24/12/2020
6
3
5

Бесполезно тратить всю свою жизнь

на один единственный путь,

если этот путь не имеет сердца.

 

К. Кастанеды

 

… становилось страшно.

Пустыня обжигала, вода заканчивалась. Из еды остались только ящерицы и змеи, которых удавалось поймать.

Смешно: ещё месяц назад я боялся змей, а теперь они боятся меня.

У меня была цель, но путей её достижения я не видел.

Я просто шел.

Краски сгущались с каждым часом. Да, дело – дрянь.

От моего левого ботинка подошва оторвалась до половины, благо, у меня был скотч — несколько мотков и появилась иллюзия ремонта. Горячий песок постоянно залетал в обувь. Он недолго обжигал кожу своей температурой, но оставаясь внутри, натирал ступни до крови. Снять ботинки я тоже не мог, идти по раскаленному песку – та ещё мука…

Я шел дальше.

Всезнающий интернет когда-то рассказал мне, что делают военные в пустыне, когда совсем нет воды: они выкапывают небольшую ямку в песке и ставят в неё каску, сверху накрывают полиэтиленом, в центр которого кладут камушек; влага, испаряющаяся из земли на рассвете, в виде конденсата собирается на полиэтилене и капает в каску. Так они добывают вещество, дающее жизнь. Так они умудряются не умереть от жажды.

Я рыл землю ладонями. Ни каски, ни полиэтилена у меня не было. Была лишь надежда… Уже темнело, когда я поставил котелок в углубление и накрыл его куском брезента. Камушком послужила зажигалка. Я стал ждать рассвета, надеясь, что дождусь его живым. Паук величиной с корову, пробежавший в нескольких шагах, не произвел на меня впечатления – я знал, что такое пустыня, я знал, что такое миражи. Опять-таки слава интернету.

Я уснул.

Вода в котелке была. Но её было очень мало.

Критически мало…

 

 

— Делаем ставки, господа. – Голос крупье звучал тихо и устало.

Я поднял руку.

— Боюсь, Вам уже нечего ставить, сэр.

— Я оплачу его ставку. – Пожилой мужчина в сером строгом костюме подмигнул мне. Крупье безразлично пожал плечами.

— А если ставка не сыграет? – Удивленно спросил я, глядя прямо в серо-зелёные глаза незнакомца.

— Тогда отдашь мне что-то, что сейчас на тебе. – Незнакомец снова улыбнулся.

Из более-менее дорогих вещей на мне были часы, золотая цепочка и обручальное кольцо. Если учесть, что за ночь я успел проиграть денег раз в десять больше, чем стоит все перечисленное выше вместе взятое, то упустить такой шанс отыграться было бы нелепо.

Думал я…

— Тысяча на зеро! – Я сделал глоток «Джек Дениелс».

Рулетка вертелась медленно. Неестественно медленно. Шарик катился.

— 7, красное. – Сказал крупье.

Я отхлебнул виски прямо из бутылки.

— Видимо сегодня не мой день.

— Не твоя ночь. – Мужчина в строгом костюме положил руку мне на плечо.

— Уговор есть уговор, — согласился я, — кольцо, часы, или цепочка?

— Боюсь, ты не правильно меня понял, мальчик, я говорил не о том, что на тебе надето. Сейчас на тебе зарегистрирован дом, фабрика в Миннесоте — какой-ни-какой, но все же бизнес…

— Так стоп! – Я вскочил с кресла. — За какую-то там тысячу я не отдам тебе ни дом, ни бизнес! – Я судорожно потянулся к телефону. – Сейчас моя жена привезет тебе твою тысячу, ублюдок!

— Вот мы и доходим до сути. – Улыбка незнакомца стала шире. – Звони, пусть едет.

Звонить не хотелось. В последнее время отношения с Лизой были и без того напряженными до предела, каждая такая моя выходка на шаг приближала развод. Но выбора не было.

— Алло, любимая… — Я вкратце обрисовал жене ситуацию, она громко выругалась и обозвала меня словом, которое, пожалуй, смогут правильно трактовать только выпускники Гарварда (к счастью, я таковым не являлся). Лиза бросила трубку, но я знал, что она приедет.

Я чиркнул зажигалкой и глубоко втянул в себя сигаретный дым. Ждать пришлось не долго, минут через двадцать желтый кабриолет вылетел из-за поворота. Громко взвизгнули тормоза.

— Держи. – Ровным голосом сказала Лиза, протягивая мне смятую зеленую купюру, но в её глазах сверкали молнии. Дома меня ждал очередной скандал…

— Это моё! – Тип в строгом костюме внезапно схватил протянутую ко мне  руку жены и выдернул из её ладони купюру. – А это твоё. – Купюра полетела к моим ногам.

Мой рот открылся от изумления. Лиза была ошарашена не меньше моего.

— Не прикасайся к ней, старый извращенец! – Я попытался сделать шаг в его сторону, но не смог сдвинуться с места.

— Уговор есть уговор, разве не ты мне это говорил?

— Но Лиза здесь причем?

— Ты очень глуп, мальчик. – Старик сверкнул идеально белыми зубами. – Твоя жена находится на полном твоём содержании. На тебе…

Воздух позади незнакомца зашевелился, картинка исказилась, все так же нелепо улыбаясь, он сделал шаг назад и исчез. Исчез вместе с Лизой.

Только сейчас я осознал, что все это время Лиза стояла как вкопанная – без единого звука, без единой эмоции.

Словно пластиковый манекен.

— Стой, ублюдок!

Но меня уже никто не слышал…

Прямо возле моего левого уха резко захлопали крылья – огромный черный ворон сел на моё плечо. От испуга и неожиданности я дернулся и смахнул его рукой. Ворон взлетел, уселся на вывеску казино и с укоризной посмотрел на меня.

Карр! Карр!

Птица почистила клювом перья, ещё раз взглянула на меня и, громко взмахнув крыльями, скрылась за ближайшей крышей.

Карр!

Первые лучи восходящего солнца неуверенно прикасались к крышам Лас Вегаса. В бутылке из-по виски не осталось ничего…

 

«Снова мираж, или действительно какое-то здание?» — Думал я, из последних сил взобравшись на песчаный холм. Мираж не рассеивался, внизу в нескольких сотнях метров от холма стоял небольшой деревянный дом. Возможно, там была вода! Но доползти до него сил уже не было.

Солнце жгло так, словно за мою смерть ему заплатили.

Внезапно дверь хижины отворилась, кто-то вышел на улицу. Я попытался позвать на помощь, но из моего горла вырвался лишь тихий хрип, которого даже я толком не услышал. Умирать так близко от возможного спасения более чем не хотелось, лучше бы я умер, не добравшись до этого проклятого холма.

Но! В усталом, почти расплавившемся мозге появилась идея – последний шанс на спасение. Я потянулся к кобуре. Поднять руку и выстрелить вверх я уже не смог, поэтому просто нажал курок, даже не посмотрев, куда направлен ствол кольта.

Выстрел я ещё услышал, но дальше — только тишина. И темнота…

 

— Лиза, принеси воды!

Никакого движения. Никаких звуков.

Я пошарил рукой по постели, но она была пуста. С трудом удалось открыть глаза, поднять голову было еще сложнее. Я уже не говорю о том, как мне дался подъём с кровати…

Лизы нигде не было.

Первым делом я пошел на кухню. В голове творилось черт-знает-что, во рту пересохло. Холодильник, как всегда обрадовал – целая упаковка холодного пива! Я мигом осушил две банки, в глазах немного прояснилось. Контрастный душ, затем ещё немного пива. Снова душ. Снова пиво. Становилось легче. Я даже немного вспомнил вчерашний вечер. О! Тот старик, который оплатил мою ставку. Я Громко хохотнул. Интересно, я хоть отыгрался?

За окном темнело. Я начал беспокоиться…

Телефон Лизы не отвечал весь день, точнее её номер был вне зоны доступа. Все её вещи на месте. Что за хрень?! Снова звоню и снова тот же результат.

Я достал из морозильной камеры лед и обильно насыпал его в стакан, затем залил туда же виски. Несколько глотков. Снова лед и снова виски.

Неужели ушла? Просто ушла, не сказав ни слова? Без истерик, без объяснений? Не похоже это на Лизу!

— Алло, Джулия, Элизабет у тебя? Не ври мне, дай ей трубку! Если я сейчас приеду, вы обе будете плакать!

Скорее всего не врет. Тогда все ещё хуже…

Нет, я не удивился – я был в шоке! В моё окно постучали, в окно на двадцать седьмом этаже! НА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОМ!!!

Я поднял жалюзи.

Карр!

Только теперь я вспомнил всю вчерашнюю ночь. От начала и до конца. ВСЮ!

— ЛИЗА!

 

 

Чьи-то голоса перешептывались рядом со мной.

— Он чуть не убил меня! – Тихо, но злобно прошептал первый. – Пуля пролетела возле моего лица, если бы я шел немного быстрее…

— Он всего лишь хотел подать знак. – Возразил второй, принадлежащий явно пожилому мужчине, голос. Он звучал как-то завораживающе, что ли… Даже не знаю как правильно описать его: тихий, уверенный, отчетливый… Немного высокомерный. – Ты же видишь, он почти мертв. Если бы не выстрел, мы бы его не заметили.

— Я вас слышу… — Прохрипел я. – Хотя, плевать, говорите, что хотите, только дайте попить .

Голоса на миг стихли.

— Смочи его губы водой.

Снова тишина и темнота…

 

Я резко опустил жалюзи. По моему лбу побежал холодный пот. Ноги подкосились…

Карр!

Клюв ворона отстукивал по стеклу знакомую мелодию, название которой я никак не мог вспомнить.

Карр!

Ворон начал хлопать по стеклу крыльями. Сам не зная зачем, я открыл окно. Он влетел внутрь.

— За окном дождь, между прочим! – С укором произнес крылатый гость и принялся копошиться клювом в перьях своих крыльев.

Я невольно потянулся рукой к бутылке.

— Тебя пугает говорящая птица? – С издевкой спросил ворон. – А то, что ты продал собственную  жену неизвестно кому и неизвестно для каких целей, тебя не пугает? Как думаешь, что он с ней сделает?

Я отрезвел мгновенно – адреналин, все-таки удивительная штука.

Наигранно пошатываясь, я направился к ворону, выставив руки ему на встречу. Наверное, в тот момент я напоминал зомби. Птица взлетела к потолку, сделала небольшой круг и уселась на люстре.

— Ты меня не поймаешь, человек.

— Уже поймал! – Я резко захлопнул окно, и моя квартира превратилась в ловушку для высокомерной птицы. – Что теперь скажешь?

— Что ты неудачник! Утром поговорим. – Ворон исчез.

Депрессия окутала меня своими мерзкими щупальцами. Уснуть так и не получилось…

Карр!

 

Жгучая боль пронзила моё правое запястье. Я открыл глаза и закричал.

Никогда не любил краснокожих, или коренных жителей, как они любили себя называть, но сейчас я их просто возненавидел! С лицом, разукрашенным непонятными узорами и десятками перьев в волосах, он сидел возле меня, прижимая к моей руке гремучую змею, и смотрел на меня так, будто все происходящее – это обычная рутина. Рутина, мать его! Яд этой ползучей твари может убить человека при малейшем попадании в кровь, а он целенаправленно вливал в меня несколько смертельных доз и смотрел в мои глаза без тени смущения! Да, теперь я действительно их ненавижу!

— Успокойся. – Произнес разукрашенный. – С тобой все будет в порядке.

— Что ты делаешь? – Спросил я. Слова давались мне с трудом.

— Я даю тебе возможность выжить.

— Кто ты?

— Я враг твоего врага.

 

Карр!

Это не было неожиданностью. Я уже ждал его. Нет, я не пошел открывать окно – если он смог исчезнуть из квартиры, то и внутрь попасть ему не составит труда.

Я лежал и смотрел, как ворон ходит туда-сюда по подоконнику, время от времени поглядывая на меня.

Наконец, он повернулся к стеклу и сделал шаг сквозь него. Нельзя сказать, что я не ждал чего-то подобного, но все равно мне стало не по себе.

— Не открываешь… — Констатировал ворон.

— А смысл? – То ли спросил, то ли тоже констатировал я.

— Смысл в гостеприимстве.

— Давай сразу к делу! Где моя жена? Кто тот старик?

— Ты не сможешь ни произнести, ни запомнить, ни даже услышать его настоящее имя, так что и называть его я не буду. – Философски проговорил ворон. – Та же ситуация и с местом пребывания твоей жены. Ты ставишь неправильные вопросы. – Говорящая мечта орнитолога расхаживала по полу парадным шагом в разные стороны, умудряясь при этом ни разу не оторвать взгляда от моих глаз.

— Как мне спасти её?

— Спасают от угрозы, — ворон хмыкнул, — ты уверен, что ей что-то грозит?

— Как мне её вернуть?

— Если ты имеешь ввиду — вернуть в семью, то тут я не специалист, с такими вопросами лучше к семейному психологу. – Ворон откровенно издевался.

Я вспылил и бросил в наглую птицу чем-то, что удалось нащупать на тумбочке возле кровати. Ваза куда-то исчезла, не долетев до цели несколько сантиметров. Ворон снова хмыкнул.

— Почему ты прилетела, курица крашенная, — поиздеваться? Что вообще происходит?

— А, злость идет тебе на пользу – ты начинаешь соображать! – Ворон повернулся ко мне и остановился. – Кстати, курицей ты меня реально задел, ну да ладно, хоть спросил то, что должен был. Твоя жизнь изменилась навсегда. Можно сказать, произошел нежданный перелом… Хотя нет, скорее ты вошел в лабиринт, из которого есть только два выхода.

— Каких?

— Кардинально противоположных по своей сути.

Нет, эта тварь точно издевалась!

— И, да, исход зависит только от тебя. Карр!

— Слушай ты, кур… — Договорить я не успел, ворон снова исчез.

Я встал с кровати в полном недоумении. Тысячи безумных мыслей кружились в моей голове, путаясь друг с другом. Мозг готов был взорваться!

Возможно, я ещё долго буравил бы взглядом своё отражение, если бы на зеркале не начали прописываться буквы. Сами по себе.

Удивляться я уже не мог, поэтому просто читал:

«Два испытания. Жизнь, или смерть? А существует ли любовь?». – Непонятный набор фраз, мать бы его, клеймом отпечатался в моей памяти, затем зеркало вновь стало чистым.

«Сквозь Мохаве». – Прозвучал голос ворона откуда-то сверху, я быстро поднял голову, но там, конечно же, никого не было.

Бардак в голове никак не хотел превращаться даже в подобие порядка. Ясно было только одно — мне немедленно нужно выдвигаться. Вот только куда: в пустыню, или к психиатру…

 

… и вот я стою на границе цивилизации.

Подошва моего ботинка касается раскаленного песка.

Роковой шаг сделан.

 

***

 

— Враг моего врага, обычно мой друг. – Попытался съязвить я, но интонация немного подкачала. – А друзья редко убивают спящих. Тем более змеиным ядом.

— Мне кажется, он обречен. – Безразлично сказал тот, который был моложе.

— Не тебе решать. – Фыркнул пожилой (шаман, скорее всего). – Дай ему компас.

— У меня есть. – Ухмыльнулся я, — в рюкзаке, возле бинокля.

— Знаешь, что ты можешь с ним сделать? — Молодой громко засмеялся.

— Д-а-й! Е-м-у! К-о-м-п-а-с! – Произнес первый голос по буквам. Звучал он весьма раздраженно.

Молодой индеец протянул мне, абсолютно неопознанную мною круглую штуковину, похожую на… Да ни на что не похожую! Просто круглую ерунду с четырьмя совершенно одинаковыми выступами по бокам.

Да, полезный подарок…

— Иди туда, куда указывает этот угол. – Пожилой ткнул пальцем в один из выступов.

— Да, да, через Мохаве…

— Не через, а СКВОЗЬ!

— Откуда ты знаешь? – Я был, как минимум, удивлен!

— Знаю. – Шаман повернулся к небольшому шкафчику (если его можно так назвать) и что-то тихо зашептал.

Чувствовал я себя на удивление хорошо. Не было ни боли от укуса змеи, ни жажды, ни усталости.

Забросив свой рюкзак на плечи, я направился к выходу – весь этот сумасшедший дом мне уже порядком поднадоел…

— Стоять! – Шаман выкрикнул это слово довольно-таки угрожающе, дверь тут же захлопнулась. Молодой индеец загородил собою выход. В его руке сверкнул томагавк.

— Расстегни рубашку. – Скомандовал шаман, макая тонкий деревянный прут в некое подобие чернильницы. Я повиновался.

Краска обжигала мою кожу, словно кислота, но я терпел. Я знал, что так надо. Замысловатые узоры медленно покрывали мою грудь. Наконец все закончилось.

— Теперь иди. Ты защищен, но уязвим.

— Эй, а как я пойму, на какой именно угол компаса мне ориентироваться?

— Поймешь.

Дверь за мной громко хлопнула, где-то вдали завыл койот. Я продолжил путь.

Через несколько шагов меня осенило: ВОДА! Я же мог пополнить запасы! Я обернулся и… И чертыхнулся. Никакой хижины позади меня уже не было.

Я опустил голову – рисунки все так же красовались на моей груди… Значит шаман таки был.

«Для полноты картины не хватает только ворона, кружащего над головой». – Подумал я и невольно улыбнулся.

Огромный паук вырос передо мной, словно из ниоткуда.

Снова мираж?

На всякий случай я выстрелил. Пуля попала точно между глаз чудовища, хитин треснул, но арахнид даже не пошатнулся, он медленно двинулся в мою сторону. Уж очень реальным он был для миража…

Я отходил, он наступал. Не знаю, сколько длилась эта игра, но в один далеко не прекрасный момент я уперся спиной в камень. Бежать мне было некуда.

Паук поднял свои хитиновые лохматые копья и ударил меня в грудь. По всем правилам, шипы на его конечностях должны были пробить меня насквозь, но что-то пошло не так… Для паука. Он отпрыгнул, будто обожженный и зашипел (до этого я и не знал, что пауки могут издавать такие звуки).

Но отступать членистоногое явно не собиралось. Ни я, ни он не знали, что делать… Я молча стоял, прислонившись к камню, паук нарезал полукруги, не приближаясь, но и не отдаляясь.

Наши взгляды срослись…

Вой койота вывел меня из оцепенения. Паук, тоже заметно зашевелился – он забегал намного интенсивней, периодически разворачиваясь в сторону, из которой прозвучал вой. Я, конечно, не очень разбираюсь в выражениях «лица» пауков, но этот мне показался весьма растерянным.

Уже знакомый вой снова разрезал ночную тишину, но в этот раз гораздо ближе. Паук бросился наутек.

Через несколько секунд стая необычно больших койотов промчалась мимо меня, направляясь в сторону убегающего арахнида. Я не мог видеть, что происходило там, где стая млекопитающих хищников догнала членистоногого, но громкое рычание и звуки некой возни ненавязчиво намекнули на то, что в темноте происходил бой. Короткий, но смертельный.

Я ещё не успел прийти в себя, а стая уже вернулась. Один из койотов тянул за собой левую заднюю лапу, остальные были в порядке… Звери сели полукругом напротив меня.

— Я же говорил, что ты обречен. Не понимаю, почему он в тебя верит. – Никто из койотов не открыл свою пасть, но голос звучал. Знакомый голос. – «Сквозь» и «через» — это не одно и то же, неужели так сложно понять! Тебе сюда. – Ближайший ко мне зверь ударил лапой в песок, оставив на нем глубокий след. Вся стая, как по команде поднялась и скрылась в темноте.

— Отлично, — прошептал я, обращаясь то ли к самому себе, то ли к пустоте. – «Сюда» — это где?

— Поторопись, яд скоро утратит свою силу, после этого ты уже не сможешь войти в мир демонов. – Услышал я напоследок.

Почему-то мой взгляд упал на след, оставленный койотом, сам не зная зачем, я наступил на него.

Оказывается, исчезающие вороны и хижины – это далеко не предел фантасмагорий нашего бытия. Даже старики, уводящие чужих жен в воздушные порталы…

Ключевое слово: «порталы».

 

Не знаю, что чувствуют завсегдатаи (если таковые существуют) моментальных перемещений, но меня вырвало сразу после того, как за мной закрылись врата.

Глупыми вопросами вроде: «Где я?», или «Как я здесь оказался?» задаваться я не стал.

Более всего меня сейчас тревожило вечное: «Что делать?».

Действительно, что делать?

Передо мной лежало три дороги (не две, как обещал ворон), за спиной – каменная стена. Я достал из кармана круглую штуковину, теперь у неё был только один шип, и он тянул меня прямо в окутанную мглой неизвестность. Туда я и пошел.

Прямо.

 

Я – Ник Гримм, сорокалетний не особо удачливый, но далеко не самый бедный бизнесмен, живущий в самом центре Лас Вегаса с красивой, стройной, любимой (но, вряд ли, любящей, вечно желающей большего) женой, угрюмо смотрел в зеркало, держа в правой руке зубную щетку.

Вроде, как и жизнь у меня не самая хреновая, но в детве мечталось совсем о другом…  Казалось: вот я выросту и стану самым…

И вот я вырос.

Возможно, это просто кризис среднего возраста… Конечно, не у каждого есть… Хотя, какая разница, что у меня есть, главное – это то чего у меня нет.

Многого нет.

Да, скорее всего кризис…

Лиза еще спала (она всегда спит дольше меня), а я уже уехал. У меня больше нет сил смотреть в её глаза, полные укора…

Её безучастный взгляд заставляет мое сердце (нет, не биться быстрей), готовиться к остановке.

По привычке я направился дарить свои накопления собственникам казино «Вайт Хорз». Сердце больно щемило. В общем, всё как всегда…

 

Шаг.

Затем ещё один и я провалился в пропасть. Попытки схватиться за туман не увенчались успехом. Внизу бурлила лава.

Какая-то неведомая сила подхватила меня за миг до соприкосновения с огнем и отбросила куда-то вперед. Приземление было весьма болезненным, но я справился. Сама собой моя рука выхватила кольт. Изображение перед глазами постепенно обретало четкость.

Два трона.

Мужчина и женщина…

Очень знакомые силуеты, но пока не узнаваемые.

 

Я очень любил её, но моё эго уже давно готово было плюнуть ей в лицо! Ему надоело страдать. Ему надоело всеми правдами и неправдами поддерживать угасающее лебидо…

В конце концов, таких как она на планете миллиарды!

Ну, или почти таких как она…

Ну, или…

 

Зрение вернулось ко мне полностью.

На правом троне восседал старик, утащивший мою Лизу. На левом, в позе императрицы, со взглядом пантеры сидела ОНА!

Я не уверен, что это именно Я управлял своей рукой, которая выпустила пять пуль в голову существа на правом троне, единственное, что я знаю точно, так это то, что ни одна из них не прошла мимо.

Старик не шелохнулся.

Я молча откинул барабан и высыпал из него гильзы. Так же молча я начал заряжать в него новые патроны.

Старик встал с трона, в его руке сверкнул кинжал. Страха я не чувствовал.

  • Ну как, — спросил старик, — больно терять любимых?

Я молчал. Четвертый патрон встал на своё место. Пятый.

  • Ты ведь не понимал, что любишь её, пока не потерял!

Шестой.

— И вот теперь ты все осознал!

Седьмой. Я захлопнул барабан и приставил кольт к своему виску. Терять мне было нечего.

Все, что мог я уже потерял. Взгляд Лизы красноречиво говорил об этом…

— Стой! – Не унимался старик, — я могу заставить тебя полюбить её еще больше!

— Её заставь!

Мои глаза… Ладно, упущу. Седой ублюдок внезапно развернулся и ударил МОЮ ЛИЗУ кинжалом в грудь. Багровый ручей побежал по белоснежному одеянию той единственной которую…

Все семь пуль вошли в тело убийцы, но он даже не замедлился.

Страха во мне не было, была лишь боль утраты!

Затем физическая боль и чувство проникновения стали в мою грудь. Ну пусть хоть так… Темнота и… Карр!

Старик продолжал наносить удары кинжалом, превращая мою грудь в кровавое месиво. Наконец я перестал чувствовать боль. Сквозь закрытые веки ударил яркий свет.

— Второе испытание было не твоё. – Я не знаю, кто это сказал.

 

«Два испытания. Жизнь, или смерть? А существует ли любовь?»

 

***

НЕМНОГО ХЕППИЭНДА.

 

— Делаем ставки, господа. – Голос крупье звучал тихо и устало.

Я поднял руку.

— Боюсь, Вам уже нечего ставить, сэр.

— Я оплачу его ставку. – Пожилой мужчина в сером строгом костюме подмигнул мне. Крупье безразлично пожал плечами.

— Боюсь, Вы не имеете права. – Высокий молодой коренной американец, одетый в форму

охранника, взял за плечи пожилого мужчину и прошептал что-то ему на ухо, затем развернул его на сто восемьдесят градусов и подтолкнул к выходу.

«Как же я не люблю индейцев! Мог ведь отыграться!», — думал я.

 

«Всё-таки, ты справился. И она тоже…», — прозвучал в моей голове чей-то до боли знакомый голос.

«Жизнь», — почему-то это слово всплыло в моём уме.

 

Наверное, я сегодня перепил. Голоса в голове – это перебор. Казино я решил больше не посещать. Никогда.

Остатки виски прилились на асфальт, пустая бутылка полетела в мусорный бак…

Что-то во мне изменилось, я пока не понимал что именно.

 

Дома меня ждала МОЯ ЛИЗА. Я давно не видел её такой счастливой. Её глаза сияли так, как в наш медовый месяц.

Почему-то она назвала меня Орфеем…

 

«Да, существует… Карр!».

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Сергей Першин

38
Комментарии: 20Публикации: 8Регистрация: 17-12-2020

Другие публикации этого автора:

Похожие записи:

Комментарии

3 комментария

Добавить комментарий для Сергей Першин Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин

ПОСТЕРЫ И КАРТИНЫ

В магазин

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

В магазин
Авторизация
*
*

Войдите с помощью





Регистрация
*
*
*

Войдите с помощью





Генерация пароля