шагов, он пошатнулся. – Ох, что-то мне нехорошо.
— Юджин, улетайте отсюда немедленно. – голос Молнии звучал с беспокойством.
Юджин, сделал пару шагов в сторону Люцифера, но его нога что-то с хрустом надломила. Он напряг зрение и увидел разбросанные повсюду кости и черепа. Многие черепа по строению были похожи на его собственный, некоторые отличались. Облака начали краснеть, вызывая всполохи молний. Юджин увидел, что их окружают руины сильно разрушенных построек.
Подхватив Люцифера, он с силой взмыл в воздух. Вдыхаемый кислород явно был с примесью, решил Юджин. С каждым вздохом он чувствовал, как что-то оседает в лёгких, не давая нормально дышать. Когда он вошёл в зону облаков, у него не было сил активировать полётный барьер, потребляющий крайне мало энергии. Каждый взмах крыльев давался с трудом. Ему казалось, что его тело опутали тысячи цепей, утягивая вниз, к земле. Спускаясь, он заметил небольшой выступ в скале, почти на границе облаков. Дотянуть бы до него, эта мысль заставляла Юджина совершать взмахи. Тело словно налилось свинцом, белая пелена облаков перед глазами чернела. Что это? – Думал Юджин. Это небо? Или я лишаюсь ещё и зрения? Вытянув руку вперёд, он совершил последний замах в пустоту, но его пальцы почувствовали холод скалы и ухватились за неё.
Измотанный, Юджин больше не смог поддерживать крылья, он видел, как пропадает свечение, а с ним и дополнительная сила, что они дают. Повиснув на одной руке, Юджин пытался соображать. Сложилась патовая ситуация – чтобы подняться выше, ему нужна была вторая рука, но ею он держал Люцифера. Внезапно он почувствовал жар, словно сзади кто-то развёл костёр. Очередная галлюцинация?
— Какая трогательная картина, – произнёс голос сзади. – Пожалуй, я бы наблюдал и дальше, но, кажется, вы сейчас улетите вниз и лишите меня этого удовольствия.
Юджин почувствовал, как кто-то схватил его за шиворот рубашки, и они с силой рванули в воздух. Когда Юджин и Люцифер достигли края плато, их швырнули на землю.
— Я нашёл нарушителей, мастер Руш.
— Очень хорошо. Хорошо, что это лишь ученики.
Стоящий перед ним старик был ему знаком ещё с церемонии поступления. Директор академии, так сильно напомнивший ему Замина. Бесцветные глаза смотрели с безразличием. Юджин почувствовал, что ему достаточно сил чтобы встать. Он посмотрел на поймавшего их.
Высокая, статная фигура в латном доспехе с плащом. Коротко стриженные волосы молочного цвета, зелёные глаза. Немного грубые, прямые черты лица. В руке он сжимал горящий огнём щит. Меч, крепкий полуторник, был вложен в ножны, но Юджин не удивился бы, если бы и он тоже горел огнём. Огромные крылья, размер которых был хорошо виден даже в сложенном виде.
— Итак, как далеко вниз вам удалось спуститься? – Руш внимательно изучал Юджина взглядом.
— Почти сразу, как влетели в облака, нам стало плохо. Когда они покраснели, мы решили лететь назад.
— Вот как? Интересно. Видели что-нибудь?
— Только облака. Они густые и очень плотные.
— Что ж, понятно. Значит теперь вы отдаёте себе отчёт в том, что поступили неразумно?
— Полностью.
— Замечательно, поскольку вы ученики моей Академии, я подберу наказание самостоятельно. Спасибо за службу, Михаил.
— А, братец, уже уходишь? – Люцифер начал подавать признаки жизни.
— Постыдился бы. Сам чуть не подох, да ещё и товарища повёл. Братец. – не разворачивая головы, процедил архангел со щитом.
Обратный путь до места ночёвки Люцифер слушал рассказ Юджина о беседе с Рушем и о том, что произошло, когда архангел отключился.
— Да, уж. Лучше уже ещё раз встретиться с директором. Ибо нас ждут проблемы посерьёзней – поскрёб по затылку Люцифер.
— Ты о чём?
Словно неотвратимое лихо, к ним приближалась Юки.
— Болваны! Беспросветные болваны! – она расставила руки в бок. – Ладно этот, с ним всё понятно, но Юджин, с тобой-то что?
Потребовалось прилично времени, чтобы успокоить Юки.
Чуть позже, прежде чем уснуть, Юджин пытался дать оценку увиденному. Все эти останки, удушающий воздух, облака. Странно всё это, решил он, всматриваясь в бесконечный мрак неба, пока по его телу не пробежали мурашки. Это точно, усмехнулся он, поворачиваясь на бок — если долго всматриваться в бездну, то бездна начнёт всматриваться в тебя.

Кластер знаний

Время неумолимо мчалось вперёд, и дни сменяли друг друга. Юджин точно не мог определить, если ли здесь смена времён года, как в Нижнем мире. Порядком освоившись в Раю, Юджин решался на всё более дальние прогулки, исследуя местность.
— Я понял, что ты любишь необычные места. Но чтобы как место прогулки ты выбрал кладбище. Это минимум странно.
— Следишь за мной?
— Что ты, что ты. — рассмеялся Люцифер. – Был неподалёку и увидел тебя. Составлю тебе компанию, ты же не против? Кстати, как твои дела с поиском нитей? Нашёл что-то?
— Увы.
Во время своих прогулок по Раю, кроме кристаллов, Юджин целенаправленно искал место захоронения. Он помнил традицию ка’ахи хоронить мёртвых в земле и решил, что здесь должно быть что-то подобное. Кладбище в Раю отличалось от тех, что Юджин видел в Нижнем мире. Если ка’ахи предпочитали в качестве надгробия ставить каменные плиты, на которых высекали имена, то в Раю для этого использовали вытянутые полуметровые цилиндры из неизвестного Юджину металла. На цилиндре были выбиты имя, класс и причина смерти. Самого тела в могиле не было. По правилам Рая, тела распыляли на атомы. Цилиндры расставляли друг за дружкой в порядке от старых дат к новым, справа налево.
— Ого, это очень старые могилы. Кого ты ищешь?
— Её – Юджин указал пальцем.
— Вита. Инженер. Погибла при исполнении обязанностей. А, вспомнил, ты рассказывал про неё. Твоё первое задание.
Юджин смотрел на столбик. Табличка заметно выцвела, словно за могилой давно никто не ухаживал.
— Скажи-ка, тебе знакомо имя инженера Кир? Из четвёртого поколения.
— Нет, в центре таких точно нет. А почему ты спрашиваешь?
— Забудь, – Юджин помотал головой – просто стало интересно.

◊◊◊

— Нервно-паралитический газ.
— Извини?
— Это был нервно-паралитический газ. Крайне высокой концентрации. И, похоже, дополнительно он подавляет магию. Никогда такого не видел. — Полусонную вечернюю атмосферу прервал резко ворвавшийся Люцифер, — Так вот. Послушав всё то, что ты видел – все эти руины и останки, я решил серьёзно покопаться в истории. Во всех источниках нет ничего похожего. Пласт истории Рая о первых двух поколениях просто стёрт. Но. Я нашёл лишь в одном источнике упоминание о некотором месте, слово которого может читаться и как «хранилище», и как «святилище», в зависимости от контекста.
— Втягиваешь в новую авантюру? – усмехнулся Юджин.
— Ну заинтересовал ведь, правда?
— И что там?
— А вот в этом и самый смак. Место, о котором никто не знает, которое якобы существует везде и нигде одновременно. Там явно должно быть что-то интересное. Подумай сам, если историю Рая скрыли облаками и газом, а я уверен, что так и было, то представь, какие тайны могут быть сокрыты в этом несуществующем месте.
— И как его найти?
— В этом и проблема. Я не знаю.
Юджин отложил инфосвиток, похожий на тот, что приносил ему Алим с информацией про Тамира, о «Кластеризации данных», который с малым успехом пытался изучать несколько последних дней. Почесав лоб, он задумчиво уставился на Люцифера. С одной стороны, ему не сильно хотелось ввязываться в ещё одни неприятности. С другой же стороны, видя Люцифера, который до этого ходил с кислой миной из-за провала под облаками и прямо сейчас сиял энтузиазмом, ему не хотелось огорчать его.
— Ну, значит, как будет больше сведений, то прогуляемся туда.
Улыбка Люцифера, казалось, вот-вот растянется от уха до уха.
— Кто знает, может это приблизит нас к понимаю, кто такой Бог.
— Бог?
— Ай, вечно забываю, что ты пропустил всю эту ерунду в младшей школе. Тот, кто создал Рай.
— Наверное он очень могущественный. Создать мир не так уже и просто.
— Скажешь тоже. Знаешь, в чём фишка? Никто из живущих его не видел. Говорят, что он общается только с несколькими инженерами. Но при этом все новшества, что делаются в Раю, делаются якобы с его разрешения.
— Погоди есть кто-то, кого никто и никогда не видел? И он тут главный? И он отдаёт распоряжения.
— Мне нравится ход твоих мыслей, ибо он полностью совпадает с моим. Я же говорил тебе, что у нас тут весело. Лично я думаю, что никакого Бога нет, и нас просто дурят как болванов.
Действительно, подумал Юджин. Кто создал Рай? Кто создал Нижний мир? Кто создал магию? Откуда это всё. Но ему осталось лишь задумчиво почесать лоб.

◊◊◊

Шагая следом за Люцифером, Юджин чувствовал, что нервничает. Накануне тот загорелся идеей представить Юджина Алиму, инженеру, с которым он пересекался в прошлом. Предугадать реакцию Алима было практически невозможно, несмотря на заверения архангела, он сомневался – можно ли довериться инженеру.
— Я смотрю, ты делаешь успехи в социализации. Тебе наконец-то удалось с кем-то завести дружбу. Прошу, входите. – Алим махнул рукой, приглашая внутрь кабинета.
Юджин взглянул в лицо Алиму – тот почти не изменился. Место, где работал инженер, было похоже на мини-лабораторию. Вдоль стен полукругом стояли разнообразные приборы, издававшие гудение и шипение, некоторые из них выпускали пары разноцветного дыма. В центре комнаты на тонкой ножке стояла рабочая панель, по типу тех, которыми пользовались в Академии.
— Приятно познакомиться – Алим протянул руку. – Чего вы так ухмыляетесь, Люцифер?
— Ладно, Юджин, ты выиграл пари. Он не узнал.
— Узнал? Мы знакомы? – Алим выглядел озадаченным. Прошу меня извинить, если мы с вами…. О Боже. Откуда это у вас? – Алим смотрел на протянутый Юджином свиток инженеров с «Кожей змеи».
— Давай, Алим, соображай. Ты же у нас умный.
— Быть того не может… Но… Но как? – Алим плюхнулся в кресло, обхватив голову руками. — Люцифер, ты сообщил Замину?
— Ну а сам-то как думаешь? Всё выглядит так, что его просто забыли там. Специально забыли.
— Думаю, стоит показать это вам, Алим. – Юджин протянул синхронизатор. – Выглядит так, что он сломан.
— Хм, работа качественная, но видны недочёты, точнее скажет анализ в Центре.
— Стоп, стоп, стоп. Давай-ка без Центра. – замотал головой Люцифер. – Я бы хотел сохранить личность Юджина втайне.
— Но почему?
— Когда я возвращался с задания, ка’ахи, поджидавшие в засаде, знали про синхронизатор и про портал. И что-то я сомневаюсь, что это птичка на веточке напела им. Плюс само задание было, мягко говоря, странным.
— Не могу не согласиться, странно. Но. Люцифер, это уже не вольные исследования в области магии. Это уже тянет на измену. – Алим задумчиво чесал подбородок. – Мне надо это всё обдумать. Как твоё исследование?
— Ну… не сильно хорошо.
— ?
— Прибор, что мы спроектировали — не работает.
— Не знаю, что он там должен был делать, но, похоже, у него неплохо получается вызывать больших крабообразных, – буркнул Юджин.
— ?!
— Это долгая история, лучше присесть.
Алим внимательно слушал сокращённую историю Юджина, осыпая его вопросами. На что Юджин решил ответить тем же, но, как он и ожидал, инженер ничего не слышал о Мудамире. Равно как ничего не было о нём известно и в архивах Академии. Также Юджину не удалось найти сведения о Мастере над Зеркалами. Зеркала использовались в Раю как обычный аксессуар и не были наделены какими бы то ни было магическими свойствами, но Юджина не покидало ощущение, что данные были словно специально удалены. Однако, у Алима нашлось объяснение, как Юджин смог найти Люцифера. Дело оказалось в особой связи между архангелами. Призыв на помощь активировался при низких показателях здоровья и действовал в переделах пространства. Так, например, сигнал не может быть услышан, если один архангел находится в Раю, а другой в Нижнем мире.
— Алим, а что стало с Киром? Ну ты помнишь, тот инженер, что был с Витой?
— Хм… дай-ка подумать. – Алим поскрёб подбородок — А, да, точно. Кир искал уединения после того, что случилось. Сам понимаешь. Насколько мне известно, он занимался научной деятельностью вне Центра. Его исследования были в области создания сверхоружия устрашающей силы. Уж не знаю, чего он там пытался создать, но все результаты его деятельности вместе с ним взлетели на воздух. От места, где он жил, остались только руины. Это южная часть Рая. Я отмечу на твоей карте, вдруг захочешь взглянуть.
— Спасибо, может и загляну. Печально, что так сложилась его жизнь.
— Как бы это ни звучало, для него это лучший исход. Он не из тех, кто способен продолжать жить после утраты близких.
Медленно шагая до дома в вечерних сумерках, Юджин обдумывал произошедшее. Алим обещал вернуться с результатами по анализу синхронизатора через несколько дней. С одной стороны – его единственный козырь, доказательство того, что он был специально оставлен в Нижнем мире, теперь в руках инженеров, с другой – Алим поддерживал Люцифера и это было некоторым гарантом.
— Я же говорил, что всё пройдёт отлично. Алим свой, ему можно доверять. – казалось, что Люцифер был в прекрасном расположении духа.
— Время покажет.
— Ты постоянно такой смурной, что аж самому плакать хочется. Серьёзно, тебе нужно найти занятие, которое тебе понравится. Увидишь, это правда помогает.
— Попробую что-нибудь придумать.

◊◊◊

Солнце медленно клонилось к закату. Дневной зной медленно спадал, но жители Рая не торопились покидать прохладной тени своих домов. Стоявшая в воздухе тишина была кристальной, казалось, можно услышать, как кошка перебегает дорогу где-нибудь на другом конце района.
Набережная, которую к вечеру заполняли толпы гуляющих, была абсолютно пустынна, не считая одинокой фигуры, расположившейся в тени колонны моста. Он сидел, подобрав под себя ноги, с закрытыми глазами. На коленях у него лежало оружие, сильно отличающееся от тех, которыми обладали рядовые ангелы. Положив ладони на лезвие, он концентрировал потоки магии так, что жаркий, спёртый, несмотря на легкую прохладу реки, воздух искрился редкими вспышками молний.
— Чего ты пытаешься достичь?
Юджин снова стоял посреди бескрайнего неба.
— А Молния, давно не разговаривали. Ты же помнишь оружие того архангела, Михаила?
— Того сурового воина с пылающим щитом, что таскал вас за шкирки, как котят? Конечно, забудешь такое.
— Отдаю должное за столь точное сравнение нас с котятами. Он ведь провёл стихию огня в щит, так? Сомневаюсь, что это какая-то горящая жидкость или газ.
— Мыслишь ты верно. Но он не совмещал щит и огонь. Они дополняли друг друга. Когда-то давно мне встречался воин, у которого были клинки, состоящие из магии без стали. Устрашающая мощь совмещённых стихий.
— Совмещённые стихии? Но разве законы этого мира не ограничены одной стихией для каждого? Так…
— Да, так написано в этих ваших учебниках. Стало настолько скучно, что даже мне приходится читать этот бред.
— Но ограничения…
— Тогда тот воин явно не знал, что эти ограничения есть. Послушай, Юджин, я не стану тебя ни в чём убеждать.
— Ладно, прости. Я понял. Так как заставить клинок и стихию молний работать вместе?
— А ты хорошо помнишь уроки, что давал тебе Мастер?
— Я не…
— Тебе пора.
Бескрайнее небо исчезло. Ещё до того, как открыть глаза, Юджин почувствовал присутствие рядом кого-то ещё. Возле него стоял Алим. Убедившись, что не разбудил Юджина, инженер предложил пройтись с ним.
В ходе прогулки Юджин узнал, что синхронизатор был действительно сломан. Примечательно, что после исчезновения Юджина была обнаружена и устранена уязвимость, позволявшая вмешиваться в настройки. Новые синхронизаторы работали с большим уровнем защиты от изменений, хоть и стоили дороже. Так, если раньше синхронизатор был индивидуальным, то теперь он был один на группу, что создавало дополнительные затруднения.
Однако, синхронизатор, как и подозревал Юджин, был лишь предлогом начать диалог. Алим некоторое время был в группе, что работала над систематизацией знаний о существах Нижнего мира и ему, впрочем, как и двадцать лет назад, не хватало добровольца, способного протестировать его изобретение. Инженер привёл Юджина в отдельно стоящее неприметное здание. С виду оно напоминало шестиугольную башенку с конусообразной крышей, покрытой черепицей.
— Милый сарай – Юджин окинул взглядом внутреннее убранство башни.
Внутри был навален старый лабораторный хлам. На ветхой полке в коробке виднелись колбы, реактивы с истекшим сроком годности.
— Подойди ближе, – Алим загадочно улыбался. Он стоял посередине башни, — И посмотри наверх.
— Птицы гнездо свили. Ласточки скорее всего.
Мир перестал существовать. Резко пропавшие звуки и запахи говорили лишь об одном – перемещение с помощью врат. Резко вернувшиеся ощущения подкосили его, и он рухнул на колени, сжимая руками виски. Ему казалось, что голова сейчас лопнет.
— Чтоб тебя! Мог бы и предупредить.
— Технически я предупредил. Поднятие головы вверх нивелирует последствия. – начал Алим, но увидев взгляд Юджина, тут же быстро добавил – но в общем ты прав, прости. И да, добро пожаловать в Кластер знаний.
Основную часть помещения составляли стройные ряды высоких столбов с шестиугольным основанием. Сквозь полупрозрачные стенки башен было видно, как внутри в жидкой эссенции перемещаются шарики бледно-голубого цвета. На немой вопрос Юджина Алим ответил, что это и есть информация. Большое количество столбов объяснялось не только объёмами информации, но и резервными копиями. Так, каждый шарик, содержащий единицу информации, дублировался некоторое, рандомное количество раз в интервале от 7 до 15 и распределялся в случайные башни. Это, по мнению инженеров, давало гарантию защиты данных от случайного или умышленного уничтожения, а также в случае выхода из строя башен. Насколько было известно Алиму, подобная копия всего Кластера располагалась где-то ещё в Раю.
Из объяснений Алима Юджин понял, что Кластер должен был заменить собой систему Архивов, имеющихся в Раю. В настоящее время велись в двух направлениях. Задача первого направления сводилась к переносу существующих знаний и сведений в новую форму. Задача второй группы, в которую и входил Алим, заключалась в том, чтобы разработать устройства переноса информации от носителя в Кластер.
— А почему нельзя было использовать для этого столы, которые Замин использовал, чтобы просмотреть бой с Тамиром?
— Тупиковая технология – отмахнулся инженер — она изначально была направлена на воспроизведение, а не на хранение или запись. Архитектура настроена под другую задачу. Хотя ты прав, опыт Панелей мы тоже использовали.
Они долго шли среди бесконечных рядов, пока не добрались до винтовой лестницы. Она вывела их на просторную площадку, на которой располагались приборы, похожие на те, что Юджин видел в кабинете Алима.
— Присаживайся там. Это ещё одно моё рабочее место. Что скажешь?
— Я мало что в этом понимаю, но творческий бардак у тебя знатный.
— Знал, что ты оценишь.
Однако, Юджин интересовал Алима прежде всего как тестировщик. Идея инженера заключалась в переносном устройстве, позволяющем считывать полученный опыт о существах, локациях или обычаях Нижнего мира и преобразовывать его в информацию, пригодную для кластера.
— Да ты, должно быть, издеваешься… — Юджин разглядывал переносное устройство. Полуметровой длины вытянутая труба, обвешанная сенсорами и датчиками, выглядела громоздко и хрупко. – Ты сам-то представляешь, как с этим работать?
— Полевых испытаний мы ещё не проводили. Что именно тебе кажется здесь странным или неудобным?
— Дай-ка подумать. Например, всё. Взгляни на размеры этой штуки. Портативной её можно назвать с натяжкой. Уж не знаю, как ваши бравые отряды проходят свои миссии, но я не помню ни одного боя, где бы мне не приходилось изрядно поваляться. Смекаешь, Алим? После первой же серьёзной потасовки от этой трубы останется только ворох проводов. Ну или чего там внутри.
— Да, но эти сенсоры предназначены для очистки данных от факультативного мусора. Дай покажу.
Алим активировал один из сенсоров. От устройства вверх замерцал экран, на котором были вертикальные полосы. Словно нанизанные на них, по экрану мерцали тёмные шарики. Инженер объяснил, что эти шарики представляют собой информационную единицу. Кликнув на шарик, можно было увидеть, какую именно информацию он содержал – выбранный Алимом шарик отражал сведения о физической защите иригуанов.
— В целом понятно. Этот ваш алгоритм после преобразования разбивает входящую информацию на множества, основываясь на уже имеющихся данных, а затем выстраивает вектор, базируясь на симметрично нормализованных матрицах. Что ты так смотришь на меня? Я не только мечом махать умею.
— Поразительно. Юджин, ты не перестаёшь меня удивлять.
— Спасибо. Значит, задача пользователя Кластера — прочистить эти данные? Или перенести, если множество определено неверно?
— Именно. Сейчас мы обучаем нашу систему. В будущем мы ожидаем, что Кластер будет сам чистить данные. Фокус в том, что чем более свежий слепок данных, тем они точнее. Это фишка памяти. Забывать и приукрашивать или изменять детали с течением времени.
— Я думаю, это не нужно в этой штуке. – Юджин кивнул на трубу. – Ведь его задача собрать данные.
— Не понимаю тебя.
— Хорошо, нарисуй картинку в голове. Ваш отряд находится в отдалённой изолированной местности. Неожиданно на него совершается нападение со стороны грифов.
— Грифов?
— Помесь льва, орла и лошади. Крайне агрессивная. Так вот, представь, как ты драпаешь от него с этой штукой за спиной. Мне кажется, меньшее, о чём ты будешь заботиться, это о чистых данных.
— К чему ты ведёшь?
— Их будут просто выбрасывать. – улыбнулся Юджин. – Я думаю, нужно поступить так – размер устройства должен быть уменьшен. Быть по форме, скажем, тонкой пластиной или цилиндром. И иметь только записывающую функцию.
— Ты предлагаешь чистить данные уже в Раю? После миссии? Хм, умно. Понадобятся устройства, позволяющие это делать. Это займёт время, но, думаю, сработает. Спасибо, Юджин.
— Да не за что. Дай знать, как будет чего протестировать.
— А ты не мог бы помочь со сбором данных сейчас? Если ничем не занят.
— Давай уже свою трубу. – усмехнулся Юджин. – посмотрим, что она умеет. Только Алим. Вливай данные анонимно и порциями, если это возможно. Иначе возникнет много вопросов.
— Само собой. Я побеспокоюсь о том, чтобы никто не узнал, что это все данные твои. Хотя это и печально.
Дни потекли своим чередом. После Академии Юджин наведывался в Кластер, где они проводили часы, структурируя данные Юджина, полученные им за долгое время пребывания в Нижнем мире. Сначала у него получалось крайне плохо. Он часто забывал добавлять детали или неверно определял категории. Однако, с течением времени Юджин освоил это непростое занятие. Попутно им удалось выяснить, что ресурс изобретения Алима составлял всего две, в редких случаях три записи. После чего трубы приходили в негодность и отказывались принимать новую информацию.
— Поздравляю инженеров. – хмыкнул Люцифер, когда Юджин рассказал ему об этом. – Они открыли то, что мне было известно уже долгое время. Регрессивное развитие повторно использованной звёздной пыли. Требуется сильно перемешивать её, чтобы использовать на полную силу после наличия в ней информации. Но это лишь временное решение. Ибо рано или поздно мы перемешаем её всю и исчерпаем ресурс полностью.
— И почему инженеры в это не верят?
— Они считают это ересью. Если они признают это, то последний аргумент, что Рай имеет явное преимущество из-за обладания звёздной пылью перестанет работать. А сейчас вся военная мощь построена исключительно на звёздной пыли.
В один из дней Алим неожиданно презентовал Юджину улучшенную версию Сборщика данных. Теперь он выглядел как небольшая тонкая пластина. Стоило поднести её к глазу и сосредоточиться, как активировался сенсор, считывающий данные с сетчатки глаза. Вместе с пластиной он презентовал два дополнительных чехла-обвеса на пояс. Это были небольшие сумки для хранения и переноски Сборщиков. Юджин дал обещание взять всё это в тест, когда подвернётся возможность отправиться в Нижний мир. Он просил подготовить два комплекта – для себя и Люцифера.
— Юджин, что-то я никак не пойму. – почесал лоб Алим, – почему ты помогаешь Люциферу? Что движет тобой?
— Думаю, примерно тоже самое, что движет тобой – усмехнулся Юджин, оглядываясь через плечо. – В Нижнем мире есть мудрость – если сам хочешь чего-то добиться, то помоги кому-то ещё стать лучше. Звучит с долей эгоизма, но смысл здесь иной. Ты помогаешь кому-то не для того, чтобы самому стать лучше, а для того, чтобы совместно получить знания и навыки, которые в одиночку невозможно постичь. Мне кажется, что тобой двигало то же самое, когда ты решил помочь ему в его исследованиях.
— Я не люблю, когда кто-то становится изгоем из-за своих идей. Так глубоко на это я не смотрел, но в том, что ты говоришь, есть смысл. Рад, что мы смогли что-то вынести из этой беседы.
— Бывай, Алим.

◊◊◊

Однажды во время занятий Юки переслала на доску Юджина довольно неоднозначное сообщение. «С тобой хочет встретиться какой-то чудик. Будет ждать тебя на заднем дворе академии завтра». На немой вопрос Юджина ангел лишь пожала плечами.
— Выходной день, а мне опять тащиться в академию, думал Юджин, ступая по пустым коридорам. В выходные академия была также доступна для посещения из-за учеников, что посещали дополнительные секции. — Ты хотел встретиться? Кто ты? – Юджин наклонил голову, внимательно изучая сидящего под деревом. Юджину казалось, что он уже встречался с ним. Но где?
Длинная чёлка свисала, заслоняя часть лица. Худощавое лицо и бледная кожа делала его похожим на инженеров, из тех, кто редко покидал исследовательский центр.
— Ты не торопился. А стоило бы. То, что Люцифер так хотел найти – зовётся Святилищем звёздной пыли. Место, где хранятся все запасы, имеющиеся в Раю. Здорово, правда?
— Такое место должны хорошо охранять.
— Верно. И забвение лучший сторож. Само же место метафизически находится нигде и везде одновременно. Попасть туда сложно.
— В таком случае откуда ты про него знаешь?
— В этом и суть. Я знал и забывал про него несколько раз.
— Я не понимаю тебя.
— Как и все. – сидящий вздохнул – Но они постоянно напоминают мне. – он провёл рукой, слегка поглаживая по растениям. Юджин только сейчас заметил, что вокруг сидящего были раскиданы вытянутые длинные ветви, похожие на лианы.
— Тебе сказали растения?
— Это необычные растения. Они дают жизнь. Но я только учусь ими пользоваться. Они шепчут мне. Кто-то нарушает покой недр. Кто-то рвётся в святилище. Кто-то жаждет достичь его.
— И почему ты не сообщаешь об этом?
— Сообщаю и забываю. И этот порочный круг сводит меня с ума. У Люцифера немного иной взгляд на вещи. И мы подумали – может он сможет помочь?
— Ты не назвал своё имя.
— Имена вообще мало что дают в этом мире. Не думаешь так? Велиал. Рад знакомству с тобой, Юджин.
— Найти место, которое никто не знает. Чтобы остановить кого-то, чьё присутствие стараются скрыть. Как-то маловато информации, не приходило в голову? – Юджин скрестил руки.
— И правда. Маловато. Но иногда и это лучше, чем ничего. – Велиал поднял голову к небу. Хорошо ли тебе известна Академия Северо-Восточного округа?
— Бываю там каждый день. Также как и ты.
— Но хорошо ли знаешь её? Говорят, одна из статуй не следит за порядком. Одна из статуй лишь делает вид, что следит.
— Статуй? Ты имеешь в виду детекторы магии?
Детекторы магии использовались как средство контроля порядка внутри зданий всех учебных заведений. Стоило лишь активировать магию в радиусе действия статуи, как срабатывало заклинание, окутывающее нарушителя цепями до прибытия администрации. Покрытие статуй было абсолютным, без слепых зон, а все известные попытки учеников вычислить радиус действия кончались неудачно.
— Ага, именно их. К сожалению, больше мне ничего не известно. Ни как найти эту статую. Ни что делать дальше. Надеюсь, ты не забудешь этот разговор, Юджин.
— Я тоже.

Её неожиданные сложности

В груди неистово жгло. Жадно хватая ртом воздух, стражник Руно, гонимый страхом, бежал что есть сил по узким, извилистым улочкам трущоб Рахты. Сбиваясь и теряя мысль, он то и дело снова поносил себя на чём свет стоит. Надо было идти в казарму, повторял он как мантру.
Формально, его смена кончилась, едва прозвонил колокол ратуши в верхней части города. Однако он, движимый бесконечным чувством ответственности, решил проверить подозрительный повторяющийся методичный стук, исходящий из глубины трущоб. Товарищи по смене часто называли этот участок лабиринтом. Бесконечная череда поворотов хаотичной застройки сбивала с толку, а нависающие кривые крыши построек лишали возможности взять какой-нибудь ориентир в виде высокого здания. Сжав алебарду, он шагал мимо безмолвных, серых дощатых дверей и стен, изрисованных и исписанных местной шпаной.
Причиной стука оказался нож, который один доходяга-ка’ахи вбивал в грудь другому, лежащему на земле. Когда Руно окликнул его, тот, хрипнув, развернул голову. Руно отпрянул, крепче сжав рукоять. Белки глаз убийцы светились неестественным кислотным цветом. Он тяжело дышал, словно ему не хватало кислорода. Дальнейшее произошло слишком быстро – бродяга бросился на стражника, ухватившись за алебарду. Он пнул Руно, выхватил алебарду, преломил армированное древко об колено, отбросил куски в сторону и издал рёв, запрокинув голову. Стражнику пришла в голову единственная верная идея – бежать. Бежать что есть мочи от этого чудовища. Глухой удар по голове настиг его через несколько домов. Лежа на земле, стражник видел, как монстр бежал к нему, с булыжником в лапе. Надо было идти в казарму, подумал Руно, прежде чем ему размозжили череп. Над трущобами снова раздавался подозрительный повторяющийся методичный стук, но никому не было до него дела.

◊◊◊

Несмотря на то, что Люцифер считал это полным чудачеством, Юджин обожал поздние вечерние и ночные рейсы скоростной рельсовой дороги. Ветки дороги пронизывали весь Рай, связывая самые отдалённые участки с центром. Сонное одиночество и приглушённый свет в вагоне действовали на него успокаивающе. У Юджина было достаточно времени, чтобы изучить, на каких ветках меньше всего народа.
Сегодня ему особенно сильно повезло. В вагоне кроме него не было совсем никого. Вагон плавно покачивался, бросая отсветы из окна на речную гладь – поезд ехал по мосту. Юджин сидел, прислонив голову к окну, думая примерно ни о чём, как вдруг почувствовал лёгкое дуновение ветра.
— Нет, всё-таки оставлять тебя было очень плохой идеей. – услышал он голос позади себя. – Я наивно полагала, что он будет делом занят. А он? Посмотрите него, катается в куске металла, ничего не делая при этом. Истинный бездельник.
— Привет, Аюми. – Он повернул голову. В следующей от него секции, спиной к нему сидела неяко с неизменным капюшоном на голове. – Интересно, как ты нашла меня. Я ведь в другом мире.
— Да, пришлось повозиться. Но ты и твои собратья порядком наследили. Кроме того, я же сказала, что смогу найти тебя, где бы ты ни был. Так, так так, посмотрим. – Она развернулась лицом к Юджину. – Бледный, худущий. Ужас. Вас тут вообще кормят?
— Иногда случается. – усмехнулся Юджин. – Знаешь, я искал тебя.
— Знаю, пару раз видела тебя. Такой забавный. – хихикнула она. – После того, как ты поошивался в особняке Курайо, то пропал. Признаться даже тут я была озадачена. У меня сложилось впечатление, что тебя не существует. Где ты был?
— Это сложная и долгая история, в которой я и сам до сих пор не уверен, что всё понял, – пожал плечами Юджин. – Аюми, что случилось? Сомневаюсь, что ты пришла просто повидаться.
— А может и просто так, – она скрестила руки на груди и показала язык, – Ладно, ладно, я просто дурачусь, – вздохнула она. – Возникли… так скажем, неожиданные сложности. И я решила, что твоё участие будет крайне полезно.
— Сложности? Во что ты опять впуталась?
— Я? Ни во что. Сама себе поражаюсь. Сложности, у, так скажем, третьей стороны.
— Хотелось бы яснее.
— Хотелось бы в более приватном месте.
Люцифер пришёл в неописуемый восторг, когда Юджин представил его Аюми. Видимо, ему очень понравились кошко-люди, решил он.
Из рассказа Аюми они поняли, что в Нижнем мире с ка’ахи творятся необъяснимые вещи. Многие молодые особи внезапно впадают в состояние ярости, нападая на прохожих и убивая всех без причины. Особенно остро проблема проявляется среди детей – они звереют, чинят бедства и пропадают. По слухам, кто-то видел, как ребёнок вырастал за пару дней и становился похож на монстра. За последнее время проблема переросла в масштаб небольшой эпидемии, которую власти с переменным успехом скрывают, ссылаясь на недостатки в воспитании и сломанную систему морали в молодёжи. Аюми была убеждена в том, что это не просто некоторое заболевание, а магическое воздействие. Но поскольку самая продвинутая магия, которую она видела, происходила из Рая, то она решила искать помощи именно здесь.
— Что значит ты не сможешь вернуться в Нижний мир? Почему нельзя использовать тот путь, которым ты попала сюда?
Все трое расположились в гостиной, усевшись на полу. Аюми, как помнил Юджин, игнорировала предметы мебели, если это было возможно.
— Он одноразовый, понимаешь? Его больше не существует. Так что я рассчитывала отправиться назад с вашими технологиями.
— Значит, надо умудриться выбить себе отпуск. – Юджин думал вслух. – Иначе нам не избежать проблем с прогулом. А ещё и наказание это.
— Наказание? А чего вы натворили?
— Оказались не в том месте, не в то время. – Юджин изучал потолок. Ему очень не хотелось пересекаться глазами с Аюми. Хоть кошка и была его знакомой, он не чувствовал уверенность, что ей можно доверить то, что они нашли под облаками.
— Храни свои секреты. – хмыкнула она – узнаю ведь, если захочу.
— На том и решили – Люцифер поднялся – Аюми, а где ты будешь…
— Тут, в принципе, удобненько. – Аюми уже устраивалась на диване, на котором обычно спал Юджин.
Ну ага, как же, удобненько, думал Юджин, когда посреди ночи Аюми всё таки отвоевала для себя часть и его одеяла.

◊◊◊

Следующим утром, едва Юджин и Люцифер переступили порог Академии, как по внутренней связи было объявлено, что они должны явиться в кабинет директора Руша.
— Как специально, а? Я уже думал, что он забыл про нас. – буркнул Люцифер. – Кажется, нам сюда.
В этой части Академии Юджин был впервые. Это крыло второго этажа использовалось для подготовки более способных учеников. Проходя мимо учебных классов, они удивлялись внутреннему убранству – насколько разительно оно отличалось от оснащения в их классах. Интересно, думал Юджин, какое тогда оснащение в Центральной Академии.
Кабинет директора Руша находился в самом конце крыла. Шаги идущих учеников гулко отдавались по пустому коридору. Едва они подошли к двери, как жёлтый луч прошёл сквозь них. Идентификационная система, которую использовали для доступа к Вратам, вспомнил Юджин. Индикатор на двери пикнул, и створки двери, разделённые на две половинки, разъехались в стороны.
Пространство полукруглого кабинета было использовано максимально рационально. Практически все стены были заняты стеллажами с инфосвитками, с пометками, отличными от тех, что Юджин видел в Архивах. Неужели, подумал он, директор использует собственную систему распределения данных? У дальней стены на невысокой тумбе стояли два прибора, мягким жужжанием нарушая стоявшую тишину. Дешифратор инфосвитков, догадался Юджин. Ему приходилось слышать, что часть информации передаётся с криптографической защитой, обойти которую можно лишь зная ключ, либо огромные вычислительные мощности, сопоставимые с Кластером знаний. Часто Юджин ломал голову – для чего такая система защиты, если ка’ахи технологически неспособны на дешифровку. Уж не от собственных ли жителей Рая эта защита?
— Опаздываете. – раздался слегка раздраженный голос, прерывая размышления Юджина.
— Потребовалось время, чтобы найти ваш кабинет – парировал Люцифер.
— Прошу проявлять уважение. Говорите, когда вас спросят. – раздался спокойный женский голос.
Руш, всё такой же, с безжизненным взглядом, смотрел словно сквозь них. Он сидел за монолитным чёрным столом, барабаня пальцами по поверхности. У Юджина сложилось чёткое впечатление, что Руш питал сильную неприязнь к таким, как он и Люцифер. По правую руку от Руша стояла, судя по официальной форме, секретарь. Блондинка, с небесно-голубыми глазами смотрела на них строго, почти с осуждением. Юджин припоминал, что в классе обучающиеся говорили о том, что у директора есть служанка. Его взгляд встретился с её. По спине тут же побежали мурашки. Эта была та медсестра, что вколола ему раствор в шею перед той подставной миссией. Юджин был на сто процентов уверен, что подносить бумажки и кофе далеко не единственное, что умеет эта персона. Он задержал на ней взгляд сильно дольше, чем того требовал этикет, но служанка не подала вида, что знала его. Либо её умение притворяться было слишком высоким.
— Благодарю, Лея, за столь уместный призыв к порядку. Иногда. – Руш бурил взглядом Юджина – Иногда одних призывов бывает недостаточно. Итак, полагаю, вы отлично осознаёте почему вы здесь?
— Прогулялись под облака. – бросил Люцифер, изучая пейзаж за окном.
— Прогулялись? Нарушив многие правила, отправившись в неисследованную область. Без разрешения, без подготовки. Вы могли подвергнуть опасностям жизни других жителей Рая. Если не ставите ни во что собственные жизни, то это не значит, что всем окружающим также плевать. – Руш говорил спокойно, с металлическим оттенком в голосе, делая небольшие паузы между словами.
— Простите, вы сказали разрешения? Значит спуск под облака возможен? – Юджин посмотрел в упор на Руша.
— К делу это не относится. В любом случае, никто в здравом уме не выдаст разрешение на попытку ученикам Академии. Это не обсуждается. — Руш продолжал смотреть на Юджина в упор. – Ваше наказание будет следующим. Вы отправитесь в Нижний мир в качестве ловцов живности. Ваша цель – этот представитель животного мира. – Руш махнул рукой на стену. Лея, словно выжидая, нажала на браслет на руке, активируя интерактивный экран.
Юджин пробежался взглядом по информации. Схематичная зарисовка и минимум информации говорили о том, что данный вид изучен крайне мало. Информация гласила следующее — Споровик. Существо, обитающее в болотах возле столицы империи Каге — Рахты. Издалека легко принять за кочку. Вытянутое тело, приблизительно полтора метра в длину. Имеет 2 лапы, которым захватывает жертву, утаскивая под воду. Потенциально слабое сопротивление магии огня.
— Информации, мягко говоря, мало. – протянул Люцифер.
— Достаточно, чтобы ученики даже вашего уровня справились. – Руш скривил губы. Его внимание привлекла чёрная кошка, сидящая на ветке дерева, видневшегося из цельного, от пола до потолка окна. Она, не мигая смотрела на Руша, а затем начала вылизывать лапу. Юджин перехватил его взгляд, но Руш тут же перестал смотреть. – Детали относительно места точки эвакуации получите в задании. Свободны.
— Отправляете двоих учеников ловить тварь, про которую толком сами не знаете? А если в процессе задания мы получим увечье? Или не вернёмся? – не унимался Люцифер.
— У всего есть цена. В данном случае мы сочли приемлемым любой вариант развития событий. – Руш начал говорить с лёгкой ноткой раздражения, давая понять, что разговор окончен.
— Мы вас поняли. Благодарим за оказанную честь. Идём, Люцифер.
— Честь ловить какого-то мерзкого червяка? Ты вообще в своём уме?! – слышалось за дверью, едва они покинули кабинет директора.

◊◊◊

Лёгкое кружение, ощущение тяжести в животе, резкая палитра вкусов, света и запахов бьёт по органам чувств, заставляя мозг реагировать на порталы, как на объект повышенной опасности.
— Не думал, что снова окажусь здесь так скоро – произнёс Юджин, оглядываясь.
— Насколько я знаю, ты здесь не был – подмигнула Аюми. – Это столица империи Каге – Рахта.
Точка выброски находилась в небольшой роще, прилегающей к тракту. По пыльной дороге, не видевшей дождя уже много дней, тянулись вереницы обозов. Прямо перед ними открывался вид на морское побережье. Сотни и сотни парусных судов разного водоизмещения ютились в гавани. Город, расположенный на прибрежных холмах, виднелся справа. Столица, как и Кахута, имела ярусную застройку. Самые элитные районы находились на равном удалении от моря и суши, чтобы обеспечить наивысшую безопасность в случае обороны.
Так как Алим внёс несколько корректировок в заклинание «Кожа змеи», Юджин и Люцифер решили опробовать его на себе. Сначала они решили помочь Аюми, а потом, поскольку не были ограничены во времени задания, добыть Споровика. Почти всю дорогу до Рахты Аюми и Юджину пришлось выслушивать жалобы Люцифера по поводу его внешнего вида. Это заклинание он использовал впервые. Также они договорились, чтобы Люцифер по возможности меньше комментировал вслух происходящее, ибо ка’ахи по своей природе были немногословны.
Пройдя через городские ворота, они попали на первый внутренний ярус. Добротная мощёная дорога, уставленная наспех сделанными торговыми прилавками, телегами, бочками и досками вела ко второму ярусу, видневшемуся далеко вдали. До тех пор, пока все трое шли по этой дороге, Юджин не переставал удивляться – фасады домов, выходящих на главную улицу, нельзя было назвать бедными. По крайней мере, это была первая серьёзная разница.
— Столица как никак. – перехватила его взгляд Аюми. – Стараются поддерживать статус, вот и прилизали дома вдоль главной дороги. Погоди немного и поймёшь о чём я говорю.
Стоило им свернуть с главной улицы, протиснувшись в один из узких переулков, как Юджин понял, что именно имела в виду кошка. Вросшие в землю развалюхи составляли основную массу построек. Многие из них имели второй этаж, нависающий над первым, что ещё больше сужало и без того узкие улицы. Некоторые умудрялись настраивать аж три этажа. Но такие конструкции выглядели довольно шатко. Казалось, что они держатся исключительно на магии, игнорируя все законы архитектуры и физики. Но больше его поразило развешенное повсюду бельё и вещи. На окнах, между домами, во внутренних дворах, одним словом везде.
Сначала Юджин, по старой привычке, пытался запоминать расположение своротов, выставляя в голове маркеры вроде «выкрашенная в красный повозка с жареной рыбой» или «сапожная мастерская, вход в которую был в виде спуска в полуподвальное помещение», но вскоре бросил эту затею. Ему начинало казаться, что они ходят кругами по одному и тому же месту. Через некоторое время все трое снова прошли через врата и оказались на каменном мосту, переброшенном через лиман, круто врезавшийся в город. В лицо приятно дул солёный морской бриз и сильно пахло рыбой. На мосту было полно народа, с его бортов кидали удочки рыбаки, повсюду летали чайки, а под мостом проплывали мелкие судёнышки под парусами. Протолкнувшись сквозь толпу народа на мосту и миновав паромную станцию, они снова окунулись в хаос узких улочек. Этот район, как успел с моста заметить Юджин, располагался на небольшом холме.
— Мы пришли.
Аюми остановилась возле ветхого двухэтажного здания с покатой черепичной, изрядно требовавшей ремонта, крышей. На ней, прямо над входом возвышалась небольшая статуя. Фигура в плаще с капюшоном склонила голову, сложив руки перед грудью, как в молитве.
— Аюми, радость моя, входи, входи – грузная женщина-ка’ахи в свободном сером одеянии, улыбалась, глядя на неяко – А это?
— Дора, рада тебя видеть. Это Юджин и Фер. Мои старые приятели. Они согласились мне помочь разобраться со здешней проблемой.
— Рада знакомству с вами, господа. Прошу, входите, не стойте на пороге.
Из рассказа Аюми было известно, что Дора, настоятельница храма Матери земли, была назначена ответственной за обеспечение одного из многих домов милосердия, что были в Рахте. Также они договорились, что имя Люцифера будет сокращено до Фер, ввиду его исключительной нетипичности для Нижнего мира.
— Как идут дела?
— Милостью Матери живём. Вчера произошёл ещё один инцидент.
Дора вела посетителей по коридору. Редкий свет из приоткрытых дверей комнат падал на дощатый пол. В комнатах были видны остальные сёстры, хлопотавшие о стариках. По стоявшему в коридоре запаху еды Юджин решил, что было время ужина. Дора вывела их во внутренний двор. На узкой зелёной лужайке, запертой со всех сторон стенами соседних строений, играли дети-ка’ахи.
— Аюми, Аюми пришла! – голосили они, едва завидев кошку.
Дети обступили её, обнимаясь и смеясь.
— Смотрите, что у меня для вас есть. — Аюми сняла заплечный мешок. По дороге до места она ненадолго зашла в одну из лавочек.
— Булочки! Сладкие булочки! – дети втягивали носом запах печёного теста и карамели.
— Что нужно сказать? – с упрёком сказала Дора.
— Спасибо, тётя Аюми! – дети уплетали булочки.
— Рагар. Можно тебя на минутку? – Дора окликнула одного из детей. Тот вздрогнул и поспешно доел свою булочку. – Аюми и эти двое господ хотели бы задать тебе несколько вопросов.
Мальчишка поначалу мялся с объяснениями, но Аюми удалось его разговорить. Рагар оказался свидетелем нападения, как он выразился, монстра. Всё, что он запомнил, это глаза жёлтого цвета и то, что монстр был очень большой и сильный. Мальчик видел, как монстр лапами оторвал голову.
— Аюми, не хотите туда. Там очень опасно. Прошу вас. – он вцепился в руку кошки.
— Всё будет хорошо. – она погладила его по голове. – Обещаю тебе.
Все трое решили отправиться на место нападения немедленно. С наступлением вечерних сумерек количество жителей на улице сильно сокращалось, так что им никто не мог помешать.
— Предоставьте это мне. Я быстро восстановлю картину. – гордо произнёс Люцифер, доставая небольшой круглый девайс. – Это моя личная разработка.
Место преступления располагалось в вытянутой каменной арке, образованной двухуровневым пересечением дорог. Нижняя дорога, петляя, уходила к паромной станции в лимане в одну сторону и наверх, к одной из возвышенностей, на которой располагалась дозорная башня.
Архангел положил прибор на землю. Пространство в радиусе пяти метров вспыхнуло синим светом, но тут же погасло.
— Ээ. Сейчас. Должно же работать. – Люцифер выглядел удручённым.
— Не торопись. Проверь всё. Попробуй разные места. Мы подождём.
Юджин и Аюми отошли подальше, чтобы не мешать.
— Ты такой забавный. – ухмыльнулась Аюми. – Когда поддерживаешь его.
— Иногда всё, что нужно – чтобы в тебя кто-то верил. – парировал Юджин — К нему слишком предвзятое отношение из-за того, что он занят тем, что ему нравится, а не тем, что положено, согласно его классу.
Они наблюдали за тем, как Люцифер бегает по площади, подкручивая магией девайс. Архангел посмотрел на Юджина, но тот лишь ободряюще кивнул головой. Солнце почти скрылось за морем, когда пространство снова вспыхнуло синим светом.
— Сказал же, заработает. – довольно крякнул Люцифер.
— И в чём была причина?
— Это детектор звёздной пыли. По тем микроследам, что она оставляет, можно восстановить картину. Но при разработке я не учёл, что место, где требуется воссоздать картину, может быть проходным. Как здесь. Я имею виду, что количество народа, проходящего здесь, просто колоссально. Вот прибор и не справлялся. Пришлось доделывать в полевых условиях. Это фантастика.
— И чего показывает-то? – кошка скрестила руки на груди.
— А. Да, сейчас.
Из синего поля, что стелилось по земле, выросли две фигуры. Их изображение было весьма схематичным – в мелкую клетку. Один, более низкий, бежал, спотыкаясь. Когда он стал приближаться к краю области, Люцифер поднял девайс, и они проследовали за ним, перемещая поле. Преследовавший его монстр был сильно выше, но комплекцией очень сильно напоминал ка’ахи. У Юджина сложилось впечатление, что где-то он уже видел таких существ. Далее они наблюдали ровно то, что рассказал им Рагар.
— Странно, – пробормотал Юджин – Монстры убивают ради пропитания. А этот просто так. Он даже не притронулся к телу.
— Давайте проследим за ним. – предложила Аюми.
Монстр, согласно проекции, перемещался широкими размашистыми шагами, иногда используя и передние лапы. Силы в ногах хватало, чтобы с лёгкостью перепрыгивать одноэтажные постройки. В конце концов он остановился возле входа в канализацию. Решётка, закрывавшая круглый вход, была выломана и болталась на одной петле.
— Уф, ну и вонища. – Люцифер прикрыл нос рукавом.
— Было бы странно, если бы он обитал в месте, усеянном глициниями. Готовь свою магию. – Аюми кивнула Юджину.
— Кто проживает в столь чудном месте?
— Без понятия. Никогда тут не была, но вспоминая наше приключение в катакомбах под Кахутой…
Они медленно продвигались, освещая себе дорогу простейшим заклинанием света – магический шарик парил над головой. Липкое грязное месиво налипало на сапоги, смачно чавкая.
— Эти ваши шарики. – хмыкнула Аюми – снижают наши шансы на незаметность до нуля.
— Ну да, можно подумать эти звуки никто не слышит – Люцифер вытащил сапог. Жижа, недовольно шлёпнув, выпустила обувь.
— Просто вы топаете как маасы. – Аюми, в отличии от них, ходила бесшумно, а кошачьи глаза позволяли видеть в темноте.
— Кто?
— Шутка не шутка, если приходится объяснять.
— Знаешь, а Аюми права. Можно наложить звукопоглощение. А для шарика света….
— Вот только не говори ограничить свет. Это невозможно. Нельзя убрать длину волны.
— Заклинание невидимости же как-то работает.
— А? Оно высокоуровневое и жутко дорогое. Понятия не имею, как оно действует. Откуда ты о нём узнал?
— Странно, у Виты, как рядового инженера, был свиток с ним.
— Тсс. Слышите?
Впрочем, последняя реплика Аюми была лишней. По сводам канализации разносился слабый вой с всхлипываниями. Приглушив свет и вытащив оружие, они продвигались на звук.
В тупиковой разводке коллектора, скрючившись на полу, сидел ребёнок ка’ахи. Рваная, свисающая лохмотьями, мешковатая, на несколько размеров больше, одежда. Лапы, примерно по локоть, были заляпаны синей кровью.
— Мадо?! – кошка выглядела крайне удивлённой.
— Стой, где стоишь – Юджин напрягся.
— Тётя Аюми, это правда вы?
— Юджин, убери свою железку! Это же просто ребёнок.
— Не думаю. Ты Мадо, верно? Что ты здесь делаешь?
— Я? Я не помню. Я очнулся тут.
— Тогда почему ты весь в крови? – не унимался Юджин
— Я ничего не сделал. Я не виноват. – Мадо начал хныкать.
— Юджин перестань. Я не чувствую магию.
Аюми подошла к Мадо и протянула руку. Мгновение, казалось, растянувшееся на целую вечность закончилось. Мадо обнял кошку, уткнувшись мордой в живот и тихонько заплакал. Нехотя, Юджин спрятал меч за спину, хотя все его рефлексы говорили обратное.
Поскольку продолжать искать монстра с ребёнком было бессмысленно, Аюми настояла на том, чтобы вернуть его к Доре. Мальчик считался одним из пропавших без вести. Настоятельница упоминала, что он исчез около месяца назад.
— Представь, как обрадуются ребята, когда тебя увидят. – Аюми вела Мадо за руку.
— Тётя Аюми, что-то мне не хорошо. Голова кружится.
Мадо остановился, хватаясь за виски. Сквозь кожу на шее было видно, как бил пульс.
— Аюми, назад!
Мадо согнулся пополам и его вырвало. Зелёного цвета масса говорила о том, что мальчик питался водорослями и грибами, что росли на стенах канализации.
— Какой-то нервный сегодня, Юджин. Надо бы тебе…
Аюми не успела договорить. Среагировав на резкое изменение в Мадо, она отпрыгнула. В следующий момент когти Мадо шваркнули у неё перед лицом, пружиня о «Купол», который Юджин успел кинуть на неё. Из-за того, что он выпустил крылья, маскировка слетела. Схватив Мадо за плечи, он что было сил швырнул его в стену. Резко увеличившийся в размерах мальчишка протаранил каменную стену и вылетел в соседний блок коллектора.
— Что за дела?
Белки глаз Мадо светились неестественным кислотным цветом. Юджин вздрогнул. Такой же мутант, как с его испытания при рождении.
— Мадо, это же я. Это я… – Аюми была в шоке.
Мутировавший Мадо выбрался из-под груды камней и зарычал. Глянув на Аюми, он опустил лапы, согнулся, а затем прыгнул на неё. Кошка изогнулась, уходя от удара, но он всё-таки умудрился зацепить её когтём по щеке.
Пространства для манёвра было слишком мало. Юджин медленно, но отгонял мутанта от Аюми. Они разменивались ударами. Активировать кристалл он не решался, был сильный риск что их завалит. Всё же стены канализации не выглядели надёжными. Когти Мадо были настолько крепкими, что он блокировал ими атаки Юджина. Но преимущество Юджина было в том, что ему удавалось использовать крылья для дополнительного ускорения при маневрах. Краем глаза Юджин наблюдал, как Люцифер помогает Аюми подняться. Зараза, думал он. Замедлись кошка хоть на мгновение, и она осталась бы без головы. Его наполнила неведомая ему до сих пор ярость на самого себя. От пальцев рук к локтю начали расходиться маленькие молнии. Клинок заискрился. Молнии окутывали лезвие, изредка потрескивая. Юджин махнул мечом, целясь в корпус, но заряженный молниями клинок дрожал. Такая форма контроля стихии молнии расходовала большое количество энергии, так как Юджин был с ней незнаком и не тренировал её. Поэтому и режущий удар, и магический урон от молний прошли по касательной, отрубив мутанту руку. Остаточная энергия удара была такой силы, что раскрошила ещё одну стену, камни которой погребли мутанта наполовину. Мадо рычал, стараясь выбраться. Юджин поднялся с колена, тяжело дыша.
— Аюми, отвернись.
— Юджин, не надо.
— Ты же понимаешь, что он опасен. Это больше не Мадо.
— Понимаю, но…
— Отвернись.
Звук трескающихся от удара меча костей заставил Аюми закрыть глаза. Больше всего Юджин опасался, что после смерти Мадо вернётся в свой начальный облик, однако этого не произошло.
— Надо здесь всё обыскать. Этому должно быть рациональное объяснение.
Распылив тело, они начали рассматривать ответвление в коллекторе, вход в которое пробил своим телом Мадо. Воздух в этой части был более спёртый, а кладка выглядела более древней. В конце концов, блуждания по этой части коллектора, больше похожей на лабиринт, себя окупили. Они почти прошли мимо, если бы Люцифер не заметил небольшое ответвление.
Небольшая комната напоминала маленькую лабораторию. В середине комнаты стоял большой деревянный стол с хирургическим бандажом. На нём лежал порядком истлевший скелет ка’ахи. Вокруг на сгнивших тумбах стояли пробирки и приборы, необходимые для органической химии – перегонные кубы, горелки, охладители.
— Что бы здесь ни происходило, это место давно покинуто. – обвёл взглядом комнату Люцифер.
— Вопрос в том, что именно. И продолжается ли это где-то в другом месте.
— Хм.. Юджин, взгляни-ка на это. – Люцифер изучал скелет ка’ахи. – Ответ лежит прямо перед нами.
Юджин отлично помнил, как выглядит скелет обычных ка’ахи. Лежавший же перед ними отличало большее количество вспомогательных костей, а также сама ширина костной ткани. Все основные кости отличались неестественно вздутой, почти пупырчатой структурой, словно дополнительный слой был наращен поверх.
— И что думаешь?
— Здесь замешана магия. Сильная магия. – Люцифер нагнулся над скелетом. – Такие изменения в костной ткани. А вот это странно. Трещины на черепе. Но не похоже, чтобы его вскрывали или что-то такое.
— Ты хочешь сказать, что череп треснул изнутри?
— Очень похоже.
— Однако у него нет когтей. — Юджин поднял кисть, осматривая лапу. – Кстати, Аюми, как твоя рана? Надо бы в лавку лекаря.
— На мне заживает быстро, не переживай. Смотрите. Там ещё лестница вниз.
— Эээ?
Аюми указывала пальцем на шкаф, набитый пыльными пробирками. Юджин напряг внутреннее зрение. За шкафом действительно была крутая винтовая лестница, уходящая вниз. Его зрение позволяло видеть только две спирали лестницы.
— Да что вы так смотрите-то? Обычный проход.
Аюми шагнула в стену и исчезла. Юджин зажмурился. Аюми не было видно, но её недовольный голос теперь звучал из-за стены. Люцифер подошёл и постучал костяшками пальцев по полке шкафа.
— О, так ты мим?
— Нет, мы здесь видим шкаф, а не проход?
— Хм. Никогда о таком не слышала.
Зажмурившись, Юджин упёрся лбом в шкаф, повторяя при этом – его не существует. Но он чувствовал прикосновение лакированной доски к коже, ощущал запах пыли, осевшей на колбах.
— Может, его магией просто разнести?
Когда Аюми вернулась к ним, Юджин ударил молнией в шкаф. Своды комнаты содрогнулись. Заклинание спружинило от поверхности шкафа, растекаясь по нему во все стороны ломаными линиями, словно вода по зеркалу.
— Как интересно. Это магическое противодействие. Это заклинание иллюзии сильнее твоего, поэтому ты не смог его разбить. Но стихийные заклинания мощнее не стихийных. Помнишь эссенцию огня и иллюзию на Базаре, Юджин? Здесь примерно то же самое.
— И какой выход?
— Поскольку у вас нет моих глаз, игнорирующих некоторые иллюзии… Хм… Усомниться в реальности происходящего. Убедить себя, что стены не существует.
Потребовалось много времени, прежде чем они смогли продолжить путь. Пять крутых спиралей лестницы привели их в новый лабиринт с высоким полотком. На нём виднелись блестящие кружки. Аюми подошла в висящему на стене слева кристаллу и, обхватив двумя ладонями, крутанула сначала влево, затем вправо. Затем она поместила вспыхнувший мягким синим светом кристалл назад, где он был, и вся комната, ловя свет через блестящие кружки, медленно освещалась.
— Я смотрю ты знаешь, как этим пользоваться – Люцифер посмотрел на Аюми с подозрением.
— Конечно знаю, это ведь наша технология и наши города.
— ?!
— А, понятно. Историю вы совсем не знаете. Ну были раньше. Много веков назад эти земли и города были захвачены империей ка’ахи. Неожиданное вторжение с севера. Захудалое королевство на отшибе мира резко нарастило военный потенциал и оттяпало себе солидный кусок территорий, вытеснив неяко.
— Тебе должно быть обидно?
— Мне? С чего бы? Те, кто слаб, проигрывают. Это факт. Наши предки были недостаточно сильны. И поплатились за это.
Аюми проделала то же самое с кристаллом для правой стороны, они наконец смогли оглядеться.
Своды огромной комнаты поддерживались большим количеством толстых колонн. У Юджина возникло ощущение, словно при проектировании Кластера Рая создатели вдохновлялись подобным сооружением. Верхушки колонн соединялись с друг другом арками. Также между колоннами были протянуты балки. Лестница, на которой они стояли, вела прямо к навесному деревянному мосту, переброшенному на другой конец залы. По бокам лестница уходила вниз каменными ступенями к мостикам, которые располагались ниже, в несколько ярусов. Далеко внизу, у основания колонн были вставлены такие же отражатели, подсвечивавшие каждую колонну.
— Ладно, и что это за место?
— Это водохранилище. На случай осады или засухи. Но очень похоже, что ка’ахи или не умеют, или не хотят им пользоваться. Это место действительно выглядит покинутым.
Было слышно, как на нижних ярусах плещется рыба, тихонько капает вода, стекая по колоннам. Сложившуюся тишину нарушил резко нарастающий белый шум.
— На нас летит… туча?
Конечно, Юджин понимал, что туча, как природное явление, не может появиться здесь. Значит? Да, точно противник. Сонная расслабленность, появившаяся после длительного пребывая в Раю, нехотя отступала. Старые рефлексы, словно разбуженный зверь, оживали внутри. Налетевший вихрь ударов он заблокировал, наложив щит. Пролетев мимо них, туча резко развернулась, разделившись на две. Первая двинулась на Юджина. Он сделал пару пробных атак, но его клинок лишь рассёк воздух, пройдя сквозь тучу. Выпустил молнию, но она пролетела сквозь, раскрошив колонну.
— Какого? Как сражаться с противниками, которых невозможно ранить?
Туча не дала ему задуматься, осыпав его шквалом ударов. Юджин наконец сообразил. Его атакуют каким-то очень маленьким оружием, не длиннее стилета. Другое дело, что скорость атак была запредельная. Крылья выпускать даже не было смысла. Эти противники… Они на совершенно на другом уровне.
— Что будем делать? – Люцифер вытащил секиру.
— Единственно верное в таких ситуациях. – Юджин, задействовав кристалл, кинул на область перед собой «стену молний». – Бежим!
Заклинание «Стена молний» он изучил в колонне Академии. Его задача была в сдерживании противников путём установки барьера из молний, которые непрерывно атаковали разрядами.
Шаткий мостик не выдержал напора барьера, который установился от пола до потолка водохранилища. Все трое упали на ярус ниже. Этого мостик шёл углом. На другой стороне залы виднелась прямая каменная лестница, ведущая вверх. Юджин обернулся – тучи уже пробили барьер и неслись на них. Он уже приготовился создать ещё один барьер, как залу осветила резка белая вспышка, ударной волной откинувшая их в сторону. В полёте выпустив крылья, он поймал Аюми за руку и когда она крепко обхватила руками шею махнул крыльями в направлении лестницы. Своды водохранилища тряслись, с потолка сыпались булыжники. Уровень освещения из-за нарушения последовательности устройств резко упал. Пролетев в разрушающуюся арку, начинавшую вход в лестницу, Юджин окинул взглядом поле битвы в поисках туч, но ничего не было видно.
— Быстрее, или нас тут завалит! – крик Аюми вернул его в действительность.
Взлетев по лестнице, они увидели, что выход заложен каменной кладкой. Времени тормозить почти не было. Удирая, они развили слишком большую скорость.
— Ломай её магией!
Вспышка молнии пронзила пространство. Кладка, вторя раскатам грома, с треском раскрошилась. Все трое, покрытые с головы до пят каменной пылью, очутились в полуподвальном помещении. Довольно узкая комната, покрытая вековым слоем пыли, в которой были в хаотичном порядке навалены тряпки, доски и прочий строительный мусор. Вдоль стены доживала свой век коллекция ржавых инструментов – кирка, молот, пилы.
— Полезная штука, эти ваши крылья. – отряхиваясь от пыли, произнесла Аюми. – Я бы ещё на них поглазела, но давайте сейчас соблюдать маскировку.
Открыв ветхую дверь подсобного помещения, они попали в широкую комнату со столом по центру. На нём лежал препарированный ка’ахи.
— Ох, что-то у меня дежавю… Где-то мы сегодня уже это видели…
Резкий шорох заставил их выхватить оружие. Из-под стола в направлении выхода из комнаты метнулась фигура. Юджин среагировал почти моментально, прыгнув на него сверху. Под ним, извиваясь, лежал ка’ахи, одетый в лабораторный халат. Его возраст, как и возраст всех ка’ахи, являвшихся долгожителями, было почти невозможно угадать.
— Пожалуйста, не говорите церкви Матери земли о том, что вы здесь видели. Умоляю вас!
— Кто ты?
— Моё имя Домур. Я ассистент профессора в университете Рахты.

◊◊◊

Эксперименты, равно как и изучение тела ка’ахи, были запрещены уже порядка двухсот лет особым запретом церкви. Аргументировано это было тем, что тело каждого является даром Матери земли, а поэтому не подлежит изучению. Все попытки энтузиастов жёстко пресекались карательным органом церкви.
Домур, получив университетское образование, принял для себя решение продолжить служение науке. С одной стороны, работа при университете давала неплохие привилегии и поднимала социальный статус, давая возможность селиться на четвёртом ярусе городов империи Каге. С другой же стороны, учёные меньше других попадали под внимание церковников. Как ассистент профессора, Домур выполнял довольно простые обязанности – ведение лекционных занятий, подбор материала для научных изысканий, а также согласование времени встреч. В свободное время Домур, как и любой жадный до знаний, начал интересоваться запретными темами. Самым большим его приобретением на чёрном рынке Рахты стал справочник по анатомии почти трёхсотлетней давности. По ночам он изредка проводил эксперименты. Основными проблемами были две вещи. Первая – где взять тело для исследования. Второе – куда это тело утилизировать после экспериментов.
Обе стороны оказались в патовой ситуации. С одной стороны – Домур за свои эксперименты, с другой – Юджин, Люцифер и Аюми за незаконное проникновение на территорию университета. Все университеты находились под охраной императора и любое проникновение посторонних каралось смертной казнью. Выслушав их историю, Домур обещал составить для них предложение, которое было бы выгодно всем. Под покровом ночи покинув территорию университета, выстроенного в готическом стиле, они договорились встретиться на следующий день в одной из прибрежных таверн, известных Аюми.
Ночь уже во всю господствовала надо Рахтой, когда они добрались до постоялого двора.
— Семейная пара? – сонно спросила девушка ка’ахи, когда они пытались снять номер.
— Конечно, мы с ним молодая семейная пара – Аюми, обвила руку Юджина. -Поэтому нам можно один номер. – она мило улыбалась, игнорируя удивление на лице Юджина.
— Документы?
— Простите?
— Документы от церкви о браке.
— Нету…
— Нет документов, нет общего номера. – отрезала служащая. — 3 одиночных номера. Сотня золотых ронд за каждый.
— Не парься, я заплачу. – Юджин кинул на стол мешочек с монетами.
Служащая открыла его, высыпала содержимое на маленькие весы, стоявшие по правую руку.
— Добро пожаловать в «Спящую устрицу»! – улыбнувшись, она протянула Юджину три ключа.
Комнаты, располагавшиеся на втором этаже, были довольно скромными по внутреннему убранству, но чистые. Тараканов и крыс нет, и на том спасибо, довольно хмыкнул Юджин, снимая сапоги. Просторная кровать, небольшой шкаф. Компактный стол, расположенный в углу. Створчатые двери вели на небольшой балкончик. Особенностью балкончиков были глухие перегородки по бокам, благодаря которым было не видно соседей. Юджину были хорошо знакомы подобные постоялые дворы.
В ту ночь ему совсем не спалось. Раздвинув двери, он вышел на балкон и сел, прислонившись спиной к стене, глядя на луны, сиявшие почти в полную силу.
— Любуешься лунами?
Из задумчивого состояния его вырвал голос Аюми, звучавший из-за перегородки.
— Да, пытаюсь уложить в голове, что это были за противники.
— Ты про те тучи?
— Да, есть идеи?
— Ни одной. Есть городская легенда о призрачных войнах, появляющихся из ниоткуда и исчезающих в никуда. Но до сегодняшней встречи я бы ни за что не поверила, что в этих историях есть хоть доля правды. Но я видел то, что они неуязвимы. Думаю, что сбежать — был единственный верный вариант.
— Интересно, связаны ли они как-то с Раем.
— Что ты имеешь в виду?
— Я уже видел мутации, как у Мадо. Очень давно. Но я уверен, что источник буйства один. И что, если эти призрачные воины охраняли нечто ценное? И кто помог нам?
— М? Ты про ту вспышку света? Я думала это твоих рук дело.
— Нет, это была высокоуровневая магия. Никогда такой не видел. Но тот, кто её колдовал – самый настоящий профессионал.
— Разберёмся и с этим в том числе.
— Аюми, что-то я никак не пойму, зачем тебе это всё.
— Как это зачем? Я думала это и так понятно. – она подняла голову к небу – Потому что я могу это сделать. Когда я была маленькая, нам рассказывали, что за всеми наблюдают Боги. Оберегают и наставляют нас. Я жила этой мыслью. Что где-то есть некто, кто заботится о нас. Надо ли говорить, что всё это чепуха? Уж не знаю, как там в этом вашем Раю, по крайней мере, здесь до нас никому нет дела. Мы брошены здесь, обречены быть сами по себе. И сейчас, я переживаю об этих детях, пытаюсь помочь им, потому что мне не всё равно. Они тоже верят в то, что есть кто-то, кто присматривает за ними, оберегает их. И это не какое-то мистическое существо. А всего лишь просто Аюми. Понятно теперь?
— Более чем.
На следующее утро, пройдя по набережной мимо гомонящего сотнями голосов рыбного рынка, они добрались до места встречи с Домуром. Маленький ресторанчик, казалось, спрятался среди нагромождений портовых построек. Вместо привычных столов здесь были бочки, вместо стульев – маленькие бочонки. Часть бочонков, что располагалась вне здания, была укрыта сверху от палящего солнца соломенной крышей.
— Я уже думал, что вы не придёте. – ка’ахи уже ждал их.
— Решили выслушать тебя сначала.
Все трое заказали по порции жареной на гриле рыбы с овощами. Люцифер, которому подобная еда была в диковинку, копировал то, что делали Юджин и Аюми.
— История о мальчике-мутанте, которую вы рассказали, невероятна. Хотелось бы, конечно, взглянуть на живой образец своими глазами.
— Плохая идея. Слишком много риска. Думаю, всё кончится тем, что он растянет тебе кишки на расстояние выстрела арбалетного болта. Эти мутанты очень сильны. Чтобы его содержать, нужны особые клетки, охрана и так далее. Сомневаюсь, что, даже используя ресурсы твоего университета, получится сделать что-то подобное. Ведь официально – Аюми понизила голос – Власти отрицают наличие мутантов здесь.
— Увы, но это и было моё предложение вам. – Домур вздохнул.
— А если мы предложим иное. – задумчиво произнёс Люцифер, ковыряя печёный помидор — Получится ли изучить тело?
— Но официально…
— А мутантов официально и нет в городе. Это раз. И потом, технически, это уже не ка’ахи. Это два. Заполучив тело, мы бы смогли воспользоваться твоей лабораторией. У тебя там достаточно инструментов.
— Вижу вы обладаете знаниями, раз смогли за такой короткий срок оценить имеющееся в моей лаборатории оборудование.
Зараза, подумал Юджин, ещё немного и всё наше прикрытие полетит коту под хвост. Кажется, пора вмешаться.
— Давай вот как мы поступим. Если нам удастся раздобыть тело, мы дадим тебе знать через местную почту. Все вопросы о том, как транспортировать тело, мы берём на себя. С вас, господин Домур, помещение для вскрытия, содействие и никаких вопросов относительно происхождения навыков господина Фера. Это обязательное условие.
— На этом и договорились. – заулыбался Домур — Я отлично понимаю ваши опасения, мастер Юджин. Ваш коллега обладает крайне специфическими знаниями.

◊◊◊

Следуя наводке Доры, настоятельницы дома милосердия, Юджину, Аюми и Люциферу удалось выйти на след ещё одного мутанта, которого видели в соседнем районе. После непродолжительной погони по крышам у них получилось обездвижить мутанта. Для этого Аюми потребовалось всадить в него три дротика со снотворным, хотя обычно одного было достаточно с лихвой.
— Полагаю, эту штуку ты на мне применила в прошлый раз?
— Ой, ты до сих пор дуешься за это? Ну прости, прости. – Аюми смотрела, как мутант медленно теряет подвижность.
— Домур будет счастлив. – произнёс Люцифер – Сможем провести часть тестов на живом объекте.
В следующую секунду произошло то, чего никто не мог ожидать. Резко вскинув когти, мутант пробил себе грудь и рухнул навзничь.
— Он… он пробил себе сердце?! – Аюми выглядела шокированной.
— Или ему был отдан приказ самоликвидироваться. Или это часть мутационных процессов. Но в одном я уверен точно – всё это жутко подозрительно.
— Возможно, вскрытие покажет. Меня больше волнует, как мы будем транспортировать тело. Юджин, я надеюсь, у тебя есть план. – Люцифер, присев на корточки, осматривал труп.
— Конечно, правда тебе придётся стать камнем.
— А?!
Юджин извлёк из кармана свиток магии, который забрал у Виты, в котором было заклинание иллюзии.
— Активируешь его, мы тебя перевезём, а потом ты его снимешь.
— Ну, камнем я никогда не был. – расхохотался Люцифер. – Ладно, думаю это будет забавно.
В тот же вечер Аюми наняла повозку извозчика, запряжённую норовистым бойру. Погрузив иллюзорный камень, вся процессия направилась к воротам университета.
— Мастер Домур, эти личности утверждают, что у них груз для ваших исследований. – хмуро рапортовал стражник, сходивший за учёным.
— Хмм… груз…
— Редкий образец, как и просили. – Юджин похлопал по иллюзорному камню.
— Ох, ну конечно же. Тот самый образец. Не ожидал его так скоро. Прошу за мной. Всё в порядке. – Домур махнул рукой стражнику. — Эти господа помогут мне с разгрузкой и первичной установкой для работы. После чего покинут территорию университета.
— Как вам будет угодно.
Повозка медленно въехала на территорию университета, поскрипывая колёсами. Учащихся совсем мало, отметил в голове Юджин. Студенты что-то оживлённо обсуждали, собравшись в небольшие группки.
Сам университет, отгороженный невысокими крепостными стенами, представлял из себя комплекс, состоящий из двух основных построек и массы факультативных. Первой главной был учебный трёхэтажный корпус, главный вход к которому подходил через высокую каменную лестницу. В центре и по бокам здания располагались небольшие башни. Боковые были отведены под занятия астрологией и составление карт звёздного неба, а в центральной располагались кабинеты профессоров. Второй главной постройкой была библиотека. Высокое здание с колоннами по периметру содержало в себе бесценные рукописи не только об истории здешних народов, но и трактаты из далёких земель.
— Слушай, а чего вообще в булыжниках изучать можно? – поскрёб затылок стражник.
— А хрен бы этих образованных знал. Не нашего это ума дело, вот что я скажу. Мы, эта, службу несём. Во.
Повозка неспешно катилась по каменной кладке дорожек университета. Разгрузка в подсобку Домура не заняла много времени. Он и Юджин вдвоём смогли затащить внутрь иллюзорный булыжник.
— Давайте приступим, у нас не очень много времени. – Домур выглядел очень взволнованным.
— Посмотрим, что тут у нас. – Люцифер завязывал халат, который ему выдал учёный. – Вы будете наблюдать издалека?
— Аюми? – Юджин прислонился к книжному шкафу.
— Мне нормально. Желания копаться внутри него у меня нет.
— Молодая мутировавшая особь. Ярко выраженное увеличение мышечной ткани. Костные наросты на черепе увеличены. Изменение цвета глаз. Хм… симметричная гетерохромия? Нет, ерунда какая-то. Надо обдумать, как это будет называться. – бормотал Люцифер.
— Сильно выражены когти на передних лапах – добавил Домур. – Материал… Хм. Это необычная роговая пластина.
— Конечно необычная, если выдерживает прямые удары мечей. – вставил Юджин.
— Начнём осмотр внутренних органов?
Используя хирургическую пилу, Домур вскрыл грудную клетку, а затем распорол брюшную полость.
— Посмотрите сюда. Вспомогательное сердце, миниатюрное. Ясно, побочный продукт мутации. – Домур нахмурился.
— Полагаю, из-за того, что резкое увеличение мышечной ткани требует дополнительного кислорода для сохранения подвижности. Эти особи крайне подвижны. Второе сердце обеспечивает дополнительную помощь в циркуляции крови.
— Гипотеза звучит разумно.
— Посмотри сюда. Желудок сжат. Разбухающие мышцы нарушают работу органов. Юджин, это ответ на твой вопрос, почему он не пожирает тела. Он не может. Его пищеварительная система нарушена.
— В таком случае, они долго не проживут после мутации. – добавил Домур.
— Похоже на то. Посмотрим мозг.
— Хм… Мастер Фер. Могу я попросить вас?
— М?
— Вскрыть череп. Я… у меня не получается.
— Получится, пробуй. Я скажу, если то не так – улыбнулся Люцифер.
— Ох, не напортачить бы… Охх – череп с треском раскололся, когда пила проходила затылочную область. Из трещины вытекала чёрная жидкость.
— Это ещё что такое? – Домур выглядел испуганным.
— Люцифер, помнишь тот скелет? У него тоже была трещина в голове. В этом же месте. – Юджин был готов в любую секунду кинуть на всех Купол, для защиты.
— Домур, вашей вины здесь нет. Снимайте отпиленную часть и посмотрим. Ах, ты ж… — Люцифер потерял дар речи. – Что с его мозгом?!
Мозг был весь в мелких, словно обугленных, отверстиях. Верхнюю часть мозга покрывала тёмная вязкая плёнка.
— У кого-нибудь есть идеи?
— Есть, но только догадка – ответила Аюми. – Как вы знаете, в этом мире существуют эссенции. Огня, воды и так далее. Алхимики используют их для своих нужд. Стандартная кристаллическая форма вступает в реакцию, когда мы начинаем мять или греть, или дробить кристаллы. Вот эта штука в голове и та, что растеклась по полу, очень похожи на жидкое состояние эссенции. Его можно получить, используя алхимическое оборудование. Другое дело, что это какой-то новый вид эссенции, который я не встречала раньше.
— Хм.. Эссенции стихий крайне могущественная штука. Если это действительно она, то это объясняет такую силу мутаций. – Домур расхаживал по комнате.
— Как и объясняет то, почему от мутантов не пахнет магией. Возможно, кто-то создал новый вид эссенции.
— Ох, учитывая тот факт, что власти не признают существования мутантов…, кажется, мы с вами разворошили осиный улей. – Домур переводил взгляд с тела на Люцифера и назад.
— Пока только наступили. – Юджин почесал лоб. – Я думаю нам стоит закончить на этом. Мастер Домур, спасибо вам за ваше участие. Вы очень помогли нам.
— Даже не знаю, что и делать теперь.
— То, что считаете правильным. Если вам действительно интересно – продолжайте ваше собственное исследование. Возможно, оно приведёт вас к новым открытиям? Кто знает.
Юджин, Люцифер и Аюми покинули стены университета, когда солнце давно скрылось за горизонтом. Цикады вовсю исполняли свою нестройную песнь. Лёгкий ветер слегка колыхал верхушки декоративных кустарников.
— Ну что? Идём ловить споровика? – Люцифер был полон энтузиазма.

◊◊◊

Свеча мягко горела, отбрасывая лёгкую тень на письменный стол, расположенный у приоткрытого окна. С моря дул лёгкий ветер, принося солёный запах прямо в кабинет. Спустя много лет пожилой Домур, пребывавший в чине профессора в области эпидемиологии перечитывал работу, написанную им в далёкой молодости. Он помнил тех двух странных, непохожих на других ка’ахи и девушку-неяко, которые мотивировали его продолжать опасные по тем временам исследования.
— Эпидемия Тёмной эссенции. О да… Как же давно было. – Он перелистнул несколько страниц – Давно, горько, но и одновременно жутко интересно.
Медленно покачиваясь в кресле, он погрузился в чтение.

◊◊◊

Покинув Рахту, Юджин, Люцифер и Аюми двинулись в сторону небольшой деревеньки, какого-то особого названия у неё не было, и местное население просто назвало её Застенье.
— Напомните мне, зачем мы туда тащимся. – Люцифер изнывал от жары под тяжестью лат. – Болота совсем не там.
— Нужно больше информации. Жители этой деревни веками жили возле болот. Наверняка знают, как с ними бороться.
Застенье жило своей полусонной жизнью. Солнце, стоявшее в зените, вынудило крестьян спрятаться. Работы в это время года, как помнил Юджин, велись с утра, после рассвета и вечером, до заката. Юджин остановился возле местного лобного места. Справа от добротного, но порядком просевшего деревянного помоста, располагалась доска объявлений. Помимо объявлений о продаже, сообщений о краже скота он отыскал довольно старое объявление с заказом на двадцать щупалец споровиков от местного знахаря.
— Информация, значит. – хихикнула Аюми. – Звенящая такая, в мешочке.
— Одно другому не мешает. Запас наличных сильно прохудился, пока мы бегали за мутантами.
Добравшись до избы знахаря, Юджин уже было постучал в дверь, как его окликнули.
— Вам Инаи?
— Если так зовут местного знахаря, то да. – Юджин повернулся. Посреди дороги, держа ушат со свежевыстиранным бельём, стояла полная женщина ка’ахи.
— Неудачно зашли. Он отправился пополнять запасы трав.
— И когда вернётся?
— Обещал через луну.
Зараза, подумал Юджин. Луны только начали свой цикл, значит он в дороге только пару дней. И ждать его слишком долго.
— Случилось чего? Может помочь?
— Мы по поводу объявления. – Юджин протянул свёрток.
— А, это. Могу лишь сказать, что он всегда ходит по одному маршруту. – ка’ахи кивнула в сторону леса – Делает круг до местных хребтов и возвращается с другой стороны.
— И на том спасибо!
— Берегите себя.
Немного посовещавшись, Юджин, Люцифер и Аюми решили отыскать знахаря. Они решили довериться способностям кошки, ведь из-за своего чутья она была настоящим мастером выслеживания.
— Хм, хм, хм. Здесь след обрывается. – кошка недовольно дёргала хвостом, заставляя накидку трепыхаться.
— Ну не мог же он испариться. – Юджин оглядывался по сторонам.
Неприметная опушка и небольшое болотце впереди молчаливо хранили свои тайны.
— Отрастил крылья – хмыкнула Аюми. – Или сожрали. Хотя я не вижу крови.
— Ничего не сожрали. – раздался возмущённый голос. С ветки дерева, почти полностью слившись с листвой сидел ка’ахи. – Я наблюдаю, знаете ли.
От знахаря Инаи они узнали, что в здешних болотах завелось неведомое ранее чудище. Очевидцы утверждали, что огромная белая тварь напала на проезжавший сквозь лес караван, выпрыгнув из болотной жижи. Инаи обрадовался, когда Юджин показал ему объявление. Он также обещал заплатить больше, если они помогут ему поймать болотную тварь. Знахаря интересовало, можно ли добыть из него какие-нибудь ингредиенты. Инаи, рассказывая об особенностях споровиков, презентовал им свой вариант ловушки. Разведённая в воде сушёная смесь из цветков цезальпинии Джильса и листьев кадочной лантаны гибридной дала такой бьющий в нос запах, что, казалось, воняло даже в Рахте.
Приманка подействовала даже слишком быстро. Гладь болота, редко сотрясаемая мелкими мошками, забурлила. Расплёскивая водоросли и болотную тину, на берег высунулось довольно мерзкое существо. Гладкое, покрытое слизью тело молочно-белого цвета. Четыре передних когтистых лапы, узкая морда, усеянная круговыми челюстями, напомнившими Юджину шику. Из воды в разные стороны топорщились щупальца, почти двухметровой длинны.
Юджин кивнул Аюми, и та с помощью снотворного отрубила Инаи. Юджин кинул «Купол», как только Споровик атаковал их щупальцами.
— Вытащи его подальше.
— Поняла!
Сняв маскировку, Юджин и Люцифер выпустили крылья. Юджину хватило одного удара по Куполу, чтобы оценить, что монстр невероятно силён. Он кружили вокруг него, тестируя оборону. Кристалл гудел возле руки, работая на полную. Слизь на теле выполняла защитную функцию, отражая удары оружия.
— Не забывай, что он нам целый нужен! – крикнул Юджин.
Махнув щупальцами, Споровик исчез под водой, вызвав мелких споровиков.
— Мне кажется, нам нужен один из них. Но я не против взять и того здоровяка. – Люцифера захватил пыл битвы.
С мелкими споровиками было проще ввиду их размера. Перерубив несколько, Люцифер сделал круг над водной гладью. Цепкая лапа схватила его за латную поножу и одно из щупалец крепко садануло по грудине. Архангел, сделав кульбит в воздухе, пробороздил по земле, взрыхляя собой мягкий грунт.
— Вот это я понимаю. Вот это защита! – он с экспертным видом оценивал погнутую грудину панциря.
Этот архангел… подумал Юджин, крайне плохо управляется со своим кристаллом. Не используя большей части его силы. Он для него больше как красивая побрякушка, что странно, учитывая склонность Люцифера к силе. В уме Юджин поставил вопрос.
— Люцифер, давай «Цепи»! А то опять уйдёт.
Цепи относились к категории вне стихийных заклинаний, созданным специально для ловцов живности. Это заклинание выпускало магические цепи, парализующие живое существо. Время действия зависело от сил мага и размеров существа.
Люцифер выставил руку в направлении споровика, который был занят тем, что гонялся за Юджином. Из области под ладонью, извиваясь, словно змеи, вылетели ярко-жёлтые цепи, опутавшие споровика. Он забился в конвульсиях, а затем рухнул без движения, тяжело сопя.
— Фух, опутали – Люцифер плюхнулся на землю. – Шустрый гад. Но это было даже слишком легко.
— Аюми, ты в норме?
— Ага, пришлось тоже отбиваться от обычных споровиков. Мерзкие штуки. – произнесла кошка, меняя магией лапы на руки.
Разбудив Инаи, они были вынуждены соврать, что это споровик отправил его в бессознательное состояние. С помощью магии Люцифер переместил споровика подальше от опушки. Знахарь долго рассыпался в благодарностях. В конце концов он даже протянул Юджину мешочек с деньгами за щупальца споровиков, что были разбросаны по всему полю битвы.
— На сотню ронд меньше, чем в объявлении. – виновато произнёс Инаи.
— И на том спасибо. Ну что, Инаи, продолжишь собирать травы?
— Нет, уж. Хватит с меня приключений. Вернусь в деревню, займусь щупальцами. Их нужно проспиртовать. Кстати, если ещё когда-нибудь окажетесь в наших краях, заходите. Мне часто нужны бывают разные ингредиенты.
— Будем иметь в виду, спасибо.
Убедившись, что знахарь ушёл, Юджин, Люцифер и Аюми тоже начали прощаться. Они договорились продолжить поиски загадочной эссенции каждый в своём мире. Если что-то станет известно, то Дора в Рахте станет связующим звеном. Они решили оставлять записки, если что-то кто-то узнает. Такой способ связи был не очень быстрым, но единственным.
— В крайнем случае, попробую ещё раз найти дорогу в Рай. — улыбнулась кошка.
— Держи, здесь половина. Тебе пригодится – Юджин протянул мешочек.
— Не, это у меня есть. Я хочу тот свиток. Можно?
— Свиток магии?
— Ага, если не возражаешь.
— Нет, бери. Там есть заклинание иллюзии и целебное заклинание. Надеюсь, он тебя сбережёт.
— До встречи. Не кисните там, в своём Раю. И да, Люцифер.
— М?
— Твои изобретения это нечто. Ты крутой, правда.
Архангел расплылся в глупой улыбке.
Они решили отправляться в Рай немедленно. Решив перестраховаться, Люцифер заново наложил «Цепи» на споровика. Задав точкой выхода Центр ловцов, особое здание, куда отгружали всех пойманных созданий, он скрылся в портале. Юджин поднял руку в прощальном жесте. Пустота портала зияла позади него, он чувствовал её. Юджина не покидало чувство, что что-то не в порядке. Он начал лихорадочно шарить глазами, но портал уже затянул его внутрь.
С соседнего пригорка за их отправкой в Рай, кроме Аюми, наблюдали ещё две пары кошачьих глаз.

Святилище звёздной пыли

Бодро насвистывая, Люцифер, пребывавший в самом приподнятом расположении духа, шагал в сторону дома. Буквально полчаса назад он встретился с Алимом, и тот подтвердил, что доставленная ими, как ловцами живности, особь представляет из себя новый вид. Инженер заверил, что данные о «Споровик королевский» в настоящее время загружаются и будут доступны для общего пользования уже завтра.
— Завтра – он вытянул руку к солнцу и сжал его в кулак. – Завтра все они признают меня.
Перед занятиями Люциферу и Юджину пришлось долго извиняться перед Юки, за то, что во первых, они бросили её одну с докладом (ведь совсем же из головы вылетело, пробормотал Люцифер), а во вторых, за то, что не предупредили её о миссии в Нижнем мире.
— На следующую миссию пойдём вместе – ободряюще сказал Люцифер.
— Не врёшь мне? – Юки подняла бровь.
— Не вру.
— Обещай.
— Но я ведь уже…
— Обещай.
— Я, архангел Люцифер, торжественно клянусь взять ангела Юки… С собой на миссию в следующий раз. Что с вами такое?
— Начало было похоже немного на другое. – ухмыльнулся Юджин, глядя на то, как залилась краской Юки.
— Всё, закрыли тему. Идиоты! – Юки ускорила шаг и ушла вперёд.
Социально значимые события, такие как открытия новых заклинаний, видов Нижнего мира, успехи в сложных операциях транслировались на большие информационные панели, размещённые по всей Академии.
Люцифер провёл весь день как на иголках, запрашивая снова и снова информацию о споровиках. Когда же наконец информация обновилась, он поднял взгляд на панели. Панель упорно продолжала показывать, что за сегодняшний день не произошло никаких важных событий.
— Да что же это такое-то! – в сердцах ругнулся архангел.
— Ты куда?
— Задам пару вопросов этому старику Рушу. Уверен, он причастен к этому. И даже не пытайся меня останавливать.
— Даже не собирался.
Люцифер и Юджин спешно шли по пустым коридорам. По странной случайности с директором они столкнулись задолго до его кабинета. Хотя… Почему странной, подумал Юджин. Он же как-то попадает в свой кабинет. Только сейчас ему пришло в голову, что он никогда не видел директора вне стен кабинета, не считая вступительной речи.
— М? Почему не на занятиях? – строго спросила Лея, неизменно следовавшая за Рушем.
— У меня вопрос к вам, господин директор. – Люцифер надавил на последние два слова. – Почему сообщение о том, что мы открыли новый вид, не появилось на инфопанелях?
— Прошу вас следить за тоном.
— Ничего, Лея. Другого от него сложно было ожидать. Возможно, великому Люциферу, которому никто и ничто в этом мире не указ, невдомёк тот факт, что содержимое информационных панелей, равно как решение о размещении или не размещении на них той или иной информации находится вне компетенции директора Академии. Однако, опустим эту незначительную мелочь. – Руш безразлично смотрел Люцифера. – Что же касается срыва вашего воображаемого триумфа, то, возможно, вы не заметили, но вы не открыли новый вид, вы открыли подвид Споровика. Это разный уровень социальной ценности. Открытие новых подвидов — это достаточно рутинная часть работы ловцов живности. И данный аспект деятельности не освещается.
— Господин Руш, осмелюсь заметить, что нас ожидают в другом месте. – вставила слово Лея.
— Полагаю, на этом вопросы исчерпаны. Всего доброго. – Руш и Лея прошли мимо них.
Пустой коридор наполнялся гулким стуком отдаляющихся шагов.
— Скажи мне, Юджин. Что делать, если все ожидания рассыпаются в пепел? Как быть, если всё, чего ты достигаешь, становится лишь объектом насмешек? Какой в этом смысл? Из-за чего? Почему?
— Какая проникновенная речь, я даже прослезился.
По лестнице спускались двое. Юджин отлично помнил одного из них, он конфликтовал с Люцифером, когда они в первый раз пришли к колонне. Один, кажется его звали Бетт, коренастый, с коротко стриженными тёмными волосами, большие задумчивые глаза с недоверчивым взглядом. Узкое овальное лицо. Второй был ему незнаком. Он был высокого роста, худощавого телосложения, с редкими длинными прямыми волосами рыжего цвета. С широкого лица смотрели мелкие выразительные глаза.
— Свали, не до тебя сейчас. – огрызнулся Люцифер.
— У, как грозно. Слышал, Дани? Кажется, сейчас будет потасовка. И что ты сделаешь?
— Лишу тебя двигательной активности. Длительность будет зависеть от твоего сопротивления. – Юджин подался вперёд.
— Юджин, не надо. Я сам. Он меня достал, – кристалл засветился возле руки Люцифера.
Юджину показалось, что по коридору пробежал сильный холод, словно наступила зима.
— Да ты охренел, активировать магию под статуей?!
Статуя дрогнула, но цепей не последовало. Пол под ними исчез. Юджин успел заметить зияющую чёрную пустоту портала, прежде чем всё исчезло, когда они провалились вниз.

◊◊◊

Привычную потерю чувств разбавил звон в голове, который никак не хотел униматься.
— Юджин. Юджин!
Зрение постепенно приходило в норму. Расплывчатые силуэты обретали очертания. Шёл… бой?
— Это вражеский десант. Дави их! – небольшая вооружённая группа ка’ахи, казалось была также удивлена.
Насколько было известно Юджину, перед открытием точки выброски система создания порталов проверяла наличие рядом живых существ, отличных по сигнатуре от тех, кто родился в Раю. И, в случае обнаружения, сдвигала координаты выброски. Учитывая тот факт, что сейчас портал открылся прямо перед кучей ка’ахи, напрашивался вывод о том, что либо система выброски не была должным образом протестирована, либо существовала лишь в учебных пособиях.
Раньше, чем Юджин успел сообразить, ухо уловило стрекот арбалетов. Ударная мощь армированных болтов прошила грудь Дани, что стоял с оружием на изготовку.
Бросив Купол, Юджин метнул молнии. Ка’ахи маги выставили щиты, прикрывая арбалетчиков. Хорошо подготовлены, отметил он, настоящая командная работа. Юджин огляделся – Люцифер отбивался в ближнем бою от ка’ахи, Бетт тащил тело Дани прочь из зоны боя. Ясно, парнишка первый раз попал в подобную мясорубку. Ему доводилось видеть такое в Нижнем мире, когда чувство страха выплёскивается наружу, словно из переполненного сосуда, сдавливая грудь и горло, затуманивая разум. В таком состоянии некоторые забивались в укромные места, некоторые ложились калачиком прямо посреди боя и плакали, обхватив колени. Создав «Стену молний» Юджин решил, что на этом перепалка закончилась в их пользу, как над головами раздался резкий хлопок. Магическая стена начала рассасываться.
— Это поглотитель магии! Люцифер, быстрее. Надо уничтожить носителя!
Вживую с поглотителями магии Юджину не доводилось сталкиваться. Всё, что ему было известно, что их использовали в крупных сражениях, при подавляющем магическом преимуществе соперника. Каждый поглотитель охватывал сравнительно небольшую площадь – в среднем получался куб размером в пять квадратных метров, однако точная величина зависела как от качества самого прибора, так и от способностей использующего его мага. Внутри этого не действовало ни одно заклинание, а те, что приходили в куб извне, теряли свою силу, едва соприкасаясь со стенками.
Кивнув Люциферу, Юджин начал проводить свою базовую комбинацию при бое с превосходящим числом противников. Сам он называл её «Град ударов». Суть комбинации сводилась к тому, чтобы распределять удары по всем атакующим, вычленяя слабых, тем самым сокращая количество противников. Сосредоточив всех на противников на себе, Юджин дал возможность Люциферу вынырнуть из-за его спины и в полёте провести мощную атаку по магу, активировавшему поглотитель.
— Ага, значит, та круглая маленькая штучка и есть поглотитель – отметил Юджин, возрождая «Стену молний». Магия приятно струилась в руках, как растекается тепло по замёрзшим пальцам, стоит с мороза зайти в помещение.
— Фух, что-то сложновато было. – Люцифер разглядывал поглотитель, оставшийся в руке сражённого мага.
— Отличная работа в команде.
— Да, это точно. Однако, где мы?
У них наконец появилась возможность оглядеться. Высокие скалистые своды и свисающие сталактиты намекали, что они находятся под землёй. Потолок был чем-то похож на звёздное небо, он был усеян мириадами светящихся кристаллов. Вытянутая площадка прямоугольной формы была одной из наиболее больших в обозримом радиусе. Большая часть пола была скрыта странным колышущимся туманом молочного цвета. Над ним были переброшены каменные мостики, явно рукотворные и при этом недавно построенные. Ввиду того, что большая часть поверхности была скрыта туманом, мостики перебрасывали под углами, упирая в свод.
— Кто-то нарушает покой недр… – задумчиво произнёс Юджин.
— А? Ты о чём?
— Мне кажется, я догадываюсь куда мы попали. Помнишь этого странного паренька, Велиала? Я о нём рассказывал.
— Хмм… ДА ЛАДНО?!
— Какой-то ты особенно шумный сегодня. – Юджин демонстративно потёр ухо, давая понять, что Люцифер своим криком его оглушил. – Вопрос, в общем-то, пока только один. А именно, что нам делать дальше, с учётом потерь. – он посмотрел на скрючившегося Бетта. – Эй. Вставай уже. Всё кончилось.
— Вы… Вы вообще кто?! – Бетт трясся, смотря на них.
— Что? Совсем тупой? – Люцифер наклонил голову.
— И Дани… Дани… Его больше нет.
— Всё, хорош, приди в себя уже. – Люцифер схватил Бетта за плечи и тряхнул как следует.
— Он придёт в себя, отстань от него. Мне больше интересно, используя привилегию архангела, ты можешь вызвать отсюда портал в Рай?
— Давай посмотрим… Кхм, странно. Не работает. Словно я нахожусь в Раю. Такое же ощущение. Когда я пытался вызвать портал из Академии до дома.
— Значит, это место находится в той же плоскости пространства, что и Рай. Это обнадёживает. Тогда попробуем найти отсюда выход. В конце концов они – Юджин кивнул на тела ка’ахи – как-то сюда попали.
— Мы не можем бросить Дани. – встрял в разговор Бетт.
— Отметим точку и вернёмся сюда позже, когда найдём выход.
— Но…
— Если хочешь, то тащи его сам. Если в бою от тебя толка не будет. – отрезал Юджин.
— Слушай, я видел, что ты крут. Но я тоже кое-что могу, ясно? Я просто… Растерялся.
— Хорошо, перефразирую. Если сможешь сражаться, перенося тело Дани, то вперёд.
— Твоя взяла. – сдался Бетт.
Для пометок на местности в Раю существовали особые магические капсулы. Их производство требовало малого количества звёздной пыли и было доступно в полевых условиях всем адептам магии. Для тех, кто не владел магией, была предусмотрена их выдача перед заданием. Суть маркеров сводилась в создании в пространстве особой магической отметки, которая была видима с помощью расширенной картографической опции синхронизаторов. Маркеры могли быть приватными, видимыми только определённому синхронизатору, либо публичными. Из учебных пособий Юджин узнал, что публичными маркерами отмечали особые места в Нижнем мире или схроны с припасами. Бетт спрятал тело Дани, а затем поставил отметку, чтобы можно было потом найти его.
— Люцифер… — Юджин замер на секунду… — он здесь.
— М? Твой кристалл?
— Да, я снова вижу нить. Она ведёт к той чёрной стене.
— Да мы сегодня сам синоним слова везучесть.
Некоторое время они молча шли по извилистым мостикам, всматриваясь в густую пелену тумана по бокам. Интересно, думал Юджин, сколько времени потребовалось, чтобы построить все эти мостики? Как давно ка’ахи находятся в этом месте? Получается, Велиал говорил правду? Слишком много вопросов и слишком мало ответов.
— Давит на нервы, а? – Люцифер нервно сжимал секиру. – Того и гляди какая-нибудь тварь высунет свои щупальца.
— Мне это напоминает Край. Кто знает, может, это те же самые облака? – рассуждал вслух Юджин.
— Тогда можно нырнуть в них… И оказаться возле Края.
— А может, там что-то с щупальцами.
— Ты издеваешься?!
— Только немного. Проблема в том, что лететь в условиях нулевой видимости в неизвестность идея так себе, это раз. Представь, что сейчас мы центре Рая. Сколько мы будем лететь до Края? А если сил поддерживать крылья не хватит? Это два.
— Да, звучит не весело. – согласился Люцифер.
Их дальнейшую беседу прервали стуки кирок, раздающихся вдалеке. Переместившись с помощью крыльев (Бетт тоже был ангелом) на небольшой выступ в своде, откуда торчали сталагмиты , они смогли осмотреться.
Площадка перед ними была намного больше той, на которой раскрылся их портал. Работы по возведению мостика велись полным ходом. Часть ка’ахи замешивала раствор, другая часть плавила прутья из металла, третья группа была занята добычей камня.
— Шевелитесь, бездельники! Капитан скоро вернётся, а вы ещё не закончили этот пролёт.
Было очевидно, что ка’ахи пытаются достичь странного предмета, видневшегося далеко впереди. Мостики тянулись именно к нему. Матово-чёрная стена, отделяющая часть пещеры, выглядела как огромный портал от пола до потолка. Также внимание Юджина привлекли три обелиска, стоявшие в разных углах площадки. Интересно, для чего они, пометил в голове вопрос Юджин.
— Вот это махина. – прошептал Люцифер. — Мне кажется, что это вход в Святилище. Это место буквально дрожит от магии.
— Всё возможно. Но пока наша проблема этот отряд. Их слишком много.
— Но они ведь просто строители. – возразил Бетт.
— Часть из них, да. Смотри внимательно и увидишь, что их едва ли треть от общего числа.
— Какой план, Юджин?
— Я думаю… Бетт, напомни мне, какая у тебя специализация в оружии?
Итоговый план Юджина состоял в том, чтобы вместе с Беттом вытащить всех противников на себя. Если ка’ахи активируют блокиратор, то Люцифер должен будет ударить с тыла в мага, используя крылья. Если не активируют, в таком случае Люцифер присоединится к ним в ближнем бою. По сути, Юджин хотел разыграть комбинацию из предыдущего боя.
Приземлившись на площадку с помощью крыльев, Юджин и Бетт обратили на себя внимание всех ка’ахи. Слушая, как сердце гулко отбивает ускоряющиеся под действием адреналина в груди удары, Юджин осознавал, что его план имел всего один существенный изъян. С текущей позиции он видел, что площадка круто изгибалась, уходя в сторону, невидимую из-за скал с предыдущего места обзора. Количество противников навскидку теперь было в два раза больше.
— Отлично, кто-то захотел сдохнуть. Отряд, стройся. Дальники , атака по готовности. – рявкнул ка’ахи с красной повязкой на левой лапе.
Выпущенные атаки Юджин заблокировал «Куполом», наложив его на себя и на Бетта. Выставив «Стену молний», он, вращаясь в ближнем бою, шарил глазами, пытаясь найти мага с блокиратором. С другой стороны, он также пытался держать в зоне видимости Бетта.
Бетт размахивал оружием слишком академично. Слишком фокусируясь на движениях. Такой стиль был хорош в дуэльных поединках, когда техника исполнения нередко превосходила силу. Бой с многочисленными противниками напоминал скорее бесконечное вращение, как в мясорубке. Пируэты, цель которых сократить или вывести из строя особо рвущихся вперёд, толкаемых психологией толпы, а затем выставить защиту с противоположной стороны. Иными словами, вся суть сводилась к повторению простых действий – удар, блок, удар; удар, блок, блок или же удар, удар, блок в зависимости от ситуации.
Бетт пробился к дальникам, сокращая количество противников, неспособных к ближнему бою. Юджин страховал его, изредка атакуя молниями, таким образом прикрывая ему тыл.
— А знаешь, мне кажется, мы могли бы даже подружиться, ты вроде ничего.
Вспышка белого света прошила тело Бетта, окутав пламенем. Он выронил оружие и, упав на колени, судорожно закричал. Его тело медленно рассыпалось в пепел в огне неестественного белого цвета. Юджин кинул «Купол», надеясь на противодействие стихий, но он лопнул ещё на подлёте. Значит, это заклинание сильнее.
Разогнав себя крыльями, он, пролетев через часть площади, пронзил мечом мага, стоявшего немного отдельно от остальной группы. Ухмыльнувшись, маг начал таять, словно состоял из воска. Иллюзия, сообразил Юджин, но, когда голова растаяла, раздался взрыв, откинувший его в сторону. Часть урона прошла по нему до того, как он кинул «Купол» на себя.
Поднявшись на ноги, он возвёл «Стену молний» отделяя себя и мага от толпы пехотинцев. Однако этот маг рвал все представления Юджина об этом классе. Чародею удавалось уворачиваться от всех ближних атак Юджина. Подумать только: маг дрался врукопашную против мечника! Наконец, проведя молнии в клинок, Юджину удалось нанести урон магу. Из рассечённой груди хлынула кровь.
— Слишком опасен. Что ж… Приказ должен быть выполнен. Мы не подведём своего капитана, – чародей прижал блокиратор к груди. – Наши имена войдут в легенды!
Чародей решился на самоотверженный и достаточно жестокий по отношению к самому себе поступок. Он активировал заклинание окаменения, направив его на себя. Тело мага медленно покрывалось камнем. При такой комбинации заклинаний блокиратор оставался активированным, ибо жизненная сила колдующего исчезала позже, чем сам прибор был запечатан. Маг сыграл на противодействии стихий, заставив их работать сообща. Поскольку статуя была создана силой стихии земли, то оставаясь на земле, она получала постоянную магическую подпитку, заставляя блокиратор продолжать работать. Юджин помнил, что осталось от его прошлого оружия, когда он пытался сражаться со статуями.
— Счастливо оставаться без своей магии, пташки. – лицо мага застыло в вечной каменной ухмылке.
Выставленные Юджином «Стены молний» исчезали, а молнии улетучивались с клинка, словно гонимые ветром.
Люцифер спикировал рядом, сжимая секиру. Со всех сторон их окружали ка’ахи. Он видел, как у Юджина с рукава капает кровь.
— Их магия бесполезна, так что снесите этих ни на что не годных недомерков! – командовал ими всё тот же ка’ахи с красной повязкой на левой лапе.
Дальнейшее событие надолго отпечаталось в памяти Юджина. Кристалл возле руки архангела гудел и раскручивался вокруг своей оси. Юджин прежде никогда не видел, чтобы была такая реакция. Но по магическим импульсам он понимал, что кристалл и его носитель действую в абсолютной гармонии. Тело Люцифера вспыхнуло ярким светом, заставляя зажмуриться. Когда Юджин открыл глаза, то увидел: своды пещеры стремительно покрывались льдом. Лёгкий ветер быстро набрал силу. За считанные секунды он превратился в ураган, воя как сумасшедший, не давая вздохнуть. Из ниоткуда взявшаяся снежная крошка резала по лицу, заставляя прикрываться рукавом.
Вторая вспышка из тела Люцифера повалила тех, кто остался стоять на ногах, на землю, откинув всех ударной волной. Люцифер взмыл в воздух, паря в полуметре над землёй. Голова его была запрокинута кверху. От рук, расставленных в стороны, летели крошки льда.
Третья вспышка понизила температуру ещё сильнее. Ка’ахи замирали в движении, а затем рассыпались на осколки, не в силах противостоять натиску ветра. Юджин, которого откинуло волной на край площадки в туман, всадил Молнию в расщелину между скалами, продолжая болтаться над обрывом. Он чувствовал, как блокировка магии слабеет.
— Никто не смеет сомневаться в моей силе, – произнёс Люцифер.
Его крылья излучали бледно-жёлтое свечение, белки глаз горели ярко красным цветом, а кристалл сменил цвет с жёлтого в тон льду. Температура стремительно падала. Ещё немного, подумал Юджин, и здесь всё станет одним целым куском льда.
Статуя чародея треснула, рассыпаясь на тысячи кусков. Следом треснули обелиски, стоявшие по краям площади.
Последняя вспышка создала ещё одну волну, которая прошлась по каменным мостикам, разрушая их. Они, словно взорванные, осыпались каменными кусками в туман.
— Никто… Никто… — свечение слабело, а затем Люцифер рухнул на пол. Выставив руку вперёд, он призвал портал, а затем рухнул навзничь. Летевшая отовсюду снежная крошка теряла скорость, медленно оседая на пол. Звенящую тишину нарушало лишь тяжелое дыхание Юджина.
Поднявшись, он подбежал к Люциферу. Убедившись, что он дышит, Юджин осмотрел то, что осталось от Бетта – горстка замёрзшей золы. Он огляделся. Большая часть мостов, построенных ка’ахи, была уничтожена. Равно как досталось инструментам и плавильным печам – всё было в крайне плачевном состоянии, с кучей трещин и повреждений. Что до его собственного кристалла, нить к которому манила, Юджин решил, что он вернётся за ним потом. Он подумал, что жизнь архангела сейчас зависит от него. В конце концов, вряд ли его кристалл куда-то денется отсюда. Другой вопрос кто именно ждёт его за той чёрной стеной? Кто его обладатель? Решив не медлить, Юджин закинул Люцифера на плечо. Однако, думал он, шагая к зияющей черноте открытого портала, что спровоцировало в Люцифере такой скачок сил?
Из темноты за Юджином внимательно наблюдал ка’ахи. Латная перчатка легла на рукоять секиры с причудливым, светящимся красным, орнаментом. Подумав с секунду, он прищурил глаз и отступил в тень. Благоразумие и холодная выдержка пересилила яростное желание мстить за сорванную операцию. Однажды, подумал он. Однажды, но не сегодня.

Передовой отряд

Михаил остервенело лупил тренировочный манекен, разбрызгивая искры огня во все стороны. Немыслимое скотство! С чего бы им, элите Рая, приписывать себе действия, которых они не совершали? Час назад у старшего из архангелов состоялся не очень приятный разговор с Замином и Рушем. Он, конечно, не мог перечить руководству. Наконец, выдохнув, он принял решение.
— Рафаэль, собери всех. Есть объявление.
Рафаэль, смуглый, немного пухлый архангел с короткими тёмными, слегка кучерявыми волосами, оторвал взгляд от «Практикума по восстановлению магических повреждений» и изучающе окинул Михаила взглядом.
— Недоброе чего-то. Ох, недоброе. – покачал он головой — Прям чувствую.
Элитный, или как его было официально принято называть – Передовой отряд состоял из пяти бойцов, включая Михаила. Рафаэль, вооружённый двумя короткими клинками, был целителем в команде. Габриэль, статный архангел, предпочитал ближний бой и использовал нодати. Аббадон – коренастый архангел, обладал огромной силой и предпочитал полуторный клинок. Бельфегор, несмотря на свой невысокий рост и худощавое телосложение, был превосходным стрелком и использовал длинный лук, усиленный магией.
Когда отряд построился, Михаил поднялся. Выровняв дыхание, он заложил руки за спину, активируя излучатель.
— Бойцы, вчера нашими силами был остановлен взлом Святилища звёздной пыли. Сейчас я посвящу вас в детали.

◊◊◊

Находившийся в больничной палате Юджин не поверил своим глазам, когда в новостных сводках промелькнуло сообщение о том, что Передовой отряд предотвратил нападение ка’ахи на секретный объект. Также в сводке говорилось о том, что при операции пострадали двое учащихся – Бетт и Дани из Академии Северо-Восточного округа. Про Люцифера и Юджина в сводке не упоминалось. Юджин принялся разминать повреждённую в бою с магом руку. Она нехотя отзывалась на движения. Когда он уже приготовился встать с кровати, в открытое окно влетела записка.
“Прими ложь. Или будет хуже. Ты пострадал в ходе неудачной тренировки с Люцифером.”
Юджин смял записку. Что за ерунда?
Двери его палаты распахнулись и в неё вошла Лея, ассистентка директора Руша.
— Ангел Юджин, как представитель администрации Академии я хотела бы задать вам несколько вопросов.
— Да, конечно.
— Что вам известно о нападение ка’ахи на секретный объект? – Лея наставила на его глаз вытянутый металлический стержень, светящийся красным.
— Эээ… Михаил и его отряд предотвратили. Это было в эээ… утренней новостной сводке. – Юджин крепко сжал записку в кулаке.
— Очень хорошо. А что касается вашей травмы. Как вы её получили?
— Получил в ходе тренировки с Люцифером.
— Очень хорошо. Тренируйтесь осторожно в следующий раз, пожалуйста.
— Вы знаете, где Люцифер?
— На этот вопрос вам ответит персонал больницы. Всего доброго.
Лея покинула палату так же быстро, как и появилась, так что миллион вопросов к ней так и остался при нём.
— Ааа!!! Вернитесь пожалуйста в палату, вам ещё рано вставать! – едва Юджин шагнул в коридор, как в его сторону уже бежала медсестра.
— Да я в порядке. Вы знаете, где Люцифер?
— К сожалению, архангел Люцифер всё ещё без сознания. Однако его жизненные показатели в норме. Мы регулярно наблюдаем за его здоровьем. Вернитесь пожалуйста в палату!
— Ладно, ладно, как скажете. – Юджин покорно поплёлся назад. – Ну хоть высплюсь в таком случае.

◊◊◊

— Я уж думал, ты не зайдёшь – Усмехнулся Алим.
— Слишком много всего произошло. – Юджин уселся в кресло.
— Это ты точно сказал. Даже слишком много. Давай посмотрим, что у тебя. – Алим воткнул в «редактор сборщика», так он назвал устройство для очистки данных, пластину с информацией.
— Надеюсь, он полностью автономен.
— Нет и намёка на синхронизацию с Архивами или Кластером. Боже… Что это такое? Какой-то новый вид ка’ахи?
— Вот и неприятности подъехали. Алим, ты правда видишь эту мутацию первый раз в жизни?
— Не понимаю, к чему ты клонишь.
— Хорошо. Напряги память. День моего создания. Какое испытание было для меня?
— Испытание? Мы никогда не проводили испытаний для Прототипов.
— Панели памяти ещё используются? Мне нужна, чтобы показать тебе кое-что. Вне сети Рая, естественно.
Когда Алим закончил возиться с Панелью, Юджин положил ладони и напряг воспоминания.
— Ничего не понимаю. У меня совершенно другие воспоминания о том дне. В них ты даже выглядишь иначе. Ох, не к добру это всё. Я бы очень хотел тебе помочь разобраться, но я правда не помню.
— Хорошо. Давай посмотрим следующую пластину.
Вторая пластина содержала фрагменты битвы с тучами в водохранилище Рахты.
— Поразительно. Один организм разделился на два. Невероятное существо.
— Меня больше интересует вот это заклинание. – Юджин снова активировал Панель. – Видел ли ты когда-нибудь такое заклинание?
— Ох, вот это сила. Посмотри какая площадь охвата. – Алим смотрел на экран как завороженный. – Это внесистемная магия.
— Какая?
— Ты знаешь, что есть стихийная магия, взывающая к силам природы и внестихийная, не связанная ни с одной из них. Каждая из этих категорий может включать системную и внесистемную магию. Внесистемная — магия, созданная пользователями. У некоторых магов в результате экспериментов по скрещиванию заклинаний получается создавать новые типы. Каждое созданное заклинание должно быть зарегистрировано, чтобы получить класс, оценку опасности, ну и так далее. На практике некоторые игнорируют это требование. Этот процесс крайне тяжело поддаётся контролю.
— Так получается, вся магия изначально внесистемная? Кто-то же создал первые заклинания.
— Системные заклинания были созданы первым поколением инженеров. Как я говорил когда-то давно, изначально курс деятельности Рая был больше в сторону исследований. Первое поколение изучало мироустройство.
— Помню, ты говорил. Итак? Всё что известно, это то, что маг сильный? Ты хотя бы можешь гарантировать, что он из Рая? – Юджин барабанил пальцами по подлокотнику кресла, соображая. Уж не исследования мироустройства ли погубили первое поколение, и, может быть, это их останки они с Люцифером видели под облаками на Краю Рая?
— Уверен на девяносто пять процентов. – Алим переключился на соседний экран, выполняя поиск. – Однако, кроме вас двоих из Рая в том регионе никого не было. И это подозрительно.
— Прибереги это слово для последней пластины.
— Ох… Есть ещё что-то?
Просмотрев пластину со взломом Святилища, Алим рухнул на кресло. До этого момента он был железобетонно уверен в том, что первые стабильные кристаллы были выращены в Центре специальной группой, которую отбирал сам Замин. Алим даже краем глаза видел результаты их исследований. И ему не было известно, что такой мощный кристалл, как у Юджина, делает там.
— Это же вход в Святилище звёздной пыли! Подумать страшно, что бы случилось, взломай ка’ахи его. Не понимаю. Не понимаю. Кто-то упорно лезет в наши головы. Но что мы можем сделать? – инженер выглядел шокированным.
— Резервную копию своих воспоминаний. Как минимум. У меня нет ответа, почему эти манипуляции над памятью не работают на мне. Но я не знаю, насколько долго это продлится. Я не хочу быть единственным, кто помнит всё.
— Понимаю. Да, пожалуй, так и сделаю. Сохраню увиденное.
— Я понимаю, что это крайне секретная информация, но известно, что это за туман?
— Одна из ступеней защиты, созданная лично Богом. Попавший в этот туман растворяется в вечности. И, опережая твой вопрос, – нет, никто не пробовал проверить, так ли это на самом деле. Честно, я ни тебе, ни Люциферу не советую.
Некоторое время Юджин и Алим молчали, обдумывая услышанное. Мягкое, размеренное жужжание приборов действовало успокаивающе. Юджин отвернул взгляд на колонны с данными и следил за хаотичным перемещением шариков бледно-голубого цвета. Наконец, он решил прервать молчание.
— Алим, есть идеи, что это были за обелиски?
— Крайне интересная штука, между прочим. – инженер словно ждал новой порции вопросов — Изучить бы их подробнее. Мне встречалось крайне мало сведений о них. Если совсем просто, то это блокираторы перемещений. Обелиски фильтруют, кто может открыть точки входа и выхода в этом месте. Данная технология впервые была замечена у расы неяко. Интересно, откуда она у ка’ахи.
— Это объясняет, почему Люцифер не смог создать портал сразу после нашей высадки у входа в Святилище. Однако, это не объясняет, почему портал в статуи Академии прошёл эту проверку.
— Да, однако куда больший вопрос, откуда ка’ахи взяли координаты входа в Святилище. Сомневаюсь, что они попали туда случайно.
— Алим, когда-то давно ты рассказывал, что ка’ахи таким же образом, я имею в виду через портал, появились в Раю. Значит, у них были координаты?
— Хм, а ты прав. Либо мы чего-то не знаем об их технологиях перемещения. Это стоит обдумать. У меня пока нет ответов на этот вопрос. Ещё что-нибудь, что беспокоит тебя?
— Есть идеи, что случилось с Люцифером?
— Здесь всё просто — в нём проснулся архангел. В каждом из архангелов заложена предрасположенность к стихии. У Михаила, например, давно проснулся огонь. Насколько я знаю, это случилось в Нижнем мире. В твоём случае это молнии. Если верить твоим воспоминаниям, у тебя они были с момента рождения. Что касается Люцифера — в нём проснулся лёд. Малоизученная стихия с точки зрения заклинаний. Ему придётся нелегко. Что до всего остального… — Алим задумался, подбирая слова — Я бы тебе советовал отправиться в место, где работал Кир. Возможно, там ты сможешь что-то найти. Это место окутано дурной славой, говорят, оно не обрело покой. Я не знаю, что это значит. Но у меня есть предчувствие, что начать нужно оттуда.
— Так и поступлю. Спасибо, Алим.
— Береги себя. – немного помолчав, он добавил – Если Люцифер забудет, приводи его сюда.

◊◊◊

Пока Юджин был в больнице, наступила пора каникул, давшая немного свободного времени. Поскольку Люцифер всё ещё пребывал без сознания, он решил отправиться к месту, где работал Кир.
Дорога до отметки, что оставил Алим, пролегала через район Рая, в котором Юджин не был до этого. Первое его впечатление было, словно он вернулся в Нижний мир. Нестройные двух-, реже трёхэтажные постройки. Покосившиеся заборы, изрисованные граффити загораживали недостроенные или разрушенные, понять точнее было нельзя, постройки. Однако, хмыкнул Юджин, даже здесь есть социальное разделение.
Миновав кладбище, Юджин поднялся на небольшой пригорок. Стоило ему ступить наверх, как его сразу обдул ветер, словно приветствуя. Юджин обернулся. Отсюда открывался прекрасный вид на населённую часть Рая. Бесчисленное множество мелких речушек, вились по равнине сквозь жилые массивы, островки парковых зон выделялись зелёными пятнами. Было хорошо видно купол Исследовательского центра, нависающий, словно инопланетная постройка.
— Никогда бы не подумал, что населённая часть такая большая – иногда у Юджина вырывались вслух слова, когда никого не было.
Место, где работал Кир, находилось среди одного из углублений в цепочке холмов. Ранее территория была обтянута электромагнитным забором. Комплекс насчитывал пять зданий, соединённых друг с другом. Самое крупное, центральное здание, было в центре, и четыре расходились в разные стороны. Каждое из них было в форме полусферы. Два крайних маленьких здания использовались как генераторы энергии, такой вывод сделал Юджин, осмотрев то, что осталось от них.
Проходя мимо разрушенного перехода, он отметил, что здание было разрушено в результате очень сильного пожара. Огонь натурально оплавил стены. Прикоснувшись к части застывшей жижи, он услышал быстрый топот ног. Моментально среагировав, он вытащил меч из-за спины. Где-то вдалеке медленно капала вода. С купольной крыши генератора на него смотрел чёрный ворон. Громко каркнув, он махнул крыльями и перелетел на край крыши центрального здания, уставившись на Юджина.
— Не обрело покой, да? – задумчиво произнёс он.
Из дальнего перехода послышался детский смех и снова топот ног. На секунду Юджину показалось, что по переходу промелькнула тень. Нахмурив брови, Юджин не стал убирать оружие.
— Шесть крыльев – отчётливо произнёс детский голос, исходящий из центрального здания. – Капающий дождь. Обожжённая плоть. Острая игла.
Активировав внутреннее зрение, Юджин глянул внутрь центрального здания. Внутри никого не было. Что за? Кто говорит этот набор слов?
— Мальчик смеётся. Плачущая девочка. Рваный плащ. Свет солнца. – слова чередовались с детским смехом.
Юджин вошёл внутрь центрального здания. Сквозь пробитую крышу падал свет, освещая большую часть помещения. Пожар уничтожил внутреннее убранство, оставив только часть бетонных колонн, поддерживающих свод купола. Помещение было затянуто бледной дымкой. Местами она поднималась к перекрытиям, создавая причудливые завихрения. В центре помещения вниз уходила шахта лифта, тьма которой не давала увидеть ничего дальше нескольких метров в глубину.
— Полёт птицы. Замёрзшее озеро. Капли крови. Лицевая маска.
На противоположной стороне от Юджина, обняв колени, сидела девушка-подросток в маске кота. Длинные кудрявые белые волосы спадали почти по земли. Босоногая, она была одета в длинное белое платье.
— Ты кто? – Юджин напряг внутреннее зрение, но на месте девушки не было ничего.
— Морской бриз. Падающая звезда. Гримаса ужаса. Жар пламени.
— Я не понимаю тебя.
Девушка наклонила голову набок, словно изучая Юджина. Затем она замерцала, исчезнув на мгновение, резко появилась, стоя на балке потолочного перекрытия купола. Сделав пару шагов по ней, она расставила руки в стороны и рухнула вниз. Исчезнув в полу, она появилась за спиной у Юджина. Где-то наверху каркал ворон.
— Бу!
— Не страшно. – Юджин повернулся к ней, опустив оружие, но убирать не стал.
— Почему не убегаешь?
— А надо?
— Все убегают. Не будешь? Ну ладно. Тогда… Хмм… — она приставила палец себе ко лбу. – О, придумала. Тогда будем проказничать. Можно похлопать окнами. Это весело.
— И зачем?
— Фи. Ты скучный. Все знают, что хлопать окнами это весело. Главное, не разбудить их.
— Их?
— Их. Тех самых, которые там. – она показала на шахту лифта.
— И кто же там?
— Те, кто спят. Сказала же. – девушка плюхнулась на пол, положив руки под голову. — Скууучно.
— …
Некоторое время Юджин разглядывал девушку. Она лежала, смотря как бегут облака, словно здесь кого не было. Он старательно перебирал в памяти всех существ, что встретил в Нижнем мире и тех, о которых прочитал в Архивах Рая. Та, что стояла перед ним, не попадала ни под одно описание.
— Ой, ты решил прыгнуть. – она подняла голову, когда Юджин подошёл к краю шахты — Я тоже хочу, давай наперегонки! Ну давай!
— Там глубоко?
— Можно умереть. А можно дождаться, когда приедет лифт. Но можно умереть, пока ждёшь. И это будет грустно, правда? Ведь можно было умереть сразу и не ждать столько времени. – махнув руками, она взлетела в воздухе. – Ну так что? Наперегонки?
Снаружи делать нечего, решил Юджин. Всё, что могло быть ценного, давно уничтожил пожар. Шахта была достаточно широкой, чтобы Юджин мог расправить крылья. Падая, он насчитал минимум пять ярусов, прежде чем увидел внутренним зрением пол.
— Ну вот, не умер. А почему? – девушка снова возникла рядом.
— Пока в планах не было. Как тебя зовут?
— Хм… дай подумать. Эксперимент номер 8. Кодовое имя Маргарита. Ай. Порезалась. Видишь? – она показывала Юджину абсолютно целый палец.
Очень похоже, что это какая-то проекция личности, которая смешивает в себе прошлое и настоящее, решил Юджин. Интересно будет показать Алиму и Люциферу воспоминания об этом.
Внутреннее зрение показывало ему узкий коридор, который выводил в круглую комнату. Пол был местами залит водой, которая стекала по стенам.
— У, не советую туда идти. – Марго прыгала по лужам на полу. — Там можно умереть. Там все умирают.
— Что там?
— Свет солнца. Рваный плащ. Плачущая девочка. Мальчик смеётся.
— Это всё есть там?
— Лицевая маска. Капли крови. Замёрзшее озеро. Полёт птицы.
— Бред какой-то. Ничего не понимаю. — пробормотал Юджин, толкнув тяжёлые створчатые двери.
— Острая игла. Обожжённая плоть. Капающий дождь. Шесть крыльев. – девушка появилась в проходе перед ним. – Я тебя предупредила. – пожав плечами, она исчезла. Детский смех наполнил коридор.
В центре круглой комнаты виднелась консоль управления. Юджин узнал её. Подобные были в комнате, где он проходил тестирование после своей первой миссией. Едва Юджин ступил на платформу с консолью, зажегся зеленоватый свет по периметру комнаты. Помимо консоли он теперь смог разглядеть шесть колб, расположенных полукругом.
— Интересно, откуда энергия здесь. Это место давно обесточено, а генераторы наверху мертвее мёртвых. – рассуждал он вслух.
Внутри колб в жидкости плавали тела. Точнее, то, что осталось от тел. Бесформенная жижа из органов, костей и кожи застыла без движения. Однако последняя, шестая колба отличалась. Жидкость в ней была слита, а стекло поднято. Там лежали остатки тела, перехваченного ремнями. Мышцы и кожа частично сгнили так, что было видно кости. Местами были видны следы от ожогов.
Шелест крыльев заставил Юджина обернуться. На пульте консоли сидел ворон. После того, как он громко каркнул, пространство вокруг потеряло очертания, словно оказалось под водой. Лежащее тело с хрустом повернуло голову, уставившись на Юджина пустыми глазницами. Он едва успел среагировать, выставив Купол. Рука лежащего резко вытянулась в размере, шваркнув обломанными когтями по магической защите. Леденящий вой наполнил комнату. Ворон каркнул ещё раз. Пространство озарилось вспышкой, заставившей всё пространство всколыхнуться. Юджин наблюдал, как его рука ходит из стороны в сторону, расслаиваясь на части. Лежащее тело поднялось и медленно шло на него. При каждой ряби пространства оно менялось – иногда его не существовало, иногда на нём не было и следа от гниения или ожогов, а иногда оно выглядело как иссохший скелет.
— Юджин, и снова я говорю это. Пора валить отсюда! Это временная аномалия.
— Молния! Давно не разговаривали. Какие идеи?
Диалог затрудняли остальные тела, вставшие из других колб. Они двигались в сторону Юджина, атакуя самым различным способом. Часть из них атаковала удлиняющимися конечностями. Один из них, больше похожий на мешок, чем на тело, когтистыми лапами вгрызался себе в желудок и бросался странной шипящей слизью из него.
— Бежать и как можно скорее. Если аномалия остановится не в твоём времени, ты рискуешь застрять в вечности.
— Так чего делать-то?
Следуя указаниям Молнии, Юджин провёл магию в клинок и когда тот засветился, искря во все стороны, что было сил рубанул по ворону, который каркал, сидя на пульте консоли. Дикий вой, стоявший в комнате, прекратился. Раздался резкий хлопок. Пространство вокруг ворона исказилось, словно кто-то смял лист бумаг и пошло трещинами. Затем комнату заполнил матово-белый цвет, вой вернулся и Юджин перестал что-либо видеть.

◊◊◊

По стене больничного комплекса под покровом темноты карабкалась одинокая фигура. В иных обстоятельствах он и не подумал бы делать это. Слишком много мороки, слишком много действий. Слишком много проблем. Однако он знал, что что-то изменилось. Что-то важное. Он чувствовал это где-то глубоко внутри себя. И это придавало ему сил лезть дальше, слушая как тихонько завывает ветер на высоте.
Забравшись в палату сквозь открытое окно, он прислушался – нет ли шагов коридоре. Убедившись, что коридор абсолютно пуст, он подошёл к кровати.
— Интересно, твои жизненные показатели давно в норме. Так почему же ты не просыпаешься?
Призвав растения, он дотронулся концом ростка до лба, сканируя тело.
— Ах, вот оно что. Раствор с примесью, тормозящий биологические процессы. Интересно, интересно.
Растения опутали лежащего. Сработала магия, озарившая палату слабым зелёным свечением.
— Никто… — выдохнул Люцифер и закашлялся.
— Доброе утро, хотел бы сказать я, но сейчас глубокая ночь.
— А? Ты кто?
— Моё имя Велиал. Я рад бы представиться официально и более детально, но, боюсь у нас крайне мало времени. У вашего друга Юджина большие неприятности.
— Эээ… Юджин? А где он?
— Мои растения засекли его в этой части Рая. – Велиал ткнул на карту в синхронизаторе. — Нам надо спешить. Могли бы вы воспользоваться привилегией архангела и открыть туда портал?
— К сожалению, я не могу открывать порталы в пределах Рая. Только между пространствами.
— Вынужден настаивать.
— А, чтоб тебя. Ну смотри. – лицо Люцифера вытянулось в удивлённой гримасе. – Ооо, получилось. Это…
— Да, очень странно. Прошу, поторопимся.
Едва портал закрылся, как зелёный росток, принявший в себя иглы, которыми был подключён Люцифер к системе жизнеобеспечения, рассыпался в прах. В тот же самый момент на пульт охраны больницы поступил короткий сигнал.
— Что это за место, Велиал?
— Насколько мне известно руины некого военного объекта.
— Интересно бы мне знать, что Юджин тут забыл. Дай угадаю, нам сюда? – Люцифер показал пальцем на шахту лифта.
— Верно.
Они спустились вниз, на самый нижний ярус, ибо слышали шум исходящий оттуда. Люцифер с помощью крыльев, а Велиал используя растения, как щупальца. Люцифер отметил, что они появляются у него из той же области, что и крылья у ангелов. Но они, так же как и крылья не являются частью тела, а между ними и спиной есть прослойка в несколько сантиметров, наполненная светом. В случае с ангелами и архангелами она была белого цвета, а в случае Велиала – зелёного.
Они не успели оглядеться, как створчатые двери отворились, и оттуда, головой вперёд, вылетел Юджин. Из распахнувшихся дверей им открылась картинка зацикленного пространства. Тела лежащих в колбах вставали снова и снова, заполняя комнату. Как только вставало одно тело, пространство искрилось, а затем на колбе появлялось ещё одно, которое также вставало и так по кругу.
— Берём его и валим отсюда. Я не могу сражаться. – Люцифер был шокирован. – Что с ним?
— Жизненные показатели слабые, но без угроз. Думаю, он скоро очнётся. Аааа, чтоб тебя! – резко заорал Велиал. – Его оружие пыталось убить меня – он показал кусок растения, что пожелтело от прикосновения к рукояти Молнии.
— Ой, ой. У нас проблемы – Люцифер повернул голову.
Все тела, что были в комнате развернулись к ним на звук, который издал Велиал.
— Бежим!
Люцифер подхватил Юджина и взмыл вверх. Велиал вытянул на максимум растения, ухватившись за перегородки следующего яруса. К его удивлению, мимо него пролетел меч Юджина, следуя за Люцифером.
Вылетев из шахты лифта, они устремились прочь от военного объекта, дав себе передохнуть только на ближайшем холме. С него было отлично видно ведь комплекс.
— Это что сейчас было?! – Люцифер тяжело дышал. – это ведь какие-то эксперименты по созданию оружия. Опять. Опять мутации. Ох, что-то слишком много совпадений.
— Наши проблемы не закончились. – Велиал разлёгся на земле, поглаживая повреждённую часть растения.
Он был прав. Из шахты лифта на поверхность вылезали тела.
— Ох, если они доберутся до Рая. Будет мясорубка. – покачал головой Люцифер.
— Сюда ещё летит кто-то. Я чувствую приближение сильной магической энергии.
— Можешь скрыть наше присутствие? Если я правильно понял твой класс, то у тебя должны быть такие заклинания.
— Верно, я целитель. Однако я не уверен, что получится скрыть нас, твоя и Юджина магические энергии слишком большие.
— Попробуй. Вдруг получится.
К комплексу, тихо шелестя крыльями спустилось пятеро. Их лидер зажёг меч и щит. Багровое пламя полыхнуло, освещая руины комплекса. Каждый из пятерых занял свою позицию.
— Отряд, приступить к ликвидации нежити.

◊◊◊

Когда к Михаилу на синхронизатор пришло сообщение о вспышке активности в Лаборатории С-1, он не поверил. Инцидентов там не было уже много лет.
Взрыв лаборатории приходился на его детские годы, и все результаты деятельности были строго засекречены. Настолько, что даже с его текущим уровнем допуска к информации он знал лишь некоторые детали. В основном от двух девушек, проходивших там тестирование на совместимость с неким оружием, называвшимся так же, как и лаборатория — С-1. Из их фрагментарных объяснений, сильно затёртых излучателем, он понял, что деятельность комплекса была шире, чем просто создание оружия. Тогда Михаил пришёл к выводу, что параллельно там работали в области воскрешения из мёртвых, что противоречило базовой концепции о жизни из звёздной пыли. Ввиду того, что после смерти частицы души рассыпаются в звёздную пыль и попадают в Святилище, возвращение к жизни не представлялось возможным. Однако после первичной зачистки лаборатории его домыслы только обрели уверенность, что в этой лаборатории экспериментировали над невозможным.
Расчётное время прибытия составляло порядка пяти минут, что позволило Михаилу провести короткий инструктаж, хотя, в целом, он планировал придерживаться прошлой стратегии.
— Развелось их, ничего не скажешь – пробормотал Бельфегор, проводя магию в лук.
— Действуем согласно плану операции.
Рафаэль выставил щит, накрыв область комплекса целиком. Из учебников Велиал помнил, что это высокоуровневый магический барьер, не позволяющий никому покидать его пределы до того, как он будет снят. Михаил, Габриэль и Аббадон сформировали клин, сдерживая нежить. Бельфегор занял дальнюю позицию.
— О, Юджин ты очнулся.
— Ммм. Угумс. Моя голова… А? Люцифер? Что ты здесь делаешь?
— Вообще, это мой вопрос тебе. То, что тебе не сидится на месте, и ты постоянно лезешь в какое-нибудь гадкое, скверное место, это я понял. Но скажи мне, зачем тебя понесло сюда?!
— Искал ответы на вопросы. Привет, Велиал. И ты тут.
— Растения сообщили о том, что тебе нужна помощь. – не отрывая взгляда от чёрного неба произнёс целитель.
— Благодарю. Я обязан тебе жизнью. И да, я не забыл наш разговор.
— Ах, значит это были вы. Я рад. Хотя они и сказали, что это был отряд Михаила. Вы запустили цепь событий. Я буду с интересом наблюдать, к чему она приведёт нас. И да, ваше оружие, Юджин, крайне любопытная модель. Оно пыталось убить меня.
— Пока вы тут болтаете, там неплохая такая драка. – Люцифер смотрел бой как завороженный.
Огонь Михаила, усиливаемый атаками стихии ветра, которую проводили Габриэль и Бельфегор полыхал на полную мощь. Аббадон, владеющий стихией земли, действовал отдельно. Его атаки по площади, хоть и не смотрелись так эффектно, были весьма эффективны против скопления нежити.
— Давим внутрь. – прозвучал приказ Михаила. – Рафаэль, подготовь площадку к высадке.
— Ночь ведь. Ох, ох. – Рафаэль как владеющий стихией света был наиболее уязвим в ночных вылазках. – поберегите ваше зрение, пожалуйста! – он набрал шар света и броском пустил его в шахту.
После приглушённого хлопка пространство вокруг озарилось ослепительной вспышкой. До того, как Юджин закрыл глаза, он видел, что нежить буквально плавится в лучах света. Понятно, подумал он. Так те ожоги не от взрыва, а от этого света.
— Вот это жахнул. – присвистнул Аббадон.
— Быстро все внутрь! Надо закрыть дыру. – рявкнул Михаил.
Приземлившись, архангел выжег огнём новую порцию нежити и осмотрел пульт консоли. Ворон вращался в пространстве, рассыпаясь на части и возникая снова.
— Интересно. Кто-то почти закрыл брешь. – задумчиво протянул он.
Пока остальная команда отбивалась от нежити, Михаил приступил к ликвидации аномалии. Меч полыхнул огнём, резко увеличиваясь в размерах. Михаил махнул им, целясь чётко в ворона. Ворон завращался ещё быстрее, а затем, после резкого хлопка, всё исчезло. Исчез вой, исчезли бесчисленные тела, словно их не существовало. Пульт консоли замигал, а затем погас. Круглая комната с капсулами погрузилась в темноту. Лишь огненные отблески оружия Михаила нарушали полную темноту.
— Рафаэль. – произнёс он, едва они вернулись на поверхность.
— Слушаю.
— Проведи магическое сканирование местности.
— А? – это было последнее, что он ожидал. — Будет сделано.
Рафаэль сложил две ладони перед грудью. От него кругами пошли волны света. Юджин понимал, что это бесполезно, но задержал дыхание, когда волна прошла сквозь них.
— Местность чиста. Никого даже с низкими магическими способностями в ближайшем радиусе не обнаружено.
— Подозрительно. Кто-то начал закрывать брешь, но не закончил. Ладно, с этим разберёмся позже. Отряд! Спасибо за вашу службу. Возвращаемся на место дислокации.
Глядя как пятеро архангелов взмыли вверх, Люцифер думал о том, что этот парень, Велиал, не так уж и плох. Шутка ли. Смог укрыть себя и двух архангелов от магии другого архангела.
— Фуух. Пронесло вроде. – Велиал развалился на траве. – Нам тоже пора возвращаться.
— Это верно. После всего, что произошло…. – Люцифер подумал несколько секунд – Если кто спросит – мы сегодня друг друга не видели.
— Звучит разумно. Но, Люцифер, надо будет как-то объяснить твой побег из больницы. – резонно заметил Велиал.
— Вот же зараза….
Прощаясь с Велиалом, они договорились встретиться, как начнётся новый учебный семестр. До дома Люцифер и Юджин добрались уже когда медленно начало светать.
— Люцифер, скажи мне, ты что-нибудь помнишь о том, куда мы попали после того, как ты повздорил с Беттом в Академии?
— А? Я с ним повздорил? Ты о чём?
— Скажи, а у тебя не было предрасположенности к стихии льда?
— Хмм… Когда я очнулся, я чувствовал лёгкий холод. Но я решил, что это из-за магии Велиала.
— Всё понятно. Завтра мы пойдём к Алиму. Есть кое-что, что ты должен увидеть.
Юджин , перед тем как рухнуть спать, пытался придумать какой-нибудь план, но при любых комбинациях для его реализации надо было заручиться поддержкой кого-то могущественного, что в их случае было мало реализуемо. Однако, думал он, Люцифер своей харизмой привлёк на свою сторону Алима и Велиала, а это уже неплохо. Почувствовав, как голова начала гудеть, он решил, что пора закачивать с мыслительными операциями.
— И всё-таки… Что же за ерунда-то здесь творится? – смотря в потолок тихо произнёс Юджин, прежде чем сон поглотил его.
Утро уже вовсю начало красить небо в яркие цвета, но густые облака, плывшие за горизонт, пытались помешать этому. Где-то вдалеке небо озарила вспышка молнии, словно предвещая бурю, что надвигалась на академию Северо-Восточного округа. Не ту бурю, от которой с корнем вырывает деревья, а улицы затапливает так, что становится трудно перемещаться. Эта буря приняла форму девушки. Девушки, смотревшей на мир глазами янтарного цвета. Её густая и длинная шевелюра чёрного цвета завораживала и восхищала. Как завораживала всех в округе, когда применяла стихию молний. Как восхищали её движения, когда сражалась с помощью гуань дао. И горе было тому, кто решил встать у неё на пути.

Наследие

Ливень, начавшийся после полудня, к вечеру лишь усилился. Казалось, что небо решило вылить весь имеющийся в тучах запас воды. По раскисшему свороту тракта, ведущего к селу Сутой, двигалась фигура всадника. Ночной караул или не видел, или не хотел видеть подъезжающего.
— Сборище ротозеев. – хмыкнул всадник, проезжая мимо караульной будки.
Деревня Сутой не была стратегическим пунктом. Через неё не проходили крупные торговые пути, здесь не велась добыча полезных ископаемых. Это была тихая провинциальная деревня, где, казалось, застыло время.
Достигнув нужной хаты, всадник спешился. Привязав бойру к столбу забора, он, оглядев внешний вид дома, хмыкнул. Немного покосившийся на один бок дом доживал свой век. На крыше виднелись следы поспешного, но умелого ремонта. Окна были занавешены плотной тканью, через которую пробивался только тусклый свет. Поднявшись по ветхому крыльцу, путник скинул капюшон и настойчиво постучал в дверь. Он заметил, что прежде, чем дверь отворилась, кто-то слегка отодвинул занавеску на окне, разглядывая пришедшего.
— Добрый вечер, Сабира.
— Я думала, ты давно кормишь червей.
— И тебя радовала эта мысль?
— Входи, раз пришёл. Но не неси плащ в дом. С него капает.
Войдя в дом, путник осмотрелся. Жили обитатели этого дома весьма скромно, даже по местным меркам.
— Садись там – Сабира указала на деревянную скамью возле печи.
— Сабира, а где…
— Мать в отъезде. Сказала, что у неё есть незавершённое дело.
— И ты отпустила её одну?
— Нет, с ней поехал Арно.
— Дворецкий решил остаться? Сомневаюсь, что его жалование осталось прежним.
— Он сказал, что вся его жизнь была связана с нашей семьёй. И что он останется верен ей, несмотря ни на что.
— Как интересно. – он продолжал наблюдать за сестрой. Было странно видеть её такой смирившейся. Похоже, подумал он про себя, я приехал не зря. — О, спасибо. Ты сделала мне чай. – он принял от неё глиняную кружку грубой работы.
— Тамир, зачем здесь? Пришёл позлорадствовать над нами? Увидеть, что стало с семьёй Курайо?
— Мне было известно, что вас лишили титулов и званий, а также отобрали родовое поместье. Из-за того, что вы не оказали содействие императору Эрику в гражданской войне. Так что я примерно представлял, в каком вы положении. Что же касается твоей последней реплики, то, как всегда, оперируя небольшим количеством данных, ты решила, что картина цельная и полная. Но всё, что о ней можно сказать – она неверная.
— Вот как? И что же привело капитана Императорской армии в этот скромный дом? Просвети меня глупую.
— Ну, начнём с того, что я пока капитан в отставке.
— Турнули с твоей ненаглядной службы?
— А я уже и забыл, какая колкая моя дражайшая сестрёнка. Нет, попросил добровольно. Две неудачные операции подряд заставили меня взять перерыв.
— Надо полагать, в одной из них тебя оставили без глаза. И ты решил провести отпуск в столь милой деревне?
— Нет, после этого я некоторое время был занят археологией. – он заметил, как брови Сабиры поползли вверх от удивления — После завершения гражданской войны император Эрик увлёкся мистицизмом. Я бы сказал, сильно увлёкся. Он стал рассылать экспедиции в дальние уголки империи.
— За сведения спасибо. Оккультизм и власть, идущие рука об руку. Это звучит интересно. Так и?
— Мы отправились далеко на восток. Разведывательный отряд обнаружил древнюю постройку, практически полностью занесённую песком. Раскопав её, мы обнаружили святилище.
— Я само внимание, продолжай.
— Держи подарок, дурёха. – смутившись, Тамир протянул Сабире свёрток – до меня давно доходили слухи, что ты ищешь одну древнюю безделушку.
— Не может быть! Это же Драконий цветок! – глаза Сабиры вспыхнули и засветились от счастья. Последний раз он видел её такой счастливой давно в детстве.
— Я знал, что ты оценишь. И для чего она?
— Тебе говорит о чём-нибудь имя Мудамир?
Тамир судорожно перебирал в голове всех, кто так или иначе был связан с военным ремеслом. Смирившись с тем, что его мозг отказывался узнавать имя, он пожал плечами.
— Нет, никогда не слышал. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Сабира. – Тамир поднялся со скамьи. Больше его ничего не держало здесь.
— Я знаю, что делаю, уж поверь. Останешься?
— Раз ты предложила… Уеду утром, как только рассветёт.

◊◊◊

Тяжёлый воздух, казалось, стремился задушить обитателей Рахты. От линии горизонта медленно ползла грозовая масса облаков.
— Вряд ли успею до начала дождя, – пробормотал Домур, заканчивая дневной отчёт.
В глубине души он радовался, что не пришлось искать оправдание, чтобы задержаться. Дома его ждала только кровать и серые безликие стены, тогда как здесь, в морге при университете Рахты, его ждали сотни и сотни книг. Задача его как служащего была предельно проста – определить, не является ли умерший носителем какой-нибудь заразы. Если у него возникали подозрения, то тело сжигали, если же нет, то закапывали на кладбище вне городских стен. В конце концов, эта работа давала Домуру дополнительную возможность проводить свои эксперименты по изучению тел.
Мертвую тишину нарушал только лёгкий скрип пера, которым Домур делал пометки и выписки из книг. До его уха донёсся скрип двери этажом ниже.
— Что за проклятье… Вряд ли те два свежих жмурика решили прогуляться – рассуждал он, доставая из ящика стола самострел.
На его памяти в университет много раз проникали воры, стремясь утащить антиквариат, но здесь, в морге, было решительно нечего красть.
— Я так и подумал, что ты примешь меня за вора – хмыкнул вошедший.
— Тамир, друг мой, входи, входи. Не видел тебя сотню лет. Ходили слухи, что ты умер.
— И ты им поверил? – повёл бровью капитан.
— В наше время уже и не знаешь, чему верить. – пожал плечами Домур. – Боги милосердные, что с твоим глазом?
Они крепко обнялись, так как очень рады были видеть друг друга.
— Чем я могу тебе помочь?
— Хотел бы я сказать, что пришёл проведать старого друга, но, увы, в этот раз я ищу ответы на некоторые вопросы.
— Надеюсь, что когда-нибудь такое время и настанет – вздохнул Домур. – Итак?
— Меня интересует Мудамир. – Тамир отметил, как изменился в лице Домур — В архивах Рахты я нашёл подозрительно мало сведений.
— Хмм… дай-ка подумать… Мудамир… Кажется, это что-то из древней мифологии. Увы, до нашего дня дошли лишь обрывки. Думаю, в архивах – самые полные сведения.
Домур услышал, как за окном закапал дождь, барабаня по крышам соседних строений.
— И больше ничего нет?
— И больше ничего нет.
— Совсем?
— Совсем.
До Тамира наконец дошло. Скрестив руки на груди, Домур постукивал пальцем.
— Ну нет, так нет. Всё равно это был больше академический интерес.
— Жаль, что я ничем не смог помочь. – Домур написал несколько слов на клочке бумаги и смял его в кулак.
Они провели ещё немного времени за неторопливой беседой. Тамир с интересом послушал историю о двух ка’ахи и неяко, с которыми Домур проводил вскрытие мозга. Лишь бы Церковь не узнала – покачал головой Тамир.
Когда на улице совсем стемнело, а ливень перестал барабанить в окно, капитан поднялся.
— Тогда я, пожалуй, пойду. Был рад тебя видеть.
— Провожу тебя до двери.
Прощаясь, Домур передал капитану записку. Позже, в постоялом дворе Тамир прочитал на ней следующее – После вечерней трапезы в библиотеке университета, зал истории.
— Странно – пробормотал Тамир, сжигая записку. Я был там. Там ничего нет.
На следующий день он прибыл в назначенное время. Немногочисленные студенты бросали на него косые взгляды, впрочем, Тамиру не было до них никакого дела. Домур сидел за одним из многих столов читального зала при университете Рахты.
— Надо полагать, у тебя были причины так шифроваться? – Тамир уселся напротив. Такое положение позволяло им наблюдать за спинами друг друга, вычисляя потенциальных подслушивающих.
— Информация о том, что ты ищешь, была искажена, притом искажена несколько раз. – Домур огляделся. Кроме них в читальном зале поодаль сидела группа студентов, поглощённая спором о геополитике. Убедившись, что им нет дела до других посетителей, он продолжил — Церковь Матери Земли потратило много ресурсов, вычищая эту историю.
— Надо полагать, эта история содержит сведения, порочащие Церковь?
— Всё намного интересней. Но, как говорится, лучше самому один раз увидеть.
Домур повёл Тамира вдоль высоких стеллажей, заставленных пыльными фолиантами.
— Да где же она… Ах, вот где спряталась. – он остановился у самой обычной, ничем не примечательной книги.
— История мира. Автор Горик Брундевальд. – прочитал Тамир. – когда-то давно я её изучал. Скучно и мало фактов, больше домыслов, как мне показалось. Но там нет ничего…
— Нас интересует не она. – Домур вытащил толстый том «Истории мира». За томом стоял пузырь с прозрачной жидкостью.
— Дай угадаю. Спирт? – хмыкнул Тамир.
— Чистейший, как слеза вдовы. – Домур бережно вытащил бутылку на свет. – Подержи-ка. Я ещё не забыл твои уроки, Тамир. Хочешь что-то спрятать? – он постучал по полке, на которой стояла бутылка. – прячь на видном месте, так ты учил? – в полке оказался ещё один тайник. Домур извлёк обёрнутый кожей бойру прямоугольный свёрток. – Ведь все думают, что здесь тайник со спиртом.
— Хвалю. Умно придумал, – заулыбался Тамир. – А это? – он поднял бутыль.
— А это тебе тоже пригодится. По крайней мере, мне пригодилось, когда прочитал.

◊◊◊

Лёгкий ветер неспешно гнал облака. По пустому тракту, связывающему Кахуту и Рахту, двигалась одинокая фигура. Завёрнутый, несмотря на жару, в дорожный плащ с капюшоном, идущий был похож на странствующего друида. Шаблонный образ нарушало разве только отсутствие посоха. Вытянув руку, он сфокусировал волю, призвал магический шар, наполненный белой пеленой. Спустя секунду она резко пожелтела, а затем стала фиолетовой.
— Кажется, это где-то здесь? – пробормотал путешественник себе под нос.
Оглядевшись, он не заметил каких-либо признаков магической аномалии. Прямо перед ними у подножья холма располагалась маленькая деревушка. Ничем особо не выделяющаяся из тех, что были вдоль тракта, в ней едва ли было и тридцать домов. Прямо за деревней начиналась степная зона, ровной линией, уходившей в горизонт. Единственной отличительной деталью был армейский лагерь, раскинувшийся шатрами за деревней. Совпадение? Или они здесь по той же причине, подумал путешественник, начиная спуск вниз.
— Простите меня, мастер – произнёс проходящий мимо старик-неяко.
— За что вы извиняетесь? Вы же ничего не сделали.
— Конец света наступил, мастер. Вдруг я чем-то обидел вас.
— Конец света? А кто может подробнее рассказать?
— Плохое время вы выбрали для путешествий, мастер. Поговорите со старейшиной. Его хата почти в центре деревни, увидите, там селяне стоят в очереди.
Нахмурив брови, он шёл по деревне, осматриваясь. Часть домов пустовала – двери и окна была распахнуты. В целом в деревне почти никто не работал, все жители слонялись без дела. Возле дома старейшины крестьян почти не было. Прямо у двери переругивались двое. Один, одетый в стёганый кафтан, был преклонного возраста. Другой намного моложе, но в латном доспехе. Его лицо уродовал рваный шрам через всю щёку.
— Кончайте саботировать поставки, последний раз предупреждаю. Сбор риса пройдёт по плану!
— Но ведь бестия!
— Завалим вашу бестию. Разговор окончен. Чтобы завтра все были в полях!
Круто развернувшись, военный задержал на секунду взгляд на путешественнике, но, ничего не сказав, прошёл мимо.
— Вы по какому поводу? – устало произнёс старейшина.
— Проходил мимо. Вот стало интересно, что у вас тут творится.
— Ох, поезжали бы вы, пока есть время. И возможность.
— Так в чём, собственно, проблема?
— Беду призвали. Беду из другого мира. Вам действительно интересно? Ну, тогда слушайте. Делать-то всё равно нечего.
Из рассказа старейшины путешественник узнал, что недалеко от деревни располагалось древнее святилище. Старожилы знали, что это плохое место и старались обходить его стороной. Однако среди новых переселенцев не все понимали опасность и считали святилище глупой страшилкой. Старейшина сам не знал, как именно группе крестьян удалось провести ритуал, однако пять дней назад ночное небо окрасилось в красный, а затем в фиолетовый оттенки. Наутро в святилище были обнаружены тела, обращённые в соль. Старожилы сразу вспомнили: это означало, что жертва принята. Напуганные переселенцы бросили свои дома и поспешили уехать, тогда как старожилы не могли бросить могилы предков и решили остаться. Пару дней назад стали появляться фиолетовые трещины в полях и в святилище, что означало прибытие существа из другого мира. Вести дошли до Кахуты, и император прислал один из элитных батальонов, что составляло почти пятьсот воинов, а также две баллисты для обеспечения порядка и устранения угрозы.
Распрощавшись со старейшиной, путешественник решил осмотреть магические трещины. Добравшись до места, он понял, что, пожалуй, это самое ёмкое слово, описывающее происходящее. Поле, насколько позволял обзор, было усеяно застывшими в воздухе трещинами фиолетового цвета. Всю полость внутри заполнял свет. Сами трещины, вытянутые вертикально, были продолговатой формы, порядка полутора метров в высоту и полуметра в ширину.
— Вам нельзя сюда! – окликнул его голос.
Путешественник повернул голову. Примерно в десяти метрах от него стояли двое солдат.
— Вот как? И как сделать так, чтобы стало можно?
Стражники сделали пару шагов назад, вытаскивая оружие.
— Ну и зачем вы его сюда притащили? – капитан вопросительно посмотрел на солдат.
— Просил разрешения на изучение магии, капитан!
— А я просил не донимать меня мелочами. Свободны. А ты – он указал перчаткой на путешественника. – Останься.
— Я могу помочь.
— Не помню, чтобы требовалась помощь. Ты из друидов? – капитан оглядел снаряжение. – Даже оружия нет.
— У меня есть некоторые соображения относительно того, как закрыть эти трещины.
— Интересно, никто не знает, а он знает. И откуда ты? Откуда мне знать, что ты, наоборот, не откроешь их ещё шире?
— Если бы я хотел открыть их, то уже бы это сделал. – замерцав, он исчез, а затем появился за спиной у капитана. – Ведь убрать пару солдат-оболтусов задачка совсем простая. Не находите?
— Быстрый. Даже слишком. – капитан поборол удивление, почесав затылок, а затем выдохнул – Твоя взяла. Сержант. Сопроводите друида к Ниру. Но если хоть одно подозрительное движение – вздёрну.
Нир был одним из адептов магии, что сопровождали регулярные части армии неяко. Нормальной практикой было иметь пару магов на батальон. Обычно они осуществляли магическую поддержку и защиту во время передвижения, а также оказывали помощь при непредвиденных обстоятельствах – например, обвалах дорог или разрушенных мостах. Поскольку адепты магии больше других знали о различных аномалиях, они также оказывали информационную поддержку, если была такая задача. Нир был довольно опытным магом – за его плечами десятки походов в самые разные места континента, однако столкнувшись с новой аномалией, он был в исключительной растерянности.
— Эксперимент номер двенадцать. Заморозка трещины. Всем приготовиться.
Нир наложил простое стихийное заклинание заморозки, используя эссенцию льда. Трещина замерцала, а затем разрушила заклинание, раскидывая осколки льда.
— Так и запишем. Восприимчивость к стихиям нулевая – вздохнул маг. – О Боги, опять лезут.
Из трещины показалась когтистая лапа, обтянутая бледной кожей. Следом показалось туловище и голова. Антропоморфное создание с руками, вытянутыми до колен. Пустые глазницы смотрели отвратной чернотой. Скребнув когтями и обнажив острый ряд зубов, существо резко прыгнуло, сокращая дистанцию до солдат, что были перед Ниром. Прежде, чем когти успели шваркнуть по голове солдата, существо резко замерло в воздухе, не в силах пошевелиться.
— Что за…? – Нир чувствовал исходящую мощную магическую ауру позади него.
— Крайне интересный объект. Не находите? – путешественник зафиксировал магию, подходя ближе. – Тело отлично приспособлено к прыжкам. А когти… Пожалуй способны даже пробить латный доспех. Необычайно острые.
— А? Да, пожалуй. – Нир начал приходить в себя.
— И что вы с ними делаете?
— Эээ… обычно нейтрализуем.
— Хм, ну ладно. – путешественник собрал руку в кулак. Существо сжалось в размерах, словно его смяли огромной рукой. Послышался хруст ломающихся костей, а затем магия развеялась и тело рухнуло на поле. – Полагаю, что вы Нир. Я бы хотел присоединиться к вашему исследованию – произнёс он, улыбаясь.
В течение следующих нескольких дней они исследовали магические трещины. Им удалось выяснить, что существа из них появляются вне зависимости от воздействия магии. То есть, это был не защитный механизм, а просто реакция на наличие живых организмов. Каждая трещина начиналась с небольшой чёрной точки в пространстве, и затем расширялась. Когда две трещины соприкасались гранями, то происходило магическое слияние в одну большую. После нескольких слияний трещина разворачивалась параллельно земле. За это время они перепробовали различные заклинания и даже обстреливали трещины из баллисты, однако им лишь один раз удалось сократить трещину. Путешественник сотворил жуткое заклинание, от которого, казалось, всё вокруг исчезнет. Пространство тогда затряслось, а небо и земля перемешивались вместе.
— Нет, это нам явно не подходит. – отряхиваясь, капитан поднялся с земли.
— Согласен. Окружающему миру и всем его обитателям будет нанесён непоправимый урон.
— И что же тогда делать? – Нир задумчиво ковырял палкой землю.
— Ждать и приготовиться, когда появится существо.
— Да, вот только какого же оно размера? – Нир оглядывал поле.
За это время оно превратилось в десять огромных трещин. Их излучение было столь огромным, что затмевало свет солнца. Освещение днём и ночью было одинаковое – в фиолетовых тонах, и распространялось на всю низину. Обычный свет был только на возвышенностях. Также от трещин начал ползти странный туман, из-за чего всё поле было в лёгкой дымке.
— Батальон способен заколотить любую тварь. – произнёс капитан, наблюдая, как две огромные трещины слились в одну. – боевая готовность в лагере. А вы – он указал пальцем на магов – не путайтесь под ногами без необходимости.
В лагере закипела работа. В кратчайшие сроки были вырыты траншеи и наставлены заграждения из брёвен. Солдаты копали волчьи ямы по периметру и создавали засеки, чтобы ограничить начальное движение бестии и заиметь возможность оценить её поведение до начала боя. Спустя ещё несколько дней на всём поле остались лишь две большие трещины.
— Ну, кажется, началось? – Путешественник и Нир находились на дозорной вышке, когда последние трещины слились в одну.
— Интересно, это портал или что-то в этом роде? – начал строить догадки Нир.
Небо резко почернело, от трещины начал исходить пульсирующий свет. В следующую секунду фиолетовый свет выстрелил в небо, создавая светящуюся башню.
— Это не портал, – ответил путешественник. – Это маяк.
В разверзнувшихся чернотой небесах появился огромный дракон. В его крыльях и теле мерцал фиолетовый огонь, бросая отсветы. Он, размахивая крыльями, приземлился прямо в центр фиолетовой трещины. От махов поднялся такой ветер, что деревья вырывало с корнем, а солдат раскидало по земле. Путешественник успел наложить блокирующие чары, чтобы его и Нира не унесло с башни.
— Да, все эти рвы и ловушки помогут против него примерно никак. – Нир таращился на дракона.
В высоту он был примерно тридцать метров. Четыре могучие лапы оканчивались длинными когтями. Крылья и тело покрывал костяной панцирь, отливавший матово-чёрным блеском.
— Восстановить строй! – кричал капитан, раздавая указания и перестраивая ряды. – Баллисты, луки – огонь по готовности!
Капитан восемнадцатого специального батальона командовал им уже почти десять лет. За это время им пришлось побывать во многих местах континента. В дороге им доводилось встречать тварей, от которых кровь стыла в жилах даже у самых храбрых воинов. Но в текущей ситуации он был в полном смятении. Его поражали размеры существа. Ему требовалось срочно придумать план, однако что можно сделать в такой, заведомо проигрышной, ситуации? У них были тросы и сети для ловли бестий, но гораздо, гораздо меньшего размера.
Небеса вовсю громыхали молниями. Вспышки освещали громадный силуэт. Это было поистине завораживающее зрелище. Издав истошный вопль, дракон повернул морду в сторону батальона.
— Баллисты, мать вашу! Стреляйте по нему, какого хрена вы ворон считаете?! Авангард, за мной. Берём тварь штурмом. Мешок золота тому, кто выбьет ей глаз.
План капитана был предельно прост. Используя штурмовые крючья, забраться по броне, добраться до глаз и ослепить.
— Вперёд! Или вы собрались жить вечно?
Дракон наклонил голову на бок, словно изучая скопившуюся под ним кучку двуногих. Расправив крылья, он резко прыгнул, ударяя лапами по расположению батальона. Ударная волна и сопутствующий грохот, а также разлетающиеся во все стороны земля, глина, камни, останки тел говорили лишь об одном. После первой же атаки восемнадцатый специальный батальон армии неяко перестал существовать.
— Это конец? – Нир выглядел потрясённым.
— Нет. Пока нет. Окажи помощь пострадавшим.
Путешественник поставил на Нира магическую отметку, которая окутала его тело. Затем он махнул рукой в том месте, где была лапа дракона. И последний взмах был направлен в сторону деревни. Все, кто оказались с магическими отметками, переместились на холм на отдалении от деревни. Дракон почувствовал магию и развернулся в сторону одиноко стоящей фигуры.
— Проверим, какой ты на самом деле, Мудамир.
Путешественник снял с пояса две рукояти от мечей. Махнув ими в стороны, он призвал силу стихий. От правой рукояти вспыхнуло пламя и вокруг него заструились потоки воздуха. От левой рукояти искрились молнии, разбавляемые потоками воды. Смешавшись, они образовали два луча света. Успокоив вибрацию в руке, он тихонько оттолкнулся от брусчатого пола, взмыв в воздух.
Мудамир попробовал поймать его передней лапой, но он ушёл плавным мерцанием, оказавшись с тыльной стороны. Оттолкнувшись от неё, он рубанул клинками в область шеи. Как он и ожидал, даже сила совмещённых стихий не могла нанести сильного урона, но удара было достаточно, чтобы дракон отшатнулся. Махнув крыльями, он призвал костяные стержни, которые полетели в воина. Тот, в свою очередь, раскрутил клинки, создавая магический щит. Он разрубал те стержни, что пролетали близко. Оглянувшись, он увидел, что области нанесён непоправимый ущерб. Летящие во все стороны стержни умудрились даже задеть часть построек в деревне.
Дракон, расправив крылья, взмыл в воздух и издал пронзительный крик. Из его пасти рванул столб фиолетового пламени, от которого воин едва смог увернуться.
— Понятно. Своим пламенем он нарушает магическую структуру пространства – путешественник призвал несколько магических сфер, которые летали над местом, поражённым огнём Мудамира. – В месте, поражённом этим пламенем, больше нельзя использовать магию. Очень интересно. Значит это и есть в понимании неяко уничтожение мира. Жизнь без магии.
Над Мудамиром вспыхнули потоки света и из-под его крыльев начали материализовываться мелкие, не больше метра в высоту, копии. Часть из них начала атаковать воина, плюя огнём и костяными шипами, а часть полетела к остаткам лагеря на холме.
— Займись ранеными, я справлюсь! – крикнул воин Ниру, который уже начал активировать боевые заклинания. Часть солдат, что были на ногах, хватались за луки.
С помощью клинков ему удалось не без труда справиться с несколькими копиями. Оглядевшись, воин поднял клинки к небу и призвал молнию, которая ударила в один из клинков. Он перехватил её рукой, взмахом создав множество цепей из молний и разом заарканил все летающие копии. Цепи лупили по пойманным копиям молниями. Умирая, копии лопались, словно большие мыльные пузыри, создавая всполохи фиолетового цвета. Падая на землю, они продолжали тлеть тусклым огнём, поджигая всё вокруг себя. Существующую фиолетовую дымку теперь дополнял ещё и дым от пожара.
— Пора заканчивать – произнёс себе под нос воин. – А то тут и живого места не останется. Его магическое сопротивление больше, чем мой урон. Грубой силой его не победить. Что ж…
Погасив магические клинки, он извлёк из поясной сумки круглое, немного кривое небольшое зеркало. Стекло, что служило основой, было зеленоватого цвета. Проведя пальцем по поверхности, воин призвал огромные магические зеркала, которые окружили Мудамира с шести сторон. Каждое из них имело ауру, что светилась мягким светом. Дракон бился в зеркала, кричал, плевал пламенем, но они были непоколебимы. После того, как воин провёл пальцем по поверхности ещё раз, зеркала стали светиться сильнее, а затем начали исчезать один за другим. Вместе с ними, словно растворяясь в воздухе, исчезал и Мудамир.
С исчезновением последнего зеркала пропала и трещина, и фиолетовый свет от неё. В образовавшейся тишине было лишь слышно, как шумит ветер и потрескивают догорающие от магического пламени постройки деревни и стволы деревьев. Лишь спустя некоторые время тишину разбавило победное ликование выживших на холме.
— Ох и набедокурили мы тут – произнёс воин, спускаясь на землю и убирая миниатюрное зеркало назад в поясную сумку.
Солдаты и жители деревни смотрели на него со смесью восторга и ужаса.
— Я не спросил раньше… — Нир замялся на мгновение — Но как ваше имя?
— Можешь называть меня Мастером над зеркалами.

◊◊◊

Аккуратно завернув ветхую книжку обратно в кожу бойру, Тамир откинулся на спинку кресла. В читальном зале кроме капитана и Домура больше никого не было. Кто бы ни был тот дракон, его сила слишком разрушительна. Сам не зная почему, Тамир поверил тому, что одним ударом лапы был уничтожен целый батальон. И если с ним смог справиться всего один воин. Один пришелец, чья сила превосходит мощь целой армии. Барабаня пальцами по столешнице Тамир пытался анализировать информацию, которую прочитал.
— Интересно, правда? – подал голос Домур. — Есть ещё несколько поздних редакций этой истории. В первой редакции этой истории нигде нет упоминания, что воин пришёл из другого мира. В следующей же редакции, когда эти земли были уже под контролем ка’ахи, есть лишь короткое упоминание о том, что некое поселение было уничтожено природным катаклизмом. Мудамир окончательно растворился из этой истории и был вынесен в раздел мифических существ.
– Как ты вышел на то, что история была изменена?
— Несостыковка фактов. Изучая историю, я наткнулся на любопытный факт, что однажды восемнадцатый специальный батальон армии неяко полностью сменил состав.
— Число восемнадцать говорит о том, что это он элитный, верно?
— Верно, мне стало интересно, что за обстоятельства привели к этому и… Я не нашёл ничего. Было лишь сказано, что батальон был уничтожен у безымянной деревни между Рахтой и Кахутой. Без подробностей. В те времена было крайне неспокойно. На границах постоянно вспыхивали конфликты. Что называется, и лапы, и уши были в крови у солдат того времени. Я подумал, что это максимально нелогично — посылать элиту в такую глушь вдали от границы. Мне показалось, что должна была быть причина, и я не прогадал.
— Остаётся только хвалить тебя за твоё усердие – хохотнул Тамир – Однако история не окончена. Этот пришелец запечатал дракона в зеркалах, но нигде не говорится, что он его убил.
— И это правда. Увы, я нигде не нашёл продолжения. Хотя, признаться, и не сильно искал. Церковь Матери бдит за многими тайнами прошлого. Однако меня не покидало ощущение, что небольшие подсказки были оставлены словно специально, чтобы кто-то спустя века смог восстановить историю. Но так ли это на самом деле, мы уже никогда не узнаем.
— Лучше тебе прекратить любые поиски в этом направлении. Что-то мне подсказывает, что скоро мы снова услышим имена из древних легенд.
— Ты ведь спрашивал не просто так?
— Нет, не просто. Прощай, Домур и спасибо тебе.
— Береги себя, Тамир.
Убедившись, что за Домуром не было хвоста, Тамир растворился в ночи тихих узких улочек Рахты. Он решил ехать немедленно, не дожидаясь рассвета.
— Во что же ты решила вляпаться, Сабира? – капитан поспешно оседлал бойру. Его ждала долгая дорога.

Посредственность

Каждый раз, посещая могилу Виты, Юджин пытался дать самому себе внятный ответ, зачем он раз за разом приходит, убирая сорняки и обновляя табличку. Из чувства вины? Из чувства ответственности, что он остался один из немногих, кто помнит Виту? Его размышления, которые в очередной раз готовились зайти в никуда, прервала стоящая перед ним фигура ангела. На его памяти это был первый раз, когда он встретил кого-то ещё на кладбище. Судя по форме, выглядывающей из-под распахнутого пальто, она училась в академии Северо-Восточного округа, как и он сам, но он ни разу не видел её. Статная фигура. Пепельного, с оттенками красного на кончиках, цвета волосы с двумя длинными хвостами по бокам. Глаза, наполненные печалью, не отрываясь смотрели на могилу.
Проходя мимо, Юджин заметил, что это могила Бетта, погибшего при взломе Святилища звёздной пыли.
— Тоже кого-то навещал? – она прервала молчание, едва он поравнялся с ней. Она сделала пару шагов, входя с Юджином в один темп ходьбы.
— Да. А ты? Это был твой знакомый?
— Ухаживал за мной некоторое время. Он был хорошим, просто иногда имел свойство…
— Растеряться?
— Да, пожалуй, подходящее слово. Знал его?
— Встречались пару раз – уклончиво ответил Юджин.
Некоторое время они шли молча, слушая, как шумят кроны деревьев.
— Ты не представился, между прочим. – она посмотрела на него с укором.
— Прости, редко с кем приходится знакомиться. Я Юджин.
— Вот как… Рада знакомству. Моё имя Лилит. Значит, это ты водишься с Люцифером?
— Ты не производишь впечатление персоны, склонной к предрассудкам, знаешь ли.
— А я и не являюсь – хмыкнула она, – это способ запоминать. Кстати, в тот день, когда погиб Бетт, как я слышала, вы с Люцифером тоже получили травмы.
Вот мы и подобрались к сути беседы, подумал Юджин. Некоторое время он молчал, игнорируя пристальный взгляд Лилит.
— Совпадение. Когда я очнулся в больнице, то в сводках видел, что пострадали двое. Но не было ни слова о том, что кто-то погиб. Не понимаю к чему ты ведёшь.
— Вот как? Ну хорошо. Прости, если показалась навязчивой.
— Нет, всё нормально. Если информации мало, мы, как обычно, начинаем искать связи, додумывать и придумывать причины.

◊◊◊

Начало учебного семестра принесло сразу две новости. Первая новость заключалась в том, что перед началом занятий ученики должны будут пройти серию тестов, оценивающих их способности. Вторая – в том, что Академия Северо-Восточного будет принимать учеников других академий в своих стенах. Дирекция академии объяснила, что таким образом рассчитывают получить обмен опытом между учениками. Ага, или показать разницу между элитой и нами, заметил Люцифер.
Первым из трёх этапов тестирования стал письменный опрос. Незадолго до начала произошёл инцидент, отпечатавшийся в памяти Юджина.
— Это моё место, – произнёс голос над ним, когда он занял место.

Сбоку от него стояла девушка, сверлившая его взглядом. Овальное лицо обрамляли длинные, почти до бёдер прямые чёрные волосы. Из глаз янтарного цвета буквально исходила сила, казалось, что, несмотря на свою миниатюрную, почти кукольную фигуру, эта девушка вполне способна устроить конец света в одиночку. Красивая, подумал Юджин, даже слишком. Форма Центральной Академии. Чёрные рубашки и брюки для мальчиков, блузки и юбки в красную клетку – для девочек. Понятненько. Она из элиты.
— Простите? – Юджин поднял бровь.
— Моё. Место. – она расставила ноги в боевую стойку, вынося правую ногу вперёд. Юджин понимал, что из такой стойки проще начинать атаку, смещая центр тяжести тела. Он сомневался, что эта девушка носила с собой оружие. Однако, думал он, драки хотелось бы избежать. Внутренним зрением он видел один паривший возле её руки кристалл. Не его кристалл, а значит, что эта девушка ему не интересна.
— Юджин, места распределены изначально. Смотри туда. – на помощь пришла Лилит, сидевшая неподалёку.
— Прошу прощения, вылетело из головы.
Конечно, Юджин соврал. В отличии от остальных учеников, для него это был его первый тест. И практика была в том, что ранее установленные правила не повторяются каждый раз.
— Мне кажется, или это был подкат? Бейла, тебя кадрят, – взъерошив волосы рукой, на спинку стула откинулся ангел, сидевший позади.
— Весьма неуклюже, в таком случае. – фыркнула Бейла.
Юджин предпочёл игнорировать эту выходку.
— Спасибо, Лилит. – шепнул он. Его место находилось следом за ней.
— Будешь должен – подмигнула она.
Несмотря на то, что вопросы на тесте были далеко не самые простые, мысли Юджина постоянно возвращались к эпизоду с Бейлой. Странно, подумал он, насколько высокомерные эти элитные ученики.
— Эй, недомерок. Если решил подкатывать к Бейле, то имей в виду, что тебе придётся иметь дело с нами, – окликнул Юджина голос.
— Вот как? Что-то ты не похож на того, кто способен создавать проблемы, – он обернулся через плечо.
— А ты только начни шевелиться в её сторону, – оскалился тип, что подколол его перед тестом.
— Забавные у тебя пёсики, – бросил Юджин Бейле, игнорируя реплику. – Смотри за ними получше, а то так скалятся, что кто-нибудь точно оставит их без зубов.
— Очень сомневаюсь, что это будешь ты. Тагас, Сариэль, идём. – скривила губы Бейла.
На выходе из академии Юджина догнала Лилит, а также они пересеклись с Велиалом. К удивлению Юджина, они знали друг друга. На вопрос Лилит, откуда Юджин и Велиал знают друг друга, пришлось отвечать очень уклончиво, что свёл случай. Провожая Лилит до дома, они большую часть времени посвятили обсуждению темы про отношение элитных учеников к обычным. Забавно, подумал про себя Юджин, ведь, согласно иерархии внутри академии Северо-Восточного округа, Лилит и Велиал считаются элитой по отношению к нему.
— Ты ведь о чём-то хотел поговорить? – прервал молчание Юджин, когда они простились с Лилит.
— Да, косвенно это относится к тому, что произошло тогда в тех руинах.
— Ты про толпу нежити?
— Да, про неё. Что тебе известно о Первородной энергии?
— Хм… кажется что-то припоминаю. Некая субстанция, якобы способная создавать миры.
— В целом верно, мифы обитателей Нижнего мира описывают её именно так.
— Что-то я пока тебя не понимаю.
— Насколько мне удалось узнать, одна из областей, над которыми работали в том месте, была как раз связана с поиском этой самой энергии. То, что мы видели и то, что ты рассказывал про ту девушку. Всё это наводит меня на мысль, что в чём-то там преуспели.
— Продолжаю не понимать к чему ты клонишь.
— К тому, что в настоящее время Рай не ведёт исследований в этом направлении. И это подозрительно. Просто хотел предупредить тебя об этом, чтобы ты был в курсе. Смотри по сторонам. У тебя и Люцифера поразительная способность впутываться в неприятности.
— Это ты верно подметил. Хорошо, изучу про эту энергию более детально. Может и найдётся чего.

◊◊◊

— Сейчас вы будете оценены по силовому параметру, – прохладный женский голос раздавался из динамиков. – Этот совокупный параметр включает в себя и магическую, и физическую характеристики. У каждого есть две попытки. Желаю всем успешного прохождения тестирования.
— Интересно, поставит ли кто-нибудь рекорд или нет в этом году. – Люцифер даже не шелохнулся в сторону выстраивающихся в линии учеников перед кабинами для прохождения тестирования.
— Рекорд?
— Ага, мой братец набрал 15 тысяч очков в прошлом году. При том, что средний показатель у элитных в районе 8-9 тысяч.
— Получается итоги показателя влияют, где ты будешь учиться?
— Формально да, но я ещё ни разу не видел, чтобы кого-то переводили по результатам к элите. Скорее здесь просто состязательный эффект. Якобы это поможет нам всем в будущем.
Ученики медленно продвигались в очереди. Когда очередной сдавший выходил из кабинки, на большом табло, подвешенном в воздухе по центру, отображались результаты.
— Эх, не повезло – произнёс Люцифер, когда вышел из кабинки, потирая плечо. 6318 очков.
— Так ты ещё не восстановился после травмы, – Юки пыталась его приободрить. Она набрала 6118. – Юджин, удачи тебе!
Войдя в кабинку, он увидел монолитный кристалл строго по центру. Слева от входа располагался экран, показывающий его публичный профиль и две пустые строки с результатами.
— У меня вопрос, – он обращался к системе. – Выбрать можно любой из вариантов в качестве итога?
— Положительно. Итоговый результат равен выбранному пользователем.
Вытащив оружие, он призвал силу стихии. Молнии заискрились вдоль клинка, окутывая его. Встав в стойку, он крепко рубанул кристалл. Вызванная волна заставили плащ трепетаться. Кристалл содрогнулся, резонируя магией. Некоторое время он пульсировал, а затем на экране появился результат – 18025. Юджин довольно хмыкнул.
— Желаете совершить вторую попытку? – спросил всё тот же неэмоциональный женский голос.
— Ну я сделал всё, что мог, – виновато улыбаясь, произнёс Юджин. Табло с его результатом показывало 6240 очков.
Практически всё время теста лидерство в таблице удерживала Лилит, с результатом в 10014 очков. Когда Юджин уже отметил себе в голове напоминание поздравить её с таким результатом, её сместила с первой позиции ученица Центральной Академии по имени Бейла. Её результат составлял 12312 очков.
— Я всегда говорила, что дама должна немного опаздывать, – она демонстративно тряхнула волосами, проходя мимо Лилит.
— Овечка, бесит меня. – буркнула Лилит. – О, Юджин, чего-то хотел?
— Эээ…Поздравить с результатом. У тебя впечатляющие цифры.
— Спасибо. На самом деле, я не особо заморачиваюсь. В Центральную меня всё равно не переведут.
— Эй, Лилит! Ты идёшь? – окликнули её из толпы.
— Прости, меня зовут. Увидимся позже.
— Да, пока.
Наверняка её окружение осудит то, что она общается с такими учениками как мы, думал Юджин. Хотя сама она, похоже, не подвержена предрассудкам относительно силы. Однако такая вещь как ранг в обществе была для жителей Рая не пустым звуком. И на этот параметр, в том числе, влияло и окружение, что ещё сильнее выделяло классовую разделённость.
— Эй, недомерок.
— …
— Ты оглох что ли? – Тагас дотронулся до плеча, но Юджин вывернулся, крепко саданув ему коленом под дых, а затем заломил ему руку за спину.
— Твоё блеяние я слышал отлично, но даже не думал, что оно в мою сторону. – Юджин продолжал держать его руку согнутой за спиной. – Хотел что-то?
— Спросить почему твоего имени нет в таблице в первой двадцатке. – Тагас кривился от боли, стараясь вырваться.
— А, вот как. Попробуй сам угадать, это не так сложно. – Юджин выпустил его, оттолкнув от себя.
— Тагас, я, кажется, запретила тебе вступать в перепалки вне турнира. – Бейла стояла за его спиной.
— Мы просто разговаривали. И уже закончили. Ничего такого, так ведь? – Тагас расплылся в глупой улыбке.
— Идём, нечего здесь торчать, – строго произнесла Бейла.
Тагас прошёл мимо Юджина, специально задев его плечом.
— Идиоты, они повсюду… — буркнула Юки, стоявшая рядом. Юджин видел, как её рука лежала на поясе, готовая выхватить оружие. – Идёшь домой?
После окончания тестирования в зале осталось лишь двое. Они были заняты тем, что приводили в порядок кабинки.
— Почему мы должны заниматься этим? – произнёс Аббадон недовольным голосом. Ему досталась проверка магического сопротивления кристаллов.
— Ответственность, все дела. – не отрываясь от экрана, сказал Бельфегор.
— Легко тебе говорить, ты занят очисткой информации. Кстати, что ты там копаешься?
— Смотрю результаты… Ого… Аббадон, глянь сюда. Восемнадцать тысяч. Ангел Юджин. Никогда не слышал о нём.
— Хм… дай подумать. Я где-то слышал это имя. А, точно, он таскается с Люцифером. Но подожди, самый большой результат на испытании у малышки Бейлы. – Аббадон кивнул на табло.
— Он выбрал меньший результат. Как интересно. Надо будет к нему присмотреться.
— Может, это всё-таки сбой? А то ведь получается, что он по силе почти как Михаил?
— Я наведу справки. Сдаётся мне, в обществе Люцифера завелась тёмная лошадка.

◊◊◊

Руш неспешно дочитывал отчёт за день. Вечернюю тишину нарушал лишь щебет птиц за окном. Стало слишком много мороки, подумал он, откладывая инфосвиток.
— Добрый вечер, Руш. Прошу прощения за внезапное вторжение.
Появившаяся перед ним из ниоткуда фигура излучала слабое мерцание, размывая очертания.
— О, что вы. Прошу, присаживайтесь. Вы же знаете, я всегда рад вам! – Руш подскочил с кресла.
— Мой визит будет недолгим. Я хотел убедиться. К завтрашнему вечеру всё готово? С охраной не возникнет проблем?
— Всё сделано в соответствии с вашими инструкциями. Могу гарантировать, что всё пройдёт ровно так, как вы запланировали.
— Очень надеюсь на это.
Силуэт растаял в пространстве, словно его и не существовало. Я надеюсь, подумал Руш, что никто из охраны не выкинет какую-нибудь самодеятельность.

◊◊◊

В то время, пока часть учеников продолжала проходить первые и вторые части тестирования, над Раем разнеслась ещё одна новость. Со специальным визитом Рай посетит делегация из страны Нижнего мира под названием Шипо, в которой проживали неяко.
К своему удивлению, Юджин и Люцифер получили задание явиться на площадь перед Академией. На кратком инструктаже было объявлено, что присутствующие, порядка двадцати учащихся, будут представлять дополнительную охрану на момент проведения мероприятия. Руш заострил внимание, что приём должен пройти максимально безупречно.
— Сразу видно, что мы здесь не главные герои – хмыкнул Люцифер, отодвигая крышку прохода на технический этаж.
— А? Ты о чём?
— Я тут немного почитал романов, что издают в Нижнем мире. По законам жанра, главные герои обычно попадают на тожественное мероприятие. А не шатаются… — он обвёл взглядом скопившуюся на проводах сажу – непонятно где.
— Ты бы так хотел пойти на публичное мероприятие? – повёл бровью Юджин.
— Думаю там весело. Ощущаешь себя причастным к празднику жизни.
Технические этажи в многоэтажных постройках Рая были довольно распространённым явлением. Сложные инженерные коммуникации нужно было иногда обслуживать без остановки деятельности основных помещений. Технические этажи были достаточно высокими, что позволяло перемещаться, не сгибая головы. Освещены они были крайне слабо, светоэлементы располагались под потолком, примерно каждые пять метров.
Синхронизатор мягко пикнул, обозначая начало приёма. Технический этаж, который патрулировали Юджин и Люцифер, был довольно большой, с множественными поворотами.
— Не толпитесь как бараны! – за очередным своротом этажа раздавались звуки возни.
Юджин и Люцифер с интересом наблюдали за тем, как из портала выходило четверо воинов-неяко.
— Какого?! Что вы здесь делаете? – окликнул их Люцифер.
— Тут патруль! Навались!
Завязалась потасовка, хотя в темноте и ограниченном пространстве это скорее напоминало свалку. Юджин не решался применять заклинание, чтобы не повредить коммуникации. Кроме того, шум от заклинаний, несмотря на то что приём проходил достаточно далеко, мог быть услышан гостями. Едва он додумал эту мысль, как мимо него пролетела ледяная глыба. В помещении немного похолодало. Однако серьёзный урон был нанесён только одному из воинов.
— Бабах, – с усмешкой в тоне произнёс Люцифер.
Получивший повреждение схватился руками за горло и начал раздуваться в размерах. Моментально сообразив, что хорошим это не кончится, Юджин кинул на него Купол. Спустя мгновение неяко взорвался. Защитное заклинание поглотило большую часть урона, оставив лишь небольшой звон в ушах.
— Действительно, бабах,– произнёс Юджин.
— Сложите оружие! – ультимативно потребовал один из нападающих. — Иначе мы взорвём здесь всё, – в руке он сжимал светящийся шарик.
Плохо дело, подумал Юджин. Однако не настолько. Шар магический, а значит, приводится в действие заклинателем.
— Молния, нужно кое-что сделать. Давай попробуем сделать всё аккуратно? Мне нужна энергия. – он говорил про себя.
— Просто напоминаю, что в прошлый раз ты разнёс стену этим приёмом. – ответил голос из меча.
— На всю атаку уйдёт буквально секунда! Даже без усиления.
Юджин провёл молнии в клинок, но ещё до того, как он успел заискриться, он махнул наотмашь, запуская магическую волну. Яркая вспышка пронзила коридор, а затем рука заклинателя ниже локтя отделилась от тела. Разогнав себя крыльями, он сократил дистанцию, разрубая мага. Люцифер, успев сообразить, в этот момент тоже не стоял без дела. Выпустив лёд, он превратил двух оставшихся в статуи. Почувствовав магический всплеск, Юджин снова применил Купол на телах. Интуиция не обманула его – тела взорвались, оставив кровавое месиво.
— Ты когда научился владеть льдом? – Юджин выглядел удивлённым, — твоё умение обращаться с кристаллом сильно повысилось.
— Ну после тех воспоминаний, что ты показал у Алима, я долго пытался повторить. Похоже, мои тренировки начали давать плоды.
— Очень вовремя, между прочим. Однако… Ах, зараза… Посмотри сюда.
— Какая знакомая чёрная жидкость. Получается, они тоже мутанты?
— Что-то здесь не сходится, – Юджин присел на корточки, изучая останки.
— Что именно?
— Сам подумай. Зачем они здесь?
— Хм… или делегация наверху не та, за кого себя выдаёт…
— Или нападающие – не те, за кого себя выдают. – произнёс Бельфегор, выходя из-за угла. – Рад встрече с вами. Давайте-ка поговорим немного.
— И давно ты тут? Я не видел тебя, – Юджин старался соображать.
— С самого начала потасовки. Да расслабься ты. Мне стало интересно.
От Бельфегора они узнали, что Юджин и Люцифер были отправлены вдвоём на технический этаж, тогда как в других местах было минимум по шестеро охранников. Дополнительно ему и Аббадону показалось странным, что связь с внешним миром пропала на всём радиусе этого технического этажа. А двери, через которые одушевлялся выход на другие этажи, были заблокированы.
— Мне кажется, что происходит что-то не хорошее. Ну так как? Присоединитесь к нам, чтобы разобраться?
— Я думаю, это нужно решать всем вместе, – Юджин усмехнулся.
— Что ты имеешь в виду?
— Я до сих пор не понял, почему не видел тебя, Бельфегор. Но вот скажи мне пожалуйста, Лилит, что ты здесь забыла?!
— Ах, вот же ж… Мне всегда казалось, что у меня талант к маскировке. — Из вентиляционной шахты к ним спрыгнула Лилит. – Привет, мальчики, я смотрю тут весело у вас.
-А… Номер два с турнира. Помню, помню, – нахмурился Бельфегор.
— Обязательно про это упоминать?! – надулась Лилит, — Ни капли такта.
— Ты довольна, Лилит? У меня было стойкое ощущение, что ты ищешь неприятности. Могу поздравить, ты их нашла, – хмыкнул Юджин.
— А ты правда думал, что я поверю в то, что ты сказал мне тогда про тренировку? Слишком много совпадений.
— А? Вы про что? – Люцифер и Бельфегор потеряли нить беседы.
— Давайте с этим потом. Кажется, нам надо было спешить, – напомнил Юджин.
Все четверо бежали по коридору, ведомые Бельфегором. Его настораживал тот факт, что не было никаких звуков.
— Вы там перекусить остановились? – недовольно произнёс Аббадон, смахивая кровь с клинка. Судя по обстановке вокруг, совсем недавно здесь был бой.
— Всё пошло немного не по плану. Как у тебя успехи? Нашёл?
— Да, я вижу, что не по плану. Здесь на одного больше, чем должно было быть, – он некоторое время неотрывно смотрел на Лилит — Ну да ладно. Нашёл. Всё немного паскудней, чем хотелось бы. Этот участок этажа буквально напичкан взрывными печатями. Они с отложенным временем запуска, но если я всё правильно понимаю, то процесс уже пошёл. Бельфегор, сможешь расшифровать?
Взрывная печать представляла из себя последовательность магических линий, нанесённых в пространстве. Из учебных материалов Юджин помнил, что для снятия печати нужно начертить эту же печать, но в обратной последовательности, следуя всем линиям. В случае нарушения последовательности печать незамедлительно активировалась.
— Смогу, вот только у нас гости.
— Надеюсь, что все остальные умеют сражаться.
— Просить дважды не придётся, – лицо Лилит исказила жуткая усмешка.
Все четверо выпустили крылья. Им пришлось разделиться – Аббадон и Люцифер с одной стороны, а Юджин и Лилит с другой. Нападающие лезли из порталов, казалось, бесконечным потоком. Краем глаза Юджин наблюдал за Лилит. Её движения были плавными, наполненными грацией. В качестве оружия она использовала огромную, высотой чуть больше неё самой, косу. Несмотря на то, что магия была ей недоступна, сила и скорость её атак поражала. И это всё без кристалла, что заставляло восхищаться ею. Иногда коса выглядела как размытое пятно, настолько быстро она вращала ей. Основной проблемой было определить, кто из противников после смерти был подвержен взрыву, а кто просто рассыпался в пепел.
— Я здесь закончил! – крикнул Бельфегор.
— Тогда движемся к следующей точке. Все за мной! – Аббадон расшвыривал материализующиеся булыжники, чередуя магические атаки с атаками мечом.
Им пришлось переместиться ещё дважды в разные части этажа, прежде чем Бельфегор заявил о том, что все печати сняты. Каким-то чудом, думал Юджин, удалось сделать так, что ни одна из коммуникаций этажа не пострадала.
— А хорошая драка вышла, – Лилит выглядела довольной.
— До конца приёма осталось не так много времени, – Аббадон размял шею. – Разделимся и прочешем этаж ещё раз. Не хватало, чтобы под конец нам всё испортили. Бельфегор и Лилит, я и Люцифер. Юджин, тебе нормально будет проверить один из выходов вот в этой части? – он указал пальцем на карте синхронизатора.
— Да, вполне. Справлюсь.
— Справишься, я видел, что ты вытворяешь с оружием, – Аббадон повернулся к остальным. – Когда закончится приём, все покидаем этаж разными выходами. В кучу не сбиваемся. Официально – ничего не произошло. Нас троих здесь не было. Ваше дежурство прошло без происшествий. Это всем понятно?
— Яснее ясного. Однако думаю, у всех есть вопросы друг к другу, – Лилит скрестила руки на груди.
— Мы ещё поговорим. После турнира. Сейчас лучше будет, если мы не будем привлекать внимание.
Юджин медленно брёл по коридору, обдумывая произошедшее. Участок, который требовалось проверить был чист. Ни противников, ни печатей.
— Какая интересная компания подобралась. Интересно, что из всего этого выйдет, – вырвалось у него.
За последним поворотом, где располагался выход, глазам Юджина предстала крайне любопытная картина. В коридоре стояла неяко, судя по фигуре – девушка. Вокруг неё словно мерцали звёзды, настолько красивой и завораживающей была её магия. Свет звёзд был окутан лёгкой дымкой, которая атаковала остальных неяко. Когда дымка обволакивала противника, тот падал замертво, рассыпаясь в пепел.
— Да чтоб тебя, – ругнулась неяко. – Опутай!
Дымок послушно взлетел к последнему противнику, обволакивая его.
— Развейся!
Тело противника трансформировалось, меняясь в размерах. Внутри дымки был ка’ахи. Неяко подошла вплотную, изучая его.
— Вот, совсем другое дело. Ну и чего вы тут устроили? М?
Юджин уже знал, что сейчас произойдёт. Тело ка’ахи начало разбухать. Он кинул на неяко Купол, но дымок отразил заклинание. Также он поглотил и взрыв от тела.
— Хм? А вы кто? – она повернулась, смотря на него в упор.
Яркая копна рыжих волос свободно спадала до середины спины. Цвет ушей и хвоста совпадали с цветом волос. Одета она была в строгое коктейльное платье тёмно-синего цвета. Выглядит не совсем так, как Аюми, отметил Юджин.
— Местная охрана.
— Вот как. Понимаю, это было защитное заклинание? Очень мило с вашей стороны. Прошу меня извинить, я немного заблудилась здесь.
Зараза, эта ленточка в волосах. Она из знати неяко. Он помнил, что во время поисков мутантов в Рахте Аюми часто рассказывала разные истории о жизни в Нижнем мире. Так, одна из историй говорила о том, что ленточка в волосах является отличительным признаком знати. Придворные маги зачаровывали их защитными заклинаниями. Якобы самые продвинутые ленточки могли использоваться как оружие, правда Аюми не уточнила, как именно.
— Ваши заклинания невероятно сильны. Однако, я должен был применить меры, чтобы вы не пострадали. Позвольте отвести вас к выходу. Нам не стоит задерживаться здесь.
— И почему вы так решили?
— Вы ведь из знати.
— Так, так. Приятно, что кто-то здесь знает нашу культуру. Разрешите представиться – Наоми, принцесса Шипо, – она отвесила грациозный поклон.
— Юджин. Ангел. Рад знакомству с вами. Надеюсь, этот инцидент не доставил проблем?
— Отнюдь. Мне стало очень интересно. Вы пахнете кровью, Юджин. Надо полагать, это не единичный случай за сегодня.
— Уверяю вас, беспокоиться не о чём.
— Боги, какой учтивый. Сегодня что, мой счастливый день? Провокации на подобных встречах, к сожалению, не редкость. Не берите в голову. У меня вопрос.
— К вашим услугам.
— Эта отметка. Не от невесты?
— Вы о чём?
— Вы отмечены неяко. Я вижу след от магии.
— А, кажется, я понял о чём вы. Нет, не от невесты. У меня есть знакомая, которая иногда попадает в неприятности.
— Хмм, понятно. Как интересно. Думаю, это же можно сказать и о вас.
— Принцесса, вас не будут искать? Приём уже кончился.
— И правда. Поднимут шум, – она надула губы. – Тогда идём?
Выход из технического этажа вывел их на открытую площадку, расположенную на двадцатом этаже. Свежий ветер приятно обдувал после спёртого воздуха пыльных коридоров.
— Наоми, где тебя носит?!
-Ой, ой. Заметили. Неприятности, – покачала головой неяко. – Сестрёнка, всё в порядке, я просто немного заблудилась. — она выдавила из себя виноватую улыбку.
— Прошу простить за предоставленные неудобства.
Стоявшая перед ним неяко была старше Наоми. В отличии от сестры, её волосы, уши и хвост были ослепительно белыми.
— Всё в порядке. Не было никаких неудобств.
— Ещё раз спасибо вам. До свидания, – ослепительно улыбаясь, произнесла белая кошка.
— До новых встреч, Юджин, – Наоми махала ему рукой, вопреки всякому этикету.
Какая трогательная картина. Интересно, что она в нём такого нашла, – думала Бейла, опершись на ограду. Бейла была приглашена в качестве гостя, но как дополнительная охрана под прикрытием. С какой стати принцессе вообще разговаривать с такими, как он?

◊◊◊

Солнце нещадно палило с самого утра. Казалось, ещё немного, и воздух начнёт плавиться. С учётом погоды было принято решение, что этап турнира пройдёт под открытым небом.
— Я полностью вымотался после вчерашнего. Они словно издеваются, – жаловался Люцифер.
— Вы выглядите крайне уставшими. С вами всё в порядке? – Юки смотрела на них, наклонив голову.
— Жить будем, – отмахнулся Люцифер. – О, смотрите, началось.
В третьей части тестирования обучающимся предстояли командные бои в группах три на три. В качестве оружия использовались тренировочные прототипы реального оружия. Основным отличием были сенсоры, которые реагировали на касания частей тела противника и анализировали степень повреждения. Если урон считался достаточно серьёзным, то участник выбывал из боя. За вывод информации отвечали большие экраны, расставленные по краям арены, а также звуковой сигнал. Та команда, в которой не осталось участников, способных продолжать сражение, считалась проигравшей. Использование боевых заклинаний смертельного воздействия было запрещено. Если у судей возникали сомнения в том, что данное заклинание может быть смертельно, то участник, колдовавший его, мог быть дисквалифицирован. Также попытки атаковать участника, который признан проигравшим, могли послужить поводом для исключения из состязания.
— Вы трое, готовьтесь. Ваш выход следующий, – предупредил Юджина, Люцифера и Юки один из команды, что отвечала за организацию состязания.
— Интересно, и кто же на наш… Да вы точно издеваетесь…
На противоположную сторону поля выходила команда, из которой Юджин знал всех – Бейла, Тагас и Сариэль.
— Прошу заметить, команды немного не сбалансированы по силе. Я бы хотел предложить замену одного из участников – подал голос Михаил, наблюдавший за ходом состязаний.
— А? С чего это ты взял, что мы согласимся на замену? – Люцифер расставил руки в бок.
— С того, что в этом случае ваше поражение будет не таким разгромным. Есть желающие?
— Я могу, – подала голос Лилит.
— Спасибо, конечно, но у меня есть другой вариант. – усмехнулся Юджин.
— Да? И какой же?
— Если я правильно понимаю, то ты действуешь в рамках правил турнира. Однако, я бы хотел подать встречную апелляцию на это, что тоже предусмотрено правилами. Я бросаю тебе вызов. Если победишь ты – мы принимаем условие с заменой. Если побеждаю я – то состав остаётся неизменным.
— Юджин… не надо, давай я просто поменяюсь… – бормотала Юки, под шум обучающихся.
— И согласно правилам, я не могу тебе отказать. Я принимаю твой вызов. На личном оружии? Или на тренировочном? – Михаил скривил губы.
— На тренировочном. Бой полностью в рамках турнира. Но ты можешь использовать свой щит. Я не возражаю.
— Обойдусь и без него.
Михаил спикировал на поле, поймав брошенный Рафаэлем тренировочный меч. Обе команды торопливо покинули площадку. И Михаил, и Юджин замерли, ожидая сигнала к началу. Едва он прозвучал, как они рванули друг к другу. Столкнувшись в центре, они разменивались ударами. В отличии от Юджина Михаил активировал кристаллы, которых у него оказалось два, выпустил крылья и чередовал удары с вращением в воздухе, атакуя ещё и сверху. Тебе же лучше, архангел, думал Юджин, что ни один из них не ведёт ниточкой ко мне. Юджин парировал его удары с земли, изредка прибегая к кульбитам. Было видно, что Михаилу не хватает щита в левой руке, так как он привык к его тяжести, поэтому в своих движениях его немного косило вправо.
— А? Он ненормальный? Почему он не использует крылья? – Аббадон тоже наблюдал за боем.
— Но скорость потрясает. Я едва успеваю увидеть их движения, – Бельфегор подался вперёд. Казалось, ещё немного и он свалится за ограду на поле, настолько он был увлечён сражением.
Михаил дополнительно использовал стихию огня, сокращая место для маневров Юджина. Тот отпрыгнул на область, ещё незаполненную огнём. Он начал проводить энергию в клинок, но ещё до того, как молнии заискрились, он, резко ускорившись, рубанул прямо по мечу Михаила. Сила удара, вектор движения и магическое усиление сделали ровно то, на что он рассчитывал. Тренировочный меч Михаила треснул на несколько осколков. Воспользовавшись моментом, Юджин лишь на секунду выпустил крылья, усилив себя. Сомневаюсь, думал он, что кто-то вообще успел их увидеть. Он схватил Михаила за нагрудник и, подпрыгнув, швырнул его через себя. Михаил пробороздил телом пару метров, оставив на песчаном грунте полосу. Два кристалла, усмехнулся Юджин, а толка ноль.
— ААА?! Это что сейчас было?! – раздавалось со всех сторон.
Раздался звук, обозначающий окончание поединка. Кряхтя, Михаил поднялся на ноги. Некоторое время он неотрывно смотрел на Юджина, а затем развернулся и молча покинул поле. Юджин стоял неподвижно, лишь тряхнул своим оружием, которое тоже развалилось на части, не выдержав проведённой в него магии.
— Поверить не могу, что вы так быстро… – Юки переполняли эмоции.
— А ты думала мы с ним полдня будем возиться? Согласен, не очень эффектно, но в подобных сражениях всё решает то, насколько быстро ты сможешь продумать стратегию. И ты проиграешь, если твоя стратегия была длиннее, чем у соперника. Ну что? Кажется, наше основное сражение ещё не закончилось?
Заняв позиции напротив друг друга, все шестеро ждали сигнала к началу. Люцифер вопросительно посмотрел на Юджина, но тот лишь покачал головой.
Расстановка сил перед боем была следующая – Бейла против Люцифера, Тагас против Юджина и Сариэль против Юки. Однако, правила турнира не запрещали помогать товарищам. Всё-таки, победа доставалась команде.
Сразу после сигнала обе команды рассредоточились по полю. На центре Люцифер пытался уклоняться от магических атак Бейлы. Та, не доставая оружия, атаковала его молниями, и он едва успевал уворачиваться, не в силах сократить дистанцию. Тагас и Юджин, равно как и Юки с Сариэлем, сцепились в ближнем бою.
Юки отбивалась, делая стремительные выпады. Однако скорость техники компенсировалась нехваткой практики. Сариэль отметил это и стал наседать менее академичными приёмами с упором на грубую силу.
— Зря не ушла, пока предлагал Михаил.
— Просто умри! – яростно выпалила Юки.
Тагас в сравнении с Михаилом двигался намного медленней. Местами неуверенные движения говорили о том, что техника была не до конца закреплена. Юджин отлично видел все его огрехи, однако он решил, что победить его в простом бою будет как-то слишком просто и нужно что-то более эффектное. После очередного финта он, отпихнув ногой Тагаса, подбросил тренировочный меч в воздух. Пока внимание ангела было отвлечено на это действие, он зашёл со спины, проведя болевой приём, ударив под колени. Схватив за плечи потерявшее равновесие тело Тагаса, он швырнул его через бедро, заламывая руку. От боли Тагас ослабил хватку, Юджин перехватил его клинок и нанёс удар наотмашь в область шеи.
— Ой, кажется, тебя только что обезглавили, – процедил Юджин, ловя свой тренировочный меч. – Какая досада.
Оглянувшись, он увидел, что Юки и Люцифера уже одолели. Он видел атаку Сариэля. Видел, как с противоположной стороны заходит Бейла. Стратегия простая – пока маг рассчитывает, что я войду в ближний бой, я же тем временем должен атаковать мага. Отметив в голове, что стратегия рабочая, Юджин инстинктивно начал уклоняться от атаки Сариэля, но, взяв контроль над своим телом, продолжил уклонение лишь мысленно, позволяя нанести себе удар.
— Ведь просто дал выиграть, да? – Бельфегор разочарованно плюхнулся на стул.
— Конечно, иначе бы возникло слишком много вопросов. Он сильный и способный, но прежде всего он стратег. Юджин знал исход боя ещё до его начала, – спокойно ответил Аббадон.
— Тогда в чём был смысл этого боя с Михаилом?
— Думаю он делал это больше для Люцифера, чем для себя. Люциферу недостаёт веры в себя и свои силы. Однако, я могу ошибаться.
Прозвучал сигнал, обозначавший конец поединка. Счёт 3:1 в пользу Центральной академии, гласила надпись на табло.
— Ну другого мы и не ждали, – проговорил Габриэль. Остальные архангелы находились на другой трибуне. – Всё-таки ты тренировал её, Михаил.
Михаил, не ответив, лишь наблюдал за тем, как Юджин отряхивает плащ и покидает поле боя.
— Что и следовало ожидать, – произнесла Бейла, проходя мимо проигравших участников. – Вся ваша команда – лишь посредственность.

Следы

Бейла неторопливо просматривала инфосвитки в читальном зале Академии Северо-Восточного округа. Где же носит Бельфегора, думала она, стуча ногтями по столу. Слишком подозрительно, что он просил прийти в конкретное место и к конкретному стеллажу. Сегодня в читальном зале собралось аномальное количество учеников, словно все разом решили поучиться. Гомонящая многоголосая толпа раздражала её.
— Зачем звал, Юджин? – Бельфегор поднял руку в приветственном жесте.
— Да, зачем? Мы теперь посредственности, знаешь ли, – Люцифер скрестил руки. – благодаря тебе.
Хотелось бы мне знать, что всё это значит, подумала Бейла. От говорящих её отделял один стеллаж с инфосвитками.
— А мне казалось, все только и обсуждают твой бой с Михаилом. Ты не перегнул? – Аббадон тоже был здесь.
— Меня мало интересует, кто и что говорит про меня в Раю. Я позвал вас для того, чтобы узнать легальный способ отправиться в Нижний мир. Эта та причина, почему здесь нет Лилит.
— А? Зачем тебе туда?
— Вот опять я тебя не вижу, Бельфегор, – Юджин активировал внутреннее зрение.
— Это моя способность. Скрывать магическое присутствие из-за специализации на дальнобойном оружии. Боишься, что нас подслушают?
— Я долго думал о том, что тогда произошло во время приёма неяко.
Бейла напряглась. О чём это они?
— Ты о той чёрной жидкости? – почесал лоб Бельфегор.
— Верно. Кроме того, если вспомнить попытку взлома Святилища звёздной пыли. Все эти методы, как это было подготовлено, этот стиль. Давным-давно я изучал документы об одном капитане из Нижнего мира, его звали Тамир.
— Ага, знаем про такого. Нам про него рассказывали в Центральной Академии. Так и что с того?
— Ну… как бы это сказать – перебил их Люцифер. – Всё дело в том, что именно Юджин его убил.
— Поподробнее с этого места, пожалуйста.
Бейла нахмурила брови. Капитан Тамир был хорошо ей известен. Его биографию она изучила досконально. В какой-то степени её восхищала его способность планировать всё на много шагов вперёд. Тамир умер ещё до её рождения, но она нигде не смогла найти, как именно и при каких обстоятельствах.
— Я столкнулся с ним на своём первом задании. Мне тогда удалось одолеть его, но я потерял члена команды. Мне пришлось прервать миссию и вернуться. Я хотел бы удостовериться, что останки Тамира всё ещё там. Если же их там нет, мы хотя бы поймём, против кого имеем дело. Тогда, возможно, нам будет проще. Кроме того, мне нужно поделиться сведениями о тёмной жидкости с персоной, заинтересованной в этом расследовании.
— Понимаю. В этом случае подойдёт прикрытие через больничный. Сомневаюсь, что кто-то будет проверять детальнее. Я смогу это устроить. А затем мы отправим тебя в Нижний мир через канал нашего отряда, – рассуждал Бельфегор.
По итогам разговора было решено, что Юджин отправится один. Наличие двух и более учеников с больничным в одно время из одного класса может вызвать дополнительные вопросы. Также Бельфегор объяснил, что из-за тесного контакта со страной неяко инженерам удалось переместить Рай в пространстве, синхронизировав тем самым течение времени. Однако, разницу во времени между тридцатишестичасовыми сутками в Раю и тридцатичасовыми суткам в Нижнем Мире компенсировать не удалось.
Когда все детали были обговорены, Бельфегор сказал, что ему нужно задержаться здесь для поиска в библиотеке одного инфосвитка.
— Ну и что всё это значит, Бельфегор? Я надеюсь, у тебя есть внятное объяснение. – Бейла смотрела на него в упор.
— Ну, я скрыл твоё магическое присутствие.
— Я не об этом.
— А, понял. Ты говорила, что у тебя есть цель, крайне сложная в реализации. И я подумал…
— Мне не нужен никто. Кроме того, на соревнованиях…
— На соревнованиях он дал вам выиграть. Ему ничего не стоило разнести всю вашу команду в одиночку, – прервал её Бельфегор. – Ты думаешь, я стал бы тратить своё время, если бы он не представлял из себя ничего интересного?
— И что ты предлагаешь? Броситься ему на шею и сказать, хлопая глазками, здравствуй, твоя помощь будет весьма кстати?
— Ну… это уже на твоё усмотрение. – усмехнулся Бельфегор – я могу предоставить тебе координаты точки его выброски. И перебросить тебя в то же место. А ты на месте уже посмотришь.
— И ты сможешь это провернуть? –Бейла подняла бровь.
— Я ведь не просто так отвечаю за навигацию в нашей пятёрке .

◊◊◊

Или канал, который использовал Бельфегор был лучшего качества, или его способности к настройке перемещений были лучше, но впервые Юджин чувствовал себя отлично после перемещения.
Единственным необычным фактом было то, что точка выброски оказалась прямо под землёй. Он с интересом осмотрелся – место практически не изменилось. Единственным отличием было отсутствие тел ка‘ахи. Юджин подошёл к месту обвала – как он и ожидал, тела капитана там не было. Присев на корточки, он сначала пытался сам выстроить в голове произошедшее. Не найдя существенных деталей, которые могли бы помочь, Юджин вытащил из поясной сумки прибор, изготовленный Люцифером. Изрядно повозившись с настройками, ему удалось найти точку, когда Тамира завалило камнями. Было довольно необычно наблюдать самого себя со стороны, хоть и в виде схематичной модели, подумал Юджин.
Используя устройство, он нашёл следующую активность – Тамир пришёл в себя через несколько дней. Значит всё-таки выжил, тогда это объясняет попытку взлома Святилища, рассуждал Юджин. Конечно, он не мог знать, что устройство издаёт низкочастотные сигналы, привлёкшие внимание скального червя, спавшего в недрах.
Когда своды пещеры начали содрогаться, Юджин сразу понял, что каким-то образом привлёк внимание некого подземного существа. В прошлом ему уже приходилось иметь дело с обитателями недр – однажды его просили зачистить винный погреб, устроенный в холме. Тогда ему пришлось изрядно повозиться, чтобы не разрушить погреб и не погребсти себя заживо. В текущей же ситуации с монстром не было нужды справляться.
Скальные черви от природы были слепы, это он узнал методом проб и ошибок. Решив, что это именно скальный червь, Юджин планировал просто спрятаться за одним из выступов.
Скальный червь появился, выломав стену пещеры. Слепо водя мордой по воздуху, он пытался уловить источник, разбудивший его. Пластинчатый панцирь поскрипывал от движений. В длину он был достаточно большой – порядка двух-трёх метров. Интересно, подумалось Юджину, хоть раз что-то вообще идёт по плану? Посреди залы, прямо перед червём открылся проход, из которого вышла девушка, которую он встречал дважды за последнее время. Очень хотелось бы узнать, рассуждал он, что она тут забыла. И второе, но не менее важное – почему она стоит как вкопанная?!
Сразу после выхода из портала обрывки памяти, чуждые Бейле, нахлынули на неё, как накатывают волны на скалистый берег. Её тело резко, словно цепями, сковал холод. Она дрожала, прикрывая рот ладонью, сдерживая всхлипы. Ощущение беспричинной боли, страха, отчаяния и горечи разрывали её, не давая пошевелиться.
Червь сделал простой выпад, плюхнувшись всем телом вперёд. Юджину едва хватило времени, чтобы выдернуть Бейлу из-под его пасти. Кубарем прокатившись по полу, Юджин крепко приложился головой о камень. Девушка же, похоже, даже не заметила этого манёвра. Она лишь, продолжая вздрагивать, свернулась клубочком и обняла колени.
Червь, явно недовольный произошедшим, начал прыгать, ударяясь брюхом по земле. С потолка пещеры начали падать булыжники разных размеров. Стены пещеры сотрясались от каждого прыжка. Из тоннеля, что вёл наружу, вовсю летели булыжники.
— Похоже вас сейчас завалит. – произнёс Молния.
— Есть идеи, что делать?
— Есть, но предупреждаю сразу — реализация немного хромает. Будь готов к тому, что придётся очень быстро соображать.
— Выбора-то не особо. Рассказывай.
Следуя советам Молнии, Юджин провёл магию в клинок, а затем резко рубанул особой техникой в несколько движений. В следующее мгновение пространство всколыхнулось, а затем в нём образовался разрез. Разорванное пространство трепетало, словно было из ткани. Его края немного колыхались.
— Что за?!
— Не совсем то, что ожидалось, но тоже пойдёт. –произнёс голос из клинка.
Резко подувший из разреза ветер всасывал в себя Юджина, Бейлу, булыжники и скального червя. Сопротивляться было бесполезно, словно эта сила не подчинялась законам этого мира. Увернувшись от очередного булыжника, что со свистом пролетел мимо головы, Юджин успел подумать – ну вот за что мне всё это, а? А затем его поглотила темнота.

◊◊◊

Находясь в полной темноте, Юджин продолжал чувствовать ветер, что был рядом. Интересно, думал он, значит мы путешествуем не между мирами? Далеко впереди замерцал, а затем начал стремительно приближаться свет.
— Приготовься! – зазвучал голос Молнии.
Свет ударил в глаза, а от порыва ветра перехватило дыхание. Юджин увидел, что он находится высоко в небе и стремительно падает. Далеко внизу протирались леса, плавно перетекающие в степи далеко на востоке. Под ним в десятке метров падала Бейла.
— Слушай, эта девчонка… С ней проблем не оберёшься. Точно тебе говорю. Может не стоило и не стоит её спасать?
Однако Юджин уже решил, смотря в её янтарные глаза. Странное, незнакомое ранее чувство говорило ему, что он должен сейчас помочь ей, что так будет правильно. Как это правильно говорится? Кажется, взять на себя ответственность, верно?
— Будем решать проблемы по мере их поступления, – просто ответил Юджин.
Барахтаясь в воздухе, Бейла пыталась начертить магическую печать основы, создающую простую магическую плоскость, чтобы замедлить падение. Однако те странные эмоции, что накрыли её в пещере, ещё отдавались отголосками, мешая концентрироваться на магии. Основа получилась неполной, из-за чего она крепко стукнулась плечом, вскрикнув от боли. Плохая была затея, думала она, капитально плохая.
Земля стремительно приближалась, как она почувствовала, что её подхватили чьи-то руки. Она обернулась и увидела Юджина, который выпустил крылья. Вот это да, вырвалось у неё. Неужели Бельфегор говорил серьёзно…
— Да прекрати ты уже барахтать ногами – произнёс он.
Немного расслабившись, она позволила взять себя под спину и под колени. Одной рукой она обвила ему шею. “Как неловко-то” – думала она. Юджин мягко спланировал на землю. Ему было действительно страшно, что при приземлении он потеряет равновесие из-за дополнительного веса спереди.
— Я не просила меня спасать, – хмыкнула Бейла, демонстративно отвернувшись. – И, между прочим, это всё ты устроил. Специально?
— Я не специально. Вот морока с тобой…
— А я предупреждал тебя, Юджин. – Прозвучал голос Молнии.
Рядом с ними упали несколько булыжников. Бейла подняла голову. Сверху большим тёмным пятном падал скальный червь. Материализовав гуань дао, она раскрутила его одной рукой, а затем начертила печать основы. Оттолкнувшись от неё ногами, она зашла на скального червя сверху, крепко рубанув. Пластинчатый панцирь треснул, разлетевшись на осколки. Призвав молнию, она разрядила её в оголённое тело. Червь задёргался в конвульсиях, а затем обмяк и больше не двигался.
— Я и сама могу о себе позаботиться.
— Ну ладно, буду знать, – пожал плечами Юджин. – Что ты здесь делаешь?
— Не твоё дело.
Немного потоптавшись на месте, Юджин развернулся пошёл в сторону дороги, которую приметил ещё с высоты.
— Ты куда собрался?
— Понять, где именно находимся, а затем найти способ вернуться назад. Здесь всё равно делать нечего.
Интересно, думал он, чего это она увязалась за мной? Раз такая самостоятельная.
— Слушай, Молния, что это вообще было?
— Создание пространственного коридора. Думаю, из-за того, что ты делал это в первый раз, то получилось немного кривовато. Основная беда с коридорами, что иногда они сбоят и открываются не в том месте, что ты запланировал, а вообще в любом. Под водой, например. Или в небе, как в твоём случае. Так что повезло, что у тебя есть крылья.
— Да, опасная техника, но всё равно хотелось бы овладеть ей.
— Единственное я не понял, почему пространство рассеклось. Так быть не должно. Кстати, тебе не кажется, что мы уже были в это месте?
— Да, мне кажется, где-то здесь должен быть трактир Нота. Я видел строение сверху. Вот только мне показалось, или оно было разрушенным?
В отличие от прошлого раза тракт не утопал в расквашенной грязи. Редкие облачка пыли поднимались, стоило лишь топнуть ногой сильнее обычного. Осень в этот раз совсем ленивая, думал Юджин. Стоявшая жара соответствовала скорее разгару лета, картину нарушали лишь желтеющие повсюду листья.
Юджин наконец осознал, что смена времён года — это то, за что он полюбил Нижний мир. В каждой поре было своё очарование – летящие листья, бесшумно падающий снег, пробивающийся росток из-под слоя прошлогодней травы или палящее солнце. Погода в Раю же была статичной – редкие дожди сменялись жарой и не более того. Так, думая об этом, он дошёл до места, где должен был быть придорожный трактир Нота.
От самого трактира осталась лишь пара сильно обугленных стен. Внутри по тому, что осталось от интерьера, можно было догадаться, где располагалась барная стойка. Стойло для бойру выгорело полностью, оставив лишь высокий слой пепла.
— Интересно, что же здесь произошло. На простой пожар не очень-то похоже. – Произнёс себе под нос Юджин.
— Ты всегда разговариваешь сам с собой? – напомнила про своё существование Бейла.
— Так лучше думается. Удивлён, что ты до сих пор здесь.
— Если что-то можно сделать без слов, то лучше делать это без слов. Ты, между прочим, под подозрением в сговоре с Нижним миром, – выпалила она.
— Вот как? Ужас-то какой. В таком случае, мне не следует искать дорогу назад в Рай, верно?
Не дожидаясь ответной реплики, Юджин достал из поясной сумки прибор Люцифера. Настроив его, он смог восстановить картину происходящего. Он видел, как от магии вылетает входная дверь. Затем в трактир вошли двое. Один был вооружён нодати, второй — полуторником со щитом. После короткой, явно не сложившейся беседы трактирщик был убит воином со щитом. Затем, немного побродив по трактиру, они нашли люк за стойкой, который вёл в погреб.
Завернув за остатки барной стойки, Юджин увидел, что люк был целый.
— Обит металлом, поэтому и не выгорел, – заметил он вслух. – интересно, зачем делать его таким прочным?
Потянув за ручку, он со скрипом поднял крышку. В нос сразу дал стойкий запах гари, а в глаза норовили залезть остатки дыма. Дождавшись, пока дым выветрится, Юджин, не найдя лестницы, прыгнул в подвал.
— А? Сюда-то ты зачем залезла? – он удивлённо обернулся, когда следом спрыгнула Бейла.
— Те двое — явно Михаил и Габриэль. И мне надо знать всё, что ты узнаешь. Вдруг там что-то, чего ты знать не должен.
— Ага, как же. – хмыкнул Юджин, окидывая взглядом комнату. – Что же вы тут искали?
После приземления, слегка качнувшись, Бейла рухнула без сознания, издав слабый вздох.
— Я уже говорил, что предупреждал тебя? – снова раздался голос Молнии.
— Ага, второй раз уже. Непохоже, что она умирает, пульс стабильный. Но, думаю, это как-то связано с тем инцидентом в пещере.
Проверив пульс, Юджин убедился, что ей ничего не угрожает. Сначала закончу здесь, решил он и продолжил осмотр помещения. Прибор показывал, что в подвале сидел ка’ахи, связанный цепями. Воины подошли к нему, открепили цепи от балок, скрутили его. Затем Михаил махнул рукой, призвав стихию огня. После этого он вызвал портал и все трое исчезли из подвала. Подойдя к балке, Юджин осмотрел место, куда крепилась цепь. Металлическое кольцо такой толщины здесь явно не просто так. Домыслы Юджина подтверждали погнутые кольца меньшего диаметра, лежавшие кучей в дальнем углу. Его внимание привлёк металлический штырь, проглядывающий из-под выгоревшей древесины. Надавив на него, он услышал, как щёлкнула каменная кладка на противоположной стороне подвала. В каменной полости лежала записная книжка, обёрнутая в кожу. Заинтересованный, он начал читать.
“Двенадцатое число месяца первых цветов. Я делаю эти записи, чтобы не упустить мелкие детали, а также ясно помнить хронологию событий. Четверть лун назад мой сын вернулся после службы в имперской гвардии. Опуская житейские детали – через некоторое время он начал жаловаться на боль в голове и тошноту. Лекарь из ближайшей деревни осмотрел его, но выписал лишь тёплое питьё и постельный режим…”
“Четырнадцатое число месяца первых цветов. Первый инцидент. Сын напал на посетителя трактира. Пришлось силой усмирить его. Я отметил лишь чересчур усиленный пульс в области шеи и агрессивное поведение…”
“Двадцатое число месяца посева. С сегодняшнего дня мой сын сидит в подвальном помещении, скованный цепями. Он перестал адекватно реагировать на любые фразы. Уровень его агрессии выходит за рамки нормы. Признаться, первое время я думал, что это из-за пережитого на военной кампании. Однако теперь я начинаю сомневаться…”
“Третье число месяца жатвы. В ближайшей деревне краем уха слышал, что часть молодых ка’ахи впала в бешенство. Местное мужичьё обвиняет армейские дозорные башни, что стали активно строить после гражданской войны…”
“Десятое число месяца жатвы. Эксперименты начинают приносить плоды. Буйство удалось усмирить, используя довольно хитрую комбинацию трав и спиртного. Через несколько часов после приёма он впервые за долгое время узнал меня…”
Эта запись была последней. От анализа прочитанного Юджина отвлёк ворвавшийся поток магии. Прежде, чем он успел что-либо предпринять, в подвале появилась фигура.
— А я-то думал, кто же это безобразничает? Останки скального червя посреди леса, это ещё куда ни шло, но вот порванная материя – это куда серьезнее.
— Мастер над зеркалами! – удивлённо воскликнул Юджин.
— Давно не виделись, Юджин, – он мягко улыбнулся. – Как я вижу, ты теперь путешествуешь в компании?
— А, – Юджин кинул быстрый взгляд на Бейлу, всё ещё бывшую без сознания. – Это немного сложная история.
— А у тебя бывает иначе? Тот разрез твоих рук дело, Юджин?
— Да, я не специально.
— Верю. Идём, я покажу, как залатать его. Нельзя оставлять подобное. Запомни это.
— А что…
— Твоя дама, вот ты её и вытаскивай, – усмехнулся Мастер, помогая вытащить Бейлу из подвала.
Оставив Бейлу снаружи трактира, они взмыли в воздух. К удивлению Юджина, Мастер умел летать без помощи крыльев. Используя ускорение, они достигли того места, где пространство трепетало точно таким же разрезом, как и в пещере. Мастер активировал заклинание, водя пальцем в пространстве. Рваные края заискрились, пуская снопы синих искр, а затем начали медленно восстанавливать структуру.
— Теперь твоя очередь. Повторяй то, что увидел.
Не с первой попытки, но у Юджина получилось заставить появиться синие искры.
— Не забывай заделывать такие трещины, если вдруг встретишь их где-либо. Это очень важно.
— Мастер, могли бы вы подробнее объяснить?
— Могу, сразу после того, как услышу твою историю.
Расположившись на поваленном бревне недалеко от трактира, Мастер, как и в прошлый раз слушал историю не перебивая. Его крайне заинтересовал фрагмент, произошедший в водохранилище. Магические тучи, значит – тихо произнёс он тогда. Юджин как мог сокращал историю со взломом Святилища и в разрушенном лабораторном комплексе, но у него осталось стойкое ощущение, что Мастер прекрасно догадался про все упущенные детали.
— Что ж, понятно. Портал, что должен был тебя вытащить, откроется только через неделю. И откроется он в месте, которое теперь погребено под толстым слоем камней. Довольно непрактично. После истечения срока, когда вы не явитесь в обратном портале, возможно, вас станут искать. Не думаешь провести время с пользой и попробовать выбраться самостоятельно?
— Каким образом? — поднял брови Юджин.
— Всегда есть способ. Главное задать правильные вопросы. В некоторой степени это связано с тем разрезом и почему вы оказались тут. Магия тесно вплетена во всё, что происходит вокруг нас. Заклинания и магические печати, свитки магии и иные артефакты – лишь способы взаимодействия с магией, что окружает нас. Вызывая простой шарик света, разрывая пространство клинком или открывая портал между мирами, мы всего лишь общаемся с магией, запрашивая у неё то, что нам нужно. Сама по себе магия не наделена силой воли, чтобы говорить да или нет на наши запросы. Она лишь отвечает, выделяя энергию. Разрыв материи – один из самых жестоких способов получения магии. Однако вместе с этим, магия – есть защитный барьер, окутывающий этот мир. Есть существа, живущие в областях пространства между мирами. Когда они чувствуют слабость магии, они проникают в этот мир. Иногда в этом нет ничего плохого. Иные же существа несут угрозу всем, кто живёт здесь. Это и есть причина, по которой я прошу тебя уделять внимание магическим разрывам, восстанавливая их.
— Кажется я понял. И мне кажется, я начинаю понимать, что путь назад как-то связан со следами взаимодействия других пользователей магии?
— Мыслишь в нужном направлении. Я рад. Да, каждый из порталов, сотворённых между мирами, оставляет магический след. Чем новее взаимодействие, тем сильнее след. Следовательно, если собрать несколько таких следов – получится собрать проход в Рай самостоятельно. Необходимое количество же будет напрямую зависеть от степени свежести следа. Ну так что? Возьмёшься? Или предпочтёшь сидеть в ожидании помощи?
— Прошлое подсказывает мне, что ждать можно очень долго. – усмехнулся Юджин. – Я вижу голубятню воле трактира. Мне нужно отправить сообщение для Аюми. А затем я полностью готов слушать детали.
Мастер над зеркалами некоторое время молчал, а затем развернулся к Бейле.
— Ну а с вами что, юная леди? Присоединитесь к Юджину?
— Заметили, стало быть.
— Заметил. Вы пришли в сознание в середине истории о лаборатории. Так каков ответ на мой вопрос?
— С чего бы мне доверять ему или вам? – Бейла, поднялась на ноги и оглянулась. – Я могу просто подождать.
— Вы знаете его историю лишь частично. И она не дала вам повода для доверия? Даже самую малость? Кроме того, у него было несколько возможностей не оставлять вас в живых. И он предпочёл проигнорировать их все и действовать по своему усмотрению. Хотя, возможно, вы ждёте ещё чего-то? Но ведь если долго чего-то ждать, можно и умереть, верно?
По спине Бейлы пробежал холод. Это совпадение? Просто совпали слова? Или он знает?
— Ты решил выпустить всех голубей? – Мастер довольно крякнул, глядя на улетающих птиц.
— Кормить их всё равно некому. О, ты очнулась. Всё в порядке?
— В полном. – отрезала Бейла.
— Ну и чудненько. Итак, Мастер? Куда отправляемся?
— Сначала в мой дом. Нужно немного отдохнуть, тебе так не кажется? Ну и потренироваться. Мне интересно, как сильно ты вырос. – Мастер, слегка наклонил голову, открывая портал. Жестом он указал Юджину входить. – А что решили вы, юная леди?
Немного помолчав, Бейла сделала глубокий вдох.
— Благодарю вас, за оказанное гостеприимство.
На лице Мастера над зеркалами играла едва заметная улыбка.

◊◊◊

Это ненормально, думала Бейла. Целиком и полностью ненормально. Последние несколько часов она лежала на кровати в просторной комнате, что выделил ей Мастер сразу по прибытии. С одной стороны, ей хотелось уединиться, так как долгие разговоры выматывали её. С другой же стороны, в голову лезли дурные мысли о том, что её просто-напросто похитили.
— Да, точно. Сейчас самое время, – решила она. – если они что-то задумали, то я не смогу открыть дверь…
Дверь легко поддалась, вопреки всем ожиданиям. Может, я действительно такая мнительная? Или они просто хотят, чтобы я так думала? Надо узнать, чем занимаются эти двое. Так думала Бейла, тихо ступая по коридору. Он вывел её на лестничную площадку. Прямо под ней была просторная зала. Мастер сидел на коврике возле камина, подобрав под себя ноги. В воздухе перед ним висела книга.
— А, юная леди. Вы почти вовремя. Ужин скоро будет готов.
— Хорошо. – спокойно ответила Бейла не подав вида.
Конечно, это слово было ей неизвестно. Это что, какое-то испытание? Ритуал? Жертвоприношение? – пронеслось у неё в голове. Вдохнули и наблюдаем, — успокоила она сама себя. Так, хорошо, теперь бы ещё узнать, где Юджин, подумала она, оглядываясь.
— Юджин приводит мысли в порядок после рыбалки и тренировки, – не оборачиваясь ответил Мастер. – Если выйдете на террасу, то увидите его.
— Эмм… спасибо.
Опять совпадение? Или он как-то может видеть, о чём мы думаем?!
С террасы второго этажа открывался чудесный вид на горные пики, укрытые шапками снега. Напротив дома располагалось озеро, тропа к которому пролегала над крутым обрывом. В озере под каскадом водопада сидел Юджин.
— Что это он делает? – повела бровью Бейла. – С какими-то своими причудами.
— Наводит порядок в голове, как я и сказал. – Мастер бесшумно появился рядом, заставив её вздрогнуть. – Думаю, и вам бы не помешало.
— Можно подумать, вам про меня что-то известно.
— С чего бы начать? С вашего детства, проведённого в лаборатории С-1? С первой вылазки в Нижний мир под присмотром 312-ого? С того, что произошло, когда вся лаборатория взлетела на воздух и что стало с Маргаритой? Или с того момента, когда архангел Михаил начал тренировать вас? Что выберете?
— Вы хорошо осведомлены о делах Рая. – Бейла старалась сохранять спокойствие.
— Моё дело лишь предложить. Настаивать я не буду. Однако вот ему – Мастер указал рукой на Юджина – мои методы пошли лишь на пользу.
— Вы знаете, что произошло со мной в пещере? Что это было? – немного помолчав, выпалила Бейла.
— Знаю. Но сказать – не скажу. Могу лишь показать.
— Что вы имеете в виду?
— Мы можем продолжить этот разговор позже. Сейчас, кажется, мясо уже готово.
Запечённое мясо хариуса, которого Юджин выловил в горном озере сразу после прибытия в дом Мастера, источало головокружительный запах. В дополнение к мясу Мастер приготовил лёгкий гарнир из овощей, а также заварил чай. Все трое сидели на полу за низким столиком, на котором располагались тарелки.
— Если не знаешь, так спрашивай, – усмехнулся Юджин, глядя на Бейлу.
— Что… Что это такое?
— Еда. По рецептам Нижнего мира.
— Еда?
— В Раю ты используешь энергонапитки, для восполнения питательных веществ. В Нижнем мире такого нет. Здесь используют это. Пробуй.
— Я вспоминаю иногда твою историю про первый голод, – усмехнулся Мастер.
— О да, бедная белка. Прожарка до состояния углей это не то, что она заслуживала.
Они дружно рассмеялись, окончательно вводя Бейлу в ступор.
— Чай нового сбора? – Юджин отпил из пиалы.
— Какое там. Ты насобирал его столько, что, как мне кажется, хватит до конца времён.
Юджин и Мастер переглянулись, когда Бейла наконец осмелилась взять кусочек еды.
— У этой штуки довольно странный вкус, – произнесла она.
— Вот видишь? А я всегда говорил, что ты добавляешь в рыбу слишком много трав, Юджин. Где ты этого набрался?
— Следую примеру одного торговца. Но я тогда был уставший и плохо запомнил.
— Это сделал Юджин? – Бейла с удивлением посмотрела на него.
Мастер лишь улыбнулся. Некоторое время после трапезы они сидели молча, слушая, как трещат поленья в камине. В гостиную вбежал большой чёрный лохматый пёс. Осмотрев всех троих строгим взглядом, он сначала лёг у камина, но через некоторое время лёг возле Бейлы, положив морду ей на колени.
— Забавно, к Юджину он так и не подошёл ни разу, за всё его время пребывания здесь. – отметил Мастер – Кажется, ты ему понравилась.
Три луны скромно заглядывали в окна, пробрасывая серебристые дорожки света на пол и стены гостиной. Стоявшую тишину нарушали лишь редкие дуновения ветра снаружи дома. Незнакомое ранее чувство тронуло сердце Юджина. Чувство, будто он вернулся домой.

◊◊◊

Дни потекли своим чередом. Пока магические сенсоры Мастера были заняты поиском свежих следов, Юджин и Мастер проводили время в тренировочных боях. Бейла старалась держаться от них в стороне, изредка наблюдая за ними. На исходе второго дня она всё-таки решилась.
— Я готова.
— А…Хорошо. Думаю, вам будет интересно посмотреть на себя.
— Я лишь хочу знать, что со мной было в пещере.
Понимающе кивнув, Мастер махнул рукой. В появившейся открытой зеркальной двери Бейла видела своё отражение.
— Вам туда – он указал на дверь.
Осторожно ступая по зеркальному миру, Бейла рассматривала своё отражение со всех сторон. Каждое из отражений повторяло её движения. Каждое, кроме одного дальнего. Это отражение стояло неподвижно, словно скала. По мере приближения Бейлы фигура менялась. Изменялся рост — отражение стало выше. Черты лица становились мягче. Одежда выглядела как на изображениях из архивных источников. Цвет волос поменялся с чёрного на серебристый, а длина стала сильно короче. Вместо распущенных, свободно падающих волос Бейлы, они были собраны в тугой хвост.
— Ты кто? – спросила Бейла, подходя к изображению.
— Я? Я это ты. Потому что моего собственного я больше нет.
— Но ты не похожа на меня.
— Да, совсем не похожа, – согласилось отражение. – Но ты тоже ничего.
— Ты как-то связана с тем, что произошло со мной в пещере?
— Хм… дай-ка подумать. А, кажется да. Я там умерла. Смотрю это доставило тебе проблем.
Из разговора с отражением Бейла узнала, что из-за экспериментов Кира по возрождению Виты ей случайно досталась большое количество не перемешанной звёздной пыли. Из-за ошибки в потоках большая часть, принадлежавшая Вите, попала при рождении не в опытный образец, а в Бейлу. Однако все эти годы часть личности Виты дремала, впитывая полученную Бейлой информацию. Лишь посещение места, связанного с сильными эмоциями, вызвало защитную реакцию.
— Я чувствую сильную усталость. Кажется, мне снова пора.
— Подожди, мне ещё сколько нужно спросить! – Бейла вытянула руку, но ладонь натолкнулась не невидимый барьер, от которого по кругу пошли волны света.
— Я всегда буду где-то внутри тебя. Так что не переживай, – отражение тоже подставило ладонь с другой стороны барьера. – И не говори Юджину, ладно? Пусть это будет наш маленький секрет.
— Я и не собиралась…
— Да, да. Конечно. Не забывай. Я – это ты. Прощай, Бейла. – девушка в отражении мягко улыбнулась.
Зеркальное пространство наполнилось мягким светом. Свет поглощал собой всё вокруг. Прямо как тогда, подумала Бейла и зажмурилась, стараясь отогнать внезапно пришедшую мысль. Ей не хотелось вспоминать.

◊◊◊

— Я смотрю, поиски кристаллов всё ещё продолжаются?
Юджин пришёл в гостиную чуть позже, чем Бейла отправилась в мир зеркал.
— Да, это заняло куда больше времени, чем я думал. Но я знаю, где ещё один кристалл.
— Хм? Вот как? И почему не забрал?
— Я… Пришлось выбирать. И я выбрал жизнь товарища.
— Вот оно как. Не зацикливайся на них, Юджин, больше, чем нужно. Это лишь дополнительный инструмент.
— Вам что-то известно о них?
— Конечно. Инженеры Рая не единственные, кто пытается решить проблему ограниченности магических ресурсов у пользователей. Нательные рисунки, камни, места силы, артефакты. Все маги разумных рас Нижнего мира находили свои пути решения. Что до кристаллов. Позволь показать тебе, что может сжатие кристалла.
Мастер заставил кристалл Юджина появиться, а затем просто уменьшил его в размере.
— Сейчас этот кристалл больше ориентирован на то, чтобы защищать тебя. Если же вытянуть его, то он будет давать тебе больше силы, но прочность магических щитов будет заметно ниже. Несложно понять, что имея несколько кристаллов можно настраивать каждый отдельно, но для этого требуется идеальный контроль над прошлыми. Итак, мой вопрос, что же лучше? Иметь один кристалл, с которым ты хорошо управляешься, либо же три, но которыми ты не умеешь толком пользоваться?

◊◊◊

Сенсоры Мастера завершили поиски лишь на третий день. Согласно данных был обнаружен достаточно свежий след. В этом же регионе относительно близко находились ещё несколько следов, но старых. На случай, если энергии нового следа будет недостаточно.
— Ты ведь можешь отправить их в Рай напрямую, без всяких дополнительных заморочек, верно? – вопрос был адресован от Молнии Мастеру.
— Конечно. Взять за ручку и отвести. Но какой в этом смысл? В чём тогда смысл их жизни, если кто-то другой всё сделает для них и за них? Кроме того, кто знает, может они найдут ещё что-то интересное в процессе решения этой задачи?
— А я смотрю, ты совсем не изменился.
Когда Юджин и Бейла были готовы отправляться, Мастер протянул Юджину рунный камень. Этот магический артефакт умел втягивать в себя следы от порталов. Также он реагировал на наличие следов рядом, мягко вибрируя. Мастер заверил, что рунные камни многоразовые, но попросил не распространяться об этой технологии в Раю, ибо их распространение может вызвать сильный дисбаланс в магической материи, правда Мастер не уточнил какой именно.
— Кстати, Юджин. Поинтересуйся при встрече у Аюми. Откуда именно она взяла рунный камень.
— Но она говорила, что проход был одноразовый.
— Это из-за качества рунных камней. Тот, что я дал тебе, намного лучше. А стандартные – да, они рассыпаются после одного переноса. Но даже такие – большая редкость.
Портал Мастера перенёс их в укромную ложбинку среди холмов. Солнце, ещё только встававшее из-за горизонта, не попадало в неё лучами. Трава, покрытая лёгким инеем, хрустела, стоило лишь немного задеть её.
Достав из кармана рунный камень, Юджин покрутился вокруг, определяя, в какой стороне находится след. Стоило ему сделать пару шагов вверх по склону, как рунный камень начал вибрировать особенно сильно. Но Юджин и сам видел, что недавно здесь кто-то был. Отпечатки сапог и примятая трава говорили по крайней мере о четверых. Хорошо, довольно подумал Юджин, ещё не растерял навык. Тот курс по чтению следов, что преподавался в Раю, не шёл ни в какое сравнение с той практической базой и советами охотников, что Юджин приобрёл, скитаясь по Нижнему миру.
Активировав заклинание, он следил, как руна на камне наполняется мягким жёлтым цветом. Когда до заполнения осталось меньше одной пятой части, камень перестал вибрировать.
— Хм, кажется, вся энергия следа вытянулась, – пробормотал он вслух. – Нам не хватило этого следа, – он развернулся к девушке. — Придётся идти к следующей отметке.
Бейла лишь молча кивнула.
Регион, в котором они оказались, был совершенно незнаком Юджину. Он даже не был уверен, что они вообще находятся на том же континенте, что и государство ка’ахи. Узкая тропа, избитая копытами каких-то крупных животных, извивалась, уходя за горизонт. Когда тропа поднималась на вершину холма, сразу начинал задувать холодный ветер.
Сначала Юджин опасался, что их путь до второй точки следа может растянуться на два дня. Однако, вопреки его ожиданиям Бейла спокойно держала его ходовой темп, выработанный им за долгое время хождения в одиночку. До точки им удалось добраться под вечер. За всё время движения они не встретили ни одной живой души. Даже зверьё, которое присутствовало здесь, если верить редким следам, оставленным на тропе, предпочло не высовываться. Стоявшая первую половину дня солнечная погода начала портиться. Усилившийся ветер спешно гнал серые кучи облаков.
Порядком намучавшись, бегая туда-суда в поисках точного места следа, Юджин победно воскликнул, когда рунный камень наконец распознал след от портала. Едва он начал втягивать энергию, как заморосил косой дождь, постепенно усиливаясь.
— Он чуть-чуть не мог подождать?! – процедил Юджин сквозь зубы, накладывая на себя и Бейлу полётный барьер.
— Дождь похож на обязательства, – неожиданно произнесла Бейла, разглядывая магию барьера на своей руке. Такое она видела впервые. – Никогда не знаешь, когда они окатят тебя, обрушатся разом, не спрашивая разрешения. И то, как все вокруг избегают обязательств…Не в этом ли причина, почему инженеры и не-маги используют гидрофобные ткани и зонты, а маги – барьеры?
— Ты смотришь на вещи под каким-то другим углом.
— Это плохо?
— Это необычно.
Рунный камень засиял, показывая, что он полностью зарядился энергией следов. Надавив на него, Юджин активировал создание портала. Камень, зависший в воздухе перед ним, медленно исчезал, превращаясь в портал.
— Ну вот и всё, – Юджин облегчённо вздохнул.
— Спасибо, – произнесла Бейла. — Спасибо тебе.
— А? Особо не за что. Я просто делаю то, что могу, с тем, что у меня есть.
— Есть за что. Ты напомнил мне кое-кого. Напомнил мне нечто очень важное, что я забыла. Тогда давно я хотела измениться, я думала, что изменилась, но всё, что я сделала, так это лишь притворилась взрослой.
Не зная, как правильно реагировать на такое большое количество слов от Бейлы, Юджин молчал, постепенно понимая, что нужных слов у него нет. А те, что есть, лишь сделают хуже. Надуманные, наигранные слова для создания видимости ободрения. Пустые в красивой обёртке, за звуками которых нет ничего. Одна сторона делает вид, что ей стало лучше, а другая довольствуется сделанным, купаясь в этой лжи. Кому-то хоть раз стало по-настоящему хорошо от таких слов? Наверное, эта странная девушка права, если что-то можно сделать без слов – лучше делать это без слов.
— Сними, – Бейла прервала молчание, произнося слова тихо, почти шёпотом. – Сними полётный барьер, – Юджин не смотрел в её сторону, но он не сомневался, что по её щекам катятся слёзы. – Давай промокнем сегодня?
Портал в Рай зиял равнодушной пустотой перед ними. Они стояли, вслушиваясь в мерный шум капель, отбивавших удары по листве. Чувствовали, как дождь медленно обволакивает их. Растекается, заполняя собой всё вокруг. Проникает под кожу, оставляя на сердце нечёткие разводы, как от рисунка пальцами на запотевшем стекле. Казалось, что ничего не существует в мире кроме них и этого дождя. И единственное, чего им тогда хотелось, так это чтобы этот момент продлился чуточку дольше.

Обещание

Унылый дождь, зарядивший ещё с утра, даже не думал прекращаться. Бейла сидела, обхватив колени, наблюдая, как по окну, словно играя в догонялки, катятся капли. Эти взрослые в халатах в последнее время слишком много требуют, подумала она, пытаясь временами размять отёкшую руку. В последнее время её занятия по акробатике перешли разумные пределы. От неё требовали, как ей казалось, невозможного и её тренировки всё чаще кончались травмами.
Шёл её пятый год с момента рождения. Сколько она себя помнила, её жизнь всегда была связана с этим местом. Причудливое купольное здание сверху, окружённое четырьмя такими же, только меньше. И бесчисленное множество подземных этажей, где в свете ламп эти взрослые постоянно что-то делают.
— Я тебе серьёзно говорю, это нечто невероятное! Никогда такого не видел.
— Ой, да ладно тебе. Ты придумал всё.
— Вот и не придумал. Пошли и сама всё увидишь.
На другой стороне здания бежали двое. Бейла видела их лишь несколько раз. В отличие от остальных детей, что были здесь, этим, как особым, даже разрешали ненадолго выходить за пределы купола.
— Ты идёшь или как? – голос мальчика звучал с раздражением.
Девочка смотрела на Бейлу. Немного подумав, она прыгнула на ограждение и, выпустив крылья, полетела к Бейле.
— Эй, сдалась она тебе. Она же бескрылая.
— Отвянь, Лэн. – фыркнула она, грациозно окончив полёт. – Ты чего тут сидишь одна?
На памяти Бейлы эта девочка была первой, кто заговорил с ней без видимой агрессии. Она подозревала, что дети просто боялись её, потому что она была другой. В отличие от остальных, у Бейлы не было крыльев. Вместо этого у неё была предрасположенность к молниям, которую плохо получалось контролировать. Она хорошо помнила, что, когда её в очередной раз начали дразнить, она выпустила молнию, оставившую большое чёрное пятно рядом с обидчиками.
— Я… ну… я… смотрю за каплями. – промямлила Бейла, отвернувшись к окну.
— Ух ты! А это весело? – девочка, кажется, не собиралась издеваться.
— Не знаю.
— Если это не весело, то надо сделать так, чтобы было весело, – она уселась рядом. – Давай устроим гонки каплями.
— Это как?
— Возьмём две капли и будем наблюдать, какая достигнет нижней части окна. Ну? Какую берёшь?
— Как… Как… Как твоё имя?
— Эксперимент номер 8. Кодовое имя Маргарита. Ай. Порезалась. Видишь? – она показывала Бейле палец. Прежде чем та успела сообразить, что он абсолютно целый, Маргарита легонько стукнула её пальцем по лбу. – Хех, попалась. Как зовут тебя?
— Эксперимент номер 15. Кодовое имя Бейла, – она надула губы, потирая лоб.

◊◊◊

Своё одиннадцатилетние Бейла отметила достаточно необычно – добрую половину дня она старательно вычерчивала узор. Её сегодняшнее утро началось с того, что учёный, представленный ей как 312-ый объявил, что она будет учить печати. Печати представляли из себя переосмысление магических свитков, используемых в Раю в прошлом. После осознания невозможности использовать для ангелов одновременно повышенные и магические, и физические способности, как у архангелов, инженеры пытались найти решение. Проблема магических свитков заключалась в ограничении количества заклинаний. Свитки не могли хранить больше четырёх-пяти заклинаний. Решение подсказала раса неяко, с которой удалось установить дружественный контакт. В качестве материала для начертания использовался мезальт, минерал, образующийся на склонах вулканов. Соблюдение последовательности начерченных в воздухе символов запускало магическую реакцию, которая в свою очередь и активировала печать. Однако Бейла, обладавшая врождёнными магическими способностями, не могла взять в толк, зачем ей печати.
— Чего рисуешь? – голос Маргариты заставил её вздрогнуть. Недорисованная печать рассыпалась в воздухе, оседая крошками на юбке.
— Практикуюсь в печатях. – Бейла, наученная выходками Маргариты, подняла голову наверх. Та парила прямо над ней.
— Ух ты, круто. Чего умеешь уже?
— Только простую печать света. Они жутко сложные.
— Всё! Нарекаю тебя повелительницей света, – захлопала в ладоши Маргарита, когда Бейла нарисовала печать заново.
— Ну тебя. Я только учусь.
— А я серьёзно рада твоим успехам. Нас тоже заставляют рисовать их. Говорят, что это важно… Ой ладно. Пошли на висюльню?
Висюльней называли тренировочную залу, расположенную на третьем ярусе. В ней были созданные различные рельефы, позволяющие оттачивать передвижение в различных условиях. Наибольшей популярностью пользовались лесные и тропические участки.
— Всё таки я удивляюсь, как ты умудряешься меня догнать, – запыхавшись произнесла Маргарита.
— Мне просто нужно оставаться сильной, иначе меня сметут.
— Вот это мотивация. Уф, я сейчас помру, – Маргарита развалилась на поваленном дереве.
Их стандартный марафон по пересечённой местности всё больше напоминал спортивное состязание. И Бейла и Маргарита не хотели уступать друг другу. Впрочем, их соперничество никогда не выходило за рамки азарта. Обе понимали, что Бейла не ровня Маргарите. Во-первых, Маргарита была старше на пару лет и знала и о боевых искусствах, и о магии больше. Во-вторых, её силы сильно приумножались крыльями. Иногда Маргарита пыталась понять, что именно толкнуло её заговорить с Бейлой. Желание иметь рядом наглядный пример, демонстрирующий её превосходство? Нет. Скорее — в какой-то мере ей стало жалко девочку, которая всё время была одна. Пожалуй, Маргарита её понимала, хотя ей постоянную компанию составлял Лэн. Но он всё же мальчик…
— Ещё кружок? – Бейла ухмыльнулась.
— Да ты точно решила убить меня. Ну ладно. Но если я выиграю – не жалуйся потом.
— Хы, ну попробуй.
После тренировки Маргарита объявила, что есть крайне срочное и невероятно важное дело, в котором Бейла обязательно должна принять участие. Послушно шагая вслед за подругой, Бейла ломала голову, что это такое может быть. Ведь шли они в сторону арсенала.
Всем подопытным было хорошо известно, что с получением индивидуального оружия они переходят на новый этап. На этом этапе эксперименты становятся жёстче, а часть испытуемых получает травмы, несовместимые с жизнью. Однако всем экспериментами с раннего детства прививали идею о неизбежности смерти, поэтому все относились к этому с равнодушным и будничным спокойствием.
— Добрый вечер, 312-ый.
— И вам добрый вечер, Маргарита.
Бейла не ошиблась. Маргарита действительно привела её в арсенал. Однако ей до получения личного оружия был ещё один год.
— Знаешь, мы решили устроить тебе подарок. Весь у тебя сегодня день рождения, верно?
— Как ты узнала? – прищурилась Бейла.
— А это большооой-боооольшой секрет, – Маргарита показала жест «Тс», приложив палец к губам. – Так что выбирай то, что понравится. А то я знаю, как происходит распределение. Хватают первое, что под руку попадётся, а потом мучаются. Ага.
— Можно было просто подождать следующего года, – упёрлась Бейла.
— Можно и умереть пока ждёшь. Слышала такое? – Маргарита высунула язык.
— Но это против правил, – продолжала возражать Бейла.
— Скучные правила. Написаны скучными инженерами. Чтобы их соблюдали скучные… — она задумалась на секунду – скучные все. А мы не скучные, верно? Верно. Так что давай, смелее. Или меня затолкать тебя в комнату?
— Совесть потом не замучает?
— Пожелаем ей спокойной ночи и вперёд! – Маргарита упёрлась ладонями в спину Бейле и силой потащила её в арсенал.
Так как до выбора оружия оставалась ещё уйма времени, то Бейла даже не задумывалась о том, каким конкретно оружием она хотела бы владеть. У неё и мысли не было, что, во-первых, это будет выбор, а не императивное распределение, а во-вторых, что этот выбор будет таким большим. Пройдясь несколько раз вдоль рядов, она не смогла ничего выбрать. Маргарита, видя её замешательство, пришла на помощь.
— Давай рассуждать. Тебе нужно что-то, что подчёркивало бы твои акробатические навыки. Поэтому все эти громоздкие железки можно сразу выкинуть. Особенно посмотри на это – она указала пальцем на двуручник. – Мне кажется, или он почти размером с тебя? Ужас. Как таким вообще сражаться можно?
— Ну да. Выглядит не сильно удобно, – согласилась Бейла.
— Хм… может быть коса? Хотя, нет, забудь. Косы — это прошлый век. Насколько я знаю, у нас их вообще никто не использует. Проблем будет с обучением и всё такое, – Маргарита быстро перемещалась от стойки, вытаскивая оружие и осматривая его.
— Может это? – Бейла вытащила гуань дао.
— Ого, какой здоровый. Никогда такое не видела. 312-ый, подскажите. Это вообще что?
— Это гуань дао. Его крайне редко берут. Это оружие требует большой силы. Обычно им сражаются двумя руками, раскручивая вокруг себя.
— Хочу попробовать с ним, – уверенно сказала Бейла.
— Дело твоё, но мастеров, владеющих им ещё меньше, чем с двуручным оружием.
— Лёгкие пути для слабаков, а? – усмехнулась Маргарита. – Спасибо вам, 312-ый.
Обе девушки поклонились инженеру и вышли.

◊◊◊

Тренировки давались ей нелегко. Единственная лёгкая часть была в том, чтобы прятать и призывать оружие. В раю существовало два популярных способа. Первый, старый способ, заключался в чарах невидимости и был доступен всем, так как накладывался на объект. Второй, более новый, заключался в том, чтобы прятать оружие в пустоте пространства. Этот способ был доступен только умелым пользователям магии, и у Бейлы ушло больше месяца на то, чтобы овладеть им. Сам же процесс освоения обращения с оружием был довольно сложен. Во-первых, наличие у неё оружия раньше положенного срока могло вызвать вопросы. Поэтому Бейла тренировалась с ним или ранним утром, или поздним вечером, когда залы были пустыми. Во-вторых — вес оружия. После занятий у Бейлы ныли и кисти, и плечи, а ведь при этом, никто не отменял её обязательных дневных практик по акробатике, магии и теоретическим дисциплинам. От постоянных вращений на ладонях Бейлы повылазили мозоли, которые начали кровоточить, так что Маргарите, которая пыталась хоть как-то помочь подруге, пришлось умыкнуть для неё перчатки. В-третьих – не было учителя, которых бы смог растолковать теорию, поэтому приходилось осваивать всё самостоятельно. Но самой Бейле такой подход нравился больше. Ей нравилось, когда она доходила до всего сама.
— Я смотрю у тебя прям прогресс, – Маргарита довольно улыбнулась.
Она нередко заходила понаблюдать за тренировками. Всё же тренироваться в одиночку означало закреплять ошибки. Со стороны были лучше видны огрехи движений и недочёты техник.
— Приходится импровизировать. В пособиях сказано, что это оружие должно быть продолжением тебя. Иначе ничего не получится.
— А пользователи этого оружия прям настоящие философы. Слушай, давай тренировочный бой?
— Но я ещё плохо…
— Заканчивай искать оправдания – строго сказала Маргарита. – Кроме того, я не буду пользоваться оружием.
— А если я тебя пораню?
— Хе, ну попробуй. Девочка-которая-всегда-хочет-дождя.
— Ах так, – вспыхнула Бейла. — Не жалуйся потом.
Она налетела на Маргариту ураганным вихрем. Бейла чередовала крутящие приёмы с резкими фронтальными выпадами. Маргарита же уворачивалась, как казалось, в последнюю секунду. Отведя рукой очередной фронтальный выпад, она упала на колени, сделав подсечку. Бейла сначала потеряла равновесие, но затем воткнула гуань дао в пол и сделала кувырок назад, проведя рассекающий удара наотмашь. Маргарита отклонила корпус назад, и лезвие прошло буквально в сантиметре от её лица.
— Вы поубивать друг друга решили?
— О, Лэн. Не ожидала что ты придёшь, – Маргарита помахала ему рукой.
— У нас здесь что, спортивный фестиваль? – угрюмо процедила Бейла.
— Ну какой это фестиваль. Нас здесь всего трое, – Маргарита выставила три пальца вперёд.
— Трое, это уже толпа.
— Раз у тебя есть силы препираться, значит мы продолжаем?
— Продолжаем.
Ухмыльнувшись, Маргарита выпустила пару крыльев. Сила её атак сразу возросла, так что Бейле пришлось уйти в оборону. Маргарита атаковала ладонями, которые, попадая по древку гуань дао, отзывались глухим стуком. Бейла не сомневалась, что сила, даваемая крыльями, как-то увеличивала устойчивость к боли. Увидев открытое место в обороне Маргариты, она пнула её в бок, чтобы выиграть время, однако сильно увлеклась атакой и не заметила, как Маргарита вывернулась, схватила древко обеими руками и резко дёрнула на себя. Бейла с грохотом шлёпнулась на спину. Пустой тренировочный зал тут же отозвался гулким эхом.
— Упс. Чутка не рассчитала. Мои извинения, – виновато улыбнулась Маргарита.
— Однажды я тебя одолею.
— Если будешь и дальше так стараться, то одолеешь. – Маргарита подала Бейле руку, помогая подняться. – А довольно неплохая штука, – она сделала пару пробных махов оружием, прежде чем вернуть его.
— Я никогда не видела твоё оружие, – заметила Бейла.
— Хм, и правда – Маргарита приложила палец к губам. — Я никогда не показывала. Мы пользуемся магическими клинками.
Она выставила ладонь в сторону. Вокруг неё закружились миниатюрные вихри воздуха, формируя призрачное очертание оружия.
— Форма может быть любой. Но и я, и Лэн обычно используем классические одноручные мечи.
— Это могут все, кто владеют магией? – Бейла с интересом разглядывала клинок.
— Честно не знаю. Но мы можем это, потому что мы…
— Другие, я поняла, – кивнула Бейла.
Ей было известно, что и Лэн и Маргарита составляли две части эксперимента, который инженеры назвали «С». Согласно этому эксперименту у них должны были со временем появиться три пары крыльев, что должно было существенно раздвинуть области понимания и владения магией. Ровно по этой причине к ним двоим всегда было особое отношение в лаборатории. И ровно по этой причине сотрудники часто закрывали глаза на мелкие выходки Маргариты. Сама Маргарита, как догадывалась Бейла, прекрасно понимала это и пользовалась этим. Однако Бейлу забавляли её выходки. Особенно она любила проделку с окнами. Когда Маргарита подлетала к открытым окнам и что было силы хлопала форточкой, быстро исчезая после этого. Наблюдая за переполохом, который образовывался в результате этого, они всегда надрывали животы от смеха.

◊◊◊

— Бел, смотри какая крутая штука! – судя по интонации, радости Маргариты не было предела.
Бейла, настолько привыкшая к её внезапным появлениям, даже не повернула головы, продолжая полировать гуань дао. Это был её ежедневный ритуал перед тем, как отправиться спать.
— Что это такое? – нахмурившись спросила она.
Маргарита протягивала ей маску кота. Белая, на всё лицо маска, расписанная красным узорами. Они умело маскировали прорези для глаз.
— Ты же помнишь, что у нас в гостях были неяко?
— Ещё бы. Вся лаборатория на ушах стояла, – пробормотала Бейла. – Смотрите какие милые девушки, какие милые ушки, какие милые хвостики, – она нарочно сделала тонкий голос. – Извращенцы.
— Так вот, – Маргарита сочувственно улыбнулась на последнюю реплику. – Мне жутко понравилась маска, что была у одной из представительниц. Ну рыженькая такая.
— И?
— И Лэн это заметил.
— Заметил после твоих воздыханий о том, какая это замечательная маска? Когда Лэн что-то заметит в отношении тебя, я обведу этот день красным цветом в календаре и позову тебя праздновать.
— Не суууть, – протянула Маргарита – Так вот. Представляешь. Подошёл к ней и попросил маску. Ещё раз. Наш Лэн. Подошёл к абсолютно незнакомой неяко. И попросил. Представляешь себе?
— И, надо полагать она отдала?
— Как видишь. Я в шоке. Говорят, что ему жутко влетело от инженеров за эту выходку. Что типа эта неяко была принцессой. Как же её там звали… хм… о, точно, Наоми. Во. Вспомнила.
— Где там красный цвет, надо обвести его в календаре, – язвительно проговорила Бейла.
— О, да ну тебя, – театрально надулась Маргарита, надевая маску. — Ты просто завидуешь мне. Хм… — одна некоторое время смотрела в упор на Бейлу. – А что, если мы наденем тебе ободок с кошачьими ушами?
— Только попробуй. В ту же секунду начнётся кровавый бой, – зловеще произнесла Бейла, отрываясь от полировки. – И выживший будет лишь один.
— Да ладно, ладно. Я просто экспериментирую.
— Не с моим образом, пожалуйста, будьте так любезны.
— Расслабься, просто мне скучно, – Маргарита легла на кровать, положив руки под голову.

◊◊◊

Сколько Бейла помнила себя, ей всегда нравился дождь. Она обожала равномерный, успокаивающий стук капель по металлическому подоконнику её маленькой комнаты. Ей нравилось отсутствие других подопытных, а также возможность побыть в тишине.
— Если идёт дождь, готовьте полотенце, – растягивая слова произнесла Маргарита, едва Бейла открыла дверь своей комнаты.
— Ты как сюда попала? – Бейла поймала брошенное ей полотенце.
— Также, как и всегда. Через окно. У меня для тебя есть отличная новость.
— Да? И какая же? – Бейла вытащила из мокрых волос заколку в виде крыльев, подарок от Маргариты, и бережно положила её на полку.
— Мы отправляемся в Нижний мир, представляешь?
— Ого, поздравляю. Это ведь твоя первая вылазка? С Лэном? На сколько? – посыпались вопросы от Бейлы.
— Да погоди ты. Будешь смотреть с таким кислым видом, все цветы под окном завянут.
— Я не…
— Когда я говорю мы, я имею в виду мы с тобой. Но и Лэн, да.
-Что?!
— Немного пообщалась с 312-ым. Он будет куратором на этой вылазке. Он же и тебя тренировал?
— Только магические печати. Слушай, с вами понятно. Но я там лишней не буду?
— Хм, ну инженеры тоже не летают. 312-ый сказал, что крылья для этой вылазки необязательны. Так что собирайся. Завтра с утра мы отправляемся. А да, совсем забыла… У тебя есть тёплая одежда?
Утро встретило Бейлу туманом и изредка моросящим дождём. С одной стороны, она была рада сменить обстановку и впервые в жизни покинуть стены лаборатории. С другой же – резкая и внезапная смена планов создавали настроение, при котором хотелось с головой забраться под одеяло и не вылезать до конца дня.
Где их носит? Они опаздывают уже на десять минут.
Может, что-то поменялось? – пронеслось у неё в голове. – Или про меня просто забыли? Хотя нет – тут же поправила она себя. – Маргарита не могла просто забыть про меня. С каким это пор я стала такой мнительной?
— Утречко! – Маргарита выбежала из лифта, и была, как всегда, полна энергии. – Знаешь, если бы хмурым взглядом можно было побеждать врагов, то тебе бы не было равных на этом свете.
— И вам всем доброе утро, – произнесла Бейла.
К ним подошли Лэн и 312-ый. Не задерживаясь ни секунды, все четверо вошли в самый дальний маленький купол. Инженер прислонил карточку доступа к двери, открывая проход. Вниз на несколько этажей уходила винтовая лестница. Бейла насчитала четыре этажа, каждый за глухой металлической дверью. На очередной площадке световая система идентификации просканировала каждого жёлтыми лучами прежде, чем дверь отворилась. За дверью, вопреки ожиданиям, не было ни длинных коридоров, ни навороченных приборов. Вместо этого там, немного покачиваясь, стояла одинокая кабинка. Внутри не было сидячих мест, лишь два поручня, расположенных вертикально по бокам кабины, и два поручня перпендикулярно под потолком. Как только все четверо зашли, стеклянные двери закрылись, и кабинка понеслась в бесконечную темноту.
Время в дороге, которая была довольно долгой, 312-ый коротал рассказом о технологии Врат, что в настоящий момент признана устаревающей. Он отметил, что они, вероятно, одни из последних, кто будет использовать именно этот вариант. Наконец, кабина остановилась в мрачном месте перед огромными каменными воротами. Едва они переступили еле заметную серую черту на полу, как жёлтый луч снова прошёл сквозь них. На вопрос Лэна о том, что будет, если кто-то попадёт под луч, не обладая при этом доступом, 312-ый ответил, что лучше этого им не знать. Все четверо молча ступали по узким коридорам запутанного лабиринта. Пожалуй, мы бы потерялись здесь одни, подумала Бейла.
Инженер вывел их к площадке, на которой располагалась огромная дугообразная конструкция с кучей проводов и датчиков. Под потолком виднелась кабина операторов, отвечавшая за настройку и активацию. Не дав толком осмотреться, инженеры подали сигнал к запуску Врат. Матово чёрная полость возникла перед ними, сменяя собой волны жёлтого света, заполнившие пространство полукругов ранее. Видя нерешительность всех троих, 312-ый подтолкнул их, давая темноте проглотить себя.
Точка выхода открылась на деревянном помосте. Небольшой двухэтажный домик располагался на высоте нескольких метров от земли, вокруг массивного кедра. Витые лестницы, повторяя очертания дерева, связывали землю и оба этажа. 312-ый дал команду отметить это место в синхронизаторах старого образца, что были выданы им временно перед отправкой, а затем они отправились в лес.
Тренировка, которую проводил 312-ый для Маргариты и Лэна, была достаточно простой. В заснеженной роще, расположенной на территории государства неяко, находились ритуальные камни. Задачей было найти все двенадцать камней, следуя магическим следам, что исходили от каждого камня. Для это требовалось чертить и накладывать магические печати, которые расшифровывали исходивший от каждого камня сигнал, и указывали на местоположение следующего. Сложность состояла в том, что многие камни были скрыты под толстым слоем снега. Глядя на то, как постепенно удаляются в лес Маргарита и Лэн, 312-ый довольно хмыкнул.
— Что ж, теперь тренировка для тебя. Видишь, как снег покрывает шапками ветки деревьев? Очисти дерево от снега, используя своё оружие, но при этом не повреди ни одной ветки или хвоинки, что есть на деревьях.
— И как это поможет?
— Просто махать оружием много ума не надо, это ты и так знаешь. Суть этого упражнения в развитии навыков, во-первых – точной отработки ударов, во-вторых – контроля в бою. Можно снести всё дерево под корень, но, если вместо этого там будет голова твоей подруги, это ведь что-то изменит, верно?
Оставив Бейлу один на один с деревом, 312-ый расположился неподалёку на поваленном дереве. Открыв синхронизатор, он погрузился в составление заметок, лишь периодически разминая спину и затёкшие ноги.
Маргарита и Лэн вернулись под вечер, порядком уставшие, но довольные собой. Им удалось отыскать все 12 камней, пользуясь лишь магией. У Бейлы же дела обстояли несколько хуже. Она всё-таки умудрилась срубить несколько веток.
Немного отдохнув и отогревшись в доме на дереве, все четверо снова вышли на улицу. 312-ый вёл их по узкой, слегка петляющей тропке. Буквально через пять минут они вышли на заснеженный берег обледеневшего озера.
— Это то, что вы обещали? – Маргарита засветилась от счастья.
— Именно оно.
— Я давно хотела попробовать… ааа… — Маргарита ступила на лёд и сразу же покатилась вперёд. Потеряв равновесие, она кувыркнулась, выпустив пару крыльев. – Скользко! Намного сильнее, чем я ожидала.
Бейла помнила, что когда-то давно Маргарита рассказывала ей по то, что в Нижнем мире замерзает вода. И существует якобы забава, когда ты скользишь по льду, используя ноги. Спустя много времени и кучу падений Лэну наконец удалось освоить скольжение. Бейла, которую Маргарита так и не смогла затащить на лёд, была занята тем, чем лепила разные фигурки из рыхлого снега.
— Вот опять ты проводишь время одна, – произнесла Маргарита, отряхивая себя от снега. – так не пойдёт. Она, выпустив крылья, подхватила Бейлу за подмышки и вытащила на лёд.
Остаток вечера они провели, пытаясь догнать Лэна. Лэн, лишь немного разгоняясь крыльями, скользил по льду, за ним гонялась Маргарита, летая и держа Бейлу, у которой на удивление хорошо получилось держать равновесие, благодаря своим акробатическим навыкам.
— Здорово, правда? – Запыхавшись, Маргарита обняла Бейлу, уткнувшись носом в плечо.
— Да, пожалуй. Надо будет как-нибудь ещё вернуться сюда, – согласилась Бейла.
— Вернёмся ещё конечно! Вся жизнь впереди.
312-ый всё это время молча наблюдал за ними, изредка делая пометки. В дом на дереве все четверо вернулись, когда совсем стемнело. Небо, затянутое тучами, спрятало луны и звёзды плотной пеленой. Увидев, что все трое заметно приуныли, утомлённые тренировками и вечерними забавами, инженер раздал им по порции энергонапитка.
— Бабочки довольны, – пробормотал Лэн, допивая напиток.
— О чём это ты? – подняла бровь Бейла. Ей было отлично известно, что Лэн часто говорил каким-то абстрактными фразами, размазывая факты. И её это немного подбешивало, поэтому она старалась держаться от Лэна как можно дальше, но так, чтобы Маргарите не приходилось разрываться между ними.
— Наш Лэн думает, что мы похожи на бабочек, что летают в аквариуме. Нам недавно читали курс естествознания. И Лэн решил, что наша лаборатория — это такой большой аквариум, – перебила его Маргарита. – 312-ый, но ведь это не так, да?
— Зависит от стиля мышления. Тоже самое можно сказать и обо всём мире, за которым приглядывает Бог. Но стоит ли?
— Но ведь сути это не меняет. Более могущественные наблюдают над менее. Разве это правильно? Разве это хорошо, быть объектом изучения? – парировал Лэн.
— Вы совершенно правы, юноша. Методы воспитания молодого поколения далеки от совершенства. Особенно сейчас, когда у нас есть контакт с неяко. Однако, каждая новая гипотеза, как вам должно быть известно, должна пройти проверку, прежде чем стать истиной. Даже наша с вами поездка сюда… – 312-ый помолчал немного, а затем добавил – В каком-то смысле эксперимент. Мы должны были понять, какой эффект окажет, и окажет ли вообще вся эта затея с катанием по озеру.
— Что и требовалось доказать. Бабочки, – буркнул Лэн.
— Я бы попросил смотреть на это под другим углом. То, что сейчас мы изучаем, будет использовано для того, чтобы и ваше, и следующие поколения жили лучше. Мне кажется, этого достаточно, чтобы нивелировать любые негативные побочные эффекты. Не так ли?
Ближе под утро Лэн бесшумно поднялся, пихнув Маргариту под бок. Оба тихо выскользнули из дома. Чтобы не разбудить 312-ого и Бейлу, им пришлось одеваться в зимнее снаряжение на улице.
— Продолжаешь упорно хранить молчание, да? – настойчиво спросила Маргарита.
— Сама всё увидишь, потерпи немного.
Они молча летели, лавируя среди заснеженных деревьев. Лес постепенно редел, а в нос ударил солёный запах. В ночной тишине отчётливо слышался шум волн, что равномерно накатывали на скалистый берег где-то далеко внизу. Лэн привёл её на край обрыва. Внизу, под отвесным обрывом колыхалось море. Облака, что закрывали небо расползлись, давая им полюбоваться угасающими на небе звёздами.
— Ты как узнал про это место? – произнесла она, когда шея затекла от долгого разглядывания неба.
— Пока искали камни. Заметил с высоты. Смотри, – он указал пальцем на горизонт. — Мы тут ради этого.
Линия горизонта, скрытая за морем, постепенно расцветала яркими оттенками. Редкие облака, плывшие вдаль, радостно впитывали в себя буйство красок. Лёгкое оранжевое свечение перетекало в красное. А затем из-за моря медленно показался край солнца. Маргарита и Лэн стояли как заворожённые, стараясь каждой клеткой впитать, запомнить это новое для них зрелище. Лёгкий бриз заставлял иногда ёжиться, возвращая к действительности. Лэн снял плащ и накинул его Маргарите на плечи.
— Тебе понравилось?
— Спрашиваешь ещё.
Она смотрела на него, переводя взгляд с глаз на губы. Как-то так вышло, что его ресницы оказались совсем близко. Она ощущала его размеренное дыхание своей щекой.
— Ты… — Лэн выглядел шокированным.
— Давно хотела это сделать. – довольно произнесла она. – Лэн… у тебя…
— Да, и у тебя. У нас по две пары крыльев.
— Ваай, какая прелесть. Мне идёт? Ну идёт же? Нуу?
— Да, тебе очень идёт. Интересно что именно их пробудило, – нахмурился Лэн.
— Да какая разница. Самое главное, мы теперь на шаг ближе, да? Ты чувствуешь какие-нибудь изменения?
— Честно, нет. А ты?
— Нет, даже их вес остался прежний. А я всё переживала, что это накинет мне килограммов.
Лэн фыркнув, отвернулся и подошёл к краю обрыва, смотря как внизу бьются волны. Утренний прилив бушевал вовсю, пенясь и плескаясь. Мимо них пролетела пара чаек, изредка покрикивая. Набрав высоту, они резко спикировали вниз, ныряя под воду. Затем вынырнули и, сделав пару кругов, скрылись в скалах.
— Какие они свободные, – мечтательно вздохнула Маргарита. Летают, где хотят. И когда хотят. И с кем хотят, – она оценивающе посмотрела на Лэна. — Ой, ты решил прыгнуть. Я тоже хочу, давай наперегонки! Ну давай!
— Видишь эти камни внизу?
— Можно умереть, – согласилась Маргарита. — Но можно умереть, пока ждёшь. И это будет грустно, правда? Ведь можно было умереть сразу и не ждать столько времени, – махнув руками, она взлетела в воздухе. – Ну так что? Наперегонки?
Лэн рассмеялся, сам не ведая чему. Эмоции, что рвались из груди, заставляли его смеяться во весь голос. Кажется, подумал он, это и есть счастье?
С расстояния, скрытый деревьями, за ними наблюдал 312-ый.
— Отлично, — улыбнувшись, он сделал пару пометок в синхронизатор. – Миссия выполнена. Четыре крыла для проекта «С» успешно получены, – довольно пробормотал он, возвращаясь в дом на дереве.

◊◊◊

— Сегодня ужасный день, прям чувствую, – буркнула Бейла. – Не могли бы вы прислать дождя? – она в надежде посмотрела в небо. Раздвижной купол лаборатории сегодня был распахнут настежь. А это означало, что ближайшее время осадков не предвидится.
— Вечно ты драматизируешь, – возразила Маргарита. – Кроме того, дождь был совсем недавно. Дай хоть немного места солнцу. – Интересно, где носит Лэна? Он со вчерашнего вечера весь на нервах.
— Поругались?
— Нет, он лишь говорил, что ему удалось немного узнать, зачем нужен проект «С». И то, что он узнал, ему очень не понравилось.
— Как по мне, так он всё вечно усложняет. Нельзя смотреть на вещи проще?
— Можно, но ведь тогда это будет уже не Лэн, да? Это ведь его изюминка. Это то, что выделяет его среди других. А? Ты что-то сказала?
— Нет, я молчала.
— Странно, мне снова послышался голос.
— Ты сама не своя с тех пор, как мы вернулись с Нижнего мира.
— Ну у меня прибавилось крыльев, знаешь ли.
— Да, да, рассказывай. Мы ведь обе знаем, что это из-за Лэна, – сухо улыбнулась Бейла. – Ладно, мне пора на тренировку. Увидимся позже.
Маргарита, улыбаясь, махала Бейле, удалившейся в основное здание. Нет, ей определённо не послышалось. Через пару дней после возвращения из Нижнего мира посреди ночи её разбудил шепот. Тогда Маргарита была готова поклясться, что слышала голос ангела, кажется её звали Мия? Всё, что о ней помнила Маргарита, так это то, что она была из тех, кто покончил с собой, не выдержав графика тренировок и освоения нового материала. Её голос тихо, но настойчиво звал кого-нибудь, он просил отозваться, а минут через десять пропал, словно его и не существовало. В ту ночь Маргарита не сомкнула глаз. С тех пор она изредка слышала едва различимые голоса. Лэн заметил это. Она видела это, когда он думал, что она не смотрит на него. Ей было безумно приятно, но она не хотела беспокоить ни Бейлу, ни Лэна, поэтому сводила всё к шуткам.
Единственной зацепкой было то, что вскоре после возвращения из Нижнего мира Лэн научился призывать большого чёрного ворона. И она и Лэн сразу поняли, что это из-за дополнительной пары крыльев. Ответ всплыл в их головах одновременно, словно всегда был там. Тогда, впервые, следуя интуиции, хлопнув в ладони Лэн призвал чёрного ворона. Он громко каркнул, но окружающие никак не отреагировали на это, словно их не было. Мир вокруг них исказился, покрылся мутными разводами, как запотевшее стекло. Лишь когда Лэн отозвал ворона этот странный мир исчез, а они, по словам Бейлы, возникли прямо посреди коридора, вызвав солидный переполох.
— Можно все умрут сегодня?
Маргарита широко раскрыла глаза, озираясь по сторонам. Кроме неё в пустом коридоре никого не было, однако этот голос. Это был не лёгкий шепот, а ясный, чёткий голос. По коже Маргариты пробежали мурашки. Сделав пару шагов, она ощутила странное знакомое чувство. Мир перед ней терял очертания, расплываясь. Следуя интуиции, она выпустила две пары крыльев, следуя за ускользающими очертаниями. Сломанное измерение, как они назвали его с Лэном удалялось от неё. Скорее всего, Лэн шёл в нём куда-то. Понимая, что это глупо, она задержала дыхание, вспоминая те чувства, что хлынули на неё, когда они впервые перенеслись. В этом измерении пространство было вещью относительной. Материя, окружавшая всё вокруг, была словно свежее тесто. Его можно было разделять, раздвигать, проваливаясь сквозь этажи реального мира.
— Что же мы творим? – пронеслось у неё в голове.
Маргарита бежала по сломанному измерению, спотыкаясь, она падала, вставала и снова продолжала бежать. Не было сомнений. Лэн что-то натворил. Только он мог устроить такое. Это измерение отличалось. В нечётких гранях, что размывали очертания преобладал красный оттенок. Само пространство стало более колючим. Может, оно как-то отражает эмоции того, кто его создаёт? – решила Маргарита. Она спускалась ниже и ниже, сквозь этажи лаборатории, раздвигая пространство, словно воду. Чем ниже она спускалась, тем громче становился голос в её голове. На последнем, нижнем этаже, где искажения были самые сильные, голос натурально орал ей в ухо, заполняя всё вокруг. Она догнала Лэна в конце коридора, что шёл от шахты лифта.
— Не советую туда идти, – серьёзно произнесла Маргарита, хватая Лэна за руку, едва он толкнул дверь. — Там можно умереть. Там все умирают.
— Что? – он был явно удивлён, что увидел её здесь.
— Я не знаю, – глаза Маргариты намокли. – Этот голос в голове. Я здесь слышу, как он орёт. Это ужасно.
— Так вот значит какая твоя сила. Слышать сквозь время. Теперь понятно.
— Я тебя не понимаю, но в одном уверена точно, не ходи туда, пожалуйста!
— Маргарита, нельзя всё время прятать голову в песок. Пора разобраться зачем нужен проект «С». Зачем нужны мы.
— Оставь это, прошу тебя.
— Нет, я узнаю, что за этой дверью. С меня хватит. Я сыт по горло инженерскими бреднями. А затем… затем, я хочу сбежать. Тебе о чём-нибудь говорит имя Уриэль?
Маргарита отрицательно покачала головой.
— Это архангел, которая сбежала и теперь живёт где-то вне Рая.
— Откуда ты всё это знаешь?
— Мне рассказал новый друг. Он говорит, что за этой дверью ответ на вопрос кто мы такие. Я узнаю это, а затем… Затем, я хочу, чтобы ты сбежала вместе со мной. Дашь мне ответ, как я вернусь. Обдумай всё.
Открыв ещё один вариант сломанного измерения, он исчез перед дверью, оставив Маргариту в одиночестве. Голос в голове донимал её всё больше и больше. Смерть, смерь, твердил он всё чаще и настойчивее. Что-то внутри подсказывало, что надо вернуться в своё измерение. Преследовать Лэна дальше нет смысла, решила Маргарита.
Приоткрыв дверь, Лэн шагал по каменным ступеням. Мир окончательно потерял очертания, по краям была лишь белая дымка. Также он отметил, что ворон исчез. Однако этот искривлённый мир продолжал существовать. Пол, изгибаясь под разными углами, плыл по все стороны. Лэн видел, как белая дымка впереди наступала, скрывая его. Дойдя до края, он остановился. Он не решался наступить ногой в белую, плотную дымку, что слегка кружилась. Едва в его голове начало оформляться некое подобие плана, как из дымки выплыл череп. Нечёткие жёлтые всполохи света окутывали его. Следом показалось тело, словно сплетённое из толстых веток. Его руки, или правильней сказать лапы, чуть ниже локтя расслаивались на ещё пять рук, словно это были пальцы. Каждый вытянутый палец кончался острым когтём.
— Ты заблудился? – спокойно спросил череп.
— Чтобы заблудиться, нужно сначала найтись. А в случае со мной это не так, – парировал Лэн. – Кто ты?
— Наблюдатель.
— И что ты делаешь?
— Наблюдаю.
— Ну да, и как это я не догадался. — в глубине души Лэн был рад, что это странное существо не было настроено драться. Он ощущал невероятную по силе магическую ауру, что исходила от него.
— Ты создал слишком много измерений. Если пойдёшь дальше, станешь частью вечности.
— А это плохо?
— Тебе нельзя быть частью вечности. Я не пущу тебя дальше.
— Да пофиг, если честно. Я и не собирался, – просто ответил Лэн. – Мне бы вернуться на нижний этаж лаборатории Рая. Или туда тоже нельзя? – он выставил левую ногу назад, вставая в боевую стойку.
— Туда можно, – согласился Наблюдатель.
Махнув рукой, он рассёк дымку, создавая дверь. Она была похожа на дверь лифта, что возил их между подземными этажами главного корпуса. За исключением того, что эта дверь висела сама по себе, окружённая белой дымкой.
Обхватив когтями, Наблюдатель притянул дверь к полу, на котором стоял Лэн. Едва она, с лёгким стуком коснулась каменных блоков, как створки сразу разъехались в разные стороны. В открывшейся двери Лэн видел коридор лаборатории. Не сказав ни слова Наблюдателю, он шагнул в дверь. При перескоке через пространство у него возникло ощущение, что голову сдавили тисками. Он зажмурился от боли. Когда боль утихла, Лэн, открыв глаза, увидел коридор лаборатории. Белая дымка и Наблюдатель исчезли, словно их и не было. Зато ему на плечо вернулся ворон
— Всё интересней и интересней, – подумал Лэн, уже во второй раз толкая дверь.
В центре круглой комнаты виднелась консоль управления и шесть колб. Пять колб были заполнены странной зелёной, немного отсвечивающей жидкостью. Его внимание привлекла шестая, открытая колба, которая была перевёрнута и лежала параллельно полу. В ней, перестёгнутая ремнями, лежала девушка. Серебристые длинные волосы, миловидное лицо. Казалось, что она просто спит, если бы не куча игл, что были воткнуты в её тело.
— Хотелось бы знать, кто это? – пробормотал Лэн и подняв взгляд, оторопел.
Из колбы на него смотрел он сам, только намного младше. Следующая колба содержала в себе детскую копию серебристоволосой девушки. Остальные две колбы были с копиями Маргариты. Он помнил лицо Маргариты слишком хорошо. Это не была подделка или какое-то подобие. В колбе находилась ещё одна Маргарита. Словно была… вещью?
— Что за?! – вырвалось у него. – Всё ложь, да? Мы просто куклы для вас, да? Простой инструмент? – крикнул он в никуда.
Ворон, сидевший у него на плече, громко каркнул. Эмоции захлестнули Лэна. Сжимая кулак, он ломал, ломал и снова ломал измерение, закапываясь всё глубже в многомерный мир. В определённый момент эмоции прорвались, выплеснулись разом. Третья пара крыльев вспыхнула за спиной. Ворон, напуганный вспышкой, каркнув, перелетел на пульт управления. Вокруг Лэна вспыхивал огонь, но он не замечал этого. Свет от крыльев охватил его, опутывая словно кокон. Поломанные измерения смешивались в кучу, увлекаемые светом. Ворон каркнул, склонив голову. А затем свет поглотил всё вокруг, выплюнув огненную волну, что пошла неудержимой лавиной, выбив двери.
Резкий всплеск энергии сбил Маргариту с ног. Сломанное измерение исчезло резко и разом. Поднявшись на ноги, Маргарита с ужасом увидела, что в этой, настоящей действительности лаборатория объята пламенем. Часть инженеров и подопытных были заняты тем, что сражались с из ниоткуда взявшимися антропоморфными изуродованными монстрами, которые нападали и рвали на части любого, кто стоял у них на пути.
— Надо найти Бейлу – вырвалось у неё. Мозг Маргариты лихорадочно соображал. — Да, точно, зал контроля стихий.
Призвав клинок, она с боем пробивалась в довольно пустую часть этого этажа. В обычное время это крыло не пользовалось большой популярностью у учащихся. Стихии давались всем довольно плохо. И обычные подопытные предпочитали использовать вне стихийную магию. Эти боевые заклинания начального уровня обладали меньшей ударной силой, но использовать их было значительно проще.
Напуганные инженеры сбивались в кучи, моля о пощаде. По всему этажу стояли крики и звуки ломающихся костей и разрывающейся плоти. Стараясь не задерживать взгляда на телах, что лежали повсюду, Маргарита продолжала бежать, усиливая себя силой крыльев. В каждом теле она боялась узнать Бейлу. Её сердце бешено трепетало по мере продвижения вглубь коридора. Пока, наконец, она не увидела вспышки, что пробивались из закрытой двери. Сомнений не было. Кромешную темноту дальнего кабинета пронзила вспышка молнии. И по всей лаборатории пользователей стихии молнии можно было пересчитать по пальцам одной руки.
— Ну наконец-то, – улыбнулась Маргарита, разрубая пополам очередного мутанта.
— Не думала, что скажу это, но рада видеть хоть кого-то живого, – запыхавшись произнесла Бейла. Её форма была буквально залита кровавой жижей. С гуань дао, что она держала под небольшим наклоном, густыми шматами капала кровь. – Есть идеи, что здесь происходит?
— Одна хуже другой, если честно. Видела, откуда именно они берутся? – Маргарита кивнула на тела мутантов.
— Вываливаются из воздуха. Как тогда вы с Лэном. И делают это, надо сказать, крайне бесшумно. Иногда прямо за спиной.
— Давай, пора выбираться отсюда.
— Мне показалось, что оборонять ограниченное пространство проще. Снаружи также?
— Ага, но мы не знаем сколько они ещё будут лезть. Минуту? Час? День?
— Поняла о чём ты. Согласна с тобой, пора выбираться.
Теперь они бежали вдвоём, но в обратную сторону. Перепрыгивая через тела, отбиваясь широкими атаками наотмашь от напрыгивающих из ниоткуда мутантов. Маргарита с ужасом отмечала, что не видит никого в живых. Неужели весь этаж вырезали? Большая часть мутантов была занята тем, что пожирала тела, причём не брезгуя мясом себе подобных.
Выбежав в коридор, они почувствовали, как стало заметно жарче. Дым, просачивающийся из щелей лифта, говорил девушкам о том, что на нижних этажах что-то не в порядке. Дверь лифта со скрежетом изогнулась, а затем пламя, рвавшееся изнутри, выдавило их и устремилось по коридору, сметая всё на своём пути. Тела, лежащие в коридоре, воспламенялись задолго до того, как к ним подбирался огонь, настолько сильным было его пламя.
— Улетай! У тебя получится выбраться!
— И бросить тебя тут? С ума сошла? Я что-нибудь придумаю.
— Огонь наступает, осторожно!
Бейла с ужасом наблюдала, как огненная волна двигалась по коридору. Её ноги подкосились, и она рухнула на колени.
-Не бойся, – она почувствовала, как Маргарита сзади обняла её. — Всё будет хорошо.
От тела Марго во все стороны заструился свет. Она, слегка задрожав, выпустила все три пары крыльев. Припав щекой к щеке Бейлы, она выставила крылья перед ней, как щит.
— Давай ещё попроказничаем потом? – с глаз Маргариты текли слёзы.

◊◊◊

Яркий свет настойчиво пытался заглянуть в глаза сквозь закрытые веки. Бейла нехотя открыла глаза. Тело отказывалось подчиняться даже такой простой команде, как поднять руку. Она лежала, погружённая в синюю жидкость. Ясно, это восстановительная ванна. Бейла помнила, что такие были в лаборатории. В них погружали испытуемых, если эксперимент шёл не по плану. Обычно требовалось пару дней, чтобы даже самые тяжёлые раны или переломы были исцелены. Глаза Бейлы снова наполнялись тяжестью. После стандартной проверки, что пациент жив, в жидкости увеличивали содержание веществ, погружавших в сон, так как в режиме бодрствования организм медленнее восстанавливался.
Бейлу выписали из больницы спустя пару недель. Ей была выделена небольшая комната на четвёртом этаже одного из многих двадцатиэтажных домов, что использовались для размещения воинов Рая. Скудное убранство комнаты представляло из себя лишь кровать и шкаф для формы, а также отгороженный непрозрачной пластиковой панелью угол с душевой и уборной. Однако в комнату она приходила лишь для того, чтобы поспать, когда больница закрывалась для приёма посетителей в вечерние часы. Лишь пару дней назад Бейле сообщили, что Маргарита пришла в сознание, однако к ней пока нельзя, ввиду исключительно слабого состояния здоровья. Она плохо говорила и у неё были явные проблемы с памятью. Единственное, о чём она все время твердила, прежде чем снова впасть в беспамятство, так это о том, что ей нужна некая маска. Однако персонал больницы не мог взять в толк, о чем именно идёт речь.
После этой новости Бейла загорелась идеей найти маску кота. Она даже ни секунды не сомневалась, что речь идёт о ней. Изначально она пыталась попасть назад в лабораторию, но сотрудник, пожелавший остаться неназванным, сообщил ей, что то, что осталось от лаборатории С-1, является объектом повышенной опасности и доступ туда закрыт. К тому же он высказал сомнения в том, что хоть какая-то часть личных вещей уцелела. Пожар и принятые меры по ликвидации уничтожили практически всё. Однако он посоветовал ей поискать замену в Раю.
Бейла навсегда запомнила первый раз, когда покинула больницу. Улицы города, его ритм, показавшийся ей сумасшедшим, сбил её с толка. А шум, типично сопровождавший повседневную жизнь, оглушал. Ей хотелось забиться где-нибудь в углу и закрыть посильнее уши руками. Почему, твердила она себе, почему всё не может быть так как раньше? Зачем все эти резкие изменения, которых я не хотела?
Поскольку синхронизатор ей не выдали, ей приходилось ориентироваться и запоминать расположение ключевых точек Рая натурально вслепую, полагаясь лишь на свою память.
— Упс, простите, — засмотревшись на вывески, она влетела в одного из двух молодых ангелов, что шли навстречу.
— Осторожнее надо быть, – огрызнулся он, больше от неожиданности.
— Сам смотрел бы куда прёшь, – наехал на него второй. – Вы в порядке?
Конечно, я не в порядке, выпалила она про себя. Я уже полдня хожу и не могу найти места, где бы продавалось хоть что-то подобное.
— Ммм.. да. – произнесла она в слух.
— Вы, кажется, заблудились. Может вам помочь?
— Ну если только вы знаете, где можно купить маску кота, то ваша помощь будет весьма кстати.
— Сариэль, слышал когда-нибудь о таком?
— Дай-ка подумать, — задумался тот, кого сбила Бейла. – Здесь точно нет. Но вот в районе Центра, может быть. Кажется, там была какая-то лавка, где продавали барахло с Нижнего мира.
— Точно, а ты хорош, – улыбнулся второй. – Знаете, как туда добраться? – он обратился к Бейле.
— Ну… ногами?
Двое ангелов растерянно переглянулись.
— Пойдём. Найдём твою маску. Дело-то хоть важное?
— Важнее жизни и смерти.
— О как. Ну тогда нам на станцию.
Они провели Бейлу на станцию скоростной рельсовой дороги, что опутывала сетью весь Рай. Видя, как она мешкает, Сариэль купил билеты, не задавая дополнительных вопросов. Тихо сидя у окна, Бейла пыталась всячески подавить те эмоции удивления, что пытались вырываться из неё. На языке у неё вертелся миллион и один вопрос, которой ей хотелось задать. Этот мир вне лаборатории, постоянно думала она, такой огромный.
Все трое вышли на станции, после чего ангелы долго копошились в своих синхронизаторах, споря о оптимальном маршруте.
— Давайте просто пойдём по кратчайшему маршруту, – сказала она, видя, что их спор пошёл на третий круг.
— А, да. Хорошо, – кивнул Сариэль.
Они шли быстрым шагом, мимо бесконечной череды пёстрых витрин с различными магическими и не очень товарами. Пока, наконец, они не увидели неприметную вывеску, гласившую «Шипо. Товары из другого мира.» Толкнув неприметную дверь, они вошли внутрь. Убранство магазина было выполнено в красных тонах. На прилавке были разложены всевозможные товары, в основном косметика и мелкие аксессуары, типа серёжек и браслетов.
— Добро пожаловать, – улыбнулась им продавец, кланяясь.
Это вот эту штуку тогда думала нацепить на меня Маргарита? – думала Бейла, разглядывая ободок с кошачьими ушками. – Убила бы на месте.
— Здравствуйте – Бейла, сама не зная зачем, ответила поклоном в стиле неяко. – Я ищу маску кота.
— О, кажется сегодня ваш счастливый день. Осталась всего одна. Они жутко популярные.
К счастью для Бейлы, маска была точь-в-точь такой же как у Маргариты. Бейла расплатилась, отдав почти всю наличную пыль, что была у неё. В лаборатории им выдавали её в качестве награды за успехи в учёбе или на тренировках для того, чтобы подопытные были знакомы с денежными отношениями.
— Какая интересная вещица, – задумчиво протянул Сариэль, разглядывая маску, когда они вышли из магазина.
— Только не говори, что захотел себе такую-же? – подколол его второй.
Они снова воспользовались скоростной рельсовой дорогой для того, чтобы вернуться в район, где встретились.
— Спасибо вам огромное за помощь, – Бейла неловко улыбнулась.
— Да не за что. Старайся не сбивать никого больше.
Бейла поспешила в больницу. До окончания приёма посетителей оставался ещё час. Надо узнать, решила она, не пускают ли к Маргарите. С этой мыслью она побежала в направлении больницы.
— Слушай, Тагас, а ты с чего это такой галантный сегодня? – спросил Сариэль, глядя на то, как убегает, скрываясь в толпе Бейла.
— А ты форму её видел? Такой нет ни в одной академии, точно тебе говорю.
— И что это значит?
— Что это крайне необычная девушка. Надо будет узнать, кто она такая.
— И у тебя есть идеи?
— Не-а. Ни одной. Ладно, пошли по домам. Что-то мы и так нагуляли сегодня явно больше нормы.
— Это точно.
В приёмной больницы было пусто, как и обычно. Администратор, медленно погружавшийся в сон, резко вздрогнул, когда Бейла вбежала, хлопнув дверью.
— М? Вы к кому?
— Я сюда хожу каждый день! Вы что, до сих пор меня не запомнили?
— Вас запомнишь всех… — сонно произнёс администратор.
Ну да, всех… Подумала Бейла, оглядев пустую приёмную.
— Я к…
— Маргарите, да. Тут написано, что посетители разрешены. Идите.
“ААААА!!! Наконец-то! Или я просто его так достала, что она решил пропустить меня?”, так думала Бейла, вбегая по лестнице. У неё не было времени ждать долгий, медленный лифт. Всего лишь десятый этаж, вот ещё, лифтом пользоваться.
— Я уже думала, что ты не придёшь, – Маргарита лежала на кровати. Все непокрытые одеждой части тела были перебинтованы.
— Меня только пустили! Я пыталась каждый день, – глаза Бейлы намокли.
— Всё в порядке. Я рада, что ты цела и невредима.
— Я тебе кое-что принесла… – Бейла протянула ей маску кота. – Говорят, ты очень просила её вернуть…
— Спасибо тебе, да, это было очень важно, – по голосу Маргариты нельзя было угадать, понимает ли она что эта не та самая маска или нет.
— Да, Лэн…
— Дело не только в этом, – прервала её Маргарита. — Моего лица больше нет. Я теперь олицетворение анонимности, знаешь ли – она пыталась рассмеяться, но из лёгких выходил лишь сдавленный хрип.
— Не говори так! Мы придумаем что-нибудь.
Маргарита, словно не слушая её, нацепила на перебинтованное лицо маску. Повертев головой по сторонам, она довольно хмыкнула. Бейла, следуя за её взглядом присмотрелась к нечётким бликам, что мерцали вокруг постели.
— Заметила всё-таки, – вздохнула Маргарита. – Да, Бел. Это печати восстановления. Они держатся ровно до тех пор, пока хватает моих магических сил. Всё-таки эта сила с шестью крыльями одноразовая, знаешь ли. Скажи мне, ты знаешь, что стало с Лэном?
— Я…
— Говори уже как есть, — строго произнесла она.
— Те, кто нас вытащил заявили, что больше в живых никого нет. На нижнем этаже нашли лишь останки плаща, который вроде как принадлежал Лэну.
— Вот как. Рваный плащ и всё. Значит мои ощущения меня не подвели. А то все эти «Мы не уполномочены об этом говорить» от инженеров немного раздражали, – она долго молчала, а затем добавила — Знаешь, я бы заплакала сейчас. – она говорила медленно, неотрывно смотря в окно. – Но я не могу. Не чем. И это паршиво, когда ты не можешь выразить чувств. Словно белое полотно.
— Я…
— Не оправдывайся. – Маргарита с хрипом горько рассмеялась. – Ты всегда делаешь такое лицо, когда пытаешься оправдываться. Ты ни в чём не виновата. Но в одном ты точно была права.
— М?
— Тот день был действительно ужасный. – Маргарита немного помолчала, а затем добавила. – Бейла, – впервые за долго время она назвала её полным именем, – Обещай мне, что когда ты полезешь разбираться, а ты полезешь, я не сомневаюсь в этом ни секунды, с тем, для чего нужны все эти печати, которые мы так старательно учили и наша сила шести крыльев, то ты будешь предельно осторожна? Хорошо? И если будет хоть одно ощущение того, что это опасно, то ты развернёшься и найдёшь способ как добыть информацию без риска для жизни?
— Ты поправишься, и мы вместе разберёмся.
— Обещай мне.
— Да, обещаю.
— Ты же помнишь, что мы договорились никогда не нарушать обещаний, данных друг другу?
— Помню конечно, – улыбнулась Бейла, – словно это было вчера.
Маргарита выдохнула, разрушая печати. Пространство вокруг неё засветилось блеклым, холодным светом. Её тело медленно рассыпалось на части, словно ветер уносил её куда-то вдаль.
— Подожди! Подожди! Не… не оставляй меня одну! – Бейла протянула руку, стараясь дотронуться до Маргариты, но пальцы схватили лишь пустоту.
Прежде, чем вспышка света затихла столь же резко, как и появилась, возвращая миру вокруг скучные, серые очертания больничной палаты, до Бейлы донёсся слабый шёпот. Шёпот, словно последний луч солнца, исчезающего в облаках перед дождём.
— Не могла бы ты улыбнуться для меня?

◊◊◊

Тусклые светоэлементы, бросавшие отсветы на рабочую панель Замина, главы инженеров, казалось, вот-вот погаснут. Сам он беглым взглядом читал отчёт о произошедшем в лаборатории С-1. Стоявший перед ним терпеливо ждал.
— Хорошо, ёмко описано. – было видно, что Замину наскучило читать отчёт. – Позволили одному из подопытных проникнуть в нижний этаж лаборатории… Странный метод, но ладно. Значит Кир сможет продолжить свои исследования избегая пристального внимания.
— Полагаю, что так.
— Что ж, господин Руш, поручаю вам иногда справляться об успехах инженера Кира. Как мы могли видеть текущие показатели стабильности далеки даже до уровня удовлетворительно. Когда проект «Серафим» будет реализован, мы сможем утереть нос Богу, доказав превосходство над его «Архангелами».
— Сделаю всё, что в моих силах, господин Замин. Однако возникла проблема.
— Аномалия в пространстве, – Замин кивнул. – И какое решение?
— Михаил закрыл брешь, но мы не уверены, что такое не возникнет вновь. Они разместили магические детекторы. В случае нового инцидента мы будем оповещены. Однако, один из серафимов, Маргарита. С ней есть проблема. Похоже часть её сознания застряла в этой аномалии.
— Это нам как-то мешает?
— Из доклада Михаила следует, что она подмешивает фразы, не относящиеся к действительности. Однако, если знать, чем занимались в С-1, то можно извлечь некоторые полезные сведения.
— Тогда можно считать, что проблема решена. Данные по С-1 засекретить, создайте легенду о повышенной опасности вокруг руин. И выставите охрану из числа гвардейцев, что ещё остались в строю. По крайней мере на какое-то время это снизит риски. А время сделает своё дело, и о лаборатории забудут. Что известно про второго Серафима?
— Числится погибшим. По сигнатуре теплового взрыва была установлено, что эпицентр и был на месте Серафима.
— А на самом деле? – Замин хитро прищурил взгляд, всматриваясь Рушу в лицо.
— Вероятность, что Серафим выжил, стремится к нулю. По итогам анализов Маргариты была выявлено, что после высвобождения трёх крыльев запускался необратимый процесс, разрушающий тело. Поскольку Маргарита и Лэн близнецы в генетическом смысле, то…
— Понятно. Надеюсь, следующая партия будет удачней. Ещё что-нибудь?
— Вы уже решили, что делать с выжившей?
— Конечно. Используем в качестве инструмента. Эксперимент номер 15 был призван открыть проход к Первородной энергии. Той самой, что использовал Бог, когда создавал Рай. И когда мы получим эту энергию, будет построен новый Рай. На руинах старого.
— Но разве всем архангелам вы поставили не эту же самую цель?
— Верно, кто именно откроет проход, значения не имеет. Важен лишь результат. И мы достигнем его. Это лишь вопрос времени.

Искры

Архангелам уже пятнадцать. Эта мысль зудела, словно противная муха, лишая покоя. До сегодняшнего дня признаков пробуждения в них склонностей к стихиям не было обнаружено, однако Замин не сомневался, что это лишь вопрос времени. Вот уже который вечер, барабаня пальцами по столу, он пытался придумать для них что-нибудь из ряда вон выходящее. Что-то, что бы позволило иметь дополнительный рычаг воздействия на них. Готовясь в очередной раз закончить вечер безрезультатно, он окинул беглым взглядом список миссий в Нижнем мире, что заканчивались или изменяли статус в следующем месяце.
— О, а это идея. Хотя и слишком много переменных факторов, однако попробовать стоит.
С самого раннего детства архангелы начали показывать разные способности. И это противоречило самой концепции, самой сути проекта. В итоге планы развития пришлось корректировать буквально на ходу. Но больше всего Замина беспокоило количество архангелов. Их слишком много, а силы, являющиеся результатом рандомных синергий, что они получат в будущем, не поддавались хоть какому-либо внятному прогнозу. Однако, у него не было ни единого сомнения, что сила каждого из них будет огромной. Самым большим бельмом были двое – Люцифер, чьи выходки и игнорирование правил часто переходили все разумные пределы. Кроме того, Замин хотел сохранить секреты инженеров внутри класса и не планировал давать исследовательские полномочия кому-либо извне. Всё же, поддерживая чёткую иерархию, проще контролировать порядок. Что до второй – Уриэль, каждый раз, когда Замин вспоминал о ней, кровь закипала у висков. Своенравная малявка. Впрочем, с ней можно будет разобраться позже. О ней ничего не было слышно уже довольно долгое время.
Этот день отличался от прочих. С раннего утра каждого из архангелов доставили с помощью подземной сети стеклянных кабинок в это мрачное место. Приглушённый свет, мрачный лабиринт и они, громадные врата. Ранее Михаил видел их лишь в учебных пособиях. Теперь же он старался запомнить как можно больше деталей. Вдруг это будет иметь смысл? На памяти Михаила не было ни разу, чтобы всех архангелов собирали вместе. Всех, кроме… Он пошарил взглядом по стоявшим на платформе инженерам и архангелам. Да, Уриэль здесь нет. Значит, слухи не врали? И она действительно сбежала из Рая? Мысль об Уриэль улетучилась, едва он увидел, как двое сотрудников Центра вкатывают стенд с их личным оружием. Михаил очень плохо помнил, как именно было распределено это оружие между архангелами. Кажется, был какой-то тест на совместимость? Однако, от любой попытки вспомнить, тут же начинало подташнивать. Словно мозг отторгал неприятные воспоминания.
— Приветствую собравшихся. – фраза принадлежала инженеру, которого Михаил хорошо знал.
Замин всегда присутствовал на всех тестах и тренировочных боях. Иногда он даже наблюдал за ходом обучения, не произнося при этом не слова. У Михаила он оставил впечатление очень холодного и замкнутого инженера. Инженера, обладающего безграничной властью, чьи приказы исполнялись безукоризненно.
— Сегодня ваш ждёт необычный экзамен. Вам предстоит отправиться в Нижний мир. Используйте навыки, что вы получили здесь. Вашей задачей будет найти портал, спрятанный где-то в районе выброски. На выполнение этого задания вам отводится месяц.
— Месяц?! – послышались удивлённые возгласы.
— Получите личное оружие и приготовьтесь к отправке. Обращаю ваше внимание, что вы будете отправлены в разные точки. Поэтому подходите к Вратам по одному.
Михаил ещё раз глянул на своё оружие. Щит был каплевидной формы. В его центре располагалось небольшое углубление круглой формы. От него крест-накрест расходились небольшие борозды. Каждая из них вела к четырём выпуклым элементам по краям щита. У Михаила было чёткое ощущение, что эти элементы подвижны, однако сколько бы он ни пытался, так и не смог их сдвинуть. Одноручный меч, что был вместе со щитом, был довольно простой в исполнении. Пожалуй, единственным элементом, заслуживающим внимания, были небольшие отверстия, расположенные на внешней, смотрящей в сторону клинка, стороне гарды. Гарда была выполнена в строгом стиле и располагалась перпендикулярно клинку без малейшего отклонения.
— А это задание для всех архангелов? Тогда почему здесь нет Уриэль? – спросил длинноволосый архангел.
— Архангелу Уриэль, – стиснув зубы произнёс Замин, – нет нужды проходить этот экзамен ввиду её способностей.
— Но…
— Остальное вне вашей компетенции, Люцифер.
Дурень, подумал Михаил. Всем было отлично известно, что отношения Уриэль и Замина были весьма и весьма прохладными. Однако, думал он, глядя на то, как заполняется пустота портала, её способности бы очень пригодились.
— Какой результат вы рассчитываете получить? – спросил Руш, едва он и Замин вошли в кабинет после отправки всех архангелов.
— Маловероятно, что архангелы объединятся в группу. Поэтому, ожидания от эксперимента – минус сорок процентов от первоначального состава.
— Довольно сурово, – заметил Руш. – Хотя если посмотреть на данные, то оценка…
— Максимально приближенная к реальности, я бы так это назвал.

◊◊◊

Противный мелкий дождь, зарядивший ещё с ночи, мешал слушать. Сейчас солнце, должно быть, перевалило за полдень. Однако сквозь плотную завесу облаков не пробилось ни единого лучика. Михаил, расположившийся на одной из нижних веток раскидистого эбенового дерева, постепенно терял терпение. Поперёк едва заметной тропинки, вившейся сквозь заросли лиан, развалилась огромная змея. Издалека он принял её за толстый ствол дерева. Однако, решил он, стволы не умеют ползать. По крайней мере, так написано в учебниках. Последние несколько часов змея не особо двигалась, но реагировала лёгким шипением на любые едва заметные перемещения Михаила по ветке.
Их порядком затянувшееся молчаливое противостояние прервал треск веток строго напротив них. Змея отреагировала моментально, совершив выпад, разевая клыкастую пасть. Из высокой травы вверх рванула едва различимая тень. Михаил почувствовал лёгкое использование магии. Значит, решил он, спровоцировавшее змею существо минимум разумно, раз умеет пользоваться магией. Не задумываясь ни секунды больше, он, выпустив крылья, спикировал вниз.
Змей отреагировал в ту же секунду. Изогнув тело, он ударил хвостом наотмашь. Михаил попробовал заблокировать атаку щитом, но удар был такой силы, что его откинуло в сторону. Кувыркнувшись в воздухе, он попробовал восстановить равновесие, как почувствовал, что прямо над головой лязгнула пасть змея. Зловонное дыхание, исходившее из пульсирующей бездны рта, быстро вернуло его в реальность. Да уж, подумал он, такой проглотит и не подавится. Взмыв повыше, он собирался начать придумывать, как быть со взбесившейся змеюкой, как рептилию отвлекли магией. Возле морды начали летать небольшие тёмные облачка, словно плотные кучи мошек. Змей почувствовал магию и, изогнувшись, снова сделал выпад в сторону высокой травы. В это же самое время Михаил решил, что это его шанс. Ускорив себя крыльями, он за секунду сократил дистанцию до змея, и что было сил всадил клинок в череп змею. Рептилия издала пронзительный свист, от которого закладывало уши. Угол и инерция удара развернули Михаила, так что он теперь находился прямо перед пастью, ухватившись за рукоять меча. Несмотря на предсмертную агонию, змей продолжал попытки ухватить болтавшегося перед ним архангела.
Сделав пару мотков головой в разные стороны, змей рухнул в траву. Из раздробленного черепа медленно вытекала вязкая струя крови. С облегчением выдохнув, Михаил начал шарить глазами в поисках мага, что помогал в битве. Следующие события произошли слишком быстро. Позже, анализируя произошедшее, Михаил решил, что это был исключительно инстинктивный жест. Его рука со щитом дёрнулась в сторону раскрытой пасти. В эту же самую секунды из глотки вылетела ещё одна змея, но немного меньшего размера. Широко раскрыв пасть, она обхватила щит. Пока Михаил пытался соображать, возле него возникла фигура. За лёгким дуновением последовала женская фигура. Растрёпанные волосы каштанового цвета немного задели его по щеке. Михаил встретился с ней взглядом. На него смотрела пара кошачьих жёлтых глаз. Подмигнув, девушка выхватила из-за пояса продолговатый кинжал и, обхватив рукоять двумя руками, отрубила голову второй змее.
— Рефлексы есть, жить будешь долго, – произнесла она, вытирая клинок от крови.
— А? Да, наверное… – растерянно пробормотал Михаил.
— Ушей нет, хвоста тоже. А крылья есть. Ты кто такой?
У Михаила не было сомнений. Стоявшая перед ним девушка принадлежала к расе неяко. На ней была хлопчатая туника из светлого материала и кожаные невысокие сапоги. Волосы, хвост и уши каштанового цвета с редкими вкраплениями белого.
— Я просто ищу тут кое-что.
— Ищешь… Ясненько. А змеюку зачем дразнил?
— Дразнил? Я ждал пока она уйдёт, – попытался оправдаться Михаил.
— А ты забавный, – рассмеялась неяко. – Они не нападают первыми, если ты не проявляешь агрессии. Однако в разозлённом состоянии от них нельзя уйти. Но судя по твоему выражению лица, ты это слышишь впервые.
Михаил лишь сдержанно кивнул.
— И что же ищет господин с крыльями?
— Портал. – Михаил долго думал, прежде чем ответить. С одной стороны, у него не было причин не доверять неяко, равно как и не было причин доверять.
— Портал? – неяко склонила голову на бок.
— Магическая дырка.
— Не, никаких дырок тут нет. Только та, что ты проделал в черепе той змеюки. Но она не магическая. Так что тоже не подходит. Хм, у меня идея.
— Внимательно слушаю.
— Так вышло, что я тоже кое-что ищу. Можем поискать вместе. Что думаешь об этом?
— Эта местность полна сюрпризов. Так что это будет выгодно. Моё имя Михаил, рад знакомству.
— Мэй, взаимно.
Новая попутчица Михаила была не сильно многословной. Но архангелу хватило её кратких объяснений, чтобы понять, что в небольшом городишке Энно, откуда была родом Мэй, творится что-то запредельно странное. Уже несколько десятилетий странная болезнь поражает жителей. Случайные неяко, которые ещё мгновение назад были абсолютно здоровы, вспыхивают, словно факелы. Магический огонь пожирает тело изнутри всего за несколько секунд. Старейшины городка лишь разводили руками. Пару раз из столицы к ним приезжали целители. Однако после того, как один из целителей подхватил эту болезнь и сгорел на глазах у своих коллег, остальные собрали вещи и уехали в этот же день. С тех пор из столицы приходили лишь письма с некоторыми мало реализуемыми предложениями. Местные жители называли эту болезнь «Проклятьем Атара». И связывали её с живущим, согласно местной мифологии, в недрах вулкана божеством. Из программы академии Михаил помнил, что так в Нижнем мире зовут божество огня. Инженеры Рая не смогли определить – является ли Атар собирательным образом, проецирующим силу природы, либо же представляет из себя неизвестное науке и ранее не описанное существо. Поэтому в учебной программе были представлены несколько точек зрения. Хотя сам Михаил довольно скептически относился ко всему, что связано с категорией божеств в Нижнем мире, считая это лишь мифами.
— Я понял, что ты здесь, потому что есть проблема в твоём городе. Но я пока не понимаю твоего плана.
— Лучше один раз увидеть, чем много раз рассказывать.
Михаил прилагал немало усилий, чтобы поспевать за Мэй. Казалось, словно в этом лесу ей знакомо каждое дерево и каждый поваленный ствол, насколько быстро она передвигалась.
Под вечер, когда дождь стих, Михаил и Мэй добрались до одного из святилищ. Изначально архангел представлял себе святилище как небольшое каменное изваяние или статую. Однако, перед ним раскинулись руины целого комплекса. Несмотря на то, что время солидно потрепало строения, общая компоновка оставалась понятной. Высокое пятиугольное здание с четырьмя колоннами по углам квадрата. Вход, расположенный на пятом углу, был выполнен в виде большой арки. В центре внутреннего двора возвышалась ротонда главного алтаря. Сбоку от входа располагались каменные таблички, на которых на неведомом Михаилу языке были выбиты письмена.
— Что здесь написано?
— Разное. Часть из этого ритуальные молитвы. Часть – благодарность тем, кто строил и был магом в этом святилище.
Удивительно, подумал Михаил. Целый пласт культуры оказался предан забвению. Что же заставило неяко отказаться от своих верований?
— Где-то здесь должна была быть гостевая комната, – из раздумий его вырвал голос Мэй.
Кошка с помощью огнива разожгла в алтаре пламя. Искры вспыхнули, заполняя центральное святилище светом. Тени, словно нехотя, отступали по углам, давая огню показать внутреннее скудное убранство. Интересно, думал Михаил, сколько лет здесь не горел огонь?
— Надеюсь, этого хватит, – довольно произнесла Мэй.
— Ты не знаешь наверняка?
— Этот язык очень старый, – она кивнула на таблички, — и его крайне сложно читать. Из того, что было переведено, говорилось о том, что паломник должен разделить свет огня со всеми. Свет огня есть? Есть. И я его разделила… С тобой. Так что условие выполнено, – она обтряхнула руки от несуществующей пыли. – А, вот где она.
Сбоку алтаря виднелась едва заметная крутая винтовая лестница, уходящая наверх, под купол основного здания. Протиснувшись по узким ступеням наверх, они попали в просторное и практически лишённое каких-либо предметов помещение. Лишь одинокий скелет, опутанный цепями, сидел у дальней стены.
— Как-то недружелюбно для гостевой комнаты…
— Ты про цепи-то? Монахи их носили как дополнительный вес. Проявление аскетизма и дополнительных лишений. Да, это определённо монах. Поза, в которой он сидит. Я видела такие на рисунках. Так что ты тоже устраивайся поудобнее. Пол скоро прогреется.
— Да, это всяко лучше, чем ночевать под деревом, – согласился Михаил.
Сначала архангел выглянул в узкое окно, затем обошёл всю комнату по кругу. Два входа и выхода – дверь и окно, рассуждал он. Интересно, хватит ли. На такое большое помещение. Собрав волю, он применил заклинание защиты на поверхность.
— Магия? Ты умеешь пользоваться магией? – Михаил видел, что кожа Мэй покрылась мурашками.
— Да… — он разглядывал, даже пялился на шею Мэй. – Просто дополнительная защита. Этот барьер предупредит меня, если поблизости кто-то будет.
— Какой полезный барьер, – хмыкнула Мэй, устраиваясь поудобнее, насколько это было возможно.
— Неяко же тоже умеют пользоваться магией?
— Умеют, но далеко не все. Нужно быть одарённым Богами от рождения.
— Но ты ведь же тоже пользовалась… Когда атаковала змею.
— Мм? А, это был защитный талисман. Так что это не считается.
До чего же тёплая у него магия. Мягкая, спокойная. Отличается от нашей. Так думала Мэй. Прикрыв глаза, она прислонилась головой к холодной стене.
— На… вот. Холодно же, – Михаил, протягивающий ей своё плащ, выглядел смущённым.
— Э… Спасибо, – тихо произнесла кошка, вырвавшись из своих мыслей.
В гостевой комнате повисла тишина, нарушаемая лишь едва слышимым треском пламени в центральном алтаре. Лёгкий ветер трепал кроны деревьев, разнося запах сырости. Казалось, что деревья шумно вздыхали, сбрасывая излишки влаги на землю.
На следующее, как только рассвело, Михаил и Мэй покинули святилище. Кошка упоминала, что к ней должно присоединиться двое попутчиков из её города. Они договорились встретиться у следующего святилища, до которого было примерно полдня пути. Поскольку вчерашний дождь сильно расквасил дорогу, то Михаил изрядно веселил Мэй, плюхаясь в грязь. Его положением особенно сильно усложнял латный доспех, который снижал шансы не проваливаться на каждом шаге до нуля. Кошка же передвигалась бесшумно, с долей грации. Наблюдая за тем, как она перелезает через поваленное дерево, он поймал себя на мысли, что просто пялится на неё. Когда они подходили к святилищу, то услышали лязг клинков и крики.
— Мичи, прекрати, хватит! – кричала Эльза, девушка-неяко с чёрными коротко стриженными волосами, одетая в тунику, похожую на тунику Мэй.
Парнишка-неяко, со светлыми волосами сцепился в дуэли на мечах с архангелом. Михаил редко разговаривал с Габриэлем. То ли потому что тот был молчаливым, то ли потому что им просто не о чём было говорить. Михаил в душе стыдился этого, но Габриэль из-за своей причёски вызывал у него ассоциацию со львом.
— Габриэль, он тебе не ровня! – с другой стороны архангела пытался унять Рафаэль.
Мэй и Михаил переглянулись, а потом бросились им наперерез.
— Мэй? – удивлённо протянул Мичи.
— Михаил? – Рафаэль также был удивлён.
— Мне кажется, произошло недоразумение, – вздохнул Михаил. – Что здесь случилось?
— Мэй, почему ты с этим безухим? – сурово спросил Мичи. – Он может быть шпионом ка’ахи.
— Мичи, – холодно произнесла Мэй. – Подойди-ка сюда.
Когда он подошёл, она схватила его за ухо и потянула вверх.
— Я что говорила? М? – строго спросила она, задирая ухо всё выше и выше.
— Оставаться незаметными, – пролепетал Мичи.
— Это похоже на «Оставаться незаметными»?
Михаил отвернулся от этой, довольно необычной для него картины, и посмотрел на архангелов. Мэй тем временем продолжала отчитывать Мичи.
— Вы искали портал здесь? – спросил он.
— Угу, довольно сложный рельеф. Мы пару раз сильно заплутали, но в итоге вышли на дорогу, – пустился в объяснения Рафаэль.
После достаточно длинного объяснения с обеих сторон – и от Михаила, и от Мэй, все договорились идти вместе. Мэй настаивала, что вместе им будет проще отыскать дорогу ко всем святилищам. А Архангелы решили, что имеет смысл освоиться на местности и исследовать объекты, имеющие хоть какое-то значение для местных жителей. Не могли же инженеры затолкать портал под корень какого-нибудь раскидистого дерева. Всё же их задача проверить наши способности, а не удачу, так рассуждал Михаил.
Первую неделю неяко и архангелы притирались друг к другу. Это было видно. Во время стоянок лагеря Эльза и Мичи старались держаться отдельно. А Рафаэль и Габриэль отдельно. Только Мэй делала вид, что ничего не происходит, пересекая невидимую границу в лагере по сто раз за вечер, управляя жизнью в лагере. Михаил не переставал поражаться тому, насколько способная была Мэй. Она не только довольно хорошо ориентировалась на местности, но и организовывала быт на каждой стоянке.
В середине второй недели их отряду удалось наткнуться на Аббадона и Бельфегора. Как оказалось, они встретились в первый же день испытания и решили держаться вместе, так как рассудили, что в испытании важен факт обнаружения портала. А то, нашёл его кто-то один или группой уже вторично, ибо в задании об этом не было указано явно. Михаил снова пустился в объяснения того, почему вместе с ними неяко, но, когда он дошёл до части с ритуалом, Бельфегор перебил его.
— А нельзя просто долететь до вулкана, разобраться с этим вашим Атаром? В чём сакральный смысл нам тащиться туда пешком?
— Старейшина деревни рассказывал, что тем, кто хочет приблизиться к Атару необходимо совершить паломничество. Только так двери Крипты распахнутся, – объяснила Мэй
— Ох, ну почему всегда всё так сложно?
— Думаю, здесь всем всё понятно, – подытожил Михаил, — не будем хитрить, чтобы не запороть это задание.
Немного подумав, Аббадон и Бельфегор решили присоединиться к импровизированному отряду, состоящему из двух рас. Михаил был рад, когда навыки ориентирования Габриэля дополнились способностями Аббадона. Этот архангел обладал крайне сильной чувствительностью к лоцированию построек, хотя для Михаила осталось загадкой, как именно он это делал. Архангел находил даже совсем разрушенные фундаменты, заросшие лианами.
Из всех дней, пока они шли вместе, больше других у Михаила отложился в голове случай, когда они оказались перед довольно высоким скальным утёсом, на котором располагалось святилище. Остатки каменной лестницы, ведущей наверх, не внушали никакого доверия. Поэтому мнения группы разделились. Неяко настаивали на том, чтобы найти дорогу в обход, которая, хоть и делала солидный круг, но выглядела безопасно.
— Нам ведь просто надо подняться наверх, да? – задумчиво произнёс Михаил.
— Просто подняться не получится! – резонно заметила Мэй с нажимом на первое слово.
— Ну, тогда… Заранее извини.
— А? За что?
Обхватив двумя руками Мэй, Михаил расправил крылья и взмыл вверх. От неожиданности Мэй завизжала, распугивая птиц вокруг, которые торопливо взлетали с насиженных мест в вечернее небо.
— Дурак, дурак, дурак, дурак! – колотила его ладонями в грудь Мэй, когда они приземлились. – Предупреждать же надо!!! — она протянула руку к его уху и попыталась дёрнуть вверх, как когда-то Мичи, но из-за разницы в росте у неё выходило так себе.
— Да, прости. Но я подумал, что если бы предупредил, то ты бы ни за что не согласилась. – Михаил усиленно потирал ухо. Когда Мэй поняла, что вытянуть вверх не получится, она начала тянуть ухо вниз. Ему хотелось смеяться, неведомо чему.
Некоторое время Мэй сердито смотрела на него, а затем рассмеялась.
— Надо будет повторить как-нибудь. Только не так внезапно, – она подошла к краю утёса. – Эй! Поднимайтесь сюда! – прокричала она.
Потратив солидное количество времени на то, чтобы успокоить паниковавшую Эльзу, архангелам наконец удалось поднять неяко на вершину. Абаддон и Рафаэль взяли под руки Мичи, так как он был тяжёлый. Эльзу же подхватил Бельфегор. На вершине она выглядела крайне смущённой. Бельфегор пытался пошутить про экспресс-доставку, но не был уверен, что его до конца правильно поняли.
Смотря за тем, как располагается лагерь, Михаил поймал себя на мысли, что получает удовольствие от происходящего. Ему нравилось проводить время с Мей, в каком-то смысле он привязался к ней. Также, худо-бедно, но им удалось найти ту точку доверия, в которой было комфортно всем. Сильнее остальных выделялся Бельфегор. Ему быстрее всех удалось завязать контакт с Эльзой и Мичи. Настолько, что Мэй доверяла им совместную работу по лагерю. Конечно, Михаил понимал, что в скором времени их отряду придёт конец. Разобравшись с проклятьем, неяко вернутся домой. Архангелы вернутся в Рай и, скорее всего, снова разделятся. Отогнав от себя эти мысли, он просто смотрел в звёздное небо.
— Знаешь, это было весело, – произнесла Мэй.
Примерно через две недели после того, как началась миссия архангелов в Нижнем мире, произошло событие, навсегда изменившее сложившийся ход вещей.
Мэй капитально нездоровилось с самого утра. Было видно, что ей тяжело передвигаться, но она продолжала идти, игнорируя вопросы и предложения помочь. Только под вечер, когда отряд снова поставил лагерь, она смогла отдохнуть и ей стало получше. Так сказала она сама.
Когда все легли спать, Михаил услышал, как Мэй тихо поднялась с земли и бесшумно удалилась в чащу. Заинтересованный, он пошёл за ней. То ли его смутило тяжёлое дыхание Мэй, то ли шатающаяся походка. Он нашёл её, сидящей на краю каменного выступа. Очевидно, что когда-то давно вулкан, при очередном извержении, вышвырнул эту большую каменюку сюда. Иных причин, почему она была здесь просто не могло быть.
— Всё таки услышал, да? – спросила она не оборачиваясь.
— У тебя точно всё хорошо?
— Вопрос на вопрос, а вы, однако, нахал, – усмехнулась она. – Тогда посиди со мной немного. Только немного, понятно?
Ничего не понимая, он сел рядом. Три луны, только начавшие свой цикл лишь немного освещали пространство вокруг. Их света едва хватало, чтобы глаза Мэй бликовали, когда она смотрела на архангела.
— Нет правда. Вы такие забавные с этими крыльями, – Мэй хихикнула, уткнувшись в плечо Михаилу.
— Ты… ты чего это?
— Моё время пришло, – она показала резко покрасневшие руки, — мне бы истерить сейчас, орать что всё несправедливо. А мне просто немного грустно. Грустно, что не увижу, как вы справитесь со всем этим.
— Ты так в нас веришь?
— Конечно. Стала бы с вами таскаться если бы не верила. Не смотри только, ладно? Как я сгорю.
— Если бы я только мог, – он сильнее прижал её к себе.
— Ей, обожжёшься же!
— Не страшно. Заживёт. В отличии от того, что останется на сердце.
— Ты всегда б был такой милый, цены б тебе не было.
Жар её тела стремительно рос. Михаил чувствовал это. Чувствовал и не отпускал её. Почему так несправедливо? Ему хотелось кричать. Мэй прижалась губами к его щеке, роняя слёзы, что сразу же испарялись.
— Обожгу же.
— Если сгорим вместе, не страшно. Знаешь, я всегда восхищался огнём. Его силой, неудержимостью.
— А теперь?
— А теперь я ненавижу его. Он забирает тебя у меня.
— Огонь не виноват, правда. Верь мне, – произнесла она тихонько.
Мэй положила руку на его щит, а затем вспыхнула факелом. Михаил вытерпел, пока Мэй не рассыпалась в прах, оставив лишь горстку золы после себя.
— За что? – вырывалось у него хриплым голосом.
Он сидел неподвижно, не в силах пошевелиться. Игнорируя боль, он медленно продумывал дальнейший план действий.
— Вся правая сторона! – причитал Рафаэль, накладывая заклинание исцеления. – Вот просто вся в ожогах! Ни единого живого места!
Архангелы нашли Михаила под утро, сидящим в той же позе. Никто из них не стал задавать дополнительных вопросов. Картина произошедшего была ясна по окружающей обстановке.
Дальнейшие дни потекли рутинно и однообразно. Отряд подходил к святилищу, разжигал огонь и шёл к следующему. По данным Мичи, им осталось всего пять святилищ. В отряде повисла унылая атмосфера. Все реже останавливались на отдых, реже задавали вопросы. Все были предельно собранны и предельно молчаливы. Михаил не произнёс за эти дни ни одной реплики кроме тех случаев, когда он уточнял направление движения. Изначальный маршрут, на который они с Мэй заложили четыре дня, был пройден за полтора. С последнего святилища был виден вход в Крипту. Две массивные каменные створки находились в небольшой пещере. Когда отряд спустился вниз, от святилища к дверям, запахло серой. Туман, скопившийся в низине, дополнялся летевшим пеплом. Со склонов вулкана периодически сыпались камни.
Когда они почти подошли к дверям, то выяснилось, что все, кроме Михаила, упёрлись в невидимую стену, которая отталкивала их. Чем сильнее Мичи пытался вбежать в стену, тем сильнее она его отшвыривала назад.
— Магический барьер. И довольно сильный, – оценил магию Бельфегор.
— Ничего не поменялось, – пробормотал Михаил, продолжая идти к дверям, – просто ждите здесь в таком случае.
— Но, Михаил, ты же будешь один, – прошептала Эльза, закрывая лицо руками.
— Я никогда не отступлюсь от того, что обещал, – произнёс Михаил, встряхивая меч. – Я заставлю его отозвать это проклятье.
С этими словами он толкнул дверь в Крипту. Дверь, покрывая вековым слоем пыли нехотя, словно просыпаясь от долгого сна, отворилась. Протиснувшись в каменных створках, Михаил скрылся в глубинах, разгоняя мрак факелом.

◊◊◊

Мрачные склоны Бесара притягивали к своему подножию многих авантюристов со всего света. Часть из них хотела своими глазами увидеть обитель одного из Богов стихий. Иные же жаждали аудиенции, однако геотермальная активность вулкана сводила на нет попытки хоть каких-либо построек. Поэтому, в отличии от иных мест, наделённых магической силой, здесь не было построек, сделанных неяко. Легенды гласили, что однажды Атар, Бог Огня, пролетал по небу в светящейся колеснице над этими землями. Он увидел, что Бесар извергает из своих недр потоки магмы. И эти потоки поджигали всё вокруг. Непорядок, решил тогда Атар. Взмахом руки он успокоил разбушевавшийся вулкан, но понял, что однажды вулкан проснётся вновь. Поэтому он создал Крипту внутри вулкана и поселился там, держа вулкан под своим контролем.
— Ладно, допустим, древние жители приняли комету за колесницу Бога Огня – рассуждал вслух Михаил, осторожно ступая по гладким ступеням. – но этот проход – явно рукотворный. Интересно, что за магия или технология здесь применялась.
Чем ниже он спускался по прямому, как стрела, проходу, тем жарче становился воздух. В основании стен всё сильнее проглядывалось красное свечение. Оно подсвечивало жёлтые кристаллы минералов, что наросли на стенах тоннеля. Ловя едва пульсирующий свет, они мерцали слабыми искрами света. Дополнительное, завораживающее свечение давали отблески от факела, что нёс Михаил.
Когда жар, исходящий от стен, начал пересекать терпимый предел, показался конец тоннеля. Михаил затушил факел – в нём больше не было нужды. Посреди вытянутой залы с высоким сводом, что поддерживали четыре тонкие колонны, плескалось озеро из магмы. Огненная жидкость пузырилась и тихонько шипела, нарушая стоявшую тишину. Через озеро вела узкая дорожка из застывшей лавы. В нескольких местах она расширялась, создавая небольшие, почти идеальной формы круглые области. Михаил, обнажив клинок, осторожно ступал по немного шероховатым тёмным оплавленными выступам. Он, поражённый этим зрелищем, старался ступать как можно тише, но каждый его шаг всё равно гулко отдавался эхом.
Дорожка привела Михаила в небольшой, но достаточно широкой скальной полке. Издалека, пока он шёл, то думал, что ему показалось. Но чем ближе он подходил, тем сильнее понимал, что перед ним располагалась огромная статуя, практически полностью слившаяся со склоном вулкана. Едва нога Михаила ступила на каменную площадку, как перед ним возникло видение. Это был словно лёгкий мираж, длившийся всего секунду, однако Михаил помнил его всю свою жизнь. На него смотрели глаза волка. Глаза, отливавшие жёлтым блеском. В темноте позади морды вспыхнули два багровых крыла. Прежде, чем Михаил успел что-то понять, волк прыгнул прямо на него. Потеряв от неожиданности равновесие, Михаил упал на пол. Мираж прошёл сквозь него. Лишь из ниоткуда взявшийся ветер растрепал и из без того взъерошенные волосы.
— Ты чего тут развалился?
Низкий, звучный голос наполнил собой всё пространство залы. Он проник в каждый уголок, в каждый неровный выступ нагромождений камней, в каждую пору магмы. Едва Михаил пришёл в себя, потрясённый этим голосом, и начал придумывать какой-то внятный ответ, как статуя пришла в движение. Камни, лишённые опоры, осыпались с потолка Крипты прямо в огненный вихрь, что окутал статую. Антропоморфная фигура была примерно трёхметровой высоты. Тело состояло из потоков лавы, перетекавшей снизу вверх и сверху вниз спиральными потоками. Вокруг ожившей статуи левитировали огненные капли. Михаил на всякий случай попробовал быстро подсчитать их, но почти тут же сбился. Шарики огня изредка менялись местами, подчиняясь какой-то своей, непонятной другим логике. Статуя сделала уверенный шаг вперёд, ступив на ту же самую полку, где был Михаил. Озёра из лавы тут же отозвались, выбросив гейзеры к потолку Крипты. Не было сомнений: перед Михаилом стоял он – Бог Огня Атар.
Бывшая статуя застыла, не сводя горящих пламенем глаз с Михаила. В Крипте стало тихо, лишь магма в озере еле слышно булькала пузырями.
— Я… Я… — Михаил отчаянно пытался подобрать слова.
Стоявший перед ним противник был несоизмеримо сильнее его. Архангел понимал это. Ощущал магическую ауру, что пульсировала вокруг. Однако, думал Михаил, неужели у меня есть право подвести тех, кто рассчитывает на меня? Эльза. Мичи. Мэй… Все те неизвестные жители, что погибнут, если ничего не предпринять. Терзать себя сомнениями, когда другого варианта и быть не может, усмехнулся он, интересно откуда это у меня.
— Мы прошли твой ритуал. Мы совершили паломничество в храмы.
— Храмы? Паломники? Ритуалы? – нахмурившись, спросил Атар. — Ты правда настолько наивен? Мне нет дела до того, что делают смертные, даже если при этом они используют моё имя. Их действия никак не отражаются на мне. Равно как не отразилось бы и их бездействие. Даже если все живущие в этом мире забудут, кто есть Атар, то ничего не изменится. Я всё равно буду существовать. Огонь будет существовать. Итак, зачем ты здесь?
Михаил знал, что это игра. Игра, в которой следующий ход уже известен и нужен лишь повод. По мнению Михаила, Атар отлично понимал, зачем здесь архангел. Ему был нужен лишь повод.
— Говоришь так, словно тебе ничего не известно. Словно ты тут не при чём. — вспылил Михаил.
— Какой ритуал, мальчик? Ты прошёл сквозь барьер, потому что мог пройти.
Что? Пронеслось в голове Михаила. Можно было не тратить время на дурацкие святилища, а сразу лететь сюда вместе с Мэй? Тогда бы… тогда бы она точно была жива.
— Ты… Я уничтожу тебя. Я заставлю тебя молить о пощаде, – выхватив меч, Михаил расправил белоснежные крылья.
— Как интересно… — прищурившись произнёс Атар. – Ну попробуй.
После этих слов он развёл руками в стороны, зачерпнув воздух. Озёра лавы отреагировали по бокам отреагировали моментально, взмыв струями вверх, образуя купол. Поднявшийся огненный шторм внизу норовил сбить Михаила с ног, так что ему пришлось выставить щит перед собой. Маленькими шажками, он пытался приблизиться к Атару. Лавовый купол тем временем набрал достаточно массы, и, с хищным плеском, обрушился вниз. Архангел едва заметил падающую сверху жижу. Выставив защитное заклинание, он взмыл в воздух, проскочив в узкий участок между стекающими потоками лавы. Куском латного наплечника он зацепил жижу и металл начал сразу оплавляться, так, что Михаилу пришлось отстегнуть и скинуть его на пол.
Следующая атака Атара началась сразу, не успели последние капли лавы упасть на пол. Махнув рукой назад, Бог Огня призвал огненный шар. Из маленького пучка света тот быстро превратился в пылающую сферу. Атар направил её в Михаила. Едва тот успел выставить щит, как сфера выстрелила направленным потоком огня, вдавив Михаила в землю. Непрекращающиеся удары были насколько сильными, что тот вынужден был опуститься на одно колено. Набрав достаточно силы, поток огня стал медленно обтекать массивный щит. Краем глаза, Михаил видел языки пламени, а значит времени у него оставалось всё меньше. Буквально сложившись под щитом, он резко наклонил щит влево, отводя пламя в сторону. Оттолкнувшись ногами от земли, Михаил при помощи крыльев раскрутился и вошёл в воздушную спираль, которая создала достаточное количество скорости, чтобы сократить дистанцию с Атаром. Однако, Бог Огня только и ждал этого. Создав в левой руке подобие пламенного хлыста, он ударил архангела в корпус. Михаил вылетел из спирали и, врезавшись в потолок, рухнул плашмя на каменный пол. В этот момент архангел был беззащитен, и Атару было достаточно одной атаки, чтобы прикончить его. Но Бог Огня стоял на том же месте. Неподвижный, словно статуя, он лишь молча наблюдал за тем, как Михаил медленно поднимается на ноги.
— Думаешь, ты такой недосягаемый из-за своих дистанционных атак?! – сплюнув, прокряхтел Михаил. – Я всё равно пробьюсь.
— Да? Давай-ка я тебе помогу в этом.
Атар резко уменьшился в размерах, став одного роста с Михаилом. Огромная лавовая статуя исчезла, словно её не было. На секунду миниатюрная версия Бога Огня зависла в воздухе, а затем спрыгнула вниз. Приземлившись на ноги, Атар вытянул правую руку вбок. Михаил по инерции прикрылся щитом, однако атаки не последовало. Сбоку от Атара из-под каменных плит, оставив большую расщелину, вырвался меч. Ловким движением Атар перехватил рукоять. От соприкосновения с пальцами Бога Огня клинок полыхнул багровым пламенем. Маленькие вихри пламени кружились в причудливом танце вокруг лезвия. Атар неспеша шёл на встречу Михаилу, немного прокручивая меч вокруг себя, словно разминал кисть руки.
— Ты ведь этого хотел, да?
После этих слов Атар резко сократил и без того короткую дистанцию между ними. Спустя мгновение на Михаила обрушился град ударов, заставивший его уйти в защиту. Бог Огня не давал архангелу даже шанса контратаковать, заставляя его постоянно перемещаться. Выгадав момент после пары особенно сильных ударов по щиту, Михаил взмыл в воздух. Атар на это среагировал почти сразу. Взмахнув мечом наотмашь, он призвал лавовые колонны, каждая из которых была больше предыдущих. Используя их как ступени, он за несколько широких прыжков догнал Михаила. Ухватив его за крыло, он швырнул его вниз, спикировав следом. От крыльев исходила пульсирующая боль, приходившая прямо в затылок. Эти ощущения парализовали Михаила на несколько секунд. Никто и никогда прежде не касался его крыльев. Его крылья были как эталон защиты. Выдерживали магические разряды и прямые удары холодным оружием. А сейчас оказались беззащитны, как если бы были сделаны из хрусталя.
— Подъём! Есть живые? – Атар наклонился и гаркнул ему в ухо.
Если так будет продолжаться, подумал Михаил, медленно поднимаясь с пола, то скоро ответ станет отрицательным. Не успел он до конца встать на ноги, как Атар атаковал прямым ударом прямо в нагрудник. Дополнительная магическая атака создала небольшой взрыв, откинувший Михаила к краю одного из лавовых озёр.
— Хм? И это всё? – разочарованно произнёс Атар, глядя на архангела, который и не думал вставать.
Зачерпнув рукой воздух, Атар призвал огненный поток. Накопив достаточно заряда, он швырнул его в Михаила. Стоило потоку подлететь к телу архангела, как от Михаила во все стороны вспыхнул яркий свет. Свет заблокировал огненный поток, заставив его зависнуть в воздухе. Вокруг Михаила, медленно встававшего на ноги, полыхали вихри пламени. Крылья архангела, которые сейчас были широко расправлены в стороны, излучали бледно-жёлтое свечение, а белки глаз горели ярко-красным цветом в тон полыхавшему вокруг огню. Вытянув руку, Михаил сжал кулак, гася зависший поток. Махнув мечом, он сдвинул огненный вихрь и направил его в сторону Атара.
Бог огня стоял неподвижно. С лёгким прищуром он наблюдал за изменениями архангела. Однако больше всего прочего его заинтересовал щит. Изменения в силе Михаила активировали его. В центре щита и под четырьмя выпуклыми элементами горел огонь. Сами элементы немного сдвинулись от центра. Однако, судя по бороздам на щите, они должны были выезжать до самых краёв.
Огненный вихрь метался вокруг Атара. Он чувствовал его. Чувствовал, как магия пытается пробиться сквозь его защиту. Неумелая, неконтролируемая спонтанная. Так Атар описал магию архангела в своей голове прежде, чем Михаил рухнул на пол. Свет крыльев медленно исчезал, взлетая кристалликами к потолку Крипты.
— Да, это было интересно, – произнёс Бог Огня, подходя к телу.
Активировав магию, он заставил меч раствориться в воздухе, а затем вернул себе первоначальный рост.
— А что с тобой, дитя? – спросил Бог Огня, прикасаясь к щиту.
Из него выплыла огненная фигура Мэй. Она словно состояла из пламени. Вспарив над плитами Крипты, Мэй кувыркнулась в воздухе, словно пробуя новые способности. На каменные плиты пола Крипты падали языки пламени.
— Из-за твоей новой формы тебе известно всё, что произошло с тобой и твоим городом. Вопросы? Протесты?
— Не имею, – ответила Мэй, глядя на Атара.
— Замечательно. Станешь его проводником, – по тону Атара нельзя было понять, приказ это или вопрос.
— Я хотела бы остаться. С ним, – кивнув, Мэй указала на лежащего без создания Михаила.
— Развей сразу свои иллюзии на этот счёт. Ты станешь его проклятьем. И будешь медленно пожирать его изнутри.
— Огонь бывает разным. Я буду тем огнём, что ему нравился.
— Я и есть огонь! – расхохотался Бог Огня, запрокидывая голову назад. – Моё дело лишь предупредить тебя. Хотя… Хотя исход будет един. Вы будете обвинять меня в том, что я виноват во всех ваших несчастиях. Хотя вы сами запросили их для себя. Запросили, зная о цене.
— Придёт день, и мы узнаем, кто был прав.
— Конечно, придёт. Но не забывай, что ты лишь частица меня, дитя.
Бог Огня надолго замолчал, смотря на лежащего без сознания Михаила.
— Знаешь, что это? – спросил он у Мэй, зажигая в руке ещё больше огня.
Из пламени появилась, отливаясь металлическим блеском, часть маски. Она была похожа на те, что носят на глазах во время карнавалов.
— Маска, я полагаю, – просто ответила Мэй.
— Верно. Маска Истинности. Одна из трёх частей Маски Вечности.
— И зачем она?
— Цельная маска – для того, чтобы стать Богом. По крайней мере такая задумка была у того, кто её создал. Часть этой маски – позволяет видеть ложь. Создатель маски просил отдать её тому, кто впитает часть пламени. Мне кажется, это условие выполнено?
Не дожидаясь ответа, он нацепил маску на глаза Михаилу. Маска засветилась мягким жёлтым светом, а затем исчезла.
— А он сразу сможет ей пользоваться? – Мэй с интересом наблюдала за новой для неё магией.
— Если маска решит, что он достоин.
Пальцем Атар указал сначала на Мэй, затем на щит, принудительно возвращая её внутрь оружия.
— Кажется, здесь мы закончили, – довольно произнёс Атар.
Взяв Михаила за шкирку, он доволок его до края круглой залы. Остановившись напротив длинного коридора, что вёл наружу, он ещё раз задумался. Убедившись, что ничего не забыл, он выдохнул, заставляя огонь вокруг себя вспыхнуть снопами искр.
— А теперь выметайся вон! Возвращайся, когда будешь сильнее.
Атар что было силы швырнул Михаила в направлении коридора. Тот со свистом за пару секунд преодолел длинный коридор и в