Автор: Ekaterina Yu
Чертов пальчик
НЕЗАВИСИМОЕ ИСКУССТВО
ЛИТЕРАТУРА

Чертов пальчик

Свойства работы: Разрешить публикацию на сайте, Принять участие в конкурсе НИ, Разрешить публикацию в журнале
Дата создания работы: 2020

Чертов пальчик. 1986

Тетя Лена Харчова помутилась рассудком. В какой момент это произошло, никто даже не заметил. Только стали замечать, что всегда опрятная умница-Лена стала вдруг какой-то «помятой», как говорят у нас, «необихоженной». То прядь волос выбьется из-под платка, а хозяйка так и оставит ее неприбранной. То пуговиц на одежде не досчитается, да так и не пришьет. Вроде мелочь? Потом стали появляться, в ее разговоре небылицы. Да только махнули рукой – «привирает» и, Бог с ней.

Болезнь набирала обороты, поедая разум и внося в жизнь женщины свои жестокие коррективы.

Бывшая рукодельница, известная своим мастерством, она потихоньку совсем забросила вышивание, перестала брать заказы. Срезала толстенную косу, не понимая, как с ней теперь обходится. Перестала мыться и менять одежду. Быт ее обмельчал и упростился, идя на поводу у неспособного к работе рассудка.

Мы, дети, посмеивались над ней, не понимая причин ее странностей. Смешной и несуразной казалась она. Когда тетя Лена, по-соседски, приходила к бабушке, та выносила для нее из дома табуретку и ставила в метре от крыльца. Дескать, пришла, так садись, не жалко. Все помнили, какой она была, жалели и не отказывали в гостеприимстве. А она, расправляла свой изношенный рабочий халат, из черного, за годы непрестанной носки превратившегося в светло-серый, садилась и начинала свой разговор. По двору стелилось ни с чем не сравнимое амбре, возвещавшее нам, детям, что тетя Лена у нас в гостях.

Вот тогда, мы, бросали все свои ребячьи заботы, и, «ушки на макушке» садились послушать про ее житье-бытье. Рассказы ее были сбивчивы и нелогичны, но в них было стооолько интересного!  За тетей Леной гнались с ножами уголовники, она давала им яростный отпор и уходила чуть живой от погибели, люди «мёрли» средь бела дня прямо в магазине, черти воровали с грядки капусту…

Взрослые гоняли нас, запрещая таскаться за тетей Леной с глупыми расспросами. Еще бы! Сколько ночных кошмаров после таких посиделок пересмотрели мы, не давая спать родителям по ночам.

Но, «сколько волка не корми, он все в лес смотрит», завидя ее, идущей с поля с козами, мы всей толпой бежали к ней, узнать где она была и что видела. А, уж она, не скупилась на небылицы, которых мы так жаждали.

Однажды, заметив, как тетя Лена возвращается с поля, наша дружная компания, устремилась к ней. Тетя Лена держала за веревки двух коз, которые тянули ее в разные стороны.  Козы были под стать хозяйке — густо украшенные полевыми колючками, с худыми обвислыми боками, на которых свалявшаяся в колтуны шерсть висит неряшливыми сосульками. Мотая рогатой головой, козы приводили в движение мух, отдыхающих на их загривках.

Ну, а, мы уж тут, как тут – любопытная ребятня! Сноровисто распутали веревки, терзающие козьи ноги, согнали гулён на дорогу, чтобы они шли вместе и дали нам поговорить с хозяйкой.

— Как дела, теть-Лен? Чего видела?

Мы плелись за ней, жадно ловя свежий воздух и каждое ее слово.

— Гроза была… — почесывая голову,  с застрявшими в волосах репьях, сказала она.

— Черти на камнях у колонки плясали, пальцы порастеряли. Сами страшные, а пальцев-то у них у-у-у,  не сосчитать! Кто найдет чертов палец, у того раны быстро заживут.

— А какие они, эти чертовы пальцы? А ты их видела? А кровь на пальцах есть? – спрашиваем мы наперебой, — а самим страшно до жути.

Так, подгоняемые очередной страшилкой мы подходим к ее дому. На днях, грузовик привез сюда целый кузов речного гравия и выгрузил на дороге. Рабочие разровняли кучу, очертив границы будущей дороги. Скоро здесь проложат асфальт, а пока, для нас это целый мир удивительных камушков и простор для игр.

Висящая на одной ржавой петле, калитка дома Харчевых, была приоткрытой. Внутри, с дороги, видна высокая трава и протоптанная вдоль палисадника узкая тропка. Козы, волоча за собой веревки, устремились к дому. А мы продолжили свой расспрос.

У тети Лены на все вопросы есть ответы. Чертей она сама не видела, гроза ведь ночью была – темно, только слышала их крики. Кровь с этих (потерянных) пальцев дождь смыл. Стало быть, можно приступать к поиску. И тетя Лена, опускается на колени, щурясь, начинает искать в груде цветных камушков эти волшебные останки. Временами она о чем-то задумывается и поиск останавливается. Детский интерес недолговечен, и мы начинаем скучать. Чертовы пальцы так и не найдены. Тетя Лена, кряхтя, встает с коленей.

— У меня есть один во дворе, давече нашла, — бурчит она.

На правах ближайшей соседки я иду с ней во двор, подспудно понимая, что участвую в какой-то глупой игре, и за это участие мне непременно влетит от бабушки.  Однако, недолго поискав в огороде, она приносит чудо-камень из своей собственной коллекции. Длинный конус серо-коричневого цвета, как морковка, с одним закругленным узким концом и дыркой на противоположном. Увидев его, я сразу вспомнила, что такие камушки мне уже попадались, только тогда я не знала о его «волшебных» свойствах. Дав мне полюбоваться сокровищем, тетя Лена ловко стала его пилить с острой стороны, взяв в дрожащие старческие руки валявшийся неподалеку напильник.

— Вот, сыщешь чертов пальчик, потрешь его в муку, посыплешь на рану, все и пройдет.

Надо ли говорить, что на протяжении следующих недель дворовая ребятня провела в поисках «чертовых» пальчиков? С утра и до позднего вечера искали, находили, менялись, и бесконечно тёрли, тёрли и тёрли в порошок, посыпая разбитые во время раскопок колени…

Человеческая Нога.

Однажды детская жадность до сказок увела нас, ребятишек, далеко в Ониковский лес. Оставленные, городскими родителями на лето, дети, в деревне предоставлены сами себе. У бабушек своих дел столько, что прокорм и постой вверенных им внуков – единственная задача, которую они в силах взять на себя. Так, слоняясь без дела по улице, мы заприметили тетю Лену Харчову.

Она была чем-то взволнована, и мы сразу стали расспрашивать ее, что случилось. Сбивчиво она рассказала, что далеко за двумя полями появилась Нога. Она пугает коз, когда те пасутся неподалеку, и тетя Лена вынуждена искать новое пастбище. Понятное дело, мы не могли оставить бабушку сражаться с Ногой в одиночку, и, молниеносно снарядили отряд по отлову хулиганки.

Совещались недолго.

Колька Зайцев – отказался идти в  экспедицию, бабушка наругает, если узнает, гулять не пустит, а он дома сидеть никак не может. Андрюшка Портянов, братья Стаська и Владька Беловы, согласились не раздумывая. Я успела даже отпроситься у бабушки «пойти в поле с тетей Леной Харчовой».

Подстраховались: взяли палки, игрушечный пулемет, скакалку, чтобы связать Ногу, если та решит сопротивляться. И вот, мы идем. Медленно, под палящим солнцем через полуденное марево бескрайнего, как тогда казалось нам, поля. Дорога в две колеи, то и дело запинаемся, никто не хочет идти последним, страшно.

— Теть-Лен, а какая она Нога? Большая или маленькая? Она в сапоге? Может босая? — вопросы задаем, волнуемся, жутковато как-то.

— Давайте вернемся, страшно, — говорит Стаська. Он еще маленький, ему лет 5, младше нас всех. Нам тоже страшно, но мы стараемся не показывать, чтобы не вносить смуту в наш маленький отряд.

— Теть-Лен, а чего она там делает, эта Нога? Спит или ходит? – продолжаем расспрос.

— Играет она, — лениво отвечает тетя Лена, поправляя шерстяной зеленый платок. Удивительно, как не жарко тете Лене? — думаю я. Температура воздуха градусов 30, а она в теплом платке и шерстяных носках.

— Во что играет? – мальчишки оживились, предполагая, что Нога может оказаться дружелюбной и драться не придется.

Тетя Лена щурится, припоминает.

— Машина там у нее есть, железная большая.

— Гоночная? Моделька? Японская? – почти заикаясь, тараторит Андрюшка Портянов, в надежде, что тетя Лена знакома с новинками иностранного автопрома.

— … нееет, — помедлив тянет она с интонацией знатока, — ЗИЛ или МАЗ ржавый, еще коляска детская.

Немного сникли. Владька, самый старший из нас, ему уже 7 лет, предлагает вернуться. Тут тетя Лена прибавляет ходу, машет рукой, оглядывается по сторонам.

— Вон тот лесок, там Нога живет!

В гробовом молчании, собрав всю свою детскую храбрость в кулак. Идем на встречу судьбе. Стаська всхлипывает. Владька с красными щеками, он всегда краснел, когда волновался. Андрюшка сник и идет последний, пряча глаза под светлой челкой. Палки везем по земле. Пулемет оставили в поле, далеко позади, чтобы забрать на обратном пути (Андрюшка опасался, что дорогое его сердцу оружие, Нога может отнять). Тетя Лена – наш флагман, идет уверенно к лиственному лесочку, за которым виднеется  тропа в Ониковский лес.

— Бейте ее! — скомандовала тетя Лена, указывая куда-то в сторону.

А мы остолбенели!

Перед нами высилась огромная свалка мусора во всем своем великолепии. На поверхности сгружены старые тюки, распухшие матрасы, рваные ботинки, сломанные детские игрушки, коляска без люльки, искусственные кладбищенские цветы и прочий хлам. Завершал картину, величественно лежащий на самом верху кучи, пластмассовый протез.  Вот она – Великая и Ужасная Нога — владычица помойки. Нога была, не по погоде, обута   в теплый ботинок и выглядела буднично и, даже, простодушно.

Вернулись домой уже затемно. Уставшие, голодные, разочарованные, мы были встречены встревоженными бабушками, которые метались по всей улице и звали нас. Колька Зайцев нас не сдал, бабушкам не сказал, куда мы ушли, но в наших поисках активно участвовал.

Конечно, нам влетело! За Ногу. За то, что разговаривали с тетей Леной. За то, что заставили  взрослых волноваться, исчезнув средь бела дня.

На следующий день, все участники этой экспедиции были наказаны домашним арестом и сидели в своих дворах. Выход на улицу был строго воспрещен. Гулял только Колька. Ему, как добропорядочному внуку, не участвующему в сомнительных проказах,  было разрешено выходить за пределы дома.

***

Сейчас в окне старой библиотеки до сих пор видна штора, которую виртуозно вышивала тетя Лена Харчова. Белоснежная, с легким дырчатым узором – настоящее украшение старенькой оконной рамы. В нашем доме вышитые ею подзоры и покрывала на подушки, красуются до сих пор. Во многих домах нашей деревни есть ее работы, они узнаваемы, у них есть особый стиль, который ни с чем не спутаешь.

 

 

 

1

2 комментария

  1. Рассказ навевает воспоминания о детстве – невозможно забыть этот незабываемый аттракцион под названием «лето в деревне».

    Читается с удовольствием – автору удалось передать ту юную беззаботную деревенскую атмосферу, когда главная проблема всей жизни – это наказания от родителей. Да, и образ Лены Харчовой определенно удался. Уж не возьмусь говорить взят ли он с реального человека или это просто авторский вымысел, но персонаж получился. И тоже вызывает теплоту, так как, мне кажется, у любого ребёнка (детство, которого, летом проходило у бабушки) была своя «тётя Лена». У нас был очень колоритный сумасшедший старичок, который тоже травил истории, но ещё и нещадно матерился, гоняясь за нами со своей палкой, когда его совсем уж достанешь.

    Язык отличный. Очень лёгкий и гладкий. Вообще никаких нареканий.

    Спасибо автору за лёгкое погружение в детство и приятные воспоминания о далёкой деревне. Это дорогого стоит*.

    *Данная рецензия – составлена представителями редакции сайта и является частным мнением о произведении. Эта рецензия, как и сама редакция сайта никак не влияют на конкурсную оценку произведения. Желаем Вам успеха и удачи на Вашем творческом пути!

    1

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *