Search
Generic filters
18/08/2022
9
0
0

Аннотация:

Далёкое будущее (или не очень). Все населённые пункты слились в огромные мегаполисы, а часть территорий ушло под воду из-за таяния ледников. Лиам и его друзья, мечтая отыскать сокровища старого мира, отправляются в путешествие к одному из затопленных мест.

Периферийцы

Путь в неизведанные места во все века манил человека. Даже не столько конечный пункт назначения, сколько сам процесс его достижения, те совершенно новые обстоятельства, в которые непременно попадает каждый исследователь во время своего путешествия…

Эмили Алуру («На орбите безымянной звезды»)

Глава I

Проводя раскопки на первом этаже здания, я неожиданно наткнулся на какой-то плоский металлический предмет. Расчистив многолетний слой ракушняка, перемешанного с землёй и прочим мусором, мне удалось достать оттуда ржавую прямоугольную табличку. Я отложил в сторону лопатку для раскопок и защитную каску, чтобы сразу провести осмотр необычной находки. Тщательно протерев мокрой тряпкой верхнюю её часть, у меня, хоть и с большим трудом, всё же получилось разобрать заголовок: «Железнодорожная карта Киева».

Эта табличка сильно похожа на одну из тех, что вешают на информационных стендах остановок для поездов. Интересно, каким образом она здесь оказалась? Выбросили после того, как пришла в негодность от изменений в структуре нашего мегаполиса? Это сколько же ей лет тогда? Я внимательно присмотрелся к точкам, отмеченным на карте, — вроде бы всё на своём месте. По крайней мере из того, что можно было хоть как-то разобрать. В любом случае эта табличка может быть достаточно полезной. Поставлю её возле окна, а позже, вместе с ребятами, решим, что с ней делать.

Забравшись по скрипящей деревянной лестнице наверх, я направился к оконному проёму, через который открывался хороший обзор на тропинку, ведущую к нашему хутору. Идеальное место, если тебе нужно дождаться чьего-либо возвращения.

Сложно даже представить, для чего должна была служить эта постройка. Из огромных бетонных плит, которые разделяли собой этажи, во все стороны торчали проржавевшие арматуры, а многие недостроенные стены внутри здания перетёрлись в труху под влиянием времени. Жители нашего хутора, сложив все имеющиеся факты в один, приняли совместное решение, что на данный момент заселять его не стоит. На первом этаже, который выглядел более достроенным, они соорудили ночлежку для путешественников. Что-то вроде гостиницы. Под это дело расчистили две комнаты от строительного мусора. Остальные помещения тоже планировали переделать под различные общественные нужды, но из-за того что времени на ремонт ни у кого не было, они так и оставались пустовать.

Путники проходили через наши края не так уж и часто, поэтому остановка на ночлег какого-нибудь гостя всегда была важным событием для жителей нашего хутора. Мы с друзьями, как и впрочем все остальные соседские ребята, всегда старались не упустить возможности послушать их истории о невероятных приключениях. Обычно, сидели до поздней ночи, пока взрослые не начнут подзатыльниками выпроваживать нас домой.

Солнце уже близилось к закату, частично скрывшись за нескончаемой чередой жилищ, заполнявших собой всё обозримое пространство вплоть до самого горизонта. Некоторые из них были построены многие десятки лет назад, а когда начинали постепенно разрушаться от старости, то к ним уже приделывали современные строительные материалы: доски, жестяные листы, шифер, а иногда просто закрывали пробоину занавеской, чтобы никто не заглядывал внутрь. Все эти домики были расположены практически вплотную друг к другу, от чего, казалось, сливались в единое бескрайнее целое — периферию нашего мегаполиса. Несмотря на то что официально и существует разделение на макрорайоны и районы, определить, где именно проходят их границы, крайне сложно.

Макрорайоны Киева в основном мало чем отличаются друг от друга, но есть одно исключение — город. В нём живут люди, которые занимаются жизненно важными делами для правильного функционирования мегаполиса. Там находятся все самые главные потоки финансовой экономики, а также проходят заседания Совета корпораций, поэтому территория города надёжно отделена от остальных макрорайонов высокой каменной стеной. Попасть туда можно только в том случае, если тебе был выдан специальный пропуск. Честно говоря, никому из наших знакомых ни разу не довелось побывать в городе, поэтому о том, каким образом там всё устроено, говорить сложно.

Жители периферии всегда старались строиться на небольших полузакрытых участках, которые называли хуторами. Наш состоит из восьмидесяти домов. Они расположены в несколько рядов, а в последнем из них все постройки стоят вплотную друг к другу. Таким образом получается, что войти сюда можно только с главного входа, по тропинке. Ну, если не считать ещё нескольких мест, где не представляет особого труда перелезть по крышам. В центре нашего хутора вырыли колодец, и потому это было самое оживлённое место, особенно в светлое время суток. Многие туда приходили даже не за водой, а просто ради того, чтобы поболтать и поделиться всякими сплетнями со своими соседями.

Через некоторое время на тропинке появились Оливия и Магна. Они возвращались после отбывания школьного наказания. Это было вполне привычное для них дело, так как подруги обладали чрезмерной шумностью, из-за чего им не всегда удавалось в полной мере соблюдать дисциплину. А провинившихся учеников в нашей школе заставляли отрабатывать после уроков. Там нужно было выполнять различные поручения учителей. Чаще всего приходилось убирать различные учебные кабинеты. Сегодня, к примеру, Оливия с Магной наводили порядок в школьной библиотеке.

— Лиам! Чего сидишь как вкопанный? Слезай скорее сюда, мы сейчас все у Магны собираемся! Дело есть! — начала кричать Оливия, остановившись перед недостройкой. — И давай там поскорее, а то сейчас дождь начнётся!

Я поприветствовал Магну, махнув ей рукой, после чего направился к лестнице вниз. Они с моей сестрой Оливией учились в одном классе, поэтому всюду ходили вместе и постепенно сделались лучшими подругами. Наказания им тоже всегда выдавали сразу двоим, даже если фактическое нарушение дисциплины было совершено только одной из них.

Магна жила со своим братом Нильсом в деревянном домике на старом дубе. Живущий по соседству плотник мастер Грабарь изначально строил его для того, чтобы там игрались дети со всего хутора. Но когда здесь появились Магна с Нильсом, то этот домик отдали в их полное распоряжение, как сиротам. Ребята находились на общественном содержании, и все соседи старались помогать им по мере своих возможностей.

— Лиам, гля, что мы отыскали в одной из шухлядок, — Магна достала из своего рюкзака трухлявый бумажный свиток. — Это карта расположения старинного мегаполиса, который затопило в Чёрном море из-за потепления.

— В этой библиотеке столько пыли! — фыркнула Оливия. — Мы там чуть не задохнулись.

— И как это вам разрешили забрать такой редкий экземпляр? — удивился я.

— Да кто их спрашивать-то будет? — махнула рукой Магна. — Они и сами небось не знали, что в этих шухлядках карта лежала. Я нашла её под кучей всякого ненужного хлама и сразу засунула себе за пазуху, пока там все ушами хлопали.

— Вещь очень ценная, к тому же мы придумали, как эту карту можно применить. Сейчас придём и всё обсудим вместе с Нильсом и Мики, — пояснила Оливия. — Они уже дома должны нас ждать.

Нильс и Мики были одногодками с девчонками, но учились в параллельном классе. Мики постоянно придумывал всякие безумные идеи, после воплощения которых очень часто оставался выполнять штрафные задания. Все уже настолько привыкли видеть его среди наказанных, что когда учителям срочно требовалось провести какие-нибудь неотложные работы, а достаточное количество провинившихся не набиралось, Мики могли наказать по какому-то совсем уж символическому поводу.

На улице стояла духота, а солнце к этому времени уже превратилось в красный полукруг. Я почувствовал на себе первые капли начинавшегося дождя. Мы немного ускорили шаг, чтобы дойти более сухими.

Завершался последний майский день, и с завтрашнего дня начинались летние каникулы. Стоит ли говорить, что этот день — самый долгожданный праздник для любого школьника на периферии. Я был на два года младше остальных ребят и сегодня впервые смог ощутить на себе всю радость этого события.

Сидеть на уроках и слушать монотонную начитку лекций было просто невыносимо, поэтому большинство учеников, которым повезло занять места подальше от учителя, спали. Некоторые пытались слушать сквозь сон, запоминая отдельные фрагменты лекции. Но на первых рядах, где учитель хорошо всех видел, нужно было изображать заинтересованное лицо, ну или хотя бы попытаться не уснуть у него на виду.

Однажды, после полуночных посиделок с ребятами на заброшке, я пришёл на урок в самый последний момент. Естественно, мне досталось место в первом ряду. Как я ни пытался тогда пересилить свой сон, всё равно в конце урока учитель обнаружил меня уснувшим прямо перед его носом. Это был единственный случай за год, когда мне пришлось остаться после уроков для выполнения штрафных работ по уборке кабинета истории.

«Старик Кушнир, который завтра будет дежурным учителем, навыдаёт тебе всяких глупых поручений, а сам пойдёт наматывать круги вокруг школьного двора. У тебя будет около часа времени до того момента, как он придёт проверить, чем ты там без него занимаешься. В нижней левой шухлядке, в той, что под боковым шкафом, плохо закрывается дверка. Из неё, через щель, можно вытащить всякие полезные инструменты, которые там складывают со всех соседних кабинетов. Однажды я вытащил оттуда болгарку. Вещь очень нужная, может пригодиться в хозяйстве. Но много не тяни в один вечер, а то пронюхают», — делился опытом Мики, перед моим первым школьным наказанием.

Когда мы подошли к нашему дереву, то стал отчётливо слышен хохот ребят — они и вправду уже дожидались нас на месте. Мы поочерёдно залезли наверх с помощью раскладной канатной лестницы.

— Вы не поверите! — сквозь смех произнёс Мики, как только все оказались в доме. — Помните ту красную круглую штуку, которую мистер Палий постоянно вертит у себя в руке во время своих россказней? Так вот: я сегодня принёс тухлый помидор и обклеил его красной цветной бумагой, после чего подложил вместо этого резинового шарика. Вы бы видели выражение его лица, когда тот, не глядя, взял помидор, подбросил, а затем сжал в своей руке! Оно ка-а-ак прыснет во все стороны!

Мы все дружно засмеялись.

— А потом он, такой, говорит: «А ну, признавайтесь! Кто это сделал?!». А Нильс, такой, тянет руку: «А может у Вашего шарика срок годности закончился?».

Все снова принялись хохотать, а Мики со смеху начал кататься по полу.

— В общем, он нам выписал по отработке. Только, вот, этот дурень не учёл, что сегодня последний учебный день! — немного успокоившись от веселья, завершил он свой рассказ. — А что у вас там на работах было? Удалось что-нибудь стянуть?

— Удалось, — сказала Магна. — Глядите, что нашла в библиотеческом шкафу.

Она достала из рюкзака свиток с картой, развернула его на полу, после чего аккуратно сдула пыль со старинной находки.

— Мы как раз это дело и хотели сейчас обсудить, — пояснила Оливия. — На этой карте отмечены все важные объекты мегаполиса, затопленного в Чёрном море.

— А что, в Чёрном море есть какой-то затопленный мегаполис? — удивился Нильс.

— Конечно есть! Говорят, он был настолько богатым, что туда съезжались люди со всех уголков планеты!

— Как сейчас в Рио?

— Ну, что-то типа того.

— И все те сокровища, которыми владели его жители, сейчас просто лежат на дне моря, — добавила Магна. — Лежат и ждут, пока кто-то не найдёт подробную карту, как вот эта, и не поедет их собирать.

— Звучит вполне убедительно, — согласился Мики. — Поговаривают, что именно из-за подобных затопленных сокровищниц и не изучают историю до возникновения мегаполисов. Чтобы люди не знали, где нужно искать богатства.

— А мистер Кушнир говорил, что в те времена было очень много разных историков, и каждый из них описывал события по-своему, — сказал я, припомнив слова учителя. — Поэтому там всё неоднозначно, и изучать историю до образования мегаполисов, с научной точки мнения, не имеет никакого смысла.

— Я бы не стал верить в подобную чушь, — усомнился Мики. — С чего бы это ему говорить правду?

— Мики прав, — согласилась с ним Оливия. — Не стоит верить им на слово, без каких-либо доказательств.

— Всё-то это хорошо, но как вы предлагаете туда добираться? — справедливо заметил Нильс. — Поезда ведь до Ай-Петри не ходят.

— Ну так доедем до ближайшей к морю остановки, а потом будем по ситуации смотреть. Наверняка там должны быть какие-то перевозчики.

— Я вот, честно говоря, не уверен, что у нас может получиться проскользнуть зайцем на лодку, — задумался Мики.

— Значит заплатим за билеты.

— А деньги где возьмём? — поинтересовался Нильс.

— Продадим что-нибудь ненужное.

— Даже не знаю, что тут можно выбрать такое на продажу, — проговорила Магна, копаясь в ящике со всяким хламом.

— Да бери всё подряд! Вон, болгарку возьми, например.

— Не, болгарка нужная! — возразил Мики.

— Когда привезём оттуда кучу сокровищ, купим тебе хоть десять таких же самых болгарок! — заверила Оливия. — Главное — добраться до острова.

— Оливия права, — немного подумав, согласился Нильс. — Даже если нам придётся слегка потратиться на дорогу, то потом это всё окупится в разы.

— Да! Было бы глупо не воспользоваться таким очевидным шансом разбогатеть, — добавила Магна.

Ещё раз всё подробно обсудив, мы решили встретиться у нашей заброшки в час ночи, так как в это время контролёры в поездах наименее активны, что увеличивает наши шансы на безбилетный проезд. Как только было окончательно распределено, кто какие вещи должен с собой взять, все отправились по домам, чтобы успеть хоть немного выспаться перед путешествием.

Мы с Оливией жили в вагоне, который когда-то был частью пассажирского поезда. Но не такого, какие сейчас ходят по нашему мегаполису, а с отдельными комнатами, кроватями и ещё кучей всяких удобств. Подобные вагоны были достаточно распространённым видом жилья на периферии, и обычно в них проживало по несколько семей. Мы свой делили пополам, поэтому в тесноте себя не чувствовали.

Наша часть вагона состояла из четырёх одинаковых по размеру комнат. У соседей была в распоряжении большая часть жилых номеров, но зато нам полностью принадлежала крыша, на которой находился огород. Он, собственно, и был основным источником семейного дохода.

Один из наших номеров был переоборудован под кухню. Рядом с ней — кладовка, где валялась куча самых разных инструментов: молотки, пилы, гвозди, болты, лопаты, топоры, веники и прочие средства для уборки или ремонта. Ближе всех ко входу располагалась наша с Оливией спальня, а в самой дальней комнате спала мама. Такое расположение нам с сестрой очень помогало, если нужно было куда-то незаметно уйти среди ночи.

Когда мы подошли к дому, то по запертой двери стало понятно, что мама ушла на праздник в честь наступления лета. Как, впрочем, и большинство остальных наших соседей. К этому времени на хуторе не осталось практически никого.

По давней традиции, в этот день жители всех близлежащих районов периферии шли к Днепру, где очищали часть реки от мусора, для того чтобы можно было проводить там купания. А вечером, с приходом темноты, начиналось настоящее веселье: люди переодевались в старинные костюмы, пели песни, читали стихи, танцевали, водили хороводы. Согласно одного из обрядов, посреди гуляний разжигался большой костёр, после чего к нему выходили самые смельчаки и начинали прыгать через огонь, пытаясь не загореться. Миссис, или как она просила её называть, пани Инамото, была самым большим знатоком традиций наших предков во всей округе. Она знала множество песен на старинном языке, которые почему-то называла «спиванками». А одну из них, самую главную, знали наизусть практически все, потому и пели её на каждый праздник по несколько раз:

Reve ta stogne Dnipr shirokyi,

Serdytyi viter zavyva,

Dodolu verby gne vysoki,

Goramy khvylyu pidiyma,

Poydyot nalyevo — pyesn zavodit,

Napravo — skazku govorit.

Tam chudyesa: tam lyeshiy brodit,

Rusalka na vyetvyakh sidit.

Ребята, которые постарше, постоянно пугали нас тем, что пани Инамото использует младшеклассников, как особый ингредиент в своих зельях. А взрослые относятся к ней так уважительно только потому, что она может навести на них сглаз или порчу. Правда мы на подобные пугалки никогда не покупались. Может они и приобрели больше знаний за свои годы, но у нас тоже достаточно пядей во лбу, чтобы не верить в такие глупости.

Мы даже как-то раз ходили к ней в гости. Магна тогда сильно разозлилась на Нильса, за то что он простудился, на несколько дней оставшись дома, а её так и не заразил. Она решила применить против брата противопростудное зелье, чтобы он тоже больше не болел. За ним как раз мы и отправились к пани Инамото.

Хижина её находилась прямо возле реки, буквально в нескольких метрах от воды, и не относилась ни к одному из хуторов. Судя по трухлявости стен, построена она была многие десятки лет назад. В углу гостиной располагался большой красивый камин, рядом с которым, за столом, хозяйка читала нам бумажные книги про всякие чудеса, происходившие ещё задолго до образования мегаполисов.

Как выяснилось, никаких зельев пани Инамото варить не умеет. Да и никакая не ведьма она вовсе! Зато мы в тот день узнали от неё о множестве старинных способов лечения. Как оказалось, чтобы не заболеть простудой, достаточно просто положить зубчик чеснока на обеденный стол. Он настолько лекарственный, что отпадает даже всякая необходимость во всех этих зельях.

В общем, Пани Инамото показалась нам очень добродушным и приятным человеком. Она накормила нас и угостила чаем из ромашки, который, к слову, тоже обладал очень лекарственными свойствами.

Оливия полезла наверх, куда мы обычно прятали ключи. Забравшись на крышу буквально за пару ловких движений, она достала их и скинула мне.

Когда мы зашли в дом, то первым делом отправились на кухню. Я уселся рядом с окном, по которому уже вовсю тарабанил дождь. На столе были две накрытые тарелки с какой-то кашей и одна банка рыбных консервов. Уловив запах остывшего обеда, я сразу почувствовал приступ голода, накопившегося за целый день.

— Ешь кашу. Банку с рыбой возьмём с собой в поездку. В дороге наверняка захочется есть, — объяснила Оливия, запихивая консервы в свою походную сумку.

Поужинав, я сразу пошёл в спальню. Так как времени на сон оставалось совсем мало, нужно было постараться уснуть как можно быстрее. Я прилёг на спину и закрыл глаза. Но мысли о предстоящей поездке, которые назойливо лезли в мою голову, никак не давали мне полностью погрузиться в сон. За окном сверкнула молния, на какое-то мгновение осветив нашу комнату. Вслед за ней прогремел отдалённый гром. Через некоторое время Оливия тоже полезла в свою кровать, которая была расположена на втором ярусе, прямо над моей. Ещё через несколько минут я увидел, как сестра спускается вниз. Она медленно, издавая странное шипение, перебирала ногами по лестнице. Когда Оливия оказалась внизу, я присмотрелся: вместо пальцев у неё были огромные щупальца, а чуть ниже, по бокам, виднелись дополнительные руки! Глаза сестры засветились красным цветом, а изо рта показались острые клыки со следами крови, оставшейся от предыдущих жертв. Она остановилась возле окна и на какое-то мгновение замерла. Отблески молний, которые стали сверкать уже намного чаще, придавали её лицу ещё более зловещий вид. Бросив резкий взгляд на мою кровать и заметив, что я за всем этим наблюдаю, она двинулась ко мне. Я запаниковал и попытался отпрянуть в сторону, но от ужаса не мог даже пошевелиться! Руки, ноги и все остальные части тела просто напросто перестали слушаться моих команд. Оливия, или скорее то, во что она превратилась, издала чудовищный пронзительный крик и замахнулась на меня своим верхним щупальцем…

— Лиам… Лиам… Просыпайся… Пора собираться, — над кроватью стояла уже нормальная сестра и тыкала пальцем в моё плечо.

— Мама уже вернулась? — спросил я первым делом.

— Да, вернулась. Она уже спит. Так что нужно постараться не шуметь.

Сонный, с красными глазами от пробуждения, я тихо поплёлся за Оливией к двери. Мы не раз выходили по ночам втайне от матери, поэтому у нас была чётко отработанная схема бесшумного выхода на улицу.

— Надо записку повесить на дверь, чтобы мама не переживала за нашу пропажу. Напишем, что пошли к твоему однокласснику с ночёвкой. Кто там у тебя есть?

— Можно написать, что к Игнату, например.

— Умгу-у-у…

— Слушай, а нас же не будет две ночи — эту и следующую. Не сходится. Надо обозначить время ухода, как будто мы утром ушли, — сообразил я.

— Точно! Так и напишем:

«Ушли с ночёвкой к однокласснику Лиама, которого зовут Игнат. Нас не будет только одну ночь. Сейчас — 7 часов утра.»

Оливия прикрепила кнопкой записку к двери нашей комнаты, и осторожно ступая по скрипучему полу, мы вышли на улицу.

Погода этой ночью была тёплой, но в то же время только что закончившийся дождь придавал воздуху некоторую свежесть. На хуторе стояла такая тишина, что можно было различить доносившиеся через окна кроткие разговоры наших соседей, которые делились друг с другом впечатлениями от сегодняшнего праздника.

К этому времени Мики уже стоял возле своего дома в полной готовности. Как только он увидел, что мы с Оливией вышли на улицу, то сразу начал махать нам руками. На его спине висел вместительный рюкзак с пустыми пакетами. Согласно нашего плана, все они должны будут наполниться сокровищами затопленного мегаполиса. Мики выглядел невыспавшимся, а его волосы торчали в разные стороны. Он всю дорогу то и дело пытался их пригладить наслюнявленной рукой, но шевелюра снова принимала свой первоначальный вид.

Подойдя ближе к нашей заброшке, мы сразу узнали Магну и Нильса в двух силуэтах, умостившихся на окне. Они сидели и наблюдали за тропой, болтая ногами и высматривая нас.

— Магна, ты что, покрасила волосы в зелёный цвет? — начала хихикать Оливия, когда мы подошли ближе к друзьям.

— Ага, — она повертела головой, показывая свою новую причёску со всех сторон. — И Нильса тоже покрасила.

— Не покрасила, а измазюкала, — недовольно буркнул Нильс, приподняв свою кепку.

— Ну так я тебе предлагала покраситься по-хорошему, а ты начал отпираться как ненормальный! Сам бы попробовал спящего покрасить!

— Чего это тебе вдруг понадобилось краситься в зелёный? — поинтересовалась Оливия.

— Ну а что? Я нашла после ярмарки пакетик с краской. Не пропадать же добру? Тем более зелёный — маскировочный цвет. Пригодится в походе.

Мы с ребятами очень часто ходили на поиски всяких вещей, потерянных торговцами во время ярмарки. Проводилась она каждую неделю, в четырёх километрах от нашего хутора. Там люди торговали всем, что только удавалось найти, смастерить, отремонтировать или вырастить. Подобные ярмарки проходили практически во всех районах мегаполиса. По обычным дням периферийцы продавали свои изделия и продукты прямо у себя дома, поэтому за каждой отдельной вещицей нужно было идти в какой-то конкретный хутор. А здесь — всё в одном месте, очень удобно.

Перекинувшись парой слов с друзьями, мы сразу отправились к остановке для поездов. Это был единственный наземный транспорт, благодаря которому можно было перемещаться на большие расстояния между районами периферии. Наш хутор, в этом отношении, имел очень выгодное расположение. Остановка находилась всего на расстоянии пяти километров, как раз неподалёку от того места, где проводилась ярмарка. Но так было далеко не везде. Жители некоторых отдалённых районов периферии отправлялись в походы на несколько дней, чтобы добраться до ближайшей станции.

Дорога заняла у нас чуть больше часа, так как шли мы быстрым шагом и старались срезать путь везде, где это было возможно. Через несколько минут после того, как наша экспедиция оказалась возле железнодорожных путей, остановился поезд, следовавший в направлении Прибрежного макрорайона. Осмотревшись по сторонам и убедившись в отсутствии работников станции, все поочерёдно запрыгнули в ближайший вагон. К нашей удаче, мы оказались в нём единственными пассажирами.

— В такое позднее время всегда мало народу ездит. Поэтому контролёры, скорее всего спят, спрятавшись в каком-то из крайних вагонов, — пояснил Мики.

Он намного чаще остальных ездил поездами и потому был наиболее подкован в подобных нюансах. Конечно, в таких дальних путешествиях участвовать ему никогда не приходилось, впрочем, как и нам всем, но его знаний должно было хватить, по крайней мере, для ночной поездки.

Воздух здесь был достаточно свежим, в сравнении с затхлым запахом вагонов в час пик. Мы прошлись вдоль деревянных скамеек и подобрали себе наиболее подходящее место. Сами сиденья находились в ужасном состоянии, отовсюду торчали щепки и гвозди, поэтому проще было умоститься на полу. К тому же здесь, между скамейками, нас никто не увидит из соседних вагонов.

— А что будет, если нас поймают контролёры? — спросила Магна, повернувшись к Мики. — Путь-то не близкий. Мало ли чего может приключиться? Ты вообще когда-нибудь попадался?

— Я — нет. А вот один мой знакомый рассказывал про случай, как его товарища словили.

— И что с ним потом было?

— Ну что было? Отвели его в свой вагон, контролёрский. Денег-то всё равно у парнишки ни цента не было. Они тогда у него шапку забрали. А дело зимой происходило. Бедолага потом всю дорогу корёжился от холода, пока ехал с ребятами обратно.

— Значит нужно следить по всем сторонам, чтобы никто нас не застал врасплох, — сказала Оливия. — А то эти гады потом все наши сумки обчистят.

Магна расстелила на полу покрывало, и мы на него уселись. Мики тем временем пошёл делать осмотр вагона на наличие полезных предметов, которые могли бы пригодиться в хозяйстве. Тряска во время езды стала оказывать убаюкивающий эффект, но я всё же старался сохранять бессонность, краем глаза поглядывая на соседние вагоны через тамбуры, чтобы иметь хотя бы минимальное преимущество, на случай, если контролёры заметят что-то неладное.

Через некоторое время, с другой стороны вагона, куда переместился Мики, послышался треск: он начал выковыривать отвёрткой шурупы и гвозди из прогнившей спинки сиденья. Встрепенувшись от этих звуков, Магна бросила на него укоризненный взгляд. Мики жестами показал ей, что следит за ситуацией и беспокоиться не о чем.

Так мы проехали чуть более получаса. Затем поезд стал понемногу замедляться — остановка. В вагон медленно, шатающимся шагом, зашёл мужчина в костюме. Сразу бросилось в глаза отсутствие нескольких верхних пуговиц на его потрёпанной белой рубашке. Брюки были сильно вымазаны в грязи, что говорило о нескольких падениях по дороге сюда. Кое-как дойдя до поручня, мужчина крепко схватился за него обеми руками, но надолго удержаться не получилось, и через мгновение, он обессиливши упал.

— Мистер, что с Вами? Мистер, Вы ранены? — мы подбежали к нему, но никакого ответа не последовало.

— Он что, потерял сознание? — в растерянности проговорил Мики. — Может его подстрелили?

— Нужно осмотреть его, чтобы узнать откуда идёт кровь! — Оливия обошла вокруг мужчины, но крови нигде не было.

— Смотрите, его стошнило! — испуганно завопила Магна.

— Может его отравили? — немного призадумавшись, сказал Нильс.

— Нет! Его укусила змея! — запаниковала Оливия.

— От змеиных укусов не тошнит, — отмахнувшись рукой, сказал Мики.

— Можно подумать, тебя когда-нибудь кусала змея! — начала спорить с ним Оливия.

— Здесь не водятся змеи. Они не обитают там, где живут люди.

— Люди живут везде! Где тогда, по-твоему, водятся змеи? Я просто думаю, что он дезинтифицировал укус спиртом, но недодезинтифицировал до конца. Отсюда и запах такой!

— Чем спорить, лучше давайте осмотрим его на предмет укусов, — предложил я.

— Точно! — согласилась Оливия. — А куда обычно кусают змеи?

— Было бы разумно, с их стороны, кусать в шею, — сообразил Нильс.

Мы тут же принялись осматривать шею больного — следов от укусов видно не было. Из-за того что у нас никак не получалось определить болезнь, текущая ситуация приобретала всё более нервозный характер.

— Что теперь будем делать? — Магна беспокойно посмотрела на остальных.

— Может… у него вирус? — приняв задумчивый вид, сказал Нильс.

— Да! — согласилась Оливия. — Или бактерии!

— Кто-нибудь знает, как в таких случаях нужно лечить? — Нильс осмотрел всех взглядом.

— Натереть подбородок чесноком? — предположила Магна.

— Я тоже слышал про чеснок, — подтвердил Мики.

— Хорошо. У кого-нибудь есть он с собой?

— У меня! В аптечке! — Магна достала маленькую сумочку салатового цвета, нашла там зубчик чеснока и передала Оливии, которая стояла ближе всех к пострадавшему.

Оливия разрезала зубчик пополам и принялась натирать. Через некоторое время чеснок стёрся об жесткую щетину. После этого мы схватили мужчину за руки и потянули к обратной стороне вагона, чтобы он не лежал около входа. Магна укрыла его одеялом, а затем, немного успокоившись, мы вернулись на свои места, где и сидели до этого происшествия.

Снова наступила тишина. Если не принимать во внимание стук поезда, к которому уже успел адаптировался слух. Оливия задумчиво сидела, разглядывая облупленную стену вагона и пытаясь разобрать надписи, оставленные на ней предыдущими пассажирами. А Магна пересела на край скамейки, откуда периодически поглядывала в сторону, где лежал больной.

Начитавшись на стене вагона посланий, Оливия захотела, чтобы после нашего здесь прибывания тоже осталась какая-то памятная запись. Выбрав подходящее место для её нанесения, мы стали обсуждать, какую именно информацию было бы лучше всего оставить о нас, помимо собственных имён. После длительной дискуссии решили также упомянуть, что мы держим путь на остров Ай-Петри, где нас ждут несметные богатства. Выцарапав гвоздём на стенке вагона эту надпись, Оливия со спокойной душой продолжила наблюдать в окно за хуторами, которые располагались рядом с железной дорогой.

В какой-то момент Магна встала со своего места и направилась в сторону лежавшего на полу мужчины, чтобы проверить его самочувствие. Немного постояв около больного и потыкав в него пальцем, она снова вернулась к нам.

— Ну как он там? В порядке? — поинтересовался Нильс.

— Вроде бы нормально, — ответила Магна. — Дыхание присутствует, больше не тошнит — выздоравливает.

Мы проехали ещё несколько остановок, но в наш вагон так больше никто и не зашёл. Со временем все стали чувствовать себя более расслаблено, перестав постоянно выглядывать в соседние вагоны через стёкла тамбура.

По мере приближения к Прибрежному макрорайону, всё чаще стали появляться светящиеся точки. Когда поезд замедлялся перед остановками, мигающие надписи на некоторых домах становились более отчётливыми: «Ночной бар», «Аптека», «Отель», «КЕР АТИ ФЕЙ»…

— Фу, ну и запах здесь! — начала тереть нос Оливия.

— Это запах моря, — пояснил Нильс. — В старину люди специально ездили за тысячи километров, чтобы понюхать этот воздух. Он очень полезный.

— Как может быть полезным воздух, который воняет, как в выгребной яме? — Магна и Оливия принялись натягивать рубашки на нос.

Стало появляться всё больше мигающих надписей и уличных фонарей, а по здешним хуторам, несмотря на ночное время, слонялось множество людей.

— Наша остановка — следующая, — сверившись с картой, предупредил Нильс.

Когда мы вышли из вагона, на улице царила тишина, изредка прерывавшаяся отдалёнными скрипами и стуками, которые доносились со стороны пристани. Солнца ещё не было видно на горизонте, но уже начинало светать. В воздухе летало большое количество мошкары, а под ногами повсюду были видны пятна от каких-то разлитых жидкостей. Запах моря усиливался, то ли от мусорных контейнеров, заполненных до отвала испорченными продуктами, то ли от нашего приближения к берегу.

— Фу! Что за свиньи тут живут? — ругалась Оливия, стараясь не вступить в жёлтые отхарканные плевки, которыми была усеяна вся дорога. — Неужели нельзя не плевать себе под ноги?

— Здесь очень большое количество людей ходит. В разы больше, чем у нас на районе. Вот и кажется, что сильно много плюют, — пояснил Нильс.

Путь до пристани занял у нас около получаса, и всю эту дорогу от мошкары просто не было отбоя. Приходилось постоянно чем-то закрывать лица, чтобы насекомые не попадали в глаза, в нос, или в рот при разговоре.

Вскоре стала видна береговая линия, вдоль которой появлялось всё больше и больше торговцев, подготавливающих свои рабочие места. Многие из них ещё только убирали и вымывали территорию вблизи собственной площадки, а некоторые уже начинали ставить палатки и раскладывать товары. Делали они это всё с очень угрюмыми лицами, и вокруг не было ощущения праздничной атмосферы, которая всегда присутствовала на наших еженедельных ярмарках. Похоже, что в этих местах торговля велась каждый день, превратившись для местных продавцов в обычное рутинное занятие.

Пластиковые бутылки и некоторые другие предметы, плотно заполнявшие всю поверхность воды у берега, отражались разноцветными бликами от рассветных лучей, что создавало очень завораживающий вид на прибрежную часть моря. Позади только что причалившего корабля, медленно смыкалась расчищенная линия, которая тянулась за судном. А через несколько сот метров от берега, море приобретало темно-синий оттенок — там заканчивалась полоса из выброшенных в воду предметов.

Подойдя к небольшому деревянному пирсу, мы решили остановиться здесь на привал, чтобы немного отдохнуть от проделанного пути и осмотреться вокруг. Рядом с нами, в море, по бутылкам неуклюже скользили чайки, в надежде выклюнуть из мусора что-нибудь съедобное.

Людей на причале с каждой минутой становилось всё больше. Появилось много грузчиков, которые подходили к пришвартованным кораблям. Со стороны моря подул ветер, из-за чего воздух стал более свежим и неприятные запахи начали понемногу рассеиваться.

Буквально за полчаса набережная полностью заполнилась толпами людей. Отовсюду начали раздаваться крики торговцев, назойливо предлагавших товары всем тем, кто проходил мимо их палаток. Настало самое подходящее время, чтобы начать поиски перевозчика. Мы направились вдоль пристани, внимательно присматриваясь к тем лодкам, которые с большей вероятностью могли бы послужить для нас транспортом.

— Смотрите! Там, за высокой зелёной палаткой, — Нильс указал пальцем на небольшую лодку. — Какой-то старик в одиночку таскает небольшие ящики. Давайте предложим ему свою помощь? А взамен попросим переправить нас на остров.

Когда мы подошли ближе, то стало видно, что эти ящики были клетками, в которых сидели кролики. Старик неспеша переносил их в грузовую часть лодки, покрытую противосолнечным тентом, а уже внутри он привязывал клетки к бортам с помощью верёвок.

— Здравствуйте! Вам не нужна помощь? — обратился к нему Нильс.

— Эх! Помощь, конечно, пришлась бы очень кстати, но я не уверен, что смогу вознаградить ваш труд по заслугам, — с улыбкой ответил старик.

— Ну давайте мы поможем просто так, а Вы нас, взамен, подбросите до Ай-Петри?

— Вас? Одних? — удивился он. — Без взрослых?

— А все взрослые уже там, на острове, — соврала Магна.

— Да, уже там, — подтвердили остальные.

— Так вы, получается, дети рыбаков?

— Да, — закивали мы. — Дети рыбаков.

— Ну что ж, тогда приступайте к работе. Чем быстрее справимся, тем скорей отправимся, — сказал старик, после чего ещё раз буркнул последнюю фразу себе под нос.

Он показал нам, как нужно правильно привязывать клетки, чтобы их надёжно зафиксировать, после чего все сразу принялись за работу. Погрузка много времени у нас не заняла, и через полчаса мы уже сидели под тентом, рядом с кроликами.

Убедившись, что все правильно уселись, старик поднял перегородку высотой около метра и предупредил, чтобы никто не залезал на неё во время плавания, так как из-за большой скорости можно вывалиться за борт. Затем он отправился в рулевую рубку и завёл мотор. Когда лодка начала набирать скорость, часы показывали семь утра.

— Интересно, зачем это ему столько зайцев? — Оливия встала и пошла рассматривать животных, пережёвывая на ходу сухари с консервированной рыбой.

— Полагаю, что острова — это естественная для них среда обитания. Вот он и возвращает их туда, — начал объяснять Нильс. — Старики постоянно так делают, это мы ещё в школе проходили. Сначала вылавливают зайцев из воды, а потом выпускают туда, где они должны обитать.

— А как они в воде-то оказываются постоянно? — заинтересовалась Оливия.

— Да чёрт их знает, — пожал плечами Нильс. — Может поэтому их и держат в клетках, чтобы они не выпрыгивали.

— А давайте проверим? — Магна подошла к одной из клеток. — Я сейчас развяжу дверку, а вы все стойте и преграждайте ему путь, чтобы он в воду не прыгнул.

Развязав узелок, она немного приоткрыла клетку, а потом отошла ближе к нам. Просидев какое-то время в неподвижном состоянии и оценив ситуацию, кролик осторожно выпрыгнул из клетки, после чего забился в противоположный от нас угол.

— Вот видите? Значит клетки не для этого, — сказала Магна. — Зайцы не настолько глупы, чтобы прыгать в воду во второй раз.

— Ну так надо тогда и остальных повыпускать, — предложил я. — А то сколько же это ему придётся развязывать в одиночку?

— Согласен. Старик добрый, выручил нас, поэтому надо ему отплатить, — поддержал идею Нильс.

Мы принялись развязывать веревки и выпускать кроликов. Некоторые из них всё равно оставались сидеть в клетках, но в любом случае, проделанная нами работа сэкономит старику кучу времени и усилий.

По мере того как солнце приближалось к зениту, под тентом начинало становиться всё жарче. Поэтому мы постепенно переместились к бортику, где на нас попадали охлаждающие брызги, и в целом было более свежо из-за ветра, направление которого постоянно менялось.

Вскоре по бокам от лодки стали периодически попадаться пластиковые бутылки. Это было сигналом о том, что мы начали приближаться к острову. По обе стороны от нас появились холмистые рукава Ай-Петри. Они постепенно становились всё выше и выше, пока полностью не превратились в обрывистые скалы. Обильная растительность на их вершинах говорила о том, что эти места не были заселены людьми. Во всяком случае, так казалось, глядя с нашего ракурса.

— Какая красота! — восхитилась Магна. — Интересно, к этим местам можно пробраться через остальной остров?

— Такое скажешь! У нас и так времени в обрез, а ты ещё хочешь лазить по всяким скалам, — возразил Мики.

— Да я просто спросила. Не обязательно же сегодня туда идти. Может быть в какой-нибудь другой раз, если вдруг доведётся ещё раз побывать в этих местах.

— Не. Я думаю, именно потому там и не селятся люди, что очень тяжело добираться, — стал размышлять Нильс. — Наверняка каждый, кому нужен был дом, строил бы его в тех местах, будь это возможно.

Мы плыли по этому живописному заливу достаточно долго, из-за чего он всё больше становился похож на реку. Через какое-то время скалы резко начали снижаться, а потом и вовсе сделались холмами. Здесь уже всё пространство, как и полагается, было заселено людьми. Местная гавань мало чем отличалась от материковой, разве что меньшими размерами.

Лодка снизила скорость, после чего стала разворачиваться, по-видимому, чтобы пришвартоваться грузовой стороной к причалу.

— Дождёмся, пока старик поставит лодку на якорь, или сразу пойдём? — спросила Оливия у остальных.

— Он может тут ещё полчаса бултыхаться, — сказал Мики. — А у нас — каждая минута на счету. Надо будет ещё найти лодку, чтобы вернуться с острова обратно, и желательно сделать это до наступления темноты.

— Мики прав, — согласился Нильс. — Хотелось бы, конечно, лично показать проделанную нами работу, но мы должны, по возможности, экономить время.

— Ладно, — Оливия натянула свой рюкзак. — Пусть будет ему сюрпризом.

Мы повыскакивали из лодки, как только приблизились к пирсу на приемлемое расстояние. Пройдя несколько метров и оказавшись на местном рынке, нам пришлось буквально протискиваться через толпу, чтобы отыскать дорогу к южному берегу, где согласно древней карты, должен был находиться тот самый затопленный мегаполис.

Важным отличием прибрежных районов Ай-Петри были горы мусора, возвышавшиеся среди домов. Если на материке периферийцы выкапывали специальные ямы для захоронения отходов, то здешние люди, похоже, использовали более рациональный подход к общественным работам и основное внимание уделяли своим домашним делам. Но и у этого способа утилизации мусора были свои недостатки. Например: неприятный запах, который особенно отчётливо слышался в такую жаркую погоду, как сейчас.

Расстояние от гавани до южного берега мы преодолели всего за час. Несколько раз нам по дороге попадались стенды с картой острова, вернее, только южной его стороны. Над каждым из них виднелась одна и та же надпись крупными буквами: «Ловить рыбу сетями запрещено!». Часть берега с более крутым склоном была полностью заполнена рыбаками. Правее, где начинался плавный выход к воде, люди встречались реже. В основном там бегали дети, которые искали ракушки и строили песчаные замки.

Чуть дальше, из воды торчали верхушки затопленных зданий, очерчивая собой приблизительные границы древнего мегаполиса. У одной из самых ближних построек была полностью разрушена лицевая сторона. Виднелись только задняя и боковая стены, а также плиты верхнего этажа, которые создавали отличную платформу немного выше уровня моря.

— Ну что? Идём? — Оливия зашла по щиколотку в воду.

— Далековато что-то, — заметила Магна. — Там, наверное, глубоко.

— А как ты хотела? Чтобы достать сокровища нужно приложить массу усилий. Просто так ничего не даётся.

— Я плавать не умею.

— Ну так никто не умеет. Сейчас быстренько научимся, пока есть время, и потом сразу поплывём, — зайдя в море по плечи, Оливия принялась бултыхаться в воде, периодически погружаясь туда с головой. При этом создавалась достаточно плотная брызговая завеса, из-за чего очень сложно было определить насколько успешно проходит процесс обучения.

— Не уверена, что смогу так же быстро обучаться, — глядя на всё это, проговорила Магна.

— Значит останешься здесь, — сказал Мики. — Вещи всё равно кто-то должен сторожить. А плыть туда всем вместе нет никакого смысла.

— Да, — согласилась она. — И драгоценности тоже придётся охранять, если будете плавать по нескольку раз.

— Ну что? — поинтересовался Мики, когда Оливия, наконец, вышла на берег. — Получается?

— Как тебе сказать? Плавать я, в общем-то, научилась. Правда оказалось, что при этом нужно затрачивать слишком много усилий. У нас точно не получится проплыть такое большое расстояние.

— И как нам теперь добраться до всех этих сокровищ? — расстроившись, спросила Магна.

— Предлагаю пройтись через вон те заросли, — подключился к обсуждению Нильс, оторвав взгляд от карты. — Там, по идее, должна находиться более тайная часть затонувшего мегаполиса.

— Да, пойдёмте туда, — согласилась Оливия. — Всё равно эти штуки торчат здесь у всех на виду. Наверняка вокруг них давно уже собрали все драгоценности.

Заросли, на которые нам указал Нильс, находились в километрах двух на запад от места, где сейчас стояли мы. Эта часть острова плавно поднималась вверх и тянулась вдоль берега. Судя по всему, она обладала пониженной проходимостью, так как растительность казалась достаточно густой, и не было похоже, чтобы там часто ходили люди.

В этой части моря плавало намного меньше мусора, чем в остальных прибрежных зонах, где мы сегодня побывали. А вдали курсировали корабли, перед носовой частью которых были оборудованы специальные сети для сбора всякого хлама с поверхности воды.

Вдруг, совсем рядом с нами, из воды выпрыгнула какая-то огромная рыбина и сразу же, по дуге, занырнула обратно. За ней последовала ещё одна, проделав то же самое.

— Это кто? Киты? — спросила Магна, которая шла по колено в воде.

— Наверное. Ну или, может быть, акулы, — ответил Мики, после чего она сразу же помчалась к берегу, разбрызгивая воду вокруг себя.

— Да ладно тебе, пугать! — прикрикнула на него Оливия.

— Дельфины! Дельфины! — дети, строившие песчаный замок неподалёку от нас, неуклюже повскакивали, цепляя ногами свою постройку, после чего принялись радостно прыгать.

Магна толкнула в плечо Мики, довольно хихикавшего от того, что удалось так ловко её напугать. Когда дельфины отплыли достаточно далеко, чтобы их перестало быть видно, мы продолжили свой путь.

Среди зарослей нам удалось найти что-то похожее на заброшенную тропинку, но даже несмотря на это, всё равно приходилось постоянно перелезать через лежащие на пути брёвна или протискиваться сквозь ветки деревьев. Иногда мы сбивались с пути, потому что кусты, бывало, вырастали прямо посреди этой тропинки.

Нам пришлось несколько раз останавливаться на привал из-за недостаточной выносливости нашей группы. К тому же сама местность была очень неровной, что часто вынуждало нас то карабкаться наверх, хватаясь за ветки деревьев, то на корточках спускаться вниз по крутому склону. Мы изрядно вымотались до того момента, как удалось добраться берега, который, в свою очередь, практически полностью состоял из обрывов. Тем не менее у нас всё же получилось найти небольшой песчаный пляж, буквально в десять метров шириной. Прилегающая к нему часть моря была отделена в небольшую бухту, и основные потоки мусора проплывали мимо неё.

Таких больших, торчащих из воды построек, как на предыдущем берегу, здесь не было. Зато выглядывала какая-то чёрная штука, которая находилась всего в нескольких метрах от суши.

— Нильс, а ну, посмотри на карте, — обратилась к нему Оливия. — Что это за объект такой высовывается из воды?

Достав древнюю и современную карты, Нильс принялся их сравнивать, чтобы вычислить наше текущее местоположение относительно старинного мегаполиса. Несколько минут он водил пальцем то по одной карте, то по другой, периодически что-то бурча себе под нос, после чего поднял взгляд на торчащую из воды штуковину:

— Хм… Странно, но карта показывает, что тут ничего не было.

— Это может означать только одно — здесь находился какой-то сверхсекретный объект, — Мики зашёл в воду и начал потихоньку двигаться к засекреченной железяке. — Ну, вы идёте?

Мы оставили свои вещи на берегу и пошли вслед за ним. Эта конструкция полностью состояла из металла. На самом верху был люк, поросший какими-то морскими мхами и тинами. По внешнему виду сразу стало понятно, что его не открывали уже много лет.

— Бункер? — предположил Мики.

— Больше похоже на какую-то странную лодку, которая села здесь на мель, — сказала Оливия, только что проделавшая несколько разведывательных ныряний вокруг конструкции.

— Значит, если она сюда доплыла, то дело было уже после затопления, — сообразил Нильс.

— Всё равно придётся её открывать. Других-то объектов для исследования тут нет, — Оливия просунула через ручку крышки железную палку, которую нашла на дне возле лодки.

Предварительно расчистив швы от налёта, мы впятером схватились за самодельный рычаг и открыли люк. Вниз вела небольшая металлическая лестница, полностью покрытая ржавчиной. Внутри самой лодки стоял очень затхлый запах, всё вокруг обросло смесью пыли и плесени. В общем, находиться здесь было крайне неприятно.

Обыскав все комнаты одну за одной, никаких ценных вещей нам найти так и не удалось. А когда мы добрались до самого хвоста лодки, то упёрлись в наглухо запертую металлическую дверь.

— Наверняка перед уходом они стащили все ценные вещи в ту комнату, — сказал Мики, когда мы уже сидели наверху, вокруг открытого люка.

— Или там внутри находится опасность, — сделал предположение Нильс.

— Что ещё за опасность? — удивилась Оливия.

— Ну не знаю… Бомба, например. Видали, какие на той двери странные знаки нарисованы?

— Чушь какая! — возразила Магна. — Что за дураки будут таскать с собой на лодке бомбу?

— Чего бы за этой дверью не находилось, нам всё равно её не открыть, — раздосадованно вздохнул Мики. — Придётся смириться с тем, что наша главная задача провалена.

Обратный путь через заросли показался нам более утомительным, из-за того что все шли без настроения. Когда пробрались к пляжу, людей там уже практически не было, а солнце к этому времени находилось чуть выше линии горизонта. Мы ускорили шаг, чтобы успеть добраться пристани до прихода темноты.

— Ничего, — тихонько проговорила Магна, пытаясь как-то себя успокоить. — Лара Крофт тоже не сразу разбогатела.

Мы довольно быстро дошли до прибрежного рынка, от которого к этому моменту осталось всего несколько палаток, и те уже начинали сворачиваться. Людей здесь тоже практически не было, кроме очередей на последние паромы, что готовились к отправке на материк. Перед входом на каждый стояли специальные люди, пропускавшие пассажиров только после оплаты.

— Не думаю, что у нас получится пройти мимо охраны, не заплатив за билет, — заметил Мики.

— И как нам теперь достать деньги, если рынок уже закончился? — Магна стала нервно ходить из стороны в сторону.

— Всё очень просто, — уверенно сказал Нильс. — Нужно предложить кому-нибудь свою помощь в обмен на вознаграждение.

Мы принялись оглядываться вокруг, и самое первое, что попалось нам на глаза — большая палатка со множеством ящиков, заполненных различными крупами. Усталый торговец пересыпал непроданный за сегодня товар в специальные компактные коробки, после чего перетаскивал их в свою тележку.

Как только мужчина услышал наше предложение, он тут же, не раздумывая, согласился. От нас требовалось пересыпать крупы и разобрать палатку, причём управиться нужно было за полчаса, так как торговец сильно спешил на какую-то важную встречу.

Работа оказалась достаточно трудоёмкой: приходилось поднимать тяжёлые ящики с крупами, чтобы сразу высыпать их содержимое в коробки, минуя достаточно медленный способ перебрасывания зачёрпывающими лопатками. Мики и Нильс, тем временем, тоже работали в поте труда, помогая хозяину с палаткой. Когда задание, наконец, было выполнено, мы, обессиленные, уселись на пустые ящики.

— Ну что ж! — проговорил мужчина, подойдя к нам. — Вы, конечно, молодцы, хорошо поработали. Видно было, что старались. Но вся эта работа заняла почти целый час, поэтому полную сумму, как договаривались, заплатить вам не могу. Плюс ко всему, я тоже проделал немалую часть работы. По справедливости и мне предчитается какая-то часть от вашего вознаграждения. Не правда ли? Я же верно рассуждаю?

Мы кивнули в знак согласия, после чего хозяин палатки достал калькулятор и стал что-то вычислять. А когда была получена итоговая сумма, он отсчитал жменю монет и вручил их Нильсу, который, судя по всему, больше всех из нас походил на главного.

К этому времени уже наступила полная темнота. Только несколько фонарных столбов освещали пристань и ещё небольшую территорию, примыкающую к ней. Как только звук колёс тележки торговца, громыхавшей из-за камней и прочих неровностей на грунтовой дороге, полностью притих, Нильс принялся пересчитывать заработанные нами деньги.

— Хм… Как-то маловато получилось, — заключил он. — Тут даже на два билета не хватает.

— Да и дополнительную работу в такое время у нас вряд-ли получится найти, — раздосадованно проговорил Мики.

— Я уже устала, — пожаловалась Магна. — Не хочу больше работать.

У меня тоже не было ни сил, ни малейшего желания ещё раз зарабатывать подобным способом, но я решил промолчать, чтобы не показаться слабаком или нытиком.

— А может и не придётся, — сказала вдруг Оливия, указав пальцем на светящиеся огоньки в нескольких километрах от нас.

— Очень похоже на ещё одну пристань, — заметил Мики. — А если все пассажирские паромы отправляются отсюда, то там должны отчаливать только грузовые корабли. Как раз то, что нам и нужно!

Воспрянув духом от вновь появившейся возможности уплыть с этого злополучного острова, мы побежали в сторону лесистой возвышенности, за которой и должна была, по идее, находиться спасительная пристань. Вся наша усталость от множества пройденных за сегодня километров пути и тяжёлого труда, моментально отошла на второй план, так как нужно было во что бы то ни стало успеть до отправки, возможно последнего, грузового корабля, огни которого пока ещё мерцали у пристани.

Мы за несколько минут добежали до возвышенности, но при движении наверх несколько застопорились, так как подъём оказался достаточно крутым. Несмотря на то что все выглядели очень изнурёнными, никто даже словом не обмолвился про необходимость сделать привал. Каждый из нас отчётливо понимал насколько важна каждая минута в текущей ситуации. Когда мы, наконец, преодолели подъём и стали спускаться вниз, то по пути нам начали попадаться таблички, на которых было написано что-то про частную собственность. Вскоре, между деревьями, стали мелькать огни. Достаточно редкие, чтобы походить на свет от жилого массива. Ещё через несколько минут спуска перед нами возник двухметровый кирпичный забор, преградивший путь до пристани.

— Мне кажется, что вход должен быть где-то там, — Мики показал в сторону, противоположную от берега.

— Пока мы будем обходить эту стену, наш корабль уже раз десять успеет уплыть, — проговорила Оливия, карабкаясь на дерево, ветки которого нависали над забором.

— Ну что там? — поинтересовалась Магна. — Можно перелезть?

— Тут какие-то стёкла прилеплены сверху стены. Спускаться будет неудобно. Придётся лезть по этой ветке, свиснуть на ней, а потом спрыгивать.

— А собак внизу нету?

— Не, не видно. Думаю, если бы они здесь были, то уже давно бы учуяли нас и принялись лаять во все стороны.

Оливия помогла всем по очереди забраться на дерево и спуститься вниз, после чего спрыгнула сама. Нам удалось преодолеть эту стену достаточно легко. Никто даже не получил ни одной ссадины.

Следующие минут десять мы бежали вдоль поля, усеянного высокими кустарниками. Когда стало отчётливо слышно звук прибоя, Оливия, которая бежала впереди всех, добравшись до последнего ряда растений, вдруг притаилась. Она показала жестами, чтобы мы тоже прекратили издавать шум.

Выглядывая из-за кустов, нам удалось разглядеть, как шестеро мужчин затаскивали на корабль огромный деревянный ящик. Затем они вернулись и понесли ещё один, такой же. А как только на борт был погружен последний, грузчики отправились по дорожке, ведущей к большому трёхэтажному зданию с красной крышей, которое освещалось множеством фонарей. Не дожидаясь, когда рабочие скроются из виду, Оливия украдкой устремилась к нашему кораблю. Через несколько секунд остальные мы тоже последовали за ней.

Незаметно пробравшись в грузовое помещение корабля, нам удалось быстро найти хорошее скрытное место среди множества деревянных ящиков, которые были расставлены кое-как, с большими промежутками между рядами. Спрятавшись за самыми дальними от входа, мы притихли и стали ждать отплытия.

Вскоре на дорожке, по которой ушли грузчики, показались двое мужчин. Один из них был более полный, в яркой разноцветной рубашке, шортах и здоровенной сигарой во рту. Рядом с ним шёл человек, одетый в черный костюм с пиджаком и галстуком, а в руках он держал чемодан.

— Да это настоящий грабёж! — стал возмущаться полный мужчина.

— Так работает бизнес, — спокойно ответил второй. — От меня тут мало чего зависит.

— Какой это бизнес? Я тут горбачусь целыми днями, практически без выходных, а потом всю прибыль забирает себе перекупщик!

— Не перекупщик, а логист. Если бы не мои связи, у тебя бы ни за что не получилось перебросить товар за стену, а периферийцам он просто напросто не по карману. Не сможешь сбыть им и трети партии, хоть ты из кожи вон вылезешь. Учти, что в этом деле большую часть риска принимаю на себя я. К тому же мне приходится делать значительные отчисления своим партнёрам по логистике.

— Ладно, ладно, — недовольно отмахнулся полный мужчина. — Моё банкротство тоже вряд-ли кому-то сыграет на руку, а с вашими аппетитами оно может наступить довольно быстро.

— Ты меня тоже пойми: дороги становятся всё опаснее, приходится нанимать дополнительную охрану, а полицейские начинают наглеть и требуют ещё большего вознаграждения. Вот и приходится каким-то образом выкручиваться.

Мужчина в костюме покопошился в чемодане, а затем передал его своему собеседнику. Они пожали один другому руки и разошлись в разные стороны: полный мужчина пошёл обратно к трёхэтажному дому, а деловитый, застегнув на молнию тёмно-зелёную клеёнку, которая обтягивала всё грузовое помещение, направился в сторону рубки корабля. Нас окутала полная темнота.

Через несколько минут мы почувствовали, как судно начало отплывать. Оливия, выйдя из укрытия, первым же делом пошла расстёгивать молнию, чтобы впустить сюда свежий воздух:

— Интересно, что это за товар такой, который могут позволить себе купить только горожане?

Магна начала высматривать неровности на ящиках, чтобы вскарабкаться на один из них. Выбор остановился на том, к которому были прибиты крест-накрест доски, укреплявшие конструкцию.

— Ну, что ты там видишь? — начал с нетерпением спрашивать Нильс, после того как она забралась наверх.

— Хм… Здесь какие-то пакетики, — стала всматриваться она. — А внутри — сушёные травы. Зелёные. Вроде бы… похоже на чай.

— Видать, какой-то первоклассный чай, раз он по карману только горожанам, — предположила Оливия.

— А в этих — рыба, — Мики залез на один из ящиков, который стоял ближе ко входу. — Прямо доверху завалены рыбой!

Он тут же стал запихивать добычу в свою сумку. Магна тоже начала набивать карманы содержимым своего ящика:

— Может быть в порту нам удастся найти каких-нибудь покупателей для этого чая. Всё равно эти пакетики много места не занимают.

— Да кому нужен этот ваш чай? — крикнул ей Мики с противоположной стороны. — Лучше брать то, с чего наверняка можно получить нехилую выручку.

— Ага! Чтобы как у тебя, из карманов селёдка торчала? А потом вся одежда от неё провонялась?

— Ну и что? Штаны всегда можно выстирать.

Когда Мики спустился вниз, то казалось, что его рюкзак вот-вот треснет от количества натрамбованной в него рыбы. Увидев, что девчонки нашли себе уютный уголок и оборудовали там из неиспользуемой одежды спальные места, он направился туда на отдых. Мы с Нильсом уселись возле расстёгнутого входа.

— Ближайшая ярмарка у нас будет проходить только через четыре дня, поэтому нужно найти способ продать всё здесь, в порту. Иначе, за такое время рыба может испортиться, — строил планы Нильс.

— Вот интересно: сколько может храниться в этих пакетиках чай? — задумался я.

— Да чего ему сделается-то? Главное не открывать их раньше времени, чтобы там червяки не завелись.

Небо этой ночью было безоблачным и поэтому лунного света вполне хватало, чтобы любоваться пейзажами отдаляющегося горного острова. А когда он превратился в еле различимые тёмные пятна на горизонте, на душе стало как-то тоскливо от осознания того, что наше путешествие по этому живописному месту подошло к концу. Всех тех сложных испытаний, с которыми нам пришлось столкнуться на острове, чувства страха перед тем, что нам не удастся его покинуть, как будто никогда и не было. Вместо этого остались только незабываемые впечатления от сегодняшнего приключения. И теперь все мысли были заняты тем, как бы повторить его снова.

— У нас еды не осталось? — начала рыскать по сумкам проснувшаяся Магна.

— Не-а, ничего нет. Придётся потерпеть до приплытия. Осталось совсем немного, — попытался успокоить сестру Нильс. — Если получится сразу продать рыбу, то можно будет зайти в какое-нибудь прибрежное кафе. Они, по идее, должны работать допоздна.

Оливия и Мики проснулись только когда началась тряска от того, что корабль стал разворачиваться перед причалом. Они принялись собирать разложенные на полу вещи, а когда управились, то сразу подошли к нам.

— Может нам сейчас в воду выпрыгнуть? — предложил Нильс. — А то нас могут заметить, если дождёмся швартовки.

— А как Мики будет плыть до берега с такой громадной сумкой? — спросила его Оливия.

— Если споймают, то мало не покажется. Будет нам всем не до рыбы.

— Не нужно паниковать раньше времени, — успокоил нас Мики. — Вот когда пришвартуемся, тогда пожалуйста.

Мы стояли наготове и смотрели, как сокращается расстояние до берега. В какой-то момент Оливия показала пальцем немного в сторону от причала:

— Смотрите, там какое-то скопление людей! Если сразу побежим туда, то они и глазом моргнуть не успеют, как потеряют нас из виду.

Все кивнули, согласившись с её планом. Выждав нужный момент, мы сразу же повыскакивали из корабля, но едва оказались на суше, как на нас рявкнул здоровенный амбал, который, похоже, готовился принимать груз с этого корабля. Он попытался преградить нам путь, раздвинув ноги и руки, но мы сумели проскользнуть мимо него и сверкая пятками помчались к той толпе, на которую указывала Оливия.

Пробегая через скопление людей, Мики зацепился своим рюкзаком за мужчину, стоявшего на нашем пути, и молния каким-то образом разошлась. Рыба, скользя друг о друга, стала разлетаться в разные стороны, но никому из нас уже не было до этого дела.

Около получаса мы бежали без задних ног, а когда совсем уж выбились из сил, то обернувшись заметили, что преследования за нами больше нет.

— Фух! — с облегчением выдохнул Нильс. — Кажись, оторвались.

— Жалко только, что почти весь улов повысыпался, — обескураженно проговорил Мики, перекладывая оставшуюся рыбу из карманов в свой рюкзак.

Мы присели на старые каменные ступеньки, спускавшиеся к воде. Все торговцы, разумеется, давно уже разошлись по домам, и теперь по набережной ходило не так много людей, в сравнении с тем временем, когда рынок ещё работал. В этот момент неподалёку от нас появился парень с видеокамерой в руке. Он стал кружиться на месте, чтобы заснять самого себя с разных ракурсов на фоне пристани, после чего остановился и начал говорить:

— Всем привет! С вами Эл Фланнаган — один из самых популярных блогеров в жанре сурвайвал. Сегодня я веду свою трансляцию прямиком из периферии Киева, а если быть конкретнее, то из Прибрежного макрорайона. В этом выпуске вы узнаете: что нужно делать, чтобы не отравиться блюдами из меню местной забегаловки; как себя вести, если вы наткнулись на местных грабителей в тёмном переулке; кроме всего этого, я расскажу вам несколько полезных лайфхаков про то, как спрятать свой кошелёк, чтобы его не вытащили карманные воры. Погнали! Выжить любой ценой в условиях периферии!..

— Похоже, что он живёт за стеной, — заметила Магна. — Может попробовать продать ему наш чай?

— Хорошая идея, — согласилась Оливия. — Сколько у нас пакетиков?

— Сейчас, — Магна вывернула карманы и пересчитала. — Ровно семь.

— Отлично! Давай их сюда.

Взяв у подруги товар, Оливия направилась к блогеру. Она какое-то время постояла рядом, ожидая, когда тот перестанет снимать свою болтовню, а потом, не дождавшись, подошла и постучала по его видеокамере:

— Эй, пацан!

— Чего тебе, мелюзга? — раздражённо спросил парень.

— Тебе элитный чай не нужен? — Оливия протянула ему пакетик. — Со скидкой продаю.

Популярный блогер стал оглядываться по сторонам, как будто высматривая кого-то, а потом взял пакетик с чаем и внимательно к нему пригляделся.

— Откуда это у тебя? — спросил он.

— Какая разница? Берёшь или нет?

Парень приоткрыл пакетик и попробовал на вкус одну из чаинок:

— Ммм… Ну-у-у… За двадцать баксов могу купить.

— Ищи дурака! Меньше, чем за сорок, не продам! — начала торговаться Оливия.

— За сорок я могу и в городе взять.

— Двадцать — слишком дёшево. Учти, что мне приходится делать значительные отчисления своим партнёрам по лингвистике, — припомнив разговор между мужчинами на пристани, сказала Оливия.

— Тридцать, не больше, — озвучил окончательную цену блогер.

— За тридцать, и берёшь все шесть пакетиков.

— Хорошо, по рукам.

Он отсчитал 180 долларов и передал их Оливии, ещё раз посмотрел по сторонам, затем быстро спрятал пакетики в свою сумку. Сразу после удачно проведённой сделки, мы двинулись дальше по набережной, в ту сторону, где наиболее ярко мерцали огоньки. Блогер тоже не стал долго задерживаться на месте и пошёл в противоположном направлении.

— Круто ты у него цену выторговала! — похвалил Оливию Нильс.

— Ну а что? Знаю я этих богачей. Последнюю шкуру с тебя сдерут, лишь бы сэкономить. И вообще, странный он какой-то: вроде бы разговаривает с тобой, а смотрит в разные стороны.

— Похоже, он боится, что карманный мошенник может в любой момент стащить его кошелёк, — засмеялся Мики.

— «Как вести себя, если вы наткнулись на местных грабителей», — проговорила Оливия, передразнивая блогера. — Не ходи в такой вычурной одежде и никто даже не подумает тебя грабить! Тоже мне, выживальщик нашёлся.

— Есть хочу! — пожаловалась Магна.

— Потерпи немного. Вот сейчас дойдём до того скопления фонарей и там найдём приличный ресторан, а то эти как-то неприятно выглядят, — Оливия показала на небольшую забегаловку, которая находилась неподалёку.

— А я за то, чтобы зайти в эту. Там, в самом центре, наверняка с нас в три дорога сдерут, — предположил Мики. — А здесь должно быть всё по-простому.

Согласившись с его аргументами, мы пошли в заведение, находившееся через дорогу. Само кафе было построено из дерева, как и вся мебель внутри него. В помещении стоял резкий запах табачного дыма и каких-то пропавших продуктов. Практически все места были заняты посетителями, большинство из которых вели себя очень шумно. Мы высмотрели себе свободный столик в самом углу комнаты и уселись в ожидании официанта.

Наш стол был полностью покрыт круглыми липкими пятнами, а над ними то и дело кружили надоедливые мухи. По соседству с нами сидели двое мужчин, которые вели себя немного странно: один из них, слушая рассказ другого, периодически повторял последнюю его фразу, добавляя к ней свою в рифму, после чего начинал заливаться хохотом.

Нильс принялся читать картонную табличку, в которой содержалось меню заведения: «картофель по-селянски, рыбные котлеты, крыслык, селёдка маринованная в уксусе, красный борщ…» Мужчина за соседним столиком, придумывавший рифмы, громко отрыгнул. Неприятный запах в нашей части помещения значительно усилился.

— Что-то у меня аппетит пропал, — пожаловалась Магна.

— Да. Думаю, будет лучше поискать заведения там, дальше, — прикрывая нос, прогундосил Мики.

Не дождавшись официанта, мы вышли из этого неприятного места. Я сразу же сделал несколько больших глотков свежего воздуха, чтобы побыстрее избавиться от подходившей к горлу тошноты. Остальные ребята тоже стали дышать намного сильнее. Странно, но даже такие запущенные заведения как это, пользуются среди местных невероятной популярностью и заполняются людьми под завязку.

Когда мы, наконец, добрались до более оживлённой части набережной, то сразу заприметили аккуратное двухэтажное кафе с небольшой летней площадкой прямо на песчаном пляже. Все официанты здесь были в одинаковой опрятной форме и приветливо улыбались каждому клиенту, а люди, сидевшие за столиками, вели себя более адекватно, чем посетители предыдущего заведения. Все места, по крайней мере на первом этаже и во внутреннем дворике, были заняты. Заметив, что мы длительное время стоим возле входа в надежде высмотреть свободный столик, к нам подошла официантка и предложила проводить нас на второй этаж, аргументировав это прекрасным видом на море, открывающимся оттуда.

Мы согласились и пошли вслед за ней. А когда поднялись наверх, то увидели несколько помещений, завешенных бордовыми шторками. Нас усадили в одно из них.

Посреди нашей комнаты стоял круглый столик, на котором не было ни единого пятна из каких-либо липких субстанций, что, по всей видимости, и решало проблему с мухами. Само помещение частично напоминало собой балкон, а у боковых стен стояли два небольших книжных шкафа, заполненных различной литературой.

Рассматривая меню, мы обратили внимание, что цены тут не очень сильно отличаются от цен в вонючем кафе. Правда названия блюд, подаваемых здесь, никак не отражали их содержание, и потому, когда официантка подошла принимать заказ, нам пришлось тыкнуть на одну из картинок наугад. Вдобавок к выбранным блюдам Оливия попросила принести чайник с кипятком.

— Надо же попробовать, что это за чай такой волшебный, за который дают тридцать долларов, — прошептала она, прикрывшись ладонью.

Пока мы ожидали приготовления наших блюд, Магна подошла к одному из книжных шкафов и стала рассматривать обложки. Затем вытянула одну из книг и прочла название:

— «Пираты Чёрного моря».

— Какое любопытное название, — заинтересовалась Оливия. — А там есть картинки?

— Только чёрно-белые.

— Да пойдёт. Неси сюда — будем листать.

Все склонились над книжкой и принялись разглядывать картинки. На большинстве были изображены корабли с разных ракурсов, а на одной из них — прыгающие из воды дельфины. Точно такие же, как сегодня возле берега Ай-Петри. После того как мы досмотрели и обсудили последнюю иллюстрацию, Магна отнесла книгу на место.

— Интересно, а пираты умели плавать на дельфинах? — задумалась Оливия.

— Наверное, — предположил Мики. — Они же в море жили. Чем им там ещё было заниматься?

— Да-а-а… Вот это настоящая приключенческая жизнь! — Оливия бросила мечтательный взгляд на бескрайние морские просторы. — Каждое утро поднимаешь паруса, а вечером — опускаешь; плаваешь на дельфинах сколько душе угодно; обедаешь за одним столом с русалками…

Официантка принесла наши заказы. В тарелках лежала какая-то интересная лапша, перемешанная со всякими овощами и политая необычным соусом зелёного цвета. Все дружно принялись уплетать за обе щёки. А Оливия, остановившись на середине процесса, наполнила все кружки чаем. Затем, изящными глотками гурмана, стала пробовать дорогостоящий напиток.

— Ну как? — поинтересовался Нильс. — Чувствуется аромат?

— Да, чувствуется, — скривила лицо Оливия. — Аромат вонючих носков.

Не в силах побороть своё любопытство, все остальные тоже начали пробовать чай. Вкус, признаться, и вправду был немного специфический. Не похожий ни на один из тех сортов чая, которые мне когда-либо доводилось пробовать.

— Я, конечно, предполагал, что в городах те ещё болваны живут, но чтобы им такое втюхивали! — стал смеяться Мики.

— Может он обладает какими-то важными целебными свойствами? — почесав затылок, предположил Нильс. — Или его истинный вкус раскрывается только через определённое время, к примеру, когда допьёшь кружку. Не может же просто случайная трава стоить такие огромные деньги?

— Ой, да они там всё покупают, что дорого стоит. Лишь бы ценниками друг перед другом похвастать, — сказала Магна, рассматривая меню. — Давайте ещё чего-нибудь закажем? А то я что-то не полностью насытилась.

— Это они, наверное, специально такие порции делают, чтобы люди не наедались и потом заказывали ещё, — заметил Мики. — Отсюда и цены небольшие.

Вид на море с нашего балкона действительно был великолепен. Вдали мерцали огни грузовых кораблей и рыбацких лодок, курсировавших от Ай-Петри до материка. Свежий морской воздух смешивался с запахом дыма от тлеющего ароматизатора на нашем столе. За прозрачными и невидимыми в ночном небе облаками, звёзды казались слегка размытыми, ещё сильнее поглощая мысли и отправляя их куда-то в просторы бескрайней вселенной.

— Голова кружится, — вдруг пожаловалась Оливия.

— И у меня тоже, — пробормотал Нильс, медленно наматывая лапшу на вилку.

Ещё раз всё тщательно обсудив, мы решили не тратить заработанные потным трудом деньги на дополнительный заказ, а вместо этого как следует потерпеть до возвращения домой.

На улице до сих пор оставалась безветренная погода, правда к этому времени уже немного похолодало. Хорошо, что ближайшая остановка находилась всего в паре километров отсюда.

— Ноги ватные, — устало проговорила Оливия.

— У меня тоже, — призналась Магна. — Может у нас морская болезнь?

— Это как так получается? — удивился Мики. — У всех одновременно, что-ли?

— Ну, сначала заболел кто-то один, а потом заразил всех остальных.

— Да! Нужно поскорее сматываться отсюдова. Подальше от этого моря, — проговорила Оливия, немного ускорив шаг.

Как оказалось, все пребывали в отличном настроении, несмотря на то что потерпели неудачу в поисках сокровищ, и в целом сильную усталость в течение дня. Плохо помнится, каким образом мы с ребятами добрались до своей остановки, но как только оказались дома, то все сразу завалились спать, проснувшись уже ближе к вечеру…

Автор публикации

не в сети 2 месяца

A. Torop

0
Комментарии: 1Публикации: 1Регистрация: 10-08-2022

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью



Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью



Генерация пароля