Автор: Катерина Попова (Калиткина)
Шоу уродцев
НЕЗАВИСИМОЕ ИСКУССТВО
ЛИТЕРАТУРА

Шоу уродцев

Свойства работы: Разрешить публикацию на сайте, Принять участие в конкурсе НИ, Разрешить публикацию в журнале
Дата создания работы: 2020 год

Карина считала свою жизнь гадкой, никчёмной и даже позорной. И какие бы убеждения она не слышала со стороны, о том, что нужно жить и радоваться, в её положении это было горькой насмешкой. Легко судить других, если ты полноценный здоровый человек. А вот если судьба над тобой хорошенько поглумилась, а природа слепила непонятно, что из твоего тела, то жизнь кажется сущим адом.

Мать Карины, с самого её рождения, говорила ей, что она сильная и справиться со всеми ударами. Но так считала только её мать. Все же остальные, даже самые близкие, отец и сёстры относились к Карине, как к забавной домашней зверюшке.

Эта девочка с детства не любила смотреться в зеркало, не любила выходить на люди и общаться со сверстниками. Чаще всего она сидела дома и пыталась учиться наукам своими силами. Её не приняли в школу, потому что у неё были проблемы с речью, да если посмотреть правде в глаза, её бы не принял ни один директор, из-за страха проблем в классе.

Если ей приходилось выходить на улицу, то она прятала своё лицо глубоко в капюшоне, пытаясь скрыть всё своё безобразие.

Но однажды, в город приехал бродячий цирк. Сёстры Карины визжали от восторга и нетерпения увидеть клоунов, фантастические трюки под куполом шатра и разные диковины со всего мира. Еще за неделю до открытия представления, сёстры ходили за родителями по пятам и просили купить билеты. Одна лишь Карина молчала, думая о жалости к тем людям, которым приходилось бродить по всему миру, не иметь собственного дома, и всегда быть на глазах у публики. Она прочитала очень много книг в отличие от своих сестёр и многое понимала лучше, чем взрослые.

И вот, спустя неделю уговоров, родители принесли в дом билеты в цирк, с одним условием, что пойдут все три дочери.

Мать с отцом иногда жалели Карину, в них просыпалось какое-то сострадание к ребёнку, которого они произвели на свет, им хотелось что-то сделать для неё полезного. В этот раз это оказался поход в цирк.

Для Карины эта новость была ещё страшнее, чем предложение пойти в общественную школу. Она плакала, пытаюсь хоть как-то объяснить, что ей страшно идти в заведении такого рода. Но родители сообщили, что если не пойдёт одна, то не пойдут все. И тут началось самое интересное. Одна сестра пыталась её ласково уговаривать, другая же решила подойти более грубым методом. Это были и угрозы и даже несколько раз сестра ударила Карину, правда потом извинилась. Таким образом за кошмарную неделю, они настолько вылезли из кожи вон, что девушке пришлось согласиться. К тому времени, когда начали происходить все эти события Карине исполнилось пятнадцать лет. Это был тот самый чудесный возраст, когда девушки начинают расцветать и понимать вкус жизни. В нашем же случае, девушке с дефектом становилось всё только хуже от осознание своего уродства.

*

Это был первый день осени, когда бродячий цирк раскинул свои шатры в центральном парке города. Это был шумный день, состоящий из звонкого смеха, пьяных ругательств, звуков инструментов, а также веселого смеха детей, которые пробирались посмотреть, как создаётся волшебство.

Люди со всего города ручьями стекались к парку. Это был маленький городок, в котором из всех развлечений, был кинотеатр, да ночной бар, в котором часто случались драки, а наутро все обсуждали, кто кого побил и из-за какой юбки это всё произошло.

А тут такое представление, которое, точно останется в памяти этого города как самое яркое мероприятие в году.

С самого утра, три сестры тщательно подготавливались к вечеру, которого они так долго ждали. Две из них выбирали платья, которые будут лучше смотреться в толпе, делали причёски и макияж, который разрешила им мать. А Карина сидела на подоконнике поджав под себя ноги и с тоской смотрела на деревья, которые в ближайший месяц поменяют свой цвет с зелёного на оранжевый и думала, как бы ей тоже хотелось, снять с себя кожу, чтобы под ней оказалось новая, красивая. И иметь возможность меняться, как деревья из года в год.

— Карина, детка ты готова? — спросила мама, подходя к двери её комнаты.

Все в семье знали, что из-за деформации лица Карина не могла разговаривать, но всё равно старались обращаться к ней на равных.

Девушка подошла к двери, и раскрыла её.

— Малышка, неужели у тебя нет вещей по ярче? В этом черном балахоне ты похожа… —  мать хотела сказать на смерть, но в последнюю секунду передумала, стараясь не обидеть ребенка и добавила, — на монаха. Может быть оденешь что-нибудь жёлтенькое?

Карина молча помотала головой, прошла мимо матери и начала спускаться к входной двери.

— Девочки! — крикнул отец снизу. —  Все готовы? Пора выходить.

Две оставшиеся сестры быстро спустились, они выглядели словно куколки, а в контрасте с Кариной смотрелись, как принцессы.

И вот дружный поход по дороге через пол городка к парку, к которому Карина так не хотела идти.

— Дамы и господа, дети всех возрастов, любители яркого и необычного, и даже страшного, цирк madame Grossière, с радостью покажет вам, то чего бы вы никогда не увидели в своей жизни без нас. Вам покажут самых страшных людей на свете, самых гибких людей, самых сильных, и даже тех, кто на первый взгляд кажется самым обычным. После посещения нашего цирка, ваше представление о жизни навсегда изменится. — зазывала около входа в цирк кричал ещё что-то, но Карина его уже не слушала. Что они могли показать ей о жизни такого, чему она смогла бы удивиться?

— Девочки, поторопитесь — сказала мама, — Нам нужно успеть занять лучшие места на представление в главном шатре. Там будут эквилибристы, канатоходцы. Я слышала, что будет та девочка, которая зажав в зубах нож, привязанный к канату, сможет удержаться под самым куполом. Вы представляете, как это будет весело!

Сёстры запрыгали и захлопали в ладоши, а Карина лишь сильнее натянула капюшон на лицо.

И вдруг, огромная толпа понеслась ко входу так, будто за ними гналось стадо разъяренных быков. Все начали толкаться, пихать локтями, ругаться друг на друга и в какой-то момент Карина поняла, что потеряла из виду свою семью.

Она поспешила отойти немного в сторону, чтобы её случайно не задавили и оказалась сбоку от шатра жёлтого цвета, позади которого было абсолютно пусто. Она присела на валявшийся там рядом пенёк, чтобы немного перевести дыхание, и понять, что лучше сделать в первую очередь: начать искать родители или вернуться домой.

— Дитя моё, ты потерялась? — спросил голос прямо над её ухом. Она приподняла голову и увидела очень высокого человека в полосатых штанах, клетчатой рубашке и с цилиндром на голове. У него был интересный французский акцент, а лицо выражало сочувствие, но не то сочувствие, от которого хочется ещё больше забиться в угол, а такое, в котором чувствовалось понимание.

Карина бы с радостью ему ответила, но, что могла она сделать своим изуродованным ртом, кроме как помычать.

— Покажи мне своё лицо дитя. — внезапно сказал этот человек. — Не бойся, я не буду над тобой смеяться, просто хочу понять насколько глубока твоя боль, от насмешек и взглядов прохожих.

И словно совершилось чудо. Карине внезапно захотелось показать своё лицо этому незнакомому человеку. Она медленно начала стягивать капюшон. Показался почти треугольный подбородок глиняного цвета, затем небольшой рот, без губ и перекошенный на левую сторону, потом почти полное отсутствие носа, и один правый глаз, так как левый зарос грубыми наростами словно из комков кожи и бородавок. Завершало всё это почти лысый череп на макушке которого торчала   пора прядей чёрного цвета. Уши же были почти нормального размеры и формы, что делало это лицо ещё страшнее, чем если бы их не было вообще.

— Дитя моё, тебя наградила этим природа?

Карина кивнула головой.

— Ответь мне на один вопрос. — попросил высокий человек, — Тебе нравится жить в твоей семье?

Карина не раздумывая выдавила из себя звуки похожие на слово «нет».

— А хотела бы ты начать новую жизнь, с такими же как ты, которые полностью понимаю твою боль, разделяют её, и помогают двигаться дальше?

Какие-то секунды девушка думала о своей семье. О том, что ей действительно придется прожить всю свою жизнь под укоряющие взгляды, и ненавистные отношения.

Она почти приняла решение, а этот высокий человек уже протянул ей свою руку.

— Пойдём со мной! Я покажу тебе целый мир, я покажу тебе такие чудеса, о которых ты точно не читала в книгах. У твоих ног будет лежать всё человечество, и ты можешь распоряжаться своей жизнью так, как захочешь.

Карина встала, вложила свою ладошку в его руку и поняла, что пути назад уже не будет. Но ноги сами шли за этим странным человеком, а душа убегала в пятки от чувства известности впереди.

— Дитя, с радостью представляю тебе твой новый дом, цирк мадам Гросье!

*

Карина не была искушенным любителем всяких странностей, но, когда её знакомили с обитателями цирка, она их разглядывала так, словно сама была нормальной. Знакомство проходило в общей трапезной далеко за полночь, когда все представления закончились, и публика разошлась по домам.

Её посадили рядом с мужчиной, у которого абсолютно отсутствовали ноги, а с другой стороны от неё сидела женщина, которая выглядела мощнее и сильнее, всех мужчин, которых Карина когда-либо видела.

Девушке представляли всех по очереди по именам, но она их не запоминала, так как в цирковой труппе было человек сорок и это только артистов. Были ещё рабочие, конюхи, повара и другие люди на непонятных должностях.

Кормили вкусно, и вдоволь. На Карину тоже поглядывали с интересом и негромко перешептывались. Во главе стола сидел тот самый длинный человек, который пригласил Карину в цирк.

— Дитя моё, — сказал он, глядя на девушку, — Теперь ты можешь не стесняться своего вида. Сними капюшон. Это единственное место, где мы все равны. Нас всех судьба наделила уродливой внешностью, но мы, чисты своей душой. Давай сними же!

Карина подняла руки к лицу и медленно откинула капюшон. Среди присутствующих прошёлся стон, который затих в ушах у девушки.

— Вот так. И больше его не надевай. Позже мадам Жоржетта, даст тебе новую одежду и покажет, где ты будешь спать. А с утра зайдёшь в мой кабинет, и мы с тобой обговорим условия сделки.

Карина издала звук похожий на рычание медведя и закивала головой.

— Вот и отлично! — сказал человек в полосатых штанах, — А теперь всем ужинать! Завтра придёт ещё больше народу, чем сегодня, поэтому нам нужно быть в тонусе, и хорошенько сытыми. — сказал он, и все дружно начали смеяться. И получилось такая какофония из разных непонятно звуков, словно это был зверинец, а не бродячий цирк.

Мадам Жоржетта оказалось весьма привлекательной миниатюрной женщиной, которая разговаривала детским писклявым голосом. Она провела Карину в небольшой шатер, указала на кровать и произнесла:

— Здесь, детка, ты будешь спать. А вот в этом сундуке, сможешь поискать себе новые вещи. И один тебе совет: не одевайся так, как это требует общество. Носи то, что тебе нравится. Будь яркой и выразительной.

Карина кивнула, села на кровать и начала стягивать чулки, но как только Мадам Жоржетта вышла из шатра, девушка бросилась к сундуку, как к наряженной еле в рождество и принялась вытаскивать оттуда цветные одежды.

Если за ужином любопытные глаза посторонних немного её смутили и напугали, то сейчас она чувствовала себя восхитительно. Она была одна с кучей вещей, а также разных аксессуаров, которые нашла на дне сундука, и ей всё нравилось. Она даже не придала значения тому, что в шатре стояла ещё одна кровать, которую вероятно кто-то занимал.

Её компаньонка по шатру, пришла почти под утро, хмельная и довольная. Это была цыганка вся увешанная, монетками, кулонами, браслетами и серёжками. Когда она двигалась от неё исходил приятный мелодичный звон, который больше успокаивал, чем напрягал.

— Ой! — произнесла цыганка и громко рыгнула. — Кажется я теперь живу не одна. И кто это тут у нас поселился?

Она зажгла керосиновую лампу и поднесла к лицу Карины.

— А! — закричала цыганка, встретившись с раскрытым глазом девушки, который удивлённо смотрел на неё.

— Что за чудо-юдо? — немного придя в себя, спросила цыганка.

Карина немного помычала, пытаясь донести до женщины, что она не может говорить.

— Ясно. — ответила цыганка. — Вот так всегда, стоит пропустить один ужин и в нашем балагане всё меняется. Ты только на меня не обижайся, но я сейчас тебе погадаю. Профессия у меня такая понимаешь ли. Первый раз бесплатно.

Карине было немного тяжело спать на новом месте, поэтому она уселась на кровати, свесила босые ноги и протянула руку гадалке.

— У, — потянула женщина, — Судьба у тебя не завидная. Хотя, ты, наверное, сама знаешь, а вот будущее теперь меняется. Видишь? — и она указала на еле заметную линию, — Я больше, чем уверена, что раньше её здесь не было, но с каждым днём она будет становиться всё явственнее, подчиняя себе твою новую судьбу. Хочешь ты этого или нет. А вот тут вижу связи, любовные.

Карина с трудом приподняла ту часть лица, которая у нормальных людей зовется бровью, и замычала.

— Я смотрю, ты мне не веришь. Но я ещё ни разу не ошибалась. Тебя ждут бурные романы, да такие, что даже меня зависть берёт. Девочка моя, — и гадалка, слегка провела тыльной стороной ладони по уродливой щеке. — Ты здесь будешь счастлива. Это я тебе обещаю.

Ничто так не настраивает человека на успех, как вера в него со стороны. Так и Карина поверила цыганке в своё счастье. А женщина сжала руками свою грудь, словно что-то вспоминая и произнесла:

— Ох, уже этот Антон! Не советую начинать с него. А вот, Мэт простачок, но нежен и ласков.

Карине сейчас не хотелось думать о сексе, не то чтобы она его избегала, просто напрочь отсутствовал опыт.

— Кстати, меня зовут Изабелл. — произнесла женщина, икнула, и прямо в одежде завалилась на свою кровать, с громким мужским храпом.

В цирке начиналось утро.

Карина решила, что больше не уснёт. Она надела нарядное платье лимонного цвета с белыми рюшами и вышла из шатра. Новое утро пахло сеном, залежалыми тканями и ещё много, чем другим, о чём даже не догадывалась девушка.

Глядя вдаль, где за деревьями парка начинался городок, она подумала о родителях и о своих сестрах, которые вероятно даже не скучали по ней, а только были рады её пропаже.

— Как рано ты проснулась! — услышала она голос, обернулась и увидела человека в полосатых штанах. Раз уж ты уже встала, прошу пройти за мной и уладить кое-какие формальности твоего пребывания здесь.

Они прошли в самый маленький и невзрачный шатер, который можно было даже назвать палаткой и уселись за стол.

— Все, кто здесь работают, работают строго по контракту, чтобы не было проблем ни у вас, ни у меня. Я директор цирка мадам Гросье. Тебя, наверное, смущает то, что я не мадам, но цирк раньше принадлежал моей покойной матушки, а поменять вывески с названием, как-то времени не вышло. Так вот, я предлагаю тебе еду, крышу над головой, мягкую постель, путешествия по всему миру, а также семь процентов от каждого твоего выступления. Соответственно, чем чаще ты выступаешь, тем больше ты сможешь заработать и потратить на всё что захочешь. От тебя же в свою очередь я требую постановки номера и не укоризненное его выполнения. Что ты скажешь на такой договор? — спросил он, мило улыбаясь. Но его лицо тоже было очень худым и длинным, как и он сам. И когда он улыбнулся, оно очень сильно менялось, придавая ему какой-то звериный оскал.

Но Карина, не смотрела на его лицо, она думала лишь о путешествиях, семи процентах и тратах.

— Вот договор. Нужно подписать здесь и вот здесь. Он поставил галочки на бумаге и протянул девушке. Карина не раздумывая подписала, даже не прочитав, что там написано. Хотя она считала себя очень умной, чтобы не попадать в сложные ситуации. Но эта ситуация была нестандартная и слишком сильно выбила её из обычной жизни.

— Вот и всё, дитя моё, а теперь официально объявляю: добро пожаловать в цирк мадам Гросье!

Карине не давали номера в представлении, пока они не покинут её родной город, и она обживалась и осматривалась. Через три дня после её бегства, в цирк приходила полиции и расспрашивала всех. В это время девушка пряталась в своём шатре. Она и подумать не могла, что родители будет её искать. Но, искали не долго. Ни объявлений на столбах о пропаже, ни слова в новостях, это всё дало понять, насколько они желали найти её.

Карине понравилось жить вместе с Изабелл. Гадалка была шумной и весёлой, несмотря на то, что от неё всегда разило спиртным.

— Мы остановились в этом городке всего на неделю, а когда приедем в новый, то ты сможешь себя показать. Ты уже думаешь над своим номером? – спросила как-то вечером Изабелл у Карины.

Девушка отрицательно покачала головой. Затем раздался звон в колокол предвещавший ужин.

— Ты иди поешь и подумай, а я пока приберусь здесь. – сказала цыганка и выпроводила Карину.

Девушка шла мимо палаток, шатров, вагончиков и думала о том, как ей развлекать публику, которая возможно не примет её.

Может ей быстро освоить верховую езду и развлекать всех лихими скачками, или же научиться глотать шпаги? Что-то же должно быть, что она смогла бы осилить. Но она целых пятнадцать лет прожила в затворничества и ничего не умела кроме, как читать умные книги. Она уже почти дошла до трапезной, когда ей в голову пришла гениальная идея. А что, если она будет танцевать? Она дома много тренировалась, и если не смотреть на её лицо, а только на идеальную фигурку, которой она, так ловко управляла, то могло бы получиться что-то интересное. Она так обрадовалась своей идее, что развернулась и поспешила обратно к своему шатру. Ей не терпелось поделиться мыслями с Изабелл. Она радостно бежала по тропинкам, её малиновое платье ярким пятном выделялось в темноте. Возле своего шатра она резко остановилась, какие-то странные звуки донеслись да её слуха. Они были знакомыми. Когда Карина жила с родителями, она часто любила подглядывать за родителями. Это было странное и волнующее чувство, когда по твоему телу пробегал холодок, а затем оно начинало пылать, и во рту появлялся сладкий привкус. Также было и сейчас, от звуков, доносившихся из шатра она почувствовала сладость. Тихо подойдя ближе и немного приоткрыв полог, её глазам предстала картина из сплетения человеческих тел. Это не было похоже на то, что делали её родители. Это было что-то новое и интересно. Она уселась перед входом продолжая смотреть.

— Почему ты не ужинаешь? — спросил рядом мужской голос. Карина резко спрятала руки в сборках платья и повернулась. Перед ней стоял юноша, приблизительно её возраста или возможно чуть старше. — А, Изабелл, как всегда в своём репертуаре. Лучше переспать, чем не доесть! Идём в трапезную, может ещё что-нибудь осталось для тебя.

Он протянул руку Карине, помог ей встать и повёл между шатров.

— Ты Карина, да?

Девушка кивнула.

— Я Марк. Работаю с лошадьми. Я слышал, что ты сбежала от родителей, которые заставляли делать тебя ужасные вещи?

Карина отрицательно покачала головой.

— А меня сюда продали родители. — ответил Марк. — Но я даже доволен. Здесь я нашёл друзей, и безграничные приключения. Если честно, в этом месте, каждый счастлив по-своему. Но всё же счастлив. Я думаю, тебе здесь понравится. – Эй, маэстро поварешек! — крикнул он человеку, который возился с котлами еды. — Осталось что-нибудь для нашей маленькой принцессы?

— Осталось. Осталось. — проворчал мужчина. — Нечего шляться, когда все кушают.

Марк принёс тарелки, и уселся за стол рядом с Кариной.

— А ты уже придумала себе сценическое имя?

Карина снова покачала головой.

— А у меня кажется есть идея. Как насчёт, принцесса ада. двояко звучит, не правда ли? Словно твоё имя Ада, или ты просто из преисподни. Просто твоё лицо, никак не вяжется с тем, что находится ниже. Я имею в виду твою фигуру. Многие девушки продали бы душу дьяволу, чтобы иметь столь очаровательное тело. Ты просто подумай над этим. Если что, я помогу чем смогу. Иногда бывает тяжело. — он встал, быстро подбежал к столу раздачи еды, схватил кусок мяса и под громкие ругательства повара, сбежал в темноту.

Карина осталась наедине со своими мыслями, и чувствами, которые она испытала, подглядывая за Изабелл.

Ночью Карина плохо спала, и не из-за того, что Изабелл опять устроила пьяную вечеринку, а потому что её тело зудело и желало выплеснуть энергию, которая накопилась за много лет.  Девушка словно испытывала щекотку по всему телу, а также началась головная боль. Но на утро, как выяснилось, цирк начал собираться в дорогу. Неделя пролетела слишком быстро, Карина едва успела освоиться, как они уже собирались покидайте её родной город. Это могло означать только одно, нет, она не думала о своих родителях, она думала о том, что ей скоро придется выступать. Номер так и не был придуман. За это время она познакомилась почти со всей труппой, и с волосатой женщиной — обезьяной, и с мужчиной без ног и с карликом на ходулях, все эти люди были такими же уродцами, как и Карина, только здесь над ними никто не смеялся, и все уважали друг друга.

Ещё на рассвете Карина встала вместе с остальными и начала собирать вещи в маленькие вагончики, чтобы к вечеру тронуться в путь. Она и не думала, что можно собираться целый день. Они даже почти ничего не поели и очень сильно все устали.

Директор цирка мсье Гросье, раздал всем указания и заперся у себя решая бумажные дела. Карине также досталось задание, нужно было снять вывески, со столбов и деревьев. Ей выдали лестницу и ящик для афиш. По её мнению, легче было бы просто смотреть, как собирается цирк, но теперь это её дом и работа, и по контракту она обязана выполнять приказание которые ей дают.

И вот она пошла к самому главному входу, таща за собой деревянную лестницу.

«Это легко, — думала про себя Карина, — нужно всего лишь подставить лестницу, взобраться на неё и отвязать этот плакат. Потом спуститься, убрать плакат в ящик, и идти за новым». Ей сказали, что таких афиш ровно двадцать две. А значит ей придётся их считать, чтобы собрать все и ни одной не забыть.

И вот она приставила лестницу к дереву и начала взбираться на неё. Это было сложно сделать в её туфельках, и пышном платье. С тех пор как она ушла из семьи, она больше не носила штаны и балахоны, теперь она красовалась только в нарядных платьях, расцветка которых очень сильно поднимала настроение.

Перекладина, ещё одна, за ней следующая. Главное крепко держаться руками. Она уже добралась до самого верха, и начала отвязывать верёвки, когда лестница пошатнулась.

Единственное, что её могло спасти сейчас, так это крик о помощи. Но как быть, если ты не можешь говорить? Карина пыталась крепче ухватиться за деревом, но от этого лестницы зашаталась ещё больше. И вот не в силах больше сдерживать страх, она вложила всю свою силу и закричала. Крик получился больше звериным, чем человеческим, но он всё же получился. Плохо было лишь то, что в этой стороне уже почти убрали все шатры и палатки, и людей не было видно. Она зажмурилась и продолжала кричать, пока вдруг не почувствовала, что лестница перестала ходить ходуном под ней. Девушка открыла глаза и посмотрела вниз, там стоял Марк и держал лестницу.

— Неужели ты не умеешь правильно ставить стремянки? — спросил он, улыбаясь, — А если бы меня не было рядом, ты же разбилась бы!

Карина мыкнула и вцепилась в перекладину.

— Давай слазь, нужно по-другому установить её. Я тебе покажу.

И Марк настойчиво начал ей махать рукой, чтобы она спускалась вниз. Карина стиснула свои кривые зубы в уродливом рту и начала спуск. Она старалась делать это медленно и аккуратно, но на третьей ступеньке её ножка соскользнула, она сорвалась и полетела вниз. Повезло, что Марк стоял внизу и поймал её на руки.

Бурю эмоций испытало девичье тело. Сначала это был страх, потом уверенность в спасение, а затем пришло стыдливое возбуждение. Её ручки обвились вокруг шеи Марка. А он смотрел не на её лицо, его глаза были опущены ниже, в то место где находилась пышная грудь.  Он словно завороженный разглядывал её, и пару раз даже странно причмокнул.

Карине, хотелось, чтобы её отпустили на землю, но в тоже время она испытывала приятный шок, от тёплой и слегка грубой руки.

— Эй, чем вы там занимаетесь? — раздался крик одного из рабочих, которые собирали шатры.

— Марк, у тебя ещё лошади, не погруженные в вагон.

— Да знаю я! — крикнул он. — Скоро подойду.

Ему пришлось поставить девушку на место. И сделать пару шагов от неё в сторону.

— Смотри, — сказал он и взял лестницу в руки. — Берёшь и ставишь её вот так вот, под таким наклоном, тогда у тебя будет больше устойчивости, и ты не упадёшь. Поняла?

Карина кивнула, и попыталась даже улыбнуться, но понимала насколько это отвратительно будет выглядеть со стороны. Поэтому она просто приложила руку к сердцу, слегка наклонила голову, как бы благодаря его за помощь.

— Ничего. — сказал Марк. — Ты ещё всему научишься, это намного легче, чем кажется.

Она снимала все эти афиши почти до самого вечера. Но у неё появился стимул, ей не терпелось снова почувствовать тот приятный шок от мужских рук.  Она ещё не понимала, как она это спланирует, но она должна была это повторить во что бы то не встало.

Почти на закате их в последний раз покормили в этом городе, и они начали рассаживаться по вагонам, фургоном и тележкам. До следующего города ехать было три дня.

Карина сидела в небольшие фургончики на тюках с ткань для шатров, в компании своей подруге Изабелл.

Настроение у гадалки было сегодня, не очень хорошим, вероятно что-то сорвалось, что она планировала на ночь, поэтому она достала из корсажа небольшую фляжку и сделал несколько мощных глотков.

— Хочешь? — предложила она Карине.

Девушка посмотрела на цыганку с осуждением.

— Ой да ладно, — произнесла Изабелл. — Ты теперь сама по себе, и никто тебе ничего не запрещает. Бери от жизни всё, пробуй, что-то новое, дыши полной грудью!

После этих слов Карина с неуверенностью взяла фляжку, и сделала небольшой глоток. Жидкость была горькой, жгучей, и настолько ароматной, что дух захватывало.

— Это настойка по рецепту моей бабушки! — с гордостью произнесла Изабелл. — А теперь давай-ка подумаем над твоим номером. Есть идеи?

Карина немножко отдышалась и закивала головой.

— И что ты будешь делать?

Девушка встала и начала кружиться в танце. Вагончик ехал по ухабам, но несмотря на это, движения юного тела были прекрасны.

— А в этом что, то есть. — произнесла Изабелла.  — Возможно с этим можно работать. Да! — воскликнула гадалка. — Я придумала!

Смотри, мы оденем на тебя самое лучшее платье, какое только есть в наших гардеробах, оденем парик, и я попрошу Антона сделать тебе красивую фарфоровую маску. Представь только, темнота, зал сидит в ожидании чего-то нового люди затаили дыхание, и тут появляется луч света и в нём ты божественна прекрасная! Ты танцуешь, веселишь публику, а потом луч света с белого меняется на красный ты скидываешь маску, парик, раздираешь платье и превращаешься в монстра. Изабелла говорила это с таким воодушевлением, что Карина почти увидела всё это перед глазами.

— Что скажешь?

Карина молчала, она хотела удивлять публику, а не пугать.

— Ты давай, пока всё обдумай, а я переговорю с директором цирка, посмотрим, что скажет он. У тебя ведь всего лишь три дня, чтобы подготовить новый номер.

А потом цыганка крепко приложилась к фляжке и вырубилась прямо с ней в обнимку.

А тело девушки не переставало зудеть. Она не знала, как ей поступить и что сделать, чтобы оно успокоилось. И вот, в её голове зародилась мысль навеянная спиртным, что, когда они остановятся на ночь, ей нужно будет просто разыскать Марка и попросить, чтобы он снова дотронулся до неё. А если он откажет, то всегда можно пойти к Антону или Мэту.

Последнюю ночь пребывания в дороге бродячего цирка, директор вызвал Карину в свой фургон.

— Добрый вечер, дитя моё, — сказал мсье Гросье. — Ко мне вчера заходила Изабелл и сказала, что вы придумали номер.

Карина кивнула

— Это номер с переодеванием и с танцами. Мне понравилась эта идея. Тебе изготовят самую красивую маску на свете, только будь с ним поаккуратней во время выступления, потому что фарфор слишком хрупкий материал. Сначала мы поставим твой номер на разогрев. Завтра с утра я хочу увидеть то, что вы придумали, возможно уже ночью тебя можно будет объявить публике.

У Карины немного тряслись колени. Мысленно она оттягивала этот момент, как можно дальше, ей было немного не по себе от того, как примет её публика, и какая будет у неё реакция.

— О, не бойся, дитя моё, — сказал директор. — Страшно только в первый раз, а потом становится даже весело, спроси у других участников труппы. И если честно, мне кажется, номер был бы более острым, если бы, например, ты была не одна, а скажем, с каким-нибудь животным.

Карина удивлена склонила голову набок.

— У нас как раз недавно опоросилась одна свинья, пойдём, выберем тебе питомца.

Карина совершенно не понимала зачем ей нужен питомец и тем более свинья, но спорить не решилась. Они прошли к тем вагонам, где держали всю скотину, в основном выращенную для еды. Вошли в один из них, и глазам Карина открылась умилительная картина. В соломе лежала свинья около которой бегали с десяток маленьких поросят. Они были такие розовые и славные, что Карине сразу же захотелось с ними поиграть.

— Выбирай какого хочешь. — предложил мсье Гросье, — И потихоньку начинай его приручать.

Карина сначала немного растерялась, но потом заметила самого маленького, который прятался возле головы своей матери. Она медленно подошла и аккуратно взяла его на руки. Поросёнок не завизжал, а словно даже начал прижиматься юному девичьему телу.

— Смотрите-ка, — сказал директор, — Да у нас тут любовь с первого взгляда! Если будешь за ним правильно ухаживать, и он не будет никому создавать проблем, то может жить в твоём шатре.

Для Карина это был один из тех моментов, когда ребенку дарят подарок просто так, в самый обычный день в году. Она подбежала к директору, не выпуская поросёнка из рук и обняла его. Её рот скривился в ужасной улыбке, а глаз сиял от счастья.

— Ну вот и славно. А теперь марш ужинать и спать, завтра с утра я хочу видеть наброски твоего номера.

Карина закивала часто и, энергично, а потом выбежала и помчалась с радостной новостью к Изабелл.

Она так несказанно радовалась этому подарку, что совсем забыла о потребностях своего тела. Полночи она подбирала платье и парик. Изабелл помогла сделать костюмчик для маленького поросёнка, а также ему подобрали ошейник со стразами и красивый длинный поводок.

— Значит так, — сказала Изабелл, — Ты будешь пастушкой, которая пасёт своих поросят. Правда в твоём случае всего один, но это не беда. Главное ведь эффектность номера. Я сделаю тебе платье, которое будет легко сниматься если потянуть за эти два края, а под него ты наденешь, вот это вот старое и рваное. Тебе надо будет хорошенько потренироваться в переодевании.

Карина так устала за день и ночь, что уснула прямо на полу в повозке в обнимку со своим поросёнком.

Они находились всего в нескольких милях от города, поэтому с утра очень быстро до него добрались и с рассветом начали собирать конструкции.

Карина проснулась от громких голосов, топота, шума и ударов молотками. Она почти не выспалась и чувствовала себя немного разбитой. Да и нервная лихорадка перед просмотром и выступлением сводила его с ума.

Заглянула Матильда — женщина обезьяна и сказала:

— Карина, собирайся, директор ждёт тебя в большом шатре. Не подведи его.

Девушка начала быстро надевать на себя костюм и парик.

Проснулась Изабелл.

— Милая, недавно заходил Антон и принёс твою маску, я сейчас встану и помогу тебе собраться.

Когда наконец Карина была готова и взглянула в зеркало, то перед не оказалась красивая фарфоровая кукла, которая могла бы посоперничать со всеми куклами мира.

— Боже, какая ты красавица! — произнесла гадалка. — Ты точно покоришь всех людей. Главное помни, что я сказала, где дёргать и как всё это быстро менять.

Карина приобняла соседку и выбежала навстречу своей судьбе.

Когда она зашла в центральный шатер от этого пустого огромного место ей стало ещё страшнее. На краю арены сидел директор и курил трубку.

— А вот и наша восходящая звезда! — воскликнул он. — Мэт, давай свет и музыку.

В центр арены ударил жёлтый луч света.

— В него ты должна войти, когда музыка начнётся и будешь танцевать.

В принципе это было не очень сложно, так как на неё никто не смотрел. Она прекрасна двигалась, поросёнок совсем не мешал ей и крутился рядом, но не попадался под ноги. А потом свет начал меняться из жёлтого в красный и темнеть. Музыка приобрела более жуткую тональность, и Карина поняла, что пора превращаться. Пока мелькали вспышки света она скинула маску, парик и почти аккуратно сняла платье.

— Отлично! — закричал директор. — А теперь танцуй так, будто ты дикое животное.

На несколько секунд Карина впала в ступор, но потом поняла, что другого шанса у неё не будет. И она встала на четвереньки, начала издавать дикие звуки и носиться по арене.

Музыка стихла, и Карина тяжело дыша остановилась.

— Браво! Браво! — закричали множество голосов, с разных сторон. Как оказалось, на первое представление, пришла посмотреть почти вся труппа, которая сейчас восхищенно аплодировала и свистела. Девушке понравилась такая реакция. Это вселило в неё уверенность.

*

И вот вечер выступлений. Директор разрешил ей попробовать с первого же дня повторить свой номер. С начала она превосходно станцевала и полные трибуны аплодировали ей, а когда началось её превращение, до слуха донеслись детские крики и плач, многие взрослые начали вопить в ужасе. Но она старалась не обращать внимания на эти звуки, и продолжала бежать со звериным рыком по кругу арены. И когда наконец свет погас, она со слезами побежала в сторону. Это было для неё знакомо и обидно, что её боялись. И она сидела в своём шатре, прижимая к груди поросёнка, и тихонько выла.

— Эй ты как? — спросил Марк стоя у входа. — Ты в порядке? Не плачь. Это стандартная реакция на нас. Они ещё будут платить за то, чтобы, ты пробежала дополнительный круг. Люди любят всё красивое, но ещё больше, они любят страшное и непонятно. Так что, сегодняшний дебют обернулся для тебя успехом.

Он сел около неё и приобнял за плечи. По телу девушки пробежала знакомая дрожь. Она не хотела многого, просто чтобы кто-нибудь прикоснулся руками к её телу. Она неуверенно взяла руку Марка и положила на свою грудь.

— Что ты делаешь? — спросил Марк, но руку не убрал.

Карина слышала, как его дыхание участилось, а обе руки сжались.

— Нет! — внезапно сказал он и встал. — Я не хочу делать этого с тобой. Ты, ты не в моём вкусе. Я просто хотел тебя поддержать. Из жалости.

Но эти слова были самыми жестокими. В душе Карины проснулся монстр, который являлся частью её лица, она зарычала и кинулась в сторону Марка, и он с воплями выбежал из шатра.

«Что со мной происходит — подумала Карина, — Кем я стала?» Она снова уселась на пол, и заплакала теперь уже от того, что она не понимала, чего хочет, и как ей это получить.

Первая ночь в этом городе для многих была отличным поводом напиться и повеселиться. После полуночи все собрались в трапезной и шумно праздновали дебют Карины. Она сидела сегодня во главе длинного стола и жевала отличный стейк, который, как ей сказали, она заслужила.  Шумиха вокруг неё и расстроенные чувства давили на Карину.

А после ужина Изабелл попросила Карину немного прогуляться. Девушка догадывалась, что её снова выгоняют, чтобы цыганка могла повеселиться, но как объяснить другим, что ей тоже хотелось. И в её маленькую уродливую головку, проник коварный план. Она не ушла от шатра, а уселась прямо около входа и слегка задрала юбки, оголяя красивые ножки. Как она и рассчитывала, в скором времени подошёл Антон. В нерешительности он остановился перед ней и задал самый дурацкий вопрос, который только Карина слышала.

— Ты упала?

Нет, покачала головой Девушка.

— А что же тогда ты здесь делаешь?

Карина показала указательным пальцем на звезды и затем, но свой глаз, пытаясь тем самым объяснить, что она смотрит на ночное небо.

Но Антон лишь мельком взглянул на её ножки и направился в шатёр.

Карина замычала, и он остановился.

— Ты что ты от меня хочешь?

Она кивнула

— И что же?

Девушка показала на его руки, а потом на свою грудь.

— Ну уж нет. — ответил мужчина — Если я тебя правильно понимаю, то это будет неправильно.

Карина приподняла ножку, и постаралась топнуть её об землю.

— Ну всё, хватит! — сказал Антон голосом сердитого отца, расшалившемуся ребёнку. И зашёл в шатер к Изабелл.

А Карина осталась одна сидеть звёздами со своими обреченными потребностями.

Она не знала, то ли ей грустно, то ли больно, а может и вовсе это была та самая боль, от которой женщины уходят в монастырь, а мужчины вешаются на балке посреди гостиной.

Она уже собралась было встать и пойти прогуляться, как из шатра на неё выбежал её маленький поросёнок, которого вероятно выгнали оттуда, чтобы он не мешался под ногами.

Он подбежал к Карине, как к родной матери и начал крутиться у её туфель. Весело повизгивал и топал своими крохотными копытцами.

Она взяла его на ручки, и они вместе направились к трапезной, в которой уже никого не осталось, так как все разошлись по своим шатрам и палаткам.

Карина чувствовала свою внутреннюю боль, и не понимала почему поросёнку, так весело. Она хотела, чтобы он тоже чувствовал эту боль, понимал её, и выражал своё сочувствие. Поэтому недолго думая она взяла с полевой кухни большой тесак, положила поросёнка на край стола и со всего маха рубанула по его задней ножке.

Поросёнок начал дико кричать и вырываться, девушка крепко прижала его к столу. Из раны хлестала фонтанчиками кровь, и она сняла бант с пояса платья и перевязала его покалеченную лапку.

Затем она его сильно прижала к своей груди и укачивая начала мычать колыбельную, которую ей когда-то в далеком детстве пела мама.

Как ни странно, поросёнок немного успокоился, Карина заглянула в его глаза и увидела в нем такую же боль, какую чувствовала, и она по отношению к себе. Странное чувство зародилось в неё. Ей показалось, что она увидела родственную душу. Да, чтобы стать ближе, ей пришлось немного помочь, чтобы душа почувствовала боль и стала более открытой.

Наутро она была отдохнувшей и с прекрасным настроением. Только вот поросёнок, обычно по утрам бегал вокруг неё, а сегодня бегать не захотел. Карине показалось, что он заболел. Потому что он почти всё время лежал и кажется ему было очень грустно.

Карина зашла к директору и как смогла объяснила, что поросёнок вечером выступать не сможет из-за плохого самочувствия. Мсье Гросье, не стал вдаваться в подробности и просто сказал выступить пока ей одной.

А Карина, каждый вечер устраивала засады для мужчин из труппы, но никто не хотел быть с ней. И каждую ночь, после отказа, она отдавалась эмоциям, калеча своего питомца.

И в конце концов вышло так, что маленький ни в чём не повинный поросёнок, под утро остался без своей маленькой прекрасной головы. Карина спрятала её в стоге сена для лошадей.

А на вопросы Изабелл и остальных, она объяснила, что поросёнок убежал в лес, который находился рядом с остановкой цирка. И, то ли все поверили, то ли просто не хотели обсуждать это. Но про поросенка забыли, кроме конечно повара, который в трапезной нашёл пару копыток.

Суть остаётся лишь в том, что Карина смогла найти выход своим эмоциям, только неизвестно насколько её хватит, и хватит ли поросят в цирке.

Неделя в этом городе пролетела незаметно. Цирк снова начал собираться в дорогу. За ужином директор сделал объявление:

— Дамы и господа, уродцы и канатоходцы, на сегодняшний момент дело обстоит так: мы можем покинуть этот город, но не сможем добраться до следующего из-за погодных условий. На этих выходных обещают сильные ливни, сели, и очень сильный встречный ветер. Поэтому мы не много изменим маршрут и будем двигаться вдоль леса на север-северо-восток.

— Но это займет целую неделю пути, а возможно даже и больше! — сказал Антон. — Хватит ли у нас припасов?

— С сегодняшнего дня, мы урезаем паёк. Придётся экономить. Но, насколько я знаю, вдоль леса расположились три деревеньки, отправим туда парочку гастролёров на подработку. Кто это будет я объявлю после. А сейчас, приятного всем аппетита и хорошей ночи!

Пока Карина ела, она слышала, как среди труппы все начали шептаться, о том, что близится зима, а в таких условиях будет очень трудно выживать. Вероятно, кто-то, как всегда заболеет, кто-то, сбежит в поисках лучшей жизни. И к весне цирк опять будет полупустым.

Карину не волновала голодовка или холод, она была уверена, что о ней точно позаботятся. Но то, что ей придется выступать в деревнях за еду, её сильно огорчило.

Первые два дня все циркачи, которых посылал директор, приходили ни с чем. Деревенских жителей было трудно, чем-то удивить, поэтому креативная команда придумала новый номер, который шокировал абсолютно всех. А директор приказал попробовать.

И после целых дня и ночи шитья, Изабелл наконец закончила костюм для Карины. Это не было красивым платьем, или элегантной амазонкой. Это был костюм зверя, сшитый из множества кусков кожи и меха.

Карина долго сидела и смотрела на это ужасное одеяние, и из её глаза стекали слёзы.

— Девочка моя, поверь мне, если мы не будем зарабатывать, мы все умрём с голоду. Ты же сама видела, что другие номера не прошли. А твой, он очень необычный, и возможно принесёт нам хоть какие-то финансы.

Карина лишь пнула костюм и выбежала из повозки под дождь.

Для неё это было очень унизительно, но и ослушаться директора она боялась. Боялась, что её просто выгонят из цирка, ей некуда будет идти и она замёрзнет под каким-нибудь деревом. Ведь никто не поможет такому уроду, как она. Спустя час блужданий по грязи и лужам, она вернулась и начала надевать костюм.

В нём она была похожа на лишайную собаку. Да ещё и сказали ходить на четвереньках и на поводке у Марка. И делать вид, что он её дрессирует.

И вот он, вечер позора наступил.  Марк вел Карину на поводке, через всю деревеньку. Хлестая кнутом по земле, приказывая ей подпрыгивать или вилять хвостом. Такое зрелище очень заинтересовало публику. И неожиданный фурор принёс им денег и еды.

А ещё ночью кого-то привели, и поселили в соседнем шатре с Кариной и Изабелл. За ужином снова были перешептывания, и обсуждения сплетен.

Поговаривали, что нашли нового интересного члена труппы. И что этот человек своим уродством переплюнул даже Карину. Девушке это очень не нравилось, она привыкла, что много внимания уделяют ей, а если появится кто-то ещё, значит ей достанется его меньше. Она этого не хотела. Поэтому ночью Карина тайком выбралась из их фургончика и пробралась в соседней.

Сначала в темноте ей показалось, что тут никого нет. А потом она услышала странное бормотание из дальнего угла, и медленно начала приближаться.

Зажглась свеча. От испуга Карина впервые в жизни закричала. Это было не мычание, как прежде, а именно крик, что доносится из лёгких младенца при рождении. Она даже упала на спину от того, что увидела и зажмурила глаз.

Перед ней на куче соломы лежало непонятное существо с тремя руками.

Третья из них росла прямо из груди и болталась, как не нужный отросток.

Голова была, не то квадратной формы, не то прямоугольной. И имела целых три глаза. Нос был словно вмят внутрь, а губы напоминали отростки, как у кальмара. Это было поистине страшное существо.

— Привет. — сказало оно Карине. — Ты решила первой со мной познакомиться?

Несмотря на все дикие ожидания, голос был бархатным, приятным и принадлежал мужчине.

Это всё оказалось настолько неожиданным, что Карина просто потихоньку начала отползать в сторону выхода.

— Не уходи. — вдруг с грустью в голосе сказало чудовище.  Девушка замерла и остановилась.

— Меня зовут Джо. А тебя как?

Карина что-то промычала, даже сама не поняла зачем.

— Нет. — засмеялось чудовище. Я тебе помогу. Скажи, Джо. Вытяни губы, и повтори, Джо.

Страх Карины куда-то испарился, она сидела на полу на разбросанной соломе, и вытягивая губы раз за разом произнося имя Джо. К её удивлению, у неё это неплохо получалось. Впервые в жизни она смогла произнести слово. И это было не просто слово, это было имя, того кто отнесся к ней как человеку, а не к чудовищу.

Потом Карина решила не утомлять нового друга и отправилась спать, а на рассвете задолго до пробуждения остальных вернулась в эту повозку. И позвав Джо с собой, решила показать ему их цирк. И на завтрак они пришли также вдвоём. Им конечно начали тут же хлопать, поздравлять с обретением друг друга в этом грешном мире. А кто-то даже спросил, было ли что между ними ночью. Карина впервые в жизни никак не реагировала на насмешки и выкрики. Она гордо встала и указав на нового друга громко произнесла:

— Джо.

На какой-то момент все затихли за столом. А потом начали выкрикивать свои имена и знакомиться с Джо.

К тому времени, когда директор посетил трапезную, все уже перезнакомились и весело болтая, завтракали.

— Я вижу, вы уже успели наладить дружеские отношения.

— Да-да. — закричали на разные голоса. А кто-то даже крикнул:

— Джо и Карина будут выступать вместе?

— Нет. — улыбнулся директор, — Джо здесь не как артист.

По лицам присутствующих пробежала тень сомнения в здравом уме мсье Гросье.

— Он мой новый бухгалтер. И будет вести все наши дела и расходы, а также будет выдавать всем жалование. Советую вам не злить господина Джо, иначе можно лишиться премиальных.

Больше всех была ошарашена Карина. Она думала, что такие как она, могут быть только посмешищем для людей. А не работать на таких сложных должностях, как бухгалтер. Это в неё зародило зерно сомнения, что и она могла бы дать этому цирку больше, чем просто бегание по арене с диким рычание. Осталось только понять, что она может предложить директору в качестве своего таланта. А пока сидя за столом, она думала о том, что у неё появился друг, и возможно её жизнь станет теперь ещё лучше.

Спустя несколько дней погода наладилась. И Цирк двинулся к следующему городу.

Карина выступала без особого энтузиазма. Ей не хотелось больше быть зверем, она начала мечтать, как освоить профессию и начать жить полноценной жизнью, как Джо.

Полностью потеряла интерес к влечению и издевательствам над поросятами.

Девушка теперь вчера проводила вместе с Джо, и училась говорить. Странность заключалась в том, что неё это получалось, хотя раньше она даже и думать не могла, что когда-нибудь сможет нормально общаться с людьми. Она ни разу не жалела, что сбежала из семьи вместе с бродячим цирком. Это было лучшее, что случалось в её короткой жизни.

И вот спустя месяц, проведённый с Джо, Карина пришла к директору и высказала своё желание, о том, что она больше не будет выступать, а хочет быть помощником бухгалтера Джо.

Мсье Гросье сначала даже улыбнулся таким речам. А потом начал злиться.

— Ты думаешь, Джо не выступает на арене, только потому, что он очень умный?

— Да. — ответила Карина.

— Нет. — сказал директор — Он здесь не только бухгалтер.  Он работает на меня точно так же монстром, как и ты. Только у него особое представление, куда дети не допускаются.

— Как это? — не поняла Карина.

— А разве ты не заметила, что мы поставили новый небольшой шатер, на самом краю цирка.

— Я думала там хранится какой-то реквизит.

— Нет. Там работает Джо. И также отрабатывать свой хлеб, как и ты. Поэтому советую тебе, выкинуть всё ненужное из головы и придумать, как можно улучшить твой номер. Мне кажется зрители уже не так бурно реагирует на тебя, как раньше. Ты словно потеряла какую-то изюминку. Ты же понимаешь, что если человек не приносит мне прибыль, то наш цирк не нуждается в нём. Я ясно объяснил.

— Да. — сказала Карина и опустила голову. — Я всё поняла.

Она вышла из шатра директора и грустно направилась к себе. Но мысли о том, что происходит, в том месте куда нельзя детям, не выходили из её уродливой головки. Она так хотела это узнать, что никак не могла дождаться вечера выступление.

Она зашла к Изабелл, той не было в шатре, но Карина знала, где она прятала фляжку, достала её и сделала пару глотков. Девушка думала, что спиртное поможет ей расслабиться, но оно только ещё больше подогрело её напряжённые чувства. А ведь был только полдень.

Она вышла и наткнулась на Марка.

— Марк, можно тебя на минутку.

— Привет, Карин, я всё никак не могу привыкнуть к тому, что ты теперь разговариваешь. Это так необычно.

— Марк можешь мне рассказать, что происходит в шатре, куда не допускаются дети.

— О, ты узнал о нашей новинке!

— Что там?

— Ну, как бы тебе объяснить, туда приходят женщины, чтобы ощутить что-то неизведанное.

— Это неизведанное, делает Джо?

— Да.

— А мне можно попробовать?

— Карина, ну ты же ещё ребёнок.

Девушка смерила парня высокомерным взглядом, развернулась и пошла прочь.

— Карина, постой, куда же ты глупышка!

Но она его уже не слышала, а неслась прочь. Ей нужно было кое-что обдумать.

Она снова зашла к директору.

— Я всё поняла, — сказала она, — и буду дальше продолжать выступать, в роли ужасного монстра.

— Отлично!

— Но я хочу попросить один день выходного. У меня случились кое какие неприятности, и мне их нужно решить, чем раньше, тем лучше.

— Это связано с цирком? — спросил директор.

— Нет, только со мной.

— Но учти, что за этот день денег ты не получишь.

— Я понимаю. — ответила Карина.

— В таком случае на сегодня ты свободна.

— Спасибо.

Странное чувство билось в груди у девушки. Дыхание словно перехватывало на каждом шагу. Она догадывалась, что её ожидает в шатре у Джо. Это её пугало, но отступить она не могла. Страх, так и не постичь чего-то запретного пугал её ещё больше.

Девушка готовилась к этой ночи, словно к первому свиданию в её жизни. Достала своё самое лучшее платье, вытащила все свои собственные сбережения, и приготовилась ждать.

Она не могла выйти и бродить по цирку, но желание попасть в шатёр первой, подталкивало её наружу. Чтобы не привлечь лишних взглядов, она надела свою фарфоровую маску и парик.  И в тот момент, когда зазывалы начали свои песни и первые люди ступили на территорию цирка, она рванула к самому дальнему шатру.

Внутри кто-то был, это было заметно по яркому свету и странной, уродливой тени. Тень была одна, и Карина уверенно вошла внутрь.

В шатре ничего не было, кроме постеленных на полу ковров и разбросанных повсюду мягких подушек. Где-то сбоку сидел Джо, и кажется скручивал в листке табак.

— Карина?! — удивился он. — Что ты здесь делаешь?

Она молча положила перед ним мешочек с деньгами и села рядом.

— Я хочу, как все!

— Ты знаешь, что происходит в этом месте?

— Догадываюсь.

— А ты меня не боишься?

— Нет.

— И не уйдёшь, пока не получишь своё?

— Да.

Девушка дрожала всем телом, но была настойчива.

— Хорошо. Тогда откинься на подушки и закрой глаза.

Она повиновалась. Джо приподнял её юбки, под ними не оказалось белья.

— Расслабься. Это не будет больно.

Волна тепла пробежала по её телу и налилась в грудях.

*

Джо закончил и отодвинулся, а Карина лежала не в силах даже открыть глаз и что-то произнести. Только осколки кружили в её голове.

Затем Джо произнёс:

— Тебе пора. У меня ещё сегодня будет много посетительниц.

Карина открыла глаза, встала и в сладком дурмане направилась к выходу.

— Ты забыла свои деньги. Я не могу их взять с тебя.

— Оставь. Ты заслужил. — ответила она, каким-то не своим голосом. — Мне, наверное, надо поспать.

Она шла в ярко освещённой ночи, совершенно не понимая, что только что с ней произошло. Это было волшебство, которое от неё слишком долго скрывали.

— Я так счастлива! — крикнула она и упала спиной в стог сена. Несмотря на колкость травы, она уснула, как младенец и видела самые прекрасные сны.

Карина была очень рада за себя, что наконец-то она начала познавать удовольствие. Но уже на утро, проснувшись в душистом сене, она поняла, что ей этого мало. А к миру подбиралась зима.

Начинались холода и дожди, и цирк мадам Гросье, чаще теперь застревал в дорогах, чем стоял в каком-нибудь городе. Это очень сильно сказалось на зарплатах, питании, и отношениях между людьми. С каждым днём в труппе разгоралось всё больше ссор и скандалов на пустом месте.

И вот в один из холодных вечеров, где-то на пустынной дороге среди скал и ущелий, ночевал бродячий цирк. Карина не хотела проводить этот вечер вместе с Изабелл, и она прогулялась до повозки Марка, поболтала с ним о том, о сём, а под самый вечер пошла к Джо.  Он сидел у себя, склонившись над бумагами и смотрел невидящим взглядом в стол.

— Привет, Джо! — сказала Карина.

— Привет. — вздохнул он.

— У тебя что-то произошло?

— Возможно да.

Она прошла, уселась на стул около него, сложила свои ручки на коленях и с интересом заглянула в его глаза.

— Расскажешь, Джо?

— Мы банкрот. — после минутного молчания произнёс он.

— Как это? — не поняла девушка.

— А так, наши запасы продуктов почти на исходе. Деньги у всех закончились. Цирк не покрывает расходы.

— Но, до следующего города всего семь дней пути.

— Если в этом городе мы не соберем нужную сумму, директор распустит цирк.

— Нет! — ужаснулась Карина — И куда мы все пойдём?

— У тебя есть какие-нибудь сбережения? — спросил Джо, снова глядя на свои бумаги.

— Да.

— Береги их. Всегда старайся держать при себе. Я уверен, что по труппе уже пошёл слух, что скоро все останутся на улице, и теперь каждый будет сам за себя.

— Но ведь мсье Гросье, что-нибудь придумает!

— Не в этот раз. Тебя ждут дома, ты сможешь вернуться?

— Я не уверена теперь.

Карина потихоньку начинала понимать, под каким ударом находилась её жизнь и страх закрадывался в её душу. С единственного глаза медленно стекла слеза.

— Ты сможешь выжить самостоятельно в чужом городе?

Девушке хотелось закричать, чтобы ей помогли, спасли её, заботились о ней в конце концов. Но она лишь ответила:

— Я уже взрослая и сама смогу разобраться в своей жизни.

— Ты уверена?

«Ну почему он просто не предложит свою помощь.? Почему нужно выдавливать это из меня» — подумала Карина. — «Ведь понятно же, что я сама не справлюсь». Но из гордости она не могла переступить через себя, и попросить помощи.

После разговора с Джо, Карина вернулась в свой вагончик и застала там Изабелл, которая укладывала свои вещи в чемодан и сумку. Её вид был напряжённым и словно немного безумным.

— Что происходит? Почему ты собираешь вещи?

— Только не говори, что ты сама не слышала эти слухи. Этому месту пришёл конец.

— Но мы ещё не добрались до города. Есть же вероятность, что мы соберём нужно сумму, чтобы двинуться дальше и нам на всех хватило?

— Нет. Я больше, чем уверена, что в том городе всё развалится.

— А куда ты тогда собираешься сейчас?

— Прошёл слух, что по другую сторону этих скал, остановился на зимнюю стоянку цирк «левиталь». Он очень огромный, с хорошими заработками и слава о нём идёт далеко впереди него. Люди съезжаются со всех окраин, чтобы посмотреть на чудеса этого цирка.

— Так ты хочешь перейти к ним?

— Не только я одна. — шепнула Изабелл. ­– Нас собралось где-то около двадцати человек. И мы все хотим предложить себя в качестве новых участников труппы.

— А если вас не примут?

— Кого-то точно не примут. Всех взять не смогут.

— И что же тогда будет с теми, кого не возьмут?

— Плачевная судьба, дитя моё, от голода и холода, где-то в этих горах.

У Карины глаз расширился от ужаса и теперь она поняла, что Джо был прав. Ей понадобятся все сбережения. И нужно, что-то решать немедленно.

— Можно я с вами? — спросила Карина.

— Пойти то конечно ты можешь, но я слышала, что в их цирке уже есть парочка уродцев.

Но Карина уже приняла твердое решение. Она тоже начала быстро собирать вещи, вытащив между сундуками свой мешочек с деньгами, в которой она тщательно складывала все свои заработки.

— Возьми побольше тёплых вещей, надень на себя всё, что только сможешь.

Руки девушки дрожали, но она делала так, как ей говорила гадалка, потому что доверяла ей.

— Выходим с рассветом? — спросила Карина.

— Нет. Сейчас. Нужно будет успеть скрыться.

— Но от кого?

— Запомни, милочка, из цирка просто так не уходят.

И вот они вышли в ночь, прошли через все фургончики и остановились перед тьмой, которая расстилалась на многие километры вперёд. Карина оглянулась назад, понимая, что больше, наверное, не увидит Джо и что сейчас она делает самый глупый поступок в своей жизни.

За ними начали подтягиваться другие фигуры в темноте. И вдруг раздался пронзительный крик:

— Беглецы!

Те двадцать с лишним человек, которые были уже не частью трупы, резко побежали вперёд, Карина сначала не поняла, что ими двигало в этот момент, а потом, услышала выстрел.  Стреляли вероятно по ним, за предательство. Но она уже неслась вперёд, совсем не разбирая дороги и не глядя под ноги. И тут раздался ещё один выстрел совсем рядом, и Карина упала в грязь.

Она вероятно потеряла сознание, потому что, когда она очнулась уже был день, а вокруг неё ничего и не было. Рядом, ни цирка, ни тех, кто бежал вместе с ней. Вообще никого. Начал моросить мелкий дождь. От лужи, в которую упала Карина, промокла вся её одежда и сейчас облепила её, словно мерзкие лапы смерти. «Что я сделала?» — подумала Карина и заплакала.

Карина встала и огляделась. Рядом валялась её сумка с вещами, а вот мешочка с деньгами не было. Это было худшее, что могло случиться в её положении. Она вся продрогла и её начинало трясти в лёгкой лихорадке.

— Куда мне идти? — спросила она сама у себя, озираясь по сторонам.

— Я пропала! — она подняла из грязи свою сумку, перекинула через плечо и направилась в ту сторону, где как ей казалось находился цирк, о котором говорила Изабелл. Мокрые юбки прилипали к ногам, делая шаги невероятно трудными. В туфлях противно хлюпало, и они каждый раз увязали в грязи. Слёзы катились из глаза и смешивались с дождевой водой. Пока она шла в памяти появлялись обрывки ночного побега. Как они бежали, потом раздался выстрел, и она почему-то упала. Если в неё не попали, то почему она очнулась, лёжа в грязи? Почему это произошло, она не понимала.

С трудом вытягивая ноги из луж, она вдруг резко остановилась и дикий крик вырвался из её горла. Перед ней лежал человек лицом вниз. По его спине расплылось огромное багровое пятно. Дождь смывал его красными струйками и растворял в лужах. Перестав кричать, она подошла поближе и поняла, что это был Антон.

— Возможно, тебе ещё повезло. — сказала Карина, обходя тело. Порывистый ветер очень сильно холодил одежду, от чего у девушки зуб на зуб не попадал. Она понимала, что если в ближайшее время не выйдет к человеческому жилью, то просто замёрзнет насмерть.

Добравшись до двух ближайших деревьев, она достала из сумки более-менее сухие вещи и с трудом шевеля околевшими пальцами, переоделась.

Туфли она не стала менять, всё равно ведь сейчас всё промокнет в этих огромных лужах. Пока она двигалась вперёд, то наткнулась ещё на два мёртвых тела. Один вероятно умер совсем недавно, потому что тело было ещё тёплым, когда Карина обыскивала его. Она понимала, как это отвратительно и низко, но ей нужны были деньги, иначе она закончит точно также. И в тот момент, когда она поняла, что у этого человека ничего не было и собралась было идти дальше, она услышала чей-то плач. Он был женский.

Пойдя на звук, девушка увидела около валунов сидящую Изабелл. Гадалка сидела в неестественной позе и зажав в зубах палку, что-то делала со своей ногой.

— Изабелл. — произнесла Карина. Признаться, она очень была рада этой встречи, даже больше, чем какому-либо укрытию от дождя.

— Карина! — удивилась женщина, вытащив палку изо рта и громко застонав.

— Что с тобой случилось? — подбежала Карина и упала перед ней на колени. Она видела, что из ноги Изабелл текла кровь, которую та пыталась остановить туго перевязав.

— В меня попали.

Карине было больно смотреть, на то, как перекашивается лицо от боли её подруги.

— Я могу чем-то помочь?

— Да. Нужно завязать вот здесь, как можно туже, чтобы немного остановить кровь.

При виде раны, у Карины немного начала кружиться голова, а руки вообще перестали слушаться.

— Я видела Антона. — сказала девушка, закончив перетягивать ногу. — И всех остальных.

— Я знаю. — ответила Изабелл. — По-моему из всех нас живыми и целыми выбрались только человек пять. Остальные погибли, либо были ранены, и сейчас где-нибудь, доживают свои последние минуты.

— Изабелл, мы ещё успеем добраться до цирка?

— Возможно, если поторопимся.

— Ты сможешь пойти если обопрёшься на меня?

— Я попробую, но не знаю насколько меня хватит.

Карина очень хотела помочь подруге, но в её душе завёлся маленький червячок, который нашептывал ей, что если она будет помогать Изабелл, то потеряет слишком много времени и не успеет вовремя добраться до цирка. А вот если она узнает направление и будет двигаться одна, то у неё есть все шансы на выживание и даже на постоянную работу. Сейчас её разбирали противоречивые чувства, бросить подругу или же помочь ей.

И вот опираясь друг на дружку, они начали медленно двигаться вперёд, поскальзываясь на грязи, а иногда и больно падая.

— Почему они в нас стреляли? — спросила Карина.

— Потому что цирк — это семья. А бросить свою семью значит — предать её. Это что-то вроде негласного кодекса. А предателям, как известно не место на земле.

— А как же правосудие и законы, ведь нельзя же просто так убивать людей?!

— Разве ты ещё не поняла? Это жестокий мир и такие как мы, вроде грязного пятна на человеческой судьбе. И нам очень повезёт если нас хоть куда-нибудь примут.

В этот момент Изабелл оступилась и закричала от боли.

— Как далеко нам ещё идти?

— Вон за тот хребет. — и Изабелл указала вдаль. — А там совсем рядом.

— А откуда ты это знаешь? — спросила Карина.

— От Антона. Он и ещё несколько человек, выезжали на лошадях на разведку, чтобы узнать есть ли здесь поблизости деревеньки, где можно было бы взять еды. И случайно наткнулись на ребят с другого цирка. Они-то им и рассказали, где остановились.

— Как думаешь у нас есть шансы?

— Шансы есть всегда. Главное вовремя их распознать и правильно воспользоваться.

— Звучит оптимистично, несмотря на всё наше положение.

Они дошли до небольшого укрытия в скале, и решили там немного передохнуть. Нога Изабелл сильно распухла и отекла. Кожа на её лице стала бледной, глаза словно потухли.

Когда они удобно устроились на сухом месте, Карина заметила, что из сумки Изабелл торчит её мешочек с деньгами. Но спрашивать ничего не стала, а только глубоко задумалась, что чуть не задремала.

Ночь они провели в обнимку друг с другом под монотонный шум дождя. Дальше они так никуда и не пошли.

А вот под утро, когда наконец-таки вышло солнце, земля начала просыхать и прогреваться, Карина решилась на то, что последнее время не давало ей спать. Она видела, что Изабелл, то ли крепко спала, то ли была без сознания, вид у неё был ужасный, словно она уже умерла, но продолжала дышать, резко и прерывисто. И пользуясь моментом, девушка вытащила свой мешочек из сумки гадалки и побежала, что есть силы в том направление, куда до этого показывала ей Изабелл.

На бегу она старалась выбросить все мысли из головы. Она даже пыталась считать свои шаги, чтобы хоть как-то отвлечься.

Она бежала час, потом второй и ближе к вечеру голодная и изнеможённая, она перебралась за хребет и с ужасом поняла, что никакого цирка там не было, а только поля. Бескрайние поля тянулись до самого горизонта.

Она села на ближайший камень и подумала, что это, наверное, и есть конец.  Голова кружилась от голода, а в горле появилось першение, перерастающее в кашель.

— Конец. — произнесла девушка и подняла голову к облакам, которые плыли высоко в небе. Она бы сейчас отдала всё, лишь бы оказаться снова дома с родителями и сёстрами, который возможно даже как-то любили её. Но теперь, она всё это потеряла и похоже умрёт, где-то здесь возле этих полей и только вороны будут посещать её труп, чтобы не умереть с голоду.

Итак, Карина осталась одна без какой-либо надежды на помощь и выживание. Пару раз промелькнула мысль вернуться за Изабелл, но ощущение того, что она бросила её и уже не простит, было сильнее.

Казалось бы, вот он конец истории, о юной девушке которой суждено было родиться не такой, как все, прожить часть жизни в семье, которая её только терпела, потом сбежать в цирк, чтобы выступать уродцем, и в конце концов остаться на краю бездны, чтобы решиться на один отчаянный шаг.

Она действительно стояла на краю скалы, думая о том, как бы побыстрее закончить мучения. Ветер хлестал дождём по её уродливому лицу, руки и ноги давно потеряли чувствительность от холода, во рту пересохло несмотря на идущий дождь. Она чуть опустила голову и посмотрела вниз, туда, где расстилалась долина, и возможно жили люди своей счастливой жизни.

— Нужно сделать лишь шаг. —  сказала она сама себе. Но это оказалось гораздо сложнее, чем она думала.

«А может, лучше будет если повернуться спиной к пропасти? Тогда будет не так страшно.» — подумала девушка, развернулась и увидела стоящего перед собой Джо.

— Карина. Что ты собралась делать?

Он тоже был весь мокрый и дрожал от холода. А взгляд был напуган и расстроен.

— Джо. — произнесла она, не веря своим глазам. — Тебя не может быть здесь. Это галлюцинации от голода и истощение.

— Нет. Я вправду здесь. Я искал тебя. Когда я узнал, что ты сбежала с остальными из цирка, я отправился на твои поиски, но дождь постоянно смывал следы. Очень трудно было тебя найти. Подойди ко мне.

— Нет, Джо, не стоит.

— Почему?

— Я уже всё решила. Наверное, нужно было сделать это раньше, когда была возможность уйти в тёплой постели, в родном доме, а не так, неизвестно где, в холодной луже.

— О чём ты Карина?

— Таким, как мы не место здесь! — зарыдала она. — Жить только, чтобы веселить других людей, и никаких шансов на собственное счастье? Разве в этом заключается жизнь Джо? Чтобы провести её хуже, чем уличная собака.

— Ты просто ещё слишком мала.

— И что, хочешь сказать не видела жизни!? — воскликнула Карина. — Я видела достаточно, и мне этого хватило чтобы понять, что я больше не хочу жить.

И с этими словами, она начала отступать к краю, не отрывая глаза от Джо.

Маленькие камушки так и хрустели, и перекатывались под её туфельками. Она оступилась, отчаянно взмахнула руками и почувствовала, как потеряла опору и начала падать. От страха Карина зажмурилась в ожидание столкновение с землёй. Но этого не произошло. Её спина осталась словно в невесомости, а носки туфель слегка касались края обрыва. Её руки были вытянуты вперёд их крепко сжимали руки Джо.

— Я держу тебя. — сказал он.

Она открыла глаз, её сердце лихорадочно билось, во рту был кислый привкус крови, а в голове пульсировала одна-единственная мысль.

«Он держит меня.»

*

Джо спас Карину не только от падения со скалы, и от её самой, но и от многих ужасов жизни. Несмотря на свою внешность он действительно был отличным бухгалтером и в одном из маленьких городков получил неплохую работу. Выкупил на окраине небольшой домик, где поселился вместе с Кариной.  Девушка начала заниматься садом и огородом, выращивая все нужные фрукты и овощи для питания. Бывали конечно моменты, что поначалу горожане не очень-то их принимали, но со временем, как-то привыкли и стали даже почти по-соседски к ним относиться. А через какое-то время Карина поняла, что беременна. Сначала эта мысль, её очень испугала, ведь они с Джо были, как бы это мягко сказать, уродами, и какие дети могут родиться у таких как они? Но Джо настоял на пополнение семьи.

— Понимаешь, любимая, — сказал он. — Если бы мы были обычными людьми, для нас было бы сложно принимать такого ребёнка. Но мы знаем каково это и всё это понимаем. Мы сможем дать нашему ребёнку, каким бы он не родился, ту любовь, которую не получили мы. Я люблю тебя, Карина. Ты лучшее, что случилось в моей жизни.

И у них родился малыш, очень симпатичный славный, несмотря на то, что у него косили глазки, и была немного деформирована челюсть. Он ничем не отличался от остальных маленьких детишек. Карина и Джо были счастливы, что их сыну повезло больше чем им, и вложили в него всю свою любовь на которую только были способны.

*

Карина умерла в 37 лет, так и не увидев взросление своего сына, которого после воспитывал Джо. Но перед смертью, она была счастливее многих обыкновенных людей, которые думали, что они счастливы. Но на самом деле, они просто не имели представление о то, что такое настоящее счастье.

1

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *